<<  Dagobah


Sky Jade (SJ)

Отправить письмо автору
Сайт автора
Перевод: Лисса

Дагобах

Туман Дагобаха сгущался вокруг Люка. Джедай тащился к таинственному дереву, которое, казалось, появилось прямо из его самых страшных кошмаров.
Почему ему кажется, что это живое существо?
Скайуокер бросил быстрый взгляд на добродушного Учителя джедаев. Маленький Магистр продолжал жевать свой посох.
Это сумасшествие. Ничто не пугает нас так, как неизвестность, не так ли? Конечно, Йода сказал, что он станет бояться, но это же просто нелепо!

Люк глубоко вздохнул, в последний раз мрачно посмотрел на вход, и медленно проскользнул внутрь пещеры.

С сомкнувшися над головой джедая стен капало ситх-знает-что, и он почувствовал, что с трудом дышит, как если бы его разум потонул в зыбучем песке. Он уже решил отступить, но все же крепче сжал оружие – и пошел вперед. Возможно, раньше это дерево было темным джедаем, и его превратили в растение... или, возможно...

Слух уловил знакомый звук, который возвратил темные воспоминания о непрерывной боли и запредельной жестокости... Вейдер.

Инстинктивно, Люк отступил назад, но, когда враг включил свой лайтсебер, он сделал то же самое и поспешил блокировать удар справа. Враг был силен. Скайуокер понял это, едва не потеряв оружие. Он парировал выпад в последний момент и перешел в наступление. Люк поверил в успех только тогда, когда его лезвие прошло сквозь шею Темного Лорда и его голова покатилась по полу. Шлем взорвался, чтобы показать лицо...

Люк отшатнулся, в ужасе глядя на самого себя, затем развернулся и, идя к выходу в полнейшем замешательстве, внезапно уткнулся в твердую стену мускулов, стали и черноты. Люк посмотрел назад, и его страх достиг высшей точки, когда он понял, что его мучитель вовсе не мертв. Джедай поспешно отступил и попытался убежать, но вход словно исчез. Он резко повернулся к Темному Лорду, готовый защищать свою жизнь с оружием в руках.

- Я долго искал тебя, Скайуокер.

- Держитесь от меня подальше, - предупредил Люк охрипшим от страха голосом.

Он отчаянно повторял про себя: « Только не это... пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста ...».

- В прошлый раз тебе удалось сбежать. Но этого больше не повторится.

Кроваво-красное лезвие осветило мрачные закоулки пещеры. Люк попытался успокоиться:
- Я не позволю вам победить, Вейдер.

Темный лорд подошел угрожающе близко к юноше, который почти коснулся спиной отвратительной стены.
- Ты отлично дрался против призрака, юный джедай. Посмотрим, каков ты в реальном бою.

Это прозвучало как вызов. Человек в черном сделал выпад, и Люк с трудом смог парировать его. К сожалению, призрачный Вейдер был просто душкой по сравнению с реальным. Лорд пытался пробить его оборону, используя только одну руку! Люку пришлось призвать на помощь все силы, чтобы не быть покалеченным. Было очевидно, что ситх не хочет его убивать, но любой удар грозил серьезным ранением, если не успеть заблокировать его.

- Чем спокойнее ты будешь себя вести, тем меньше пострадаешь, - просипел Вейдер, как будто прочитав его мысли.

Красное лезвие устремилось к левому бедру; ужасные воспоминания нахлунули на него...ситх! И теперь...

Потеряв контакт с Силой на несколько секунд, он не сумел блокировать последовавшие удары Вейдера. Клинок глубоко оцарапал правую руку, коснулся другого плеча и закончил свой путь в районе живота. Люк закричал, отступил назад, едва избегнув удара по ноге, и контратаковал широким взмахом.

Неудачно.

Вейдер блокировал атаку своим клинком, заставив меч противника совершить обратное движение... и прошил запястье Люка. Рука, в которой тот держал оружие, упала на землю, а ее прежний владелец взвыл в агонии. Ноги Скайуокера подкосились, и он рухнул на колени, сжимая обрубок в тщетной попытке уменьшить боль.

Теперь у него оставался только один выход... Вейдер стоял над поверженным противником с включенным клинком, лезвие было так близко... Люк бросился вперед, надеясь покончить с собой. Темный Лорд понял намерение сына еще до того, как он сдвинулся с места и успел опередить юного недоумка. Лайтсейбер стремительно убрался в сторону, а Люк заработал хороший пинок, и рухнул на землю без сознания.

«Наверное, это лучший вариант, пока мы не достигнем «Экзекутора»», - подумал Вейдер. Он знал, насколько упрямым может быть его отпрыск... который может не пожелать иметь с ним дело в других условиях. Он связал левую руку мальчика с обрубком правой крепкой веревкой вместо наручников, отбросил в сторону бластер и подобрал лайтсейбер, выпавший из отрубленной руки. Когда-нибудь Люк получит его обратно: сын имеет право на меч своего отца.
Теперь он был должен заняться последним из уцелевших джедаев.

Этот дурак и не думал сопротивляться, даже не попытался защитить свою жизнь. Йода выглядел удивленным, увидев Вейдера, выходящего из пещеры с сыном, переброшенным через плечо, но не стал отклонять лезвие, пронзившее его грудь. Он просто печально посмотрел на своего убийцу – и принял судьбу.

Сумасшедшие джедаи... хотелось бы надеяться, его сын не испорчен этими уроками. Если так – это будет очень болезненно для упрямого. молодого рыцаря.


Когда Люк пришел в себя, первым желанием его было отодвинуться подальше от Темного Лорда. К несчастью, желание оказалось неосуществимым: он был крепко привязан к креслу второго пилота.

- Люк, будет лучше, если ты перестанешь сопротивляться.

- Откуда вы знаете мое имя? И что дает вам право называть меня так? -бросил он.

- Я получил это право еще тогда, когда ты родился, - серьезно ответил Вейдер.

- Я никогда не присоединюсь к вам. Ни за что на свете, - он снова задергался, в напрасной попытке освободиться.

- На самом деле, сын, это вопрос риторический , потому что ты УЖЕ со мной.

Скайуокер сверкнул глазами в сторону мучителя. Да как он смеет!!?

- Сначала Люк, теперь - сын, что дальше? Что случилось с вашим типичным имперским лексиконом? Я должен называться «проклятым мятежником».

Юнец откровенно издевался. Вейдер вздохнул:
- Ты унаследовал силу твоей матери, сын. Она бы тобой гордилась.

Люк внезапно осознал, что Вейдер осторожно пытается ему что-то сообщить. Видение в пещере, его собственное лицо в шлеме Вейдера, - а потом Темный Лорд говорит о его матери, которую он никогда не знал... Он поднял голову. Вейдер ожидал, что Люк сам догадается.

Люк оставался безмолвен, не желая признавать правду.
- Я - твой отец, Люк, - наконец проговорил ситх, а ты - мой сы
н. И я хочу видеть тебя на моей стороне... я всегда этого хотел.

Джедай вздрогнул, когда осознал смысл этих слов, но сдержал крик. Его глаза гневно сверкали:
- Вы действительно думаете, что я настолько наивен? Думаете, я поверю вам после всего, что вы сделали со мной несколько часов назад?

