<<  A Brief Paws in the Rebellious Life of Luke Skywalker


Deja Know I Been Lookin For Vu

Отправить письмо автору
Сайт автора
Оригинал текста на английском
Перевод: BlackDrago

Короткие лапки

Примечание автора: Это - ответ на вызов Moyima, отправленное к Luke/Vader Writers (http://groups.yahoo.com/group/Luke_Vader) на годовщину рассылки. Условия состояли в том, чтобы придумать историю, которая содержит Люка, Вейдера, "Празднование какой-нибудь годовщины" типа "день рождения, свадьба, смерть, разрушение космических станций размером с небольшую луну", и фразу "Вы используете это слово - я не думаю, что оно имеет то, значение, которое, как вы думаете, оно имеет". И вот, ммм, странная история, которую я написала, руководствуясь этими принципами.

Примечание переводчика: кошко-звуко-подражания, или звуко-кошко-подражания подслушаны во время семейных разборок домашнего зверинца.


Это была третья годовщина со дня уничтожения Звезды Смерти. Ликование повстанцев слышалось на всей временной базе, поскольку в выражении восторга народ себя не стеснял. Большинство мятежников собрались праздновать вместе. Слушая воспоминания адмирала Акбара, Лея Органа не могла не думать об отсутствии двух людей, так восхищавщих ее.

Первый, бесцеремонно замороженный в карбоните, находился на борту корабля известного во всей галактике охотника за головами. Второй вернулся на родную планету по причинам, которых она не понимала.


Правда, Лея не знала, что даже он сам полностью не понимал своих мотивов. Но теперь, стоя над могилами тети и дяди, он понемногу начинал осознавать, что же заставило его на время покинуть повстанческий Альянс.

Ему нечего было праздновать.

Его тетя и дядя были мертвы, убиты, потому что случайно купили пару дроидов с чертежами той самой космической станции размером с небольшую луну, что была уничтожена им тогда; эта проклятая Звезда Смерти принесла вред даже его наставнику. Бен Кеноби был убит при попытке освободить Тысячелетний Сокол. Воспоминания о взрыве Звезды Смерти приносили Люку только боль.

Он мог остаться с Леей и другими повстанцами. Но Лея страдала из-за похищения Хэна, а он не был уверен, что сможет справиться с этой проблемой сейчас. Он даже оставил там обоих дроидов и прилетел на Татуин в одноместном корабле. Можно будет доделать до конца лайтсейбер и в одиночестве оплакать мертвых. Как это следовало сделать уже давно.

Иногда Люк хотел присоединиться к тете и дяде. У них не было никаких проблем.

Но даже в то время, когда они были живы, они не позволяли происшествиям внешней галактики касаться их. Они всегда были удовлетворены тем, что имели. Это именно Люк постоянно жаждал быть где угодно, только не в этой несчастной пустыне.

И что Люк Скайуокер нашел, покинув Татуин? Дарта Вейдера, человека, который утверждал, что был его отцом, человека, который для Люка находился на противоположной стороне сражения.

И он ненавидел его.

Ненавидел эту черную маску, ненавидел этот черный костюм, ненавидел каждое упоминание о нем. Люк ничем не был похож на него...

Но он был единственной семьей Люка.

Закрыв глаза, он опустился на колени. Руки хватали сухой, мертвый песок, как будто ища хоть какой-то след жизни. Он не мог ненавидеть его... Он хотел, хотел, чтобы его собственная неистовая ненависть превзошла ту враждебность, которую испытывала Лея... Но он не мог.

Он не мог ненавидеть своего отца.

Сжимая веки все сильнее и сильнее, он в отчаянии взывал к песку: "я только хочу, чтобы я каким-то образом смог выяснить, есть ли действительно добро в нем."


Урок, который стоит выучить всем - никогда не желай чего-либо без инструкции по применению. Зачастую об этом приходится сожалеть. Что, конечно же, и случилось вслед за пожеланием Люка.

Когда он наконец открыл глаза, то обнаружил, что песок под ногами куда-то исчез, а на его месте появился дюрастил. Окружавшая его пустыня превратилась в огромный зал, который был ненамного меньше причального ангара.

Люк вскрикнул:
- Что за…

Ну, по крайней мере, он попытался вскрикнуть. Звук, который вышел из его рта, даже не был чем-то похожим.

Пока он пристально разглядывал мир вокруг себя расширившимися синими глазами, его ушей достиг ужасающий стук, стук, стук. В поле зрения вскоре попал гигантский сапог. Люк, с открытым от удивления ртом поднимал голову все выше и выше пока не увидел огромную маску. Ту самую, которая превратила в кошмар не один из его снов.


