Список форумов LORDVADER.ORG LORDVADER.ORG
Ни разу не фанклуб Дарта Вадика
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Эпизод 2. Антиканон. Update 5.01.07, 15 глава The End
На страницу 1, 2, 3 ... 46, 47, 48  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов LORDVADER.ORG -> Фанфикшен
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:01 am    Заголовок сообщения: Эпизод 2. Антиканон. Update 5.01.07, 15 глава The End Ответить с цитатой

Эпизод 2. Антиканон (альтернативная история)


Посвящается: ФК Дарта Вейдера. А также всем людям, для которых на первом месте – дело.

Благодарность:
BlackDrago - за критику, дискуссии и нелегкий труд бэта-ридера, который «всегда на связи» и вылавливает сотни ляпов.
Тайсин, Надежде – за критику, дискуссии и интерес.


Очень претенциозное предисловие очень претенциозного автора.

1. Для меня Вейдер ОТ и Анакин Эп 2-3 – разные люди. Не с точки зрения сторон Силы. С точки зрения ДНК.
2. Я пурист. Мой канон – ОТ.
3. Несмотря на пункт 2, события Эп 1 на 90% совпадают со Святым Каноном Лукаса.
4. Из Эп 2-3 взято около 10%. Поскольку текст был написан после просмотра фильмов, было трудно не взять из фильмов те идеи, которые нравились. Признаюсь честно: без приквелов Лукаса этого фикшена не было бы вообще.
5. Не ищите совпадений с литературой SWEU. Автор с ней практически не знаком.
6. Для меня фикшен «Смерти нет» (постэндорский, о Люке) и этот фикшен - две части одной истории.


Последний раз редактировалось: Alma (Сб Янв 06, 2007 1:27 am), всего редактировалось 11 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Пролог

- При всем уважении, магистр Винду, - сказал Cэси Тийн. – Не думаю, что имеет смысл продолжать поиски. Боюсь, что мальчик уже сгинул на нижних уровнях.
- Я не вполне в этом убежден, – сказал Мэйс.
- Даже если он до сих пор там. Он не мог далеко уйти. И рано или поздно попадется. А его фотографии и образцы крови разосланы по полицейским участкам, с требованием сообщить нам.
- Как ты думаешь, Тийн, - Мэйс сложил ладони вместе, - как часто республиканская полиция проявляет интерес к нижним уровням?
- Тем более. Если на верхних его так и не поймали, то на нижних он не мог выжить. Там опасно.
- Опасно? Мальчишка сам опасен.
- Магистр Винду, я понимаю вашу... досаду, - Галлия помедлила, тщательно подбирая слова и улыбку. - И все же... Вы говорите о ребенке.
Винду повернулся к ней.
- Конечно, магистр Галлия. О ребенке. Которого мы три года в Храме учили постигать Силу. И я повторяю: речь идет об очень опасном ребенке.
- Я не совсем в курсе дела, но, как я понял, официально этих поисков не происходит? – спросил Пло Коон.
- Верно. О случившемся информирована только подконтрольная нам служба безопасности. Ордену не стоит широко афишировать побег воспитанников.
- С другой стороны, это у нас не первый раз.
- Всех остальных беглецов мы успешно ловили, - заметил Тийн.
- А этот особенный.
- Причем хорошо фонит в Силе. Но даже Кеноби говорит, что практически не чувствовал его с того самого дня.
- Мальчишка просто не использует Силу и все. Не такой уж он дурак, - фыркнул Винду.
- Да он вообще не дурак. И тем не менее, магистр Винду, - продолжил Тийн. - Я все-таки склоняюсь к тому, что мы более ничего не сможем сделать. Прошло уже три месяца.
- За прекращение поисков ратую я, - впервые за все время заседания Совета отозвался Йода. – Побег падавана нашей ошибкой признать стоит. Но Скайуокера юного найти более не сможем мы. Если и жив он, то пусть идет с миром.
Винду бросил усталый взгляд в сторону Йоды, и дал отмашку на закрытие заседания. Потом он вместе с Сэси Тийном спустился из башни в одну из бесконечных галерей Храма.
Разговор продолжался.
- Я слышал, - сказал Тийн, - что полиция только в северном секторе находит сотни трупов, каждый из которых по возрасту и внешности мог бы сойти за мальчишку.
- Это правда. Только анализ ДНК не совпадает ни с одним, - ответил Винду.
- Слушай, а сколько останков человеческих тел было проанализировано?
- Около трехсот. Которые, как ты сказал, подходили по возрасту и по внешности. Причем, подумай, это такая мелочь для Корусканта. И, честно говоря, эта возня с трупами мне поднадоела. Был бы я уверен, что он действительно...
- По-моему, он не стоит того, чтобы о нем вообще говорить на Совете, - сказал Тийн. - У нас достаточно других проблем.
- Если потом окажется, что мы слишком рано прекратили его поиски...
- Мы когда-нибудь еще услышим о нем.
- Вот именно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Часть 1 (Эпизод 2). Республика на огневом рубеже



Глава 1. Домой

Дредноут «Мегера» дрейфовал на орбите К-3, четвертой по значимости планете кореллианского сектора. Корабль, входивший в состав пятого флота Республики, перевозил один десантный полк, а также причисленные к нему три эскадры истребителей и эскадру бомбардировщиков. Остальные дредноуты соединения держались той же орбиты.
Безусловно, за долгие годы не только кореллианцы, но и все жители центральных регионов привыкли, что республиканский флот патрулирует окраины государства и почти никогда не появляется внутри огромной системы. А если какой корабль и появляется, то старается сгинуть с глаз обывателей в кратчайшие сроки, ибо увидеть военный корабль в экономически благополучной системе уже считалось плохим предзнаменованием. Поэтому крайне неприятно было однажды рассмотреть на экранах своих холовизоров зависшие над планетой дредноуты, огромные и на первый взгляд неповоротливые. По всей Кореллии поползли неприятные слухи о возможности боевых действий вблизи их мирной системы, все жители которой по старой доброй традиции отцов и дедов верили в собственный банковский счет куда более пылко, чем в незыблемость республиканских законов. Тем более, что правители системы были сильно заинтересованы в сохранении выгодных связей своих корпораций с контрабандными сетями Орд-Мантелла и Внешних Регионов. Однако, государственный заказ на снабжение боевого соединения довольно быстро компенсировал все нехорошее удивление сложившейся ситуацией и остановил слухи. Часть кораблей и истребителей действительно нуждалась в ремонте, и дешевле это было осуществить своими силами, закупив необходимую технику и запчасти у кореллианцев, нежели платить за место в верфях Фондора. Этого обстоятельства кореллианцы не знали, иначе непременно взвинтили бы цены втридорога. Но пока что порт К-3 прилежно поставлял кораблям необходимое снабжение, и контр-адмирал посоветовал капитанам кораблей и командирам десантных подразделений закрыть глаза на беспрепятственное передвижение судов контрабандистов, с которыми на пограничных территориях Республики они привыкли разговаривать на языке турболазеров и винтовок.
И все как будто забыли о том, что в галактике вот уже два года идет гражданская война.
На мостике дредноута два офицера напряженно вглядывались в стекло иллюминатора, как будто надеясь увидеть там нечто более интересное, чем серо-зеленый шар К-3. Так поступают люди, которым или неудобно уйти от разговора, или же нужно выждать некоторое время. В нашем случае имели место оба варианта.
Первым нарушил молчание высокий человек с погонами капитана третьего ранга.
- Капитан Штрим, разрешите...
- Ах да, еще твоя отпускная. Давай сюда.
- Прошу вас, сэр.
Штрим вновь посверлил глазами несчастный пропуск, судьбу которого он никак не мог определить уже четверть часа. Его старший помощник, только что почтительно протянувший капитану этот документ, снова сложил руки за спиной и теперь невозмутимо разглядывал расположенные недалеко приборные доски. Казалось, он и вовсе не замечал нахмуренных бровей капитана.
- А вообще, не дело это. Отпуск во время боевых действий.
- Осмелюсь напомнить, что ни один из истребителей нашего флота вот уже два месяца не участвует ни в каких боевых действиях. Тоже самое касается десантных подразделений.
«И все это по приказу какого-то идиота с Корусканта», - подумал старший помощник, но мысль свою оставил при себе.
- Сам понимаешь, ремонт на кораблях.
- Осмелюсь также напомнить, что приказ о моем недельном отпуске подписал адмирал Цандерс. Еще год назад, в качестве вознаграждения за боевые заслуги...
- Да хватит уже повторять. Помню я, помню.
- Поэтому, если я вам сейчас не очень нужен, я бы воспользовался этой возможностью.
- Хм.
Капитан достал из кармана стилу и освятил документ размашистой подписью. Сунув пропуск в руки помощника, он полюбопытствовал:
- А куда ты, собственно, направляешься?
- На Кореллию с нашими транспортниками, сэр.
Офицер, как нарочно, улыбнулся, и Штрим посмотрел на него с новой завистью. Он бы и сам с удовольствием смотался куда-нибудь на Кореллию. Там можно было легко сменить мундир на штатскую одежду, затеряться в толпе, и, если у тебя были деньги, прокутить неделю-другую в одном из местных борделей или кабаков.
- Но чтобы двенадцатого числа был на борту. Иначе считается самоволкой.
- Так точно, капитан.
Старший помощник легко поклонился и покинул капитанский мостик. Капитан несколько минут смотрел ему вслед, в глубине души едва сознавая свое потаенное желание. Было бы здорово, если бы этот выскочка опоздал и задержался дня так на два. Или вообще не возвратился. Был бы шанс незамедлительно объявить его дезертиром. И сразу же избавиться от претендента на место капитана «Мегеры». А в том, что старший помощник очень скоро перерастет его в звании, Штрим не сомневался. Как и в том, что он сам к этому времени явно не успеет отхватить две золотых звезды контр-адмирала.

* * * * *
Старший помощник капитана Штрима тем временем успел забежать в каюту, схватить уложенную с вечера сумку с вещами и быстрым шагом добраться до ангара. Грузовой шаттл отправлялся в кореллианский порт через десять минут. Скорее всего, все люди уже давно были на борту и ждали только его. Ступив внутрь, он отдал команду «вольно» поднимавшимся офицерам и рядовым, жестом давая понять, что можно оставаться на местах. Каковой либерализм и был воспринят с видимым одобрением. Правда, свободных мест в шаттле не оказалось, что моментально заметил командующий транспортным взводом старший лейтенант Кай Челси и предложил свое место, а сам ушел в забитый под завязку грузовой отсек. Помощник «Мегеры» поблагодарил Челси и, усевшись, возвратился к мыслям о том, где он на самом деле собирается провести предстоящий отпуск и как именно он это устроит. Ничего, решил он, сегодня ему уже повезло один раз – Штрим наконец-то подписал пропуск. Значит, повезет и во второй раз.
Он откинулся в кресле, наблюдая за действиями пилота, сумевшего растянуть недолгий полет в порт на два часа. Это вызвало в нем некоторое беспокойство и он едва удержался от того, чтобы предложить свою помощь в управлении кораблем. Но как только шаттл коснулся посадочной площадки, утреннее хорошее настроение не замедлило вернуться.
Он вышел в ангар и хотел было уже попрощаться с лейтенантом, когда из разговора младшего офицера по ком-линку узнал, что кореллианское снабжение опаздывает на несколько часов. Естественно, почти вся команда с кислыми лицами поплелась обратно в сторону шаттла. Челси подошел к старшему помощнику и очень вежливо спросил разрешения для себя и двух других офицеров удалиться и посетить одну из здешних портовых кантин. Естественно, для того, чтобы выпить чашечку кофе.
Старший помощник прекрасно понял, что речь идет вовсе не о кофе, но вне своего обыкновения придираться к таким вещам, охотно дал разрешение. Более того, он даже пожелал присоединиться к ним и через минуту он уже шел вместе с небольшой компанией, держа под мышкой сумку с вещами и присматриваясь к попадавшимся переулкам. Наконец, он заметил яркую вывеску с тремя мигающими полумесяцами.
- Зайдем? – обратился он к Челси.
- Да, сэр.
- Разрешаю обращаться не по званию, - старший помощник улыбнулся.
Спустя несколько минут они отлично устроились за широким столом. Челси явно смутился и на самом деле заказал себе кофе. Старший офицер, сидя на самом краю, быстро осушил свой стакан и отошел к барной стойке. Он перекинулся парой слов с барменом, а затем бросил взгляд на товарищей. Челси был занят разговором.
Исчезновение старшего помощника они заметили только через десять минут.
- Э, а где Скайуокер? – спросил Челси. – Он же вроде был у стойки?
- Да ладно, не маленький он, не потеряется, - ответил один из лейтенантов.
- Там какая-то твилечка паслась. Наверно, ее он и снял, - подлил масла в огонь другой.
В конце концов, оба дружно заржали, а Челси, натянуто улыбаясь, забеспокоился. Именно его капитан Штрим попросил последить за своим подчиненным, если случится так, что Скайуокер и он решат посетить одно и тоже увеселительное заведение. Однако, Штрим не давал никаких указаний насчет того, как вести себя в случае подобного исчезновения.
Но поскольку лейтенант решил угостить старшего по званию пивом, а в кантине заиграла веселая музыка, Челси очень скоро позабыл все данные ему указания, да и Штрима со Скайуокером вместе взятых.

