<<  Орден Возрожденный, Главы 9-14


V-Z


Глава 9. Приказ 01

Все эти месяцы имперцы очень упорно работали… да и не только они. Я уже говорил, что при отсутствии сигнала база данных любого координатора сразу сбрасывалась преемникам. Часть их перешла на нашу сторону (Веллест оказался очень убедительным)… но остальным давать информацию было нельзя. Даже если учесть, что и они не должны были пережить этого дня.

Поэтому базами данных занялся Дороон, вместе с кем-то из имперцев, сведущим в «ледорубстве». Я не вникал в то, что они делали… собственно, только профессионалы в этом и могли разобраться. Но суть уловил – тви’лекк расставил что-то вроде ловушек, которые должны были вовремя перехватить информацию и направить ее к нам. А потом уже выдать тем, кому я захочу ее предоставить.

Спустя пятнадцать часов после нашего с Дакэре разговора все началось.



Сухие строки отчетов… сводок новостей…

На Тайферре человек вышел из ресторана, и уже собирался сесть в машину, когда в висок ему ударил луч бластера. Охрана не успела ничего сделать – ударившие с другой стороны выстрелы уложили троих; остальные кинулись в укрытие, а когда опомнились – стрелки уже ушли.

На улицах Орд Мантелла расстреляли из тяжелого бластера кар трандошанского дельца; погибли все находившиеся внутри. В это же время другой трандошан получил луч в голову прямо у себя дома.

На одном из верхних уровней Корусканта хорошо одетый ботан с двумя телохранителями зашел в ювелирный магазин, где регулярно бывал. Но вместо продавца (лежавшего парализованным под прилавком), его встретил бластерный огонь.

На Мон Каламари куаррен собрался отобедать в ресторане. Однако, пока блюдо с едой несли, оно претерпело некоторые изменения, и сменило официанта. Бывают такие яды, с которыми не справится никакой организм… С его заместителем все было куда проще – луч в висок, и никаких изысков.

На Трандоше одного из местных жителей обнаружили с многочисленными ножевыми ранами; почти обычное дело, учитывая бешеный нрав ящеров. Хотя в этот раз они не имели к убийству никакого отношения.

На Иридонии у поднявшегося больше чем на километр маленького шаттла вдруг отказали системы. Поломку можно было исправить… но не за время, потребное для того, чтобы преодолеть тысячу метров вниз по вертикали.

На Бакуре столь же внезапно испортился лифт, в котором ехал некий тви’лекк и четверо его охранников. А у заместителя-человека неожиданно случился инфаркт… из тех, что вызывают электромагнитные волны, направленные на сердечный стимулятор.

На Кореллии одновременно погибли два человека, как раз обсуждавшие в небольшом домике дела организации. Ворвавшийся в окно снаряд подвел итог всему совещанию.

На Нар Шаддаа трандошан, занявший место Храсска, не успел должным образом насладиться таковым – упавшая строительная балка убрала его со сцены столь же верно, сколь «авария подстанции» – его предшественника.

На орбитальной станции Телоса произошла неожиданная разгерметизация, в результате которой погибло три человека. Еще один имел глупость открыть дверь электротехнику, за что и получил смертельный удар током.

На Билбринджи погиб ботан – его корабль потерял управление и врезался в землю; авария унесла жизни еще пяти человек экипажа. Практически никто из посторонних не связал этот случай с тви’лекком, ставшим жертвой ограбления и убийства.

На Суллусте без особых проблем застрелили двух куарренов и восемь бойцов, их охранявших.

На Ботавуи умер один из коренных обитателей – просто не смог дышать, когда спящему накрыли лицо подушкой.

На Родии один трандошан как раз собирался поехать выяснять отношения с одной местной группой, слишком уж о себе возомнившей. Взрыв машины на нее и списали.

На Неймодии изрешетили скромного бизнесмена-куаррена. Его партнер-тви’лекк погиб вскоре после этого, врезавшись на машине в стену дома.

На Циннагаре наслаждавшийся массажем человек даже не понял, когда ему в сердце вошел нож. Другой человек не пережил встречи с тяжелым грузовиком, потерявшим управление и прошедшимся по тротуару.

На Куате один из бизнесменов, помогавших финансовой работе знаменитых верфей, случайно свалился в домашний бассейн и утонул.

На Девароне два тви’лекка встречались с четырьмя своими подчиненным из числа местных. Так их и застал бесцветный и очень быстро убивающий газ.

На Чандриле снова погибли куаррен и тви’лекк. Их никто не связывал при жизни, не увязали и после смерти – поскольку первый упал с большой высоты, а второй был застрелен.

На Танаабе неисправная машина рухнула с высоты на головы группе из пяти хорошо одетых пешеходов. А еще четверо погибли в результате аварии на заводе, куда как раз прибыли.

Полковник Роунир Ормейн прекрасно понимал, что за война предстоит. И специально искал среди своих товарищей способных на именно такие действия.

Нашел.

А старших координаторов «Черного Листа» подвела полная уверенность в своих силах. И полное убеждение в том, что если кто и выйдет на них, то не станет трогать – попробует использовать… попробует еще что-то предпринять…

Их и не тронули.

Их просто убили.

А потом сыграла свою роль одна из сильнейших черт организации, обернувшаяся недостатком.

Секретность. Весьма хорошо обеспеченная: о том, что Шестеро – ситхи, знали лишь старшие координаторы, младшие – знали только этих старших, более мелкие банды знали только своих шефов…

Если иметь информацию, то можно спокойно заменить всех старших верными людьми, а подчиненные младших даже ничего и не узнают… наверное.

Так, кстати, и получилось – пару дней спустя. Восемь координаторов, договорившихся с нами, развили довольно активную деятельность…



Небольшой дом на окраине города – хоть далеко до центра, зато никаких любопытных глаз рядом; соседние дома были совершенно пусты. Мало кому хотелось покупать дорогой участок в этом районе… а некоторые усилия хозяев позволили и купить, и сделать так, что никто не обратил внимания на эту покупку. Коттедж окружен металлической оградой; всей растительности – невысокая трава вокруг дома. Неподалеку от входа – бетонная площадка для каров… сейчас там стояли два.

Хозяйки дома и ее учителя.

Еще только начало светать, но обитатели дома привыкли вставать рано.

Сэвелл Карентин показался на пороге: дорогой костюм, световой меч надежно скрыт в рукаве. Его ученица остановилась в дверях, с томной улыбкой наблюдая за тем, как мастер идет к кару.

Прощаться они не собирались. Зачем? Все равно в любой момент могут пообщаться через Силу… хоть это и опасно для маскировки, но тем интереснее!

Карентин захлопнул дверь машины, махнул рукой. Верма помахала в ответ, глядя, как кар поднимается в воздух, взмывает все выше и выше…

Обученный адепт Силы может почувствовать опасность, направленную на себя агрессию. Но это в том случае, если угроза – живая.

Дроиды и механизмы не испытывают эмоций. И для них атака ничуть не отличается от починки; и то, и другое – всего лишь заложенные в программе действия.

Когда кар набрал высоту, на крыше дома рядом развернулась небольшая турель. Две ракеты вспороли воздух.

Даже если бы Карентин и был хорошим пилотом, увернуться бы он не сумел – от самонаводящихся ракет можно уйти только на крайне маневренном истребителе, каковым кар никоим образом не являлся. А отбить Силой… сделать это, одновременно управляя машиной, мастер бы не сумел.

Все, что он успел сделать – это распахнуть дверь и рвануться наружу… за мгновение до того, как прогремел взрыв и многочисленные осколки пронзили его тело.

Возможно, Карентин даже остался бы жив – весь израненный, рухнувший с высоты нескольких десятков метров… адепты Силы были живучи.

Но когда он распростерся на мостовой, тщетно пытаясь заживить Силой раны, из переулка рядом вышел человек. И дважды выстрелил Карентину в голову из тяжелого бластера.



Верма сорвалась с места, еще когда в небе вспыхнул огонь; световой меч, пробив стекло, лег в руку хозяйки.

Словно с чувств сорвали пелену – она сейчас чувствовала, что вокруг есть люди… люди, пришедшие убить!

Реакция Вермы ее спасла – ракета, ударившая из того же дома, в нее не попала. Фасад коттеджа покрылся проломами; саму же ученицу швырнуло вперед взрывной волной.

Вскочив на ноги, Верма бешено огляделась. Кто? Кто посмел? Какая сволочь?

Неважно, кто – главное, что она их чувствует, и сейчас за такую наглость они заплатят! Одного надо будет оставить… допросим с помощью молний…

Слева повеяло угрозой; Верма мгновенно развернулась, вскидывая меч, готовясь отбить луч бластера, и заранее представляя себе удивление стрелка.

Луча не было. Были пули.

Старый-старый, считай что антикварный пулемет… уступающий бластеру во многом. Но и имеющий одно несомненное преимущество – отразить множество маленьких снарядов световым мечом было невозможно.

Верма все же успела рвануться с линии огня, осознав, что происходит. Однако длинная очередь располосовала ей левую руку, четыре пули прошили бок.

Ярость увеличила силы – Верма взглядом вырвала секцию из ограды и метнула ее в стрелка. Вскочив, рванулась следом – убить, вырвать ему сердце, пока он не начал стрелять снова!

Но до стрелка она не добежала – из-за угла шагнул высокий забрак. С выключенным световым мечом в руке.

Джедай? Но как они узнали? И почему действуют так? И почему… почему от него веет Тьмой?

Меч забрака зажегся – и оказался алым.

Но… не может быть! Не может! Или лорд Орейн решил, что их с учителем надо менять? Но почему?

Верма прыгнула, отбросив размышления. Она в самом деле была весьма умелым бойцом, и даже с ранами могла бы оказать достойное сопротивление своему противнику… будь схватка обычной – меч против меча.

Однако если общение с неким молодым человеком с Корусканта чему и учило, так это необычным подходам.

Толчок Силы сбил Верму в прыжке, обрушив ее на землю. Она потеряла скорость… и вынуждена была вскочить на ноги.

А когда вскочила – то встретилась с мечом почему-то оказавшегося рядом забрака.

Ард выключил меч, без особых эмоций разглядывая девушку, чье тело рассекла глубокая рана. Лишь отметил, что такую комбинацию «удар Силой+удар мечом» надо бы отработать получше.

Подошедший имперец выстрелил Верме в голову. Ард чувствовал, что она уже мертва, но мешать не стал – пусть профессионалы делают свою работу.

У этой, по крайней мере, была достойная ситха смерть – от Силы и меча.



Совсем незадолго до начала убийств мы с Элеей подошли к дому Дакэре. Что характерно – он открыл дверь еще до того, как я позвонил.

Взглянув ему в глаза, я сразу понял – почему. Странное выражение во взгляде… но знакомое. Своеобразное такое состояние, как бы объединение с Силой, когда восприятие мира обостряется до прямо-таки запредельной степени. Я тоже так мог… но пару минут, не больше. А Дакэре, наверное, был способен часами пребывать в нем.

Впрочем, отблеск Силы в глазах тут же погас – видимо, он решил, что больше не требуется.

– Добрый день, лорд Кел-Дрома. Признаться, я ожидал, что вы несколько старше.

– Молодость – не помеха, – сухо ответил я.

Я не стал спрашивать, как он меня узнал – лицо-то было закрыто шлемом. Просто отметил еще одну возможность действий с Силой.

– Проходите, – посторонился Дакэре.

Широкий коридор вел в просторный зал… видимо, здесь мастер с учеником и тренировались.

Анвис тоже был тут – поднялся со скамьи у стены, когда мы вошли.

Элея осталась у двери; мы с Дакэре прошли чуть дальше.

– Вы решили повторить свое предложение при личной встрече, лорд Кел-Дрома?

Спокойные, вежливые слова.

– Можно и так сказать, мастер Дакэре. Но на несколько иных основаниях… Примерно через полчаса старших координаторов «Черного Листа», многих из их помощников и двух из Шести убьют. Контроль над организацией перейдет к нам.

– Даже так? – на какую-то секунду выражение спокойствия с лица Дакэре пропало. – Очень… жесткий вариант. Я бы даже сказал – вполне в стиле древних…

– Иного нет, – твердо ответил я. – Мастер Санвар Дакэре, я вновь предлагаю вам работать со мной. Вам и вашему ученику.