Он не знал, сколько провел без сознания, но решил, что не менее часа.

- Я пытался обойтись без этого, но ты не слушал. У меня не было выбора.

Вот теперь Люк по-настоящему разозлился. Казалось, вся его боль превратилась в гнев.
- Не было выбора?? Выбора у вас не было?! А как же МОЙ выбор? Вы меня искалечили, похитили и связали только потому, что ВЫ так захотели. Такой человек не может быть чьим-то отцом!

- Со временем ты признаешь правду. Ты уже поверил мне, я это чувствую. И тебе предстоит с этим жить.

- Поцелуйте хатта! – отрезал Скайуокер.

- Тебе придется пересмотреть свое отношение, - предупредил его отец. Его тон стал неожиданно холодным. Ситх потянулся вперед, чтобы передвинуть рычаги гиперскорости. – Самое большое через час мы прибудем на борт моего флагмана, и я заберу тебя к Императору.

Люк как раз открыл рот, чтобы сообщить свое мнение относительно этих планов, когда челнок внезапно дернулся, фактически выбросив его отца из кресла. Лампочки на пульте гасли одна за другой, но главный компьютер еще не сдавался.

- Что случилось? – инстинкт самосохранения одержал верх над упрямством.

- Техническая проблема.

- Разве вы не можете что-то сделать?

На главном экране появилась какая-то планета или луна, которая стремительно приближалась. Они непременно разобьются, если не остановят двигатель вовремя.

- А чем, по твоему, я занимаюсь?! – сердито поинтересовался Вейдер, - Система не работает, но я не могу выключить двигатели!

- Что же делать?!

Если бы он не был связан, возможно, он смог бы помочь. Да, смог бы! Люк попробовал успокоиться и найти поломку в двигателе. Маленькая змея заползла в корабль и сгорела, когда заработал гипердвигатель. Теперь ее труп блокировал контакты. Скайуокер попытался переместить тушку в сторону, но ему не хватило умения Силы. Концентрация немедленно разлетелась в клочья, когда он ощутил холодное присутствие отца. Змею словно сдуло с контактов.

- Это делается так, - гордо сообщил Вейдер через Силу.
Двигатель умолк, но земля приближалась к ним с пугающей скоростью. Последним, что увидел Люк, был Темный Лорд, быстро перемещающий рычаги, в то время, как кнопки нажимались при помощи Силы. Затем челнок встретился с первыми препятствиями и что-то упало Люку на голову.


Вейдер боролся со штурвалом, используя весь опыт пилотирования, чтобы избежать гор и стволов огромных деревьев. Он пробормотал проклятие, когда корабль все же врезался в одно из них, и еще одно – увидев, как тяжелый баллон упал на голову его сына. От удара он треснул и содержимое вылилось на драгоценного пленника. Но ситх не мог отвлечься от управления и защитить его Силой... они приземлились, пропахав приличную колею, и Лорд ударился о пульт управления. Сознание погасло, и Вейдер не увидел, как близка была его смерть.


Назойливый зуммер пробудил Люка от забытья. Он поднял голову и вздрогнул, ощутив боль от многочисленных ран. Скайуокер висел вверх тормашками, все еще надежно привязанный к креслу. Внизу, на палубе, чернели доспехи Вейдера. Впервые он мог видеть Темного Лорда в уязвимом положении.

Это было жутковато.

Постоянный звуковой сигнал привлек его внимание к перевернутому пульту.
Двигатели перегрелись. Здорово. Вейдер без сознания, он связан и они на борту судна, которое собирается взорваться. Люк заметил лайтсейбер ситха и сосредоточил на нем все внимание. Если бы он освободился, то смог бы выйти из обреченного челнока. Оружие поднималось дюйм за дюймом, пока не прыгнуло в его протянутую руку. Единственную руку.

Скайуокер поймал лайтсейбер, активировал, и аккуратно приблизил кроваво-красное лезвие к веревкам, привязывающим его туловище к стулу. Путы упали вниз, и Люк на мгновение испугался, что проследует тем же путем, но его удержали веревки, фиксировавшие ноги. Теперь, когда он мог перемещать руку дальше от линии пояса, эти путы уже не представляли проблемы. Джедай освободился и начал падать. Он выпустил оружие и вцепился в подлокотник. Движение вниз остановилось, и Люк уже без помех спрыгнул на пол, удачно приземлившись на ноги. И сразу же подхватил лайтсейбер. Вейдер зашевелился под пультом. Скайуокер остановился, размышляя, должен ли он тратить время на спасение врага, или пора просто уносить ноги. Если бы он так поступил, то оказался бы не лучше своего отца. Нет.

Люк подошел ближе, активировал клинок и попытался отрезать часть пульта, которая придавила человека в черном.

- Потрудитесь придти в себя. Я не смогу вас тащить.

Вейдер застонал и, кажется, очнулся, но джедай не был уверен в этом из-за маски.

- Мои ноги прижаты, и я не могу освободиться.

Да, он, определенно, приходил в себя. Люк подошел ближе и увидел, что участок пола смялся, как фольга, блокировав ноги под пультом.

- Я не смогу это разрезать. Но, возможно, вы могли бы немного передвинуться, чтобы я вытащил вас на свободу.

Счет шел на минуты, и Скайуокер сказал об этом Лорду. Рубку заполнили ужасные стоны металла. К сожалению для Вейдера, Люку приходилось действовать только одной рукой и процесс шел очень медленно. До взрыва оставались считанные секунды.

- Двигайтесь... - он пыхтел, пытаясь, забыв о боли, вызволить отца из металлического плена. Вейдер слегка помог себе Силой и, наконец, освободился. Он ухватился за юношу, неосторожно задев раненое плечо, но джедай был сосредоточен на вытаскивании ситха из челнока. Не тратя времени даром, они побрели к ближайшему выходу. Через десять секунд после оставления ими челнока, его разорвало на кусочки, люди упали на землю, сметенные ударной волной. Люк с ужасом увидел, что прямо на него летит очень острый кусок корпуса, и отпрыгнул в сторону.

Зубчатый металл ударился о невидимую стену и упал на землю. Скайуокер сел и обернулся к человеку, которого только что спас; Темный Лорд только что отплатил услугой за услугу. Следующая волна детонации бросила его на землю с такой силой, что Люк чуть не потерял сознание. Он приподнялся на локтях и помотал головой.
Вейдер снова потерял сознание и лежал, растянувшись во весь рост на земле.
Самое время сматывать удочки! Люк встал, поднял лайтсейбер и стал осторожно удаляться от гиганта, стараясь не разбудить Вейдера.
Одно дело спасти его, но оставаться с ним хоть на секунду дольше, чем необходимо... он постараться держаться от ситха как можно дальше.

Кто-то поймал его за шиворот и с силой дернул назад. Почва ушла из-под ног: Люк успел удивленно вскрикнуть, прежде чем удар о землю выбил весь воздух из легких.

- Далеко собрался? - голос Вейдера звучал угрожающе.

Юноша помотал головой, чтобы рассеять мелькавшие перед глазами искры и попытался сесть. Черный сапог немедленно прижал джедая к земле. Тот попробовал взмахнуть лайтсейбером... но клинок выскользнул из пальцев, вернувшись в руку законного владельца.

- Я подумал, что ты помог мне, потому что изменил мнение о ситуации. Видимо, я ошибся.

