<<  Force of the Destiny


Llarian

Отправить письмо автору
Сайт автора
Оригинал текста на английском
Перевод: Karrde

Сила судьбы

Пролог

Анакин поднял свой световой меч в отчаянном усилии парировать ожесточенные выпады Оби-Вана. Удары обрушивались на его защиту, вынуждая отступать все дальше. Но за спиной у него была пропасть. Горячий ядовитый дым вздымался от вулканического кратера, заставляя слезиться глаза. Из глубины до Анакина доносился шум кипящей лавы. Удивительно, как близость смерти обостряет чувства. Анакин был уже ранен; удар светящегося клинка Оби-Вана раскроил ему лицо и голову. Но он все еще был жив. Он все еще мог бороться за свою жизнь. И Оби-Ван истекал кровью от нескольких ран.

С диким криком Анакин увернулся, вскидывая меч для новой атаки, но его нога заскользила на неустойчивой гальке. Время, казалось, растянулось, и все дальнейшее прошло перед его глазами как в замедленном действии: лезвие Оби-Вана, рассекающее его правую руку, падение кисти, все еще сжимавшей световой меч. Крови оказалось меньше, чем можно было ожидать от столь серьезного ранения, луч клинка прижег обрубок. Едва успев осознать боль, Анакин почувствовал, как земля уходит из под его ног, и он летит в пропасть. Он пробовал призвать Силу, но она ускользала от него.

Неровная стена кратера была изрыта трещинами. Падая и ударяясь о выступы, Анакин чувствовал, как ломаются ребра и кости левой руки. Он не кричал, полагая это бессмысленным, в любом случае, он умрет, сожженный в пепел лавой. Но он ошибался - один из выступов остановил его падение. Этого удара он не почувствовал, лишь услышал тошнотворный звук ломающейся шеи. И после уже не ощущал ничего: ни боли в искалеченной мечом руке, ни боли сломанных конечностей, просто смотрел на белые осколки кости, пропоровшие плоть.

Какое-то мгновение ему казалось, что он слышит голос Оби-Вана, который звал его по имени. Дышать становилось все труднее и труднее. Ему едва удавалось вбирать воздух в свои легкие. Ну что ж, по крайней мере, он не чувствовал, как едкий дым их сжигает. А потом на него опустилась тьма.


Глава 1

22 года спустя, на борту Экзекутора.

Дарт Вейдер размеренными шагами ступил на мостик, всё, как каждое утро. На шествующего Повелителя ситхов осмеливались поднимать свои головы немногие члены команды и тут же, по привычке, в страхе отводили глаза. По давней привычке, приобретенной до Беспина. Со дня противостояния с Люком Вейдер стал более уравновешенным. То, что он почти потерял сына – в результате собственных действий! - изменило его. Смягчило. Заставило задуматься. Его обыкновение сначала действовать, а лишь потом думать, принесло уже немало бед. Слишком часто он позволял своему гневу управлять собой. Так больше не могло продолжаться.

Вейдер приблизился к адмиралу Пиетту, как раз заканчивавшему просмотр последних донесений.

- Доброе утро, лорд Вейдер.

Вейдер кивком ответил на приветствие Пиетта.

- Что нового, адмирал?

- Никаких известий насчет восстания или Скайуокера, милорд. Но вчера вечером транспортным судном были доставлены первые десять Мстителей.

- Превосходно, - пророкотал Вейдер. - Подготовьте один из истребителей. Я сам совершу первый испытательный полет.

- Уже подготовлен, сэр.

Вейдер улыбнулся за маской.

- Вы слишком хорошо меня изучили, адмирал, - отметил он, развернулся и оставил мостик. Его шаги стали более энергичны. Пиетт позволил себе легкую улыбку. Да, он знал лорда Вейдера, и восхищался этим человеком, и уважал его. Так было не всегда. Поначалу жестокость, равно как и внезапные перепады настроения Вейдера страшили его не менее чем остальных. Дела пошли, когда он начал доверять идеям, рожденным вдохновением Темного Лорда. Со своей стороны, Вейдер научился полагаться на ненавязчивую компетентность Пиетта, и вскоре отношения между этими двумя людьми стали гораздо более непринужденными, чем когда-либо между Вейдером и Оззелем.