– Нет, – мгновенно ответил он. – Я уже сказал, лорд Кел-Дрома, – я дал слово. Хотя то, что я видел о вас, мне нравится куда больше того, что я повидал под рукой лорда Орейна.

Да… теперь я уважал его еще больше. Понимать, что выбор прост – согласие или смерть. Знать, что коротким словом обрекаешь себя на противостояние тому, кто уверен, что перехватит контроль над организацией, в которой состоишь… и сохранять верность слову.

Ситх или не ситх… но звание мастера Дакэре носит по праву.

– Однако… – задумчиво продолжил он. – Мой ученик не давал клятвы лорду Орейну.

– Учитель!

В первый раз я услышал голос Анвиса – звучный, с какими-то металлическими нотками… сейчас, правда, они почти потонули в волнении.

– Учитель, не надо!

Чего не надо? Что-то тут такое, понятное этим двоим… и, похоже, только им.

– Это все равно бы случилось, – спокойно ответил Дакэре, оглянувшись на ученика. – Но при таком исходе ты остаешься жив… и на службе у Лорда Ситхов. Я ведь рассказал тебе все, что видел. Ты не клялся, и ты не нарушишь слова, если пойдешь к лорду Кел-Дроме, Лейрен.

– Но, учитель, я еще не готов…

– Большему я тебя уже не смогу научить.

Анвис замолк. Он явно старался оставаться таким же спокойным, как и Дакэре, но получалось плохо – эмоции прорывались сквозь маску. Впрочем, почему плохо? Доспехи абсолютного самоконтроля – это к джедаям. Мы же от чувств берем силу.

– Лорд Кел-Дрома, – вновь посмотрел на меня Дакэре. – До моей смерти Лейрен не может стать мастером… зато обретя это звание, он сможет делать, что захочет. А точнее – пойти к вам на службу.

– Так вы собираетесь сейчас умереть? – понял я.

Странное чувство… идти к человеку, знать, что почти наверняка идешь его убивать… а потом поражаться, когда он сам предлагает то же самое.

Странное чувство…

– Да, лорд Кел-Дрома. Как следует это… осуществить?

– У вас есть варианты, мастер Дакэре?

– Да. Я могу с помощью Силы контролировать работу всех органов моего тела… и могу ее прекратить. На это мне потребуется от пяти до десяти минут.

Что?

Он может Силой полностью контролировать свое тело, управлять им, как захочет?

Древние, это же… это же… проклятье! Почему, почему я не могу его сейчас просить научить меня?

– Но я бы предпочел иное, – продолжил Дакэре. – Смерть в поединке более достойна моего звания.

– Так и будет, – кивнул я.

Элея шагнула от двери, включая меч. Я остановил ее жестом.

Медленно, ощущая некоторое удивление наставницы, снял с пояса меч. Нет… хоть в таких-то пределах я могу сдержать собственное обещание – не давать убивать за себя.

– Я сделаю это сам, мастер Дакэре.

– Благодарю вас, лорд Кел-Дрома, – он протянул руку, и откуда-то со скамьи к нему прилетела рукоять. Вспыхнул рубиновый клинок.

Такой же возник у меня в руке.

Секундой спустя они скрестились.

Тяжелый бой – это не схватка с опасным противником. По-настоящему тяжелый – это когда сражаешься с человеком, которого не хочешь убивать… но которого должен убить. И ничуть не легче от того, что бой идет по-настоящему… да, он и не думал поддаваться – это недостойно мастера, пусть и решившего умирать.

Фехтовальщиком Дакэре действительно был не из лучших – я превосходил его в мастерстве. Но вот что касается Силы… похоже было, что она прямо-таки пропитывала его тело. Вздумай я ударить болью – и не добился бы ничего; слишком уж хорошо он был защищен от подобного.

Я и не собирался. Это был бой мечей… да, бой, в котором мой противник был слабее. Но это был его выбор – Силой он не пользовался. Как и я.

А даже если бы и пользовался… было серьезное препятствие, не давшее бы Дакэре победить. Он ведь начал бой готовым к смерти, более того – уверенным, что умрет.

А я знал, что мне умирать нельзя.

Уводя в сторону падающий клинок, блокируя резкий выпад, пресекая финт, я понимал – вряд ли когда-то забуду это спокойное лицо и отрешенные глаза. Возможно, в будущем эта картина не будет вызывать у меня никаких эмоций… но что останется в памяти – это точно.

Как останется тот момент, когда мой меч вонзился в грудь Санвара Дакэре, пропорол сердце и вышел из спины.

Все замерло… по-моему, даже звуки стихли. Только тихое жужжание мечей…

Я видел эту картину как бы со стороны – седой человек в черной мантии, запрокинувший голову, опустивший клинок… и молодой воин в черном и золотом, вонзающий алый меч ему в сердце.

Художник бы сказал, что это красиво.

Нарисует ли кто-нибудь такую картину?

Мне хватило того, что я нарисовал ее в своих мыслях.

Очень медленно мастер стал падать назад – и я выключил меч. Иначе бы он распорол тело, оставив рваную рану… это было бы уже издевательством.

Санвар Дакэре рухнул на пол; его клинок погас.

Не знаю, действительно ли его убил мой удар… или мастер Силы погасил свою жизнь так же просто, как и лезвие светового меча.

Не хочу знать.

Движение привлекло мое внимание; я повернул голову. Анвис… медленно подходящий к телу учителя. Он оказался стоящим ко мне спиной, и я не видел выражения лица. А в Силе… ученик Дакэре был наглухо закрыт. Да, его наставник хорошо учил его.

Анвис повернулся, твердо взглянул мне в лицо.

Затем поклонился.

– Лорд Кел-Дрома, я и мой учитель благодарим вас.

– Я принимаю вашу благодарность, мастер Анвис.

Он чуть вздрогнул, когда я назвал его «мастером», но больше ничем не проявил своих чувств. А что он вообще испытывал на самом деле?

Надо будет разобраться. Надо.

– Лорд Кел-Дрома… я проявил способности во владении двумя мечами. Могу ли я взять оружие своего учителя?

– Разумеется, мастер Анвис… – и, повинуясь внезапному наитию, я обогнул ученика, опустился на одно колено у тела Дакэре и бережно вынул рукоять из мертвых пальцев.

Поднялся на ноги и протянул оружие Анвису.

Тот помедлил. Потом взял меч из моих рук.



Как оказалось, Дакэре давно отдал ученику все приказы по поводу своих похорон… еще несколько лет назад. Чем Анвис и занялся… я сообщил ему, что распоряжения поступят после.

Распрощавшись, мы отправились на корабль. Элея так и не проронила ни слова; по-моему, она о чем-то глубоко задумалась. О чем, интересно?

На «Дарвоте» нас встретил Дороон – со своей обычной невозмутимой физиономией.

– Закончилось, – сообщил он. – Старшие координаторы мертвы, дюжина младших – тоже. Наши союзники уже начали работать.

– Адепты?

– Карентина убили взрывом и контрольным в голову. Ученицу зарубил Ард. Так что можно ручаться – они погибли.

– Значит, все получилось… пора отправляться.

Что я в тот момент испытывал… не знаю. По-моему, вообще заморозил все свои чувства – до востребования. Пока дело не закончится полностью.

– Пора отправляться, – повторил я. – Еще надо покончить с лордом Вейнтаром.


Глава 10. Поединок

Дарт Сидиус, как известно, жил на Корусканте. Но то ли Вейнтару эта планета не нравилась, то ли чувства юмора ему не хватало… Хотя, несомненно, это местечко на Корускант походило. Высотные здания, несколько уровней… вот на крышу одной такой высотки мы сейчас и вышли.

Ард присоединился к нам уже в космопорту. У одного из имперцев оказался свой кораблик (неустаревающая модель – Зет-95), так что теперь «Дарвот» у нас был не единственным. А то так и двигатель спалить можно.

На крышу вели два выхода; я успел себе представить, что будет, если мы с Вейнтаром столкнемся на лестнице. Но этого не произошло – он вышел с другой стороны. Не один – ученик остался позади. Как, впрочем, и Ард с Элеей.

А мы пошли навстречу друг другу. Я сбросил плащ, золотым пятном оставшийся на сером бетоне; он тоже избавился от черной мантии, кинув ее на руки Кеймиру.

Все-таки голограмма в полной мере не дает представления о человеке. Вейнтар двигался как матерый вонскр… да и вообще производил впечатление именно крупного хищника. Я был куда тоньше… и младше… и вообще, как-то терялся на фоне величественного Лорда…

Так, стоп! Это еще что такое? Цену себе я знаю, но ничтожеством отродясь себя не чувствовал!

Он что, пользуется Силой? Или просто выработал такую манеру поведения, что все вокруг невольно чувствуют себя эвоками-подростками?

Ну так на меня это больше не подействует. Я за последний месяц столько записей с последним Темным Лордом пересмотрел, что нарочитое величие уже впечатления не производит.

Особенно та сцена на Джазбине…

Я стряхнул воспоминания. Сейчас надо решать совсем другое.

Мы остановились метрах в трех друг от друга, молча обменялись взглядами. Пор начинать… но по ритуалу он должен заговорить первым.

– Темный Лорд Дарт Орейн приветствует взыскующего титула, – короткая полупрезрительная усмешка.

– Лорд Юэн Кел-Дрома приветствует того, кому должно уйти.

Брови Вейнтара удивленно поднялись.

– Это настоящее имя?

– Да. Титул – тоже мой по праву.

– Допустим, – задумчиво согласился Вейнтар. – Но чего ты хочешь добиться? Ты вообще удосужился хоть что-то выяснить, кроме того, что я – ситх?

– Я знаю о «Черном Листе» и о Шестерых, – спокойно ответил я. – К этому моменту старшие координаторы и их помощники мертвы. Мастер Карентин и Верма Аллет – мертвы. С мастером Дакэре и Лейреном Анвисом – тоже все закончено.

Он понял, что это правда. И на какое-то мгновение на меня повеяло его эмоциями – гневом, смешанным с удивлением и малой толикой растерянности.

– Мне придется очень многое восстанавливать, – процедил Вейнтар, положив ладонь на рукоять меча. – Как ты вообще сумел…

– У меня хорошие помощники, – я тоже коснулся рукояти.

– Возможно. Но все равно нужен талант… не хочешь пойти ко мне на службу? Так я сразу три вакансии заполню, – он бросил взгляд на Арда и Элею.

Вот тут уже я удивился… очень. Он ведь говорит искренне. И что, уверен, будто я все это затеял, чтобы занять место кого-то из Шестерых? Бред какой… хотя, наверное, в его понимании ситхи так и должны поступать.

Как странно… я ведь почти то же самое предлагал Дакэре… И теперь я на месте погибшего мастера – потому что отвечу так же.

– Нет. Я вызвал тебя на поединок, лорд Вейнтар. И он состоится.

– Лорд Орейн, – мягко поправил он.

Я пожал плечами и очень скептическим выражением лица показал, что думаю о его претензиях на титул.

Это его взбесило.

Алый клинок вспорол воздух; но я этого ожидал, и успел отбить. Хотя и не без труда – удар был очень сильным.

Вейнтар мгновенно качнулся в сторону, делая очень быстрый выпад – в ногу. Я успел шагнуть назад, и в свою очередь атаковал – колющим в горло.

Он парировал. И обрушил на меня молнию.

Ее я принял на меч и ответил ударом Силы… молния погасла, но и толчок действия не возымел.

– Нужно нечто большее, чем просто желание, чтобы завоевать титул Темного Лорда, – усмехнулся Вейнтар.

– Нужно нечто большее, чем просто желание, чтобы его удержать! – выдохнул я в ответ.

Вновь скрестились клинки.

Бой был, мягко говоря, нелегким. Вейнтар был значительно старше, сильнее физически и опытнее в обращении с Силой. Но не использовал ничего нового – удушение, молнии, телекинез… Я был подвижнее и знал о техниках ситхов больше; к тому же Вейнтар явно давно не тренировался, а я последние месяцы не выпускал меча из рук. Но я уступал противнику во всем остальном.