* * * * *
Старший помощник капитана «Мегеры» Анакин Скайуокер выбрался из кантины и продолжил свой путь в одиночестве. Три года в Храме дали свой результат, хотя на самом деле именно нижние ярусы Корусканта позволили ему до блеска отшлифовать свой талант исчезать. Хорошо спрятаться означало остаться в живых, и Скайуокер до сих пор гордился тем, что сумел выжить там, где благополучные столичные обыватели исчезали без вести в рекордные сроки. Случалось, что порой он сам вспоминал то время с удивлением, сознавая, что в свои теперешние двадцать два, обладая достаточным опытом выживания в боевых условиях, не особо желал повторять «подвиги», свершенные им самим в тринадцать лет.
Сначала Анакин просто бежал. Вниз и вниз. С яруса на ярус. Уставал, отдыхал и снова бежал по нескончаемым лестницам и лабиринтам переулков. Иногда снова поднимался на десяток ярусов вверх, стараясь сбить возможных преследователей со следа.
К концу дня ему стало казаться, что скоро он должен выйти к ядру планеты. На самом деле, Анакин добрался только до того, что на Корусканте называется средними уровнями.
Перед ним был какой-то заброшенный склад - отличное место, чтоб переночевать.
Только проснувшись и пятерней зацепив спутанные волосы, он почувствовал, что до сих пор несет на себе орденскую печать. Трехлетнюю падаванскую косичку Анакин срезал оружием Квай-Гона Джинна. Меч он перед самым побегом стащил у Кеноби. По иронии судьбы, действо в точности совпадало с настоящим ритуалом, исполняемым после окончания учебы в Храме и посвящения падавана в рыцари. Ну что ж, невесело подумал Анакин, учеба в Храме для меня действительно закончилась. Навсегда. Что бы сказал о таком повороте дел бывший хозяин меча?
Как назло, бывший хозяин меча предпочел молчать. Квай-Гон унес с собой в могилу все мечты Анакина стать таким же джедаем, как покойный рыцарь. Пути назад не было. Времени на сентиментальности тоже.
Скайуокер подержал косичку на ладони еще секунду, а потом испепелил лучом сейбера.
Вслед за этим он постарался хорошенько измазать одежду в грязи – настолько, чтобы в первом приближении никак не тянуть на добропорядочного джедайского падавана. В следующие два дня ему удалось понемножку сбыть стащенные из Храма чипы на барахолке, а на другой барахолке стянуть у незадачливого продавца какие-то брюки и рубаху. Свою старую одежду он в тот же вечер спалил на помойке. Потратил некоторое количество кредитов на еду, потому что украсть не получилось.
Здесь все-таки было слишком благопристойно и шумно. Анакин не хотел рисковать и решил спуститься еще уровней на триста ниже.
Ярусы, на которых он очутился, были битком набиты всяческой «живностью». Этой совокупности не самых миролюбивых рас Галактики как будто не хватало когтей, зубов и присосок. Поэтому естественный арсенал дополнялся холодным и огнестрельным оружием. Все было предельно просто. Здесь, на нижних уровнях, у любого живого существа был только один приоритет.
Выжить.
Несмотря на обстоятельства, ни в один миг из тех шести месяцев ему и в голову не приходило вернуться в Храм с повинной. И не только потому, что уже в первую неделю он словно нарочно нарушил все возможные запреты, которые в течение трех лет с особым рвением пытались вбить ему в голову джедаи. Еще только начиная планировать побег, Анакин полностью отдавал себе отчет: или ему удастся найти способ выжить и удрать с Корусканта или он навсегда сгинет на нижних ярусах.
Первую неделю Анакин практически безвылазно просидел в каком-то подвале, умудрившись протянуть это время на бутылке сока и фруктах с хлебом. Желания умереть с голоду в его планах не значилось. Следующей же ночью он покинул подвал.
Почти сразу Анакин понял, что считать ночь опаснее дня могут только очень мирные жители верхних уровней. Ночью он мог быть незаметным, по крайней мере для тех рас, глаза которых не позволяли видеть в темноте без специальных приспособлений. К тому же, лучи солнца к нижним ярусам не пробивались, и освещение должны были обеспечивать прожекторы, большая часть которых давно была разбита. Что сразу же обрекало самые неблагополучные уровни Корусканта на вечные сумерки. На расстоянии десяти шагов от более-менее освещенного прохода сумерки переходили в ночь, а ночь, в свою очередь, кристаллизовалась в абсолютную тьму беспросветных катакомб.
Добывать провизию он выходил по вечерам. Деньги кончились быстро, и еще быстрей Анакин научился регулярно воровать себе еду у зазевавшихся торговцев рынков и мелких уличных лавок. Иногда его попытки что-нибудь стянуть успешно предотвращались, иногда ему приходилось удирать, но в большинстве случаев ему сопутствовал определенный успех.
Скайуокер понимал, что джедаи могут почувствовать его. И практически с самого дня бегства заставил себя забыть о Силе. Вспоминал только в тех случаях, когда оказывалось, что дорогу перегородил странный гибрид, который независимо от разумности породивших его рас не понимал бэйсика, что в свою очередь никоим образом не мешало недвусмысленному наличию виброножа в его щупальце. В такие минуты Сила все-таки была с ним и помогала отбиваться. Иногда в аналогичной ситуации приходилось пускать в ход сейбер. Иногда в дело шел любой предмет, начиная от куска стекла и заканчивая битым кирпичом.
Он выжил.
Выжил и теперь особенно дорожил свободой. Анакин не мог себе представить, что снова попадет в Храм. Это сделало его еще более осторожным и научило уходить от конфликтов, когда это было возможно. Да и обстановка на нижних уровнях уже стала более понятной.
Впрочем, раза четыре он действительно натыкался на джедайские патрули. Он понятия не имел, чем на этих ярусах занимаются хранители справедливости и мира Республики. Возможно, они и вовсе не искали его. Возможно, они просто выполняли очередную миссию. В таких случаях Анакин старался осторожно проследить за действиями рыцарей, определить путь их следования и благополучно скрыться в противоположном направлении.
Не чаще, чем джедаи, Анакину попадалась полиция. Что фактически убедило его в том, что нижние уровни контролируются далеко не силами государственного правопорядка. Сначала он старался не попадаться никому на глаза и ни с кем не разговаривать. Взяв пример с недружелюбного гибрида, Скайуокер иногда делал вид, что не знает бэйсика.
Прошло около пяти месяцев, и Анакин стал смелее. Продолжать карьеру столичного мелкого воришки он не собирался. Скайуокер хорошо помнил о том, ради чего бежал из Храма: чтобы вернуться на родную планету и вызволить мать из рабства. И, естественно, начать все сначала. Анакин придумал много способов заставить Уотто освободить рабыню без уплаты за нее кредов. Наиболее эффективные из них включали использование сейбера и Силы. В успехе дела он не сомневался.
Анакин добрался до одного из космопортов, где принялся тщательно разведывать обстановку. Он прекрасно понимал, что в такую глушь, как Татуин, летят разве работающие на хаттов контрабандисты. О том, чтобы просто так напроситься к кому-то из них на корабль, не могло быть и речи. Денег у него было очень мало, а «безбилетного» пассажира, тайком забравшегося на борт, могли попытаться снова продать в рабство.
Тем не менее, Анакин узнал, в каких именно барах и кабаках появляются пилоты фрахтовиков. Он довольно долго наблюдал за ними, и, наконец, завел с одним из пилотов деловой разговор. Который, естественно, начался с покупки напитка. Угощение развязало контрабандисту язык, но не убедило взять с собой маленького представителя человеческой расы в качестве механика. Он хотел республиканских кредитов и за космическое путешествие назначил вполне астрономическую цену. Скайуокер решил попытать счастья с другими пилотами, но история повторилась.
Достаточной суммы у него не было.
В итоге Анакин решил найти какого-нибудь «клиента» побогаче. Он принялся следить за посетителями кантин. Наблюдал за покупкой напитков, высматривал, где люди держат бумажники. Нарваться на какого-нибудь крестного отца ему не очень хотелось, поэтому он остерегался мест, где видел энное количество чьих-то телохранителей.
Наконец, ему повезло. В окне одной из кантин он заметил человека, для этих ярусов одетого чересчур солидно. На столе перед ним лежали какие-то бумаги, а его пальто висело на вешалке за креслом. Анакин прокрался внутрь через вентиляцию кухни. Там работал только один повар, да и тот был занят приготовлением еды. Поэтому Анакин легко прополз по коридору в зал кантины, выждал минуту за стойкой бара, затем подскочил к пальто клиента, выхватил оттуда бумажник и убежал. О существовании телохранителя он догадался, когда услышал за спиной бластерные выстрелы. Видимо, тот сидел за соседним столиком.
Скайуокер вылетел из кантины прямо через главный вход на улицу, припустил что есть силы до следующего переулка, а потом буквально скатился вниз по лестнице на пятнадцать уровней ниже. Там он, как и планировал, спрятался в одном из подвалов, и только утром вылез из укрытия.
Анакин не учел, что ограбленным им человеком был ни кто иной, как помощник сенатора от Итора. Анакин также не мог знать, что в свободное от государственных дел время этот безусловно достойный слуга Республики контролирует сеть местных стриптиз-баров. И что кроме денег в бумажнике находился тоненький холодиск, содержащий весьма ценные сведения, имеющие непосредственное отношение к финансовой деятельности этих баров. Анакин также не знал, что охранник сумел достаточно подробно описать его внешность. Но не полицейскому, а чиновнику службы безопасности. Тем не менее, Анакин понимал, что его будут искать и выждал неделю, даже близко не подходя к космопорту. Впрочем, вряд ли его судьба сложилась бы иначе, хвати у него терпения подождать еще месяц-два. Заместитель сенатора боялся, что компромат достанется кому-то из его политических противников, и, дав крупную взятку заместителю главы службы государственной безопасности Республики, уповал на то, что «важные дипломатические документы» будут найдены.
Тем временем Анакин назначил встречу одному из пилотов, обещавших добросить его до Орд-Мантелла, а затем к Татуину. Идя по ангару и высматривая знакомый фрахтовик, Скайуокер заметил идущих за ним людей. И на приказание остановиться и сдаться он ответил бегством. К сожалению, оказалось, что ребята из службы безопасности тоже неплохо бегают . В результате Анакин попал в очень узкий коридор, и выстрелом ему зацепило плечо.
Он понял, что не сдастся ни в коем случае, активировал меч и потянулся к Силе. Его навыков хватило на то, чтобы успешно отбивать бластерные выстрелы в течение двадцати секунд. Это позволило ему уйти за угол коридора и там устроить засаду, спрятавшись за каким-то ящиком. Первый из стрелявших завернул за угол и не успел даже вскрикнуть, как оказался обезглавлен. Второй тоже не ожидал активного нападения, равно как и колющего удара в грудь. Третий, вовремя открывший огонь, продолжал теснить Анакина дальше по коридору, пока с другой стороны не показался его командир. К счастью для Анакина, бластер последнего был поставлен на оглушение.
Очнулся Анакин уже в незнакомом ему помещении. В кресле и прикованный наручниками к подлокотникам. Болело распухшее плечо. Куртка и другие личные вещи, включая украденные деньги и меч Квай-Гона, валялись перед ним на столе. А за столом сидел субъект из тех самых четырех нападавших. Судя по форме с серебряными нашивками, какой-то госслужащий. Лет сорока на вид, с прилизанными темными волосами и холодными глазами.
В течение нескольких минут двое уставились друг на друга.
- Имя. Фамилия. Где родился.
- Киттстер Фанано. Родился на Корусканте.
- Ага. - Офицер кивнул, словно соглашаясь с ним. - Сколько тебе лет?
- Шестнадцать.
- Не потянешь.
Анакин недоуменно повел бровями, а сам попытался сосредоточиться и понять, почему его задержали. Вряд ли на беглых джедайских падаванов идет такая охота.
- Ты понимаешь, что тебя ждет?
- Нет, а что?
- Ты убил двух служащих республиканской безопасности.
- А я их просил в меня стрелять?
- Тебе приказали остановиться.
- Откуда я мог знать, кто они такие?
- Да. Действительно, - офицер снова одобрительно кивнул. - А ты знаешь, почему тебя вообще оставили в живых?
Анакин предпочел промолчать.
- Чтобы ты нам кое-что рассказал. Трупы обычно неразговорчивы. Это понятно?
- Непонятно. О чем я должен рассказывать?
- Например, кому ты отдал холодиск?
- Холодиск?
Холодиск? Анакин начал лихорадочно соображать. Так все дело в том дурацком холодиске? Из-за этого в него... стреляли?
- Не понимаешь, о чем я спрашиваю?
- Серьезно. Не понимаю.
- А эти кредиты, - следователь указал на пачку банкнот на столе, - заработал, что ли?
- Заработал.
- То есть деньги разрешили оставить себе. С кем из заказчиков ты встречался лично?
- Заказчиков чего?
- Заказчиков кражи документов у клиента кантины «Эдель», Анакин Скайоукер.
Словно раскусил конфету, с горькой и одновременно леденящей внутренности начинкой. Захотелось что есть силы вжаться в кресло. Офицер поднялся, обогнул стол и ухватил Анакина за подбородок, словно пытаясь заглянуть в глаза.
- Или мне пригласить кого-нибудь из твоего Храма? Чтобы они тебя допросили? У них, возможно, получится лучше. Хотя, я думаю, для начала мы сами попробуем тебя разговорить.
Анакин со злостью отдернул голову.
Затем сфокусировал внимание на лежавшем на столе оружии. Поднял его Силой. Активировать не успел, потому что почувствовал, как в висок что-то больно упирается.
Меч с грохотом покатился по столу.
- Еще раз такое сделаешь, - медленно проговорил офицер, – и я с тобой больше церемониться не буду.
Дуло бластера ткнулось в щеку.
- Ясно?
Анакин кивнул головой.
- Где холодиск?
- Да выбросил я ваш дурацкий диск!
- Куда?
- В помойку.
- Адрес?
- Адрес помойки?
- Мне не до твоих шуток. Если диск не найдут, то я тебе не завидую. Ты даже не представляешь, кого ты зацепил.
Скайуокер молчал, как-то отрешенно считая шаги, которые офицер делал по камере.
- Времени у тебя очень мало. Мне позвонить в Храм?
Заставив себя успокоиться, и при этом что есть силы демонстрируя недовольство, Анакин проговорил:
- Надо спуститься на пять уровней вниз от кантины. Там есть жилой квартал и бар «Лили и Кай». Слева от него будет вход во внутренний дворик, и прямо оттуда можно залезть в подвал. Если от входа дойти до противоположной стены, там хлам всякий свален. Ящики какие-то. Диск я засунул прямо под ящики.
- Это мы проверим.
Офицер снял с пояса ком-линк, и быстро проговорил в него.
- Все слышал? Гони туда сейчас же, - а потом, снова переведя взгляд на Анакина. - Твое счастье, парень, если это так.
Следователь зашагал по комнате, и Анакин, пользуясь возможностью, в первый раз решил оглядеться вокруг. Он внимательно рассмотрел три серых стены. Окон в комнате не было, вентиляции, похоже, тоже. А дверь, судя по всему, должен был быть за его спиной. Как только следователь повернулся в его сторону, Анакин моментально перестал вертеть головой и вежливо спросил:
- Наш разговор записывается, да?
- Не твое дело. Почему ты сбежал из Храма?
Анакин порывался ответить «не ваше дело», но нашел в себе силы процедить сквозь зубы.
- Надоело.
- Ты знаешь, что тебя ищет половина Ордена?
- Да ну. Половина Ордена тупо медитирует в библиотеке.
- А вторая половина?
- Ну и пусть себе ищут. Я лично попадаться не собираюсь.
- А если я тебя сдам?
Скайуокер хотел что-то возразить, но запнулся. Следователь скрылся из его поля зрения и, судя по звуку, закрыл дверь. Анакин остался наедине с собой. Стараясь не обращать внимания на ноющее плечо, он попытался извернуться в кресле настолько, чтобы видеть выход. В конце концов, он мог бы открыть наручники Силой и попытаться сделать тоже самое с дверью. С другой стороны, подумал Анакин, за дверью, скорее всего, стоит какой-нибудь тип с бластером. И по коридору еще несколько таких типов, как тому и следует быть в подобных учреждениях.
Пока Анакин судорожно размышлял о том, как лучше всего устроить побег, дверь открылась. В проеме он действительно увидел коридор, такой же серый и мерзкий, как и сама комната, но ничего больше разглядеть не удалось. Офицер службы безопасности устроился в своем кресле, занявшись какими-то бумагами, и на подследственного внимания не обращал.
Анакин, тем временем, пытался присмотреться к нему, сравнивая следователя с ранее встречавшимися ему людьми. Офицер явно не располагал к себе, но одно было хорошо: этот скользкий тип не был джедаем, а, значит, думал прежде всего о собственной зарплате и повышении по службе.
В это время ком-линк офицера зазвонил.
- И? Нашел диск? Диск сделан на Иторе? Умница.
Следователь перевел взгляд на Анакина и сказал:
- Ну так что, пацан, вызвать тебе такси до Храма?
- Спасибо, я сам доберусь.
- Я так не думаю.
- И вообще вы ведь не собираетесь с ними связываться.
- Это почему же?
- Иначе вы бы уже позвонили туда.
- Допустим.
- А вы этого не сделали. Потому что, насколько я знаю, - Анакин постарался выпрямиться в кресле и не сводить взгляд с глаз противника. – Орден не особо знаменит щедростью. И награды тем, кто что-то для Ордена сделал, никто выплачивать не будет. Там ведь и своим ничего не платят.
- Нашелся умник. Если не пойдешь в Храм, пойдешь под статью. Два убийства и кража. Устроит?
- В таком случае Орден от меня откажется. А в Республике не судят тринадцатилетних.
- Их отправляют в колонии для малолетних преступников. В Храме ты тоже воровал?
- Нет, - зло ответил Анакин. Что, учитывая обстоятельства побега, не было правдой, и следователь это прекрасно понимал.
- А это? Твой собственный меч, что ли?
- Не мой. Это меч человека, который привел меня в Орден. И который мог быть моим учителем. Но он погиб.
- Ты в каком возрасте в Орден пришел?
- В девять. Точнее, когда взяли, мне уже десять было.
- Джедаи обычно совсем младенцев собирают. Два года, три, ну максимум четыре.
- У меня были исключительные обстоятельства, - со всей серьезностью заявил Анакин.
- И какие же?
- Я взорвал станцию управления боевыми дроидами Торговой федерации. В битве на Набу. Три года назад.
- Ну, и как же ты взорвал станцию?
- Пробил защитное поле на истребителе.
- Сколько тебе тогда лет было, десять? И ты, говоришь, был на истребителе? Значит, в десять лет ты участвовал в сражении с Торговой Федерацией, взорвал станцию, а потом один из рыцарей притащил тебя в Храм, - офицер снова кивнул. Эти его кивки начали раздражать Анакина. - Классная история. Ты комиксы про супергероев рисовать не пробовал?
- Это правда, - процедил сквозь зубы Анакин. - Я в восемь водил гоночный кар на Татуине.
- А, так ты с Татуина?
Следователь нарочито зевнул, вновь поднялся из-за стола и вышел за дверь.
Анакин понял, что сказал слишком много и что, скорее всего, именно этого от него и добивались. Надо было подумать о том, как дальше говорить с офицером, чтобы тот ни в коем случае не связался с джедаями. Потому что второй раз сбежать оттуда уже не удастся. Проще сбежать из колонии для малолетних преступников. Или не проще. Или, может, его просто отпустят. Ну да, жди. Так не бывает. Боль в плече усилилась. Он съехал вниз по креслу, опустил голову на другое плечо и зажмурился.
Проснулся он оттого, что кто-то дотронулся до места ожога. Разлепив глаза, он увидел офицера, который разорвав шов на рубашке втирал в его плечо какую-то белую мазь. Оставив Анакина, следователь вернулся к столу, где перед ним лежали какие-то новые бумаги. Скайуокер уловил на себе задумчивый взгляд. И обрадовался. Офицер безопасности и впрямь не знает, что с ним делать!
Или, с горечью подумал Анакин, он уже позвонил в Орден, и джедаи сказали, что их бывшего падавана лучше сдать в колонию. Или вообще... в расход и замять дело. В принципе, он бы не удивился.
- Я тут про тебя почитал, - офицер кивнул головою на распечатки.
- Да? – не удержался Анакин.
- Да. Служба безопасности Набу твои слова подтвердила. Блин, ведь действительно, все как в комиксах. А что это за гонки, про которые ты говорил?
- Проводятся в канун праздника Бунта-Ив. Надо три раза пройти по трассе между скалами.
- И на чем там... летают?
- На гоночных карах.
- Кто тебе в восемь лет дал гоночный кар?
- Мой хозяин, Уотто.
- Так ты раб?
- Я не раб!
- Но ты был рабом, да? И у твоего хозяина был кар?
- Да, а потом я собрал свой, и...
- Собрал свой кар? Сам?
- Я хорошо понимаю в технике.
Видимо, Анакин уже пересек порог удивления офицера, потому что лицо того с минуту не выражало никаких чувств. Пока, наконец, не озарилось новой идеей.
- Старый дешифратор можешь починить?
- Попробую.
Офицер нагнулся, доставая из ящика стола какую-то обшарпанную прибамбасину.
- Предохранители на месте, все чипы на месте, вся механическая часть в порядке, и не работает.
Пока следователь вертел прибор в руках, Анакин сосредоточился. Наручники раскрылись, звонко щелкнув замком. Офицер поставил дешифратор на стол, и, наклонившись к Анакину, прошипел:
- Никогда больше так не делай!
- Ладно.
Пока Анакин разминал затекшие руки, офицер сгреб его вещи на край стола, а на освободившееся место положил небольшую отвертку и тестер. Скайуокер долго рассматривал дешифратор, включал и выключал, и, наконец, снял переднюю панель.
- А что-нибудь для проверки читающего устройства есть?
Офицер подал ему украденный холодиск. Анакин возился с прибором еще минут пятнадцать, потом задумался, потом попросил карандаш и на клочке бумаги набросал какую-то схему.
- Не получается?
- Получится, - жестко ответил он, понимая, что от него ждут чуда. И от того, сумеет ли он явить это чудо или нет, каким-то образом зависит его дальнейшая судьба. Чуда не происходило, и уже хотелось заплакать. Потому что прибор, скорее всего, не смог починить какой-то техник, а выбрасывать было жалко. Анакин прокусил губу, и по подбородку потекла струйка крови.
Офицер терпеливо наблюдал за его манипуляциями.
Внезапно Анакин понял, что на самом деле случилось внутри идиотской конструкции, и с облегчением вздохнул. – Здесь сдох один из чипов. Вот этот, - он протянул офицеру деталь.
- Странно, тестер показывал, что все работают.
- Не-а. Напряжения не хватает. А еще, одна гайка раскрутилась и попала под клавиатуру, вызвав короткое замыкание. Но ее я вытащил, а вот чип придется заменить.
Офицер в который раз вышел за дверь. И вернулся. Нет, не с джедаями, а с новым чипом в руке.
Прибор заработал.
- Ну ты даешь, – офицер хлопнул Анакина по плечу. По больному. Тот с трудом подавил крик. – Извини, парень. И объясни мне все-таки, зачем ты сбежал из Храма. Туда же должны таких как ты собирать. Одаренных. Талантливых. А ты в технике разбираешься лучше взрослых. Истребитель умеешь водить.
- Я же сказал уже: надоело.
- А что ты там вообще делал?
- На занятия ходил. На тренировки. Сначала.
- А потом?
- А потом больше не ходил.
- Почему?
- Запретили.
- Что ты такого натворил, что тебе все запретили?
- Ничего. Да дроида хотел на кухне починить. Сказали, чтоб я не лез. Инструменты отобрали. Я новые достал. Тоже отобрали. Вообще обыскивать стали. Как будто я какой-то... А потом я убежал в первый раз. То есть не убежал, а пошел посмотреть Корускант.
- Тебя нашли?
- Я сам пришел. Ну, дурак был еще.
- И что?
- Оставили на неделю в одной библиотечной комнате. Нормально. Библиотека там что надо.
- А ты вообще учился там? Как норм... обычные дети в школе?
- Сначала да. На занятиях. А потом... Что попадалось, то читал. Но нормальные книги потом тоже запретили. Кроме кодекса и конституции. Так что их я теперь знаю наизусть.
- А потом?
- А потом я их кодекс с конституцией... очень далеко послал.
Хотя Скайуокер и не собирался вдаваться в подробности по поводу бегства из Храма и, тем более, его причин, сказанное было достаточно близко к истине. За три года от своих учителей он наслушался достаточно прямых и непрямых угроз добиться его исключения из числа падаванов Ордена. Обещания варьировались от отправки Анакина в какой-то сельхозкорпус до обратного билета на Татуин. Самому Скайуокеру последний вариант казался наиболее предпочтительным, хотя и первый тоже устраивал, так как по его представлениям, сбежать из сельхозкорпуса было все же легче, чем из Храма.
На деле все оказалось с точностью до наоборот. Сам Мэйс Винду лично сообщил ему, что из Ордена никто не уходит. Вообще. Пришлось готовить побег.
- Это как? Послал?
- Ну, вообще. Это долго объяснять. Но тогда меня стали запирать не в библиотечной комнате, а в пустой. А потом я сбежал.
Офицер погрузился в размышления, откинувшись на спинку кресла и постукивая кончиками пальцев по столу.
- Вообще, если вам трудно решить, что со мной делать, то отправьте меня на Татуин.
- И чем ты там будешь заниматься?
- Деньги зарабатывать.
- Опять воровать пойдешь?
- Почему, я и в гонках участвовать могу. У меня мать в рабстве осталась.
- А здесь...
- А здесь я свободный негражданин Республики и имущество Ордена.
- С юмором у тебя все в порядке, - офицер опять погрузился в молчание. - Знаешь, а есть один вариант. Я тебя отправлю одному своему бывшему коллеге. На Кариду. Это во внешних регионах. Он тебя возьмет на испытательный срок... в одно учебное заведение. Если будешь себя прилично вести и хорошо учиться, тебя там оставят на два года. Бесплатная еда гарантирована. Занятия и тренировки с утра до вечера.
- А какой испытательный срок?
- А этого тебе знать не надо.
- Не, я на Татуин хочу.
- Тут тебе не туристическое бюро. Или Карида, или Корускант. В смысле, твой Храм. Выбирай. И отсюда не убежишь. Это тебе не комната для медитаций.
Анакин хотел что-то добавить про энергетическую защиту в Храме, которую тоже было не так-то просто сломать. Через минуту он произнес:
- Тогда Карида.
- Умница. Только одно: о своих способностях вообще забудь. Ты не джедай и ничего о них не знаешь.
- Я не джедай и ничего о них не знаю, - повторил Анакин и улыбнулся. - А сейбер можно взять?
- Сейбер, как вещественное доказательство, мы отдадим в Храм.
- В Храм?
- Ну, чтобы ты им еще кого-нибудь не угробил.
- Он мой! Это моего учителя сейбер!
- Вот что. И тебе, и мне будет спокойней, если твои джедаи будут считать тебя мертвым. Согласен?
- Согласен.
- Мой приятель тебе оформит документы. Назовись хоть Киттстером Фананой.
- Я не хочу менять имя.
- А если джедаи тебя выследят? А, впрочем, хрен с тобой. Может, тебя и не найдет никто. В любом случае, ты меня не знаешь, я тебя не знаю. Тебя здесь не было. Понятно?
- Понятно.
- И еще, тебе придется дописать два года к биографии. В расчете на то, что ты получил хоть какое куцее общее образование в своем Храме. Но в первое время тебе в любом случае будет трудно. Очень трудно. И если тебя вышибут из училища... короче, я тебе не завидую.
- А потом можно будет уехать на Татуин?
- Достал ты меня со своим Татуином.
Анакин замолчал. Чтобы с его уст не слетело резонное «а почему вы вообще мне помогаете?». Анакин вдруг понял, что задавать такой вопрос еще слишком рано.

* * * * *
Визит в кантину, где Скайуокер оставил своих офицеров, оказался бесполезным. Никого из людей или не-людей, которых он надеялся там найти, в «Трех Лунах» не оказалось. Зато в кантине удалось оставить подозрительно зацепившегося за него Челси, причем оставить в полной уверенности, что старший помощник и впрямь взял отпуск, чтобы развлечься в кореллианских притонах.
Скайуокер подошел к дверям следующего заведения. Бар был совершенно пуст. Маленький иторианец протирал бокалы, негостеприимно поглядывая на раннего посетителя.
- Угости себя коктейлем, - офицер протянул бармену пару кредитов. – Лана дома?
- Спит еще она. И не спрашивай, с кем, - иторианец захохотал.
- Я и не спрашиваю. Будь добр, просто разбуди ее. И скажи, что пришел человек, который всегда оставляет ей вещи на хранение.
- Лана не любит, чтобы ее отвлекали от бизнеса.
- Возьми эти десять кредитов. Себе. И скажи, чтобы она спустилась.
- Эээ... так нельзя.
- Так можно. Или у тебя будут не десять кредитов, а десять проблем, - понижая голос, проговорил Скайуокер. - Потому что я очень спешу. Тебе оно надо?
- Нет.
Пробормотав какое-то ругательство, иторианец пошлепал наверх. Вскоре по лестнице к Скайуокеру вышла маленькая, полноватая твилечка в домашнем халате и со следами размазанной косметики на лице.
- Доброе утро, мадам.
- Зачем приперся?
- Переодеться и оставить вещи. На неделю. Как всегда.
- Как всегда у тебя будет еще куча вопросов.
- Будет.
- А у меня... постоялец. Так что давай по-быстрому.
- Где мне найти Килка? Или Арка Трайнуду?
- Килк зашибает на Орд-Мантелле, а Трайнуда... ситх его знает. Кто говорит, что он на Кесселе. Другие говорят, что он просто в запое. Перманентном.
- А ваш клиент ...
- А мой клиент молодыми офицерами не интересуется.
Услышав хозяйку, иторианец громко заржал.
- Мне нужно уехать. Срочно. В «Трех лунах» я уже был. Там никого нет.
- Тогда ступай в «Зеленый перец». Может быть, там кого-то найдешь. Ах да, одежду засунешь в сейф. Вон там комната, за стойкой. Да ты знаешь.
- Сто кредитов устроит?
- За сто кредитов, - Лана хищно прищурилась. – О, за сто кредитов...
- Спасибо, я спешу, - он отдал даме короткий поклон и протиснулся за барную стойку.
Спустя несколько минут темно-серая форма с золотыми нашивками была аккуратно сложена в сумку. Теперь на Скайуокере была штатская, специально приготовленная для этого одежда: темные потертые брюки и немного выцветшая куртка из грубой синей ткани. Он глянул в заплеванное, разбитое трюмо, когда-то действительно украшавшее кантину, и нашел свой вид удовлетворительным. Не то обыкновенный пилот фрахтовика, не то вообще контрабандист. Чего он, собственно, и добивался.
Скайуокер вышел на улицу через задний ход и направился к следующему увеселительному заведению.

* * * * *
Было уже одиннадцать часов утра. Опросив всех немногих посетителей «Зеленого перца», Скайуокер не услышал никаких утешительных новостей. Собственно, все, что он узнал, только подтвердило сказанное Ланой. Оба его знакомых пилота крупных фрахтовиков, планомерно курсировавших между Кореллией и Внешними Регионами, были в отлучке. Надо было искать кого-то другого.
Наконец, Скайуокер обратился за этим вопросом к хозяину бара. Фелон Мекк представлял собой рослого икточи с двумя большими рогами, спускающимися вниз вдоль мрачного лица. Но он ничего не захотел говорить о своих клиентах и тем более о распорядке их полетов.
- Я понятия не имею, кто из здешних парней собирается на Татуин. Они мне не докладывают.
- А кому они докладывают? Местным властям?
Скайуокер намекал на полузаконный бизнес, который вели большинство пилотов.
- Очень может быть. Не знаю.
Фелон снова уткнулся в свои бумаги и послюнявил карандаш. На столе перед ним валялся какой-то очень древний датапад, и икточи старательно переписывал с него ряды цифр.
- Так когда ты последний раз видел Килка?
- Не помню. Может, два месяца назад.
- И он не собирался сюда возвращаться в ближайшее время?
- Слушай, парень, а почему бы тебе не сходить в туристическое бюро? И не заказать себе чартерный рейс до Татуина?
Фелон хихикнул, довольный своим остроумием.
- Хорошо. Наверно, я так и сделаю, - сказал Скайуокер, делая вид, что уходит.
- Вот и молодец.
В следующую секунду датапад был выдернут из под плоского носа Фелона.
- А по пути в туристическое бюро я, так и быть, зайду к местным властям. Весьма возможно, они обрадуются этой информации.
- Только попробуй, - зашипел Мекк, вставая из-за стола.
- Попробую. Потому что с капитаном полиции Отакиби я очень хорошо знаком, - здесь Скайуокер, естественно, приврал. Представление о главе муниципальной полиции ограничивалось знанием его фамилии. - Предлагаю подумать, как тебе будет дешевле: платить взятку Отакиби или просто рассказать мне, куда и когда летят твои постояльцы.
В бесцветных глазах икточи промелькнула какая-то искорка. За все свои три визита на Кореллию Скайуокер хорошо успел изучить здешние традиции ведения душевных бесед. Он перехватил конечность Фелона до того, как тот смог выпустить короткое тонкое лезвие, другой рукой нанес удар по локтевой части. Вскрикнув от боли, икточи разжал пальцы и нож звякнул у сапог Скайуокера. Зайдя за стол, тот заломил руку съежившегося Фелона за спину.
- Вот я сейчас обломаю тебе рога, - прошептал Анакин, наклоняясь к голове икточи. – Может, на человека станешь похож.
- Пусссти...
- Кто летит на Татуин?
- Вильба. Забрак. Больше никто.
- Где он остановился? У тебя?
- У меня. В четырнадцатой комнате.
- Кто у него навигатором?
- Нет у него навигатора. Кто к такому пьянице пойдет?
- Что он, один управляет фрахтовиком?
- Наверно, один. А может, и не один. Сам сходи и спроси.
Скайуокер отпустил руку Фелона, оставил тому двадцать кредитов и поднялся наверх.


Последний раз редактировалось: Alma (Чт Янв 05, 2006 5:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 2. Татуин

Четырнадцатая комната, на удивление Скайуокера, оказалась открытой. Он осторожно потянул ручку двери на себя и бесшумно шагнул внутрь. Предполагаемый Вильба валялся на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Состояние забрака явно не позволяло ему вести фрахтовик в ближайшее время. Разве что на автопилоте.
Пышный букет стоявших в комнате запахов заставил Скайуокера пожалеть себя самого и открыть форточку. Затем он опустился на табуретку рядом с кроватью и принялся расталкивать забрака.
- Вас зовут Вильба, да?
Забрак пробормотал нечто неопределенно-неразборчивое и повернулся на другой бок. Словно напоминая офицеру о потерянном времени, полуденные солнечные лучи быстро нашли щель между стеклами и насытили комнату светом. Скайуокер немедленно принялся трясти спящего пьяницу, и, наконец, добился утвердительного мычания на свой вопрос.
- Да Вильба я, Вильба.
Грязная рука, наконец, вытянулась из-под одеяла к ночному столику и точным, хорошо тренированным движением множества похмелий обхватила стоявшую там фляжку. Скайуокер терпеливо ждал, пока Вильба выдует все содержимое сосуда, придет в себя и соизволит его заметить.
- А ты кто вообще такой?
- Вы на Татуин летите?
- Ну.
- И тебе, наверно, нужен опытный навигатор.
- Не нужен.
- Вы уверены?
- У меня маленький корабль, - Вильба поболтал фляжку, удостоверяясь, что там больше ничего нет. – И мест для пассажиров нет. Много груза.
- Что, так в одиночку ходите на рейсы?
- Нет. Но всякую шваль на борт не беру.
Был еще один способ. Уплатить Вильбе деньги. Но с тем же успехом Скайуокер мог вообще не тратить время на посещение злачных мест, а сразу воспользоваться советом Фелона и отправиться в туристическое бюро. Которое ничуть не гарантировало конфиденциальности его поездки, а то, что офицер флота Республики во время боевых действий проводит отпуск на третьесортной планете, не входящей в состав государства и управляемой мафиози, Скайуокер предпочел бы не рекламировать. Да и делиться деньгами с контрабандистами было не в его правилах.
Был другой способ. Незаметно прокрасться на судно. Что могло означать неприятности с командой, а решить эти разногласия путем насилия привело бы к более поздним неприятностям с полицией или друзьями контрабандистов. Хотя тоже вариант, если действовать осторожно и не примелькаться. В конце концов, можно вообще угнать этот дурацкий корабль. Только для этого так или иначе придется выследить путь Вильбы до ангара.
- Кто еще сегодня или завтра летит на Татуин?
- Может, кто и летит. Вообще там завтра гонки.
- Гонки Бунта-Ив?
- Ах ты сссситх!
Вильба что-то вспомнил, потому что сию же минуту с воем вылетел из кровати и, постоянно спотыкаясь, принялся судорожно собирать разбросанную всюду одежду. Он подбежал к умывальнику и плеснул холодной воды в лицо. Затем подобрал сумку с пола, запихнул туда куртку и уже хотел выпрыгнуть в оставшуюся открытой дверь, когда внезапно поднявшийся с табуретки Скайуокер придавил его плечо тяжелой рукой. А потом развернул забрака лицом к себе.
- Что, опаздываешь?
- Отпусти!
- Стой и слушай. У тебя есть груз, который ты должен в рекордные сроки доставить на Татуин. Потому что завтра гонки. А у тебя сейчас похмелье. Дрожат руки. Значит, корабль ты в одиночку вести не сможешь. В лучшем случае нарвешься на астероид. Или шмякнешься в песочек. Прямо к сарлакку в желудок. Я прав?
- Ну, - промычал забрак.
- Корабль поведу я. И то, что ты везешь, помогу загрузить и выгрузить. Согласен?
- Ладно.
- И ради нашего с тобой знакомства, я даже сделаю это бесплатно. Хотя обед и выпивка, безусловно, идут за твой счет.
Последняя фраза сопровождалась солнечной улыбкой выросшего на Татуине человека. У Вильбы действительно не было выхода.

