<<  ВТОРАЯ ПОПЫТКА


Witch


Часть 7.

1.


Эни сидел в самом темном уголке бара и с интересом рассматривал окружающую его обстановку. Смешно признаться, но за всю свою предыдущую жизнь он так толком и не познакомился с такого рода заведениями. А ведь рядом с Храмом как раз было похожее местечко. И многие его друзья проводили там немало времени. Но... Оби-Ван всегда был категорически против такого вида отдыха. По крайней мере в том, что касалось его ученика. И здесь был бессилен даже самый затравленный взгляд, перед которым учитель обычно пасовал. Обычно, но не в данном случае. Чаще всего, в ответ на просьбы отпустить погулять по городу, он делал вид, что временно оглох, либо же заваливал падавана дополнительными заданиями по самоконтролю. И объяснял свою позицию убийственно просто: "Научишься в совершенстве контролировать свои эмоции, отпущу. А сейчас... Ты предел своих возможностей знаешь? Нет. И никто не знает. Так что пить тебе просто нельзя. Устроишь землетрясение по пьяной лавочке, кто руины разбирать будет? Коруссант, конечно, нуждается в коренном переустройстве, но не настолько же кардинальным способом." А все заверения, что никто пить и не собирался, разбивались о многозначительно-ехидный взгляд. И все. Друзья отправлялись развлекаться, а он, как примерный малек, чуть ли не до самой женитьбы протирал штаны о медитационный коврик. Как же он злился! До тех пор, пока случайно не спровоцировал учителя. Началось все, как всегда, с мирного переругивания, а закончилось тем, что Кеноби сбежал и напился. После этого Эни дал себе слово никогда более не ссылаться в споре на Квай-Гон Джинна и перестал ухмылять всякий раз, когда слышал сакраментальную фразу о необходимости самоконтроля. А все последующие конфликты старался сводить к обмену шутками. Самолюбие самолюбием, но разбитое в дребезги транспарастиловое стекло в зале заседаний Совета, куда Оби-Ван ухитрился припарковаться, и свернутый в трубочку гравицикл, который они совместными усилиями выкорчевали из любимого кресла магистра Винду, привели его в состояние непривычного почтения к скрытым способностям учителя. Вот так и получилось, что в юности разгуливать по барам ему не пришлось, а позже было уже не до этого. Эни ухмыльнулся, представив себе Дарта Вейдера в ночном клубе. Хозяин наверняка помер бы с перепугу, танцовщицы разбежались, а желтая пресса еще многие месяцы спустя мусолила бы подробности разгульной жизни Темного Лорда.

Из кухни потянуло запахом жареного мяса, и в желудке у мальчика заурчало. Интересно, сколько же это он здесь сидит? Кеноби, в принципе, уже должен был вернуться. По его словам выходило, что вся операция по вытряхиванию из мадам расчета в виде денег или очередной порции еды должна занять на более часа. Эни прислушался к внутреннему хронометру, потом перевел взгляд на огромные часы, украшавшие одну из стен. Прошло два часа. В принципе, ничего страшного. Оби-Ван вполне мог задержаться. И все было бы нормально, если бы не зуд где-то в районе копчика. Если плохие предчувствия учителя выражались похожим образом, то понятно, почему он их недолюбливал. Эни поерзал на скамейке. Это не помогло. Пришлось срочно топать в освежитель, приводить в порядок нервные окончания на э-э-э... пятой точке. Чесать это место на людях Эни просто не мог. Правила хорошего тона были вбиты в него на уровне рефлексов. Учитель постарался. После того, как мальчик ухитрился высморкаться без помощи платка на приеме у Верховного Канцлера.

