<<  Bespin Delusions


Carolyn Golledge

Отправить письмо автору
Оригинал текста на английском
Перевод: Alma

Беспинское наваждение

Примечание. ФФ написан ДО выхода приквелов на экран, в 1987 г.


Дарт Вейдер не испытывал никакой радости, нанимая охотников за головами. Эти отбросы галактики, наемные убийцы были преступниками намного большими, чем любой из повстанцев. Правда, и от кровопускательных методов Палпатина, применяемых к подданным, явно не веяло просвещением. Четких границ правосудия во времена революции просто не существовало.

Вымотанный после битвы на Хоте и безрезультатного поиска Сокола, Вейдер до сих пор не мог уснуть. Только эти часы даровали ему освобождение от ненавистного респиратора, шлема и тяжелой униформы. Обычно он получал удовольствие от чистого, прохладного прикосновения простыни к его чувствительной, покрытой шрамами коже и неподдельной роскоши в виде мягкой подушки под головой. Он даже мог не проклинать заточение в закрытом наглухо шлеме и переносном респираторе, который давал ему возможность активно действовать, невзирая на сожженные легкие.

Он беспокойно перевернулся на бок, наслаждаясь нагой легкостью движения и податливостью матраса. Он провел необычно мягкими кончиками пальцев по кривой металлической стене около головы. Эта похожая на трубу спальная камера, закрытая под давлением «железного легкого», была для Вейдера маленьким кусочком рая. Но недавно даже она стала казаться еще одной тюрьмой, вызывая бессонницу и бесконечное разглядывание тусклого кривого потолка.

Он потерял семью и друзей из-за своих стойких убеждений в порочности и разложении Старой Республики, прогресс которой останавливала мертвая хватка престаревших аристократов с их нелепыми традициями и неизменными ценностями. В те далекие дни импульсивной юности он САМ был повстанцем, отказавшимся от славы и наград пилота-джедая, предпочитая поддерживать революционные идеи и клонированные армии Сенатора Палпатина. Орден Джедаев был последним бастионом серьезной милитаристической оппозиции. В обмен на информацию, которая сделала бы джедаев уязвимыми во время атаки, Энекину Скайуокеру пообещали власть, чтобы он мог устранить все неравенства Старой Республики.

Дарт Вейдер стал известен как предатель своих собратьев. Палпатин хорошенько поспособствовал тому, чтобы в Ордене Джедаев его имя стало объектом порицания. Предатель. Может быть и так, но это не было сделано настолько хладнокровно или безжалостно, как расписывала имперская пропаганда. А Бен даже не дал ему шанса объяснить, что он никого не убивал. Ведь Палпатин дал ему слово, что рыцари-джедаи будут окружены и арестованы, а не ликвидированы в кровавой резне. Это сильно ранило его самого. Новости о множестве убитых заставили потерять как душевное, так и физическое равновесие в дальнейшем сражении с бывшим учителем и другом. И он расплатился! Еще как, он расплатился такой агонией, о существовании которой даже не подозревал. После этого единственным шансом продолжить существование стало полное повиновение Палпатину. Он потерял независимость, а злые языки говорили о нем: «больше машина, чем человек».

Пребывая в горечи, он вернул уважение к себе боевыми победами и стал известен своей беспощадностью. Это представление о самом себе неожиданно стало его личной радостью, его местью за образ жизни, в котором он был обречен существовать, зависимый от машин. А все могло быть совсем иначе, если бы его джедайские братья и сестры хоть раз прислушались, когда он умолял их поддержать его, декларируя необходимость реформ. Зная о его взглядах, они даже обратили его любимую Риасту против него. Он так ждал рождения их сына, а джедаи забрали ребенка до того, как дитя увидело дневной свет. После того, как в течение агонизирующих дней реабилитации угрызения совести превратились в горечь, месть показалась сладкой и справедливой.

После успешной чистки, Палпатин провозгласил себя Императором, начисто игнорируя розданные обещания. Все эти вдохновенные речи предназначались доверчивым дуракам. Энекин Скайоукер с его пылающим юношеским идеализмом был такой легкой добычей. Но теперь было уже поздно. Он стал Дартом Вейдером, повелителем ситхов, поборником Империи, которая уже весьма нахально демонстрировала свои настоящие цвета. Правда, повстанцы ничем не были лучше, представляя собой все недостатки Старой Республики. Равенство и справедливость были мечтой идиота. 

В полудреме, Дарт Вейдер метался и ворочался, вспоминая события прошедших двадцати лет. Может ли он снова стать предателем? Были ли его идеалы только фантазией, или он в роли Императора смог бы воплотить их в жизнь? Его беспокойный ищущий ум, наконец, породил идею. Внезапно он застыл, рассматривая темноту невидящими глазами. Палпатин боялся Люка, сына Энекина Скайуокера. Неужели мальчишка обладает таким могуществом? Вспомнившиеся записи на пленке с Орд-Мантелла привели его в возбуждение. Да! Вот и ответ! Вместе у них хватит сил, чтобы свергнуть поработителя умов Палпатина. Объединившись, они смогут править Галактикой, как отец и сын. 