Кстати, именно в Силе у меня было преимущество. Как только мы после нескольких секунд схватки вновь разошлись, Вейнтар сжал мое горло хваткой телекинеза; я же не собирался хвататься за шею. А просто рванулся вперед, нацелив ему колющий выпад в сердце.

Удар он отбил, но и душить больше не пытался.

Еще несколько секунд напряженного фехтования – мощные удары Вейнтара я гасил, позволяя им соскользнуть по клинку. Но и сквозь его защиту мне прорваться не удалось.

Вейнтар неожиданно отпрыгнул назад – метра на два. И вновь полыхнула молния.

Я вскинул меч, принимая разряд на клинок… и выпустил свою молнию, прямо в змеящиеся струи огня.

И отшвырнул их назад – силами двух молний ударил по самому Вейнтару.

Слепящие разряды на мгновение оплели фигуру противника, швырнув его на крышу. Я рванулся вперед – добить!

Рано. Вейнтар попросту ударил мне в ноги телекинезом, и я сам покатился по бетону. Он тут же навис надо мной, но я откатился в сторону, и меч ушел в покрытие крыши.

Вновь столкнулись мечи. Пришлось признать, что в фехтовании я Вейнтару явно уступаю – он очень хорошо знал все свои сильные и слабые стороны, и правильно их использовал.

Но у меня сюрпризы еще не кончились. Клинок к клинку… неплохо…

Болевой шок скрутил Вейнтара не хуже, чем Элею на экзамене. Но в отличие от нее, среагировать он успел – из меня чуть дыхание не вышибло ударом Силы, швырнувшим меня к самому краю крыши. А пока я вскакивал на ноги и преодолевал расстояние до врага, он успел справиться с болью.

Плотными иллюзиями воспользоваться вообще не удалось. Чтобы создать качественный фантом, надо было хоть на пяток секунд замереть… чего Вейнтар мне позволять не собирался.

Он был действительно одаренным человеком – во всех смыслах. И умел давать волю своему гневу, обращая его в мощное оружие. Ярость истинного ситха…

Может, настоящим ситхом Вейнтар и не был. Но вполне этого звания заслуживал… вот только зря назвал себя Темным Лордом, тем, кому должны подчиняться все другие адепты Тьмы.

Как я тогда сказал Арду и Элее? «Лорд должен быть». А сейчас добавлю всего пару слов – «Темный Лорд должен быть один».

И Вейнтар на эту роль никак не годится.

А я?

Посмотрим.

Через несколько секунд произошло что-то совершенно неожиданное. Внешне Вейнтар не изменился… но я ощутил, как Сила окутала его плотным доспехом, не позволяя ему метать молнии, бить телекинезом… но и делая неуязвимым для ударов извне!

Проклятье!

Вейнтар выбрал правильную тактику – намертво закрылся от воздействий Силой и сделал бой просто состязанием мечей. В котором меня превосходил… уже несколько раз меня спасали только уже помянутая подвижность и вейнтаров недостаток практики.

А сейчас он уверенно заставлял меня отступать. Мне почему-то вспомнились истории о беспинской схватке лорда Вейдера и его сына… вот почти так же меня сейчас и гнали. Разница была в том, что лорд Вейдер не собирался убивать; а с этой крыши ушел бы только один.

Я работал мечом с запредельной скоростью; алые вспышки метались по крыше, и я серьезно сомневался, что не владеющий Силой сможет вообще разглядеть детали схватки.

Но долго так продолжаться не могло. Все же опыт – очень важная вещь, а у Вейнтара его в десятки раз больше…

Я не мог ударить его Силой, повредить его тело… но это еще не значит, что Силу вообще нельзя использовать!

Прыжок назад – метров на десять. Напряженная сосредоточенность, поднятая рукоять меча холодит прижатые ко лбу руки.

Дроиды – существа менее уязвимые, чем живые… с одной стороны. С другой же, если вызвать неполадки в определенных деталях, все нужные схемы сгорают в одно мгновение. Приборами такое сделать очень непросто, а вот Силой – легко.

Многие так умеют – и джедаи, и ситхи. Но вот спалить можно не только дроида…

Вейнтар, что логично, решил воспользоваться неподвижностью противника; рванулся ко мне, нанес быстрый удар по диагонали… и на середине удара рукоять брызнула искрами, а клинок погас.

Выплеск Силы достиг цели.

Я видел, как подались вперед Ард и Элея; чувствовал, как у меня за спиной Кеймир сорвал с пояса меч. Не знаю, что он хотел сделать – бросить учителю или атаковать самому.

Все равно бы не успел.

Потому что мой клинок уже летел к шее Вейнтара.

Единственное, что он сумел сделать – это выдохнуть:

– Мы же оба ситхи!

Алый луч прошел сквозь горло и позвоночник, описал полукруг и погас. Рукоять вернулась ко мне на пояс; тело Вейнтара рухнуло на бетон. Голова откатилась в сторону.

И только тогда я ответил:

– Вот именно.

Шагнув вперед, я опустился на одно колено рядом с телом. Ирония судьбы… обучиться Силе, построить мощную организацию, править множеством людей… и все для того, чтобы погибнуть от меча человека, которого видишь впервые.

А может, такова судьба у нас, Темных? Ведь и Улика застрелил самый обычный наемник…

Я слышал за спиной гневный крик, шипение включившегося меча. Чувствовал, как бежит ко мне Тирем Кеймир, чьего учителя и господина я только что убил.

Он был вправе мстить.

Но я не собирался давать ему возможность этим правом воспользоваться.

Кеймир прыгнул – желая поскорее оказаться рядом. Взмыл в воздух… как раз когда я начал подниматься и разворачиваться.

И на середине прыжка ученика Вейнтара встретили мои молнии. Слепящие разряды опутали воина, полосуя лицо и распарывая одежду; их сила швырнула Кеймира назад, дальше и дальше… за край крыши.

Разряды погасли.

А ученик мертвого Лорда начал долгий путь к мостовой.

Странное спокойствие… сделано все, что я хотел. Координаторы мертвы, Шестеро – не угроза, наши союзники сейчас берут контроль над «Черным Листом»… избавиться от нас они не посмеют. Уж слишком впечатляет группа людей, в одночасье уничтоживших мощную организацию.

Я прислушался к себе. Ни горечи, ни дрожания рук, ни потрясения… словом, ничего того, что, как говорят, сопровождает первое убийство. Словно кровь Вейнтара и крики опутанного молниями Кеймира смыли все, что могло причинить боль…

Ард и Элея подошли, встали рядом.

– Что теперь получается – ты Темный Лорд, Юэн? – негромко спросил Ард.

– Нет, – я поднял голову к небу, зажмурился, давая ветру пройтись по лицу. – Вейнтар не был настоящим Темным Лордом, и его гибель не дает права на титул… хотя звание Лорда он вполне заслужил.

Я опустил взгляд на могучее тело, распростертое на бетоне.

Не помню, был ли такой обычай у ситхов… или только у джедаев… да какая разница?

Я поднял руку и молнии ударили с моих пальцев. Сейчас я приказал им поджигать – и они воспламенили одежду.

Текущие с моих пальцев разряды делали огонь все сильнее и сильнее – и в нем таяло тело Ролхо Вейнтара, альдераанца, террориста, адепта Тьмы и главы «Черного Листа».

Налетевший ветер развеял пепел. Вот так. Словно никогда его и не было.

– Знаете, когда у меня день рождения?

Ард и Элея вздрогнули – я заговорил очень уж неожиданно.

– Ты никогда не говорил, а в файлах не было, – покачала головой Элея.

– Он сегодня, – я вновь прикрыл глаза, ощущая ветер на коже и пепел, им уносимый. – Мне исполнилось двадцать лет. И первое, что я сделал в этот день – приказал убить несколько десятков человек, заколол мастера Силы, убил еще одного и сбросил с крыши его ученика. Хорошее празднование, правда?



С Ардом прилетел один из имперцев; он же и повел «Зет-95». А мы, как и прежде, отправились на «Дарвоте».

– Что теперь? – поинтересовался Ард. – Отправляемся на Хар Шиан, или…

– Или, – твердо ответил я. – Есть две планеты, которые нам совершенно необходимо посетить.

– Какие? – они были явно удивлены.

Им предстояло удивиться еще больше, потому что я ответил:

– Зиост и Коррибан.

И добавил, с какой-то мрачной решимостью:

– Теперь у меня есть с чем прийти!


Глава 11. Слово Рагноса

Посадить корабль на сплошной ледник – задача не из простых. Как только Альянс на Хоте справлялся?

Правда, надо отдать Древним должное – они позаботились. Приборы «Дарвота» быстро обнаружили очищенную ото льда громадную каменную плиту, на которой могло разместиться четыре таких корабля, как наш. Наверное, были и другие – но их почему-то занесло снегом.

А что они вообще были, я не сомневался. В конце концов, Зиост – столица Империи Ситхов, и именно здесь жили сильнейшие Лорды. Уж наверняка они обеспечили себе удобное приземление.

Мы опустились у главной крепости Зиоста – могучего здания, скорее даже комплекса зданий. Везде – столь любимые Древними пирамиды без вершин, как обычные, так и перевернутые.

Такой была и главная крепость – исполинский кристалл из синего металла и камня. Прозрачный лед покрывал стены, заставляя их ослепительно сверкать…

Как странно – жилище Темного Лорда лучится светом. Вот уж действительно радость для философов.

– Тут должно быть очень холодно, – рассек снежное безмолвие голос Арда. – Но я не чувствую мороза.

А ведь и правда…

Я закрыл глаза. Так же как на Ондероне, Циннагаре, Хар Шиане… потянулся к Силе, желая взглянуть на планету по-другому

Это очень сложно описать.

Представьте себе шар сияющей Тьмы. Именно сияющей – холодными ледяными остриями, как усыпанное звездами небо.

Представьте, что эта Тьма касается любого, кто ступает на поверхность планеты… и несущего в себе ее отражение встретит свежий ветер, легко трогающий кожу.

А другой окажется в мире смертельного холода и ледяного безмолвия.

«Но и не всех Темных тут ждет лишь легкий мороз, – внезапно понял я. – Только достаточно сильных – способных править. Слабым же придется постоянно возводить для себя барьеры Силы, чтобы защититься от холода».

Очень… в стиле ситхов.

Вот таким я и увидел Зиост.

Ноги почти не скользили по льду – мы предусмотрительно надели подходящую обувь. Правильно сделали, ледяная корка была весьма скользкой.

Громадные ворота тоже заледенели. Но сквозь прозрачный панцирь были ясно видны барельефы – древние воины с мечами в руках и в причудливых доспехах, гигантские звери…

Я поднял руку, посылая волну Силы.

Лед пошел трещинами, скрывая изображения на камне.

Еще волна – и панцирь брызнул осколками, освобождая ворота. Наталкиваясь на невидимую преграду вокруг нас, ледяные острия осыпались на землю, складываясь в круг.

Я не знал, смогу ли открыть тяжелые ворота… но, видимо, тут были те же механизмы, что и на Хар Шиане. После легкого касания Силой створки медленно разошлись, открывая вход.

Да, Древние умели строить… казалось бы, лишь прихожая, а выглядит… громадный зал, не хуже Сенатского на Корусканте. Три лестницы, по которым может пройти матерый ранкор.

А у подножия средней стояли две могучие статуи в доспехах и увенчанных рогами шлемах. Как они только уцелели, за столько-то лет? Или со времен поражения Садоу сюда вообще никто не входил?

Наверное, все же заходил – потому что двери наверху оказались закрыты какими-то хитрыми устройствами. Чтобы их открыть, надо было касаться Силой определенным образом… признаться, я попытался их просто вышибить.

Ага, как же. Не знаю, как Древние это сотворили, но ударить с нужной мощью не получалось – энергия выплеска рассеивалась, даже если я бил с расстояния в пару сантиметров.

Меч доставать не хотелось – примитивно это. Такое решение не стоит звания Лорда.

Но с секретом замков можно было возиться до позеленения. Я подозревал, что и остальные крепости на Зиосте запечатаны тем же образом.

Значит – надо искать знания. И я даже представлял себе, где именно.

– Сюда тоже надо будет привезти дроидов, – сказал я, когда мы вышли из здания. – Сделаем то же, что и на Хар Шиане. Только как можно более бережно – не хватало еще что-то тут повредить.