Эни вспомнил, в какой ужас он пришел, когда разъяренный Кеноби приволок его в библиотеку и велел изучить все правила хорошего тона. Пообещав, что если подобный инцидент повторится, то он приложит все усилия к тому, чтобы падаван как минимум неделю питался стоя. К сожалению, оказалось, что Эни абсолютно не в состоянии выучить предмет, если последний его никоим образом не интересует. Пришлось изворачиваться. Шипение, яростные взгляды и, даже, битье по рукам не помогали, и тогда Кеноби решился на отчаянный поступок. Он собственноручно сварганил какую-то электросхему и вшил ее в одежду мальчика. Теперь любая попытка засунуть руку не туда, куда надо, сопровождалась легким электрическим разрядом, и восприятие этикета пошло на порядок быстрее. Откуда Совет узнал об этих своеобразных методах обучения, Эни не знал до сих пор. Но учитель получил такой нагоняй, вплоть до обещания отправить его озеленять Хот, что навсегда прекратил эксперименты подобного рода. А жаль. Потому что, перестав распускать руки, Кеноби, в качестве единственного способа воздействия, стал использовать язык. Начиная с ехидных комментариев и заканчивая нелицеприятными высказываниями. А это было намного больнее и обиднее, чем элементарный подзатыльник, на который мальчик научился не обращать внимания еще в очень нежном возрасте. И на фоне этой накапливающейся обиды терялось все то доброе и хорошее, что делал для него учитель. К счастью, он очень быстро научился пользоваться тем же самым оружием и доводил бедного джедая до состояния практически полной невменяемости абсолютно невинными, на первый взгляд, фразами. С этого, пожалуй, и началась их странная, на грани ненависти, дружба. Которая могла бы со временем вырасти в нечто очень сильное, если бы один старый ситх не приложил к их взаимоотношениям свои маленькие пухлые ручки.

Возобновившийся зуд вернул мальчика к реальности. Теперь одновременно чесались спина, затылок, шея и уши. Все это настолько сильно напомнило недавнее прошлое, что Эни невольно потянулся к воротнику, где должна была скрываться кнопка массажера, встроенного в его защитный костюм. Ведь, что бы там не говорили обыватели, но Вейдер вовсе не был механическим существом. И время от времени испытывал вполне человеческое желание почесаться. Только вот сделать это в его доспехах было практически невозможно. Приходилось терпеть. А ангельским терпением Темный Лорд никогда не отличался. В результате страдали подвернувшиеся под горячую руку люди, что самому Вейдеру особой радости не приносило. Просто почесаться было бы намного приятнее, чем ликвидировать зуд посредством применения к окружающим Темной Силы. И он бы еще долго забивал гвозди своим драгоценным микроскопом, если бы однажды ему в руки не попало рацпредложение никому неизвестного лейтенанта Пиетта. Офицер в докладной записке отмечал, что длительное пребывание на патрулировании снижает боевую готовность летчиков, и предлагал, с целью поднятия боевого духа, встроить в летный комбинезон игольчатый массажер. Успешно применив эту идею по отношению к себе, Вейдер проникся настолько теплыми чувствами к сообразительному парню, что вплотную занялся его карьерой. И даже пообещал себе сдерживать в его присутствии свои душительные порывы. Эни еще раз улыбнулся своим воспоминаниям, как вдруг прямо перед ним на столик плюхнулась увесистая кружка с пивом, и откуда-то сзади раздался сипловатый голос:

- Эй, пацан, че в одиночку лыбишься? Может вместе посмеемся? А я тебя пивом угощу.

- Спасибо. Я себя сам угостить могу.

- Да ты че?! Я ж не это... не клеюсь. Просто девчонки до полусмерти надоели. Я с ними в подтанцовке работаю, так в перерыве в раздевалке они такой гвалт поднимают, что хоть уши этим самым, ну, бантиком завязывай.

- Ты же не гунган. Бантик из ушей у тебя не получится.

- Во! И я о том же. А сбежать от них некуда. Тут обычно та еще публика сидит... Одинокому пацану лучше не светиться. Вот. А щас выглянул и тебя приметил. Аж на душе полегчало. Так может будешь пиво, а? Или тебе покрепче чего спросить? У меня скидка в баре. А жратва так и вообще бесплатно. Так че, согласен? Поболтаем...

- Болтай. Мне-то что.

- Тогда держи эту кружку, а я мигом за второй смотаюсь. А че у тебя вид какой-то странный? Голодный? Так я могу и жратву прихватить.

- Бери, если что съедобное приметишь.