Прежде чем приступить к исполнению такого дерзкого плана, нужно было взвесить детали, очень много деталей. Тем не менее, чувствуя удовлетворение от того, что он нашел путь к победе, Вейдер улыбнулся и моментально погрузился в сон без сновидений. Скайуокер находится со своими друзьями на борту Сокола. Охотники за головами найдут их. И тогда все встанет на свои места. 



Облачный Город на Беспине был сюрреалистически прекрасен. Почти как сама мечта, его блестящие шпили и башни, окруженные пастельными полосами облаков и газов сделали городу имя и богатство. Получив со звездного разрушителя ультиматум Империи, Администратор Кальриссиан не имел иной возможности, кроме как сотрудничать в маскировке персонального шаттла Лорда Вейдера и транспорта штурмовиков. Теперь, сидя в засаде, как паук в паутине, Вейдер улыбался сам себе. Если Кальриссиан сделал бы иной выбор, его мир мечты, его личное пристанице вне рамок имперской юрисдикции превратился бы в пепел. Это уже было сделано ранее. Таркин уничтожил целую планету. Если Вейдер не может осуществить свою мечту, почему это должно быть позволено Кальриссиану? Кроме всего прочего, на Беспине велись нелегальные разработки ископаемых, и здесь же множество бродяг скрывались от правосудия. Вейдер имеет все права использовать уничтожение Беспина как пример для остальных. Но он все-таки не массовый убийца. Если ему бросят вызов, он даст возможность эвакуироваться. Ну да такие крайности не понадобятся. Кальриссиан был интеллигентным, гибким бизнесменом, рассчитывающим на удачное стечение обстоятельств. Он перестал протестовать, как только Вейдер уверил его, что команда Сокола будет взята в плен без невредимой. Увы, если бы только Скайуокер был с ними! Это принесло горькое разочарование, но теперь у него было все необходимое, чтобы найти мальчишку. Отсюда и эта ловушка, мнимый ужин. Соло не получит ни одного шанса для сопротивления.

Предчувствуя приближение своей добычи, Вейдер спокойно занял место во главе элегантно декорированного стола. Он напрягся, когда индикаторы у двери засветились зеленым. Рефлекс Соло по выхватыванию оружия был достаточен, чтобы вызвать некоторое удивление даже у бывшего джедая. Тем не менее, отразить молнии было сравнительно легко. Значит, слухи о кореллианце оказались правдой. То, как он играл с оружием и замечательно управлял кораблем доказывало, что это не был обычный враг. На лице Соло появилось нескрываемое выражение шока. Его бластер сам собой вырвался из руки и продолжил свой полет, пока его не схватил Темный Лорд. 

- Нам сделает честь, если вы присоединитесь к нам, - Вейдер наслаждался, произнося это.

Соло застыл в гневе, обратив шокированный взгляд к своему другу Ландо Кальриссиану. Вейдер прекрасно распознал это выражение обиды и предательства. – У меня не было выбора, - пробормотал Кальриссиан. – Они прибыли раньше вас, - в отчаянии он пытался удержать взгляд Соло, пытаясь дать объяснения. – Мне жаль.

Вейдера удивило отсутствие яростного желания расплаты у Соло. Он лишь тихо произнес:
- Мне тоже жаль.

Эти простые слова содержали в себе больше гнева, чем любой выброс негодования. Кальриссиан только что стал презираемым врагом. Когда Соло спокойно взял руку принцессы Органы и повернулся к нему, Вейдер заметил странную мощь в жизненной ауре кореллианца. Не джедай, не форсъюзер, но что-то... неопределенное и уникальное. – Прошу садиться, - сказал Вейдер, устраиваясь на собственном стуле. 

Соло демонстративно наклонил голову. – У меня есть правило – не есть вместе с домашними животными, которые бегают около стола на задних лапках. Избавьтесь от него, - он кивнул в сторону охотника за головами, который стоял за Вейдером, с винтовкой наготове. 

В ярости, Фетт щелкнул отравленными ножами на вытянутом рукаве. – Ты пожалеешь об этих словах, Соло! – прорычал он. Вуки мгновенно выскочил вперед, оскалив клыки, готовый защищать своего друга.

- Хватит! – тихо скомандовал Вейдер. Он повернулся к Фетту. – Я расплачусь с тобой позже. Оставь нас. 

- Кореллианец мой! – настаивал Фетт.

- Я бы рекомендовал тебе уйти, чтобы не подвергать контракт опасности, - пригрозил Вейдер. Не осмеливаясь дальше спорить, Фетт убрал свои ножи и в гневе покинул помещение.

Удовлетворенный тем, что он выиграл первую битву, Соло разыграл наглое безразличие, вытянул для белоликой Принцессы стул, а затем и сам сел около нее. Кальриссиан сел напротив; Чубакка, готовый к действиям, остался стоять. – У Империи, должно быть, тяжелые времена, Ваше Высочество, как вы считаете? – язвительно сказал Соло.

- Действительно, - прохладно согласилась Лея Органа, хотя ее руки дрожали, когда она доставала салфетку. – Нанимать такого рода людей – значит выскребывать дно бочки.