Элея кивнула: у нее сейчас хватало свободных дроидов.

Перед тем, как подняться на борт «Дарвота», я оглянулся.

Лед, металл и камень – вот что такое Зиост. Но почему-то здесь я себя чувствовал куда лучше и спокойнее чем на вроде бы обжитом Корусканте.

Жаль, что здесь никто не живет. Жаль – и хорошо. Потому что никто не будет мешать.



Я опасался, что Коррибан будет таким же, как Малакор V – местом смерти. Ведь это – колоссальный некрополь, гробница сильнейших.

Но все оказалось не так.

Как только мы сошли на гладкие каменные плиты, я ощутил Темную сторону – словно окутывающую эту планету. Но если Зиост касался и отпускал, убедившись в силе и праве ступать по его поверхности, то Коррибан пробовал на зуб каждую секунду – достоин ли? Что в себе несешь?

Да, понятно, почему джедаи из старого Ордена не пытались как следует перекопать Коррибан. Если уж ситхам тут немного не по себе…

Мы молчали – нарушать тишину некрополя словами не хотелось.

И вот так, в молчании, пошли через полуразрушенные здания, к выходу в Долину.

Долину Темных Лордов.

Если где и можно было найти знания, так именно там.



Тысячелетия не пощадили Долину – она была засыпана песком, из которого торчали какие-то отдельные каменные балки. К счастью, Древние строили гробницы высоко… во всяком случае, некоторые.

– Юэн, – выдохнула Элея. – Я… не смогу туда войти… Это место Лордов.

Я не ответил… да и что было отвечать? Действительно, колоссальное уважение Элеи к Древним не позволяло ей просто так ступить в Долину.

Ард тоже оставался на месте – видимо, просто поддерживая Элею.

– Я справлюсь, – не оборачиваясь, сказал я и пошел вниз.

Лестница, ведущая к каньону, была, мягко говоря, в скверном состоянии. От нее вообще мало что осталось; не один раз мне пришлось прыгать через провалы.

В каньоне было не лучше. Ноги утопали в песке едва ли не по щиколотку… впрочем, это неудивительно. Несколько тысячелетий никто не заботился о Долине.

После прохладного Зиоста коррибанское солнце казалось очень жарким. А на мне ведь все тот же черный костюм с алым поясом – это перегреву очень способствует. Хотя, что любопытно, ветер был весьма прохладным.

Странно, но фигуры на гробницах и лестницы, ведущие ко входам, были практически целы. Может, строители каким-то образом укрепили их Силой? Пока не поймешь – тут отовсюду исходит Темная сторона, и неясно, где она сильнее.

Я остановился, поднял голову. Длинная лестница. Очень длинная.

Встроенная в исполинскую каменную фигуру сидящего Лорда… вход где-то в районе солнечного сплетения, а голова – еще метров десять повыше.

Я напряг зрение – лицо было знакомым. Да, и из книги, по фрескам ситхов.

Марка Рагнос.

Почему я остановился у его могилы, еще не зная, кому она принадлежит?

Джедай бы сказал – Сила направила мой путь. Но это джедаи… а нас Сила не направляет. Это мы что-то делаем, используя ее.

Я шагнул на ступени и начал медленно подниматься. Надо же, какая длинная лестница…впрочем, это к лучшему. Иначе бы гробницу занесло песком.

Вот и вход… по обеим сторонам от него две статуи лежащих зверей. Что за создания? Не похожи ни на что, ранее виденное… но явно хищные. Травоядных бы на гробнице ситха не поместили.

Какой-либо двери не было; я чуть помедлил, прежде чем шагнуть в прохладный полумрак.

Длинный извилистый коридор, узкий мост над пропастью… как они только все это строили?

Ну вот, наконец, зал. Метров тридцать-сорок в длину, наверное. У стен – громадные пирамиды, между ними – статуи ситхов; на самих пирамидах возлежат такие же звери, что и у входа.

А в дальнем конце – иная статуя. Метров десять в высоту, не меньше.

В кресле удобно расположился тот, кто был здесь похоронен. Тяжелые доспехи, падающий складками плащ, рогатый шлем… властное и спокойное лицо. Никаких нарочито величественных поз – напротив, самая что ни на есть раскованная позиция; Марка Рагнос положил голову на кулак правой руки, облокотившись о трон. Другая рука лежит на подлокотнике.

Я прошел до середины зала… какое тут эхо – от моих шагов.

Остановился, глядя на каменного Лорда.

И неожиданно для себя самого – поклонился. Хоть и не очень низко.

– Хоть кто-то не забывает о вежливости, – задумчивый бас, раздавшийся из-за спины, наполнил гробницу. – О том, что войдя в могилу, стоит проявить уважение к похороненному.

Я медленно обернулся.

Почему-то призраков изображают имеющими только верхнюю часть туловища… не знаю, почему. Он был целым.

Тяжелый плащ спадал до самого пола, доспехи по-прежнему закрывали тело. Даже если не учитывать высокий шлем, он был на полторы головы выше меня и куда массивнее.

– Вежливость никогда не мешает, лорд Рагнос, – ответил я.

– Согласен, – хмыкнул Темный Лорд. – Ну а когда таковая проявлена… позволь поинтересоваться, юноша, кто ты такой, и что тебе понадобилось в моей гробнице?

– Лорд Ситхов Юэн Кел-Дрома, – представился я, и в глазах призрака сверкнул странный огонек. – А нужны мне знания, лорд Рагнос. Как, наверное, и всем, кто приходил сюда.

– Не всем, – Марка Рагнос обходил меня по кругу, разглядывая с явным интересом. – Некоторым требовалась только сила. Знаний просили немногие.

Я пожал плечами.

– Мощь – не самое главное, если не знать, как ее использовать.

Рагнос остановился и посмотрел на меня сверху вниз, что при его росте было несложно.

– Знания ты получишь, – после недолгой паузы сказал он. – Но за них придется заплатить.

– Чем именно?

– Суть проста. Есть джедаи, которые крайне меня раздражают самим фактом своего существования. Найди и убей их; я назову имена…

– Нет.

Тишина. Полная тишина, не нарушаемая ни одним звуком. Я уже начал жалеть, что бросил это слово… но загнал жалость поглубже. Все равно ничего не изменишь.

– Что. Ты. Сказал? – раздельно и очень тихо произнес Рагнос.

– Нет, – во второй раз это далось легче. – Простите, лорд Рагнос, но я не стану этого делать.

– Почему? – все тот же тихий, опасный голос.

– Я крайне уважаю вас… больше других Темных Лордов. Но есть некоторые соображения…

– Отбрось вежливость, – прервал меня Рагнос. – Скажи, что хочешь ответить на самом деле.

Ну если так… я глубоко вдохнул, и сказал:

– Я очень уважаю вас, лорд Рагнос, но вы мертвы. Вы – призрак. А среди живущих ситхов я – главный. И я не собираюсь охотиться на джедаев и рисковать всеми своими будущими планами, своей жизнью, жизнью моих учеников и тайной ситхов из-за желания одного призрака.

Вновь повисла тишина. Я примерно представлял, что может за этим последовать, и прикидывал – смогу ли совладать с Рагносом? Ой, вряд ли… болевой шок призраку безразличен, молния его не опалит, телекинез не отбросит… удушение и прочие воздействия на органы тем более бесполезны… Экзар Кун сокрушил призрак Надда с помощью амулета… но у меня-то такого нет!

Внезапно Марка Рагнос расхохотался, запрокинув голову, и этот смех заполнил весь зал – эхо многократно отразило его от стен.

– Искреннее и невероятно нахальное высказывание, – прокомментировал наконец он.

– Вы сами просили откровенности, – если уж наглеть, так до звезд.

– Верно, – Рагнос вновь обратил на меня свой взгляд. – Просил. И мне нравится такая смелость. Что ж, лорд Кел-Дрома, нам действительно стоит поговорить.

Он развернулся и неспешно поплыл к своему изваянию. Я последовал за ним… и сделав несколько шагов, внезапно понял.

Выполни я приказ Рагноса, отправься на охоту за джедаями… и стал бы в его глазах в лучшем случае слугой. И таким бы было и дальнейшее отношение… вряд ли бы я когда-нибудь услышал от него «лорд Кел-Дрома».

– Расскажите о себе, – потребовал Рагнос, вновь разворачиваясь ко мне. – Мне, признаться, стало очень интересно.

Я рассказал. Обо всем, с того момента, как Ард и Элея нашли меня на Корусканте.

Говорил, и сам удивлялся – неужели все это сумел совершить я? Из трущоб планеты-города – к званию Лорда и беседе с Древним?

Что-то невероятное… но ведь это реальность. Похоже, выверты жизни бывают куда более странными, чем любые выдумки.

Рагнос слушал, не перебивая; иногда кивал, в такт каким-то своим мыслям. А когда я закончил, неожиданно заявил:

– Вы спокойнее своего предка.

– А вы его знали? – удивился я.

– Видел, – хмыкнул Темный Лорд. – Я стоял чуть позади лорда Кайтриса, когда он налагал печати на лица Куна и его ученика [13]. И сумел должным образом оценить обоих. Правда, потом я за ним не наблюдал – мы вернулись на Коррибан.

Я вздохнул. Ну вот, а я надеялся узнать о том, каким Улик был при жизни… от непосредственного свидетеля. Видимо, не судьба.

– Итак, вы теперь пришли на Коррибан, – задумчиво продолжил Рагнос. – Что конкретно вы хотите найти, лорд Кел-Дрома? Какие именно знания?

– Во-первых – о том, как открывать крепости на Зиосте, – подумав, сказал я. – А еще – о техниках Силы… похоже, я освоил еще совсем немногое из известного, к примеру, вам.

– Адепты Силы вообще серьезно ослабели, – Рагнос усмехнулся получившейся игре слов. – Что Темные, что Светлые… Ну что же, лорд Кел-Дрома, могу сказать, что так просто Коррибан свои тайны не отдает. Лишь правящий Темный Лорд может потребовать – и получить искомое.

– Но я не Темный Лорд, – медленно произнес я. – Убийство Вейнтара еще ничего не доказывает.

– Согласен, – кивнул ситх. – Судя по вашему рассказу, он был талантливым человеком… но не более того. Однако есть довольно короткий путь к титулу.

– И какой же? – я не смог скрыть нетерпения. Да, я хочу этот титул. А покажите мне ситха, который бы не хотел!

– Вон там, – призрачная рука шевельнулась, и у ног одной из статуй открылась небольшая ниша. – Два амулета, подобных тому, что носил на руке Экзар Кун. Возьмите их, и обретите силу… а также право на титул.

Я медленно подошел к тайнику. Наклонился.

Да, два амулета – надевающихся на руки. Сверкают золотом и камнями, почему-то не потускневшими за все эти века.

Протянул руку.

И остановил ее в сантиметре от артефактов.

Странно… как-то все очень просто. Ситхи никогда не искали легких путей, это общеизвестно. И если Рагнос уже один раз прогнал меня через испытание – кто мешает ему повторить?

Или я уже захожу слишком далеко, желая во всем видеть второй смысл?

Я оглянулся на Темного Лорда. На его лице нельзя было прочесть ничего, кроме вежливого ожидания.

Убрав руку от амулетов, я выпрямился.

Очень внимательно осмотрел зал, останавливая взгляд на фигурах. Нет… интересно… где же настоящие амулеты? Я уже был убежден, что в тайнике – фальшивка, причем опасная.

А затем я медленно пошел к статуе самого Рагноса. Оглядел ее – сплошной камень, ни намека на металл.

Вот именно – камень. Но сплошной ли?

Я вновь скользнул взглядом по изваянию. Задержался на стягивающем талию поясе. Оглянулся на видимый даже отсюда блеск амулетов.

Сила задрожала в кончиках пальцев; я бросил вопросительный взгляд на Рагноса. На лице того появился явный интерес.

Я ударил – в пояс, сосредоточив весьма впечатляющую энергию.

И оказавшаяся совсем тонкой каменная корка осыпалась, открывая то, что было вместо пояса – два сцепленных амулета.

Властное притяжение Силы – и они легли мне в руки, разъединившись.

В артефактах пульсировала… да, можно даже сказать, жизнь; темные камни мерцали внутренним светом.