Парень рванул к бару. Эни прищурился, оценивая навязчивого собеседника. Худой, грациозный, похоже, действительно танцор, он был не просто безопасен, а даже беззащитен. И это в восемнадцать-то лет! Типичная богема... Единственное, чем он мог угрожать - заболтать до полусмерти. Откуда же, в таком случае, это непреходящее беспокойство? Эни отхлебнул пива и в тот же самый миг ощутил ментальный контакт. Та-ак... Кажется, он попался на горячем! Ладно, пиво - не виски. Разберемся. Вот только... почему Бен сказал: "если вернусь"? Мальчик потянулся к приятелю, но тот резко оборвал контакт. Резко, но недостаточно быстро. Эни все же успел почувствовать его растерянность, страх и... крепко связанные руки.

2.

Ведж Антиллес уже час сидел в приемной Президента, лелея на лице недовольное и немного обиженное выражение. Его подвижная физиономия уже порядком устала от этих усилий, но он очень хотел показать Лее, насколько она была неправа, отрывая его от дела, и поэтому мужественно терпел. Наконец, дверь открылась, и его пригласили в кабинет. Ведж даже не удивился, обнаружив там начальника службы безопасности. Видимо, тот не удовлетворился отказом генерала от ментасканирования и решил пустить в ход тяжелую артиллерию в виде госпожи Президента. Припомнив, что нападение - лучшая защита, Ведж немедленно бросился в атаку.

- Как я должен это понимать, Ваше Превосходительство?! Меня срочно вызывают во Дворец, можно сказать, даже вытаскивают из постели, только для того, чтобы я имел возможность оценить комфортабельность стульев вашей приемной? Да, они очень удобные, но я предпочитаю спать в горизонтальном положении и на своей койке.

- Ведж...

- Генерал...

Принцесса и полковник заговорили практически одновременно и тут же оборвали себя на полуслове, удивленно уставившись друг на друга. Чем тут же воспользовался Ведж.

- Да, я генерал Ведж Антиллес. Если кроме этого замечательного утверждения вам нечего мне больше сказать, я лучше вернусь в часть. К нам как раз вооружение для новой модели крестокрыла поступило. И перед тем, как демонтировать старое, неплохо было бы разобраться в особенностях нового. Так что я очень занят. Было очень приятно тебя опять увидеть, Лея, но у меня действительно совершенно нет времени.

- Если тебе так приятно меня видеть, - Лея кокетливо погрозила Веджу пальчиком, - то мог бы и заглянуть как-нибудь вечерком, не дожидаясь официального приглашения.

Ведж, ошарашеный странным поведением принцессы, впал в ступор и совершенно забыл, что только что собирался откланяться. Лея же, удовлетворенная произведенным эффектом, откинулась на спинку кресла и продолжила:

- Я прекрасно понимаю, что ты весьма занятой человек, но появились некоторые обстоятельства, которые потребовали твоего обязательного присутствия. Извини за задержку, но я как раз пыталась выяснить у полковника нельзя ли на этот раз провести операцию без твоего участия.

- Увы, генерал, - начальник охраны поднял на Веджа воспаленные, украшенные черными кругами глаза, - это совершенно невозможно. Вы же отказались от ментасканирования.

- Категорически!

- Я вас прекрасно понимаю. Проводить эту процедуру при отсутствии Мастера Скайвокера чрезвычайно рискованно. Именно по этой причине я и не чувствую за собой права настаивать. Но, согласитесь, что в таком случае вы остаетесь единственным человеком, который в состоянии опознать давешнего беглеца.

- Да что вы к ребенку привязались?! - на этот раз Ведж вспылил по-настоящему. - Он же ни по одному параметру, кроме глаз, не подходит!

- Дело в том, что это был единственный случай успешного бегства в процессе облавы. Поэтому мы не можем пренебречь вероятностью того, что напарник этого ребенка имеет прямое отношение к нашим поискам. Мы получили сигнал от хозяйки кафе в верхнем городе. Она утверждает, что один из ее работников полностью соответствует описанию разыскиваемого преступника и имеет, помимо всего прочего, на своем попечении младшего брата. Надеюсь, вы понимаете, что полиция не может себе позволить поголовный отлов всех белокурых мальчиков в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет. Поднимется страшный скандал. Одно дело ворошить нижние уровни, и совсем другое - устроить облаву на детей на самом верху.