Дарт Вейдер вошел в главный ангар, предвкушая испытание нового Мстителя. Радость, которую он всегда чувствовал перед полетом - единственной свободой, оставшейся ему - сегодня была удвоена от сознания того, что эти новые корабли построены по его собственному проекту. И вот десять из них стояли на плитах ангара, сверкая корпусами в резком свете. Дарт Вейдер с гордостью оглядел истребители. Они были даже великолепнее, чем он мечтал: гладкие, смертоносные, самые быстрые и наиболее маневренные из всех, когда-либо построенных. Он медленно подошел к ближайшему Мстителю, мягко, почти с нежностью, кладя руку в перчатке на сверкающую панель. Готовые подчиниться даже легкому касанию, даже мысли... Вейдер затаил дыхание. О да, уж он-то ценит эту несущую смерть красоту. Молодой человек в комбинезоне механика, украшенном знаками отличия штабного сержанта, подошел к лорду Вейдеру и почтительно поклонился.

- Милорд, Мститель готов к вылету, - доложил он.

- Отлично, - кивнул Вейдер. - Я сам проведу испытания. Который из них?

- Этот, - ответил юноша, указывая на истребитель, которым любовался Вейдер. Темный Лорд хмыкнул, почти развеселившись. Судя по измученным взглядам сержанта и его команды, они подготовили не один, а все десять истребителей для него на выбор. Такое усердие заслуживало похвалы.

- Хорошая работа, сержант. Как вас зовут?

- Гарин, милорд. Торб Гарин.

Вейдер кивнул и расстегнул застежку на своем плаще.

- Держите, - скомандовал он, передавая плащ Гарину. - Я скоро вернусь.

Вейдер с кошачьей грацией взобрался по опорам панели, как по лестнице. Распахнув верхний люк, он протиснулся в него, устроился в кресле пилота и пристегнулся. Одно нажатие кнопки вновь закрыло люк. Другая кнопка открыла коммуникационный канал на мостик.

- Тест номер 1, прошу разрешение на взлет, - сказал он в комлинк.

- Разрешение предоставлено.

Проверка заняла немного времени.

- Все системы в порядке. К взлету готов.

Он завел двигатели и, отсалютовав Гарину традиционным знаком вскинутых больших пальцев, поднял и вывел Мститель из ангара.

Едва отойдя от Экзекутора на расстояние, достаточное для исполнения основных маневров, Вейдер дал себе полную волю. Они с Мстителем быстро нашли общий язык: тот реагировал на легчайшее его прикосновение, именно так, как он его разработал.

Осмелев, Вейдер набрал скорость, выводя Мститель сначала в петлю и затем во вращение. Он был настроен выжать из истребителя все до предела. Двигатели ревели, ускорение вжимало в спинку кресла – и его сердце пело. Именно такие моменты делали жизнь терпимой, несмотря на все тяготы его состояния. Выполнив фигуры высшего пилотажа, он повел Мститель в широкой дуге обратно к Экзекутору, когда начал замечать, что что-то идет не так. Едва ощутимая дрожь в двигателях заставила маленький корабль отклониться влево. Хмурясь за стальной маской, Вейдер сильнее сжал рычаг и выправил курс. Мститель повиновался достаточно легко, но по сравнению со своим прежним поведением все еще казался вялым и безразличным. И внезапно начали вспыхивать предупреждающие желтые огни. Вейдер установил рычаг на нейтральное положение, позволяя истребителю дрейфовать, и открыл коммуникационный канал на корабль.

- Экзекутор, у меня проблема, - сообщил он.

- Экзекутор на связи. Лорд Вейдер, мы видим вас на своем экране. Ваши двигатели перегрелись. – Несмотря на ситуацию, голос диспетчера полета был спокоен и нетороплив. Вейдер понимал, что служащий наверняка обучался держать контроль над ситуацией и успокаивать паникующего пилота.

- Подтверждаю, Экзекутор, - ответил он. – Вам придется втянуть меня. Отключаю двигатель... - В этот момент сигнальные огни на третьем двигателе сменили цвет с желтого на тревожный красный. Вейдер выдохнул проклятье.

- Повторите, пожалуйста, тест номер один. Мы вас не слышим.

Разумеется, нет, думал Вейдер, понимая, что катится в хаттову пропасть. Он потянулся к управлению, чтобы отключить перегретый третий двигатель, но тут без предупреждения отказал и взорвался еще один двигатель. Вейдер был бы выброшен из кресла, если б не ремни безопасности, когда маленькое судно бешено заметалось, вырвавшись из-под контроля. Несмотря на все меры предосторожности, его отбросило к рычагу управления. Поврежденный респиратор нарушил дыхание. Часть верхнего пульта управления распалась, врезавшись в шлем, и все ушло во тьму.


