<<  Step Into My Parlor


Geo3

Отправить письмо автору
Оригинал текста на английском
Перевод: BlackDrago

Ступи в мою обитель

- Да? Что? - Его глаза были столь же холодны как и его голос, когда он впился взглядом в своего помощника.

- Мне жаль тревожить Вас снова, мой господин, но Вы попросили, чтобы я сообщил, если молодой Скайуокер попросит аудиенции.

- Когда? Я хотел, чтобы Вы сообщили мне, когда он попросит аудиенции.

- Да, мой господин.

- Итак?

- Он только что позвонил.

Мастер Всех Бедствий рассматривал возможность размазать родианца по стене, но решил, что он слишком занят, чтобы найти замену прямо сейчас.

- Назначьте аудиенцию сегодня вечером после всех назначенных встреч.

- Да, мой господин.

Чувствуя настроение своего Господина, Дар Вак исчез из его кабинета с такой скоростью, которая едва позволяла не казаться спешащим. И он был стерт из мыслей его повелителя, как только оставил комнату.

- Точно по плану, - коротко отметил Поработитель Душ, снова обратившись к своим грандиозным делам.


Мертвая, думал Анакин, рассматривая свою правую руку. Мертвая, мертвая, мертвая. Он ритмично сжимал и разжимал золотистые металлические пальцы, будучи не в состоянии даже представить, что когда-нибудь он сможет использовать их также эффективно как настоящие. Они были неуклюжи и невосприимчивы, и, прежде всего, они ничего не чувствовали. Он перефокусировал глаза, чтобы видеть светлую ауру, играющую вокруг живой руки и кисти. Потом также посмотрел на протез. Ничего. Конечно, живая Сила не взаимодействует с механизмом, даже если он часть тебя. Он вздохнул, и затем опустил руки, ожидая, когда лифт доставит его на тот этаж Башни Сената, где располагался кабинет Верховного Канцлера.

На просьбу Анакина о аудиенции он почти мгновенно получил ответ с приглашением. Он мог свободно встретиться с политиком, когда тот был ещё сенатором, и считал это само собой разумеющимся. Теперь, в связи с расширением обязанностей Палпатина уже как Канцлера, и с бушующей в Галактике войной, Анакин был даже удивлен тем, с какой готовностью ему ответили. Был уже поздний вечер, намного позже окончания рабочего дня должностного лица. Но Канцлер все еще присутствовал на месте службы, ожидая его. Анакин удостоверился, что пришел точно вовремя.

В приемной его встретил родианец, помощник Канцлера, который поклонился и проводил его в главный офис. Очевидно, Дар Вак существовал только пока существовал Канцлер. Сам Палпатин стоял перед стеклянной стеной. Высокая темная фигура над ярко освещенным городом, лежавшим далеко внизу.

- Джедай-падаван Анакин Скайуокер, - объявил родианец, и Канцлер обернулся, радушно взмахнув руками.

- Добро пожаловать, мой мальчик! Подойдите сюда, станьте рядом со мной.

Анакин пересек комнату несколькими длинными шагами.
- Добрый вечер, Канцлер, - сказал он, поклонившись. – Спасибо, что так сразу уделили мне время.

- Для меня вы всегда желанный гость, мой юный друг, - Палпатин тепло и непринужденно улыбнулся Анакину. Обратив внимание на помощника, он сказал:
- Оставьте нас, Дар Вак. На сегодня вы свободны.

- Спасибо, мой господин, - поклонившись, ответил родианец и быстро исчез. Анакин внезапно заинтересовался, почему он назвал Верховного Канцлера "мой господин", но был отвлечен теплым вниманием хозяина.

- Расскажите мне, о чем вы думаете, Анакин Скайуокер.

- Хорошо, сэр. Когда Вы посетили меня в Храм Джедаев, Вы сказали мне связаться с Вами после излечения.

- Да, правда. И как Ваша новая рука?

Анакин имел обыкновение рассказывать своему наставнику все то, что у него на уме, и чувствовал, что может спокойно сказать правду.

- Неуклюжая вещь. Я не могу даже мечтать, что полная работоспособность когда-нибудь восстановится. Хотя все время делаю упражнения. Это... обескураживает.

Палпатин внимательно посмотрел на него, позволяя на мгновение воцариться тишине, затем спросил, - скажите, это единственное, что Вас обескураживает?

Анакин опустил глаза, в который раз чувствуя, что этот пожилой человек знал его почти также хорошо, как и его Мастер. Разница была в том, что Канцлер никогда не осуждал его и не читал ему лекций, тогда как чтобы он ни делал, это все равно не нравилось Оби-Вану. Анакин решился на откровенность, пользуясь тем редким случаем, когда собеседник мог посочувствовать ему.

- Нет, - Он вздохнул. - Я постоянно думаю о том, как легко Мастер Оби-Ван и я были побеждены на Геонозисе.