* * * * *
Грузом оказался новенький кар для гонок и два маластарца, даг-владелец кара и даг-механик. К этой расе Скайуокер еще с детства относился с некоторой неприязнью, да и все увиденное на протяжении службы в республиканской армии ничуть не изменило его ощущений в лучшую сторону. Этот конкретный даг тоже ознаменовал свое появление на борту фрахтовика серией распоряжений, выданных новоявленному капитану. Скайуокер сделал вид, что не обращает на это внимания, впихнул его машину в грузовой отсек, а затем как будто вежливо проводил пассажира в «салон». За владельцем кара в «салон» был выпровожен и механик. Вслед за этим Скайуокер совершенно искренне посоветовал им обоим не высовывать оттуда своего любопытного носа во время всего полуторасуточного путешествия. Рекомендация прозвучала на чистейшем хаттском. Даги, судя по всему, не первый год общались с людьми, поскольку интонацию Скайуокера поняли превосходно.
Фрахтовик был не таким уж маленьким корабликом, как его описал Вильба. Дело обстояло куда проще и вполне соответствовало рассказу Фелона. Бывший помощник и навигатор Вильбы слинял месяц назад. После того, как забрак пропил всю их выручку. Однако, Вильбу это не расстроило. Пилот он был действительно отличный, поскольку в двух последних «рейсах» сумел выкрутиться в одиночку.
Скайуокер провел необходимые вычисления и вывел корабль в гиперпространство. Затем во второй раз выслушал историю злоключений иридонского пилота. Естественно, Вильба пожелал узнать что-нибудь и о прошлом своего попутчика, и в ответ Скайуокер пересказал ему -дцатый вариант своей биографии, только что высосанный из пальца и с оригиналом не имеющий ничего общего.
Через несколько часов, посадив совершенно протрезвевшего Вильбу наблюдать за показаниями приборов, Скайуокер заявил, что уйдет отдохнуть. На самом деле его интересовал гоночный кар. Пользуясь тем, что даги не выползали из «салона», Анакин решил беспрепятственно рассмотреть эту модель.
Кар и впрямь оказался красавцем. Новенькая, блестящая машина, собранная руками талантливых маластарских мастеров. Скайуокер погладил бока двигателей, отметив, что поверхность несет на себе очень мало царапин. Или талант пилота позволял ему вести машину настолько аккуратно, или кар так мало участвовал в испытаниях, не говоря о гонках.
Из созерцаний и размышлений его выдернул крик Вильбы, и Анакин вернулся в кабину.
- Чего ты орешь?
- Ты что за координаты поставил? А гиперпривод что показывает? Нас расплющит на выходе!
- Успокойся. Отдыхай. Просто следи за приборами, - спокойно приказал хозяину корабля Скайуокер.
- Я и слежу за ними! И я на такой скорости никогда не летал.
- Гм, а я летал. И, по-моему, это тебе, а не мне нужно за ближайшие шестнадцать часов долететь до Татуина. Иначе ребята из какого-нибудь маластарского клана порвут тебя на кусочки.
Скайуокер вернулся в грузовой отсек и теперь действительно устроился полулежа на пустых ящиках. Потом снова встал и с помощью другого ящика заблокировал дверь в кабину. Он не настолько доверял своей интуиции, чтобы быть уверенным, что проснется в нужный момент. И еще меньше доверял попутчикам, которые запросто могли обеспечить такой момент. Только теперь, подложив сумку под голову, он позволил себе закрыть глаза и на некоторое время как будто провалился в темноту.

* * * * *
На следующее утро Скайуокер первым делом выпустил дагов из «салона». Которые сию же минуту принялись жаловаться, что во время путешествия им не дали провести необходимый техосмотр и испытания машины.
- Ай-яй-яй. Ты хотел погонять на каре по грузовому отсеку? Надо было раньше сказать.
Даги заткнулись.
Сев за управление кораблем, Скайуокер вывел фрахтовик из гиперпространства практически в стратосфере Татуина.
- Вильба, машину куда сажать?
- В Мос-Эспа.
- В какой ангар, я тебя спрашиваю.
- В один из северных. Какой не занят. Даги обещали заплатить за стоянку.
- Понятно.
- Ты тут бывал раньше?
- Приходилось.
Вильба почти не скрывал радости после того, как они приземлились. Вовремя. Успев доставить пилотов за два часа до начала гонок. Скайуокер помог вытянуть дорогую машину из грузового отсека, и сразу же поинтересовался, когда забрак улетает обратно на Кореллию.
- Через четыре дня. Гонки кончатся, пройдут празднества. Тогда и будем возвращаться.
- Гм. Дагов тоже везешь?
- Да, по договоренности.
- Понятно. Тогда я с вами.
- Давай. И смотри, не опаздывай.
- Смотри, не пропей корабль, - передразнил его Анакин. - Ну, удачи.
- А ты на гонки не пойдешь разве?
- На гонки? Через два часа, да? - Скайуокер глянул на хронометр.
- Да, и ставки надо сделать побыстрее.
- Ты прав. Кстати, а ты на кого поставишь? На дага?
- На него. Он говорит, у него самая лучшая машина.
- Кар неплохой, это правда. Перегрузки должен выдерживать почти любые. И двигатели отличные.
- Ты и в этом разбираешься?
- Есть немножко. Ладно, я пока пойду посмотрю Мос-Эспа.
Пообещав Вильбе встретиться с ним на гонках, Анакин быстро скрылся в переулках города и отправился к ангарам, находившимся в распоряжении участников соревнований. Перед тем, как сделать ставки, он хотел составить впечатление о машинах, и, разумеется, узнать результаты предыдущих соревнований.
Полчаса ему вполне хватило. Если и рисковать небольшой суммой денег, решил он, ставить придется на дага. Маластарская машина хотя бы по техническим показателям имела шансы вообще пережить гонки. Что нельзя было сказать об остальных участниках.
Первый из увиденных Скайоукером драндулетов годился только на металлолом. Или в качестве экспоната для музея гонок. Разумеется, если бы Джабба когда-нибудь додумался открыть таковой на планете. Впрочем, судя по доброй половине гонщиков, машины с допотопными двигателями еще долго обещали быть в моде.
В один из ангаров Скайоукера пытались не пустить. Вопреки татуинскому этикету общения, согласно которому в подобной ситуации полагалось просто дать в морду охраннику, Анакин решил не скандалить без особой необходимости и ограничился тем, что перебросился рядом заковыристых хаттских ругательств с командой техников. Пары минут препирательств хватило, чтобы достаточно хорошо рассмотреть машину. В машине было прекрасно все. Кроме пилота-алиена, от которого по всему помещению разило вполне человеческим перегаром.
Значит, даг.
К тому же, даг считался одним из лучших гонщиков своего родного Маластара.
Скайуокер уже хотел подойти к киоску, где принимали ставки, и, скрепя сердце, выложить сотню кредитов. Заставляя себя надеяться, что первым к финишу придет это высокомерное сволочное существо. Анакин так бы и сделал, если бы на пути ему не попался еще один, совсем маленький частный ангар, в окне которого он углядел нечто из ряда вон выходящее.
Свой собственный кар. Собранный им двенадцать лет назад.
Покосившись на запертую дверь, Анакин постучал в окно. Окно отворилось, и перед ним возник суетливый алиен. Ростом с небольшого человека, с серой кожей и большими глазами. Словом, типичный эр’кит, раса которых поселилась на Татуине несколько столетий назад.
- Тебе чего надо?
- Посмотреть. Открой.
- Нечего тут смотреть, - рявкнул эр’кит и потянул створку окна на себя. Скайуокер придержал ее рукой.
- Ты что, и есть пилот?
- А что, непохож?
- Откуда у тебя этот кар?
- Купил.
- Где?
- У тойдарианца.
- Ты об Уотто, что ли?
- Ну да. А тому, в свою очередь, пришлось купить ее у Себульбы.
- Этот кар был у Себульбы?
- Был. Хотя это не его машина. Вроде кар прежде принадлежал какому-то типу не с Татуина. Тот одолжил кар Ски... Скуакеру.
- Скайуокеру.
- Точно. И он на ней выиграл гонки. После этого машина попала к Уотто, а он продал ее Себульбе. Но кар был словно проклятый. Себульба гонял на нем раза три, и всякий раз случалось одно и тоже. Он был впереди всех на трассе, но на последнем участке в машине что-то отказывало, и к финишу даг приползал последним, - эр’кит злорадно оскалил зубы. - Пошли слухи, что машина заколдована. Себульба пошел к Уотто выяснять отношения, и тому пришлось взять ее обратно. Говорят, кар никто не хотел брать. Но когда я разбил свой, и мне нужен был новый, я его купил.
- Не веришь в проклятия?
- Не верю. В прошлый раз я был вторым. Чуть-чуть не хватило времени.
- А кто был первым?
- Квадинарос.
- Ого. А где сам Себульба?
- Давно уже на Маластар вернулся. По крайней мере, в гонках он больше не участвует.
- А что так?
- Говорят, несколько лет назад ему тут начистили рожу.
- Вот здорово, - не удержался Скайуокер. - Можно мне поближе кар посмотреть?
- Ты хочешь сделать ставку?
Эр’кит явно приободрился.
- Может быть.
- Тогда смотри, - новый хозяин машины открыл дверь, впуская Скайуокера внутрь. - Только не трогай там ничего.
Анакин сделал вид, что не расслышал последней рекомендации. Он обошел машину со всех сторон, и, наконец, опустился на корточки рядом с двигателем.
- Охладительную систему ты давно проверял?
- Этим мой механик занимается. Я только пилот.
- Удобно. И где же твой механик? - язвительно спросил Скайуокер.
- Ушел. В смысле, переманили.
- Ты, наверно, ему мало платил.
- Не твое дело.
- Как раз таки мое. Так, в финале Квадинарос не участвует... Зато участвует даг с новенькой машинкой. Впрочем, мне кажется, у тебя все-таки есть кое-какие шансы, - размышлял вслух Анакин.
- Ну да, шансы-то есть, - ответил эр’кит голосом, выдававшим беспокойство. Видимо, он и без Скайуокера понимал, что с каром что-то не в порядке и что без механика у него нет надежды на результат.
- Кое-какие, - кивнул Анакин. - И если у тебя еще хватит ума поменять редуктор охладительной системы, а также два клапана на двигателе, эти кое-какие шансы заметно увеличатся.
- Но…
- Да, да, я понял: ты пилот, а не механик. Давай так. Я попробую за час довести эту машину до состояния, в котором она была до Себульбы. И снять проклятие, - Скайуокер улыбнулся.
- Да? – недоверчиво спросил эр’кит.
- Ага. Но, разумеется, волшебники не работают за бесплатно.
- Сколько ты хочешь?
- Если ты не придешь первым, то ничего. Видишь ли, мне все равно нечем заняться в ближайшие полтора часа, - великодушно заявил Скайуокер, вытирая вымазанные маслом руки тряпкой. – А если выиграешь - пятьдесят процентов от всей суммы.
- Это сумасшедшие деньги! Мой механик никогда столько не требовал!
- И где теперь твой механик, маленькая ты жадина?
Эр’кит пробормотал что-то невразумительное.
- Не тяни, времени у нас мало. Теперь… запчастей у тебя, конечно, нет?
- Вон в том шкафу что-то…
- … валяется. Вижу, - Анакин раскрыл створки, - Не, этот хлам не пойдет. Нда, плохо. Тогда давай топай к Уотто.
- Что, я?
- Ну не я же. Возьмешь у него редуктор. Размеры двадцать пять на сорок, и чтоб обязательно из дюрастали. И два клапана, марки К-23. Понял? Если не понял, запиши. И еще, запомни, что они не стоят больше, чем семьдесят-восемьдесят кредитов. Если Уотто попытается всучить тебе что-то другое или продать дороже, скажешь, что наймешь людей, которые придут и оборвут ему крылья. Да, именно так и скажи, иначе до этой синекожей сволочи не дойдет. Ну, чего смотришь? – Анакин постучал пальцем по хронометру. – Время не ждет.

* * * * *
Анакин сдержал обещание, данное Вильбе, и разыскал того на трибунах гонок. Ни словом не обмолвившись о том, чем он занимался в течение двух часов. Чем занимался Вильба, догадаться было нетрудно. Забрак постоянно жаловался на невыносимый татуинский климат и, естественно, уже успел охладить свой чувствительный организм, пропустив пару стаканчиков какого-то холодного напитка в одной из кантин. Анакин почти не обращал внимания на его нескончаемое словоблудие, внимательно наблюдая за выходившими на арену двадцатью участниками гонок.
Скоро показался уже знакомый эр’кит. Воспользовавшись помощью одного из служащих арены, он докатил кар до стартовой полосы и уже там снял с машины свой серо-зеленый флаг. Цвет полотнища, очевидно, выбирался с учетом цвета кожи, подумал Скайуокер. Однако, судя по реакции толпы, эр’кит не был большим фаворитом этого этапа. Народ куда более активно орал приветствия, щелкал языками и мотал хоботами, когда на арене появился уже знакомый Анакину маластарец. Вместе с путешествовавшим с ним дагом-механиком, к стартовой полосе подошла целая группа поддержки, в их числе было и двое пит-дроидов. Вторым пилотом, удостоившимся громких ободряющих криков, стал шестирукий любитель лума.
Наконец, Джабба совершил плевок косточкой о гонг, и сигнал к старту был дан.
Машины почти в одно и тоже мгновение сделали гигантский, невероятный рывок. Поместившийся на пятом ряду Скайуокер держал дисплей обоими руками. Он и не заметил, как его прежняя расчетливость куда-то испарилась, и на ее место пришел вечный азарт гонщика. А вместе с ним и целый букет ощущений, ясных и свежих, как прозрачная чистая вода в знойный день. Он не то чтобы отрешенно помнил – сейчас он именно проживал заново все свои воспоминания и чувствовал, как это бывает... Как машина стремительно набирает скорость, как за долю секунды тебя кидает от одной скалы к другой, как приходится со страшной силой сжимать рукоятки для маневрирования... Как ты надеешься на слепой случай – ну пусть же тускенские разбойники и в этот раз промахнутся, а соперник тем временем пытается выбить тебя с трассы...
Лидировал любитель крепких напитков. Наверно, подумал Скайуокер, на мозги некоторых рас алкоголь все-таки действует укрепляюще. Даг упорно держал вторую позицию, и только третьим был эр’кит. На половине трассы, где-то в начале Моря Дюн эр’кит поднажал. Разорвать дистанцию не получилось, зато удалось сесть дагу прямо на хвост. Обычно это делалось, чтобы заставить противника понервничать.
Анакин несколько минут следил за происходящим на дисплее, пока его взгляд не упал с дисплея на арену. Он опять проживал воспоминания заново, но теперь азарт составлял лишь ничтожную толику вызываемых памятью ощущений.
Сила Великая, как же давно это было…
Пестрая толпа и пестрые флаги. Квай-Гон Джинн, тогда еще живой. Мама. Киттстер. С3ПО. Предчувствие, что сейчас ты что-то изменишь. Ну да, свою судьбу он изменил. Давно. Кроме судьбы одного маленького раба, больше за эти двенадцать лет здесь не изменилось ничего.
Дело не в том, что на других системах не было облезлых хижин и нищеты. Было, и Татуин мало чем выделялся из ряда подобных систем.
Ненависть? Вряд ли. Перегорело.
В пепельной кучке воспоминаний о родной планете оставалось тлеть одно отвращение.
К хаттам. К местным традициям. К населению вообще. К цветастым тряпкам флагов, украшающих арену во время гонок Бунта-Ив. Тряпки, конечно, тоже выполняли свою функцию: они прикрывали безнадежность и таким образом дарили иллюзию жителям Татуина. Всем, начиная со служившего у хатта дворецким и заканчивая последним нищим. Один день в году даже рабы бегут посмотреть гонки. И им уже нет дела до того, что они когда-то были свободными. Или что свободными были их отцы и деды. Забыли. Жизнь фермера - такое же уродство. Урожай, посев. Посев, урожай. Ничего не выросло или сломался влагоуловитель – застрелись. Все равно к сорока ты будешь иссохшим стариком. Если раньше не сдохнешь.
До земли, раскаляемой двумя солнцами, не добирался даже лучик надежды.
Татуин уже давно был чужим и одновременно оставался до омерзения знакомым.
Первый раз он вернулся сюда после двух лет военного училища на Кариде. Училище он закончил с отличием, с настолько высокими оценками, насколько низкими они были в самом начале. В библиотеке Храма он читал почти все, что попадалось под руку. В результате предметы наподобие физики и астрономии, а также столь уважаемой Орденом истории Республики Анакин знал намного лучше сокурсников, и в то же время его познания в области биологии и литературы были на нуле. Общевойсковая подготовка, вопреки ожиданиям Анакина, также подготовила массу неприятных сюрпризов. Главным образом потому, что физические нагрузки курсантов были рассчитаны на пятнадцать лет, проставленные в его документах. И тринадцатилетний, пусть даже прошедший серию тренировок в Храме, с ними справлялся с трудом.
Большую часть его сокурсников составляли сыновья мелких чиновников Кариды и соседних систем, прочивших своим отпрыскам военную карьеру. Учитывая положение дел армии в Республике, такая карьера не сулила богатства и не могла считаться престижной. И все же это был билетик наверх, и за него предстояло драться. Иногда драться приходилось и во время, свободное от занятий рукопашным боем. Несмотря на тогдашний маленький рост, выросший на Татуине мальчишка знал достаточно подлых приемов, никогда не стеснялся их применять, и к тому же лучше и быстрее противников соображал, где на теле человека расположены болевые точки. Причем всегда бил так, словно собирался убить. Один раз пришлось обороняться от нескольких человек. Анакин сбил с ног двух юнцов, вырвал из группы следующего, быстро оттащил его в сторону и, придавив тому горло какой-то подвернувшейся под руку железкой, сказал, что убьет, если от него не отстанут. Прибежавший на шум караульный разогнал мальчишек. Анакин с гордостью отправился на неделю в карцер.
После этого от него отстали. Навсегда. Стали игнорировать. Его это устраивало.
За все два года Анакин умудрился не заметить того, что у него нет приятелей. Это его тоже устраивало. В начале у него была только одна цель – протянуть в этом месте два года и потом умотать на все четыре стороны. За два года Орден забудет о нем, и никто не станет его искать.
В том, что училище на Кариде лучше великого Храма защитников Мира и справедливости, он не сомневался. Для него - лучше. Он так определил сам. Может быть, потому что здесь на тренировках можно было выживать всю злость. Не подавлять естественную агрессивность. Не прятать ее за красивыми изречениями из кодекса. И если ты прилично вытягивал нормативы, то никому не было дела до твоего не слишком миролюбивого выражения лица.
Все было очень просто. Ни о какой Темной стороне здесь никто не слышал. Хотя он о ней знал. Знал, что его «Темная сторона» была ожогом от двух татуинских солнц. И что этот ожог – уже часть его. С самого рождения. Ну, факт такой, и все тут.
Впрочем, времени жалеть себя, углубляться в самокопание или заниматься еще какой-то откровенной дуростью попросту не было. Было только желание любым способом догнать своих одноклассников. Что и удалось к началу второго года. Тогда он снова стал слышать колкости. Другие. Еще более язвительные. Теперь уже от зависти.
Окончив школу, Скайуокер первый раз за всю жизнь обнаружил наличие некоторого количества свободного времени. А точнее, месяц. После этого начинались экзамены в высшее военное училище, и там уже приятель его «знакомого» из республиканской службы безопасности ничем бы помочь не мог. Анакин, который за все пять лет ничего не смог узнать о матери, решил, что сначала вернется на Татуин и заработает немного денег для Шми. А уже потом, добившись освобождения матери, будет думать о том, что делать дальше.
Анакин упросил одного из преподавателей взять его с собой на Кореллию. Об этой системе он уже достаточно наслышался в училище. На Кореллии он потратил два дня, чтобы найти способ передвижения. Наконец, за какие-то сто жалких кредитов нанялся механиком на торговое судно.
Прилетел в Мос-Эспа.
Там его ждал сюрприз. Уотто ничего не знал о Шми Скайуокер, потому что некий темнокожий человек в униформе выкупил ее пять лет назад и куда-то увез. Естественно, Анакин сразу же заподозрил худшее. Увидев реакцию Скайуокера, Уотто понял, что смотрит в лицо собственной смерти, и звать на помощь даже не имеет смысла. Анакину было почти шестнадцать, и после двух лет тяжелых тренировок развит он был куда лучше сверстников. Прощать он не умел.
Именно в тот момент в лавку заглянул какой-то местный зеленокожий тип. Анакин отошел в тень, к полкам с мелкими деталями. Казнь откладывалась.
- Здорово, Уотто. Мне бы движок для спидера починить.
- Ну, так тащи его сюда.
- Да вот он, - родианец легко поднял на прилавок небольшой аппарат обтекаемой формы. - Тритиад восемьдесят. Заглох вчера.
- Ладно, покопаюсь. Приходи послезавтра. И готовь сотню «сереньких».
- Будет. Ну, бывай.
Родианец направился к выходу, когда Уотто окликнул его.
- Слушай, Шадда, ты ничего не слышал о Шми Скайуокер? Помнишь, была у меня такая рабыня? Я ее продал, а вот где она теперь, не знаю.
- Это которая тут в лавке работала, что ль?
- Ну да. Можно подумать, я много рабов держал!
- А еще ж пацанчик у тебя был, помнится. Бегал тут, весь такой деловой.
Уотто задержал дыхание. В углу лавки еле заметно шелохнулась тень Смерти.
- Д-да. Это ее сын.
- Этот маленький выродок был ее сыном? А от кого? – вырвался смешок у родианца. – Или ты иногда подкладывал Шми покупателям? Надо же, я и не знал. Сам бы пришел, мне человеческие женщины нравятся.
Уотто закрыл глаза. Под дряблой синей кожей бешено колотилось его маленькое сердце. Еще громче скрипнул пол, отозвавшись на шаги Смерти.
- Что ты сказал?
- То и сказал. А ты кто такой?
- Анакин Скайуокер.
- Не нравится слышать правду? А ты думаешь, откуда ты такой ублюдок взялся? В песке тебя нашли, что ли?
Родианец едва успел расслышать, как человек тихо и твердо произнес:
- Ты труп.
Затем Шадда почувствовал, как ему внезапно стало нечем дышать.
Анакин сдавил шею родианца правой рукой. Шея была потная и грязная. Затем помог себе левой, придерживая и до боли выкручивая верхнюю конечность Шадды. Родианец захрипел. Из его рта выкатился пухлый зеленовато-серый язык. Тогда Анакин изо всех сил треснул головой родианца о стену. Так, чтобы точно попасть по острому краю металлической конструкции. И отпустил. Обернувшись, он увидел, что Уотто снова открыл глаза. Словно парализованный, тойдарианец наблюдал, как по стене его лавки растекаются мозги клиента.
Скайуокер вытер руки о валявшееся на прилавке полотенце. Кусочек серой густоты вдруг шлепнулся на пол, и этот звук внезапно вернул Уотто дар речи.
- Эни, это все неправда! Эни!
- А что же тогда правда?
Скайуокер сделал шаг к Уотто.
- Подожди, Эни, подожди! Я все расскажу! – тойдарианец беспомощно захлопал крыльями. Взлететь не получилось.
- Я слушаю.
- Я не знаю точно, от кого Шми тебя родила. Она тогда еще не была моей рабыней. И рабыней Гардуллы она тоже не была. Твой отец был не с Татуина. Одни говорят, наемник. Другие – какой-то военный из республиканцев. Третьи еще что-то говорили, не помню уже. В общем, он женился на ней, сделал ей ребенка... тебя, то есть. А потом пришла весть, что его убили. Задолго до твоего рождения.
- Кто его убил?
- Не знаю. Тоже по-разному говорят. Не то бандиты, не то какой-то джедай.
- Джедай?
- Я не знаю точно. И она не знает. Шми сначала работала у Гардуллы за деньги, потом влезла к нему в долги, не смогла расплатиться и стала рабыней. Потом я ее выиграл в кости. Дальше ты сам знаешь. Да, ты родился свободным человеком. Если тебе это интересно.
Анакин встряхнул головой, словно стремился освободиться от наваждения.
- Где доказательства?
- Чего?
- Всего, что ты наплел.
Тойдарианец почуял робкую надежду и заставил себя пересилить страх. Он бросился в другую комнату и несколько минут хлопал там ящиками и крыльями. Наконец, вернулся с бумагой в лапках.
- Это накладная. О продаже Шми. Здесь проставлено число, когда я ее купил. И когда ей поставили чип со взрывателем. Ты родился на неделю раньше.
Анакин взял бумагу из лап Уотто. И, впившись взглядом в набор цифр, словно и обращался он не к тойдарианцу, а то ли к трупу, то ли еще к какой-то пустоте, отрешенно произнес:
- Мама никогда мне об этом не рассказывала.
- А ты спрашивал?
- Один раз. Давно. Но она не захотела об этом говорить.
Скайуокер сосредоточенно размышлял, затем потребовал:
- Покажи мне еще раз бумагу о продаже. Я не понял, кто был покупатель.
- Да вот же. Какой-то Панака.
- И больше ничего?
- Для купли рабов ничего больше и не надо. Только деньги.
- Панака. Панака... Стоп. Я, кажется, понял, кто это.
Анакин опять задумался. Уотто наконец решился прервать его молчание:
- Что мне делать с трупом?
- Не знаю. Просто убери и помалкивай.
- Я никому не скажу.
- Я никого не боюсь. Уотто, ты когда-нибудь думал, что держать рабов – это плохо?
- Нет, а почему? Тут все держат рабов. Все, кто может это себе позволить.
Скайуокер тяжело вздохнул. Правда, решил он. Уотто действительно не понимал.
- Ты бы сам хотел стать рабом? Хотел бы ты жить со взрывателем внутри? Представляешь, как это?
- Нет, а что... – тойдарианец встретился взглядом со Анакином и осекся. - Эни, послушай, только не делай этого! Эни, только не делай! Эни, пожалуйста!
Уотто забился в стонах и мольбах, предчувствуя унижение, которое будет страшнее смерти. Крылья его снова сморщились, и он упал перед Скайуокером, попытавшись обнять того за ноги.
- Заткнись. Я не хатт.
Тойдарианец остался жив.
Той же ночью Анакин проник в один из дворцов. Установил там бомбу и таким образом избавился от охраны из гаморреанцев. Распорол живот Гардулле. Увидел, что зеленая слизь под кожей хатта напоминает мозги наглого родианца.
Больше мстить было некому.
Полный решимости во чтобы ни стало узнать о матери, Анакин разыскал Киттстера. Оказалось, что тот был осведомлен о деле куда лучше Уотто. Темнокожий офицер неизвестной системы действительно привез деньги, чтобы выкупить Шми. И был достаточно настойчив, чтобы пресечь попытки Уотто завысить цену за рабыню. А после, тоже за определенную сумму, Шми была устроена на проживание к молодой семье фермеров. Далеко-далеко в пустыне.
Анакин разыскал их дом. Убедился, что с матерью все в порядке. Задал резонный вопрос.
- Почему ты мне ничего не рассказывала?
- Прости меня. Мне было очень тяжело. А в тебе и так было достаточно ненависти и злости.
- Это правда, что моего отца убил джедай?
- Кто это тебе сказал?
- Уотто.
- Анакин, я не знаю, кто его убил. Было какое-то небольшое восстание на одной из планет, вроде Татуина. Мне сказали, что он выступил против правителя той планеты. А правитель был назначен Республикой. Очень может быть, что его охраняли рыцари. Это все, что мне удалось узнать.
- Квай-Гон тоже был джедаем. И несмотря на это...
- И несмотря на это, мне он показался прежде всего человеком.
- Зачем ты сказала ему, что у меня вообще не было отца?
- Не знаю. В ту минуту просто хотела, чтобы он заинтересовался тобой. И увез тебя отсюда. Говорила, что пришло на ум. О том, что сама выносила тебя, и что не могу всего этого объяснить.
- Все-таки не понимаю, как Квай-Гон мог это так понять. Или, тем более, поверить. Я же чувствую, когда мне лгут.
- Он поверил в тебя. В твои способности. В твою волю. А не в то, что ты родился от этой самой Великой Силы.
- Он и в Храме назвал меня средоточием Силы!
- Но ведь тебя иначе не приняли бы в Орден, правда?
- Правда.
Скайуокер почувствовал логику в словах матери и перестал спорить. Шми Скайуокер вообще была очень умной женщиной.
- Как же меня там достали этой Избранностью!
- Эни, так ведь они боялись тебя. И правильно боялись. Ты оказался сильнее.
Анакин отдал Шми горсть заработанных кредитов и уехал поступать в высшее военное училище.
За следующие четыре года обучения он посещал Татуин еще несколько раз. И каждый раз видел, как же глупо было ожидать от Квай-Гона освобождения рабов.
Свои детские мечты Скайуокер теперь вспоминал с усмешкой. Получив отличную практику в области ломания шей и костей, а также организации диверсий, он повзрослел и понял, что в одиночку никто не изменит вековых порядков Татуина. Даже, если этот одиночка успешно перебьет всех бандитов и взорвет дворцы хаттов вместе со всем содержимым. Не поможет.
Место укокошенного Гардуллы почти сразу занял его племянник Джабба, и ничего не изменилось. Более того, Анакин наконец понял, что даже ликвидация всех татуинских работорговцев не решит проблемы. Результат был весьма предсказуем: освобожденные рабы с удовольствием перебьют бывших хозяев, или, что еще более вероятно, превратят их самих в рабов. То ли из изощренного чувства справедливости, то ли из-за заразительного ощущения татуинского беззакония. Здесь это одно и тоже.
Кто из влиятельных республиканских шишек может позволить себе эту роскошь – присоединить Татуин к Республике, раздавить хаттов и оставить здесь гарнизон - с непозволительным для государственных деятелей отпечатком идеализма? Да никто.
Скайуокера отвлек от его размышлений какой-то шум сбоку. Тем временем, начался третий, завершающий этап гонок. Взглянув на дисплей и увидев черный треугольник напротив имени одного пилота, Анакин понял, что любитель крепких напитков разбился насмерть. Зато даг и эр’кит по-прежнему шли наравне. То один, то другой вырывался вперед.
Оставалась еще добрая половина трассы.
Скайуокер не отрывал глаз от происходящего на дисплее. Самое удивительное, что он до сих пор помнил трассу в мельчайших подробностях. Знал, за каким изгибом справа появится острый край скалы. Очень надеялся, что тоже самое было достаточно хорошо известно и эр’киту. Впереди начиналась выжженная голая пустыня, участок практически без препятствий, где можно было поднажать и обогнать соперника.
Эр’кит этого не сделал, и Анакин ощутил легкую досаду. Она усилилась, когда стало ясно, как упорно прорывается вперед даг. Оставалась последняя четверть, один из самых неприятных и опасных участков трассы, где уже трудно изменить положение.
Что ж, если маластарец выиграет, это будет честная победа.
В это время эр’кит совершил отчаянный рывок вверх, выжимая из двигателя скорость, на которой было трудно говорить о нормальном маневрировании между скалами. Скайуокер с напряжением следил за этой странной тактикой. Едва не размазавшись о каменную стену, пилот резко пошел на снижение. Буквально в метре от него оказался даг. Маластарец явно не был готов увидеть соперника так близко, несвоевременно подался чуть влево и зацепился двигателем за отвесную скалу. Мотор изошел дымом и искрами, а затем заглох.
После чего исход гонок был решен.