Дарт Вейдер был в дрянном настроении. Сегодня минул третий год со дня взрыва Звезды Смерти. Для него самого это мало что значило, он всегда считал, что использование таких громадных ресурсов ради одной космической станции для разрушения планет было дурацким планом. Однако, Палпатина раздражала как годовщина разрушения первой Звезды Смерти, так и слишком медленное продвижение в постройке второй, все ещё незаконченной Звезды Смерти.

Он только что закончил разговор с Императором, и теперь возвращался назад к своим апартаментам, чтобы избавиться хотя бы от части беспокойства посредством хорошего поединка: лайтсабер против пары дроидов. Возможно, отрубить несколько дроидных конечностей – и он почувствует себя лучше.

Видеть кого-либо стоящим перед дверью апартаментов Темного Лорда было само по себе необычно, и тем более необычно было видеть то, что предстало перед ним сейчас.

На полу сидел испуганный, сжавшийся желтовато-коричневый кот, похожий на вомпу в свете прожекторов.

Вейдер давно не видел безхозных животных в такой ситуации, поэтому на некоторое время он задумался, каким образом этот представитель отряда кошачьих попал на борт его Звездного Суперразрушителя. Он замедлил шаги.

Удивленный кот наконец испустил патетическое:
- Мьяв.


Когда Вейдер был моложе, он всегда испытывал странную слабость к животным. Вероятно, потому, что на Татуине он не мог держать домашнее животное. Повзрослев, он стал относиться к таким идеям более холодно, особенно после того, как увидел отвратительных животных, которых содержал Император. Он уже собирался было вернуться и приказать штурмовику или офицеру убрать животное, когда заметил его странные синие глаза, уставившиеся на него. Глаза, гораздо более подходящие человеку, нежели коту.

Хмурясь под шлемом, Вейдер открыл дверь своих апартаментов в порядке эксперимента. Кот повернулся к нему, как будто для заверения, а затем вошел.

Любопытно.


Внизу в зале адъютант остановился и насупил брови. Кусая губу, он повернул обратно туда, откуда пришел.


Как только Люк понял, что с ним произошло, ему показалось, что сейчас он взорвется. Лапы, почти такого же цвета как волосы на его человеческом теле, напряженно царапали пол.

На его человеческом теле? О чем он думал?

Это, должно быть, сон. Ведь не может быть настоящих усов на его лице, и не может быть Дарта Вейдера, только что открывшего дверь для него, кота. Чтобы зайти внутрь.

Он оглянулся, понимая, что перед ним - апартаменты Вейдера, и тут же пожалел, что вообще попал сюда. Хвост, вверх трубой, размахивал позади него подобно змее, словно насмехаясь над ситуацией, в которой он оказался.

Его мозг начал переутомляться.
Он не кот, не кот... Он только что учуял тунца?
Нет, нет!!! Он не кот... Он не кот...


Дарт Вейдер уставился на кота.
Кот уставился на него.

Чувствуя себя неловко, Лорд Ситхов, наконец, спросил:
- Так что ты хочешь?

Кот мявкнул, большие синие глаза уставились на него. Он словно знал эти глаза... и все же не мог раскрыть этот секрет …

В конце концов, Вейдер подошел к продовольственному аппарату и вернулся с тарелкой рыбы, которую опустил на пол и сел напротив кота.

- Если это - все, чего ты хочешь, то я предлагаю, чтобы ты поел и потом убирался.

Животное посмотрело вниз на рыбу, потом на Вейдера, потом снов на рыбу. Представитель семейства кошачьих сидел и мурлыкал.

Вейдер уселся на стул, который он редко использовал; фактически, он совершенно не мог вспомнить, зачем у него был стул. Но перед ним был более важный вопрос. Почему он просто не выбросил эту тварь?

Казалось, подумав секунду, кот запрыгнул ему на колени, а потом на стол рядом с ним. Он пристально посмотрел на еду на полу. Котенок словно хмурился и, в конце концов, поднял желтовато-коричневую лапу и несколько раз провел ею по воздуху.

- Ты хочешь, чтобы я разрезал это для тебя? – наконец, недоверчиво спросил Лорд Ситхов.

Он мог поклясться, что кот кивнул.

Ругаясь про себя, Вейдер начал вставать, но снова сел. Это было невообразимо. Этот кот не может понимать его.

Но Люк-то очень хорошо понимал слова Вейдера, а еще лучше он понял свое собственное положение.

«Так отец имеет слабость к животным, ха?» - злорадно подумал он. «Давайте-ка посмотрим, как далеко он позволит этому зайти.»

Глубоко в горле Люка родилось рычание, он уставился на Дарта Вейдера. Тот выглядел куда более взволнованным, чем это вообще пристало Лорду Ситхов в черной броне. Сердито наклоня шлем к коту, Вейдер, наконец, исполнил пожелание, разрезав рыбу.