- Тест номер один, отзовитесь, прошу вас. Лорд Вейдер, вы слышите?

- Я вижу его. Он еще жив, но долго ему не продержаться.

Заслышав суматоху, к диспетчеру поспешил Пиетт.

- В чем дело? – потребовал он объяснений.

- Лорд Вейдер, сэр, у него отказали двигатели.

Пиетт заметно побледнел.

- Затягивайте его внутрь. Сейчас же! - Он потянулся к комлинку, врубая выключатель. - Управление лучом захвата. Указываю координаты. - Он торопливо передал коды диспетчеру.

- Подтверждаю координаты. Захват на цели... управление полетами, цель неустойчива, - донесся слегка искаженный голос от диспетчерской луча с палубы ангара.

- Не имеет значения, управление лучом! Пилот еще жив. Затягивайте его немедленно!

- Он вращается слишком быстро! Он разобьется прежде, чем мы успеем его захватить.

- Затягивайте! – заорал Пиетт и отключил связь. Затем он открыл канал изолятора. – Медицинскую бригаду к палубе ангара, - подсеченным голосом распорядился адмирал.

- Изолятор, говорит доктор Ханлей. Характер повреждений?

- Что? - Пиетт недоумевающе уставился на комлинк.

- Мы затягиваем истребитель с неисправностью двигателя. Характер и степень повреждений неизвестны. Пилоту понадобится вся система жизнеобеспечения, - вмешался диспетчер полета.

- Понял. Уже иду, - бросил доктор Ханлей. Пиетт выключил связь и побежал на палубу ангара.


Сирена взвыла, поднимая на ноги команду Торба Гарина, когда втягивающий луч протащил поврежденный Мститель через электромагнитную защиту ангара. Управление лучом захвата сработало на удивление хорошо и сумело втянуть истребитель в целости. Теперь они собирались установить его в обычном положении. Гарин подбежал к Мстителю, стараясь не попасть под луч. «Ситх», выдохнул он, отчаянно жестикулируя в направлении диспетчерской луча. Вскоре ему удалось обратить на себя внимание.

- Поверните его на бок, - скомандовал он.

- Сэр?

- Опустите его на одну из панелей, или они не смогут вытащить лорда Вейдера.

- Да, сэр.

Диспетчер подчинился и развернул маленькое судно перед установкой на палубе. Не теряя даром времени, Гарин принялся открывать люк, в то время как его люди заливали из огнетушителей перегретые двигатели, предупреждая воспламенение в атмосфере корабля – в данный момент самой серьезной из опасностей. Снаружи, в вакууме космоса, для разгорания пламени не было кислорода. Но втянутые внутрь атмосферы на борт большего судна пилоты, считавшие себя уже в безопасности, погибали ужасной смертью в охватившем их корабль огне.

Из кабины истребителя валил дым, Гарин закашлялся, вслепую нащупывая и расстегивая ремни безопасности. Тело лорда Вейдера, по виду безжизненное, чуть свесилось из кабины; Гарин сумел высвободить его и обхватить за плечи. Он с проклятьями начал вытаскивать человека.

- Мне бы здесь не помешала небольшая помощь, - прокряхтел он. Кенни, самый молодой из команды, опустил свой огнетушитель и поспешил на подмогу. Вместе они вытащили Дарта Вейдера и отнесли его на безопасное расстояние от Мстителя, прежде чем уложить на палубе. Гарин вытер пот со лба. И где медицинская бригада?

Голос Кенни оборвал его размышления:

- Он не дышит.


Глава 2

- Он не дышит!

- Кретф! Пульс есть? – спросил Гарин.

Кенни нехотя положил свою руку на грудь Вейдера.

- Я... кажется, я чувствую удары, но слабые и очень медленные. - Кенни посмотрел на Гарина в ожидании дальнейших указаний.

- Нам нужно снять его шлем. Да где же медицинская бригада? - Гарин практически выкрикнул последнее предложение. Он снял шлем Вейдера и отбросил в сторону. За ним последовала верхняя часть маски, открывая бледное, покрытое шрамами лицо Дарта Вейдера, при виде которого Кенни едва не задохнулся. Гарин продолжал возиться с нижней частью маски. Она была прикреплена к своего рода ошейнику, но через несколько секунд ему удалось сорвать ее. Он склонился над бесчувственным телом лорда Вейдера и начал делать искусственное дыхание.