- Я помог вам, потому что вы были в опасности, а не из-за того, кем вы являетесь.

- Ясно. Так что, вернемся к отношениям заключенного и конвоира?

- Я думал, что вы будете более благодарным после того, как я рисковал, спасая вашу жизнь.

- Я буду более благодарным... если ты пообещаешь не убегать.

Люк расстроено вздохнул.
- Вам просто неизвестно, что такое «благодарность» или просто менее эгоистичное поведение в этом отношении, - он оттолкнул отцовскую ногу и попытался сесть.

- Неужели Вы не понимаете, что я не собираюсь делать то, что вы хотите? Я не буду вашим сыном. Вы злодей, а я борюсь против зла. Я не стану вашим инструментом.

- Ты просто не знаешь, о чем говоришь, сын. Со временем, ты увидишь все плюсы того, что я предлагаю.

Скайуокер яростно глядел на отца, потом что-то сломалось в нем, и он толкнул Вейдера Силой. Темный Лорд отлетел назад, а юный джедай вскочил на ноги и помчался в сторону джунглей. Внезапно, его ноги остановились, как будто связанные веревкой, а тело, по инерции пролетело вперед. Люк сильно ушибся и, судя по треску, сломал пару ребер. Вейдер немедленно оказался рядом.
- Сын, ты не оставляешь мне выбора.

Скайуокер слабо вскрикнул, когда его без особых церемоний поставили на ноги, а на левом запястье защелкнули наручник. Второй браслет был на руке у ситха.

- Теперь вперед. Мы должны найти коммуникатор и сообщить, что мы здесь, а также найти укрытие для ночлега.

Люк не ответил, пытаясь справиться с болью. Как бы сейчас пригодилась левая рука! Увы, именно за эту руку он был прикован к Лорду, который целеустремленно углубился в джунгли.


Вейдер шел так быстро, что Скайуокер поспевал за ним с явным трудом. Ситх! Чем же это кончится? Отец как-то отыскал его, хотя Дагоба не отмечен ни на одной из виденных Люком карт…

Постоянные рывки и напряжение в ребрах отнюдь не способствовали уменьшению боли. Если бы он мог добраться до лайтсейбера и освободиться... его культя была весьма чувствительна даже к прикосновениям, а в джунглях столько веток! К тому же Люк начинал хрипеть от недостатка кислорода.

Новый рывок переместил его поближе к отцу. Он заставил себя следовать за мучителем, не желая, чтобы ему причинили больший вред и прекрасно зная, что любая просьба будет проигнорирована. Благо, печательный опыт уже был. Кроме того, юноша не хотел демонстрировать слабость, которой враг мог потом воспользоваться. Он не собирался доставлять ситху такое удовольствие.
Люк снова споткнулся о корень, и отец просто дернул его следом за собой, так же, как много раз с начала этого ужасного похода.


Вейдер знал, что его сын все еще ищет способ убежать. Быстрый темп должен был удержать его от глупостей, чтобы он не был способен думать о чем–нибудь, кроме корней под ногами. Между тем, юный джедай опять начал упираться. Он сильно дернул его за руку, преодолевая сопротивление и не желая обращать внимание ни на упрямый вызов джедая, ни его жалобы ... но Люк неожиданно зашатался и упал. Лорд сердито вздохнул и обратился к пленнику:
- Люк, если ты не хочешь приобрести реальную причину для безделия, то лучше прекрати эту комедию.

Только сейчас Темный Лорд заметил, что сын на него не смотрит, и от него волнами распространяется вполне реальная боль. Юноша действительно пробовал встать, но он не смог. У него хватило сил лишь на то, чтобы дышать.

Звук шагов сказал ему, что мучитель подошел ближе. Он сжался в ожидании очередного наказания. Вейдер присел рядом с пленником. Он заметил, что мальчика пытается притянуть здоровую руку к туловищу, как будто нуждается в этом. Лорд наклонялся ниже и, наконец, услышал слабый хрип, который мог вызвать только перелом ребер. Он взял сына за подбородок и повернул голову: Люк был мокрым от пота, а его кожа имела синеватый оттенок.

Как в тумане, Скайуокер ощутил чье-то движение, и страшно удивился, когда, вместо удара по лицу ему осторожно повернули голову. Темный Лорд мысленно проклял собственную безалаберность, особенно, когда он заметил страх в собственном сыне. Чувство, которое он сам же и создал. Он отстегнул наручники и поднял юношу на руки. Скайуокер немедленно прижал руку к ребрам, и вздрогнул, коснувшись раны.

- Проклятие, Люк, почему, ты не сказал мне, что сломал ребра, когда упал?

- А вы бы... мне поверили? – прохрипел Скайуокер.

- Да.

Он уложил юношу в гроте, образованном корнями огромного дерева и расстегнул его тунику. Огромный черно-синий кровоподтек было трудно не заметить.

- Мы должны разобраться с этим прежде, чем пойдем дальше.

- Мы? - у Люка не было сил на полноценное удивление.

- Если мы объединим наши усилия, заживление будет более эффективным.
Он протянул одну руку к юноше, а другую поднес ко лбу и начал сосредотачиваться. Скайуокер попытался избежать прикосновения, но уперся в ствол дерева.

Не надо бороться со мной, Люк. Не сейчас. Объединим наши усилия.

Присутствие Вейдера маячило на краю сознания, ожидая разрешения, чтобы войти. Он не применил силу?! ... В нерешительности джедай попытался сфокусироваться. А потом раскрылся в Силе другому присутствию. Вторжение в его разум не было грубым, Темный Лорд действовал осторожно и с уважением. Он показал Люку, как ввести себя в заживляющий транс. Пока Люк занимался самолечением, Вейдер помогал ему использовать нетренированные способности. Работая вместе, отец и сын вылечили сломанное ребро меньше, чем за два часа.


Когда Скайуокер проснулся, он все еще сидел возле дерева; его левая рука была прикована к корню. Люк осмотрелся вокруг и немедленно увидел Вейдера. Темный Лорд медитировал. Интересно, зачем ему такое мирные, не связанные с насилием навыки? Откуда Вейдер мог знать, как вылечить рану без того, чтобы повредить жертве? Несколько лет назад Бен сказал ему, нельзя верить глазам, если хочешь целое изображение, а образ ситха, казалось, было весьма сложным. Он был самым отвратительным и смертоносным, самым ненавидимым существом во Вселенной... после Императора, конечно. И все же он вылечил его от той раны, которую причинил. Он мог заставить его идти, невзирая на повреждения.

В конце концов, в последний раз, когда он был в когтях Вейдера, тот продолжал мучить джедая, несмотря на многочисленные раны.

Он заметил, что ситх не излечил повреждения, полученные в поединке. Короче, странная смесь! Его папочка был ходячей проблемой. Не говоря уже о том, что Люк до сих пор не понимал, как этот человек в черном мог вообще кого-то породить. Если он не всегда носил эту броню ... если он когда-то был хорошим человеком, до того, как обратился к темной стороне ... прежде, чем оставил его мать ...

Темный Лорд шевельнулся и поднял голову.

- Какая она была? – спросил Скайуокер.

- Кто?

- Моя мать.

На несколько долгих секунд дыхание Вейдера, казалось, остановилось, но потом вернулось к обычному ритму.

