<<  Орден Возрожденный, Главы 5-8


V-Z


Глава 5. Экзамен

Каридеф. Небольшая, мало кому известная планетка во Внешнем Кольце, на Римманском маршруте. Любой, кто услышит про нее, забудет через минуту.

Но я точно не забуду.

Потому что именно здесь я должен был выдержать первый в жизни экзамен.

Больше года прошло с тех пор, как я сделал свой меч. С того момента у меня началось такое, как выразился Ард, «интенсивное обучение»… Думаю, можно представить, что это было, если с ног от усталости валился не только я, но и учителя.

Но результаты это давало, и еще какие. Хотя я все же не думал, что готов… но Ард и Элея в один голос заявляли, что – пора.

В принципе, я действительно многое освоил. Ард передал мне уже все фехтовальные комплексы,и дальше у нас шли уже тренировки, а не уроки, – разница, думаю, ясна. То же и с Силой – мне не хватало лишь опыта. А так… Телекинез и молнии я освоил очень неплохо. Плотных иллюзий я мог создать уже три – если стоял неподвижно и концентрировался. В движении же – лишь одну, и то недолгую.

Сейчас вот пытался по описаниям выработать технику работы с телом, точнее – с нервными окончаниями. Как я понял, это как бы зеркальное отражение целительства, на том же принципе. По-моему, я все сделал верно… но потренироваться было невозможно – для проверки требовался живой организм. А отлавливать людей (скажем, бродяг каких-то) и пробовать на них болевые техники… нет, не по мне это. Уж слишком отдает забавами Клерта и ему подобных…

А, еще я нашел интересный способ лучше учиться – под музыку. Помимо всего прочего, на корабле нашлась очень неплохая фонотека… в частности, песни тех, кому нравились ситхи и связанное с ними. Широко они, понятное дело, не продавались… но ситхи их отыскали.

Честно говоря, я удивлялся тому, как быстро учусь. И однажды высказал свое мнение Арду… получил в ответ интересную речь.

– Если человек талантлив, – сказал забрак, – то он учится очень быстро. Краты, например… они, конечно, подонками были удивительными, но что достигли мастерства – несомненно. А ведь им потребовалось совсем немного времени! Смотри – когда Сатал и Алима украли книгу из музея, они еще ничего не умели. С момента бегства с Ондерона, когда им уже явился лорд Надд, прошло от силы пара месяцев – и вот, они уже создают плотные иллюзии и с их помощью захватывают власть. Еще совсем немного времени спустя – и республиканский флот встречают уже весьма мощные проявления Силы.

В качестве примеров можно взять и, – тут Ард поморщился и помедлил перед ответом, – некоторых представителей Светлой стороны. Люк Скайоукер, к примеру. Обучение его было еще короче, чем у Кратов – самые азы от Кеноби и от силы пара месяцев с Йодой. А результат? Разумеется, ни противопоставить что-то лорду Вейдеру или молниям лорда Сидиуса он не мог, но выстрелы бластера мечом отбивал, обычных солдат Силой легко убирал с пути.

То же самое – с его Академией. Очень пестрая компания всех возрастов и рас, набранная Древние ведают откуда. И ведь добился того, что они стали мощными адептами Силы! При всей моей неприязни к джедаям нельзя не признать, что наставник из Скайуокера хороший… в смысле развития собственно мастерства. Вот с привитием ценностей джедаев у него постоянно встречаются осечки.

– Причем такие, от которых потом вся Республика на ушах стоит, – хмыкнул я. – Один ученик звезды взрывает, другой жизнь из планет пьет, третий вообще Академию Темной стороны создает [1]…

– Именно так, – согласился Ард. – Вернемся к теме… Так вот, Скайуокер в начале своего пути был не слишком силен и умел, принятого титула «мастер» он не заслуживал по умению, но все же за краткое время добился многого.

– А почему он тогда принял титул? – поинтересовался я. Про джедаев я самое разное слышал, но в выпендреже их еще никогда не обвиняли.

– Это ничего общего с реальным мастерством не имело, – объяснил Ард. – После Эндорской битвы Скайуокер принялся создавать Академию… а таковой обязан руководить мастер. Неважно, каков его настоящий уровень – но мастер должен быть, обязан стать примером и главой. Символом, так сказать. Увы, но Скайуокеру это удалось – то, в чем потерпели неудачу куда более опытные джедаи. Заодно отмечу, что никто из последователей Тьмы не принимал ни звания ситха, ни титулов Лорда и Темного Лорда. Думаю, они понимали, что не имеют на них права, будь они как угодно сильны; я уже объяснял тебе разницу. Так что… последним Темным Лордом был лорд Вейдер.