- Пульс все еще медленный, - тихим, испуганным голосом сказал Кенни. Мальчик не мог отвести глаз от лица Вейдера. Едва закончившему обучение Кенни еще не приходилось видеть сражение, и как оно могло изуродовать человеческое тело. Сделав с истребителем все, что они могли на данный момент, вся команда собралась вокруг Гарина и зачарованно наблюдала за его усилиями вдохнуть в Вейдера жизнь.

Адмирал Пиетт вбежал в ангар со всех ног, проклиная и размер корабля, и ограниченные скорости турболифтов, и их запертые кабины. Он притормозил лишь перед представшей ему живописной картиной: лорд Вейдер лежал на полу - без сознания или хуже того - без маски и шлема, на его левом виске расплывался уродливый фиолетовый синяк. Склонившийся над ним штабной сержант делал искусственное дыхание, в то время как какой-то мальчишка из команды, стоял на коленях поблизости, держа руку на груди Вейдера. Их окружали еще трое людей, уставившиеся на происходящее на полу. Паренек озирался по сторонам в поисках выхода; его лицо было едва ли не белее, чем у Лорда ситхов.

Сержант оставил свои попытки реанимировать Вейдера и отвесил ему крепкую пощечину.

- Дышите же! – крикнул он. - Дышите, черт возьми! Я не позволю вам так уйти!

- Он не может, - откликнулся со спокойствием, которого отнюдь не испытывал, Пиетт. - Продолжайте дышать за него. Доктор сейчас подойдет.

Гарин мгновение смотрел на него, потом коротко кивнул и продолжил.

Пиетт мягко положил руку на плечо Кенни. Мальчик взглянул на него расширенными от ужаса глазами.

- Он жив, сэр, - прошептал он. - Я чувствую, как бьется сердце.

- Вот и отлично. Ты молодец. Теперь пропусти меня.

Кенни отпрянул назад, чтобы позволить адмиралу занять его место. Пиетт опустился на колени рядом с Вейдером, осторожно коснувшись его шеи в поисках пульса. Кожа Вейдера была холодной и липкой на ощупь, а пульс слабым, нитевидным, и слишком медленным. Но, по крайней мере, он до сих пор был жив. Им оставалось только удержать его, пока не прибудет медицинская бригада.

Пиетт издал вздох облегчения, когда двери ангара открылись вновь, чтобы пропустить доктора Паркера Ханлея в сопровождении дроида 2-1Б с репульсорными носилками, загроможденными оборудованием. Пиетт встречался с ним лишь однажды, когда доктор Ханлей приходил к нему с докладом, приступая к своим обязанностям на Экзекуторе. Бесцеремонные манеры новичка заработали ему мгновенную неприязнь адмирала, но, несмотря на упрямый нрав, он оставался хорошим врачом и превосходным хирургом. Поэтому Пиетт решил, что просто обязан привыкнуть к выходкам этого типа - ну не мог же он быть хуже Дарта Вейдера!

- Ладно, народ, показывайте, - заявил Паркер Ханлей, впиваясь взглядом в техническую команду, все еще глазевшую на своего лорда, без сознания лежавшего на полу. – Прочь с дороги, и позвольте мне заняться делом. - Растолкав зевак со своего пути, он жестом потребовал у 2-1Б сканер.

- Но, сэр, это лорд Вейдер, - жалобно заговорил дроид. – Для таких целей у него есть собственный 2-1Б.

Глаза Ханлея сузились.

- Замечательно, но я его здесь не вижу, и у нас нет времени на профессиональные любезности. Человеку требуется немедленная помощь.

- Да, сэр, - 2-1Б вручил ему медицинский сканер, опуская носилки достаточно низко, чтобы они могли погрузить на них пациента.

Ханлей быстро провел сканером по обмякшему телу Вейдера, стараясь не тревожить Гарина, который все еще делал Повелителю ситхов искусственное дыхание. Сменив сканер на маленький фонарик, он приподнял веки Вейдера и посветил в ошеломляюще синие глаза, проверяя реакцию пациента.

- Все ясно, - пробормотал он. - Умеренное сотрясение и пара ушибленных ребер, осложненные его потребностью в системе жизнеобеспечения. - Он потрепал плечо Гарина. - Можете прекратить, сержант. Мы подведем ему кислород.

Взмокший и покрасневший от натуги Гарин резко откинулся назад, в то время как Ханлей уже отдавал распоряжение его людям помочь ему поднять Вейдера на носилки. Долго объяснять не пришлось: любая техническая команда обычно обучалась оказанию скорой помощи. Они торопливо заняли свои места вокруг Дарта Вейдера.