- Она была очень красивая, добрая, и храбрая.

Какая-то очень странная нотка проскользнула в его голосе ... сожаление? Или, возможно, печаль. Люк пробовал представить, кого она могла бы ему напомнить. Получился образ, во многом похожий на его лучшего друга, принцессу Лею. Она тоже обладала всеми перечисленными качествами. Он переключил внимание на Вейдера.

- Ты унаследовал ее силу и доброту, сын.

- Она была джедаем?

- Нет, это ты унаследовал от меня; а ум, похоже, от нас обоих.

Чувствуя нечто необычное в настроении Лорда, Люк решил пойти напролом.
- Вы любили ее?

Вейдер вздрогнул. Да, его сын действительно неглуп.

- Да ... всем сердцем ...

- Что же случилось?

Последовала долгая пауза. Когда Темный Лорд заговорил снова, ощущение родства исчезло.

- Это длинная история, - его тон не оставлял возможности для дальнейших расспросов. Он встал, и проверил, как там сломанное ребро. Вейдер снова стал самим собой.

- Ты сделал большое дело, Люк. И это во время первого опыта. Ты - даже сильнее, чем я думал.

- Но не достаточно силен, чтобы избавиться от вас, - прорычал Скайуокер.

- Все дело в том, что ты нетренирован. Джедаи не развили твои таланты, вероятно, потому что считали тебя слишком старым для обучения.
Он отцепил наручник и снова защелкнул браслет на своем запястье.

- Вы убили учителя Йоду, не так ли?

- Он был дураком. Если бы он защищался, то мог бы выжить. И даже уберечь тебя.

- И вы хладнокровно убили его? - закричал Люк в ярости.

- Он хотел умереть, сын, а я просто не мог позволить ему выжить. Ты понятия не имеешь, насколько опасны эти джедаи.

- А Вы и Император, значит, доброжелательные боги, - съязвил Люк.

Отец обернулся. Его раздражение накрыло Люка темным облаком.

- Ты намерен оставаться столь непокорным все время, сын? Хочешь быть наказанным за свое поведение?

Люк раздраженно посмотрел на отца:
- Я не буду подчинятся вашим требованиям, Вейдер. Я ценю собственную свободу. Что дает вам право решать, каким должно быть мое будущее?

Со временем, ты поймешь, - и Лорд возобновил свой марафон. Скайуокер неохотно шел следом. В отличие от первых двух часов, теперь он хотя бы мог думать о бегстве.


В течение следующих нескольких часов он изучал обстановку, и, когда счел момент подходящим (Темный Лорд, кажется, ничего не подозревал), начал действовать.

В тот момент, когда рука Люка потянулась к лайтсейберу, Вейдер резко обернулся, а оружие, оказавшись в его руке, пронзило плечо джедая. Хорошо еще, что Вейдер постарался не прорезать кости.

Если до этого плечо просто ныло, то теперь оно буквально было в огне. Скайуокер упал на колени.

- Я же предупреждал, что у тебя появится реальный повод для жалоб, если попытаешься удрать.

Люк скрипнул зубами:
- Монстр ..!

- Упрямый вредитель, - отец рывком поставил его на ноги.

- Теперь ты будешь вести себя, как полагается? Тебе не удастся сбежать: я готов нанести тебе столько ран, сколько потребуется, чтобы заставить тебя изменить отношение к проблеме. Я могу даже нести тебя на руках, понимаешь?

Это подразумевало, что, если бы Вейдеру пришлось на время лишить Люка способности ходить, он бы это сделал. Скайуокер содрогнулся:
- Понимаю ...

- Вот и отлично.

Темный Лорд возобновил движение, и Люк вынужден был идти следом, периодически постанывая от боли.


Через десять часов после вынужденной посадки на этой луне, наконец, наступила ночь, и они были вынуждены остановиться. Скайуокер начал часто спотыкаться от усталости, и его отец решил дать узнику отдых. За последние пять часов никто не произнес ни слова: плечо Люка болело все сильнее пока ему не начало казаться, что рука вообще исчезла.

Они нашли маленькую пещеру, вполне подходящую для ночлега. Джедай очень обрадовался привалу. Причина была не только в ранах, но и в длительности местных суток: «ночь» для Люка наступила уже давно...

Он поерзал, пробуя найти удобную позу для ночлега. Хотя его тюремщик и перевязал рану, она по-прежнему жутко болела. Да и наручники сильно мешали...
Наконец, Люк свернулся клубочком, положив голову на пострадавшую правую руку, и попытался заснуть. Это был настоящий ад! Обе руки стали источником постоянной боли...

Когда он был маленьким, то мечтал об отце, представлял его великим героем, человеком, которого можно любить.
Теперь эта мечта потеряна навсегда ...
Отец ранил его в их первую встречу, и сделал это снова, без малейшего сожаления... как он мог? Вейдер мог участвовать в его появлении на свет, но он не был его отцом. Он не любил его так, как должен был бы, и не позволял Люку преодолеть разделявшую их пропасть. Сын был для него лишь инструментом, подарком для хозяина, который превратит юношу в собственного слугу... и, хуже всего, что он даже не может уйти, не может предупредить друзей. Лея... Лея и Хэн даже не знали, что он улетел на Дагоба. Они не знали, где его искать.

Попав в плен два года назад, Люк смог удержаться от слез, потому что рассчитывал на помощь друзей. Но теперь здесь... будучи наедине со злейшим врагом и полностью в его власти, он утратил надежду. Из глаз юноши хлынули слезы и покатились по щекам. Он всхлипнул, и, естественно, Вейдер это услышал.
- Слезы - для слабого, сын.

- Ну и что, - засопел Люк, повернувшись спиной к Темному Лорду.

- Если бы ты воспользовался Силой для излечения, это было бы менее болезненно.

- Я не дам вам повода нанести мне новую травму, ОТЕЦ, - с ненавистью ответил Скайуокер.

- Я не причинил бы тебе вреда в этом случае, - возразил Вейдер. Люк решил сменить тему:
- Как Вы узнали про меня?

Такой поворот разговора застал ситха врасплох. Он пристально посмотрел на сына:
- Пленный пилот Алиянса назвал мне твое имя. Шпионы сделали остальное.

Люк дико разозлился: Вейдер говорил об этом так, словно мучить кого-то, чтобы добраться до информации, - самая естественная вещь во вселенной... не говоря уже о том, что он, вероятно, сделает с родным сыном. Ситх! Последнего раза хватило надолго, Люк не хотел еще раз очутиться в его когтях.

- Как долго вы знаете о нас?

- Два года.

Скайуокер достиг последнего градуса бешенства. Он сел, игнорируя все физические жалобы, и почти набросился на Темного Лорда.
- Вы знали правду все это время, и продолжали меня мучить??? Почему? Это что, забава? Да вы просто...
Что-то сжало его раненное плечо, и Люк запнулся.
- Я выяснил правду ПОСЛЕ нашей первой встречи, Сын. Я не стал бы утаивать правду, причиняя тебе боль.

- Правда? Вы достаточно бессердечны, чтобы рассуждать на сей счет, параллельно собираясь причинять мне вред за любую доставленную вам неприятность?

Лорд промолчал.

- Знаете что, Вейдер? Вы - самое жестокое существо, которое я когда-либо встречал. Вы не может быть отцом, потому что не понимаете, что это значит.