* * * * *
Попрощавшись с недовольным забраком – Вильба поставил все деньги на дага, Скайуокер быстро спустился на арену. Он потерял еще пару часов, пока работники тотализатора подсчитывали выигрыши. Эр’кит буквально ходил за ним следом, едва не наступая на пятки. Потом без пререканий отдал ему половину выигранных денег и, наконец, раскрыл рот, пожелав узнать его имя.
Обойдется, решил Анакин Скайуокер.
Оставив двести кредитов в залог за аренду спидера, он полетел к Ларсам. До фермы добрался только к вечеру. Увидев вдали знакомый купол и блестевший на солнце металлический корпус испарителя, Анакин замедлил ход машины. Хотелось сделать матери сюрприз. Он остановил машину, достал с заднего сиденья сумку и прошел добрую сотню шагов по песку.
Заглянул во двор. Оуэн драил поверхность какого-то аппарата и, естественно, ничего не замечал, кроме своей тряпки. Анакин бесшумно скользнул в дом и пробрался на кухню.
- Привет, мама.
Шми повернулась, едва не выронив тарелку из рук.
- Эни!
Анакин пригнулся, давая матери обнять себя за плечи и глядя в ее озаренное радостью лицо.
Мама не изменилась. Разве что добавилось морщинок около глаз. А может, и нет. Он и помнил ее всегда именно такой. Улыбающейся. Как в детстве.
Как же хорошо, когда есть что-то такое, что не меняется.
- Я уже и не знала, что думать. Сводки сюда не доходят. А ты... живой.
Анакин удивленно поднял брови.
- Вполне.
- Как же давно тебя не было, - Шми остановилась, перевела дыхание и затем уже более деловитым тоном добавила. – Я и не слышала, как ты вошел.
- Да, Ларс меня тоже не заметил.
- Беру сейчас на испарителе?
- Собирает воду. Как раз ужинать будем.
- Я тебе привез кое-что, - Анакин подошел к столу и начал вынимать из сумки продукты. - Здесь, чай, кофе, консервы, рис. Молоко, вроде свежее. И шоколад.
- Спасибо. Ты садись пока. Тебе кофе сделать?
- Да нет, я подожду ужина со всеми, - пересилил себя Скайуокер. Он достал небольшой сверток из внутреннего кармана куртки и отдал матери. - Это тоже тебе.
- Тогда я отнесу деньги Ларсам.
- Не надо. Я сам заплачу Оуэну, как увижу. Все оставь себе. Мало ли, пригодятся. И спрячь куда-нибудь, чтобы Ларсы не видели.
- Не стоит о них так думать. Они неплохие люди.
- Да все люди «неплохие», - хмыкнул он. - Да, ладно, не в Оуэне дело. Кстати, если б я хотел чего-нибудь спереть отсюда, мне бы ведь никто не помешал. Это что, нормально?
- Это Татуин. Здесь все нормально. Ты насколько приехал?
- Почти на три дня. Послезавтра вечером уезжаю.
- Почти на три дня, - Шми покачала головой.
- Мама, прости. Понимаешь, больше не получается. Да и лететь сюда долго.
Она унесла деньги в комнату. Скайуокер тем временем уселся за обеденный стол, и, чтобы перебить голод, распечатал одну плитку им же привезенного шоколада.
- Присоединяйся, - он кивнул вернувшейся матери. – Ну, что здесь нового?
Шми села напротив него. Отломила кусочек коричневой плитки.
- Все хорошо у нас, - она подперла подбородок рукой, словно задумываясь, стоит ли утомлять сына с дороги отчетом о положении дел на влагодобывающей ферме. – Вот, Оуэн присоединил еще один испаритель к контуру.
- Я заметил, он расщедрился на холовизор.
- Это еще с тех денег, которые ты прошлый раз привез.
- Понятно. Интересно, где он такой древний ящик-то откопал?
- В Мос-Эспа ездил.
- Догадываюсь... – Анакин покачал головой. – Я сейчас как раз был в той округе.
- Киттстера не видел?
- Да нет, не было времени его искать. В другой раз.
- В другой раз... - Шми замялась. - Я хотела спросить, как там?
- На войне? Как... и раньше.
- Она когда-нибудь закончится?
- Да, - односложно ответил Анакин.
И вдруг понял, что за полтора года почти забыл, как это – говорить с матерью. Не прятаться за иронией, а по-настоящему разговаривать.
Скайуокер оторвал глаза от обертки. Увидел то, что ожидал. Мама сидела удивленная, как если бы вместо сына ей только что ответил незнакомый прохожий.
Он смягчился, и нужные, совсем нехитрые слова отыскались сами собой.
- Война обязательно закончится, мама, - уверенно начал он. - И Республика победит. Правда, за последний месяц мы не приложили к этому никаких усилий.
- Вас что, отправили в резерв?
- Хуже. Совет безопасности велел отступать и загнал наш флот на Кореллию. Совсем в тыл.
- Зачем?
- Формально под эгидой защиты центральных территорий от нападения сепаратистов.
- Сепаратисты уже там?
- Нет, и пока не собираются. Ну, еще этот приказ объяснили ремонтом и получением снабжения. И это после того, как мы разбили их базу на Угма-Ру. Правда, Штрима положение вещей устраивает. Ничего делать не надо, и все хорошо.
- Меня тоже устраивает. Ты хотя бы на два дня домой прилетел.
- Мама, я должен быть совсем не здесь.
- Успеешь еще. Без тебя война не кончится.
- Интересный прогноз, - он поднял брови, а затем продолжил. - Да, и как раз теперь Цандерс лично поехал в столицу выяснять, сколько нам еще ждать.
- Подожди, Цандерс – это...
- Наш адмирал. А Штрим – мой капитан. Кстати, ты же не знаешь последних новостей.
- Тебя опять повысили в звании?
- Еще как, - Анакин улыбнулся. - Я теперь старший помощник «Мегеры».
- Поздравляю.
- Ага, спасибо. Штрим как раз пытался оспорить приказ адмирала и даже написать кляузу в Совет Безопасности. Но ему посоветовали помолчать.
- Твой капитан хотел оспорить приказ?
- Ну, на самом деле я не имею никаких прав на эту должность. Просто во время одного боя я был на мостике. Штрим так гениально спланировал операцию и вылет истребителей, что дредноут сам попал под прямой огонь противника. Половину щитов потеряли. И тут как раз со Штримом связался адмирал и спросил, что за дурь он затеял. Я понял, что надо ловить момент, обратился к Цандерсу и предложил изменить тактику атаки. Он меня выслушал и приказал Штриму действовать по моему плану. Во-первых, я вывел дредноут из-под огня. Во-вторых, перераспределил атакующие истребители так, что защищаться пришлось сепаратистам, а не нам.
- А Штрим?
- А Штрим свалил свою ошибку на старшего помощника. Его понизили в звании, а помощником Цандерс назначил меня. Это все очень здорово, конечно, только вот я никогда не был офицером флота. Ну да, я разбираюсь в технике не хуже их, а с истребителем управляюсь еще и лучше. Только формально все это еще не дает право офицеру десантных войск заниматься тем, чем он вообще не должен заниматься. Короче, Цандерс пошел против правил. Это, мягко говоря, ненормально. Хотя с другой стороны, в армии Республики ненормально почти все...
Шми хотела что-то спросить, но в прихожей в этот момент послышался шум, и они оба замолчали. Вошла Беру.
- Анакин!
- Привет, Беру. Как жизнь, солнышко?
- Хорошо, - ее пухлые губы вытянулись в улыбку до ушей. Стянутая косынка была брошена на свободный стул, о спинку которого Беру оперлась руками. – Будешь с нами ужинать?
- Не откажусь.
- Ты на фрахтовике прилетел?
- Не, на крайт-драконе.
- А что вы сейчас перевозите?
- Что заказывают, то и перевозим. Хочешь, тебя куда-нибудь перевезем.
- Да ну, - Беру задорно мотнула головой. Потом поправила сбившиеся под косынкой волосы.
- Оуэн не пустит?
- Он меня и в Мос-Айсли одну не пускает. Боится, что я какого-нибудь пилота подцеплю.
- Какой строгий у тебя муж. И не надоело такой красавице сидеть на ферме, а? – Анакин подмигнул ей.
- Ну, как тебе сказать...
- А ты убеги.
- С тобой, что ли?
- Да я вроде не единственный тут навигатор. И пилотов в космопорте, ну... как песка в пустыне...
- Еще чего! То говорил, что увезет, а то сразу к другим пилотам отправляет. Вот и верь таким! Пилоты...
Беру надула губки, делая вид, что обиделась и занялась расставлением тарелок по столу. Потом открыла дверь позвать Оуэна к ужину.
Ларс одарил Анакина оторопелым взглядом.
- Так это ты, значит.
- Добрый вечер, Оуэн.
- Ты сейчас... приехал?
Анакин взглянул на хронометр.
- Ровно двадцать три минуты назад.
Оуэн что-то хмыкнул.
- Не видел, как ты вошел.
- А я тебя видел. Думал, не стану тебе мешать. Ты же занят был, обшивку уловителя полировал.
- Я его чинил, между прочим.
- Что с ним не так?
- Ржавеет изнутри.
- Пропускает влагу, значит. Проверь клапан на воздухозаборнике.
- Проверял уже.
- И что?
- Течет.
Скайуокер пожал плечами.
- Ну так поменяй.
- Дорого. Лучше бы починить.
Анакин подумал, что ему нет никакого дела до того, как ведет хозяйство типичный татуинский скряга. И банте было понятно, что в этом доме никогда не будет достатка. С другой стороны, на ферме все еще жила мама. И неизвестно, сколько ей еще придется здесь жить.
- Ладно, покажешь мне завтра это клапан. Разберусь.
Ларс сел за стол напротив Скайуокера. Тот вытащил кошелек. Протянул его через стол.
- Твоей семье и дому. Моя личная благодарность.
Оуэн не смог удержаться от искушения глянуть внутрь. Анакин с трудом подавил улыбку.
- Ты до сих пор навигатор фрахтовика?
- Ага, - сказал Скайуокер, скользнув по Оуэну взглядом «а ты до сих пор фермер?»
- Хорошая работа?
- Не жалуюсь. Вот сегодня прилетели, удачно сбыли груз.
- Понятно. А что за груз?
- Спайс, как обычно. Тонны две.
- Патрулей не боитесь?
- А кто нас засечет?
- Ну, республиканцы.
- С этим их бардаком? Не думаю. Если только какая дрянь не настучит. Но это не страшно. Дрянь мы найдем и тоже настучим. По голове.
Анакин поймал на себе почти умоляющий взгляд Шми, снова подавил усмешку и сосредоточился на ужине. Оуэн ничего не заметил, потому что на всякий случай опустил глаза в тарелку. Он и не думал никому доносить. И вообще, решил про себя Ларс, лучше ему не знать, чем конкретно занимается этот юный переросток, да и разговор о контрабанде не приличествует его добропорядочному дому.
Вся дальнейшая беседа состояла из коротких фраз, относящихся исключительно к еде.

* * * * *
Анакин проснулся поздно, когда солнце уже было высоко.
Он вспомнил, что вчера еще очень долго говорил с матерью. На кухне и шепотом. Уже взошла вторая луна. Местные жители шли спать на закате звезд-близнецов.
Раз в полтора года можно позволить себе и такую роскошь, пусть даже роскошь и Татуин – понятия априори не сочетаемые. Кажется, даже вчерашнее отвращение к родной планете на время отступило. Словно он смог оставить его за порогом дома.
А вставать по прежнему не хотелось. Напротив. Хотелось закрыть глаза и спать дальше. Самооправдание уже было на месте и называлось «отоспаться за два года войны». Нет, не получится. Мама, наверно, уже встала. Она же не может не помогать Беру по дому. Интересно, который сейчас час?
В сознание прокралась мысль о том, что свой хронометр по старой привычке он засунул глубоко в нагрудный карман куртки, а куртку, естественно...
Поискал глазами. Нашел на комоде серый треснувший по краю пластиковый кубик. Экран горел зелеными цифрами. Это была одна из тех немногих вещей, принадлежавших лично матери и которые Шми решила увезти с собой из дома Уотто.
Потянулся – Силой. Достал.
Потому что это было можно. В конце концов, разве Татуин – не родина вседозволенности?
Анакин до сих пор помнил, как после побега из Храма старался не думать о Силе. Не использовать, отключиться, забыть. Так было нужно. Зато потом, как только офицер безопасности Республики строго настрого запретил ему пользоваться своими способностями, играться с Силой стало особенно интересно. Отчасти из природного чувства противоречия. Отчасти и потому, что это был еще один его секрет, а тайны он любил и берег всю жизнь.
Естественно, медитация в его исполнении имела мало общего с тем, что преподавали в Ордене. Скайуокер очень быстро понял, что к Силе можно обратиться и без выказывания ей фанатичного преклонения. Садиться в позу лотоса совершенно необязательно. И никакой Храм с двенадцатью колоннами и тысячью фонтанами не нужен. Угол в грязном бараке или койка в казарме были достаточно функциональны. Если удается натянуть одеяло на голову или укрыться шинелью, появляется прекрасная возможность сосредоточиться. Утром или вечером всегда будут две-три минуты, которые полностью принадлежат тебе. Подобное короткое прикосновение давало возможность настроить себя на глубокий сон и выкроить из нескольких часов полноценный отдых. Или наоборот, помогало начать новый день. Сильно начать. Импульсом. Огнем выжигая усталость и сонливость. Помогало на тренировках. И уже потом - в бою. А раз так, зачем тратить долгие часы на «постижение Силы»?
Впрочем, никогда и нигде Анакин свои способности открыто не демонстрировал. Да никто и не догадывался. Ну, были те, кто удивлялись. За год службы в десантном подразделении, старший лейтенант Скайуокер приобрел репутацию человека, который странным образом мог отделаться легким ранением там, где гибли десятки других. Шел на рискованные задания и возвращался живым. Проходил под снайперским огнем. Знал, как не наступить на мину. А с другой стороны, кто сказал, что кроме старшего лейтенанта Скайуокера в республиканских войсках не было удачливых бойцов? Интуицию еще пока никто не отменял.
Едва слышно скрипнула дверь.
- Я так и думала, что ты не спишь.
Шми вошла в комнату с подносом. Анакин мгновенно сел в кровати.
- Не вставай. Я тебе кофе принесла.
- Да? Я пожалуй, сейчас единственный человек на Татуине, который дрыхнет до обеда и завтракает в постели.
- Еще есть Джабба.
- Спасибо за сравнение. Мой прогресс налицо, - сказал Анакин, беря поднос из рук матери.
- Кофе горячий.
- Это же хорошо, - половина кружки была влита внутрь себя. – Я как раз такой люблю. Проснуться помогает. – Он взял бутерброд, но тут же, что-то вспомнив, положил его обратно на тарелку. - Мам, я вчера забыл тебе кое-что важное сказать. Я собрал достаточно денег. Чтобы переселиться.
- Ларсы, вроде бы...
- Не в Ларсах дело. Я знаю, что Оуэну очень выгодно сдавать тебе комнату. Я вообще о Татуине.
- Уехать отсюда?
- Да. Я не хочу, чтобы ты оставалась здесь. И я все время слежу за ценами на недвижимость. Конечно, сейчас в большинстве систем инфляция. Но когда война кончится, думаю, мы сможем снять приличную квартирку даже в столице.
- Это страшно дорого, Анакин.
- Мама, так я же практически не трачу свое жалованье. Мне и не на что его тратить. И некогда.
Шми стянула губы в улыбку и покачала головой.
- Тебе сейчас двадцать два. Как ты и говоришь, война кончится. Ты женишься. Заведешь семью. И тогда тебе будет куда тратить деньги.
Анакин приподнял брови.
- Я должен сначала вывезти тебя с этой мерзкой планеты.
- Знаешь, я ведь на этой мерзкой планете родилась.
- Я тоже.
- И к Татуину я привыкла.
- А я нет.
- Я знаю, Анакин. Ты смог отсюда вырваться. И не должен возвращаться.
Он допил кофе и поставил кружку на поднос. Посмотрел в окно. Увидел, как гладкая желтая ткань стелется до едва различимого края горизонта.
- Еще кофе хочешь?
- Нет. Тут недавно буря была, да?
- Пару дней назад. В это время года это же обычное дело.
- Я так и подумал, когда летел. Больно песок ровно везде лежит, и дорожки сюда видно не было, - он снова задумался. Потом отставил поднос в сторону и подтянул к себе согнутые в коленах ноги. - Помнишь, когда я выиграл гонки, ты сказала, что мой пример позволил людям обрести надежду. Я тоже тогда так думал. Но скажи честно, тут что-нибудь изменилось с того времени, как я улетел отсюда? Я вчера прошелся по Мос-Эспа. Заглянул на гонки. С местными пообщался.
Эти слова давались ему нелегко, но он хотел сказать то, что думает.
- Знаешь, такое чувство, что на улицах лежит то же самое дерьмо, что и раньше.
Шми не ответила.
- Разве я не прав? Нужна здесь кому-нибудь надежда?
- Не надо так, Эни.
- А как надо? Сегодня ровно двенадцать лет со дня тех самых гонок. Я вот вспоминаю и думаю, что же меня тогда дернуло вообще к Квай-Гону пристать? Я ведь как знал... Ну да, я помочь хотел. Себе в том числе.
- Они были другими. Ты это почувствовал.
- Вот именно. Не как все с Татуина. А ведь, подумать только, если бы Квай-Гон не погиб, я бы теперь был джедаем.
- Жалеешь?
Анакин покачал головой.
- О Квай-Гоне – да. И все. А так: у меня свои дела, у них свои.
- Рыцари Ордена тебе не попадаются?
- Под ноги?
- Вообще.
- Мельком видел. Ну, какого-то... – Скайуокер замялся, он старался не употреблять при матери много бранных слов, и свой лимит уже исчерпал, - в плаще. Пару раз в штаб кто-то из них приезжал.
- Они же на фронте вместе с вами.
- Ага, особенно в холоновостях. Знаешь, на деле все обстоит иначе. Спецназ, дипломатия – это да, и правда на них держится. То, что называется тонким урегулированием конфликтов. Они – элита, а мы - так, пушечное мясо для отведения внимания противника. А и ладно, впрочем... - Анакин махнул рукой. – Я опять о рогатых бантах. То есть о Татуине. Мама, ты тоже не должна здесь жить. Если есть возможность. А возможность будет, я обещаю.
- Посмотрим.
- Мама, ты даже не видела других систем.
- Зато ты мне достаточно о них рассказывал.
- Ну, значит, я плохо рассказывал. Да и это совсем не то. Ты не представляешь, какие есть красивые интересные миры. Где можно по-человечески жить.
- Если есть деньги.
- Деньги есть.
- Я даже не гражданка Республики.
- Это не мешает туда приехать. А паспорт можно купить потом. Так все делают. Можно посмотреть столицу и еще несколько планет, а потом ты решишь, где захочешь поселиться.
- Ты сам-то в столице бываешь?
- Нет. С тех пор, как сбежал из Храма, не приходилось. Как раз будет повод.
В коридоре послышался какой-то шум.
- Это Беру?
- Наверное. Скоро обед.
Анакин спустил ноги с кровати.
- Я пойду умоюсь, а то так весь день можно в кровати валяться. Э, а вода вообще есть?
- Есть, я как раз принесла.
- Здорово.