- Хорошо, мальчики, на счет три поднимаем его. Раз, два, три!

Они слаженно повиновались. Едва не отпустил его сам Ханлей, поддерживавший голову и шею Вейдера, когда из горла Темного Лорда вырвался сдавленный, булькающий звук.

- Пытаетесь дышать сами, хммм? – пробормотал доктор. - Молодцом. Давайте еще.

Команда попятилась как один, когда левая рука Вейдера дернулась во внезапной судороге. Не приходя в сознание, человек все же боролся, чтобы втянуть воздух в свои легкие.

- Понятно, здесь вам нужна помощь. Расслабьтесь, - бормотал Ханлей, прижимая респиратор к лицу Вейдера. Едва чистый кислород был накачан в изголодавшиеся легкие, как тело Вейдера вновь пошло судорогой.

Ханлей переместился к левому боку Вейдера и, сперва сняв перчатку, разрезал рукав костюма Темного Лорда. Выбрав из набора лекарств и инструментов на носилках заполненный шприц, он ввел инъекцию, в противодействие симптомам комы, демонстрируемым Повелителем ситхов. В ответ на вопросительный взгляд адмирала Пиетта он счел возможным объяснить:

- У него слишком низкое кровяное давление, всего 80 на 40. Он, скорее всего, вошел в кому, когда отказала его система жизнеобеспечения. Необычные симптомы. Пульс медленный вместо быстрого, но я полагаю, это часть его состояния. - Он указал на разбитый респиратор на груди Вейдера. – Нам нужно стабилизировать его, прежде чем перемещать в изолятор.

Повторно проверив пульс и давление Вейдера, доктор Ханлей удовлетворенно хрюкнул.

- Сработало. Он достаточно стабилен для транспортировки.

- Я навещу вас позже, доктор, - сказал Пиетт, когда Ханлей был готов отбыть со своим подопечным. Врач кивнул, очевидно, мысленно уже находясь в лазарете.

Тогда Пиетт переключил внимание на Гарина, едва поднявшегося с пола.

- Сержант, я полагаю, что вы и ваша команда заслужили благодарность. Превосходно работаете, и этим, вероятно, вы сегодня спасли жизнь лорда Вейдера.

- Значит, военного суда не будет, сэр?- пискнул член команды Гарина.

Пиетт смотрел на человека.

- По поводу чего? - спросил он.
Человек глубоко покраснел, промямлив:

- Ну, он... он ударил лорда Вейдера. По лицу.

- О, это. - Губы Пиетта дрогнули в усмешке. - Лорд Вейдер не состоит в штате военных, так что параграф об ударе высшего офицера к нему не относится. Однако, лучше ему об этом не знать. - Он обернулся к Гарину. - Кстати, что заставило вас его ударить?

Гарин выпрямился, вытирая рукавом пот со лба.

- Сэр, я никогда не терял пилота... вне военных действий. Я вышел из себя, - с силой произнес он.

Пиетт удовлетворенно кивнул.

- Расскажете мне позже, сержант. Сейчас вам и вашей команде надо отдохнуть.

- С вашего позволения, сэр, я хотел бы выяснить, что стало причиной… - Гарин махнул рукой на поврежденный Мститель.

- Позже, сержант, после того как отдохнете. Я прослежу, чтобы никто не коснулся судна до тех пор. Все свободны.

Перед тем как отбыть в лазарет, Пиетт подозвал двух штурмовиков и приказал сторожить потерпевший аварию истребитель.


Генерал Вирс догнал Пиетта почти у двери лазарета Экзекутора.

- Томас! Я уже слышал. Как он? – окликнул он.

- Я как раз собирался выяснить, Макс, - ответил Пиетт. Два офицера самого высокого ранга на борту Экзекутора были на «ты» уже в течение нескольких месяцев. - Он был все еще без сознания, когда они его перенесли.

- Что произошло?

Пиетт открыл дверь перед тем, как ответить.

- Он проводил испытания Мстителя, двигатели перегрелись, и один из них взорвался. Ему повезло, что он вообще остался жив.

- Я слышал, что один из его спасателей дал ему пощечину? - Вирс усмехнулся другу. – Хотя не знаю, верить ли.

Пиетт поднял бровь.

- Можешь поверить. - Он вздохнул. - Я понятия не имел, как быстро заводятся слухи, - добавил он.

Вирс хихикнул.