Оба Скайуокера обменялись гневными взглядами.

- Вы бы мучили меня в любом случае – если бы сочли это необходимым, - промолвил Люк.

- Но не сейчас, когда ты ведешь себя, как подобает.

Джедай не ответил, не подтвердил, что согласен; он просто вернулся к прежней позе. Перед тем как, погрузиться в сон, Люк поклялся себе, что если у него появится возможность, он непременно удерет... и никогда не присоединится к ситху.


Вейдер посмотрел на спящего сына и вздохнул. Он знал про данную Люком себе клятву, и был вынужден признать, что не хочет причинять сыну боль. Неожиданный вывод... но что, если у него не будет другого выбора?
Даже запереть сына в камере не поможет.

Но, поскольку у него не было надежного способа удержать Люка от глупостей, боль становилась единственным надежным инструментом. И он мог только надеяться, что сын достаточно умен, чтобы это понять. И что доводы разума все же победят его упрямство.

Темный Лорд совершенно точно знал, что его мальчик не хочет быть замученным или просто наказанным снова; и, со своей стороны, был бы очень рад, если бы их отношения остались такими, как сейчас. По крайней мере, на некоторое время. Самое странное заключалось в том, что с тех пор как Люк рисковал своей жизнью для его спасения, ситху не нравилась сама мысль о том, чтобы причинить ему вред... но после того, как он уже сделал это, было слишком поздно менять тактику ...
Он тоже лег, надеясь слегка отдохнуть, и направил поток Силы на рану своего сына.


Когда Люк очнулся от странных видений, преследовавших его всю ночь, первая его мысль была о хорошем холодном душе. Он попробовал задержать момент пробуждения, когда понял, насколько все плохо. Это произошло слишком быстро: его уши уловили механическое дыхание Вейдера. Он мысленно выругался и попробовал снова заснуть, надеясь получить отсрочку перед новым столкновением с отцом. Это было отличное решение! Вейдер медитировал. Несмотря на то, что присутствие ситха было далеко, Люк не сомневался, что он почувствует любое скверное намерение... но в стремлении поспать подольше не было ничего опасного.

В следующий раз он проснулся от того, что его пытались поднять.

- Вставай, мы должны идти.

- К чему такая спешка?
Он вытащил правую руку из-под его головы, и сел, невольно застонав.

- Ты должен был подняться еще час назад.

- И что? Вы тоже не очень-то торопились, - парировал Скайуокер.
Его волосы напоминали сложное переплетение местных корней, и Люк попробовал привести их в приличное состояние.

- Вижу, ты хорошо отдохнул, и вполне способен идти сам.
- Что насчет завтрака?

Вейдер вручил ему синюю пилюлю.
- Вот.

Питательные капсулы! Они даже более гадкие, чем сухой паек. Так как его здоровая рука была прикована к Темному Лорду, Люку пришлось взять пилюлю из чужих пальцев. Он чувствовал себя домашним животным, берущим пищу из рук хозяина... Скайуокер попытался выглядеть непокорным. Он поднялся на ноги.
- Итак, куда мы идем?

- Туда.

- Откуда Вы знаете?

- Сила руководит мной.
И они отправились в выбранном направлении.


Они шли по лесу почти три часа, когда небо нахмурилось и дождь линул, как из ведра. Что ж, он получил душ, о котором просил... единственная проблема в том, что он никак не прекращался и был очень холодный. Идущий впереди Темный Лорд, казалось, не замечал непогоды.

- Вы уверены, что мы идем правильно?

- Разве ты не можешь определять направление, используя Силу, сын?

- К сожалению, нет. Мое плечо - единственное направление, на которое указывает мой мозг, - съязвил Люк. В ответ Вейдер ускорил шаг. Скайуокер мысленно проклял свой длинный язык.

- Я думаю, что ближайший пункт связи находится в том направлении, - ситх указал на деревья перед ними. - Если бы ты был обучен, то, вероятно, тоже бы это почувствовал.

- Если бы я был обучен ... но я обучался до вашего приезда, - напомнил юноша.

- Тебя обманули. Йода сказал, что ты слишком стар для начала обучения, не так ли?

Люк споткнулся о корень, слишком потрясенный, чтобы смотреть под ноги.
- Откуда вы знаете?

Раньше, когда он спотыкался, Вейдер шел вперед, рывком перемещая сына за собой. На сей раз он, хотя бы, замедлил шаг и помог встать.
- Мне сказали то же самое, когда мне было девять.

Люк онемел:
- Вы были слишком старым в девять? Во сколько же надо начинать обучение, чтобы стать джедаем?

- В год.

- Что?! Это смехотворно; младенец не может изучать то, чему я учился у Йоды!

- А ты многому научился?

Скайуокеру пришлось признать, что кроме координации и физической силы, он не очень многое приобрел ...

- Видишь? Ты мог думать, что он тебя учит, но этого не было..., он слишком боялся твоей силы.

- Моей силы?

- Ты исключительно силен, сын. Гораздо сильнее, чем ты думаешь... а это всегда пугало Рыцарей Джедай.

- А вас - нет?

- Если бывший раб вроде меня все же научился правильному использованию Силы, то бывший фермер тоже справится. Независимо от того, выберешь ли ты Светлую или Темную Сторону – это всего лишь терминология - я просто не могу позволить тебе напрасно растратить свой гигантский потенциал..

- Правильное использование, хм... вы видели результаты своей деятельности? Нет ничего правильного в том, что вы делаете.

- Строго говоря, да, но ты увидишь, что я не просто ситх... я служу Императору, потому что должен, но когда-нибудь я не буду больше в нем нуждаться... И все изменится.

- И вы хотите преподнести меня на блюдечке этому злодею?!

- Только так, чтобы это пошло тебе на пользу, сын. Если я хочу реализовать свой план, мы оба должены быть рядом с ним.

- Мы? Я никогда не говорил, что согласен действовать заодно с вами, - напомнил Скайуокер.

- Знаешь, Люк, это – твоя проблема. Если ты будешь сотрудничать, тебе не причинят вреда, и ты сохранишь свою индивидуальность. Если ты решишь сопротивляться… никто не предскажет, чем это закончится. Единственная цель Императора - разрушение чего-нибудь... или кого-нибудь.

- И Вы это одобряете?

- Нет.

Глаза Люка вспыхнули. Теперь он понял отцовские мечты.

- Тогда пойдемте со мной. Вместе мы сможем помочь Восстанию и свергнуть Империю.
- Сын...

- Вы сказали, что не одобряете его методы, а я нуждаюсь в обучении. Так сделайте это... на Светлой стороне.

- Не все так просто... у него есть способности, которые ты и представить не можешь.

- Еще одна причина, чтобы положить этому конец. Отец, пожалуйста, я чувствую в вас добро. Помните, как гордилась моя мать, когда вы возвратились с Клонической войны?

Вейдер посмотрел на него, и Люк почувствовал его потрясенное удивление.
- Представьте, какой гордой она была бы, если бы вы вернулись из своего ада? Я не одобряю то, что сделал с вами Оби-Ван ..., но разве стоит самому разрушать себя? Пожалуйста, Анакин, возвращайтесь.