– Отлично, – с некоторым удивлением заметил Рагнос.

Я осмотрел амулеты… настоящие, да! Почти одинаковые, только в одном больше золота, а в другом – серебра. И еще различались знаки, выгравированные поверх, рядом с камнями.

– «Ирт», – Рагнос указал на золотой амулет. – И «реш». Амулеты «да» и «нет».

– Что это значит?

Темный Лорд усмехнулся.

– Наденьте и узнаете.

– Что, прямо здесь?

– Лучше все-таки в Долине, – серьезно ответил Рагнос. – Их работа сопровождается… эффектами.

– Но что именно они сделают?

– Возвысят вас, – пожал плечами призрак. – Или убьют. Как и вся мудрость ситхов.

Я понял, что больше он ничего не скажет. Дальше, по его мнению, я должен все испытать сам.

Что ж – и испытаю!

– Благодарю вас, лорд Рагнос, – коротко поклонился я. – Надеюсь, что мы увидимся еще.

Темный Лорд кивнул, прощаясь.

Уже у самой двери меня догнал его насмешливый голос:

– Увидимся раньше, чем вы думаете, лорд Кел-Дрома!


Глава 12. Слово Бэйна

Я остановился в самой середине Долины; посмотрел на амулеты, которые все еще нес в руке.

Стоит ли?

«Возвысят или убьют. Как и вся мудрость ситхов». Я почему-то в этом и не сомневался.

А, будь что будет!

Амулет «ирт» оказался теплым, почти горячим. «Реш» – столь же холодным.

Щелкнули защелки; оба амулета теперь плотно прилегали к коже рук, как диковинные наручи. Только вот доспехи обычно не светятся…

А эти – светились. Да не просто светились – по ним бежали искры, на глазах превращающиеся в настоящие молнии… Яркие вспышки вдруг озарили Долину; ветвистые разряды вспороли песок.

По какому-то наитию я вскинул руки к небу: теперь молнии рванулись к облакам.

Я не ощущал привычного напряжения, которое сопровождало каждое использование Силы в бою. Сейчас она словно текла сквозь меня могучим потоком, используя лишь как канал… и я понимал, что любые попытки его перекрыть приведут только к тому, что поток продолжит свой путь… сокрушив незначительную преграду в виде моего тела.

Это вызывало и восторг, и неприятие… мне действительно нравилось ощущать эту мощь; и в то же время мне очень не нравилась невозможность управлять чем-то, проходящим через мое собственное тело.

Но для чего все это? Что должны сделать амулеты?

Через секунду я узнал – что.

Бледные тени возникли на окраинах Долины – в причудливых одеждах, с горящими глазами. И каждый из них нес на себе печать Силы – несмотря на то, что они принадлежали к разным расам.

Со внезапной ясностью я понял второй смысл названия «Долина Темных Лордов». Это не только место, где они похоронены – это еще и место, им принадлежащее. Им, и только им. Кто бы не владел этим сектором Галактики, кто бы не протянул руку над Коррибаном – Долина все равно останется владением Лордов.

Призраки подходили все ближе… и среди них я видел лица тех, кто не был здесь захоронен. Неужели амулеты созвали всех? Но почему я ищу и не могу найти двоих…

Рядом со мной возникла могучая фигура Рагноса, и я понял, что мы действительно свиделись раньше, чем я думал.

– Властители ситхов! – голос Марки Рагноса прокатился по Долине. – Перед вами – взыскующий силы и титула. Согласно Закону – да определят девятеро Лордов его судьбу!

Тут хватало Темных Лордов постарше. Но, видимо, Рагнос пользовался нешуточным уважением – никто не оспорил его право вызывать…. арбитров. Говорить «судей» как-то не хотелось.

– Лорд Полл.

От толпы отделился человек с тонкими чертами лица… и бездонными, отрешенными глазами, спокойно смотреть в которые было невозможно.

«Аджунта Полл – из времен Раскола, – вспомнил я. – Он один из отступников… и, похоже, сохранил боль того времени на все века».

– Лорд Хорд.

Ситх, высокий и явно очень сильный, в доспехах и с длинным мечом на поясе. Красная кожа перечеркнута шрамами, взгляд прямой и тяжелый. Один из лучших воинов среди всех Лордов…

Если первые два раза Рагнос говорил с вежливым уважением, то теперь в его голос вплелся холодный приказ.

– Лорд Садоу.

Великий иллюзионист в роскошных одеяниях проплыл мимо меня. Как и на портрете в книге – ироничное, надменное лицо.

– Лорд Кресш.

Мастер боя мгновенно оказался рядом; да, если кто и следовал пути гнева, так это явно Лудо Кресш. Похоже, ярость не покинула его и в посмертии – судя по взгляду, которым он одарил Садоу.

– Лорд Надд.

Но… ведь его дух был развеян Экзаром Куном! Что за... Однако облаченный в доспехи Лорд откликнулся – хоть и выглядел куда бледнее других.

– Лорд Кун.

Теперь я уже не удивлялся, хоть и знал, что его одолели ученики Скайуокера. Но вот он – длинные черные волосы, насмешливый взгляд зеленых глаз… только еще бледнее, чем Надд.

Следующим я ожидал услышать имя Улика… но прозвучало иное.

– Лорд Бэйн.

Я отступил, освобождая дорогу легендарному ситху. Дарт Бэйн остановился рядом с Рагносом; орбалисковый панцирь тускло блеснул в лучах солнца.

– Лорд Сидиус.

Что? Да неужели.. но черная фигура в капюшоне уже была здесь. И взгляд желтых глаз с морщинистого лица не оставлял сомнений – передо мной действительно Император.

Девять были в сборе. Собирались решить, что со мной делать… а я ничего предпринять не мог. И это откровенно бесило… но культура Древних строилась еще и на уважении к старшим. А тут все были таковыми.

И я не сомневался – если нарушу ритуал, то со мной случится что-то нехорошее. Очень нехорошее.

– Если большинство скажет «да», Юэн Кел-Дрома станет Темным Лордом по Закону и Силе, – произнес Рагнос. Я заметил, как Экзар Кун слегка вздрогнул, когда Древний произнес мою фамилию. – Если скажут «нет» – он умрет.

Хор-роший выбор…

– Я говорил с ним, – продолжал Рагнос. – Я испытывал его. И по моему мнению – он достоин. Я – за Юэна Кел-Дрому.

«Ирт» разогрелся, и по телу разлилось приятно тепло.

– Лорд Полл?

Аджунта Полл обратил на меня отрешенный взгляд. Я его выдержал, хотя не скажу, что было легко… сами попробуйте посмотреть в глаза, которым столько тысячелетий…

– Мне все равно, – голос Лорда был похож на шелест песка под ветром. – Мы мертвы, и пусть таковыми останемся. Против.

«Реш» обжег тело холодом; рука мгновенно окоченела. Так вот оно значит, что… Я подавил желание содрать амулеты.

– Лорд Хорд, – голос Рагноса был спокоен. Ну да, ему-то что…

Тулак Хорд подплыл ко мне; пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в его лицо.

– Дай мне свое оружие, – неожиданно потребовал он.

Я отцепил световой меч и протянул ему. Призрачные пальцы удержали рукоять; похоже, смерть улучшает навыки мелкого телекинеза.

Хорд повертел в руках оружие. Включил, полюбовался на луч алого пламени. Поводил лезвием в воздухе.

– Игрушка, – сделал он вывод. – Не то, что сталь… Но тот, кто может хорошо сражаться таким оружием, достоин уважения. За!

Я поймал брошенный обратно меч; «ирт» еще больше потеплел.

– Лорд Садоу.

Нага Садоу смерил меня взглядом.

– Когда-то я тоже хотел все изменить, – задумчиво сообщил он. – Тогда не вышло… похоже, пора исправлять ошибки. За!

– Ты смеешт так говорить? – взорвался Кресш. – После того, как погубил Империю?

– Поддержи ты меня тогда – и мы бы поставили Республику на колени! – зло оскалился Садоу.

– УЧЕНИКИ! – Рагнос рыкнул не хуже турболазерной батареи. – Сейчас не время для склок! Лорд Кресш, слово?

– Против! – злорадно отчеканил ситх, и «реш» вогнал мне в сердце ледяные иглы – я чуть не охнул. – От Садоу ничего хорошего не придет!

– Лорд Надд?

Бывший джедай посмотрел на меня без всякой приязни.

– Однажды я уже доверился молодым искателям знаний. Двое оказались амбициозными идиотами, а третий отплатил мне ударом. Против!

От холода тело почти онемело. Проклятье… да, быстрой гибели от этих амулетов не дождешься.

– Лорд Кун?

– Искатель знаний, да? – усмехнулся Экзар. – Я вот тоже их искал… вылилось это в переход ко Тьме, войну с Республикой, схватку со всем Орденом… потом драку с этим детсадом – тоже мне, Академия! Но я не жалею ни о чем. Думаю, и ты не пожалеешь, потомок Улика. За!

Тепло разлилось по телу; холод не отступил, но выносить его стало легче.

– Лорд Сидиус?

Что-то было неправильным… но додумать я не успел. Император заговорил:

– Тебе не стать настоящим Темным Лордом – нет ни ярости моего первого ученика, ни дипломатических талантов второго, ни уж тем более достоинств третьего. Ты даже с джедаями не собираешься ничего делать – я это вижу. Против.

Ящер коронованный! Я чувствовал, что настоящие причины куда глубже названных, но… слово произнесено. И холод глубоко запустил в меня когти.

Тут до меня дошло, в чем странность – Сидиус не должен был говорить, ведь остался Лорд постарше. Но почему? Рагнос ошибся? Или хотел, чтобы последнее слово осталось…

Взгляды Лордов обратились на Дарта Бэйна. Его слово было решающим.

Ситх пристально взглянул на меня; во взгляде Лорда я не мог прочитать ничего, кроме изучающего внимания.

– Ты в самом деле не собираешься биться с джедаями? – неожиданно спросил он.

Говорить ли правду? Да. Что бы она не принесла.

– Не собираюсь, лорд Бэйн. Мне им мстить не за что; если они нападут – я отвечу. Если их существование будет угрожать нашему Ордену – я нападу. Но надеюсь, что мне этого делать не придется.

Кому я говорю – ситху, всю жизнь воевавшему с джедаями?

Остальные, видимо, думали так же. Экзар разочарованно улыбнулся; Нага Садоу фыркнул; Хорд отвернулся; Рагнос же остался спокойным.

– Мы воевали с джедаями, – задумчиво сказал Бэйн, – и кончилось это Руусаном. Повторения мне совершенно не нужно. Я говорю – за!

Холод ушел так внезапно, что я сперва даже не понял… а потом осознал нахлынувшее тепло. Да, теперь даже ветер Долины казался не таким уж пронизывающим.

– Слова сказаны, – заключил Рагнос. – Юэн Кел-Дрома – Темный Лорд, по Закону и Силе.

Призраки таяли один за другим. Последними исчезли те, что поддержали меня… и я почему-то был уверен, что если сумею войти в их гробницы, то получу их знания. Несомненно.

Но почему Рагнос выбрал таких арбитров? Он ведь должен был представлять, как они отреагируют. Или… специально так сделал, из юмора? Мда… нет, конечно, после тысячелетий в гробнице развлечься хочется, но не до такой же степени…

Рагнос остался один.

– Посмотрите на амулеты, – сказал он.

Я опустил взгляд. Сейчас амулеты висели на руках мертвым грузом – жизнь, что я ощущал ранее, ушла.

Расстегнув защелки, я покачал амулеты в руке. И… странное дело, мощь, которую я почувствовал, надев их, никуда не ушла.

– Теперь эта мощь – ваша, а не принадлежащая амулетам, – усмехнулся призрак. – Для того они и были созданы – убить или отдать силу. Хотите узнать больше – приходите. Поговорим.

– Подождите!

Уже растворяющийся в воздухе Рагнос задержался.

– Я хотел узнать… среди Лордов я не видел двоих. Дарта Вейдера, и… – как сказать? Назвать своего предка «лорд Кел-Дрома» как-то язык не поворачивается; просто «Кел-Дрома» или «Улик» – слишком уж фамильярно. Но Рагнос меня понял.