- Это еще пустяки, через две недели об этом узнает каждый на борту. И не хотел бы я в тот момент оказаться на месте того парня.

Они оба смеялись, заходя в приемную лазарета и комнату скорой помощи. В то же самое время туда вступил Ханлей, вышедший из отделения интенсивной терапии.

- Он по-прежнему без сознания, - сказал он вместо приветствия, стрельнув в офицеров неодобрительным взглядом.

- Как долго это продлится? - осведомился Пиетт.

- Трудно сказать. - Ханлей пожал плечами. - Он может придти в себя в любой момент без иных последствий, кроме головной боли. Или же впасть в кому. Все зависит от того, как долго он был без кислорода.

- Вы говорите об умственном повреждении, верно? - тихо спросил Вирс. Мысль о том, что кто-то столь непоколебимый и отчаянно независимый, как Вейдер, превратится в человека-овощ, казалась ему в высшей степени неприятной.

Ханлей кивнул.

- Это все еще возможно. Но не слишком вероятно, господа. Его реакции в порядке, а это превосходный признак. Однако я не могу проверить его высшие мозговые функции до тех пор, пока он полностью не придет в себя.

- А что говорит предчувствие, доктор?

Ханлей фыркнул.

- Мое предчувствие, как вы выразились, говорит мне, что с ним все будет прекрасно. Но я бы предпочел поддержать его голос осмотром. А теперь, извините, мне пора позаботиться о своем пациенте. Я буду держать вас в курсе. - Он развернулся на каблуках и промаршировал обратно.

- Он же нас выставил, или что? - спросил Вирс, взглянув на Пиетта. Адмирал пожал плечами.

- Я никогда и не говорил, что он миляга. Но ведь хорош в своем деле, - вот и весь ответ.


Некоторое время спустя Ханлей погрузился в данные осмотра.

«Это невозможно, - бормотал он. - Должна быть какая-то причина дыхательных и кардиологических проблем. Я наверняка знаю, что есть». Он не хотел обращаться к кому-либо из других медицинских работников на борту, хотя бы ради душевного спокойствия своего пациента. Человек, который держал собственного меддроида, не оценит превращения себя в предмет изучения врачебного консилиума. Ханлей решил, что доступ к Вейдеру должен быть предоставлен только ему самому и его помощнику 2-1Б.

Убрав сообщение с компьютерного экрана, он протер утомленные глаза и откинулся на спинку стула. Он потратил последние три часа, едва не выворачивая пациента наизнанку, стараясь определить, что именно было не так с человеком. Его легкие и сердце были адекватны для человека роста и сложения Вейдера. Они определенно не являлись проблемой; вместимость его легких соответствовала параметрам атлета, а его сердце было одним из самых сильных, каких Ханлей когда-либо видел за свою карьеру. Очевидно, ситх держал себя в превосходной форме. Ханлей спрашивал себя, был ли хоть один человек на борту Экзекутора, кто смог бы одолеть Вейдера, когда он придет в полную физическую форму. О, нашлось бы несколько человек сильнее, но они были медлительнее и менее хорошо координированы. Другие могли быть подвижнее и ловчее, но им недоставало его роста и силы.

Нет, проблемы здоровья Вейдера не были вызваны его сердцем и легкими, по крайней мере, не непосредственно. Для Ханлея было очевидно, что дыхательные мускулы парализованы, и потому Вейдер просто не мог втянуть достаточно воздуха в свои легкие, чтобы выжить долгое время без внешней помощи. Сами мускулы, включая диафрагму, были прекрасно развиты, как и следовало ожидать от того, кто разрабатывал их по правильному методу. Да еще его пульс, пониженный до тридцати ударов в минуту без внешнего стимула. Система жизнеобеспечения, которую Вейдер носил как неотъемлемую часть своего костюма, действовала скорее как стимулятор и для сердца, и для легких, снабжая их импульсом, необходимым для функционирования соответственно потребности его тела в кислороде.

Проблема должна была крыться в нервной системе. Но где? На просмотре Ханлей получил хорошие, сильные импульсы от мозгового ствола, а сломанная когда-то в юности шея Вейдера была искусно восстановлена. Сломанные позвонки были замещены имплантантами, а нервные окончания - кибернетическими. Без них лорд Дарт Вейдер был бы беспомощным паралитиком, обездвиженным ниже шеи и зависящим от тех, кто стал бы его кормить, переворачивать в кровати, даже мыть его.