Юноша пристально посмотрел на отца, понимая теперь, почему он заговорил об этом странном человеке, в котором видел так много подобного себе ... и о молодой женщине, так напоминавшей ему лучшего друга. Сила показала ему прошлое отца. Он должен был спасти его, и теперь имел инструменты, чтобы это сделать.

Вейдер очень долго молчал, затем оглянулся и посмотрел на сына. Мальчик полон неожиданностей, и этот последний ход застал его полностью неподготовленным. Адресовать просьбу его прежней личности ... тому, кем он был бы, не случись того несчастного случая. Это словно положило начало разрушению темной власти, которая держала его в заключении на Темной Стороне. И, хотя он не желал для сына собственной судьбы, Вейдер не мог избавиться от своих пут полностью. Он слишком хорошо знал, как коротка будет его свобода. Его повелитель контролировал как его жизнь, так и его здоровье. К сожалению, у него не было выбора.
- Я не могу... к сожалению, - он вздохнул.

- Почему нет? – искренне удивился Люк.

- Я слишком глубоко погрузился во Тьму, сын ... Я...

- Тогда я вытащу Вас из этого, Анакин, - заявил его сын с фанатичной убежденностью. Теперь у него было представление о реальном отце, а не только мечта. Люк видел его пару секунд. Его отец хотел освободиться от Тьмы... хотел быть с сыном.

Эта пауза была еще длиннее... затем Вейдер отвернулся и возобновил движение.

- Как вы жили до того, как встретили мою мать? – спросил Скайуокер. Он чувствовал, что ключ к отцу кроется в разговорах о его прошлом.
О том, что он потерял.
И юноша собирался использовать это по максимуму.

Почти два часа Люк расспрашивал отца о прошлом, о времени, когда он служил Республике, о его миссиях, как Рыцаря Джедай, его свадьбе с женой, обо всем, что мог придумать. Он всегда называл его отцом или Анакином, тщательно избегая любого упоминания имперского титула. Иногда, его отец молчал в течение нескольких минут, но потом все же отвечал. Временами, тишина тревожила Люка, и он напрягался в ожидании нападения... но ничего не происходило. Анакин не был добрым и мягким... но все же не напоминал Вейдера. Чем дольше они говорили, тем крепче становилось чувство, что они просто гуляют по лесу. Как друзья, а не как заключенный и его конвоир. Дождь, наконец, прекратился. Люк промок до нитки и дрожал от холода. Отец предложил ему плащ, но он был таким же мокрым, как все остальное. Тем не менее, сын его поблагодарил. Это удивило гиганта в черном.

Вейдер отвечал на его последний вопрос, когда в затылке у Люка внезапно возникло странное чувство. По опыту, это не предвещало ничего хорошего... он осмотрелся вокруг.
- Смотрите!

Обезьяноподобные существа бросились на них с ветвей деревьев и немедленно вцепились джедаю в спину. Их когти оставили длинные царапины на его плечах и спине, но отец быстро пришел на помощь. Боль от порезов заставила Люка почувствовать себя хуже. Он упал на колени. Анакин оторвал существ от сына, как если бы они были просто листьями. Увидев это, остальная часть группы проигнорировала юношу и атаковала Темного Лорда. Справившись с болью, Люк увидел, как его отец был буквально сметен толпой нападающих. Он подбежал и пинками отшвырнул агрессоров от Темного Лорда, а затем изменил тактику: нашел разум лидера, и внушил ему стремление отказаться от борьбы.

Маленькое существо что-то прокричало и удалилось в сопровождении отряда. Скайуокер поспешил к отцу, опасаясь за его здоровье. Теперь была его очередь хрипеть, потому что существа вмешались в работу респиратора.
- С вами все хорошо? - спросил Люк.

- Нажми ... красную кнопку, - прохрипел Вейдер.

Джедай повиновался. Костюм затрещал, мигнул лампочками и дыхание его отца стало нормальным.

- Что-нибудь еще сломано?

- Нет ... а ты как?

- Я - хорошо. Разве вы не почувствовали их?

Темный Лорд подрегулировал что-то в своих доспехах.
- Я попытался внушить им страх ... очевидно, это зажгло их агрессию.

- Как это похоже на то, что происходит в галактике, отец. Чем больше Вы угрожаете, тем больше людей приходят в Альянс.

- Я знаю ... должен был понять это раньше.

Голова Люка внезапно упала вниз, и он сжал зубы, борясь с пульсирующей болью в груди.

- Где ты научился такому внушению? – спросил его отец.

- Я. .. не знаю. Как-то само получилось, - в голове словно взорвалась сверхновая, и Люк невольно поднес руки к вискам. Движение не прошло незамеченным. Вейдер подошел, и положил руку на голову сына.

- Ты уверен, что все хорошо?

- Нет ... почему-то все теперь вертится, - он почувствовал, как отец осторожно исследует его состояние.

- Когти были отравлены, сын.

- Это смертельно?

- Не думаю, но мы не можем исключить любые возможности. Ты можешь войти в заживляющий транс, как вчера?

- Наверное... А что Вы будете делать?

- Я тебе помогу.

Борясь против внезапной слабости, Люк сосредоточил мысли на Силе.
Теперь, когда он был в контакте с энергией жизни, он мог чувствовать яд, циркулирующий в его крови. Юноша немного испугался, но почувствовал успокаивающее присутствие отца, который помог ему начать заживление.

Анакин подхватил бесчувственное тело сына, вошедшего в заживающий транс. Он освободил его запястье от наручников. Лорд не лгал Люку; он, действительно, помог бы ему с лечением, но юноша отлично справлялся сам. А тем временем он найдет это таинственное сооружение. Оно очень близко. Вейдер бросил взгляд на сына и подумал о переменах, которые этот простой мальчишка произвел в его темной вселенной. За несколько часов,он дошел до того, что стал сомневаться в своей принадлежности Темной Стороне и в своих планах переустройства галактики. И даже хуже: он начал серьезно рассматривать предложение сына о присоединении к нему. Много лет Анакин не думал о том, что потерял, решив идти с Палпатином, но теперь, не мог избавится от воспоминаний. Как он забыл о своем дорогом ангеле, своей Амидале? Что бы она подумала о нем теперь? Была бы она способна, подобно их сыну, увидеть человека, который все еще скрывался где-то во Тьме души Дарта Вейдера? Или она бы вела себя, как Принцесса Лея, неспособная смотреть на него иначе, как на монстра, разрушившего ее жизнь?

В конце, размышления всегда возвращались к одному вопросу: он хочет умереть и соединиться с нею? Или жить и испытать, что значит быть отцом, испытать чувство, похищенное Палпатином?

Лорд вышел на просеку, и его пристальный взгляд уперся во что-то очень необычное для джунглей: потерпевшее крах судно.

Оно не напоминало их разбитый корабль: этот звездолет был старым и очень ржавым. Его крылья сломались пополам в результате отказа систем аварийного приземления, а двигатели оказались частично разрушены. Вейдер подошел ближе, изучая обстановку. Это было то, к чему его вела Сила. Но какой прок он мог извлечь из древнего корыта?