- Не вижу принципиальной разницы, - сделал попытку огрызнуться Ведж, уже понимая, что отвертеться и на этот раз не удастся. - И, вообще, объясните, что я должен, по-вашему, делать. Гулять по верхнему уровню и пристально симпатичных мальчиков разглядывать? Вы понимаете, что скандал, в этом случае, может оказаться не менее громким?

- Генерал! - полковник отчаянно покраснел. - Вы преувеличиваете!

- Ничуть, - Ведж, наконец, начал наслаждаться ситуацией. - Я достаточно известен, чтобы пикантный скандал за моим участием попал на первые страницы большинства газет.

- Уверяю вас, никакого скандала не будет. Все, что от вас требуется - это провести некоторое время в кафе, присматриваясь, не объявится ли там знакомый вам мальчик. Только и всего. Заодно и отдохнете, и покушаете. Это место знаменито своей хорошей кухней и первоклассным обслуживанием.

- И когда я должен появиться в этом пристанище неудовлетворенных желудков?

- Прямо сейчас. Кафе открывается через четверть часа.


Эни уныло рассматривал заплетенный паутиной угол. На душе было на удивление пусто и одиноко. Кто бы мог подумать, что Дарт Вейдер в состоянии впасть в уныние из-за того, что какой-то там джедай попал в передрягу. Это было даже не смешно, это было как минимум неразумно. Но у него почему-то всегда, когда просыпались чувства, напрочь отказывал разум. Вот и сейчас, невзирая на предупреждающий об опасности зуд, захотелось вскочить и помчаться в очередной раз спасать непутевого учителя. Вот только хорошо было бы еще понять, куда именно надо бежать!

Эни с энтузиазмом, достойным лучшего применения, принялся сектор за сектором зондировать город. Безрезультатно. Джедай закрылся намертво. И пробить эту защиту, особенно когда не знаешь в каком направлении ударить, было практически невозможно. Что-что, а ментальный щит Кеноби ставить умел качественно. Наловчился за двадцать лет, не придерешься. Эни вздохнул и перевел взгляд на тарелку с едой. Аппетит пропал напрочь, но подкрепиться было просто необходимо. Три кружки пива без закуски могли привести к очень интересным последствиям. Тем более, что парень ухитрился раздобыть что-то действительно вполне съедобное. По крайней мере на первый взгляд. Да и на вкус тоже, решил он про себя, отправляя в рот кусок мяса.

- Ага! Рискнул! - раздался радостный вопль его сотрапезника. - А то я уж было подумал, что ты из травоедов.

- А что, похож?

- Еще как! Они такие же зеленые и унылые.

- На себя посмотри!

- А че на меня смотреть? Сижу безвылазно в четырех стенах...

- Так ты что, раб?

- Не-е, - парень аж поперхнулся, - с чего ты взял? На Коруссанте рабов не держат.

- Тогда зачем сидишь? Пойди, прогуляйся.

- Нельзя мне, я рыжий.

- И что с того?

- Да ты че! С Татуина, что ли?! Сейчас же на рыжих разнарядка вышла. Всех поголовно отлавливают и высылают по месту регистрации.

- Почему?

- А я знаю?! Президентше блажь в голову взбрела, вот она и дурит. Одним словом, баба. А мне домой совсем не хочется. Только-только за столицу зацепился, только зарабатывать прилично начал, и на тебе...Я, ведь, прежде чем сюда попал, все ночные клубы облазил.

- Все? А "Натурал" знаешь?

- Еще бы! Шикаарное место...

- Расскажешь, как туда добраться можно?

- Не мастак я дорогу описывать, уж лучше провожу. Здесь близко.

- А не боишься, что отловят?

- Так если задворками топать, никто, пожалуй, внимания не обратит. Ну, и капюшон надвинуть можно.