* * * * *
Пустыня сожрала два дня отпуска неимоверно быстро, перемолов время в песок.
Опоясывающие ферму ряды дюн накалились жаром полуденных солнц, и теперь, почуяв наступление вечера, начали медленно остывать. Анакин нагнулся и запустил руку в песок. Горячо. По-прежнему невыносимо горячо. Нигде, ни на какой другой планете не видел он такого. Бывают небольшие пустыни. К которым все относятся как к недоразумению природы. Боятся. Удивляются. Не любят. Но что такое клочок высохшей земли по сравнению с целой планетой, погребенной под многометровой толщей желтой крошки?
Мама стояла у спидера.
- Спасибо, что уловитель починил.
- Не за что.
- Ты так и не отдохнул. Все время работал.
- А что тут еще делать можно? В саббак с Оуэном играть? Он, кстати, не умеет. Думал научить – так этот лох всю ферму проиграет.
- Хоть бы еще ночь переночевал.
- Нельзя, я этим вечером должен быть в Мос-Эспа.
- Ясно. Давай, хоть воротник поправлю. Сам же не видишь ничего. В армии, наверно, не учат смотреть в зеркало.
- Очень даже учат.
Потянувшись к сыну, она поставила на место кусок измятой ткани. А потом оставила руку на его локте, словно хотела задержать сына еще на несколько минут.
Анакин это понял. И подумал, что ничего страшного из этого не случится. Улыбнулся.
Шми поглядела по сторонам. Следы Ларса вели куда-то к дому. Беру стряпала ужин на кухне.
- Забыла спросить, как там твой друг?
- Фетт? Сто лет его не видел.
- Куда его послали служить?
- А никуда. С ним интересная история вышла. Он как раз окончил высшую школу. Ну, по бумагам он же на два года меня младше. Так Фетт получил свой диплом с золотой лентой и ушел в наемники.
- К кому?
- К себе самому. Это называется «охотник за головами».
- Знаю я, как это называется. Убивать за деньги.
- Конечно. Но, мама, понимаешь, - Анакин покачал головой. - Я офицер Республики, делаю практически точно то же самое. Да, я знаю, что это звучит очень цинично. Я убиваю за присягу, которую этой Республике принес. Получаю за это деньги. Жалованье, то есть. Подчиняюсь идиотам из Совета Безопасности. А у Фетта более конкретные заказчики с более тугими кошельками. Вот и вся разница. Кстати, к слову пришлось, джедаи ведь тоже убивают за присягу, только Республика им за это ничего не платит. Ну, их это устраивает.
- Мне хочется думать, что в Совете Безопасности заседают не те самые люди, которые заказывают Фетту конкурентов.
- Да нет, как раз половина тех самых там и собралась. Республика – это тот же самый Татуин, только размером побольше. Так что Фетта я в принципе понимаю.
- Перестань делать вид, что тебя интересуют только деньги!
Тон матери и в самом деле заставил его сбросить маску циника. Анакин смягчился, изобразил виноватую улыбку и спокойно продолжил:
- Я просто не хочу хотя бы перед тобой притворяться, что служу Республике, потому что я в восторге от ее порядков. Или что я действительно верю во власть, которая принадлежит народу.
- А во что бы ты поверил?
- Не знаю. В государство, где вместо бардака был бы порядок. И этот порядок, исполнение законов ставилось бы превыше всего. И чтобы службу в этом государстве люди считали бы честью. Военные в том числе. Но это совсем не нынешняя Республика.
- Ты интересуешься политикой?
Он пожал плечами.
- Постольку поскольку. Идет война. Политикой сейчас интересуются все. Всем же интересно, что будет после войны. Я думаю, многое изменится.
Скайуокер поглядел куда-то вдаль, за горизонт, а затем вдруг продолжил размышлять вслух.
- Кто ж его знает, может, теперь он на стороне сепаратистов. Армии наемников у них есть. Уж лучше пусть он останется охотником.
- Фетт рассказал тебе про все свои планы?
- Фетт считал, что у меня появится желание уйти вместе с ним.
- Серьезно?
- Абсолютно. Мы бы с ним хорошо сработались. Знаешь, у нас было много совместных учений с младшими курсантами.
- Я помню, ты говорил.
- Он тоже не забыл. Тем более, что он знает, откуда я такой...
- Анакин, неужели ты рассказал ему про Храм?
- Ему? Да, рассказал. Но только ему. Именно поэтому он очень долго меня уговаривал. Мои, гм, способности в таком деле - лишний козырь. В конце концов, он обозвал меня безнадежным идеалистом и ушел.
- Это был комплимент.
Анакин рассмеялся.
- Да? Еще он сказал, что в принципе в меня верит, и что если я через несколько лет добьюсь серьезных успехов, вот тогда он вернется под мое командование.
- Какое нахальство.
Скайуокер снова пожал плечами.
- Что-то в этом роде. Мне пора, мама.
- Возвращайся. И будь осторожен.
- Ну, что со мной вообще может случиться? Это ты береги себя. Я вернусь, и мы с тобой куда-нибудь поедем. Я же должен показать тебе Корускант. Увидишь, тебе понравится, и мы останемся жить в столице. Мы это заслужили, правда?
Он улыбнулся.
Шми тоже улыбнулась, но только губами. Она почти никогда не плакала. Ни тогда, когда Уотто скупился на еду и в их доме было нечего есть, ни когда отпускала сына на Корускант. Анакин уважал ее за стойкость. Хотя замечал, что тоска в глазах матери была намного горше самых соленых слез.
- Я правда вернусь. Обещаю тебе.
Он поцеловал мать в щеку, крепко ее обнял и забрался в спидер.
Через минуту о визите Анакина Скайуокера на Татуин напоминали только следы сапог на песке, да и те скоро растворились в этой пустынной земле.


Последний раз редактировалось: Alma (Чт Янв 05, 2006 5:20 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 3. Будни

В ангаре пахло работой. А еще - машинным маслом и человеческим потом.
Посреди помещения, сложив крылья, стоял знакомый транспортный шаттл. Трое рядовых суетились с укладкой каких-то ящиков.
- Как прошел отпуск, сэр?
- Отоспался. Что у нас нового, Челси?
- Адмирал Цандерс вернулся с Корусканта.
- Когда?
- Сегодня утром. Будут какие-нибудь распоряжения, сэр?
- Никаких. Собирайте своих парней и взлетаем.
- Есть, сэр. Но погрузка будет полностью завершена только через два часа.
Скайуокер едва заметно нахмурился. У него оставалось еще семь часов последних суток вне службы, но, однако, не было ни малейшего желания справлять поминки по отпуску здесь, шатаясь по барам и притонам Кореллии. За прошедшие дни он достаточно пообщался с пьющими пилотами, ворюгами, контрабандистами и прочим сбродом. Он побывал на родной планете, убедился, что с матерью все в порядке, получил новую порцию недовольства тем, что так и не смог подыскать для нее лучшее обиталище. Однако, дредноут «Мегера» висел в полутора часах полета на шаттле, а от Татуина в памяти оставался лишь едва теплящийся след воспоминаний, как это и присуще всему, что беспредельно далеко и не вписывается в рабочие серые будни. Более всего интерес Скайуокера сейчас подогревала новость о возвращении адмирала. Он надеялся, что не пропустил ничего важного, и рассчитывал, что совещание командования флота состоится лишь завтра.
- Что, транспорта больше никакого нет?
- Так точно, сэр.
- А это что в углу ангара?
- Один из тех бомбардировщиков, что более всего пострадали в последнем сражении. Проходил ремонт в здешнем доке.
- А на «Мегере», что, не справились? С каких пор на Кореллии у нас военные верфи?
- Пришлось заменить большую часть блоков управления, сэр, и капитан Штрим решил, что проще сделать это здесь.
- Ах, вот как. Стоп, вы же его не в шаттл запихивать собираетесь?
- Лейтенант Фогг должен лично доставить его на «Мегеру». Но после ремонта машину еще толком не испытывали.
- Объясните мне, как можно испытывать машину не «толком», - спросил Анакин.
- Извините, сэр. Неточно выразился. Еще не были проведены испытания в стратосфере.
Скайуокер нарочито удивленно поднял бровь. Затем подошел к бомбардировщику. Корабль казался спрятавшимся за столбиками ящиков, словно он по какой-то причине стыдился своего ремонта. Анакин подметил немного перекошенное левое крыло. Потом открыл кокпит, перегнулся и активировал панель управления. Подергал рукоятки, понажимал на кнопки. Пару минут понаблюдал за ходом двигателей.
На первый взгляд все работало.
- А впрочем, отлично. Я и испытаю. Фоггу скажете, что это мое распоряжение.
- Есть, сэр, - ответил Челси, а после осторожно добавил. – Извините. Вы действительно уверены, что риск того стоит?
Скайуокер чуть скривил губы.
- Хотите намекнуть, что Штрим прикажет подбить меня из турболазера сразу, как я назову свой код?
Старший лейтенант сконфузился. Анакин тем временем бросил в кокпит сумку. Залез внутрь и бросил на прощание:
- До встречи, Челси.
Скайуокер поднял неуклюжий бомбардировщик строго вертикально вверх и затем резко развернул его на сто восемьдесят градусов. Покинув ангар, разогнал корабль практически до максимальной скорости. Внезапно стремительно пошел вниз, затем заложил крутой вираж и снова резко поднялся вверх. Оттуда увидел, как густые серые облака с оборванными краями растворили в себе планету. Анакин побарабанил пальцами по экранчику одного из приборов. В доке «Мегеры» он рассчитывал быть минут через сорок. Расчет сбился на тридцатой минуте полета, когда он услышал недвусмысленную дрожь в двигателе. Пришлось чуть сбавить скорость, и вибрация почти утихла.
Скайуокер адресовал ремонтникам одно из любимых выражений из хаттеза.
На секунду им почти овладело желание повернуть назад, разыскать ответственных за дело людей и организовать им системное разбирательство. Нет, не стоит, решил он. Сейчас есть дела поважнее, а проблемой сношений Штрима и кореллианских ремонтных бригад можно будет заняться в более подходящий момент, заручившись документами. А заодно заставить собственных техников попотеть над двигателями. Сейчас главное – приказ, полученный Цандерсом в Совете Безопасности.
На орбите показался дредноут.
- Ангар «Мегера», это ARC-бомбер. Откройте входной шлюз, прием.
- Вас слышим. Передайте код пропуска и свое имя, прием.
- Пятьдесят три – дельта девять, Анакин Скайуокер, прием.
- Код принят. Следуйте на посадку во второй ангар.
Скайуокер филигранно точно поставил корабль в один ряд с пятеркой таких же бомбардировщиков. Коротко кивнул в ответ на приветствие вахтенного.
- Передайте приказ в техобслуживание. Пусть заберут эту машину в ремонтный отсек.
Затем направился в свою каюту, оставил там сумку, вновь поднялся наверх, в рубку, и обратился к дежурному.
- Вилликс, соедините меня с комэском бомберов.
Дождавшись, когда перед ним появится голограмма нужного человека, Скайуокер перешел прямо к делу.
- Какого ситха, Хоубак, подбитый ARC-бомбер сдали кореллианцам?
- Сэр, наши техники эту машину починить не смогли.
- Чушь собачья. Кто отвечает за бомберы? Бленд?
- Да, сэр. Он представил мне рапорт, но там все чисто.
- Объясните, что там случилось?
- После ремонта грохнулась система стабилизации. В испытательном полете. Пилот успел катапультироваться, машину поймали лучом. Пока вас не было, второй помощник связался с одной конторой на Кореллии. Они ранее выполняли наш заказ на аппаратуру.
- Значит, кореллианцы подсунули ломаную систему, наши парни на это купились, а потом от большого ума заплатили двойную цену. Ладно, - Скайуокер помедлил и решил, что не поленится сам спуститься в ремонтный отсек. – С техниками я разберусь сам.

* * * * *
- Бленд!
- Да, сэр.
- Вы уже видели результаты так называемого ремонта?
- Да. Крыло пошатывает.
- И правый двигатель дрожит.
- Позвольте заметить, сэр, что вы на двадцать процентов превысили допустимую для этой модели скорость.
- Превысил?
- Простите, сэр, но бомбардировщик – это не истребитель. Он не предназначен для полетов на такой скорости и сложных маневров.
- Поэтому их и сбивают.
- Да, сэр. Нашим пилотам в принципе не хватает необходимых умений.
- Вы сами хороший пилот, Бленд?
- Сэр, я прошел весь необходимый летный курс. Это отмечено в моем послужном списке. Я вообще считаю, что нельзя чинить технику, если не понимаешь, как она ведет себя в полете.
- Согласен. Но тогда вы точно должны понимать, что бомбардировщик может маневрировать не хуже обыкновенного истребителя.
- Но, сэр, у них в принципе другая функция.
- У пилотов или у машин?
- У пилотов... И у машин тоже.
- Немного иная конструкция. Которая причем совершенно не мешает маневрам. А двигатель той же серии. В общем, мне нужно, чтобы до следующего боевого вылета эта машина была в полном порядке.
- Есть, сэр – ответил Бленд, и, исподлобья взглянув на Скайуокера, решился спросить. - А будут они?
- Что?
- Боевые вылеты?
- Будут.
Бленд продолжал странным немигающим взглядом смотреть на Скайуокера. Затем поправил свои темные волосы. Он всегда так делал, когда хотел придать себе лишней уверенности.
- Сэр, можно с вами поговорить не как с командиром?
- Валяйте. Я еще, - он посмотрел на часы, - целых пять часов в отпуске.
- Мы стоим здесь уже два месяца.
- Бленд, так вы не единственный, кого это раздражает.
- Я не для этого пошел служить во флот.
- Это понятно.
- Я был лучшим на своем курсе.
Скайуокер снисходительно улыбнулся.
- Я тоже.
- Я мог преспокойно перенять дела в фирме отца. Но мне было... интереснее, что ли, возиться с этой дурацкой техникой, чем копаться в бумажках. Потом мне предлагали место специалиста на Фондоре. Это сразу–то после окончания университета. А я зачем-то поперся на два года в Академию и попал сюда.
- Мне тоже много чего предлагали. Уже в детстве, - нарочито серьезным тоном ответил Анакин.
- Да?
- Да, - и снова также серьезно. - Работу наркодиллера на Корусканте, например.
- Я не шучу, - Бленд дернул головой. И снова пригладил короткий завиток волос на левом виске. - Нам мало платят. Вы же не считаете то, что мы получаем, приличным жалованьем?
- Вы об этом думали, когда шли в Академию?
- Еще я думал о положении в обществе.
Скайуокер скептически поднял брови. Ничего не ответил.
- А что тогда для вас, - Бленд обвел глазами ангар, - ну, все это?
- То, что я умею делать.
- Я понимаю. Карьерные перспективы у вас есть.
- У вас тоже, Бленд.
- А что будет дальше?
- Постараемся выиграть войну.
- Когда?
- Когда вы почините этот самый бомбер.
- Да что...
- Да то, - неожиданно оборвал его рассуждения Анакин. - Что завтра к двум часам дня вы представите мне рапорт о состоянии машины. А к четырем у вас должны быть готовы соображения по приведению ее в полную боевую готовность.
- Есть, сэр.
Скайуокер повернулся на каблуках и зашагал прочь. Вслед ему понеслось:
- Сэр, вам нравится, когда вам все завидуют?
Теперь уже Анакин не смог скрыть кривой, одновременно удивленной и в чем-то разочарованной улыбки. Впрочем, он и не скрывал ее, потому что в ответ на этот смешной выпад не соизволил обратиться к технику лицом. Он так и стоял целую минуту, глядя на свое отражение в блестящей обшивке стен ремонтного ангара и улыбаясь самому себе.
- Например, кто?
- Капитан Штрим.
Анакин пожал плечами.
- Это, честно говоря, не моя проблема.

* * * * *
Адмирал Цандерс, человек средних лет и среднего роста, глубокую залысину которого скрывала фуражка, а достаточно стройную для его возраста фигуру словно нарочно подчеркивал затянутый ремень на кителе, стоял в центре зала для совещаний. У самого края голографической звездной карты. У адмирала была странная привычка – тыкать в карту пальцами вместо того, чтобы пользоваться лазерной указкой. Иногда он вспоминал об этой удобной штуке, спохватывался, и брал излучатель в левую руку – адмирал был левшой – но через некоторое время клал его на стол, и снова принимался водить пальцем по зеленым лучам голограммы.
Его адьютант Валлаш возился с распечатками карт.
Неподалеку от Цандерса, выпрямившись и почти навытяжку стоял Менкинс, капитан флагмана «Магус», где, собственно, и происходило совещание. Менкинс был темноволос и высок, носил усы с маленькими завитками и вообще мог показаться каким-то персонажем из старого приключенческого романа. При условии, что у остальных присутствовавших на совещании офицеров было время прочитать такие романы. А так как это условие выполнялось с трудом, то тридцатипятилетний Менкинс казался обыкновенным карьеристом, что для республиканской армии было таким же обыкновенным делом. Принято было считать, что в войсках и не было людей иного сорта, как только карьеристы или неудачники. Карьеристы быстро прокладывали путь наверх, мостя себе дорогу талантом к военному делу или иным талантом, как-то подсиживание своих товарищей по службе. Неудачников в войсках скапливалось еще больше, но они наверх не шли, а оседали среди офицеров низшего чина, если вообще становились офицерами.
Стоявшего еще дальше от Цандерса, Менкинса и Валлаша старшего помощника «Мегеры» Скайуокера считали карьеристом. Он это знал, и не возражал. Он и сам причислял себя к карьеристам. Но создавшееся положение он никак не признавал нормальным. Почему-то именно сейчас ему вспомнился вчерашний разговор с Блендом. Ему все казалось, что служба в армии должна совершаться не только ради серебряного и золотого звездопада, которым новые звания отмечаются на униформе. Вряд ли он стал бы распространяться на эту тему, он и сам был по горло сыт республиканской пропагандой. И кое-какой философией тоже, а, значит, и не собирался глубоко задумываться, что же такое военное дело – умение хорошо убивать или же умение хорошо защищать. Он только знал, что это - дело. Работа. Призвание. И глубоко в душе был уверен, что в идеале подавляющее большинство военных должно думать так же, как он, и считать службу возможностью жить по призванию, а не только дорогой к положению в обществе.
Впрочем, при сегодняшней политической ситуации в Республике военная служба была дорогой не к положению, а в некое другое место, приличные названия для которого надо еще поискать. Два года назад, когда первые этнические конфликты на внешних территориях переросли в захват целых систем и объявление независимости, Совет Безопасности, не думая, затыкал эти дыры республиканским флотом и наземными подразделениями, пока вдруг не оказалось, что армия основательно завязла в самой настоящей гражданской войне, а против нее стоят другие армии, нередко куда лучше подготовленные для ведения длительных кампаний. Большая часть войск сохранила верность Республике, хотя многие локальные подразделения перешли под командование сепаратистов. И если в самом начале войны небольшие оппортунистические объединения создавались и разваливались чуть ли не каждый день, то позже отделившиеся государства смогли объединиться в «Союз независимых систем». Растаскивать на части огромный лежалый шмат мяса под названием Республика стало еще легче. Движение сепаратизма, поначалу питавшееся внешними регионами, теперь могло отрывать самые аппетитные и неподгнившие кусочки средних и центральных территорий государства. Рецепт был прост: быстро пропустить сырье через мясорубку наземных действий, слепить новый вариант демократии и немного поджарить огнем бластеров или турболазеров. Какая-нибудь забытая национальная идея и маленькая война за независимость сплачивала народ, а далее на помощь отделяющимся приходили сепаратистские подразделения. И очередное блюдо под названием суверенная система готово. Впрочем, суверенностью своей дорожили немногие. Большинство таких государств очень скоро вступали в «Союз независимых систем».
Цандерс прочистил горло, и сказал только одно слово.
- Контрнаступление.
Потом обвел глазами публику. Публика состояла из капитанов и нескольких старших помощников всех кораблей пятого республиканского флота, включая в себя двадцать три человеческих существа, двух каламари и одного суллустианца.
Менкинс решил нарушить молчание, и спросил:
- Республика переходит в контрнаступление, сэр?
- Республика не переходит в контрнаступление. Республика вот уже полгода как перешла в контрнаступление.
Со стороны это казалось заготовленным спектаклем, и оно действительно им было. Ясно, что капитан «Магуса», где размещались адмиральские апартаменты, лучше всех посвящен в новости, а сейчас своими вопросами просто обрамляет выступление командира.
Цандерс, однако, продолжил.
- Разумеется, это относится только к некоторым участкам фронта. Тем не менее, мы практически прекратили беспорядки в центральных территориях. Правда, ценой потери почти двух флотов. С другой стороны, мы не можем начать активные действия на внешних территориях, пока в средних все не будет вычищенно. Совет безопасности принял решение, согласно которому в дело пойдет шестой флот, то есть резерв.
- Резервный флот идет в дело, сэр?
- Резервный флот остается охранять центр и рассредоточивается вокруг столицы. Таким образом, четвертый вместе с нами начинает освобождать от войск сепаратистов захваченные в прошлом году планеты Средних территорий. Первый, второй и третий держат границы внешних территорий.
- Наше первое задание – обеспечить наступление вот на этом участке, - Цандерс все-таки взял излучатель и ткнул оранжевым лучом в карту. - Освобождение этих четырех систем Совет счел первоначальной и важнейшей задачей. И начать придется с объединенного королевства Локримии, то есть с планет Лоду-1 и Лоду-2.
- Позвольте спросить, сэр, почему именно с них? Реванш?
- Не реванш, Менкинс. В качестве повода пойдет оккупация Лоду-2, ранее входившей в состав Республики, и всякие этнические чистки. Будем восстанавливать порядок и демократию. Суть же в том, что на Лоду-2 построены верфи. По донесениям разведки, налажен выпуск истребителей. И это уже не прототипы, а серийная продукция. Есть и другие данные: скоро ожидается выход прототипа какого-то нового дредноута. Естественно, для охраны верфей над Лоду-2 постоянно болтается значительная часть их флота.
- Сэр, наша задача – уничтожить верфи?
- Наша задача – прибрать верфи к рукам. И не только. Наземная армия наполовину состоит из войск, переброшенных отсюда, - адмирал указал на маленькую незаметную систему во внешних территориях. Я имею в виду наемников. Войска включают в себя флот, передислоцированный с Лоду-1 и два наземных корпуса. Это что касается захваченной Лоду-2. Что же касается самой Лоду-1, то это, прежде всего, их местная армия. Флот невелик, в основном наземные силы. Включая танковый корпус.
- Уничтожить такую армию или заставить их уйти с планеты будет сложно, - сказал Менкинс.
- Да, но в случае успеха это гарантирует серьезный прорыв на участке. После локримийского королевства, освобождение таким систем, как Туод и Ксаббия не станет большой проблемой.
- Позвольте заметить, сэр, что Туод и Ксаббия – давние союзники.
- Безусловно.
- Что, если Туод и Ксаббия бросят свои, пусть и малочисленные подразделения на помощь Локримии?
- Вы правы, Менкинс, - в формальной обстановке адмирал всегда называл капитана на «вы». – Оттого мы и должны действовать быстро.
Он снова обвел глазами офицеров.
- Есть вопросы или предложения?
Анакин тоже обвел глазами публику. Посмотрел на своего капитана. Штрим стоял рядом, апатично вслушиваясь в выступление Цандерса и Менкинса. Для Скайуокера это было первое совещание такого уровня, где понадобилось его присутствие. Однако, наблюдая выражение лица Штрима, он почему-то не сомневался, что от его командира никогда никаких предложений не поступало и на более ранних совещаниях. Впрочем, раз пятидесятивосьмилетний Штрим дослужился до звания капитана «Мегеры», на одном из самых маленьких, но все же не самом завалящем дредноуте пятого флота, значит, это устраивало достаточно многих в командовании флота.
Наконец, раздался голос вице-адмирала Ли Фуна.
- Мне кажется, сэр, что мы должны учесть связанность двух систем, о которых идет речь. Лоду-1 и Лоду-2.
- Правильно, Фун. И какой вывод вы из этого делаете?
- Действовать придется одновременно в обеих системах.
Адмирал деловито улыбнулся.
- Это нерационально, - тихо сказал второй вице-адмирал флота, Юманс.
Цандерс услышал это и повернул голову в его сторону.
- Разве у нас хватит ресурсов, сэр?
- Впрочем, у нас есть четвертый флот, - в дискуссию снова вступил Менкинс.
- Вот именно, - серьезно сказал адмирал. – Но о передислокации четвертого флота никто на Локримии и не подозревает. Предлагаю действовать постадийно. Сначала в бой вводится две эскадры. Им придется потерпеть и вызвать на себя весь огонь на Лоду-1. Когда наши друзья-сепаратисты, то есть, тьфу, войска свободного локримийского королевства сообразят, что их родная планета под огнем, они отправят туда весь свой флот с Лоду-2. В это же время мы подвергнем бомбардировке их наземные базы на Лоду-2.
- Как только их флот отойдет к Лоду-1, они могут закрыть базы энергетическим щитом.
- Естественно. Поэтому операция синхронизируется с точностью до минут. Если и закроются, тем лучше для нас. Флот мы должны разбить так или иначе, а их базы позже просто заблокируем. Захотят покушать – вылезут и из-под щита. Один батальон десанта отправляется на верфи, другой в столицу.
- Лоду-1 так это не оставит .
- Естественно, Менкинс. Совет Безопасности дал исключительное право на интервенцию. Другого выхода нет, придется принудить их к капитуляции тем или иным способом. А потом заняться Туодом и Ксаббией. Есть еще вопросы?
Обсуждение растянулось на час. В конце концов, даже младшие командиры типа Скайуокера получили по заданию.
- И еще, - вдруг сказал Цандерс. – Приятная новость. Сенат увеличил военный бюджет, и Совет Безопасности распорядился вложить солидную часть этих дополнительных средств на постройку новых военных кораблей...