- Грустно, - Соло покачал головой с притворной симпатией. – Но такова жизнь. Он посмотрел на возвышающегося, злобного вуки. – Эй, дружище, передай-ка мне вина? Чубакка понял намек, подыгрывая другу. Он перестал рычать, а затем занял большой стул, приготовленный специально для него. 

- Хэн, - начал Кальриссиан.

Ореховые глаза Соло вспыхнули. – Оставь! - бросил он. Игнорируя администратора, он очаровательно улыбнулся великолепной женщине рядом. – Что желаете, принцесса? – он указал рукой на изысканные блюда. – Компания не из лучших, но еда-то отличная. А я голоден. - Он начал накладывать еду на тарелку Леи.

Вейдер хмыкнул от одобрения. Хотя им и пренебрегали, он не мог не восхищаться, как его пленники смело демонстрировали показное удовольствие. - Я рад видеть, что мы можем цивилизованно к этому отнестись, - сказал он.

Соло бросил на него быстрый взгляд. – Конечно, - ответил он с легким сарказмом. – Давайте относиться к этому цивилизованно. Тогда как же с почетным караулом, который должен быть на любом званом ужине? – Он налил себе бокал вина и, вдохнув его запах, продемонстрировал пренебрежение. – А я думал, Кальриссиан, ты найдешь что-нибудь получше Пиларского урожая. – Он поднял бокал в знак уважения, - Ах да, что там было насчет революции...

Вейдер был изумлен тем, как хорошо Соло разбирался в винах. Губы Леи Органы дрогнули, выразив откровенную радость, когда она коснулась своим бокалом бокала Соло. Она еще долгое время удерживала его взгляд, как если бы они скрывали нечто особенное от своих компаньонов. Вейдер почувствовал пульсирование Связи этой пары в Силе. Органа словно вбирала в себя силу этого нахального кореллианца, а он, в свою очередь, делал тоже самое. Вейдер продолжал наблюдать за их непринужденным разговором. Все было не так просто. Совсем нет. Он не мог читать хорошо защищенную ауру Органы, но ощущал пылкое желание защитить Соло, а сияние вокруг принцессы могло означать только любовь. И, судя по мощности Связи в Силе, это было предопределено свыше. Контрабандист и принцесса. Интересно. Вейдеру пришлось вернуться в реальность, когда Соло вдруг обратился к нему.

- Так вы не пьете? – с притворным сочувствием спросил кореллианец. Вейдер ощутил вспышку гнева. Соло сделал вид, как если бы он только сейчас заметил наглухо закрытый шлем. – Как жаль.

- Надеюсь, вы не станете возражать, если мы продолжим без вас? – подыграла ему Лея Органа. – У нас уже давно не было времени расслабиться и насладиться отличной едой.

- Да, я слышал, - едко заметил Вейдер, игнорируя усмешку Соло. – Какой стыд, что вы не смогли отыскать свой флот.

Соло пожал плечами. – Еда у повстанцев далеко не так хороша, как здесь. Да и притом, я хотел навестить своего приятеля. Так что спешить некуда. – Он одарил Кальриссиана ледяным взглядом.

- Если вы желаете получить координаты воссоединения с флотом, Вейдер, - победоносным тоном заявила Лея, - вы опоздали. Вы бы могли знать, что у нас неплохая система безопасности. Флот передислоцировался. Даже от нас потребуют пройти через строгую проверку, чтобы получить допуск. А действуя под принуждением, мы сможем предупредить наших товарищей несложным кодом. 

- Остатки вашего так называемого флота не стоят моего времени, Ваше Высочество, - возразил Вейдер. – Если бы именно флот был моей мишенью, я бы просто держал вас под наблюдением. 

Соло глотнул вина, откинулся в кресле и сказал, - Что ж, если вы просто хотели, чтобы мы составили вам приятную компанию на ужину, почему было не прислать приглашение? Обошлись бы без всяких треволнений и дорогих охотников за головами.

- Почему бы вам не перейти к делу, Вейдер? – спросила Лея.

- Капитан Соло подошел к истине ближе, чем вы склонны предполагать, Ваше Высочество. Я лишь хотел вспомнить с вами старые времена до того, как посажу вас под арест.

Соло напрягся. Он поставил бокал на стол, а его правая рука бросилась к пустой кобуре. – «Старые времена?» Что вы имеете в виду? – раздраженно произнес он. – Если ты намекаешь на то время, когда держал Лею в плену, то я клянусь, если ты хоть..., - внезапно кореллианец улыбнулся, понимая, что он потерял контроль. Первый раз за много лет Вейдер прочитал ясную и откровенную угрозу смерти в спокойных глазах другого человека. – Короче, я думаю, ты меня понял, - закончил Соло. 

- Я понял, - громыхнул Вейдер и тихо прибавил. – Больше, чем вы думаете. - В ауре кореллианца ощущалась удивительная волна энергии. Выплеснувшись наружу, она обдала мрачное уединение Вейдера потоком эмоций. Еще недавно любой джедай в галактике был бы захвачен этой неконтролируемой волной. Соло оказался невероятно сильным передатчиком Сопереживаний. Вейдер воодушевился. Теперь-то его планы точно сбудутся. Кроме возбуждения от сделанного открытия, на него также произвели впечатление и считанные эмоции... не только то, как Соло произнес имя «Лея», что свидетельствовало о близости между ним и его возлюбленной-в-Силе. Действительно, мощная связь. Каких же детей они могли бы воспитать! 