Они вышли через черный ход. Парень болтал без умолку, давая Эни возможность полностью сосредоточиться на своих мыслях. А мысли были невеселые. Он чувствовал, что принял неверное решение. Надо было хотя бы час помедитировать, слиться с Силой, чтобы понять, какая именно опасность его подстерегает. Но, с другой стороны, этого часа у него не было. И так уже прошло достаточно времени с момента ухода Бена, чтобы его ментальный след практически растворился в воздухе. А если след исчезнет, то обнаружить место, где на приятеля напали, станет практически невозможным. Стоп! Вот оно. Такое возмущение в силе просто так возникнуть не может. Эни резко затормозил и повернулся к своему проводнику.

- Все, спасибо. Дальше я сам доберусь.

- Так мы же еще не пришли... - начал было возражать тот, когда за их спинами неожиданно раздался спокойный голос:

- Что же это вы остановились, ребятки? Идите дальше. И спокойно. Не пытайтесь убежать. Вы под прицелом.


3.

Эни очень не хотелось открывать глаза. Под веки словно горсть песка насыпали. Голова кружилась и жутко чесалась изнутри, и еще, в придачу ко всем приятным ощущениям, его тошнило. Организм категорически отказывался перерабатывать ту гадость, которую ему впрыснули в полицейском участке. Непонятно только, почему решили отключить именно его, а не внезапно помешавшегося танцора, который авторитетно заявил, что он - Дарт Вейдер и посему его надо срочно отпустить, пока не наступил вечер. Хотя, в принципе, как иначе могли отреагировать нормальные полицейские на приступ истерического хохота? Хорошо еще, что дубинкой не приложились. Решили, видимо, что с ребенком истерика с перепугу приключилась. А он всего-то представил себе, как сидели бы на этом низкорослом тощем парнишке гигантские доспехи Вейдера. Н-да... Живое воображение не всегда полезно для здоровья. Расплачиваться такой жестокой головной болью за минутное веселье... И почиститься нет никакой возможности. Раз его отловили в компании с "Вейдером", значит будут следить. Небось, уже приставили какого-нибудь джедайчика из новоиспеченных. Одна ошибка, один намек на то, что он Силой пользуется, и анализ крови с последующим переселением на кладбище ему гарантирован. А помирать, так и не выяснив в какую историю на этот раз влип Кеноби, он не хотел. Любопытство не позволяло. Ведь, если после поимки Бена, охоту на рыжих не прекратили, значит, власти здесь не при чем. Кто же его, в таком случае, прибрал к рукам? Тощий бритый парень - не лучшая добыча для работорговцев. Да и вряд ли они стали бы орудовать посреди столицы. Маньяк? Эни ухмыльнулся, представив себе, что сотворил бы с беднягой взбешенный учитель. Остается персональный заказ... И все тот же вопрос: кому мог понадобиться свежевоскресший джедай Оби-Ван Кеноби? А, самое главное, зачем? Информации было явно недостаточно, и Эни решил не доломывать и так раскалывающуюся от боли голову, а, для начала, хотя бы осмотреться.

Камера, если "это" можно было так назвать, выглядела очень своеобразно: маленький кусок бетонного пола, со всех сторон окруженный силовым полем. Хуже мог быть, пожалуй, только силовой столб, который ему когда-то очень красочно описал впечатленный до полупрозрачности Кеноби. Здесь, по крайней мере, можно было прилечь. Какая-то сердобольная личность даже подстилку притащила. Подстилка, при ближайшем рассмотрении, оказалась спальным мешком военного образца. И это немного успокаивало. По крайней мере нашелся человек, который не захотел, чтобы узник схватил воспаление легких. А о здоровье Дарта Вейдера вряд ли стали бы особо беспокоиться. Значит его не опознали, и есть шанс еще немного пожить. Интересно только, как долго он сможет протянуть в таких условиях? Тюрьма - далеко не самое комфортабельное и здоровое место. И в этом смысле, республиканские исправительные заведения мало чем отличались от имперских. Похоже, это было то немногое, что объединяло оба режима - идея о том, что узникам должно быть максимально неудобно. Точнее, что удобства им не нужны. Он мог бы еще смириться с необходимостью справлять нужду на глазах у восхищенной публики, но, похоже, его лишили и этой радости. Никаких стоков и углублений на полу не наблюдалось. Зато обнаружилась публика в лице какой-то смутно знакомой рыжеволосой красотки средного возраста.