Удерживая драгоценный груз на плечах, он вошел внутрь искореженного, разорванного судна. Внутри оно выглядело не лучше, чем снаружи, за исключением того, что вода сюда не просочилась. Кресла были все еще годны к употреблению, и оборудование, вероятно, сохранилось. Вейдер устроил сына в кресле с высокой спинкой, постаравшись сделать так, чтобы он не упал, и оборвал с ним контакт в Силе. Заживление сильно замедлилось, но вернулось к прежнему темпу после того, как Анакин несколько минут пытался внушить что-то его подсознанию - оставалась надежда, что он поправится со временем, и страдать от побочных эффектов не придется. Он также внушил сыну, как работать с его плечом и другими ранами.

Вейдер подозревал, что сетевая плата разбита, но хороший мастер мог ее восстановить. Он снял плащ, и накрыл им дрожащего сына. Он был все еще мокрым от того дождя... Темный Лорд взял портативный гаечный ключ, который всегда носил с собой, и принялся за работу.

Когда передатчик был, наконец, разобран, сожженные компоненты заменены и прибор стал вполне пригоден для телеграфирования, оставалась только проблема энергии.

Вейдер посмотрел на Люка и, заметив, как кошмарно выглядит его культя, снова проклял себя за то, что нанес такую ужасную травму любимому сыну. Он потерял свою правую рука после фиаско со Звездой Смерти, и точно знал, что чувствовал сын, когда он в точности повторил действия Императора... и все же, сделал это, так или иначе.

«Но, это было раньше, - напомнил себе Анакин. – Я изменился».

Теперь, Лорд никогда не совершил бы ничего подобного ...и он мог только надеяться, что Люк получит хороший протез.
Искусственная рука...
Вейдер посмотрел вниз собственную руку, пошевелил пальцами. Действительно, там был источник энергии!
Он снял перчатки, что делал очень редко. Открылась панель, которая дала ему возможность добраться к проводам под искусственной кожей. После ряда попыток, ситх, наконец, сумел извлечь источник энергии и вставил его в передатчик. Собранное устройство имело очень ограниченный диапазон. Вейдер начал выбирать частоту и неожиданно остановился. Эти цифры были неизвестны, но каким-то образом показались знакомыми. Частота Альянса.
Да, придется выбирать.
Он собирается отправить послание друзьям сына, и, фактически, оборвать свою жизнь? Или он сообщит Империи, и заберет сына с собой на Корусент... к Императору.

Смерть? Или жизнь?
Темный Лорд снова посмотрел на сына. Нет, он не хочет потерять его сразу после того, как нашел. Он не хочет лишить Люка отца. Больше того: юноша вернул ему воспоминания, вернул Анакина, и он также нуждается в отце, как Вейдер – в сыне. Если он поедет с Люком, то умрет, - Лорд знал это. Он не сомневался, что Император уничтожит его через доспехи. С другой стороны, если они отправятся на Корусент, его сын может умереть... или Император превратит его в слугу Тьмы. Но, если бы он мог убедить Люка вести себя нужным образом, сын бы уцелел, и они довольно быстро избавились бы от тирана.
Он наклонился вперед и коснулся рукой потной щеки своего мальчика. Скайуокер придвинулся ближе.

- Мы будем вместе, сын.
Вейдер изменил частоту и связался с ближайшим имперским судном.


Когда Люк, наконец, начал осознавать окружающее, то сразу понял, что он уже не в дикой местности. В первый момент он испугался и сел, придерживая соскользнувший плащ. Его плечо пожаловалось на резкое движение, но не так, как до заживляющего транса. Он поднес правую "руку" к источнику боли... только затем, чтобы вспомнить, что правой кисти у него больше нет. Тогда он посмотрел вокруг и понял, что находится внутри корабля, но все еще на планете. Его внимание привлек звук, как если бы кто-то что-то мастерил. Он обернулся к отцу и невольно вскрикнул, увидев руку без перчатки, которой Анакин трудился над второй, механической. Этот шум привлек внимание отца.

- Ты как?

- Гм ... хорошо, я думаю. Никогда не думал, что у вас под броней есть что-то настоящее.

- Большая часть моего тела заменена машинами разных видов, но левая рука, спасшая меня из лавы, все еще настоящая.

- Мне так жаль, отец. Оби-Ван никогда не рассказывал мне об этом.

- Конечно, ведь иначе он потерял бы твое доверие.

- Наверное, вы правы. Что случилось с вашей рукой?

- Ничего, просто я нуждался в питании для передатчика, а теперь хочу получить руку обратно.

- Вы вошли в контакт с Империей? - Люк уже знал ответ, и сознавал, что независимо от того, насколько он теперь доверял отцу, этот шаг возвратил их к исходной точке.

- Да.

Люк угрюмо молчал в течение нескольких минут.
- И вы не хотите пойти со мной? Вы, Анакин?
Вейдер устало вздохнул:
- Сын, ты прав, но я, без сомнения, не проживу достаточно долго, чтобы оценить свободу.

- По крайней мере вы будете свободны от него.

- Но я хочу жить с тобой, Люк. Хочу того, что любой отец в Галактике получает каждый день. Ты знаешь, что я всегда хотел сына?

- Знаю, но, возможно, мы просто не можем так жить, отец. Если вы возьмете меня с собой, я буду уничтожен, и если я возьму вас со мной, вы тоже пострадаете.

- Нет, я никогда не позволю этому случаться, поверь!

- Теперь я знаю вас - настоящего, Анакин, знаю, что вы желаете мне добра, но вы же сами сказали: Император желает только разрушать. Он нарушит ваши планы.

- Нет, если ты будешь вести себя правильно и покажешь, что заслуживаешь доверия. Он оставит тебя на моем попечении.

- Если не почувствует ваши намерения.

- Этого не будет.

- Отец, вы слышите себя? Вы ужасно заблуждаетесь и просто не можете видеть правду. Ведь раньше вы бы поняли, что мы не можем жить вместе. Вы видите вещи такими, как хотите, не думая о возможности потерпеть неудачу. А если это случиться, мы освободимся друг от друга – уже навсегда.

Анакин пристально посмотрел на его сына, видя мудрость Силы в его глазах, и опустил голову. Он поднял перчатки и надел их.
- Ты многого не знаешь про Темную Сторону, Люк. Я могу поклясться тебе: если ты будешь сотрудничать со мной, Император не увидит никакой проблемы. Ему доставит удовольствие осознание того, что у него появился новый слуга. Он будет использовать наши отношения в своих интересах, поверь мне.

- А как насчет такого выхода? Вы позволяете мне уйти, и мы пробуем найти другой способ избавиться от него?

- Боюсь, будет слишком поздно... на тебя уже открыта охота. Если я не помещу тебя под свою защиту, другие люди приведут тебя к Палпатину, и твоя личность будет уничтожена.

Упершись в тупик, Люк тяжело вздохнул, взъерошил волосы левой рукой и отвел глаза от пристального взгляда отца. Он больше не видел в этом человеке Вейдера, но его отец смотрел на вещи искаженно. Сказывался долгий опыт в пребывания на Темной Стороне. К сожалению, это касалось и взглядов на их дальнейшие отношения.


Они спорили еще много часов, пока не подняли головы, посмотрев на крышу убежища. Помощь прибыла. Не удивительно, что его отец снова использовал наручники, помогая ему выбраться из разрушенного судна.

Имперский челнок сделал круг, взял немного левее и пошел на посадку. Анакин быстро пошел к кораблю, но, в отличие от прошлого раза, Люк попробовал активное сопротивление. Он схватил отца за пояс и со всей силы потянул назад.