- Я уверяю вас, Ваше Высочество, - продолжил Вейдер. – К вам не будут применяться воздействия, которые вы испытали три года назад. Вы не располагаете необходимой мне информацией, а прочность ваших ментальных щитов уже и так хорошо доказана. – Вейдер успокоился, когда Соло расслабился, а бессознательная передача эмоций стихла.

- Ну так ЧТО именно вы желаете обсудить? – спросила Лея.

- Орд Мантелл, - ровно ответил Вейдер. 

От удивления, Соло поперхнулся вином.

- Очень хорошо, - холодно сказала Лея. – Никаких секретов здесь нет. Мы потеряли всякие контакты с планетой. Как вы прекрасно знаете, в начале это была платформа для перевозки оружия; нейтральная планета. Благодаря вторжению Империи, мы больше не имеем от нее никакой пользы.

- Политика не представляет для меня интереса, Принцесса, - объяснил Вейдер. – Меня занимают намного более личные дела. – Он следил за Соло. Каким-то образом кореллианец почувствовал, к чему клонит Вейдер. Соло был похож на попавшегося в ловушку льва – а это действительно опасный враг. – Вы хорошо придумали, как спастись от нас в астероидном поле, капитан, - сказал он. – Я оценил ваше вдохновение, которое позволило вам в буквальном смысле выкрутиться из-под носа звездного разрушителя. – Соло любезно склонил голову. – Могу я спросить, где вы научились так летать? 

- Это у меня врожденное, - спокойно сказал кореллианец. 

- У меня есть информация, что когда-то вы были лучшим кадетом академии. «Кровавая нашивка» это подтвержает.

- Ну и что? Так я только для того там и был, чтобы летать. Военная жизнь не для меня. Когда я научился всему, что нужно, я ушел.

- Не совсем так, - пророкотал Вейдер. – Насколько я помню, речь шла о военном суде. Вы были уволены с лишением прав и привилегий, да еще и сбежали, чтобы не попасть на Кессель. – Чубакка громко завыл в защиту Хэна, но Соло остался невозмутимым. 

- Абсолютно в точку. – холодно ответил он. – Как иначе я мог избегнуть казни за дезертирство? Умно, да?

- Так может показаться, - ответил Вейдер. – Хотя мы с вами знаем и кое-что другое. Но у меня нет времени обсуждать вашу военную подноготную. Я согласен, что нанимать охотников за головами весьма неприятно, однако, никто лучше их не смог бы вести за вами наблюдение. Джабба Хатт очень интересуется вами. Я знаю, что он почти заполучил вас на Орд Мантелле. Что ж, наши намерения снова пересекаются. А за вашу голову он назначил баснословную цену.

- Мои таланты всегда в цене, - небрежно парировал Соло. Лея улыбнулась. Вейдер заметил, как он коснулся ее руки своей. – Мои доверенные лица сообщили об одной затянувшейся перестрелке в доке 35 на Орд Мантелле. Ваши друзья упорно боролись за то, чтобы избавить вас от охотника за головами. Согласно этому рапорту, Зериекс выстрелил в вас в упор. Мое доверенное лицо было уверено, что вас убили. Тем не менее, мне доложили, что некий юноша, которого мы идентифицировали как Люка Скайуокера, каким-то образом вернул вас к жизни. 

Соло побледнел, но остался при своем насмешливо-презрительном выражении лица. – Надо же, какая история! Передайте своим шпионам, пусть меньше пьют на задании.

- Холозаписи не лгут, - отреагировал Вейдер. – Понятно, что Орден Джедаев все еще не вымер. Юный Скайоукер продемонстрировал выдающиеся умения обращения с лайтсейбером, покрывая вуки, который нес вас на ваш корабль. У вас до сих пор должны остаться шрамы. Действительно, Скайуокер отличный целитель. Если бы он пытался предотвратить вашу смерть, не имея джедайской подготовки, то истощил бы самого себя. 

- Вейдер, вы вбили себе в голову невесть что, - неубедительно проговорил Соло. – Это не было так ужасно, как могло показаться. Ничего существенного.

- Я уверен, что медицинское обследование дало бы иные показания, - сказал Вейдер. – Как бывший джедай, я знаю, о чем говорю. Только Связь с Целителем-Джедаем в течение нескольких дней могла спасти вас от последствий настолько тяжкого ранения. – Соло уже собрался протестовать, но Вейдер опередил его. – Или вы предпочтете, чтобы я отправил вас на обследование?

Соло глубоко вздохнул, успокаивая нервы. – Ну что ж, мне везет. Я быстро выздоравливаю. Всего делов-то.

- Я был крайне разочарован, узнав, что юный Скайуокер не находится на борту вашего корабля. - Вейдер продолжил:
- Теперь мне придется использовать иные методы, чтобы отыскать его.