- Вот так нормально, ты, блохастая зверюга?

Кот стал рычать громче, пока, наконец, Вейдер не прошипел:
- Я не должен терпеть такое нахальство!

Желтовато-коричневый мех на коте спина начал подниматься.

- Ладно. У тебя нет блох.

В ответ раздалось предупредительное рычание.

- Ну да, и ты не зверюга.

Удовлетворенное животное сначало издало низкое мурлыканье, затем спрыгнуло вниз и, изящно поднимая кусочки рыбы маленькой лапой, отправляло их в рот.

Уставившись на коммуникационное устройство и задаваясь вопросом, кого бы позвать, чтобы его избавили от этого вредителя, Вейдер, наконец, спросил:
- Ты мальчик или девочка?

Кот уставился на Ситхского Лорда так, как будто сам факт, что Вейдер спросил об этом, должен вызывать отвращение.

- Понятно. Поскольку ты не можешь говорить, мне придется выяснить самому.

Синие глаза распахнулись, и кот попытался возможно быстро оказаться подальше, но Сила легко понесла его к Вейдеру.

Лорд Ситхов подхватил кота за бока и попытался рассмотреть интимную область животного, когда вопль заставил его остановиться, и жутко плюющийся шерстяной шар начал рвать его перчатки и царапать все, что попадало в поле зрения.

Ругаясь, Вейдер отпустил непотребное существо, которое забилось в угол, пригибаясь вниз и сверкая лазерными молниями глаз.

- Значит, мальчик. Можешь продолжать есть.

Кот подозрительно оглядел его, желтовато-коричневая шерсть все еще стояла дыбом, но все-таки подошел к еде, не прекращая следить за ним.

Дарт Вейдер, решив, что он уже и так слишком долго откладывал поединок с дроидами, решил покинуть комнату, но вдруг остановился.

- Может, ты хочешь пить?

Еще один из тех подозрительно выглядящих кивков.

Сопротивляясь желанию вздохнуть, Вейдер пошел искать какую-нибудь жидкость, которая будет достаточно соответствовать потребностям кота.


- Мм, сэр?

- Разве я не отсылал Вас с теми инфочипами? - прорычал Гранд Мофф Жиемм. Плевок сорвался с его раздутых губ. Его челюсти дрожали, когда он говорил.

- Да, сэр, - быстро ответил черноволосый помощник Соувен, - но у меня есть некоторая информация для Вашего рассмотрения, которую вы, возможно, сочтете полезной.

- Несущественно! Ничто, известное вам, не может быть полезно мне!

Соувен все равно продолжил. – Но, сэр, это касается Дарта Вейдера.

- О? - интерес темноволосого Гранд Моффа был задет. - Продолжайте.

- Ну вот, я шел через залы с инфочипами…

- Несущественно!- прервал его Жиемм. -К сути!

- Я видел, как Дарт Вейдер, сэр... он впустил кота в свою комнату, - почти прошептал Соувен.

- Сделал что, вы говорите?

- Кот ... он пустил его в свою комнату...

Гранд Мофф выглядел подозрительным. - Вы уверены, что Вы видели то что Вы видели?

- Более уверен, чем можно быть уверенным.

- Вы поставите свою жизнь на это? Я не смирюсь с предательством.

- Я клянусь в этом.

- Увидим.


Вейдер по-прежнему намеревался уйти в другую комнату, но Люк уже несколько раз не позволил ему это сделать. Теперь он знал, что в кошачьем обличии Вейдер не посмеет нанести ему вред. Да, на сей раз ничто не грозит его кошачьим лапкам, тьфу, то есть рукам. Он был готов дать выход небольшому озорству.

Как только Лорд Ситхов в очередной раз отвернулся, Люк запрыгнул на стол и, схватил датапад желтовато-коричневыми лапами датапад, спихнул его со стола. Когда эта штука упала на пол, Люк тоже спрыгнул вниз и толкнул датапад под ближайший стул. Было бы здорово посмотреть, как Дарт Вейдер нагнется, чтобы достать это.

Однако, Люку пришлось разочароваться, когда Вейдер использовал Силу, чтобы притянуть датапад к себе.

Провались ты пропадом. Об этом-то он забыл!

Люк быстро осмотрел комнату. Наконец, глаза остановились на каком-то черном шаре. Видимо, это было что-то вроде дроида... Но сейчас оно было отключено.

Люк с истинно кошачьей прытью бросился поперек комнаты, приземлился на вершине шара и вцепился в него.

- Что ты…, - прорычал Вейдер.

Он призвал Силу и с ее помощью притянул к себе шарообразный дроид, надеясь, что кот упадет.