– Лорд Вейдер жив и не может быть среди нас.

От такого известия я чуть амулеты не выронил. Призрак же неторопливо добавил:

– Но я не чувствую его ни в Силе живых, ни в Силе мертвых. Так что титул – ваш по праву.

Это где же Дарт Вейдер пребывает?

– А что касается лорда Улика… он был воспитан на Светлой стороне, глубоко познал Темную и умер, будучи отсеченным от Силы. Я не знаю, где он. Но среди нас я его ни разу не видел.

Рагнос исчез.

Я покачал амулеты в руке, подставляя их лучам солнца. Сила из них ушла, но это по-прежнему были красивые вещи.

Нести их вот так было глупо. Поэтому я вновь застегнул «ирт» и «реш» на предплечьях. Теперь уже без опаски.

И пошел наверх, к выходу из Долины.


Глава 13. Темный Лорд

Странное дело – мир теперь виделся гораздо более четко, чем раньше. Оказавшийся на пути валун я убрал в сторону движением кисти, почти не напрягаясь. А на верхнюю площадку лестницы взлетел одним прыжком.

Похоже, амулеты действительно сделали из меня Темного Лорда. По силе, во всяком случае… да, действительно! По-моему, я сейчас вон ту каменную балку могу взглядом раздробить…

Так, стоп. Не хватало еще всемогущим себя возомнить. Пределы и у этой новой силы есть, только их надо выяснить. Обязательно надо.

Арда и Элеи у входа в Долину не обнаружилось.

«Куда это они подевались?» – удивился было я, но тут же сообразил – ничего странного. Амулеты наверняка такое «возмущение в Силе» устроили, что они предпочли отойти подальше. Хорошо, что джедаи не почуют – за пределы темной ауры Коррибана все равно ничего не выйдет.

Путь через полуразрушенные здания был прост – благо дорогу я уже знал. А вдобавок – ощущал присутствие остальных… интересно. Еще одна возможность новой силы?

Ард и Элея сидели на обломках колонн, перед той площадкой, где мы приземлились. Когда я вышел из развалин, они мгновенно вскочили на ноги.

Похоже, собирались спросить что-то вроде: «Что случилось»? Но увидели амулеты у меня на руках… а затем посмотрели и оценили мою силу…

– Что произошло? – все же спросил Ард. – Юэн, как ты сумел обрести такую силу?

– Что вообще там творилось? – присоединилась Элея. – Мне пришлось от Силы закрыться – едва сознание не потеряла.

Я подошел и устроился на каком-то камне. Неудачно – тот оказался весьма острым. Пришлось пересесть. Ард и Элея тоже сели, не сводя с меня изумленных взглядов.

– Силу я получил примерно тем самым способом, что и Экзар Кун, – Элея дернулась, но поправлять не стала; взяв титул Лорда, я как бы получил право некоторой фамильярности по отношению к другим. – И с тем же титулованием.

Пару секунд они вспоминали историю Экзара. Потом… ну, про человека бы я сказал «волосы встали дыбом», но к забраку это неприменимо. В общем, Ард очень удивленно выдохнул:

– Так ты теперь Темный Лорд?

– По слову Тулака Хорда, Марки Рагноса, Наги Садоу, Экзара Куна и Дарта Бэйна, – перечислил я по старшинству выступивших за меня Лордов. – По Закону и Силе.

Ард и Элея переглянулись. На их лицах потрясенное выражение уступало место задумчивой серьезности.

– А почему нет никаких знаков? – вновь Ард, с его любовью к истории. – Ритуальных шрамов, или печати… как у лордов Куна и Кел-Дромы…

– С нынешними базами данных мне только особых примет не хватало, – фыркнул я. – После Бэйна никто, кстати, эти знаки и не наносил.

– Кстати, ты имя менять не собираешься?

– Никоим образом. Я – Юэн Кел-Дрома, и это звучит ничуть не хуже, чем очередной «Дарт Кто-то».

Еще причина, о которой я не сказал, – на Корусканте у меня своего, неотъемлемого, было только имя. Только его никто не смог бы отобрать… и чтобы я с ним расстался просто ради какого-то обычая? Да ни за что!

Некоторое время мы молчали.

– Что ты теперь собираешься делать? – наконец поинтересовалась Элея.

Я помедлил перед ответом. Да, теперь уже можно говорить все. Теперь я имею право делать то, что задумал.

– Во-первых, ремонтируем Зиост и перебираемся туда. Над секретом замков еще надо подумать… но у меня такое чувство, что присутствие Темного Лорда – это ключ к любой печати.

– А почему не остаться на Хар Шиане? – задал резонный вопрос Ард. – Там уже прижились… Или сюда, на Коррибан.

– Цитадель на Хар Шиане Нага Садоу все же строил под себя, – ответил я. – И там нет ничего особенно полезного… а на Зиосте найдется, я уверен. На Коррибане слишком много ремонтировать… и не слишком приятно жить. Тем более, что джедаи про него знают. И в случае чего первым делом явятся именно сюда; а про Зиост знали лишь в старом Ордене. И эти архивы пропали – спасибо Сидиусу.

– Хорошо, – кивнул забрак. – А что именно мы будем делать на Зиосте?

– Обучать, – просто ответил я. – Займемся воспитанием нашей восьмерки всерьез; узнаем у Анвиса все, что только можно, присоединим и его. Я планирую в ближайшее время устроить по Галактике поиск одаренных, и создать на Зиосте настоящий Орден.

Произнося последнее предложение, я ожидал реакции Элеи. И таковая не заставила себя ждать.

– Это невозможно! – вскричала она, вскакивая на ноги. – Юэн, ты не сможешь этого сделать!

– Почему? – совершенно спокойно поинтересовался я, глядя мимо нее.

– Мы и так с огромным трудом соблюли правило Бэйна… а теперь ты хочешь создать большой Орден?! Это нарушение всех законов!

– Позволь напомнить, что именно Дарт Бэйн меня поддержал.

– Но он же не знал, что именно ты собираешься делать!

Мне вспомнился пронизывающий взгляд Бэйна. Как же… не знал…

– Правило Бэйна было принято, чтобы спасти ситхов от гибели. Их осталось всего ничего, и он был вынужден убрать Орден в тень, чтобы уберечь адептов Тьмы. Надобность в нем отпала еще при Империи – теперь ситхи правили Галактикой и не нуждались в «правиле двоих». Не знаю, почему Сидиус не основал нормальный Орден. Может, боялся, что вырастет опасный конкурент? – последнюю фразу я вымолвил с особым удовольствием. Надеюсь, что Император меня услышит. – А я намереваюсь вновь сделать Орден сильным… и «учителя и ученика» тут явно недостаточно.

– Ты не можешь! – всплеснула руками Элея. – Нарушение законов и обычаев…

Теперь я могу сам устанавливать законы.

– Юэн, но послушай…

Я вздохнул. Не хочется мне этого говорить… но разлада допускать нельзя. А иным образом Элею не убедить.

– Элея, я – Темный Лорд Ситхов. Я обрел знания, убил человека, носящего это имя, получил силу и титул из рук Древних. Все правильно?

– Правильно, – кивнула Элея, явно не понимая, куда я клоню.

– Деяния Темных Лордов – это деяния Темных Лордов, Элея. И не тебе их обсуждать.

Ее лицо стало белее бумаги, глаза расширились. Любимая фраза… и направленная против нее же самой.

– Хорошо, – упавшим голосом произнесла она. – Как скажешь…

– Тогда вылетаем, – поднялся я с камня. – Сперва обсудим все на Хар Шиане, доставим дроидов на Зиост, а через пару месяцев – переедем.

Мы пошли к «Дарвоту». Элея немного отстала; Ард же поравнялся со мной, и тихо сказал:

– Это было обязательно? Она ведь так гордится своими принципами… и своей верностью обычаями.

– Истинному ситху не мешают жизни других, так ведь, Ард?

Забрак вздрогнул и умолк; еще бы, я ведь в точности скопировал его наставительную интонацию.

Поднялись на борт мы молча, и в таком же молчании готовились к отлету. Извиняться или вообще что-то говорить я не собирался – это смазало бы все впечатление.

Пусть даже и хотелось.

Только…

Темный Лорд может быть жестоким и яростным, может быть спокойным и рассудительным. Темный Лорд может быть любым.

Но давать слабину он не имеет права. Ни в чем. Никогда.



Три дня спустя настало время разобраться кое с какими вопросами. Возрождение Ордена требовало и четкой структуры… а то что-то у нас отвечают все за все… а значит – никто ни за что.

Беседовать я решил в одной весьма подходящей комнатке. Не знаю, для чего ее использовал Нага Садоу, но для меня это стало кабинетом. Во всяком случае, стол и кресла тут вписывались неплохо.

Когда мои бывшие учителя вошли в кабинет, я их приветствовал еще на пороге:

–Лорд Ард, леди Элея…

Они даже сперва не поняли, что обращаются именно к ним. А когда поняли – то в расширенных глазах отразилась одна и та же мысль: «Что?»

– Титул можно завоевать или получить от Темного Лорда, – улыбнулся я. – Вы его и так достойны – а я лишь закрепляю это.

Судя по тому, как сверкнули глаза бывшей наставницы, она мысленно произносила это новое для нее – «Леди Элея»… Знакомо. Примерно с таким же чувством восторга и удивления я произносил в мыслях «Лорд Юэн Кел-Дрома».

Ард, как обычно, держался спокойнее, но тоже явно был ошарашен.

Жестом я предложил им сесть, что они и сделали.

– Мне не обойтись без вашей помощи, – прямо заявил я. – Тем более, что в древнем Ордене хватало Лордов – вы мне сами рассказывали. Вы из нас самые опытные и знающие.

Это не было лестью Все ведь действительно так, и они оба это знали.

– И что же мы должны делать? – Ард уже освоился с известием.

– Все, до чего у меня не дойдут руки, – честно сказал я. – Обучать, разбираться с проблемами, не допускать никаких междоусобиц – это главное…

– Вообще-то, настоящие ситхи закаляются поединками, – заметила Элея. – У Древних это было в порядке вещей.

– У Древних были сотни и тысячи адептов, – парировал я. – Они могли себе это позволить. Вот когда у нас будет столько же…

Если и будет, то вряд ли на моем веку. Но это уже детали.

– Как следует готовить учеников? – осведомился Ард. – Так, как с тобой, не выйдет. Их восемь, а не один… и, как я понимаю, появятся еще. Вдобавок, не у всех такая тяга к знаниям.

– Но теперь у нас четверо учителей, а не двое, – пожал плечами я. – Вместе с Анвисом.

Ард и Элея переглянулись.

– Скажи, а ты ему доверяешь? – осторожно поинтересовалась Элея. – Ты ведь убил его учителя…

– С ним я еще буду говорить, – пояснил я. – Но Дакэре ясно дал понять, что желает видеть своего ученика у меня на службе… Так, вернемся к планам. Завтра полетим на Аридус, возьмем дроидов и отправимся на Зиост – готовить к переезду. Надеюсь, я сумею вскрыть цитадели.

– А если не сумеешь?

– Тогда слетаем на Коррибан и я поговорю с Рагносом, – спокойно ответил я. Элея даже вздрогнула. – Тем более, что я и так туда вскоре собирался.

– В общем, будем работать, – подвел итог Ард, не очень желая развивать тему визитов на Коррибан.

– Верно, – кивнул я. – Слушайте, позовите ко мне заодно Анвиса. Чего откладывать…

Когда они ушли, я встал, прошелся по комнате. Посмотрелся в полированную панель как в зеркало.

«Ну что? Сперва сломал их принципы, потом вознаградил и доверил важное дело. Обычная комбинация кафа и бластера, как и положено настоящему Лорду… поодоо! Хорошо джедаям – могут проблемы к ситху послать. Может, потому у нас их столько и есть?»

Я вновь вернулся за стол. Вовремя – в дверь вежливо постучали.

– Войдите.

На пороге возник ученик Дакэре. Похоже, Ард и Элея его быстро встретили.

– Проходите, мастер Анвис.

Лейрен вздрогнул. Посмотрел на меня, медленно подошел.

– Милорд, – очень тихо выдохнул он, – я должен сказать… я еще недостоин носить это звание. Ученика я не воспитал… не добился еще ничего…

– Считайте это авансом, – так же тихо ответил я.