Лея побледнела. – Если вы намереваетесь держать нас, чтобы обменять на Скайуокера, вам опять придется разочароваться, - твердо сказала она. – Во-первых, мы не знаем, где он теперь, и во-вторых, ему не позволят явиться за нами. Обмен заложниками в прошлом привел нас к предательству.
- Никакого обмена не будет. Я получу вас обоих, - уверенно сказал Вейдер. - Кстати, вы уже закончили с ужином? – Он взмахнул рукой и двери послушно раскрылись. Вошедший офицер в черной униформе отдал честь и обратился. - Милорд?

- Пусть Принцессу Органу и вуки поместят в камеры, - приказал Вейдер. – Соло будет допрошен.

Ответ офицера потонул в вызывающем ужас реве Чубакки. Несколько штурмовиков поспешили на помощь, загораживая вуки лазерными винтовками. Соло каким-то образом ухитрился сдержать своего громадину-приятеля. 
- Хэн? – судорожно прошептала Лея.

Соло, сжав ее руку, сумел улыбнуться. – Все в порядке. Я присоединюсь к тебе позже. 

Кальриссиан, собравшись с силами, вдруг заговорил. – Лорд Вейдер, - запротестовал он. – Мы договорились, что члены экипажа Сокола станут моими пленниками. Они находятся под моей защитой и им не будет причинен вред.

- Конечно, нет, - заверил его Вейдер. – Капитана Соло допросят. Это не нарушает условия нашей сделки.

Конвоиры надели на Соло наручники и начали выводить его из помещения.

- Но он ничего не может вам сказать! – все еще протестовал Ландо, глаза которого пылали неистовством и отчаянием.

- Это правда, - принялась умолять Лея, оказывая сопротивление своему конвоиру. – Скайуокер находится во флоте. Мы не знаем, где и как его сейчас искать.

Вейдер проигнорировал ее. – Вы получили приказ, - повторил он своему офицеру. – Так выполняйте. – И, более не удостаивая своих пленников взглядом, он оставил зал.

В то время, когда Дарт Вейдер вошел в помещение, предназначенное для допроса, капитан Соло уже был прикован к сканирующей решетке. Лицо кореллианца выражало истощение и напряжение, став белым от страха, когда Соло понял, в какой форме пройдет его допрос. Но теперь он гордо поднял голову, словно встречая вопросом безликий взгляд маски Темного Лорда. Вейдер заметил, что Соло ни о чем не просит и даже не пытается попробовать договориться, он даже оставил при себе характерные оскорбления. Только стоическая, обвиняющая тишина. Вейдер не захотел смотреть в лицо этому отважному, даже любопытствующему ожиданию. Соло ждал первого вопроса, не понимая, что их вообще не будет. Как не будет и какого-либо даже самого показушного предлога для того, что произойдет. Штурмовики, как и пленник, могли подумать, что подобная жестокость является некой формой садистской мести. Внутри у Вейдера что-то дернулось, и он напрягся, ощущая странную эмоциональную реакцию. Никогда ранее он не приказывал начать такую интенсивную, хладнокровную пытку. То, что он чувствовал, называлось стыдом. У него не было оправданий, а объяснение было еще безжалостнее того, что Соло мог себе вообразить.

Рама сканирующей решетки наклонилась, придя в состояние рабочей готовности, и штурмовики отошли назад в ожидании приказа начать. Вейдер приблизился к консолю, чтобы проверить установки, и чувствуя, как все это время его спину сверлят смелые глаза Соло. Даже штурмовики были изумлены его решительным молчанием. Это лишало присутствия духа. Дрожать должен Соло, а не его мучитель! 

Вейдер нарушил тишину. – Не превышайте этого значения, - приказал он. – Не более, чем 500 единиц. Я не хочу искалечить его. Если он получит шок, оставьте его, пока он не придет в себя. Он не должен получить повреждений, это ясно?

- Да, милорд, - в унисон ответили штурмовики. 

Вопреки его желанию, глаза Дарта Вейдера встретились с напряженным, гордым лицом Соло. Теперь кореллианец понял, что вопросов не будет. Ореховые глаза источали презрение. Вейдер отвернулся. – Начинайте, - приказал он. 

Соло сконцентрировался. Он глубоко вдохнул и сжал кулаки, когда платформа наклонилась вперед. Тем не менее, он оставался безмолвным. Первый зонд коснулся живота, второй лица, и от разрядов полетели искры. Соло замычал, проглатывая крик. Он сжал зубы и откинул голову набок, но все больше зондов продолжали осыпать его искрами, а разряды вонзались глубоко в кожу.

Вейдер почувствовал первую волну боли и страха; волну, страстно искавшую утешения в Силе. Очень хорошо. Соло начинал бессознательно звать на помощь. А Скайуокер уже соединился с ним Связью в Силе, когда кореллианец был ранен на Орд Мантелле и висел на волоске от смерти. Люк должен был услышать и ответить. Боль достигла пика, угрожая поглотить и самого Вейдера. Он поспешил выйти из камеры.