* * * * *
Скайуокер проснулся рано, без будильника, и его первой мыслью было то, что осталось в голове с вечера – подготовка корабля к сражению над Лоду-1. Надо будет пообщаться с командирами десантных подразделений. И с командирами каждого звена истребителей. Ах да, еще стоит зайти к Бленду, посмотреть, во что он превратил тот бомбер. Последний день на Кореллии, как никак. Уйдем, и больше времени на совещания и проверки не будет, подумал он.
Анакин снова закрыл глаза и притянул к себе Силу. Огонь. Он всегда ощущал Силу только как огонь. Внутренний, обжигающий, свежий поток огня. Каждый день – разный. Пламя не бывает одинаковым.
Оставалось встать. Сходить в душ. А потом сбегать в столовую.
Скайуокер открыл глаза вновь, и в этот момент его что-то кольнуло.
Словно кто-то ледяными иголками проткнул оба века сразу.
Нет.
Это тоже была Сила.
Именно. Сила, чужая Сила была рядом. Быть может, прямо на этом корабле. Или на дредноуте Менкинса.
С минуту Скайуокер напряженно вглядывался в потолок, как будто именно там сейчас решались вопросы неправильного устройства мироздания, а он мог быть все понимающим зрителем, с контрамаркой припершимся в этот театр всегалактической суеты.
Потом сел в кровати. Мир перевернулся, и он уперся глазами в дюрасталевый пол каюты.
За день предстояло сделать столько, сколько обычно делается за сутки – как и следовало ожидать, флот застоялся на вынужденном ремонте, и ни один из кораблей не был готов к сиюминутному отправлению, а поэтому приходилось в невероятном темпе наверстывать упущенное. Разумнее всего было бы сосредоточиться на работе и послать все нехорошие предчувствия очень далеко.
Не получилось. Слишком сильно он хотел знать причину, какого гребаного ситха именно здесь и сейчас появилось то, что он почувствовал.
Через четверть часа Скайуокер, пребывая в совсем не по-утреннему мрачном расположении духа, проследовал в офицерскую столовую, где откровенно достал второго помощника вопросами переброски кораблей в гиперпространство. Ну, не каждый бравый офицер флота за завтраком хочет непременно говорить о постылых служебных делах, однако, к старшему по званию надо прислушиваться.
Именно тогда, когда Анакин доедал положенный офицеру маленький кубик десерта – какое-то подобие шербета – к столу подскочил адьютант Штрима и сообщил ему о новом экстренном совещании на «Магусе».
- А подробности? Известно что-нибудь?
- Сообщают, что из центра прибыл посланник Совета Безопасности, сэр.
- Да. Я так и понял, - сказал Скайуокер, и, оставив десерт недоеденным, а второго помощника удивленным, отправился в ангар.

* * * * *
Было все то же самое, что и позавчера. Те же самые холографические карты, тот же самый энергичный Цандерс. Адмирал снова поправлял фуражку на лысине и снова теребил лазерную указку в левой руке.
И все-таки что-то было не так.
То ли карты казались не зелеными, а мутно-зелеными. То ли в движениях Цандерса просматривалась несвойственная ему спешка и суетливость. Однако, Цандерс собрался, и, картинно выпрямившись, мгновенно перешел к делу без всяких прелюдий.
- По донесениям капитанов дредноутов, флот готов выступить завтра вечером. Но беда в том, - Скайуокер удивился, что адмирал употребил именно это слово, «беда», - что нам придется изменить стратегию сражения на Локримии. Слово посланнику Совета Безопасности.
В центр зала переместилась фигура в коричневом плаще.
- Меня зовут Рэй Лурус. Я рыцарь-джедай.
Светловолосый парнишка, назвавший себя Рэем Лурусом, легко поклонился. И улыбнулся. Весьма даже приветливо так улыбнулся.
Э, какие молодые нынче рыцари пошли, подумал Скайуокер. Что бы это значило? И сколько ему – двадцать два, двадцать три? Ровесник, стало быть? Ну, двадцать пять от силы.
Анакином овладело странное осознание того, что он и сам был, нет, не был, а мог стать таким. Теоретически... На секунду он целиком отдался этому ощущению, и легко представил себя в коричневом плаще. С серебряным сейбером на поясе. Точно, непременно с мечом, это ж круто, правда. И вот стоит он с мечом... среди своих, нет уже не своих. Посреди обычных вечно сереньких республиканских военных, которым в силе приказывать не только бравые кабинетные генералы Совета Безопасности, но и министры, и члены Совета Ордена. Конечно, приказы последних формально приказами не являлись и были завуалированы под рекомендации, но кто же не знал, что рекомендации эти имеют столько же веса, как и прямые приказы Совета Безопасности Республики...
А ведь и правда, он мог стать таким...
Ну, так не стал же, сказал он сам себе. И слава Силе.
- Совет Безопасности требует внести коррективы в операцию по освобождению этого участка, - рыцарь посчитал, что Цандерс поделится с ним указкой, но адмирал мертвой хваткой вцепился в приборчик, который никогда не был ему нужен. Поэтому Лурус обратился к адьютанту Цандерса. – Пожалуйста, дайте мне лазерную указку.
Адьютант исполнил просьбу, и Лурус ткнул оранжевым лучом в Лоду-1 и Лоду-2.
- Совет Ордена Джедаев постановил, что перед любой планируемой атакой необходимо провести переговоры на самом высшем уровне. Я имею в виду локримийского короля Эсквио Фирцини.
- Совет Ордена был осведомлен о планируемой атаке?
- Разумеется. В том смысле, что Совет Безопасности отдал приказ вашему флоту начать контрнаступление на этом участке и освободить оккупированные сепаратистами планеты.
- А, - только и ответил Цандерс.
Джедай удивленно посмотрел на него. Видимо, он ожидал иной реакции.
- Совет считает, что Фирцини – очень разумный человек и, безусловно, может внять нашим доводам.
- Простите, какой Совет? – вежливо переспросил адмирал.
- Совет Ордена, - не мигнув, ответил Лурус. – Это значит, что ситуацию можно решить бескровно. Для нас это является приоритетом. Более того, Фирцини известен своим глубоким уважением, которое он испытывает к Ордену.
- И крупными пожертвованиями, наверно тоже, - вставил капитан «Магуса».
Джедай покачал головой. Адмирал бросил на Менкинса короткий укоризненный взгляд.
- Какова суть переговоров?
- Бескровное решение конфликта. Перемирие с Республикой. Система останется независимой, но будет оказывать нам всяческое содействие.
- Рыцарь Лурус, так нам не содействие нужно. Нам нужно захватить их верфи. Освободить Туод и Ксаббию. К ситху лысому вышвырнуть оттуда наемников.
- Адмирал, - джедай улыбнулся, - Я именно об этом и говорю. Переговоры, удачные переговоры, дадут возможность экономического соглашения по поводу верфей. Проще говоря, Республика намерена сделать большой заказ на поставку истребителей. Перемирие также даст возможность для войск беспрепятственно передвигаться через Локримию.
- Беспрепятственно передвигаться мы умеем и в гипере. Мы ведем войну с этими ребятами или покупаем у них истребители? Когда я был на Корусканте, в Совете Безопасности вроде как говорили об этнических чистках, которые правители Лоду-1 соблаговолили устроить на Лоду-2. Наша цель – разбить тех, кто устраивал беспорядки в Республике. А беспорядки начались именно что со вспышек национализма на Лоду-1. Мы не подавили их тогда, и должны подавить сейчас. Проводя контрнаступление.
- Адмирал, вы совершенно правы. Совет Ордена уже принял решение провести расследование, связанное с донесениями о случаях расовой дискриминации. Поверьте, все учтено. Если нам не удастся провести переговоры и склонить Лоду-1 на нашу сторону, вот тогда в дело пойдут ваши пушки.
- А перед этим вы предупредите Фирцини о возможной атаке?
- Да, так будет честно, - уверенно ответил джедай. – По сути, это ультиматум. Я просто дам знать, чем для Лоду-1 грозит несодействие Республике.
- Ультиматум? Рыцарь Лурус, вы понимаете, что своими переговорами срываете всю операцию? - это был снова Менкинс. - Единственным гарантом успеха была неожиданность. У нас нет столько наземных сил, чтобы вступить в затяжную кампанию. Мы намеревались загнать их флот в ловушку, а потом разбить их базы на Лоду-1 ударами сверху.
- Капитан Менкинс, позвольте. Должен заметить, что Совет Ордена ставит целью именно освобождение Лоду-2. Только если правитель Лоду-1 не согласится вывести с Лоду-2 наемников, может идти речь об атаке мирной системы.
- Эта мирная система вышла из состава Республики...
- То была воля народа, капитан, - ввернул рыцарь.
- ... и захватила соседнюю планету. А потом началась война.
- Капитан, - мягко обратился джедай, - не станете же вы утверждать, что гражданская война началась с так называемых вспышек национализма на Лоду-1?
- Нет, конечно. Но эти сволочи подали хороший пример остальным.
- Менкинс, подожди, - окликнул его адмирал. – Рыцарь, вы сказали, что хотите бескровной победы. Вернее, бескровного перемирия. А вам известно, что грозит нашим войскам в случае вашей неудачи с переговорами? Мы будем вынуждены вступить в сражение с противником, который не просто предупрежден о нашем визите – а который успеет передислоцировать флот и перевести всю массу наземных войск в столицу. Да, наш флот имеет численный перевес, но они успеют поднять тревогу и вызвать подмогу с Туода и Ксаббии. Если вы так жалеете бедных сепаратистов и их несчастных наемников, почему бы вам также не пожалеть наши батальоны?
- Адмирал, Совет сделает все, что в наших силах, чтобы не допустить потерь с нашей стороны.
Скайуокер услышал, как стоявший недалеко Менкинс шепнул адьютанту, что «Совет в Республике есть только один».
- Так кто же будет проводить переговоры? Вы? – спросил Цандерс.
- Да, - джедай поклонился. – И да пребудет с нами Сила!
Перепланирование операции заняло времени больше, чем ее планирование. Снова были вытащены карты, снова были распределены боевые задания. Цандерс хотел узнать, где именно будут проходить переговоры, чтобы в случае неудачных переговоров сразу шарахнуть в это место лучом турболазера.
Однако, кроме того, что локримийский правитель в данное время находится на Лоду-2, джедай ничего не сказал. По его мнению, это тоже было нечестно.
Через два часа Анакин вместе со Штримом поднимались в ангар. Их ждал шаттл. Скайоукер почувствовал, что не хочет улетать с «Магуса» и что здесь осталось незавершенным какое-то важное дело.
- О чем думаешь? – спросил его Штрим.
- Об операции.
- Ну, думай. Наше дело – не допустить прорыва сепаратистов обратно к Лоду-1.
- Не допустим, - рассеянно ответил Скайуокер. – Сэр.

* * * * *
Предстоящая операция уже оформилась в его голове. Он знал, что будут потери. Большие потери. Возможно, потери кораблей. И совсем несладко придется тем, кто пойдет в десант – потому что их, скорее всего, будут ждать.
Неправильная операция, подумал Скайуокер. И у меня неправильный настрой. Так мы ничего не выиграем.
В ангаре к нему подошел один из техников. Со своими проблемами и рапортом. Анакин с трудом его выслушал, едва сдержал себя, чтобы не сорваться и не наорать на очередную глупость. Дал пару рекомендаций, как исправить допущенный при ремонте истребителя просчет.
В конце концов, это просто техник, от которого мало что зависит. Те, от которых зависит все, уже высказались. И операцию перепланировали. Так, чтобы заведомо проиграть.
Неправильный настрой. По-неправильному злой. Бывает злость – правильная, боевая. Она помогает, потому что именно с ней приходят на помощь хладнокровие, решительность, хитрость.
А тут просто раздражение, и хочется убить кого-то, или просто дать в морду.
Неправильно это.
Была, конечно, одна идея. Крышесъезженная и сумасшедшая.
Он поднялся в рубку.
- Где капитан Штрим? – спросил он у вахтенного.
- У себя в каюте, сэр.
- А его адъютант?
- Только что здесь был. Кажется, тоже ушел, - вахтенный смял зевок губами.
Было поздно. Скайуокер и сам устал, и в этой усталости почти растворилась вся его злость. Он подошел к консолю связного.
- Квинси, соедините меня с адмиралом Цандерсом.
- Но, сэр, - штабист хотел что-то сказать по поводу, кому следует и кому не следует обращаться к адмиралу без прямого на то приказа капитана.
- Или я сделаю это сам. Как тогда, у Лан-Дорна.
После этого напоминания, штабист безмолвно выполнил распоряжение. Очень скоро перед Скайуокером возникла фигура адъютанта Цандерса.
- Валлаш, мне очень нужно поговорить с вашим шефом. Я по поручению капитана Штрима, - соврал он.
Прошла еще минута, и холографическая связь замкнула адмиральскую каюту на одном корабле и рубку на другом. Адмирал неотрывно смотрел на Скайуокера. Как будто чего-то ждал. Тот решил незамедлительно перейти к делу.
- Сэр, я прошу прощения за то, что пренебрег субординацией и обращаюсь к вам без ведома капитана Штрима.
- Я надеюсь, это нечто важное, Скайуокер.
- У меня есть одна идея по поводу операции, сэр.
Через пятнадцать минут Скайуокер снова был в ангаре своего дредноута, снова забирался по трапу на шаттл, а еще через полчаса сидел в адмиральских апартаментах на «Магусе».
- А как вы собрались его отследить?
- Поставлю маячок на его истребителе.
- Все гениальное, конечно, просто. Но вы уверены, что он не заметит?
- Я поставлю ему такой маячок, который он не заметит.
- И кто, по-вашему, поведет эту команду смертников?
- Я бы предпочел сделать это сам, - Анакин улыбнулся одними губами. – И, осмелюсь сказать, сэр, я пока не собираюсь записываться в смертники.
- Потери в такой операции неизбежны. Представьте, сколько там наемников.
- Я возьму своих лучших людей.
Цандерс покачал головой.
- Вам не дадут там даже приземлиться.
- Об этом я тоже хотел с вами обговорить. Чтобы не бросаться в глаза шаттлом или баржей, я хочу потребовать у одной кореллианской ремонтной компании небольшой, но маневренный фрахтовик. Одолжить, естественно.
- Потребовать?
- Да. Капитан Штрим заключил с ними контракт, который они выполнили на редкость недобросовестно. Я первый помощник «Мегеры», и в мои обязанности кроме прочего входит также наблюдение за состоянием всех истребителей и бомберов. Я хотел с ними разобраться...
- Но вам не разрешили.
- Именно так.
- Тогда разбирайтесь. И одалживайте фрахтовик.
- И еще. На фрахтовике тоже будет установлен маячок. И в независимости от того, удастся ли нам выкрасть Фирцини, я бы рекомендовал провести бомбардировку базы на Лоду-2, скажем, через полчаса после начала операции.
- Это большой риск.
- Такая операция или удастся сразу, или не удастся вообще. Если нас действительно заметят и перестреляют.
- А если возьмут в плен?
- Адмирал, на большинстве отделившихся систем действует один и тот же приказ - нас в плен не берут.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 4. Операция

Подготовка к операции проводилась в атмосфере секретности. Цандерс предупредил Штрима, и перераспределил обязанности высшего офицерского состава «Мегеры». Скайуокеру теперь никто не мешал, и он имел право обговаривать детали операции непосредственно с самим адмиралом, без всяких адьютантских проволочек и минуя Штрима.
Последнему это никакого удовольствия не доставляло, а Скайуокер в свою очередь умудрялся не замечать недовольства командира. Помимо сумасшедшей операции по похищению Фирцини, он был все также занят подготовкой эскадрилий истребителей и бомбардировщиков к вылету. Слушал отчеты техников. Проверял, насколько слаженно работают бригады канониров у турболазеров. Этих обязанностей с него никто не снимал, и он никогда и ни за что не попросил бы у Штрима или Цандерса дополнительной поддержки.

* * * * *
В последний день перед уходом флота из системы, в бюро кореллианской компании, занимающейся ремонтом небольших летательных аппаратов, заглянул один человек. Выяснив у секретаря, что учетные записи фирмы не содержат никаких данных о ремонте военных кораблей, не говоря уже о каком-то бомбардировщике, человек спокойно расстался с пятьюдесятью кредитами и взамен получил новую информацию. О начальнике ремонтной бригады, который мог что-то знать.
- Я по поручению капитана Штрима.
- И в чем же дело?
- Капитан Штрим хотел бы кое-чем поинтересоваться у вас. Так сказать, он поручил мне разведать обстановку.
- Товар, что ли?
- Так точно, сэр.
- Эти старые запчасти с вашего дредноута, которые он мне сбагривал, уже мало кому интересны.
Посетитель не изменился в лице.
- Есть и более новое сырье.
- Списанное?
- Да, нам удалось это провернуть.
- А подробнее?
- Подробнее будет на холодиске. И еще. В ARC-бомбере обнаружились новые неполадки.
- Я же и раньше говорил, что этот кораблик легче сдать на металлолом, чем починить.
- Вот и Штрим о том же думает. Как вы считаете, это возможно?
- Конечно. Но больше двадцати тысяч я за него не дам.
- Я передам ваши слова капитану.
- Его, что, не устроит такая сделка?
Посетитель улыбнулся
- Его, я думаю, уже все устроит.
- Не понял.
- Слухи о вашем с ним бизнесе дошли до ушей высшего командования.
Начальник ремонтной бригады только пожал плечами.
- Это не мои проблемы.
- А еще эти слухи могут дойти до кореллианской налоговой инспекции.
- И ситх с ней.
- Или до зеленых ушей некоего родианца Кото Гшора.
- Не знаю никакого родианца.
- Надо же, а я считал, что уж о ликвидации компании «Бренн и сыновья» на этой планете не слышал разве что маленький ребенок, нежную психику которого берегут родители. Потому что детям обычно не рассказывают истории о том, как главе компании в его конторе среди бела дня разворотили кишки виброножом. Та же печальная участь постигла и двух его сыновей. Это, разумеется, случилось после того, как господин Бренн не внял предупреждениям. Кото Гшор прислал Бренну его секретаршу. По частям, разумеется.
- Не пытайтесь меня запугать, - зашипел кореллианец.
- Я всего лишь рассуждаю. Вы знаете, как долго живет человек после того, как ему вспорют живот? Зависит, конечно, от того, как это сделать.
Кореллианца передернуло. Его посетитель, как ни в чем ни бывало, продолжал.
- Мне на боевых пару раз приходилось наблюдать за процессом. Эстетики в нем... маловато. По данным медэкспертизы, Бренн умирал в течение часа. Правда, ваша кореллианская полиция почему-то замяла это дело за недостатком улик.
Кореллианец промолчал. Его посетитель нарочно выждал минуту и продолжил.
- И я уверен, Кото Гшор будет очень недоволен тем, что вы завели бизнес с республиканским флотом и, мало того, что не заплатили ему нужный процент от доходов, так и вообще не проинформировали его.
- Думаете, Гшор станет слушать такого, как вы? Семья Гшора принимает только кореллианцев.
- Желаете в этом убедиться?
Начальник ремонтной бригады снова замолчал. Затем нехотя изрек:
- Вам-то что надо?
- Арендовать корабль.
- Какой?
- Фрахтовик, что-нибудь вроде YT-1300. Не новый, но в хорошем состоянии.
- И где я вам его сейчас достану?
- Где – не имею понятия. Но по истечении получаса он должен стоять в вашем ангаре. Готовый к полету и гиперпрыжку.

* * * * *
Отсчет операции «Розенрот» начался с того момента, как ровно в двенадцать часов пятнадцать минут по стандартному времени флагман «Магус» вышел из гиперпространства за пределами системы Локримия. Настолько далеко, чтобы сканеры разведкораблей или других систем безопасности населенных планет не смогли бы его обнаружить. И настолько близко, чтобы переброска флота к планете заняла бы минимум времени. Вслед за флагманом гиперпространство покинули остальные корабли.
Ровно в двенадцать часов двадцать минут одноместный истребитель джедая Рэя Луруса покинул ангар «Магуса». Через минуту корабль уже совершал гиперпространcтвенный прыжок. В двенадцать часов двадцать пять минут ангар дредноута «Мегера» покинул небольшой фрахтовик «Кройц». На его борту находился отряд численностью в двадцать человек.
В двенадцать часов пятьдесят семь минут истребитель рыцаря вынырнул на укрытой ночью стороне планеты Лоду-2. Лурус тотчас же связался с наземной базой и получил точные координаты места, где он должен был совершить посадку.
В час семь минут «Кройц» вышел из гиперпространства на орбите планеты. Через пятнадцать секунд его навигационный компьютер засек сигнал маячка, висевшего на брюхе истребителя Луруса.
Контакт был установлен. Оставалось ждать начала активной фазы операции.
Пилот фрахтовика лейтенант Глан Брайбен и его помощник сержант Зиниэль Клинч внимательно следили за траекторией, которую обозначавшая истребитель точка вычерчивала на одном из мониторов.
В кабину заглянул Скайуокер. Пилот, не оборачиваясь, спросил:
- Следовать за ним?
- Да, только держи расстояние.
- Клинч, переходим в стратосферу планеты. Курс тридцать четыре по направлению «ро».
- Есть, сэр.
- Непохоже, чтобы джедай шел к столице, - заметил пилот.
Скайуокер подошел ближе. Встал за креслом пилота, и, всматриваясь в мониторы, спросил:
- Что там еще есть по курсу из крупных населенных пунктов?
- Клинч!
- Сейчас гляну. Хм, ничего крупного. Из городов только Триния.
- Вряд ли, - возразил Анакин. – Тогда он слишком отклонился от курса.
- Кажется, он снижается.
- Клинч, пересчитай его возможную траекторию, – распорядился пилот. - С поправкой на снижение.
- Есть, сэр.
- В этом районе нет никаких баз. Не верю, что Фирцини устраивает переговоры у себя на даче.
Пару минут в кабине стояла тишина. Изредка попискивал компьютер Клинча, сверявший донесения разведки с картами.
- Так и есть, дача.
- В каком смысле, Клинч? – спросил Скайуокер.
- Вилла-де-Гицца, сэр. Загородная резиденция их бывшего премьера.
- Отлично.
- Сэр, похоже, он заходит на посадку.
- Есть там еще какие-нибудь поселения?
- В трех километрах от «дачи» будет Коффальпано. Маленький городок. Две тысячи жителей.
- Глан, бери курс туда. Сядешь на окраину.