Женщина разглядывала его с очень странным напряженным выражением. Что-то она от него хотела... И через мгновение Эни понял, что именно. Она очень неумело пыталась войти с ним в ментальный контакт! Настолько неумело, что убедить ее в том, что перед ней обыкновенный насмерть перепуганный парнишка не составило ни малейшего труда. Значительно труднее было припомнить, где он встречался с этой...гм...дамочкой, и как ее зовут. Судя по тому, что имя не сразу пришло в голову, это была весьма конфиденциальная информация высокого уровня секретности. А высокий уровень секретности по отношению к Темному Лорду мог означать только одно. Эта женщина была личным агентом Палпатина. И это было странно. "Клинки" императора отличались беззаветной до безумия преданностью своему повелителю. Чтобы такой клинок пошел на службу республике, над ним кто-то должен был хорошо поработать. В плане чистки мозгов и внутренней переориентации. Существуй старый орден джедаев - это бы легко объяснялось. Там была разработана уникальная методика перевоспитания социально опасных элементов на основе личной привязанности к кому-нибудь очень положительному. Эни поймал себя на том, что снова ударился в воспоминания о своем джедайском прошлом. Что, в принципе, было не так уж странно. Темному Лорду развлекаться не приходилось. Так что все более-менее забавные моменты его жизни были связаны исключительно с Орденом. Как и эта история с тестом.

Ему было тогда лет семнадцать, как раз накануне перехода в старшую падаванскую группу. От "старичков" не требовалось обязательного посещения лекций, и вместо еженедельных тестов они сдавали только общие экзамены по окончании курса. Что высвобождало массу свободного времени для личной жизни. Предполагалось, что они должны проводить это время, совершенствуя свои навыки, но практически у всех падаванов было по этому поводу свое персональное мнение, в корне отличающееся от мнения их Учителей и Совета.

В тот день он засиделся в библиотеке допозна, готовился к переходному экзамену и так увлекся, что пропустил не только обед, но и ужин. Возвращаться домой, где его ожидала очередная нотация по поводу необходимости регулярного питания для растущего организма, категорически не хотелось. Но податься было больше некуда. В город ему самостоятельно выходить было еще нельзя, а медитационные парки были в это время забиты. Да и сложно медитировать на пустой желудок. Он собирался заскочить на минутку домой, перехватить что-нибудь из запасов предусмотрительного учителя и сбежать поглазеть на полулегальный турнир по саббаку. Начало было еще не скоро, но Кеноби в это время обычно медитировал в зале фонтанов, значит никак не мог ему помешать. Вот только он забыл, что полагаться на привычки учителя, в том, что касалось личной жизни, было противопоказано. Тот обладал каким-то непостижимым внутренним чутьем по отношению к запланированным выходкам своего питомца и принимал превентивные меры, иногда очень странные. Так что удавались только экспромты.

И на этот раз учитель тоже оказался дома. Правда, в очень тревожном состоянии духа. Настолько тревожном, что явно обрадовался его приходу и даже не поинтересовался, где изволил пропадать своевольный падаван. Он сидел за терминалом их персоналки и с по-детски обиженным выражением лица накручивал на палец прядь волос. И, похоже, занимался этим уже давно. Всклокоченная шевелюра была практически вся завита мелкими колечками. Эни подошел поближе. На монитор была выведена информация о женщине-маньяке, которую совсем недавно отловила полиция. Оказывается, ее уже судили и признали годной для переориентирования. Эти было интересно, но не объясняло, из-за чего учитель впал в такую глубокую депрессию. То, что произошло дальше, повергло его в еще большее изумление. Кеноби проворно выскочил из-за стола, быстро запер дверь и включил на полную громкость нечто современно-музыкоподобное.

- Эни, мне срочно нужна твоя помощь.

- У вас неприятности? - рискнул поинтересоваться мальчик.

- Еще нет, но скоро будут.

- Плохое предчувствие?

- Это уже не предчувствие... - вздохнул Кеноби. - Так как, могу я на тебя рассчитывать?

- Разумеется.

- Учти, это незаконно.

- Э-э-э... - Эни был ошарашен. Его законопослушный верноподданный учитель решился на криминал! Что же приключилось?