Или?.. Ханлей выпрямился на стуле. Что, пришло ему в голову, если восстановлена была только часть нервных окончаний? Что, если те, что отвечали за дыхательную и сердечную функцию, были не учтены, признанные в то время слишком поврежденными для латания? Он снова вызвал просмотр, увеличивая картинку, пока та не стала расплывчатой настолько, что ее практически нельзя было разглядеть.

- Проклятье, - выдохнул он и встал, чтобы проследовать в палату. - 2-1Б, мне нужно еще раз осмотреть шею лорда Вейдера. Самое высокое разрешение.

- Да, сэр, - ответил дроид и стремительно повторно установил сканер. – Уже на экране, сэр.

Ханлей склонялся все ближе к монитору, пока почти не уткнулся в него носом.

- Увеличь область Дельта 2, - приказал он. 2-1Б подчинился, и картинка на экране сменилась на увеличенное изображение одного имплантированного кибернетического нерва, змеящегося вдоль искусственного позвоночника. Ханлей изучил его, запечатлевая в памяти мельчайшие детали увиденного. Его внимание привлекла структура, которой там явно было не место. - О боги моих предков, пощадите, - выдохнул он. - 2-1Б, мне нужно взглянуть на импульсы в кибернетическом нервном окончании непосредственно выше области экрана Дельта 2- секция 1 и ниже Дельты 2- секция 3.

- Смотрите, доктор. Здесь инородное вкрапление. Как оно могло там оказаться?

- Могло, если кто-то поместил туда передатчик помех. Готовь пациента к операции.

- Но, сэр, разумно ли это? Он, кажется, просыпается.

Ханлей опустил взгляд на Вейдера; веки Повелителя ситхов подрагивали, а из горла мужчины вырвался низкий стон.

- Мне все равно. Откровенно говоря, я не хочу, чтобы он сейчас проснулся. Немедленно дай ему снотворное.

- Но, сэр... – запротестовал дроид.

- Я сказал - немедленно! – прошипел Ханлей, вылетая из комнаты переодеться в стерильную одежду. 2-1Б ввел снотворное, и Темный Лорд вновь провалился в вызванное лекарством забытье.


Два часа спустя Ханлей удалил последний из передатчиков, прикрепленных к кибернетическим нервам Вейдера, и медленно очищал инструменты от крошечных обрезков тканей. Сам пациент располагался лицом вниз на операционном столе. Ханлей выбрал оборудование, которое позволяло ему видеть свои манипуляции на большом экране, одновременно не отражаясь на состоянии его пациента.

- Хорошо, 2-1Б, а сейчас убирай стимулятор. Давай посмотрим на его сердцебиение без помощи.

Дроид, ассистировавший Ханлею, немедленно подчинился. Сердце Вейдера запнулось, потом бешено заколотилось, и наконец, забилось в здоровом ритме.

- Хорошо, - отметил Ханлей. – Просто отлично. Еще минута, и тогда снимай респиратор.

2-1Б в точности исполнил приказ. На какое-то мгновение пульс Вейдера вновь подскочил, прежде чем он сделал свой первый самостоятельный вдох. Но вскоре дыхание без всякой помощи извне нормализовалось. Сердцебиение стабильное - 68 ударов в минуту. Порядок.

- Получилось! – взревел Ханлей. - Мы сделали это! Закрой его, и тащи обратно. Но продолжай контролировать. Я не хочу, чтобы с ним что-то пошло не так, как надо.


Адмирал Пиетт уже битый час расхаживал по мостику, к вящему веселью своего ближайшего друга на борту, генерала Максимилиана Вирса.

- Ты чересчур волнуешься, Томас, - заметил он. – Пол протрешь, продолжая в том же духе, и как потом собираешься объяснить это ему?

Пиетт остановился, бросил на Вирса отстраненный взгляд и взмахнул руками в отвращении.

- Я пас! Я спускаюсь в лазарет и немедленно выясняю все на месте, - объявил он. - Капитан Дуррин, вы остаетесь на мостике. - Он стремительно вышел, даже не дожидаясь Вирса.

Генерал покачал головой и последовал за ним, хотя ему пришлось бежать, чтобы догнать Пиетта прежде, чем тот достиг турболифта.


Ханлей вернулся в приемную и пункт скорой помощи одновременно с вступившими туда Вирсом и Пиеттом.

- Господа, я как раз собирался вас вызвать, - начал он. - Операция прошла хорошо, и лорд Вейдер уже должен скоро проснуться.