* * * * *
- Вилла-де-Гицца. Загородная резиденция их бывшего премьера, - повторил Анакин, входя в салон, оборудованный под временный штаб.
- Сейчас, - старший лейтенант Юрвин Брайбен, младший брат которого сейчас управлял фрахтовиком, согнулся над небольшим компьютером. – Если резиденцию не перестроили, у нас есть довольно подробный ее план.
- Повезло, - тихо произнес лейтенант Райс Гранци.
Скайуокер скользнул взглядом по карте.
Обычная резиденция высокопоставленного чиновника. Горная долина – это у них всегда в моде, уже тысячу лет, наверное. Озера, водопад – полный комплект украшений. Старый каменный дворец, отремонтированный десять лет назад. Комплекс огражден трехметровым забором. Дворец в три этажа. Два ангара. Один на верхнем этаже. Рядом с дворцом – сад, аллеи, маленькое озеро. Множество мест для укрытия, это хорошо. По саду гарантируется постоянное наблюдение, это плохо. Но ожидаемо плохо. За садом еще один ангар, там же два коттеджа службы охраны. В саду замаскированный под каменную беседку – генератор энергетического щита. Так всегда строят, это старый прием. Судя по донесениям, щит раньше включали только в экстренных случаях. Как сейчас, неясно. По углам ограждения расположены еще четыре маленьких генератора. Высота вертикальной энергетической стены – двадцать метров.
Как всегда, стандартный объект, требующий нестандартного решения.
И думать надо быстро, а времени нет.
Фрахтовик меж тем уже шел на снижение.
- Тут, наверно, горный курорт, - брякнул Гранци.
- Чего? – переспросил Скайуокер.
- Горный курорт, говорю. Есть такое древнее развлечение – на лыжах кататься. Или на досках.
- На лыжах? – рассеянно произнес Анакин. – Ну да, по снегу. Слышал.
- Я в такой долине вырос. Каждый день катались. И на лыжах, и на досках. Здорово было, а еще с трамплина...
- Слушай, Гранци, заткнись, или я тебе эти лыжи... – не выдержал Брайбен.
Фрахтовик мягко уселся на какую-то ровную поверхность.
- Сели, командир, - выглянул из кабины пилот.
Анакин кивнул. Он все также думал о снеге. Видел он этот снег всего два раза в жизни, и оба раза снег ему нравился, вот только времени не было, чтоб получше его понять. А Гранци вырос в горной долине, стало быть, всю жизнь ходил по снегу. В теплой одежде, в теплой обуви, в шапке. Наверху, в горах, всегда холодно.
А я вырос на Татуине, подумал Скайуокер, и у нас тоже холодно по ночам, а днем жарко. Гранци и не знает, что такое настоящая жара. Зато он видел снежные горы, а я только песочные. Песок рассыпается. И горы из песка тоже рассыпаются, а иногда при сильном ветре будто оживают эти горы, и переходят за ночь целые мили. Это если буря. В горах, наверно, тоже бывают бури. Конечно, бывают, я же где-то читал об этом.
И снег... падает...
- Лаш, - обратился к связному Анакин, - соедини меня с Цандерсом.
- Есть, сэр.
Через десять секунд перед Скайуокером замерцала небольшая голографическая фигурка адмирала флота.
- Слушаю, Скайуокер.
- Сэр, Лурус совершил посадку на Вилла-де-Гицца. Это летняя резиденция бывшего президента. Мы связались с базами данных на флагмане. Планы резиденции, составленные службой безопасности, у меня есть. Прикажете продолжать операцию?
- Что за резиденция?
- Дворец с садом и энергетическим ограждением в горной долине.
- Как думаете проникнуть?
- Предполагаю организовать аварию в сетях питания и воспользоваться временным отключением генератора, чтобы попасть внутрь.
- И как вы это сделаете?
- Высадимся на гребне горы. С помощью взрыва вызовем искусственную лавину.
- Дальше.
- Первый взвод под командованием лейтенанта Гранци маскируется в саду. Отряд численностью в пять человек, включая меня, старшего лейтенанта Брайбена и трех человек из его взвода, проникает внутрь дома. Скорее всего, маскироваться предстоит в ангаре на верхнем этаже. При получении сигнала от меня взвод Гранци развертывает диверсионную операцию. Дальше уже по обстоятельствам.
- Как будете наблюдать за переговорами?
- Пустим «жучок» на репульсоре.
Адмирал замолчал.
- Прикажете продолжать операцию?
- Продолжайте.
Скайуокер заметил, что Цандерс подавил улыбку. Но это была добрая улыбка. Адмирал не хотел радоваться раньше времени, но он верил в успех операции.
Анакин оглядел свой отряд.
Судя по виду окружавших его опытных бойцов, удивил он не только адмирала. Братья Брайбены и Гранци знали его еще курсантом высшего военного училища. Остальные знали его как минимум два года.
И теперь уже не только знали, но и верили.
- Вопросы есть? Глан, взлетаем, - Скайуокер поднялся с места. – Курс на самый гребень горы, только смотри, чтобы слишком высоко не подняться – заметят.

* * * * *
Фрахтовик описал хитроумный зигзаг вдоль гребня горы и, наконец, осторожно приземлился на твердую и не слишком обледенелую поверхность. Скайуокер меж тем успел узнать, что со снегом и льдом кроме Гранци знакомы не понаслышке еще двое бойцов. Их отправили помогать прикомандированному к взводу саперу, карабкаться вместе с ним вверх по склону, а затем переходить гребень.
Следом за ними на гребень полезли Скайуокер и Брайбен-старший. Пока сапер устанавливал взрывные устройства, эти двое, передавая друг другу бинокль, успели подвергнуть холодную красоту гор бесстрастному исследованию.
Наконец, Брайбен прикрыл рукой глаза от яркого солнца и кивнул в сторону резиденции.
- Как ты думаешь, сколько они там просидят?
- Час. Два часа максимум. Переговоры уже наверняка начались.
- Банкет-фуршет...
- И баня с девочками.
- Хорошо быть дипломатом.
- Да нет. Как раз рыцарям Ордена это по статусу не положено. И вообще джедаи обязаны расходовать свое время эффективно. Так, чтобы Совету потом не было стыдно за их поведение. Короткий прием, какая-нибудь недолгая чайная церемония – это может быть. Но все должно быть в соответствии с кодексом.
- Ты-то это откуда все знаешь?
Анакин пожал плечами.
- Да слышал где-то.

* * * * *
- Рыцарь, мне кажется, что вы не совсем представляете экономические сложности такого соглашения.
Фирцини прищурился и улыбнулся. Этот темноволосый человек с плешью на макушке вообще с легкостью улыбался, острил и пару раз ввернул совсем не ожидавшийся от его королевской персоны каламбур.
Лурус тоже улыбался. Однако, такого легкого беззаботного выражения лица, как у Фирцини, у джедая пока не получалось. Для него улыбаться при переговорах было частью работы, и поэтому улыбался он по-служебному, никогда не показывая своего естества, хотя среди своих, в Храме, он прослыл веселым и отзывчивым парнем.
Меж тем, рыцарь уверенно продолжал гнуть свою линию. Несмотря на то, что в душе уже сетовал на собственную недостаточную компетентность в тонких вопросах экономики. С другой стороны, сидящий перед ним человек был не просто рядовым аристократом, запрыгнувшим на трон в результате рядового дворцового переворота, а настоящим финансовым титаном. Десять лет назад крупнейший медиа-магнат системы решил купить десяток мелких фармацевтических компаний, и вскоре объединил их в одну мощную корпорацию. За фармацевтикой последовали фирмы, производящие роскошные лэнд-спидеры, круг клиентов которых охватывал множество систем. И раз уж теперь Фирцини обнаружил интерес к конструированию боевой техники, его верфи несомненно будут процветать.
Лучше бы Мэйс или Тийн сами проводили эти переговоры, подумал Лурус.
- Ваше величество, Совет Ордена гарантирует, что Республика покроет любые издержки по изменению межсистемных договоров.
- Этого недостаточно, - Фирцини подпер голову локтями, изображая задумчивость. - Некая доля средств для строительства верфей была выделена не Республикой. Естественно, взамен мои верфи обязались выдать продукцию.
- Сбыт этой продукции в Республике несомненно принесет вам большую прибыль.
- Ближе к делу. Вы согласны расторгнуть договор с Фондором?
- Если продукция верфей Лоду-2 окажется конкурентоспособной, то...
- Конкурентоспособной? – Фирцини театрально взмахнул рукой. - Это при том, что Фондор в течение сорока лет не выпустил ни одной новой модели?
- Осведомленность вашего величества в технических вопросах впечатляет. К тому же, как недавно сказал мастер Фелисе Стелле, для Республики настало время признать и исправить свои ошибки.
Фирцини широко улыбнулся. Откинулся на спинку кресла и положил ногу на ногу. Еще один некоролевский жест, подумал Лурус. Вообще, зачем одному из самых богатых людей планеты эта политическая власть? Неужели только для того, чтобы стать самым богатым?
- Я понял намек, но мой племянник здесь не при чем. То, что он рыцарь Ордена, еще не значит, что я соглашусь с любым предложением Храма. Да, я помню, чем я обязан вашему Совету. Но я уже выполнил свою часть соглашения. Я получил трон, Орден получил те прерогативы, в которых он тогда был заинтересован.
- Совет Ордена считает делом чести оказать помощь государству в борьбе за укрепление мира и конституционного строя. Как и шесть лет назад, в данный момент мы готовы сделать все возможное для благополучия Локримии и ее поддан...
Приглушенный грохот, раздавшийся с дальней стороны сада не позволил Лурусу закончить фразу. Освещение замигало и погасло. Толстый защитный слой на оконном транспаристиле и тяжелая занавесь из золотой парчи пропускали недостаточно солнечных лучей, и кабинет, уставленный старинной дорогой и мрачной мебелью, тут же провалился в сумерки.
Фирцини не скрывал недовольства. Он раз пять нажал на кнопку вызова адьютанта, и уже принялся барабанить пальцами по столу, когда в дверях появился человек в форме.
- Ну что там, Дьерче?
- Ваше величество, с гор только что сошла лавина. Мы предполагаем, что это повредило одну из линий электропитания. Включено аварийное освещение. Идет переключение подстанций.
- Так переключайте быстрее.
- Специалисты делают все возможное.
- Ясно, можешь идти.
Как только за адьютантом закрылась дверь, Фирцини снова взял инициативу в свои руки.
- Передайте Совету, что я высоко ценю его поддержку, и надеюсь, что никакие политические недоразумения не заставят нас прервать наше доброе и плодотворное сотрудничество. Однако, как я уже сказал, здесь дело не в политике, а в экономике.
- Положение на Лоду-2 заставляет Совет Ордена беспокоиться за безопасность как Республики, так и вашей системы.
- И что?
- Ваше величество, Совет Ордена будет стараться любыми способами предотвратить кровопролитие.
- А что, кто-то собирается пролить тут кровь? – пошутил Фирцини. Он нарочно болтанул свой бокал с пурпурным коктейлем, внутренне напрягаясь в ожидании следующих слов рыцаря.
- В отличие от Совета Ордена, Совет Безопасности Республики заинтересован в силовом решении вопроса.
- Рыцарь, послушайте-ка. Я не вырос при королевском дворе. Зато я тридцать лет занимался крупным бизнесом. И мне не нравится, когда при заключении хорошей сделки партнеры начинают говорить загадками. Меня это раздражает. Я прекрасно знаю, что этот ваш Совет Безопасности – фиктивная организация. И без резолюции Ордена Республика не сделает и шага.
- Ваше величество, я прошу прощения, если высказался неточно. Однако, Совет Безопасности – это, прежде всего, военные и политики, то есть люди, далекие от Ордена.
- И подчиняющиеся вам.
- Наши рекомендации еще не означают...
- Лурус, - оборвал его Фирцини. – На каком корабле вы сюда прилетели?
- На своем истребителе.
- Не на планету. В систему.
- На дре..., - Лурус спохватился.
Фирцини щелкнул пальцами. Он и не ожидал, что это будет так легко узнать.
- То есть войска Республики уже здесь. Вы ставите мне ультиматум?
- Ваше величество, я бы не посмел злоупотреблять вашим гостеприимством.
- Не сомневаюсь, - король помедлил. Свет снова мигнул. – Да включат они когда-нибудь это ситхово освещение или нет? – Он поднялся с кресла, подошел к окну. Пробившийся оттуда неловкий солнечный лучик затанцевал на его лысине. - На чем мы остановились, рыцарь?
- Кажется...
- Кажется-кажется, - Фирцини резко повернулся. - Мы обсуждали вопросы гостеприимства. Ну что ж, придется принимать в гости ваш флот, не так ли?
- Ваше величество, в моих намерениях не было запутывать вас или же скрывать, что сюда движется флот Республики. Наоборот, Орден хотел заранее предупредить вас, - Лурус подчеркнул слово «заранее». - И, как я сказал, наша цель - не допустить кровопролития.
- Да-да, конечно же. Я знаю, что джедаи всегда говорят правду. Так ведь, Лурус? А если нельзя сказать правду, то говорят только ее часть.
- Это не совсем так, ваше величество.
- А как? Разве это не ультиматум? Вы навязываете мне экономически невыгодное соглашение, и пугаете нашу мирную систему своими пушками.
- Войска Республики будут защищать вас от сепаратистов.
- А, ну да. И поэтому флот здесь. Ну-ну. Нет уж, Лурус. Республика хочет войны, и она ее получит. В случае чего я вообще могу отдать приказ уничтожить верфи. Но свой бизнес я с Республикой делить не буду. И это мое последнее слово.
Фирцини поднялся с кресла и подошел к окну. Затем с усталостью в глазах выслушал благодарность за оказанную аудиенцию. Церемониал закончился, и он вызвал адьютанта.
О, этой военно-политической глупости он ждал давно.
Республика никогда не хотела войны. Республика не понимала войны. Республика ее боялась. Потому что не умела воевать. Фирцини это знал, и собирался неплохо на этом заработать. Для того, чтобы раскрутить новый бизнес, ему нужно было всего лишь выиграть одно небольшое сражение. Командиры сепаратистов не раз одерживали победу над республиканским флотом. В этот раз их ударные подразделения будут почти наполовину состоять из построенных на его верфях истребителей. Какой шанс продемонстрировать все достоинства новой продукции!
После такой рекламы Республика будет вынуждена согласиться с его условиями. А условия будут непременно жесткими – для того, чтобы торговать военной техникой и с Республикой, и с сепаратистами, нужен высокий уровень конфиденциальности. Однако, и этого можно добиться. Если, конечно, на переговоры больше не будут присылать молоденьких бестолковых дипломатов.
Фирцини снисходительно улыбнулся джедаю.
Через минуту в дверях показался Дьерче.
Только вид у него был какой-то странный. Слишком белый для его смуглой кожи. И глаза будто стеклянные.
Дьерче пошатнулся и рухнул на пол. Из-под его левой лопатки сочилась кровь.
Следом за трупом охранника в дверь вошел высокий человек в защитной форме с надетым поверх нее бронежилетом.
- Мое почтение, ваше величество, - сказал Скайуокер, отходя от двери и впуская после себя четырех бойцов. Двое заняли позиции у окна, третий встал с другой стороны двери. Винтовка четвертого указывала в спину Фирцини.
- Предлагаю вам экскурсию на республиканский дредноут.
Все случившееся, да и сказанное застало Луруса врасплох. Фирцини почти не изменился в лице, разве только тонкие губы его скривились.
- Ах вот оно что, - протянул он. – Не ожидал я такого от Ордена, и уж от вас, Лурус, тем более. Война научила вас быть коварными. Как говорится, времена меняются, и мы ...
Скайуокер пожал плечами. В этот момент стоявший сзади Фирцини человек грамотно оглушил его ударом по черепу, и взвалил тушку одного из самых богатых людей системы на плечи.
- Юрвин и Сперль, идете первыми. Клайзен, со мной. Тибр, замыкаешь, - сказал Анакин. – Лурус, вы с нами?
- Нет, - прохрипел рыцарь.
Времени уговаривать джедая не было. Это не мои проблемы, решил Скайуокер.
- В ангар, - приказал он.

* * * * *
Новый грохот вывел Луруса из прострации. Освещение снова погасло. Он подскочил к окну и увидел, что взрывом разворотило очаровательную старинную беседку, располагавшуюся в дальней стороне сада.
В ту же секунду завыли сирены. Королевская гвардия ринулась спасать положение.
Лурус обернулся, бросился к двери и едва не поскользнулся, ногой зацепившись за труп адьютанта.
Ни о каком похищении Фирцини не могло быть и речи. Похищение, подумать только! Если так пойдет дальше, боевые действия республиканской армия опустятся до уровня криминальных разборок. Тут никакой Орден не спасет мнения отделившихся систем о Республике.
Надо было как-то воспрепятствовать этому.
За стеной послышались шум и беготня. Лурус осторожно приоткрыл дверь. Бластерный выстрел бросившегося к нему гвардейца был легко отбит сейбером. Оружие – притянуто Силой.
- Не стрелять!
Из-за угла показались новые гвардейцы. И тут Лурус понял, что надо делать.
- Короля похитили! Они пошли в ангар! Скорее, остановите их!
Командир подозрительно взглянул на Луруса, и отдал какой-то приказ на своем языке. Отряд разделился. Одни бросились вверх по лестнице, другие направо по коридору. Лурус поспешил за первыми. По пути он насчитал еще пять мертвых тел.
Еще не успевшие окоченеть, но уже ставшие частью неживой природы.
Трупы. Оболочки. Уродливые, как сама война.
Часовым, похоже, аккуратно свернули шею или всадили нож под лопатку, как и адьютанту. Еще пару человек в конце коридора просто изрешетили. Конечно, когда у самих есть бронежилеты, наверно, здорово палить по синим мундирам королевских гвардейцев.
Дикость какая-то.
Лурус попытался посмотреть на ситуацию прагматично. И тем более не понимал он, зачем было оставлять после себя такой кровавый след. Почему нельзя было установить бластер на оглушение? Как же тяжело, подумал джедай, иметь дело с обычными людьми, огрубевшей душе которых не дано чувствовать живую Силу, а ведь только она помогает осознать ценность человеческой жизни.
Хуже нет, когда у человека с бластером появляется ощущение безнаказанности.

* * * * *
Фрахтовик как раз успел сесть в ангаре и перестрелять охранников из двух маленьких неприметных пушек, установленных под брюхом корабля еще на «Мегере». Через минуту в ангаре показался отряд из пяти человек с пленником.
До фрахтовика оставалось какие-то тридцать метров.
Все получилось, решил Анакин. Теперь только подобрать бойцов в саду и можно делать ноги из этой дурацкой системы, а там пусть решают турболазеры.
Ничего, в саду ребята крепкие, продержатся.
А нам вообще всего десять метров пробежать осталось, и все.
И все...
В следующую секунду Скайуокера накрыла волна бластерных выстрелов. Инстинкт свалил его на пол быстрее, чем он ощутил жжение в левой руке, а выработанная реакция заставила вопреки боли перевернуться и ответить нападающим огнем. Двух гвардейцев он снял сразу. Третьего то ли ранил, то ли не ранил. За истребителем тот спрятаться успел. Неважно, граната его и там нашла.
- Из подсобки стреляли, - прохрипел Клайзен.
Взрыв второй гранаты покалечил или уничтожил тех, кто оставался в засаде. Скайуокер смог оглядеть отряд. Еще падая, он заметил, что остальные среагировали не так быстро.
Рядом с ним отчаянно пытался ползти Клайзен. Он тащил на себе Фирцини, используя его как живой щит, и гвардейцы, естественно, вовсе не собирались нести ответственность за расстрел своего собственного короля. Поэтому и целились в ноги. Ничего, бывают ранения куда страшнее. Переживет, и еще прыгать на этих ногах будет, подумал Анакин.
Должен пережить. Свои - вон они, рядом.
- Юрвин! Тибр! Сперль!
Тишина.
Фрахтовик тем временем спустил трап, и на помощь бросились три человека. Один подхватил под руки Клайзена, другой вскинул себе на плечи блаженно-оглушенного Фирцини. Третий метнулся к Скайуокеру.
- Жив? Мой брат, он жив?
Анакин перевернул тело упавшего ничком Брайбена на спину. Броня на левом боку оказалась изрешечена, пульса не было. Осторожно, как будто он еще надеялся на что-то, Скайуокер снял шлем. Видно, специально в голову целились, прозрачный щиток в дырах, и лицо изуродовано.
Нахрен такой большое щиток в шлемах вообще делать, подумал Анакин. Это пилоту истребителя такой шлем подойдет - ему в морду никто не целится.
А потом он увидел Тибра и Сперля.
Они лежали на расстоянии трех шагов друг от друга. Одинаково мертвые.
- Юрвин! Ты что, Юрвин! – закричал Брайбен-младший.
За истребителем дернулась какая-то тень, и Скайуокер с методичной злостью принялся прошивать лазером воздух вокруг корабля, пока не услышал вопль - красные лучи достигли цели.
Око за око, как говорили древние. Стон на стон, вопль на вопль, хотелось добавить. Неправда, не обменяешь ты вопль мертвого на вопль о мертвом.
Внезапно дверь в ангар раздвинулась.
- Ложись! – крикнул Анакин.
- Стойте! – заорал кто-то оттуда. – Вы не смеете его увозить! Остановитесь!
Брайбен-младший поднял голову на крик Луруса.
Скайуокер рывком поднялся, дернул Брайбена за плечи вниз. Не успел. Успел только увидеть, как лучи лазера пробили прозрачный щиток шлема, как на месте глаз появились несколько темных дырочек, а потом лучи исчезли...
В следующее мгновение Глан Брайбен опустился на пол ангара, составив компанию своему мертвому брату.

* * * * *
- Поднимай трап!
- Есть, сэр.
Быстро пройдя в кабину, Скайуокер устроился в кресле первого пилота. Клинч обменялся взглядом с командиром.
- Брайбен ранен, сэр?
Анакин покачал головой.
- Убит?
- Оба Брайбена. Сперль и Тибр тоже. Садимся внизу, забираем наших и уходим.
Приняв республиканцев на борт, фрахтовик совершил вертикальный взлет и затем легко отклонился в направлении гор. В кабину зашел Гранци. Скайуокер слушал его, следя за приборами и не поворачиваясь.
- Системы коммуникации? – коротко спросил он.
- Да ты сам посмотри! Видно же! Нет больше никаких систем!
Внизу, над тем местом, где ранее красовался зеленый сад с прудом, поднимался серый дым. Гранци, с довольным видом наблюдая над плодами своих трудов, вдруг решил доложить командиру по всей форме.
- Генератор был уничтожен сразу, как только был получен сигнал из дворца. Контрольно-пропускной пункт ликвидирован двумя гранатами.
- Потери?
- Четверо раненых. Ну и так, по мелочам, - Гранци осторожно потер расцарапанную щеку, взглянул на ладонь, где осталась кровь и грязь. И тогда он как бы невзначай сообщил. - Кстати, Лурус успел улететь. Я видел его истребитель.
Скайуокер сначала не отреагировал. Затем мрачно произнес:
- Я рад.
Гранци ушел.
Анакин подумал, что отряду, организовавшему взрывы в саду, повезло: ни одного убитого. Они отвлекли внимание королевской гвардии, приняли основной удар, и, несмотря ни на что, были готовы его отбить.
Скайуокер передал управление Клинчу.
- Вы тоже ранены? – вдруг заметил тот.
- Ерунда, обожгло немного. Пойду доложу обстановку.
В салоне стоял шум, впрочем, почти мгновенно утихший при появлении Скайуокера. Лейтенант Гранци отчитывал рядового. Тот, в свою очередь, собирал разбросанные по скамье какие-то почерневшие ошметки. Увидев Анакина, рядовой встал и вытянулся по стойке «смирно».
- Лаш, соедини с Цандерсом.
На этот раз выражение голографического лица адмирала выдавало куда больше беспокойства.
- Сэр, - обратился Скайуокер, - разрешите доложить.
- Слушаю.
- Операция прошла успешно. База противника и коммуникации уничтожены. Фирцини захвачен и находится на борту «Кройца».
- Потери?
- Четверо убитых, шестеро раненых, - с максимальной бесстрастностью в голосе сообщил Скайуокер. О причине гибели четырех бойцов он решил пока не говорить.
- Первая эскадра уже выступает к Лоду-1. Я жду Фирцини на флагмане. Координаты вам сейчас передадут.
- Есть, сэр.
Голограмма исчезла. Пока Лаш принимал координаты и общался с навигационными компьютерами, Анакин снова перевел взгляд на рядового и Гранци.
- Что случилось, Райс?
- Мы когда в саду маскировались, - начал лейтенант, - надо было часового снять. Так этот дебил, Ваппер, неаккуратно его вырубил. А потом решил ухо отрезать. Тот, блин, очнулся, дергаться начал. Еле тревогу не поднял.
- Понятно, - ответил Скайуокер, подходя ближе и разглядывая коллекцию, насчитывавшую не менее десятка экземпляров. Несмотря на общее сморщенное состояние трофеев, среди них можно было узнать органы слуха эр’китов и маластарцев.
- А это с кого снял, Ваппер? – Анакин указал на коричневый огрызок с остатками густого ворса.
- Это вуки, сэр.
- Мы же вроде на Кашиике не были еще?
- Ну, это когда лан-дорнскую базу брали.
- Наземную?
- Так точно, сэр. Наемники там были всякие. Тот вообще бешеный был зверь... мой напарник, Конниган, с ним по дурости в рукопашную схватился, и без руки остался, вот так аж, - Ваппер хлопнул себя по предплечью, показывая, в каком месте его друг потерял конечность. - А я его из бластера уложил.
- Впечатляет. И ты это все с собой таскаешь?
- На счастье, сэр, - рядовой улыбнулся.
Скайуокер поднял брови.
- Я ему и говорю, - вставил Гранци, - пусть на Корусканте за ушами охотится.
- Это точно, - согласился Анакин. – Да и выбор там побольше.