- Ты можешь отказаться, я не обижусь.

- Ну что вы, Учитель, я полностью вам доверяю. Что надо делать?

- Подделать результаты психотестирования.

- Чьего?

- Моего.

- ...?

- Эни, насколько я, по-твоему, правильный?

- Не знаю, - честно признался мальчик, шокированный тем, что учитель посчитал возможнам обсуждать себя с собственным учеником. Это было абсолютно на него не похоже.

- И я не знал до сегодняшнего утра. Пока результатими теста не поинтересовался.

- Так их же еще не оглашали!

- Разумеется. Когда опубликуют, что-либо изменять поздно будет.

- А-а-а... откуда вы тогда знаете?

- Э-ни! Ну, подумай немного! Мне бы не хотелось говорить это вслух.

- Дошло, - Эни удовлетворенно улыбнулся. Действительно, все очень просто. Легендарное любопытство Оби-Вана было всем так же хорошо известно, как и его непостижимое упрямство. - И что мы будем делать?

- Надо кое-что подкорректировать так, чтобы внешнее поведение осталось тем же, а изменились только побудительные мотивы. Например, почему я строго придерживаюсь кодекса: потому, что считаю это правильным или чтобы выслужиться перед начальством, понимаешь?

- В общих чертах... А можно узнать, - Эни замялся, - почему вы так из-за этого теста переживаете?

- Можно. Я лидирую по всем моральным показателям. 

- А что в этом плохого? Мне кажется, что вам это должно скорее польстить, чем вызвать такое неприятие.

- Видишь ли, я-то хорошо знаю, что далеко не самый лучший. Тест разрабатывали специалисты, он врать не может, значит врут все остальные. Похоже, успели раньше сообразить что к чему. А до меня только сейчас дошло.

- Учитель, а почему вы так уверены, что остальные отвечали некорректно?

- Ну, если ты согласишься, что Ади Галлия в глубине души мечтает быть танцовщицей в ночном клубе, Мэйс Винду спит и видит себя владельцем казино, а почти все младшие рыцари готовы при первой же возможности поменять джедайский плащ на доспехи наемника, то я действительно идеал.

- И Магистр Галлия действительно хорошо танцует?

- Бесподобно. А Винду, между прочим, неофициальный лидер турнира по саббаку. Так что подкопаться сложно.

- Но зачем?!

Вместо ответа Кеноби указал на монитор, украшенный устрашающей физиономией ночного кошмара Коруссанта.

- Переориентация?!

- Она самая.

- И это чудовище поселится у нас в квартире?!

- И нам придется окружить ее заботой и любовью, найти в ней положительное зерно и развить его. Думаю, что в данном случае работа займет года два.

- А миссии?

- Группа, участвующая в переориентации, освобождается от всех обязанностей по отношению к ордену.

- И мне надо будет два года безвылазно проторчать в этих стенах, ублажая маньячку?

- В точку.

- Учитель! Надо срочно что-то делать! Вы психотип уже придумали? Должно быть что-то абсолютно несовместимое с воспитательной работой. И такое, чего нет у других.

- Кажется, придумал. Инфантильность. Идея неаппетитная, но все остальное уже забито. Садись сюда, - Кеноби подвинулся, - почитай вопросник и прикинь свежим взглядом, какие должны быть ответы, чтобы все казалось достоверным. У меня уже глаз замылился.

После четырех часов напряженной совместной работы в тест были внесены все необходимые коррективы. Результат оказался просто ошеломляющим. На следующий же день падавана Скайвокера лично вызвали на заседание Совета. Магистрам не терпелось узнать всем ли доволен данный падаван и нет ли у него каких-либо персональных пожеланий. Падаван, скромно опустив глаза долу, высказался в том духе, что он всем доволен, изо всех сил транслируя, тем временем, на членов Совета очаровательное видение: в зале заседаний расставлены карточные столы, между ними величественно вышагивает наряженый в нечто золотисто-вульгарное Мэйс Винду, а на сцене причудливо извивается полуголая красотка Ади.

У него не было ни малейшего желания менять учителя.

Продолжение следует!

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™