– Авансом? – он пристально взглянул на меня. – Милорд, я не привык что-то получать незаслуженно, заранее…

Голос Анвиса звенел металлом; сам он сейчас напоминал меч… не световой, в смысле. Прямой, звонкий и очень твердый.

– Вы это звание сотню раз отработаете, – пообещал я. – И речь не идет о Силе или мече. Мне понадобятся ваши слова и ваш ум.

Он удивился. Сильно удивился.

– Что вы имеете в виду, милорд?

– Вы – последний из Шестерых, и о «Черном Листе» знаете очень многое. Поэтому вы будете помогать контролировать организацию, вразумлять излишне наглых личностей… Не одному, конечно.

– Я… не уверен, что у меня получится.

Да что такое? В звании он не уверен, в своих способностях не уверен.

– Почему вы так считаете, что неспособны? – прямо спросил я.

– Если бы я так считал, я бы так и сказал, – это что, вспышка раздражения? Не поймешь, тон по-прежнему спокойный. – Просто у меня недостаточно опыта, и я еще слишком молод…

– А сколько вам лет? – неожиданно спросил я.

– Через месяц будет двадцать один.

– А мне двадцать. И вы мне будете говорить о том, что кто-то «слишком молод»?

– Вы – очень талантливый человек, милорд…

– Не будь вы талантливым, мастер Дакэре не взял бы вас в ученики.

Ссылка на учителя оказалась мощным аргументом. Анвис, собравшийся было что-то сказать, осекся. Видимо, вспомнил последнюю волю наставника.

Я молчал, давая ему возможность все обдумать.

Наконец он спросил:

– Что именно мне следует делать, милорд?



Когда Анвис ушел, я еще долго сидел, глядя в одну точку. Вроде бы все сделал правильно: напомнил о долге, поставил на решение проблем того, кто больше всего о них знает… так почему же себя так чувствую, будто отправил кого-то прокапывать дорогу в грязи, чтобы потом спокойно пройти по ней?

Всякие умники еще про «наслаждение властью» толкуют… Ни хатта себе! Им бы так понаслаждаться!

Перед тем, как отпустить Анвиса, я приказал позвать полковника Ормейна. Признаться, паузу пришлось сделать, вспоминая фамилию – не привык я Роуна так называть.

Он объявился в дверях как обычно – невозмутимый. Но если за такой же внешностью Анвиса все же крылась какая-то нерешительность, то Роун действительно был совершенно спокоен.

Впрочем, недолго.

– Ты теперь возглавляешь военную силу Ордена, – сообщил я ему вместо приветствия.

Роун замер на середине шага.

– Джеррон – командир поопытнее меня, – отреагировал он после секундного раздумья. – Лучше его назначить.

Ну что за день такой… Сперва Ард с уточнениями и Элея с законами, потом Анвис с сомнениями, теперь еще Роун…

– Может и так, ты его лучше знаешь. Так вот, Веллест будет командовать внешними операциями. А ты мне нужен здесь. И не только, чтобы из ребят бойцов готовить… еще и солдат кое-чему обучить. Будем устраивать схватки с одаренными.

– Зачем? – не понял Роун. – Обычному солдату с ситхом не справиться – это все знают.

– Одному – да. А нескольким? Вот я и хочу, чтобы наши солдаты умели сражаться с одаренными и побеждать, а ситхи – сражаться против профессиональной команды.

– И тогда никто не сможет нас удивить, – мгновенно ухватил идею Роун. – Что ж… занимательно.

«Очень интересная идея, которой я с радостью займусь», – перевел я с роуновского на обычный.

– Вот и хорошо. Послезавтра обсудим, что в эти тренировки должно входить.

Еще пара минут всякого «согласования» – и Роун ушел.

Вроде бы на сегодня все… больше я ни с кем не хотел говорить.

Это и было плохо.

Впрочем… есть еще человек, с которым я и раньше советовался. Казалось бы, чем может помочь тот, кто младше тебя на три года с лишним? А ведь всегда у него получается…



Хийм обнаружился в библиотеке… точнее, в том зале, где мы поставили терминалы. Разумеется, где же еще?

За терминалом он и сидел, читая какую-то главу из истории ситхов. Очень внимательно – как и всегда. Рядом, на столике, лежали датапад и меч –удлиненная ребристая рукоять.

– Здравствуй, Юэн, – сказал Хийм, не оборачиваясь. Это он освоил очень рано – чувствовать, кто именно к тебе подходит.

На ходу я притянул к себе кресло, сел рядом. Хийм повернулся ко мне; пепельные волосы, как обычно, закрывали опущенное лицо.

Вообще-то, совершенно не в моих привычках откровенничать. Но мне надо было выговориться… хоть немного. А лучше собеседника не найти – потому что все, что слышит Хийм, при нем и остается.

– Я сегодня только и делаю, что даю распоряжения, – сообщил я.

– Ты – Темный Лорд, – пожал плечами Хийм. – Ты и должен руководить.

– Наверное… Но знаешь, как это со стороны выглядит? Сидит себе в кабинете некто молодой, всепонимающий и всезнающий и дает указания. С металлом в голосе и мудростью во взоре… тьфу.

– Если хочешь, я тебе скажу, что ты вовсе не всезнающий, – предложил Хийм. – И не всепонимающий – кое-что до тебя очень долго доходит.

– Спасибо, – фыркнул я. – Это я и сам себе могу сказать… не в этом дело. Знаешь, почему я сегодня смог каждому дело назначить? Просто я все это продумал заранее, еще до схватки с «Черным Листом». А ведь потом будет всякое, что не предусмотришь, при всем желании. Когда надо будет думать очень быстро.

– Ты умеешь, – возразил Хийм. – Ты всегда нас вытаскивал, и менял планы на ходу.

– Сравнил… все-таки решения главаря в трущобах и решения Темного Лорда – очень разные вещи.

– То есть, ты думаешь, что сделаешь неправильно, и все пойдет к хатту? – уточнил Хийм.

– Да.

А еще и показать всем, что титул мне не по силе. Точнее, сила-то у меня есть, а вот все остальное…

Хийм задумался. Потом протянул руку к столику.

Я раньше не заметил, но рядом с датападом лежала лента для волос – серая полоска с магнитами на концах. Обычная вещичка.

Хийм отбросил за спину волосы, перехватил их лентой и застегнул. Теперь получившийся хвост не закрывал его лица; и он в упор посмотрел на меня своими очень светлыми глазами… из-за которых, как я говорил, он и носил длинные волосы.

– Вот так теперь и буду ходить, – негромко сказал Хийм. – Это мои глаза.

Я хотел спросить, при чем тут его смена стиля… но не спросил. Потому что понял сам.

Хийм всегда ходил с опущенной головой и длинными волосами, потому что других нервировал его взгляд. Но это его глаза, его лицо… ему самому оно нравится. С какой радости он должен его закрывать, только чтобы другим было удобно? Если кому-то неуютно под светлым взглядом – его проблемы.

А у меня что? Я добился титула сам: погрузился в Силу, убил мастера Силы, убедил призраков… И мои решения – это мои решения. Какими бы ни были. Если кому-то они не нравятся – его проблемы. Пусть придумает получше, если сможет.

Главное – самому не сомневаться в каждом своем слове.

– Спасибо, Хийм, – сказал я, вставая.

Он только кивнул.



Через несколько дней мы привезли дроидов на Зиост. К счастью, я оказался прав – древние механизмы открыли двери Темному Лорду. М-да… мне все больше начинало казаться, что титул – это не просто должность. Это нечто большее… недаром существовал единственный способ стать Темным Лордом – после смерти предыдущего. Взять себе титул и попробовать расколоть Империю никто никогда не пытался.

Но вот что именно несет в себе эта должность?

Пока что я видел только обязанности. Посмотрим, что будет дальше.

Обязательно посмотрим.


Глава 14. Обучение по-новому

– Не напрягай руки. Если наткнешься на слишком жесткий блок, рукоять вывернется.

Тимар послушно кивнул, немного расслабляя кисти.

Мы вновь прошли весь комплекс; на этот раз он работал мечом куда более ловко. Мою защиту, конечно, пробить не удалось, но пару раз он был к этому близок.

Год прошел с того дня, как мы перебрались на Зиост. И нельзя сказать, что это время прошло зря.

Высокий ранг вовсе не предполагает, что больше нечему учиться. Скорее уж напротив… вот я и учился.

У призраков.

Звучит странно, да? Но в случае с древними Лордами это самое что ни на есть буквальное выражение. Именно призраки тех, кто высказался в мою защиту, стали теперь моими наставниками… правда, не сразу.

Потому как преподавали они только в своих гробницах. И если в могилу Рагноса войти можно было без проблем, то захоронения Садоу и Хорда оказались под слоем песка. Я опрометчиво решил, что это не проблема, и привез на Коррибан дроида-копателя.

Угу. Как же.

Работать он перестал через минуту после того, как въехал в Долину.

Намек был более чем ясен; пришлось вычерпывать песок Силой. Пока я этим занимался, раз десять проклял этику Древних и их идиотское чувство юмора.

А что таковое роль сыграло, я убедился, как только вошел в гробницу Наги Садоу и увидел иронично-ехидное выражение его лица.

Правда, с двумя другими возникли проблемы… С Дартом Бэйном мне так и не удалось пообщаться. Я понятия не имел, где он похоронен; да и вообще никто этого не знал. Так что увы…

Интереснее всего получилось с Экзаром Куном. Где он упокоился, я знал, но лететь на Явин IV у меня не было абсолютно никакого желания. Академия Джедаев – это последнее место, которое человеку с моим титулом следует посещать. Если, конечно, за спиной не десяток ИЗРов.

Так что я было уверился, что и с Куном поговорить не суждено… пока он не явился сам. На Зиост, в комнату, которую я сделал своим кабинетом.

Это было, мягко говоря, неожиданно. Когда передо мной возникла призрачная фигура, меч вспыхнул у меня в руках раньше, чем я вообще сообразил, что за гость явился.

– Отменная реакция, – усмехнулся Экзар Кун. – Только меч против меня бесполезен.

– Могу и молнией, – заметил я, откладывая оружие. Не то чтобы я действительно собирался его атаковать; но, по-моему, все же предупреждать надо о таких появлениях.

Вот так и четвертый учитель появился… и появлялся в дальнейшем.

Конечно, я при первой же возможности спросил, как ему удалось выжить в схватке с Академией… если тут слово «выжить» вообще уместно.

– Они работали, вообще не понимая, что делают, – пожал призрачными плечами Экзар. – Единственный более-менее опытный джедай был в коме, а вся эта молодежь отличалась силой, но никак не мастерством. В результате они меня… как бы сказать… в общем, вместо того, чтобы меня уничтожить, они разорвали мою связь с Явином. Фактически – дали мне путешествовать по Галактике.

– Но их же направлял Водо-Сиоск Баас, – нахмурился я. – А уж он-то точно был мастером.

– Был, – кивнул Кун. – Уж кому, как не мне, это знать… но мой учитель никогда не стремился убивать врагов. Ему важно было бы вернуть меня на Светлую сторону, или хотя бы избавить новую Академию от моего влияния. Что и получилось, кстати… По какой-то причине именно на Явине я появиться теперь не могу. Честно говоря, думаю, если бы Скайуокер был в сознании, все произошло бы точно так же. Он мне сильно напоминает твоего двоюродного предка. Кая Кел-Дрому, – пояснил Экзар, в ответ на мой удивленный взгляд. – Никогда не видел человека, который бы больше стремился к улаживанию дела миром… сколько он пытался убеждать Улика…

– По-моему, мечом Кай очень даже умел работать, – заметил я.

– Это когда братья действовали вместе, – пояснил Кун. – А в таком случае ведущим всегда был Улик, предпочитавший куда более… активные действия. В общем, как я уже говорил, Скайуокер мне сильно напоминает Кая. Так что, думаю, он не стал бы возражать…

– А почему ты не появлялся в дальнейшем? – с Экзаром мы как-то сразу перешли на «ты». Всяческие правила этикета к нему не липли совершенно.

– А зачем? В Галактике хватает куда более интересных вещей, чем джедаи и республиканские политики. Благо и на то, и на другое я еще при жизни насмотрелся.