Тем не менее, Люк и не думал падать, а вместо этого широко открытыми глазами наблюдал, как лицо Вейдера быстро приближается к его собственному. Визжа во все свои кошачьи легкие, Люк с дроида для допросов прыгнул на шлем Вейдера. И крепко зацепился за него острыми когтями.

Они оставались в таком положении нескольких мгновений. Люк приклеился к шлему Вейдера подобно мухе к липкой бумаге, Вейдер же стоял столбом как татуинский влаговыпариватель.

Оторвав коготь за когтем от шлема, Люк застенчиво посмотрел вниз на две глазных впадины в маске Вейдера.

Подчеркнуто трогательно он прохныкал:
- Ммьяяяул.


На его шлеме восседал кот.

Вейдер никогда не думал, что доживет до того дня, когда живой меховой шар заберется на его маску. С ним случалось множество странных вещей, но это могло стать вершиной всего.

Когда кот мяукнул ему почти умоляющим тоном, его нервы, наконец, успокоились. Все мысли о его неудачном поиске сына и плохом настроении его Повелителя отпали.

Все, что существовало в этот миг - синеглазый кот, который отчаянно, изо всех сил цеплялся за голову Вейдера.

Человек мог бы многому научиться от столь простого животного как кот. Зачем коту волноваться о бушующей в галактике войне, когда все, что ему необходимо, можно найти в одной комнате?

Вейдер обеими руками осторожно снял кота со шлема, уставившись на него.

- Зачем ты здесь?

Кот почти печально склонил голову, глядя на него удрученными глазами.

Подавляя вздох, Вейдер спросил его:
- Не хочешь посмотреть небольшой поединок на лайтсейберах?


Соувен вздрагивал, когда сажал на дроида микроскопического "жучка". Если Вейдер обнаружит это, кто-то попалтится раздавленной шеей.

Дроид Жиемма должен был войти в апартаменты Вейдера и отдать ему инфочип с данными о возможных местоположениях повстанцев. Если он не увидит Лорда Ситхов, то покинет комнату сразу после установки подслушивающего устройства. Соувен надеялся, что все это сработает.

К счастью для Соувена, после того как дроид набрал пароль, известный только нескольким высшим чинам, таким как Гранд Мофф Жиемм, робот быстро зашел внутрь и затем вышел.

- Сделано, - прогудел его механический голос.

- Хорошо, - улыбнулся Соувен. Жиемму эти новости понравятся.


- Что? - воскрикнул Жиемм. Его полные щеки наливались красным. - Несущественно! Несущественно, несущественно, несущественно! Мы можем легко фальсифицировать его голос! Что нам нужно, так это то, что мы можем увидеть!

- Но, сэр, устройство, позволяющее это делать, было бы большим, и вероятно…

- Несущественно!- раздражался Гранд Мофф.

Помощник сузил глаза, нахмурившись. - Вы используете это слово - я не думаю, что оно имеет то, значение, которое, как вы думаете, оно имеет.

Жиемм уставился на него.


Люк чувствовал благоговение, когда смотрел на своего отца в поединке. Его противниками были три вооруженных лайтсейберами дроида, и, тем не менее, он легко управлялся с собственным клинком.

Движения Лорда Ситов были настолько плавными, что Люк задавался вопросом, как ему когда-то вообще удалось пережить дуэль на Беспине.

Пока Люк наблюдал за сражающимся Вейдером, он понял, насколько безнравственна была борьба. В бою правда может победить или проиграть. А сражение значит немного, оно только показывает, кто лучший боец. Люди должны просто рассказать о своих проблемах друг другу... как это происходит в семье.

И когда Люк смотрел вниз на свои желтовато-коричневые лапы, с трудом верилось, что этот сильный человек – его отец. Он наконец осознал - пока его отец жив, у него будет за что бороться.

Было хорошее в нем. Если бы этот человек был полностью Дартом Вейдером, он, скорее всего, без сомнений задушил бы сына и бросил мертвое кошачье тело в мусоросборник.
Люк щурился на красный сейбер, и его мысли начали путаться, потому что сейбер медленно становился зеленым. Он продолжал щуриться и вдруг понял, что снова находится на Татуине, а в его руке зажат собственный включенный сейбер. Нахмурившись, он посмотрел вниз на могилы его тети и дяди.

Это все было сном?


Тем временем, на "Экзекьюторе", Вейдер уже успел разбить всех трех дроидов. Оглядываясь по сторонам в поисках своего желтовато-коричневого компаньона, он понял, что кот ушел.
Нахмурившись, Вейдер покинул комнату, и, почувствовав микроскопического "жучка", сокрушил его сапогом. У него будет короткий разговор с Адмиралом Жиеммом. И никогда больше этот честолюбивый человек не сможет пытаться занять положение Дарта Вейдера, Темного Лорда Ситхов.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™