<<  Melancholy


Lazypadawan

Отправить письмо автору
Оригинал текста на английском
Перевод: BlackDrago


"Нет. Ты - права ..., это уничтожит нас."

Последние, тихо произнесенные слова Анакина Скайуокера отражались эхом его шагов, пока в одиночестве шел по мраморным полам. Жестокая правда этих слов камнем повисла на сердце. Мудрость Падме помогла ему увидеть их настоящее положение. Слишком большой угрозой для них обоих было следовать его желаниям… и ее.

Она любит меня. Я знаю, что любит. Молодой человек начал подниматься по лестнице к своей комнате. Он оставил Падме в одиночестве; сказать больше нечего, а быть рядом с ней еще хотя бы мгновение – слишком больно.

Он мысленно вернулся к событиям этого вечера. Они были так непринужденны за обедом. Потом он встал из-за стола, отодвинул ее стул и предложил ей руку. Она положила свою руку на его и встала, не отрывая от него глаз. Тогда он повел ее в комнату, где прислуга уже разожгла камин. Оказалось, что в комнате намного теплее и Падме сняла накидку, которая была на ней за обедом, перед тем, как сесть рядом с ним на диван.

Близость ее тела, ее дикий цветочный аромат, соблазнительно оголенная кожаным лифом плоть... это заставляло его чувствовать что-то похожее на опьянение, как если бы он выпил бутылку вина. Она смотрела на него с надеждой; она хотела, чтобы он поцеловал ее? Он смотрел на нее, желая еще раз рискнуть попробовать ее мягкие, сочные губы.

Вместо этого его переполняло желание наконец признаться ей во всем, что было у него на сердце. Он хотел, чтобы она знала, что он чувствует на самом деле. Так или иначе, но момент казался правильным.

Возможно, это было слишком рано, размышлял он. Может, я спугнул ее.

Он на мгновение замер на верху лестницы, оглянувшись в сторону комнаты. Нет, исправился он, я не жалею о том, что рассказал ей. Это лучше всего для нас, я знаю, если она чувствует то же самое, если это возможно для нас...

Держать чувства в себе было бы хуже.

Он добрался до предназначенных ему апартаментов, зашел и закрыл за собой дверь. Он даже не потрудился включить свет. С глубоким вздохом рухнул на кровать. Частично ему казалось, что он умирает. Что может быть за жизнь, если в ней не будет Падме? Никакой восход солнца не будет уже столь красив, звезды никогда не будут сиять так ярко, самые экзотические яства и спиртные напитки будут столь же приятны, как протеиновые рационы, даже его мечта стать рыцарем не значила столько. Даже течение Силы не сможет возместить ее музыкального смеха, блестящих темных глаз, выдающейся души. Почему вселенная решила отделить ее от него, поставив заслоны правил и обязанностей между ними? Почему так?

От гнева его челюсти напряглись. Проклятый Кодекс, думал он. Как кто-то мог подумать, что человек может прожить жизнь, не зная любви? Что я, дроид, что-ли? А Падме, она тоже должна отказываться от собственных чувств, ибо Кодекс запретил ей любить его? Он прекрасно понимал, что она должна была выдавить эти слова, надеть маску прагматичного политического деятеля, для того, чтобы отдалиться от него. Почему они не могут свободно выбирать свой жизненный путь?

Анакин сжал кулаки. Его бесило собственное бессилие, его судьба была в чужих руках.

Начинался ливень и нежный шелест бриза успокаивал его внутреннюю бурю. Он сказал Падме, что сделает все, что она попросит, что это дело его чести, как Джедая и как мужчины, повиноваться ее пожеланиям, невзирая на боль, которую это принесет ему. Ради нее он может вынести и худшее. Теперь он должен обращаться с ней как с Сенатором, а не с женщиной, которую он любит, так оставшаяся часть миссии будет легче для обоих.

Но ничто не сможет погасить огонь, который вечно будет гореть ради Падме, тихо поклялся он. Я любил Падме полжизни и буду любить, пока буду дышать.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™