* * * * *
Поднявшись на борт флагмана, Скайуокер препроводил очнувшегося Фирцини к адмиралу, а сам спросил разрешения для себя и отряда отправиться обратно на «Мегеру». Дредноут пока держался достаточно далеко от оккупированной планеты, чтобы не выдать свое присутствие противнику. Шли последние приготовления к бою. Проверка готовности к орбитальной бомбардировке в том числе.
Объявив Гранци и всему отряду благодарность, Скайуокер распрощался с ними еще в ангаре и поспешил на мостик. Отряд шел отдыхать и зализывать раны. Их командир, ограничившись тем, что брызнул на левую руку какого-то противоожогового средства, шел работать.
Штрим выслушал короткий доклад Анакина. Обошелся без лишних вопросов. Суть операции стала полностью ясна ему только сейчас, но капитан «Мегеры» предпочитал не возникать относительно миссии, санкционированной лично адмиралом Цандерсом. В конце концов, и отвечать не ему. Куда большее значение для него представляло то, что Скайуокер посмел явиться на мостик в запыленной защитной форме, если не сказать прямо и честно – в грязной. И это вместо серого мундира, подобающего офицеру флота. Штрим хотел было весьма сурово высказаться по этому поводу, однако в это время к нему подошел второй старший помощник. И, увы, совсем некстати своим докладом напомнил о начале военных действий.
- Сэр, сканеры засекли отправление вражеской эскадры с Лоду-2.
- Надо же, они действительно разделились, - вслух заметил Штрим.
- Все идет по плану, сэр, - сказал Анакин. – Мы можем начать операцию.
- Ну и что у нас с эскадрильями, Скайуокер?
- Сейчас выясню, сэр.
Анакин отошел к самому мостику. Связался с ангаром. Получил развернутую картину на мониторе. Две эскадрильи истребителей – в полной боевой готовности. Эскадрилья бомбардировщиков... какого ситха на экране делает эта красная точка?
- Соукинс, соедини меня с ангаром, - приказал Скайуокер. Однако, разговор с дежурным техником никакого результата не дал. Один из пилотов жаловался на неисправности. Второй техник, Бленд, уверял, что с машиной все в порядке.
Неисправной машиной оказался тот самый несчастный бомбер.

* * * * *
Напротив него стоял Бленд и пилот бомбардировщика Фогг. Скайуокер выслушал обоих. Глянул на приборы. Долго искать неисправность не пришлось. Неисправность стояла рядом и говорила человеческим языком, подумал Анакин. Бленд снова, как и несколько дней назад утверждал, что бомберы не приспособлены для маневров, а если летать осторожно, то двигатели выдержат.
Пилот был с этим явно не согласен. Впрочем, он не особенно и рад был перспективе не принять участие в выполнении задания. Во-первых, каждый боевой вылет засчитывался и был шагом к повышению. Во-вторых, пилоты привыкли совершать налеты вместе, и его машина в тактике накрытия некоторых целей была явно не лишней.
Опасаясь, что из-за одной неисправности вылет бомбардировщиков может задержаться надолго, Скайуокер по комлинку сообщил Штриму о состоянии дел и предложил выпустить в бой неполную эскадру бомберов. А затем выжидающе посмотрел на техника.
- Бленд, вы бы сами рискнули сесть в эту машину?
- Что?
Техник действительно не расслышал вопроса – в эту минуту бомбардировщики включили двигатели и один за другим поднялись в воздух.
Анакин спокойно повторил фразу.
- Да, - ответил Бленд, пожав плечами. И еще раз подтвердил. – Конечно, сэр. Уверяю вас, машина в полном порядке.
- Отлично. Мы уже обсуждали ваши первоклассные умения пилотировать корабли. И ваш блестящий послужной список, помните? – спросил Скайуокер. – Думаю, его стоит увенчать не менее блестящим боевым вылетом.
- Как…
- Так. Всего один вылет. Координаты забиты в ваш компьютер. Сбросите на участок пару бомб и вернетесь. Без маневров, - добавил Скайуокер.
- Вы... Вы не смеете, - зашипел Бленд.
- Вам не ясно боевое задание?
Бленд не ответил. Совершенно оцепеневший, он продолжал стоять, и в упор смотреть на командира.
- Я спрашиваю, вам не ясно задание?
Скайуокер стряхнул какую-то грязь с рукава формы, скрестил руки на груди. Затем чуть наклонил голову и уставился на него в ответ. Минутное оцепенение исчезло само собой, когда Бленд вдруг понял: если он сам не залезет в кабину, его туда запихнут силой.
И вряд ли это будет приятно.
- Ясно, - пролепетал техник.

* * * * *
- Адмирал Цандерс к вашим услугам.
Фирцини, расположившийся в удобном кресле около письменного стола и уже задравший ногу на ногу, бросил на вошедшего короткий брезгливый взгляд. Ему пришлось ждать целый час, и он находил это грубейшим нарушением любого дипломатического протокола. Впрочем, о каком протоколе можно говорить в случае похищения?
Цандерс занял другое кресло, напротив.
- А где же тот достойный молодой рыцарь, Рэй Лурус?
- Рэй Лурус сейчас выполняет новое задание.
- Уже и новое задание? А я хотел ему поаплодировать. Блестяще разыграно. Особенно для джедая. Я ведь действительно поверил, что Республика решила пойти на переговоры.
- Предложение Республики о переговорах остается в силе.
- И кто же выступает от ее имени?
- Здесь и сейчас – я.
- Адмирал, неужели Сенат и правда дал вам санкцию на подобную операцию?
- Военные действия в Республике координирует Совет Безопасности, - вежливо поправил его адмирал, как будто Фирцини и вправду не знал этого. – И видите ли, ваше величество, Совет Безопасности заинтересован в скором решении проблемы.
- Непростых взаимоотношений Локримийского королевства и Республики?
- Именно так, ваше величество.
Фирцини довольно усмехнулся.
- Вам не кажется, что вы переоценили значимость моей фигуры, адмирал?
- Неужели?
- Как заложник, я бесполезен. На уступки я не пойду. Мои люди в правительстве это знают. Спецслужбы несколько раз информировали меня о возможности похищения. Мы разработали детальный план действий правительства и войск на этот случай.
Адмирал отметил уверенный тон короля и был готов поклясться, что сидящий перед ним магнат, а ныне король бывшей республиканской системы - старый карточный игрок. Которому не понаслышке знаком блеф.
Фирцини тем временем продолжал:
- А как только они узнают о том, что я нахожусь здесь, на борту вашего корабля, новости о бесчинстве республиканской армии будут переданы на сотни систем. Вы даже не в состоянии представить себе ту волну недоверия и презрения к Республике, которая захлестнет Галактику после этих событий. Не думаю, что вас или ваш Совет Безопасности устроит такой результат. Вы не смогли достичь порядка путем дипломатии, и тем более вы не сможете решить эту проблему силовым путем.
Теперь Цандерс улыбнулся.
- Валлаш!
В дверь заглянул адьютант.
- Все готово, сэр, - ответил он.
- Спасибо. Можете воспользоваться этим компьютером, ваше величество, - неожиданно мягко произнес Цандерс, указывая на компактную машину на столе.
- Зачем?
- Мне придется вас оставить на некоторое время, ваше величество. Вы пока сможете посмотреть новости. В том числе и прямые трансляции со спутников обоих планет.
- Вы хотите сказать, что эта ваша операция коснется не только верфей, но и Лоду-1?
- Я хочу сказать, что действия на Лоду-1 уже начались.
- Республика пойдет на это, даже не объявив нам войну?
- Считайте, что я только что ее объявил. Вам лично. Республика уважает ваш монарший авторитет в Локримийском королевстве, - Цандерс откланялся и ушел.
Фирцини подождал с минуту, но не устоял перед любопытством, и придвинулся ближе к столу. «Наземная база Исхати», прочитал он надпись на экране, и вспомнил, что это всего лишь сотня километров к северо-востоку от его собственной столицы.
Картинка дергалась, с тягучим постоянством на ней мелькали желтые штрихи и застывали, а затем медленно растворялись в пространстве красные точки. Совершенно плохо были видны здания базы, хотя он сам там бывал. Один раз, правда.
Фирцини увеличил изображение.
И внезапно понял, что эти штрихи и точки – совсем не помехи.
Собственно говоря, наземной базы как таковой уже и не существовало.
Он увеличил изображение еще в десять раз. Это был предел, и картинка получилась совсем размытой, что заставило Фирцини засомневаться в ее подлинности.
Возможно, все это – провокация. Он переключил программу на следующий канал. Новый ландшафт был знаком ему куда лучше. Столица Локримийского королевства - Вирбит-сити.
Он решил отрегулировать изображение, найти резиденцию и свой дворец. Уж по их виду он сможет сделать вывод, настоящая это картинка или фальшивка.
Сдвинув указатель на несколько километров вперед, Фирцини увидел резиденцию и тут по его глазам резанул всполох. За ним последовал другой, менее интенсивный. Фирцини попытался поискать каналы, на которых бы работало местное холовидение. То, что он нашел, его никоим образом не обрадовало. Мозаика складывалась в его голове по мере того, как он переключал каналы холовидения и спутниковые изображения и, наконец, стала до обидного ясна.
Расчет республиканцев оказался верен.
Видимо, связь с базой на Лоду-2 действительно оказалась потеряна, сказал он себе. Только так можно было объяснить то замешательство, в котором находилось не только министерство обороны, но и все правительство системы. Замешательство очень быстро перерастало в панику, которую только усилило появление на орбитах обоих систем республиканского флота.
Первые сброшенные на военные базы Лоду-1 бомбы уничтожили ту малую толику собранности правящей когорты, которую не успела уничтожить паника. Правительство Локримии уже просило подкрепления с Лоду-2. В результате этого верфи и наземные базы на Лоду-2 остались без должного прикрытия флота, а республиканцы, ограничившись «показательными выступлениями» в районе столицы, тем временем просто ушли.
Незаметно в кабинете появился Цандерс.
- Я думаю, вы имели достаточно времени, чтобы подробно ознакомиться с материалами, не так ли, ваше величество?
- Неужели вы предполагаете, что сможете захватить верфи?
- Я только что получил сообщение, что десантный батальон смог взять верфи под контроль. Большая часть вашего нового флота, увы, улетела спасать столицу. Обе базы наемников на Лоду-2 также уничтожены.
- Флот вернется и выбьет вас с верфей.
- Для этого им придется уничтожить верфи. А вам это невыгодно.
- Мне невыгодно заключать с Республикой невыгодный договор, вот что мне действительно невыгодно!
Адмирал чуть удивленно повел бровями.
- И, кстати, вот что любопытно. Ровно три минуты назад по основному холоканалу Локримии было объявлено о вашей гибели. В числе возможных кандидатов на трон назывались разные имена. В первую очередь...
Цандерс нарочно замолчал. Лицо Фирцини выдало замешательство.
- Орцолли?
- Именно так, ваше величество. Я предполагаю, что вся ваша финансовая империя также перейдет к главе политической оппозиции?
Фирцини поморщился.
- Ваше величество, Республика согласна оказать вам помощь. Восстановить законный порядок на планете. На обеих планетах. Так же, как шесть лет назад законный порядок восстанавливали эмиссары Ордена. Для этого вам нужно всего лишь передать соответствующее сообщение по холосвязи своему правительству.
- Какое сообщение?
- О капитуляции. Капитуляцию могу принять и я. А для подписания нового договора по взаимопомощи и сотрудничеству с Республикой с Корусканта будут вызваны лица, облеченные соответствующими полномочиями.
Выражение лица Фирцини снова стало каменным. Решение уже было принято, и решение приняли вместо него другие люди. Однако, он не бы намерен отказывать себе в любопытстве.
- Один вопрос, - протянул он. - Кто придумал всю эту игру? С похищениями и выманиваем флота?
- Стратегию, вы хотите сказать.
- Вы? Рыцарь Лурус? Орден?
Цандерс улыбнулся уголком губ.
- Да нет, один мой офицер. Его имя вам ничего не скажет. Кстати, про оппозицию во главе с Орцолли он тоже ничего не знал. Но у некоторых людей очень хорошая интуиция.

* * * * *
Рядовое сражение, подумал Скайуокер. Рядовое сражение, выигранное внезапным нападением. Тысяче пятьсот тридцать первый классический пример любого учебника стратегии и тактики.
Десант высадился на верфи до того, как там подняли тревогу. Связь верфей с планетой была моментально перерезана. Продукция судостроительной компании «Фирнат» - название явно было образовано из первых слогов фамилии Фирцини и одного из его близких родственников, Наттингейла – просто не успела подняться в воздух.
Как ничего не смогли сделать и сепаратистские наемники, запертые в своих двух базах под огнем двух дредноутов. Третья, небольшая база, расположенная под верфями и служившая сепаратистом опорно-контрольным пунктом, подверглась налету бомбардировщиков.
- Сэр, вам сообщение с флагмана, - доложил капитану Квинси.
Скайуокер в этом время отвлекся на конструкцию нового истребителя – изображение только что передали с верфей на один из мониторов мостика. Услышав адъютанта, он напрягся.
На другом конце мостика появилась крошечная голограмма Цандерса. Разговор со Штримом продлился не более минуты, и по его окончанию капитан сразу сообщил экипажу о результатах.
- Фирцини согласился на капитуляцию, - сказал Штрим. – Флагман уходит к Лоду-1. Флот перегруппировывается. Вторая эскадра идет к Фанридии. Нам приказано оставаться на орбите у Лоду-2.

* * * * *
Скайуокер получил разрешение на четыре часа отдыха и не преминул им воспользоваться. Он уже и не помнил, сколько часов назад начался этот длинный день. Он до сих пор не чувствовал усталости, но знал, что это только результат сильного нервного возбуждения, незаметно и начисто съедавшего все запасные ресурсы организма. Проснувшись через четыре часа, встать будет очень трудно.
Спускаясь с мостика, на пути к каюте он еще раз обдумал сражение. Судя по тому, что он только что видел на мониторах, захват верфей прошел почти идеально. Удалось избежать особых разрушений внутри, не считая того, что причинили взрывы нескольких гранат. В результате Республика получила огромную воздвигнутую на репульсорах конструкцию.
За этот изящный трофей два десантных батальона заплатили значительными потерями.
Двадцать девять десантников, погибших на верфях, и еще восемнадцать, погибших при штурме здания правительства. Это не считая семидесяти раненых. Это много. Но они погибли, выполнив боевую задачу.
Они погибли не зря.
А те четверо, в резиденции Фирцини погибли ни за что. Только потому, что кому-то захотелось быть честным и благородным с противником.
Не бывает на войне благородства.
Вон, охрану верфей уничтожили подчистую. Также пришлось уничтожить тех сотрудников верфей или даже пилотов-испытателей, кто вздумал встать на дороге республиканского десанта.
Можно, конечно, утешать собственную совесть тем, что это были враги. Сепаратисты. На самом деле, это не так. Сотрудники верфей – обычные гражданские лица, и их нельзя упрекнуть в том, что они попытались сопротивляться действиям отряда вооруженных людей в бронежилетах и шлемах.
Они просто оказались в неудачном месте в неправильное время.
Но это и есть – война. Поражение противника. Тот, кто находится на вражеской территории, тоже может оказаться противником. Если ты этого не понимаешь, если ты не сможешь пристрелить мирного жителя угрожающего раскрыть твой отряд – тебе нечего делать на войне.
Например, погибший Юрвин Брайбен это понимал. И его брат, Глан Брайбен, тоже. И Сперль. И Тибр.
Они были лучшими из всех тех, кого он знал в батальоне. Они были профессионалами.
Профессионал – это тот, кто может любой ценой выполнить задание.
Дойдя до двери каюты, Скайуокер внезапно остановился. Мимо прошел Челси. Вечно-спешащий, вечно куда-то опаздывающий Челси.
- Ну как, в ангаре сегодня тяжело было? Машины сильно пострадали?
- Четыре истребителя точно в ремонт пойдут, - ответил Челси. - Одному подбили двигатель, но пилот сумел его посадить. Вот Бленд...
- И что Бленд?
- Очень злой был, когда обратно прилетел. Сказал, что разорвет контракт с республиканской армией. Обещал вообще в сепаратисты уйти.
- И там достанем.
- Фогг расстроился, что в бою поучаствовать не смог. Ходил все вокруг этого джедайского истребителя, примерялся, как бы...
- Какого истребителя? – перебил его Анакин.
- Джедайского, сэр. Этот рыцарь, Лурус или как его там, он же в наш ангар сел.
- Почему не на «Магус»?
- Ситх его знает. Капитан велел ему выделить отдельную каюту. Сказали, что для медитации. Но он скоро на Корускант улетает.
Скайуокеру показалось, что через его тело прошел электрический разряд.
- Когда он улетает?
- Да вот сейчас, буквально...
Теперь настал черед удивляться Челси. Еще бы, не каждый день увидишь, как твой командир бросается бегом по коридору. К ангару.

* * * * *
Рэй Лурус в это время проверял один из отсеков машины. Увидев спешащего к нему высокого человека, он аккуратно положил инструмент на край фюзеляжа.
Этого офицера рыцарь узнал сразу. По-видимому, именно он и руководил операцией по взятию Фирцини в плен.
- Я думаю, рыцарь, нам есть, что обсудить, - сказал офицер.
Судя по выражению глаз, он был немного не в себе, хотя и держался границ формальной вежливости. Было еще что-то вокруг этого военного. Что-то такое неосязаемо знакомое. Но что именно, Лурус так и не смог себе уяснить.
- Произошедшее в резиденции я уже обсудил с вашим командиром капитаном Штримом, - спокойно сообщил Лурус. - Если вы только выполняли приказ, вам ничего не грозит.
- Вы кое-что забыли, рыцарь.
- Да? - удивленно спросил джедай.
- Да. Прежде всего, пока вы находитесь на корабле, где служу я, вы мне будете говорить «сэр».
Лурус просчитывал в уме возможные пути выхода из положения. Ничего, решил он, к спятившему от муштры военному тоже можно найти подход. Вот все эти вояки да солдатики такие – только и знают, как по людям стрелять, да этот свой устав повторять. Не даром, что молод и в Ордене больше по дипломатической части, насмотрелся он на них достаточно. И Винду с Тийном сколько про них рассказывали... Ну, не важно. Нет злых людей, есть заблудившиеся на своем жизненном пути. И ко всем живым существам следует относиться с состраданием. Это главное.
Рыцарь улыбнулся. С ноткой примирения в голосе он произнес:
- Сэр, если вы позволите, я скоро покину ваш корабль, и...
На искреннюю попытку джедая подарить ему частицу света своей души офицер не отреагировал, и грубо его оборвал:
- Покинешь корабль, братик? Куда это ты собрался? Мы с тобой еще не поговорили.
- Простите, но о чем?
- Например, о тех четверых парнях, которых из-за тебя в том ситховом ангаре лазерами поджарили.
Луруса кольнуло чувство несправедливого обвинения. Уж он-то никак не виноват в том, что подлость военных обернулась потерями. Так исковеркать его первую самостоятельную миссию! Это ж надо, выследили, выставили его перед Фирцини гнусным обманщиком, бросили тень на весь Орден. А людей скольких положили в той резиденции?
- Вы же сами так спланировали операцию, чтобы...
- Тебе нужно что-то вроде вызова на дуэль?
- Что?
- А вот то.
Офицер ударил его. Правой рукой в лицо.
Из разбитой губы потекла кровь. Одна из капелек упала на коричневый плащ, и растворилась в ворсистой ткани.
Лурус не был готов к чему-либо подобному, и Сила тоже не ждала нападения. Теперь только он осознал, что этот грубый невежественный вояка начисто лишен понятий о неприкосновенности столичного дипломатического посланника.
Этот человек улыбнулся и спросил:
- Достаточно?
В качестве довеска к вопросу Лурус получил весьма болезненный тычок в челюсть слева. Следующий удар он сумел заблокировать. Он призвал на помощь Силу, однако, быстрее, чем он смог сконцентрироваться и оттолкнуть противника, офицер достал его солнечное сплетение.
Лурус согнулся и тут же получил удар снизу в подбородок, заставивший его упасть на край фюзеляжа. Перевернулся набок, защищая лицо от поражения. И тогда заметил, что, оказывается, в ангаре скопилось не менее дюжины человек. Более того, зрители что-то выкрикивали и улюлюкали.
Одно мгновение жгучего стыда за то, что втянули в недостойную драку, за то, что он оказался не готов к пошлому уличному мордобою, решило все дело. Лурус вновь призвал Силу, и мощной волной ударил офицера в грудь.
Глядя на то, как противник отлетел не менее чем на пять метров от истребителя, Лурус решил, что дал зарвавшемуся военному достаточный урок. Он осторожно провел ладонью по лицу, Силой успокаивая ушибленные ткани.
Подумать только, и это у них называется дипломатическая миссия при поддержке республиканского флота!
Взгляд его вновь упал на офицера. Похоже, признавать свое поражение тот отказывался. Одним рывком поднимаясь на ноги, он зачем-то вытянул вперед правую руку, словно хотел дотянуться до джедая. И сжал пальцы.
В первую секунду Лурус не понял, что это такое. Озарение пришло к нему вместе с потерей дыхания.
Сила.
Чужая, неподконтрольная ему Сила свернулась тугой петлей вокруг шеи.
Противник сделал пару быстрых шагов и прыгнул на него, сбил с ног и прижал к полу ангара. Коленом в грудь. Замолотил кулаками по лицу, сильно, как будто ему доставляло удовольствие погружать фаланги пальцев в податливую окровавленную ткань.
А затем отпустил.
Давление с шеи и груди исчезло. Осталась только боль и ощущение пульсации крови в синяках и ранах. А еще он увидел прозрачный тонкий голубой луч. На расстоянии ладони от лица. И серебряную рукоять меча. Своего меча. В чужой руке.
- Живи пока.
Голубой луч исчез.
Лурус приподнялся на одном локте. Сквозь стыд, боль и подступившую к горлу тошноту прорвалось пересиливающее все остальные чувства удивление. Он раскрыл рот, и с трудом шевеля разбитыми губами, выдавил:
- Вы использовали Силу!
Казалось, офицер снисходительно улыбнулся.
- Мне это по уставу не запрещено.
И ушел. Забрав с собой сейбер.
Джедай несколько минут смотрел на двери ангара, где исчезла фигура офицера, пока не почувствовал, что кто-то смотрит на него самого.
- Рыцарь Лурус, вы в порядке?
- Нет, - честно ответил джедай.


Последний раз редактировалось: Alma (Чт Янв 05, 2006 9:56 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Продолжение следует.

Критики - жду.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Witch



Зарегистрирован: 22.05.2005
Сообщения: 3263

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 2:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Alma
Цитата:
Критики - жду.

Не дождетесь! Вы МОЛОДЕЦ! Именно так, заглавными буквами. И пусть Лукас подавится своими кредитками, тьфу... долларами!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
BlackDrago
Душу прекрасные порывы


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 4192
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Witch писал(а):
Alma
Цитата:
Критики - жду.
Не дождетесь! Вы МОЛОДЕЦ! Именно так, заглавными буквами. И пусть Лукас подавится своими кредитками, тьфу... долларами!
а я тебе говорила... wink Laughing

кстати, присоединяюсь к вышевысказанному мнению! МОЛОДЕЦ, мой Админ bravo
_________________
Победитель в драке за жизнь
Всего лишь последним умрет
Дэн Назгул. Волчий рок
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Гость






СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 1:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ура!!! Побежала читать!
______Сабина
Вернуться к началу
Дио Вильварин
Недоджедай


Зарегистрирован: 21.05.2005
Сообщения: 378
Откуда: Sebastopol

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 4:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Мой Админ! begging begging begging
Я в восхищении Rolling Eyes

ЗЫ: Ещё Cool
_________________
«Если вас дракон раздавит, вы тихонько вскрикнете.
Раз раздавит, два раздавит, а потом привыкнете…» (с) ПКА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 5:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Witch, Drago, Дио - большое спасибо. rev

Дио, рада тебя здесь наблюдать. Smile

И не стесняйтесь бросаться табуретками.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
BlackDrago
Душу прекрасные порывы


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 4192
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 5:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Alma писал(а):
И не стесняйтесь бросаться табуретками.
Дио табуретка еще пригодится - она вешаться собралась.
Обвиняет нас с тобой, Админ, что мы скрываем от нее продолжение Rolling Eyes Twisted Evil
_________________
Победитель в драке за жизнь
Всего лишь последним умрет
Дэн Назгул. Волчий рок
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Alma
Тов. админ


Зарегистрирован: 20.05.2005
Сообщения: 2631
Откуда: С диких северных прибалтийских земель

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 5:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Drago and Dio
Так, никому не вешаться! Smile Тем более на табуретке.
А продолжение еще в виде безобразненьких обрывков из разных частей ФФ... и вообще я сначала обновления пойду делать и на письма народу отвечать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Дио Вильварин
Недоджедай


Зарегистрирован: 21.05.2005
Сообщения: 378
Откуда: Sebastopol

СообщениеДобавлено: Чт Янв 05, 2006 6:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Alma писал(а):

Так, никому не вешаться! Smile Тем более на табуретке.

*Мрачно и назидательно*
На табуретке - неудобно Twisted Evil Удобно - на люстре Wink
*Спохватываясь*
Есть никому не вешаться, Мой Админ!!! Very Happy
_________________
«Если вас дракон раздавит, вы тихонько вскрикнете.
Раз раздавит, два раздавит, а потом привыкнете…» (с) ПКА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов LORDVADER.ORG -> Фанфикшен Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3 ... 46, 47, 48  След.
Страница 1 из 48

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group