Резкий, растянутый крик Соло настиг его в корридоре. Вейдер вздрогнул под маской. Пылающее пламя вьедалось в его ментальные щиты, он слышал безмолвные, отчаянные молбы Соло. «Кто-нибудь, помогите мне!» Вейдер чуть встряхнул головой, делая сознательную попытку прогнать видение, которое эти крики вызвали в его разуме – раскаленные, губительные, расплавленные горные породы покрывали его, прилипали к нему, разъедали его плоть. Упав в кратер вулкана, он испустил один мысленный крик. И только один. Он предал то, что могло бы его утешить. Внезапный шок изоляции от Связи джедаев в Силе доставил ему больше агонии, чем физическая боль. 

Соло опять стал кричать, и Вейдер вдруг почувствовал себя нехорошо. Он участил походку, словно ища защиты в лифте, который мог бы увезти его подальше от звука. Появившийся охотник за головами привел его в раздражение, заставив замедлить темп. – Ты можешь взять Соло, когда я получу Скайуокера, - сказал Вейдер, пытаясь предвосхитить вопросы.

Он почувствовал, как в невыразительном заявлении Фетта проскользнуло отвращение. – Мертвый Соло мне не нужен. 

Вейдер удивился, что смог ответить беспристрастным и спокойным тоном, хотя боль снова объяла его. – Он не получит долговременных повреждений. – Кажется, Фетта это устроило, но не Кальриссиана. Вежливая наружность администратора не смогла скрыть всего возмущения, когда он во второй раз попытался протестовать. Правда, его вопрос касался не Соло.

- Что будет с Леей и вуки? – спросил Кальриссиан.

Достигнув элеватора, Вейдер нетерпеливо повернулся. – Они не должны более покидать этого города, - ответил он.

От удивления Кальриссиан раскрыл рот. Его темные глаза вспыхнули яростью, и, повысив тон, он воскликнул, - Это не входило в условия нашего договора! Как и то, что Хэна отдадут этому охотнику за головами!

Терпение Вейдера кончилось, и он возразил:

- Вероятно, вам кажется, что с вами обошлись нечестно?

- Нет, - против желания ответил Кальриссиан.

- Хорошо, - сказал Вейдер, повторяя свои прежние угрозы, - будет жаль, если мне придется оставить здесь гарнизон.

Двери закрылись, и Вейдер устоял перед желанием прислониться к стене, когда наконец, хвала Силе, крики Соло исчезли. Теперь он мог выстроить свои ментальные щиты и отделить себя от того ада, в котором пребывал Соло. Вейдер почувствовал второй приступ стыда, размышляя о сульбе Леи Органы. Она до сих пор слышит крики Соло. Она не может убежать. На мгновение Вейдер увидел, как же далеко он опустился во Тьме. Получается, что он и сам был не лучше тех, кого так презирал.


Дарт Вейдер провел остаток утра на другой стороне Облачного города, чтобы быть чем можно дальше от отчаяния, которое излучал Соло. Но даже напрягая все силы, он не мог полностью отключиться от этого. Время от времени наступали периоды тишины, и Вейдер понимал, что кореллианец терял сознание. По мере того, как шли часы, возобновление эмоциональной связи лишало Темного Лорда ощущения, что его цель верна. Юный, идеалистически настроенный рыцарь-джедай, которым он когда-то был, испытывал отвращение к пыткам. И где только он научился быть таким жестоким? Прохаживаясь по своим роскошным апартаментам, он стукнул кулаком по ладони, ощущая изнеможение и нетерпение. Но ведь Скайуокер должен скоро отреагировать? А что, если Люк был ранен при захвате Хота и теперь лежит где-нибудь без сознания, или по какой-либо дрйго причине не способен услышать Соло. Снова и снова Вейдер прощупывал Силу в поисках присутствия Люка – и не мог обнаружить, хотя приближаясь к Хоту, он без труда чувствовал мальчишку. 

Дни на Беспине были долгими, эквивалетными двум с половиной стандартных планетарных циклов. Когда Соло препроводили к сканирующей решетке, солнце было в зените, а сейчас облака уже меняли цвет по мере того, как тянулось послеобеденное время. И до сих пор ни слова от Скайуокера! Вейдер закрылся в апартаментах, но так и не смог заснуть. Он приказал дать Соло передышку, но оставить его в камере для допросов. Даже если Скайуокер услышал Послание своего друга, на то, чтобы добраться до Беспина, потребуется некоторое время. Или военное начальство Скайуокера запретит ему лететь? Нет, Связь в Силе гарантирует, что ничто не способно его остановить. А если его посадят под замок... мальчик сойдет с ума. 

Прогоняя свои сомнения и самообвинения, Вейдер подошел к коммуникатору и приказал возобновить пытку Соло. Да, иначе не получается восстановить порядок в Галактике! Скайуокер должен быть на его стороне! Вот тогда начнется новая эпоха. И страдания Соло не лишены оснований.

Новая волна агонии и отчаяния докатилась до него через Силу, и Вейдер проломил кулаком глиняную скульптуру на столе перед собой. Где же его сын?! Что мешает ему прилететь? Неужели он переоценил прочность Связи в Силе? Не существовало никакой возможности закрыться от черной волны боли, которая поднималась ввысь из внутренностей города.