Я вспоминал все это, сидя на траве рядом с кораблем. Мы приземлились на каком-то горном плато, куда никто никогда не захаживал: идеальное место.

И красивое – зеленая трава под ногами, лес где-то вдалеке, речка шумит… Даже «Дарвот» с его металлическим корпусом как-то очень удачно вписывался в пейзаж.

Ард и Элея заявили, что будут работать в полную силу. То есть, если пропущу удар – лишусь чего-то важного. Я в этом несколько сомневался – это значило бы послать больше года трудов хатту под хвост. Впрочем, я ведь тоже не собирался им вредить… во-первых, не факт, что получится; во-вторых же… гадость это – так платить за знания и Силу. Что бы там не говорил Ард про то, что «истинному ситху не мешают жизни других». По-моему, он и сам в это не полностью верит…

Ситхи появились из люка, сошли на землю; на обоих – простые черные костюмы, не стесняющие движений, довольно свободные (против облегающих возражала Элея, сказав, что она в такой одежде будет всех отвлекать; честно говоря, я был согласен). Такой же был и на мне.

Дороон тоже был тут – устроился у трапа. Разумеется, с декой и еще какой-то электроникой в руках.

Вспыхнул клинок в руках Арда – только что он был расслаблен и спокоен, а сейчас – уже бьет. Без всякого объявления о начале… Хорошо еще, что они вообще об экзамене сказали…

Удар забрака я отбил, и тут же провел свой выпад – прощупать. Разумеется, Ард парировал… и тут с другой стороны пришел клинок Элеи.

А это уже хуже.

Удары сыпались градом; не понимая, как мне удается выстоять против двоих, я, тем не менее, успешно отражал атаки. Правда, все осложняло то, что Ард и Элея умели сражаться в паре, дополняя друг друга. Говорят, так бьются двойки «мастер-ученик» у джедаев… не знаю. Не видел. А двойку «ситх-ситх» почувствовал на себе.

Один промах они допустили – ударили одновременно в одну точку; я успел подставить меч и задержать оба клинка. Ненадолго, на долю секунды… но этого хватило, чтобы ударить волной Силы, бросая учителей в стороны.

Мгновением спустя они оказались на ногах; с пальцев Элеи полыхнула ветвистая молния; я принял ее на меч. И вовремя сообразил, что Арда оставлять без внимания не стоит… правильно. Он ударил телекинезом, и я принял и это нападение – на раскрытую ладонь.

Шипящий разряд Элеи заставлял дрожать меч в правой руке; невидимый пресс Арда властно давил на левую.

Какое-то время мы так и стояли – на радость Дороону, который, похоже, все происходящее снимал. А потом я понял, что если я и выдержу, то меч, чего доброго, сгорит.

Это было очень сложно – держать две столь разные атаки, и заниматься еще чем-то. Но удалось – создать плотную иллюзию.

Древний воин возник рядом с Элеей; меч рассек воздух. Конечно, она знала, что это фантом.. но понимание – это одно, а тело говорит другое; иллюзия-то вышла очень качественная.

Элея была вынуждена погасить молнию, отражая удар; я в то же мгновение дал атаке Арда достичь себя… и превратил этот толчок в полет. Конечно, иллюзия всего этого не пережила.

Благодаря такому вот прыжку я оказался совсем недалеко от Элеи, и теперь уже атаковал сам. Наши мечи скрестились, краем глаза я видел приближающегося Арда – надо было действовать быстро!

Удар, отшаг, финт – и я пробил ее защиту! Кончик лезвия распорол одежду, от ключицы и немного вниз, оставляя целым тело. Вот оно, победа – в настоящем бою такой удар бы убил!

Но Элея из боя выходить не собиралась – невидимый удар хлестнул меня по лицу, бросая назад. А молния стегнула по руке, заставляя выронить меч.

Я рухнул на траву; щека прямо-таки горела. Элея стояла надо мной, за ее спиной был виден идущий неспешной походкой Ард. Глаза женщины пылали яростью – да, той самой боевой яростью ситха, которую все пытался привить мне забрак… получалось плохо. Не умел я толком злиться. Запоминать дурное и потом платить сторицей – умел, а вот приходить в бешенство, да еще по заказу…

До этого момента.