Канцлер улыбнулся. - Ни в коем случае! Мне сообщили, что вы оба сражались блестяще.

- В том-то и дело, - искренне ответил Анакин. - Мы сражались так хорошо, как только могли. Даже после того, как целый вечер бились на Арене. - Он остановился, и его пристальный взгляд, казалось, был направлен вглубь себя. Он вспоминал, как нечто, похожее на вспышку молнии, легко и без усилий отбросило его к стене – и полностью иссушило его силы. - Я никогда прежде не видел мощи, подобной этой. - Анакин сделал паузу, но Канцлер Палпатин все еще внимательнейшим образом слушал его. Комната утонула в тишине. - Я знаю, что Граф Дуку был обучен как Джедай, но потом он оставил Орден. Я до сих пор ищу ответ на вопрос, где он научился так использовать Силу.

- Возможно, Вы чувствуете, что ваши Мастера оставляют Вас в неведении? - чрезвычайно мягко предположил Палпатин.

Слова Канцлера резанули по сердцу Анакина. В течение многих недель вопросы неистовствовали в нем, вопросы, на которые никто не хотел отвечать. Если существовали силы и возможности большие, чем те, которым обучались Джедаи, то как же можно устоять перед ними? Каков был прок от всех этих лет обучения, если его и Оби-Вана можно было изрубить и отбросить как тряпичных кукол? Он снова сжал и разжал искусственную руку. Сколько еще он должен был потерять по воле сил, которых ему не разрешали понять?

- Они не рассказывали мне ничего о таких возможностях, - горько сказал Анакин. - Они постоянно предупреждают нас остерегаться Темной Стороны Силы, но я никогда не понимал, что под этим подразумевается. - Он вздохнул, и посмотрел через окно в ночь. – А теперь я понял.

Палпатин смотрел на Анакина с выражением глубокого сострадания на его лице. Затем он любезно заметил:
- Это большое разочарование. - Слова были просты, даже нейтральны; и все же Анакин ощущал их подобно лезвию скальпеля. Расстройство и гнев полились кровью из раны.

- Темная Сторона забрала моего первого Мастера, Куай-Гона - теперь я уверен в этом, - он вспыхнул. - Те же самые силы почти победили Оби-Вана. - Он посмотрел на ненавистную руку. - Они оставили меня с этой мертвой железякой. - Он глубоко вздохнул - я не понимаю, почему мои Мастера-Джедаи действуют так, как если бы этих сил не существует. Я не понимаю, почему мы не обучены противостоять им.

- Ваши Мастера когда-либо говорили Вам о двадцати так называемых "Потерянных Джедаях", и почему они покинули Орден? - очень осторожно спросил Палпатин.

- Нет. - Анакин покачал головой. – Это не то, о чем говорят. - Даже в растущем гневе он сумел криво усмехнуться. - По крайней мере, не со мной.

Канцлер кивнул и улыбнулся, подтверждая чувства его молодого посетителя. - Я понимаю, что наши преподобные Мастера-Джедаи все еще заботятся о сдерживании – скажем так - вашего энтузиазма?

Анакин снова усмехнулся, но на этот раз немного уныло. – Сказать по правде, они обеспокоены тем, что я недостаточно соответствую стандарту, – он посерьезнел. - Я старался, я действительно старался. Я уважаю моих учителей. Просто... - он остановился, чувствуя, что должен быть осторожным со словами. Он не мог позволить, чтобы его заподозрили в нелояльности к Ордену Джедаев. Не сейчас.

- Только ваши Мастера этого, кажется, не понимают? - также изящно предположил Палпатин.

Внезапно Анакин почувствовал, что стоит на краю опасной пропасти и ему необходимо отойти оттуда. Гнев сменился осторожностью. - Пожалуйста, поймите, что я не хочу быть неблагодарным, - сказал он.

- Конечно же, нет, мой мальчик, конечно же, нет, - Палпатин еще раз напомнил себе о приветливом гостеприимстве, хотя он уже прощупал почву и принял решение. - Я думаю, что Вы пережили трудное время, и будете более счастливы заняться каким-то делом, нежели ждать следующего задания.

- Да, - Анакин усмехнулся. – Было бы замечательно. Но это, естественно, будет зависеть от желаний моих Мастеров.

- Даже если это так, мой мальчик, мне кажется, у меня есть задание для Вас. И, если ваши учителя согласятся, я буду очень благодарен, если Вы согласитесь взяться за него.

- Конечно, - сказал Анакин. - Если это в моих силах.

- Это касается сенатора Амидалы, - серьезно произнес Канцлер. Анакину понадобились все усвоенные навыки, чтобы остаться спокойным и не подпрыгнуть от того, что он услышал в следующий момент. – Ей нужно возвратиться на Набу, и я не хочу, чтобы она путешествовала без соответствующего эскорта. Особенно теперь.