Вейдер отчаянно искал, чем бы отвлечься, и поэтому вызвал своего дежурного. Второй раз за день он отправился проверять оборудование на месторождениях Облачного Города. Когда Скайуокер прибудет, он должен быть готов захватить его, не причинив повреждений, а усыпив в карбонитовом холоде. Это был единственный способ, как экранировать мальчика от контакта с Палпатином до того времени, пока Вейдер сможет обучить его и организовать совместное нападение. И Скайуокер не откажется, когда Вейдер объяснит, что это единственный путь принести мир в Галактику.

Милорд, - офицер, отдавая честь, спешил к нему по коридору. – Командир Каллен докладывает, что кореллианец потерял сознание. Без стимуляторов они не могут привести его в чувство. Командир считает, что дальнейший ... допрос может вызвать смерть кореллианца. Он ожидает вашего распоряжения продолжать.

В гневе, Вейдер широкими шагами достиг окна на дальней стороне коридора и остановился, уставившись на великолепный закат. То, что кореллианец потерял сознание, было благословенным облегчением для них обоих. У Вейдера ужасно болела голова, и было трудно собраться с мыслями. Мертвый Соло был бесполезен. Но если он остановится сейчас, Скайуокер решит, что опасность миновала. Приняв решение, Вейдер круто развернулся. - Я сам посмотрю на состояние кореллианца, - отрывисто произнес он. 

- Да, милорд, - ответил седой офицер. Ему приходилось то и дело бегом догонять Вейдера, который настойчиво и быстро шагал к лифту.

За все это долгое время Ландо Кальриссиан не оставлял коридор, ведущий к арестантским камерам. Он выглядел также изможденно, как Вейдер себя чувствовал, что дало Темному Лорду лишний повод удивиться, когда администратора вскочил на ноги, под напряжением отчаяния, страха и мученического протеста. 

- Лорд Вейдер, - рявкнул кореллианец, уже не утруждая себя видимостью вежливости. – Я требую, чтобы Соло оказали медицинскую помощь. Он должен быть немедленно переведен в госпиталь.

- Вы не в том положении, чтобы что-то требовать, Кальриссиан! – пригрозил Вейдер. – Соло останется здесь.

Внезапно Кальриссиан показался подавленным и сломанным. – Соло мертв, да? – тихо спросил он.

- Нет, - ответил Вейдер. – Он не мертв.

- Значит, он близок к этому! – закричал Кальриссиан. – Это зашло слишком далеко! Его не допрашивают! Разве вы недостаточно отомстили?

Вейдер поднял руку. – Вы переходите границы дозволенного, - зашипел он. Кальриссиан начал задыхаться, схватившись руками за горло. – Я не ищу мести, - закончил Вейдер. Он опустил руку, и Кальриссиан стал жадно глотать воздух.

- Тогда... отпустите... его! - охрипшим голосом умолял Ландо. Но Вейдер уже шел в камеру пыток. Когда Темный Лорд отступил в сторону, Кальриссиан на миг увидел бездыханное лицо Соло. - Что я наделал! – пробормотал он в раскаянии. Фетт двинулся к двери, а Ландо прошептал на ухо своему помощнику. – Надо вытащить Хэна и остальных отсюда... каким-то образом.

Хотя и предполагая, что именно он обнаружит, Дарт Вейдер был шокирован видом кореллианца. Соло выглядел ненамного лучше трупа. Он лежал бездвижно и еле-еле дышал. Дряблое, белое лицо резко контрастировало с неумолимо-черным цветом поверхности сканирующей решетки. Дезактивированная платформа находилась в горизонтальном положении, но безжизненное тело пилота до сих пор было приковано к ней.

Видя, как его начальство внезапно остановилось на полпути у входа и пристально смотрело на пленника, командир Каллен нервно принялся уверять, - Он жив, милорд. Мы были осторожны. Он не искалечен, но мы не ожидали, что придется так долго продолжать. Его система не может...

- Я сам вижу, каков эффект, командир! – оборвал его Вейдер. – Но допрос должен продолжаться!

- Очень хорошо, милорд, - холодно сказал Каллен. – Я введу ему стимулятор, но мне кажется, что лекарство может привести его в необратимый шок. Он не продержится до утра.

- Стимулятор не понадобится, - объяснил Вейдер. – Я сам приведу его в чувство. – Милорд? – Каллен всем своим видом выражал недоумение.

- Отойдите от него. Не касайтесь его, - предупредил Темный Лорд. Офицер отступил, и Вейдер подошел к обморочному кореллианцу. Сняв левую перчатку, Вейдер поместил кончики своих пальцев на клейкую, пропитанную потом бровь. Жизненная сила была слаба и далека. Вейдер призвал ее, используя свою собственную мощь, чтобы укрепить тонкую нить жизни. Когда аура Соло засияла, а сознание стало пробуждаться, Вейдер ощутил контакт Связи Целителя с сущностью человека, которого до этого пытал. Здесь было многое, что ему нравилось и чем он мог восхищаться – отвага, жизнестойкость, бойкий юмор, яростная гордость, доброта... все эти качества создавали уникальное присутствие в Силе, и все это он так холодно готовился уничтожить.