Вот таким образом началось обучение у Куна. Другие три раза все было по-иному…

Рагнос, например, меня с порога встретил вопросом:

– В чем отличие Света от Тьмы?

Я задумался, попытался подобрать четкое определение… не смог. И честно ответил:

– Не знаю.

– И никто не знает, – хмыкнул Темный Лорд. – А начинавшие мне отвечать в стиле «Свет – это невозможность быть собой, Тьма – это свобода», получали молнию. Потому что различия куда глубже.

Совершенно иной была первая беседа с Тулаком Хордом. Он заставил подробно рассказать о световом мече, его устройстве и возможностях, после чего заявил:

– В общем, этот клинок почти во всем уступает стальному.

– Почему? – несколько удивился я. С каких пор металл лучше светового меча?

– А очень просто, – Хорд проплыл из стороны в сторону. – Во-первых, характером ранений. Если отсечь световым мечом… скажем, руку, то крови не будет – лезвие прижжет рану. Джедай способен терпеть боль, так что от болевого шока он не умрет. А если что-то помешает добить – то он и до оказания помощи доживет. Если же рука отрублена металлом, то он до подхода помощи умрет от потери крови. Рану можно запечатать Силой, но в таком состоянии не каждый способен ее использовать правильно.

Далее. Металлический меч куда сложнее испортить; усилия для разрушения его требуется куда больше, чем для того, чтобы закоротить схемы в рукояти.

– Но световой клинок рубит металл, – заметил я.

– Если только воин не пропускает сквозь свой меч Силу, – наставительно сообщил Хорд. – Тогда луч ему не повредит, а враг не сможет его разбить – будет сталкиваться с барьером Силы. Это, кстати, еще и отличное упражнение на познание Темной стороны.

А ведь и верно…

– Кроме того, – добавил Хорд, – всережущее лезвие может погубить.

– То есть?

– Если в воина летит, скажем, камень, то металлическим клинком он его отобьет. А световой разрежет камень пополам, не останавливая… и тогда боец получит обеими половинами.

Нельзя не согласиться… Хотя и не совсем. Есть у светового меча и преимущества. О том, что его уж точно удобнее носить скрыто, я решил не говорить – по-моему, этот аргумент для прирожденного воителя неубедителен. Но световой меч все же вещь универсальная, его можно использовать в таких ситуациях, где металл не поможет…

Впрочем, возражать я не стал. Все равно остался при своем мече… Хорд собирался предложить мне нечто из захороненного вместе с ним, но не вышло – все клинки ковались под его руку. То есть – под руку кого-то на полторы головы выше меня, вдвое тяжелее и сильнее. Так что пришлось переделывать его фехтовальную технику для светового меча…



– Деир, обе руки должны двигаться вместе. Не отставай, в бою враг ждать не будет.

Юный забрак уделил внимание и второй руке… собственно, у него в бою и так есть преимущество неожиданности – Деир левша. Но это не значит, что правая рука может работать медленнее.

Я кивнул и вновь вернулся к фехтованию с Тимаром. А заодно – и к размышлениям.



Все же, они были очень разными – Лорды-призраки. Хотя бы в их отношении к джедаям…

Тулаку Хорду адепты Света были абсолютно до афедрона (это так вежливый Дороон выразился). При его жизни ситхи с ними ни разу не встречались, и Темного Лорда они менее всего заботили. Словом, для Хорда джедаи были примерно тем же, чем ситхи для доимперского Ордена – существующий враг, который сидит где-то далеко, именем которого можно выругаться.

Рагнос, напротив, джедаями интересовался. Но без всякой ненависти, с чисто научной точки зрения. Ему были любопытны техники Ордена, возможность добиться того же результата через Темную сторону, или же найти успешный способ защиты.

А вот Нага Садоу их ненавидел прямо-таки люто. В общем-то, основания имелись – именно джедаи успешно провалили его атаку на Республику и вынудили скрываться на Явине. Так что устроенную Дартом Сидиусом чистку он горячо одобрял… После моего честного ответа Бэйну он не подбивал повторить сие, но не раз намекал, что ему было бы приятно узнать о конце нового Ордена.

Меня, однако, больше привлекал подход Экзара Куна. Тот смотрел на джедаев с удивительной практичностью: те, с кем он мог враждовать, давным-давно умерли, а на новый Орден он не обижался. Верно, кстати… сами того не желая, они помогли ему вырваться с Явина. Разве что Корран Хорн вел себя излишне нагло… но, как выразился сам Экзар: «Хорн – уверенный в своем мастерстве, нахальный, умный тип. Плохо получается ненавидеть того, с кем у тебя так много общего». Словом, Кун предпочитал не убивать джедаев, а переманивать на свою сторону. Ну а затем уже – использовать в своих интересах.

Единственной, кого он бы с удовольствием прикончил, была Номи Санрайдер. Тут я с ним был согласен: по-моему, это было меньшее, чем стоило отплатить за Улика и его увечье. Оказаться отсеченным от Силы… причем женщиной, которую любил… и которая прекрасно видела, что он в шоке от смерти брата… А еще нас, ситхов, называют жестокими.



– Харр, атака у тебя хорошая, но о защите не забывай! Не всегда же Вихани тебя будет прикрывать… Особое внимание на колющие удары, от них ты вообще не закрываешься. Ярти, у тебя тоже самое. Станьте-ка в пару, поработайте.



На Коррибан я теперь летал довольно часто. Благо было на чем – получив контроль над «Черным Листом», мы взяли и частные корабли, ранее принадлежавшие Шестерым. Переоборудовали по своему вкусу, переименовали…

Я, без зазрения совести пользуясь положением, взял себе корабль Вейнтара – самый мощный и хорошо вооруженный. Хотя по количеству всякого разного на борту он «Дарвоту» уступал… ну ладно, мне хватало.

Словом, теперь у меня был личный корабль. У меня. Личный корабль. Как я долго привыкал к такому…

Над именем пришлось подумать; мне очень хотелось назвать его в честь кого-то из Лордов. Но в конце концов я решил не наглеть и приказал вывести на борту «Кай». Не думаю, что мой «двоюродный предок» был бы против.

Словом, теперь я мог летать по всей Галактике… после того, как Дороон и Ард три месяца втолковывали мне секреты управления кораблем. Нет, конечно, среди имперцев хватало хороших пилотов, но… это ведь мой корабль, так? Тогда почему я не должен им управлять?

Признаться, летать в одиночку мне было некуда. Коррибан, Хар Шиан (оч-чень редко), Аридус…

Хотя нет. Было еще одно место.



Рен Вар. Холодная планета. Не пронизывающий ветер Хар Шиана, не испытывающий мороз Зиоста… нет, самая обычная ледяная планета, каких много.

Вру. Не обычная она, во всяком случае для меня.

Не может быть обычной планета, где умер Улик Кел-Дрома.

О тех десяти годах, что прошли между лишением Силы и смертью я мог только догадываться… четких указаний нигде не было. Проследить путь Улика? Спустя четыре тысячи лет? Даже не смешно.

К счастью, уже последние месяцы были описаны подробно – Вима Санрайдер, дочь Номи, ученица Улика, вела дневник. И честно записала туда все, что произошло… ну, может не все, но тем не менее…

Потом копия этого дневника обнаружилась на Катаре, из яростных жителей которого джедаи получались редко. Видимо, туда его увезла Сильвар, одна из таких немногих… а оригинал погиб либо на Корусканте, либо на Биссе, при известных событиях [14].

Словом, кое-что я знал.

На Рен Варе я провел добрых полторы недели; ходил по молчаливым коридорам, прислушивался к Силе, разыскивая… что?

Не знаю, что. Просто не знаю.

Может, именно из-за этого незнания я ничего и не нашел.

Дольше всего времени я проводил на узкой площадке, которую я узнал безошибочно – именно здесь прошел последний день жизни Улика.

Я мог представить все в деталях…

Сильвар включает меч и кидается на Улика; тот отражает ее удары… каким же он был мастером! Катарка была полноценным джедаем, ее противник – лишен Силы. Но тем не менее, ей так и не удалось пробить его защиту. Ни разу.

А потом Улик отступает и выключает меч. Почему? Почему он не нанес смертельного удара… а я ведь уверен – мог!

Вима считала, что «у него было сердце мастера-джедая». Вряд ли это настоящая причина… по-моему, Улик не убивал без причины. А у него никогда не было конфликтов с Сильвар; даже в бытность свою джедаем он с ней и знаком не был. А вот почему она его ненавидела… хатт ее знает. Переход на Темную сторону ее жениха Крадо и его гибель ее взбесила; но перешел он сам, по своему выбору, а на смерть его послал Экзар. Улик, по-моему, с ним вообще не разговаривал ни разу.

Наверное, она хотела ударить хоть по Улику, раз уж не удалось отомстить Куну. Наверное. Но не удалось… не смогла она зарубить безоружного.

Да… я представлял себе – вот Сильвар замирает, выдыхает короткое ругательство… лицо оказавшейся рядом Вимы озаряется радостью. Что было написано на лице Номи, я не знал, и дневник тут не помог бы – она в этот момент стояла за спиной у дочери.

А потом уже поздно смотреть – потому что луч бластера пронзает грудь Улика, и раздается торжествующий смех Хоггона. Секундой спустя Сильвар швыряет его на землю, и велит убираться… только ради Улика она не рвет ему глотку.

Зря!

Каждый раз, как я представлял себе эту сцену, пальцы сами тянулись к мечу.

Что за подлость – выстрелить в спину?! Даже если враг –мастер не заслуживает такой гибели! И уж тем более – мастер-джедай, Лорд Ситхов, не заслужил смерти от бластера какого-то наемника… даже не из лучших…

Но это случилось. Улик Кел-Дрома ушел… куда? Это была еще одна загадка. Потому что лишь джедаи растворяются в Силе, а он уже не был таковым. И все равно, его тело исчезло.

Что же случилось? Каким было посмертие Улика Кел-Дромы, моего предка?

И если уж на то пошло – кем была женщина, подарившая ему ребенка? Это совершенно точно не была Номи Санрайдер – такой факт бы отметили. Это не была и Алима Кето – во-первых, это бы тоже отметили; во-вторых, я очень сильно сомневался, что Алима на такое оказалась бы способна… а в-третьих, будь она матерью ребенка Улика, он бы не согласился послать ее на смерть.

Да и Экзар Кун подтверждал – детей у них не было.

Может, какая-нибудь девушка с Циннагара? Или еще раньше, девушка, встретившая молодого джедая? Аскетизм в Ордене тех времен был не в чести, так что никаких запретов Улик бы не нарушил.

Загадки, загадки, сплошные тайны! Хатт бы их побрал…

Когда-то Улик и Вима вырезали во льду лица Джета Арки и Андура Санрайдера [15]. Конечно, четыре тысячи лет они не протянули – это слишком даже для вечного холода Рен Вара.

Так что теперь можно было сделать самому…

Художник из меня не очень. Но сейчас я просто не мог ошибаться… и не ошибся.

С помощью Силы я высек на обледеневшей скале лицо Улика Кел-Дромы – такого, каким я его запомнил по голограмме. Это изображение не развалится – потому что линии были прочерчены в камне, а не на льду.

Никто не позаботился о надгробии. Но будь я проклят, если не отдам должное тому, чья кровь течет во мне.



Больше я не прилетал на Рен Вар. Никогда.



– О, вот так уже лучше. Миви, встань в пару с Долент – отработайте еще раз защиту от быстрых атак. Что, Ард?

– Ты говорил, что улетаешь завтра. Надолго?

– Сам еще не знаю… я наконец собираюсь как следует поискать новых учеников.

– В одиночку?

– Пока да. Но есть такое чувство, что меня одного вполне хватит.


Примечания автора

[13] Призрак, давший Экзару Куну титул Темного Лорда, а Улику – просто Лорда и ученика, оставил на лбу каждого странный знак. Красный и синий соответственно.

[14] То есть либо при уничтожении джедаев на Корусканте, либо при взрыве планеты Бисс – последнего убежища Императора.

[15] Андур Санрайдер – рыцарь-джедай, муж Номи, отец Вимы. Убит бандитами; после его смерти Номи и стала джедаем.

Дальше

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™