- Отец, пожалуйста, не делайте это. Позвольте мне уйти, и мы свяжемся друг с другом в иной раз. Теперь вы сможете найти меня через Силу, так или иначе.

Вейдер приподнял Люка и переместил его вперед:
- Да, и Император –тоже. Доверься мне. Ты же не хочешь, чтобы он послал за тобой одну из его Рук. Это наилучший выход.

- Нет, отец, это плохая идея. Даже я могу это почувствовать.

- Твой страх избирательно влияет на восприятие, Люк. Не волнуйся, я буду там, чтобы защитить тебя.

Они достигли холма и Скайуокер удвоил усилия, чтобы заставить Анакина изменить решение.
Неожиданно раздался новый звук. Низкий вой ионных двигателей...

- Хэн! – радостно воскликнул Люк.
Тысячелетний Сокол парил с другой стороны холма. Вейдер не тратил времени даром: свободной рукой он обнял сына за талию и заставил его двигаться к ожидающему челноку. Люк удвоил сопротивление, игнорируя боль от раненых плеча и руки, пытался использовать свободную руку, чтобы помешать отцу, упирался пятками в землю, чтобы замедлить движение. Они были на полпути к челноку, когда тяжелый вес внезапно набросился на Вейдера сзади и бросил их обоих наземь. Оглушенного жестким приземлением Люка дернуло назад, когда его отец стал защищаться от хищника, решившего атаковать пришельцев, вторгшихся на его территорию.
Темный Лорд оказался на его спине. Люка снова дернуло вниз, поскольку его отец держался на существе с большим трудом. Скайуокер знал, что он, вероятно, использует Силу на животном.

Сам он применил бы ее для другого. Он потянулся к Силе и призвал свой лайтсейбер, висящий на поясе у Вейдера. Получилось куда лучше, два дня назад. Клинок описал дугу в воздухе и разрезал цепь, связывавшую его с отцом. Люк вскочил на ноги и побежал к друзьям.

- Люк! – позвал Темный Лорд.

Скайуокер услышал визг, который указал, что с существом покончено, уже когда достиг «Сокола». Вдруг почву снова как будто выдернули из-под ног. Он выругался и с трудом защитил ребра, поскольку снова ударился грудью о землю.
Тогда он оттолкнул Темного Лорда Силой, почувствовав его удивление. Люк поспешил подняться, но что-то опять стало тянуть его к отцу. А потом исчезло.

- Уступите, Вейдер. Он идет с нами, - это был голос Хэна.

Люк нашел друга взглядом; пилот нацеливал бластер на его отца. Он встал рядом с Соло.

- Помни то, что я сказал тебе, Люк. Ничего не изменилось, - напомнил его отец.

Прежде, чем он смог отвечать, вмешался Хэн:
- Он уже в безопасности, Вейдер. В то время, как вы...

Скайуокер почувствовал намерение Соло на микросекунду раньше, чем тот выстрелил и сбил прицел.

- Нет!

Выстрел ушел в никуда, не задев Темного Лорда. Хэн повернулся к другу, чтобы впиться в него взглядом, но Люк просто схватил его за руку и забежал внутрь «Сокола». Он видел, что корабельное оружие повернулось, отслеживая Вейдера и мысленно велел Чубакке не стрелять. Когда второй пилот оправился от внушения, они оказались в безопасности на борту... а ситх явно не собирался их преследовать. Люк задавался вопросом, почему.


Используя контрабандистские уловки Хэна, они легко уклонялись от крейсера, который прибыл для спасения Лорда Вейдера.

Лея была в восторге от того, что видит Скайуокера снова, и чуть не задушила джедая в объятиях.
- О, Люк! Мы так волновались, когда ты не появился на месте встречи!

- Я очень рад вас видеть, вас всех, - он улыбнулся, обнимая лучших друзей.

- Как вы меня нашли?

- Система перехватила сигнал, посланный Вейдером, и предупредила нас. Так что ты обязан этому старому «Соколу», Малыш.

- И тебе?

- Разумеется, - Хэн ухмыльнулся.

Теперь, когда торжественная встреча закончилась, Лея выбрала момент, чтобы его рассмотреть. Люк знал, что у него за вид. Он был все еще мокрым от утреннего ливня, его плечо стягивала грубая повязка, одна из его рук отсутствовала, живот и обе руку украшали уродливые порезы, и он носил разорванную и грязную одежду.

- Хорошо, я не буду спрашивать, что случилось... но ты не в лучшей форме.

- А что вы ожидали от Вейдера?

- Да уж. Давай-ка, двигай в медотсек, малыш.


Пока Хэн и Лея оказывали ему медицинскую помощь, Люк рассказал им, как Темный Лорд появился на Дагобахе, как они в течение двух дней тащились через джунгли, но промолчал о том, что Вейдер является его отцом. Когда Соло спросил, почему джедай не позволил ему уничтожить монстра, он ответил, что Хэна бы убило рикошетом. Конечно, это была ложь: Анакин не стал бы сопротивляться. Выстрел убил бы его. Что вплотную подводило Скайуокера к вопросу, что же случилось в те несколько минут на Луне джунглей.


Через несколько часов, глубокой ночью, Люк, проснулся и почувствовал в Силе присутствие отца.

- Люк, кажется, ты был прав.

- В чем, Отец?

- В том, что мы, кажется, не можем быть вместе.

- Что мы будем делать... теперь?

- Я предполагаю, что мы будем работать вместе... и, в то же время, как бы порознь.

- Это безопасно для вас?

- Я смог пережить два десятилетия службы Императору. Не волнуйся.

- Я буду беспокоиться о вас до тех пор, пока он не умрет, отец.

- Я знаю... почему ты спас меня на той луне? После всего, что ты вытерпел по моей вине, ты должен был обрадоваться моей смерти.

- Отец, я хотел найти вас в течение долгих лет! И я не хочу потерять вас теперь. Кроме того, отец всегда будет отцом, независимо от того, что он делает... почему вы бездействовали после прилета Хэна? Вы могли бы вернуть меня силой.

- Я знал, что прибытие твоих друзей означало крушение этой части моих планов. Если я не смог убедить тебя пойти со мной, то лучше было тебя отпустить, чем снова прибегать к насилию

- Спасибо, Анакин. Клянусь, мы найдем способ быть вместе.

Вейдер засмеялся, что очень удивило его сына.
- Ты унаследовал целеустремленность от меня и Амидалы. Неудивительно, что тебя опасается Император. Ты извлек много уроков из нашего печального приключения, Люк. Поработай над созданием мысленного экрана. Я уверен, что ты поднял, как это делается на моем примере... подобно тому, ты научился всему остальному... я свяжусь с тобой через несколько недель.

- Хорошо. Будь осторожен, отец.

Контакт прервался. Амидала... его мать звали Амидала... и она была очень целеустремелнной. А его отец, Анакин, был хорошим человеком. Теперь у него есть тайный союзник. Правильно, если он хочет уничтожить Империю и вернуть своего отца. Чтобы не наделать ошибок, он должен разобраться, как использовать свои способности, о которых он вдруг узнал...


Люк стонал во сне, но не спешил просыпаться. Его сновидение еще не закончилось.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™