Глаза Соло довольно долго оставались открытыми, пока не сфокусировались. Вейдер убрал свою руку, и кореллианец, застонав, слабо повернул голову набок. Затуманенный взгляд упал на черную перчатку Вейдера, и проследовал по руке вплоть до безликой маски, склонившейся над ним. Сначала выражение лица Соло казалось отдаленным и любопытствующим, затем, с видимым усилием воли, вернулась к жизни искра неповиновения. Соло облизал сухие губы, пытаясь заговорить, но, так и не найдя своего голоса, смог сотворить издевательскую усмешку. 

Прошло много времени с тех пор, когда Вейдер мог чувствовать что-то отличное от горечи, надменности или гнева. Но вот это проявление смелости повлияло на него, как ничто иное. Потому что Вейдер, хоть и на короткое мгновение, но все-таки ощущал Связь в Силе с этим человеком, и весь день находился с ним в контакте, чувствуя некоторую долю его страшного страдания. Это впечатление измучило его душевно настолько, насколько Соло был измучен физически. И сейчас Дарт Вейдер уже не был тем человеком, который уверенно заманивал добычу в ловушку.

- Дайте ему воды, - приказал Вейдер. Соло одарил его немного удивленным взглядом, смешанным с презрением. Штурмовик наполнил кружку и предложил свою помощь, поднимая голову Соло. Кореллианец пил жадно, но болезненно, с трудом проглатывая воду. Наконец, он дал понять, что больше не хочет, и лег обратно, гневно уставившись на Вейдера. Его глаза были наполнены мучительным желанием понять, почему с ним это делали. Вейдер был рад своей маске. Это не выдавало стыда. 

- Почему? – спросил Соло.

Это единственное, неприятное слово прорвалось сквозь двадцать лет защитных слоев, выстроенных, чтобы Дарт Вейдер смог отгородиться от любых эмоций, которые когда-то были у Энекина Скайуокера. Он почувствовал, как раскалывается на части, и где-то глубоко в нем начинается бороться за право решать какой-то другой человек. 

- На то есть свои причины, - отстраненно ответил он. Слова насмешливым эхом раздались у него в голове, вызывая давно подавленные образы предательства из прошлого.

- У таких... как ты...всегда...есть, - прозвучал ответ Соло, где каждое слово было с усилием продавлено через опухшее горло.

«А он прав», молча согласился Дарт Вейдер. «Такие, как я. Я ничем не отличаюсь от Палпатина. Я ничем не лучше его. Поэтому он и смог заманить меня в ловушку. И все эти годы я лгу самому себе. Та же безжалостность, тот же эгоизм. И вперед со знаменем идеализма, не обращая внимания на кровь...»

- Следует продолжить, милорд? – прозаично спросил Каллен. – Кажется, он достаточно оправился.

Эти холодные, равнодушные слова глубоко резанули по новому пониманию самого себя. Он вихрем обернулся, чтобы встретиться с лицом палача, и усталые, пустые глаза Каллена вызвали у него тошноту. 

- Нет! – громко рявкнул Вейдер. Этим криком он защищал самого себя от Соло. По сути, слово было предназначено ушам Палпатина. Оглушенный вспышкой гнева, белый от страха Каллен отпрыгнул назад. 

- Нет, - спокойно повторил Вейдер, взяв себя в руки. – Отведите его в камеру.

Теперь была очередь Соло удивляться. Потом он что-то заподозрил. Зарождающийся ужас превратился в ярость, и он закричал со всей силой, которую мог собрать. – Не трогай Лею!

- Поместите Принцессу в одну камеру с Соло, - приказал Вейдер. Он посмотрел на Соло, который успокоился, но все еще что-то подозревал, а затем прошептал самому себе: Возможно, Бен был прав? Он знал меня лучше, чем я знаю себя.

В недоумении, Соло презрительно усмехнулся. – Да ты сошел с ума.

Каллен решил наказать Соло за наглость, замахнувшись кулаком, но Вейдер поднял руку и блокировал удар. – Уведите его, - тихо сказал он.

Подошедшие штурмовики сняли наручники, и грубо поставили Соло на ноги. Измученные мускулы запротестовали, но он подавил в себе стон. От резкой перемены положения и перенесенных испытаний Соло потерял сознание, и безвольно повис на руках конвоиров.

- Поместите его в камеру, - повторил Вейдер. – Пусть он отдыхает. Возможно, позже он будет нужен мне.

- Еще один допрос, милорд? – осторожно спросил Каллен.

- Нет, - ответил Вейдер. – Мне понадобится субъект для проверки карбонитной заморозки. Я чувствую возмущение в Силе. Скайуокер летит сюда. Передайте мой приказ дежурному командиру на Немезиде задействовать приборы для слежки на дальнем расстоянии. Пусть меня информируют, как только Скайуокер войдет в систему Аноат.

В конце концов, сын примет его сторону. И замешательство, которое он почувствовал в себе, исчезнет, как только его план придет в действие.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™