- Это было бы честью для меня – сопровождать ее, - сказал Анакин. Его сердце мучительно забилось, - но, честно говоря, я полагаю, что мои Мастера недовольны моей дружбой с Сенатором. Я сомневаюсь, что они дадут разрешение.

- Я знаю, - Палпатин пристально рассматривал лицо молодого человека, увидел то, что искал, и продолжил. – Разумеется, я уважаю ваших Мастеров, но безопасность Сенатора - моя ответственность и мой приоритет. Я знаю, что она уверена в ваших способностях защитить ее.

Анакин нахмурился и посмотрел вниз на свою золотую руку. - Я не знаю, смогу ли - теперь.

- Сенатор Амидала лично сообщила мне, что только благодаря Вашим умениям, ее жизнь была спасена.

Анакин не смог спрятать мелькнувшего во взгляде удивления и восхищения при мысли о Падме, хвалящей его перед наставником. Канцлер заметил это, и продолжил. – Мне кажется, что на данный момент, учитывая тяжелые обстоятельства ... и войну ..., - он позволил боли и печали во взгляде омрачить его лицо, - ... необходимо поощрять дружбу среди верных союзников.

- Я буду счастлив сопровождать ее, если мои Мастера позволят, - повторил Анакин, сомневаясь, что получит согласие. Но он должен был подчиниться воле своих Мастеров, чтобы сохранить их секрет в безопасности. Однако, Канцлер Палпатин, казалось, имел неплохие отношения с Советом Джедаев ... возможно, это был шанс?

- Я благодарен Вам, мой мальчик, на самом деле, - слова Канцлера ворвались в его мысли, поторапливая беседу. - Я лично поговорю с вашими Мастерами, и мы посмотрим, что можно будет сделать.

Анакин поклонился, предполагая, что встреча подошла к концу. Когда он поднял голову, то увидел, что собеседник сосредоточенно смотрит на него. К своему удивлению, Анакин обнаружил, что не способен уклониться от этого взгляда.

- Галактика велика, мой мальчик, - мягко сказал Палпатин. Каждое сказанное им слово, казалось, врезалось в сознание Анакина. - И полна неограниченными возможностями. Я уверен, что где-то существует технология, способная обеспечить Вас рукой, которая будет воспринимать Силу.

Анакин удивленно посмотрел на него. - Вы знаете об этом? - Как только эти слова вырвались наружу, он запнулся, словно его ударили. Его переполнило ощущение того, что он не должен говорить об этом. Не сейчас.

Палпатин продолжал говорить с мягкой уверенностью, которая заставила Анакина наклониться вперед, ловя каждое слово.

- Джедаи - не единственные, кому знакомы пути Силы. С высоты моего положения, - Канцлер развел руками, как бы показывая на царства, что лежат в его ногах, - я имею доступ ко всевозможным знаниям, как древним так и современным.

Анакина ощутил, как каждая частица его тела напряглась, слушая. Он не мог сказать ни слова, даже если бы и хотел.

Палпатин продолжил:
- Я могу рассказать Вам о двадцати Потерянных. Я могу рассказать Вам о силах, которыми овладел Граф Дуку. И я могу рассказать Вам о будущем, которое я предвижу для Галактики по окончании этих темных времен.

Анакин невольно посмотрел вниз на механическую руку, и затем снова в лицо высшего политического деятеля Галактики. Что-то было неправильно, ужасно неправильно, но он не мог понять что. На мгновение его голова как будто стала такой же мертвой как правая рука.

Внезапно он почувствовал,что снова может говорить. Правда, его сообразительность возвращалась не так быстро.

- Я… я бы очень хотел этого, Канцлер, - Анакин запнулся на мгновение, не зная, что сказать. - Спасибо.

- Очень хорошо, - сказал Палпатин. - Я буду ждать разговора с Вами по возвращении с Набу.

Волна удовольствия, которую Анакин почувствовал при упоминании о поездке с Падме, полностью смыла прежнее чувство беспокойства. Канцлер явно не сомневался, что его запрос к Совету Джедаев будет удовлетворен.

- Спасибо за все, Канцлер, - искренне сказал он.

- Не за что, мой мальчик, - сказал Палпатин, отмахнувшись. - Не за что.

Анакин оставил офис Канцлера, впервые за долгое время чувствуя, что все идет своим чередом. Все, что надо было делать, это успокоиться и ждать.


Слишком легко, - с разочарованием подумал Искатель Темных Сокровищ.

Можно было предположить, что мальчик с таким талантом окажет большее сопротивление. Он остался у окна, глубокомысленно глядя в многоцветную ночь Корусканта.

С другой стороны, Джедай избавил меня от неприятного обучения повиновению. Мальчик вообще не чинил препятствий.

Мысль заставила его улыбнуться самому себе.

Раб однажды – раб навсегда.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™