- Операция? – эхом отозвался Пиетт. - Я не заметил никаких травм, которые нуждались бы в оперировании.

- Да, их не было. Зато было это. - Ханлей перебросил Пиетту маленький, прозрачный пластмассовый контейнер; адмирал легко поймал его и смотрел на крошечные пятнышки внутри.

- Что это? – спросил он.

- Можете назвать это внедренным передатчиком помех. Лорд Вейдер сломал шею много лет назад, и этот небольшой «жучок» был имплантирован вместе с кибернетическими нервами, а может, и после них. С одной стороны, кибернетика восстановила его нервную систему. С другой стороны, "жучок" создавал помехи всем нервным импульсам, кроме самых сильных, которые проходили через кибернетическую систему к его сердцу и легким, делая его зависимым от респиратора и стимулятора.

- Что? - Пиетт покраснел от гнева. - Кто мог сотворить подобное с разумным существом?

Вирс, стоявший рядом с ним, просто стиснул кулаки. Это было невероятно, и все же Пиетт держал доказательство в своих руках.

- Вы действительно хотите знать? – спокойно поинтересовался он. – Мне известен только один человек, достаточно могущественный, чтобы сделать такое с Дартом Вейдером.

Пиетт сглотнул.

- Нет никаких доказательств. Но если вы правы, мы все в глубоком...

- ... Банта пууду, - закончил за него предложение Вирс. - Он будет в ярости, когда узнает.

Ханлей переводил взгляд с Пиетта на Вирса и обратно.

- Не потрудитесь просветить меня, господа? Что такое банта пууду?

- О, - небрежно сказал Вирс, - это обычно переводится как корм для банты, но на самом деле означает дерьмо. А сейчас, можем мы увидеть лорда Вейдера?

- Конечно. Он уже должен придти в себя. - Ханлей провел их в палату. Вейдер лежал на спине в диагностической кровати, окруженной медицинскими мониторами. Казалось, он спокойно спал.

Пиетт подошел ближе к кровати, разрываясь между желанием удостовериться, что Повелитель ситхов действительно идет на поправку, и опасением нарушить его покой.

- Лорд Вейдер? – тихо позвал он.

Веки Вейдера затрепетали, открываясь, он медленно повернул голову к Пиетту, и адмирал заметил, что синие глаза не могли сфокусироваться.

- Адмирал? – спросил он слегка дрогнувшим голосом. - Что случилось?

- Мы надеялись, вы нам скажете. Как самочувствие?

- Голова болит, - раздался простой ответ. Вейдер нахмурился, пытаясь снова сосредоточить свой взгляд на Пиетте. Ощущение было такое, будто на голове отплясывал чечетку АТ-АТ; и как же дьявольски он устал. Кто-то коснулся его плеча; он повернул голову и увидел нечто расплывчатое близко у своих глаз. Рука?

- Сколько пальцев я держу? – спросил неизвестный голос. О, старая проверка на сотрясение... Вейдер застонал, решительно, ему нет дела до проверок, пока АТ-АТ не уберется с его головы... Он позволил своим векам опуститься. Все равно они были слишком тяжелы.

- Ладно, какой сегодня день? – не сдавался голос.

- Зависит… - пробормотал Вейдер. - Как долго я отсутствовал?

Голос хихикнул.

- Ответ правильный. Не волнуйтесь, все будет в порядке. Отдыхайте.

"А кто волнуется?" - хотел сказать Вейдер, но обнаружил, что слишком утомлен, чтобы вступать в разговоры. Все, чего ему хотелось прямо сейчас - дать отдых глазам и убрать этот проклятый АТ-АТ со своего черепа. Мгновение спустя он уже спал.

Ханлей выпрямился.

- Через несколько дней поправится, - сообщил он, все еще хихикая. - Его чувство юмора определенно не пострадало.

- Не сказал бы, доктор. Лорд Вейдер никогда прежде не демонстрировал чувства юмора, - сухо прокомментировал Вирс.

- Кроме тех случаев, когда собирался кого-нибудь убить, - прибавил Пиетт. – Для него это не нормально.

Доктор Ханлей приподнял брови.

- Тогда спишите все на ослабленное состояние и болеутоляющее. Для того, кто только что очнулся от анестезии, он был весьма последователен. А сейчас, господа, позвольте ему немного отдохнуть. Если пожелаете, можете навестить его завтра. - И сопроводил свои слова указанием на выход.

- Мне показалось, - уже в коридоре справился у Пиетта Вирс, - или нас опять выставили?

Дальше


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™