Потому что сейчас я просто озверел – уж не знаю, почему. Наверное, потому что в ответ на «смертельный удар» оказался на траве… чуть было не вскрикнул «нечестно!»

В полную, так в полную!

Боль в щеке и запястье уже не причиняла страдания – напротив, я ее переплавил в нечто иное, невидимый сгусток энергии, дрожащий в ладони; эта дрожь отдавалась по всему телу

И словно боль приходят ко мне его слова: «страдание - есть свойство живого существа; а остротой эмоций не каждый наделен: существ, живущих полно - один на миллион. И боль - твоя расплата за эту остроту, но лишь она сумеет поднять на высоту: довольство не заставит тебя идти вперед… возьми же те уроки, что боль тебе дает»! [2]

Это я те песни цитирую…

Я ударил Элею этим сгустком, своей яростью и болью, использовал ту самую технику, что никак не мог испытать… испытал.

На собственной наставнице.

Болевой шок скрутил ноги Элеи; с изумленным вскриком она свалилась на траву… начала падать, но мой толчок Силой отбросил ее далеко в сторону.

Прилетевший меч лег мне в руку, и я вскочил на ноги. Как раз вовремя – чтобы парировать удар Арда.

Забрак тоже впал в ярость… то ли в боевую, то ли рассвирепел, увидев, что с Элеей что-то случилось… не знаю. Но только мой гнев ему не уступал!

Молния, пущенная на мгновение отскочившим Ардом, столкнулась с такой же – и рассыпалась. Как, впрочем и моя.

Мы вновь скрестили мечи, осыпая друг друга ударами. Он хорошо учил меня – и я хорошо учился. Сейчас я знал, как он будет сражаться, куда станет бить, и что для этого использует… и везде его встречал мой клинок.

А затем… очень рискованная, почти неправдоподобная комбинация.

Удачная.

Мы как раз замерли, столкнувшись клинками, давили друг на друга, не уступая. Ард поставил меч прямо; я же держал его чуть наискось, так что рукоять перед лицом указывала в землю… и очень мелким шагом я сместился в сторону от той вертикали, по которой шел клинок забрака…

А потом – выключил меч!

Потеряв опору, Ард по инерции рухнул вперед… а я в эту секунду успел присесть, убрав одну руку с меча – и с нее ударив Силой, в брюшину и солнечное сплетение.

Забрака швырнуло на несколько метров назад, он еще и по земле проехался; меч улетел куда-то в сторону. Я одним прыжком оказался рядом, направляя клинок сверху вниз, точным колющим ударом…

Не знаю, дошел бы он до конца или нет.

Не знаю.

Потому что мне пришлось резко развернуться, отбивая вспышку бластерного выстрела.

Дороон стоял у трапа с тяжелым бластером в руке, целясь в меня.

Но прежде чем я успел сделать или сказать что-то, тви’лекк совершенно невозмутимо заметил:

– А может, хватит? По-моему, все уже достаточно убедительно.

Странное дело, но эти слова меня отрезвили. Куда-то ушли и ярость, и упоение боем…

А пришло очень нехорошее осознание того, что если бы не выстрел Дороона – я бы мог убить Арда. Потом, наверное – и Элею. Да еще и получил бы от этого наслаждение – в боевой-то ярости.

Это что, и есть правильный метод боя для ситха? Но быть таким… будто вколол себе чего и драться кинулся. Не-ет. Не хочу. Не хочу быть таким ситхом. Хочу лучше – как лорд Вейдер. Его вывести из себя было очень непросто, он и в бою никогда не терял головы.

Тьма – это ведь не только злость, правда? Это еще и холодная злость, которая только на тело влияет, а разум остается нормальным.

Я выключил меч, и протянул руку Арду, помогая ему подняться. Затем отыскал взглядом Элею, пытавшуюся подняться, и в два прыжка оказался рядом.

И пусть не врут, что ситхи не умеют лечить. Умеют, да еще как! Призрак Фридона Надда, например, все кости Экзару Куну срастил за какую-то минуту, когда того каменными плитами в гробнице чуть не перемололо. Интересно, а почему Дарт Сидиус своего ученика так не излечил? Не умел? Или… да о чем я думаю! Потом все это, ранкор с ними с Лордами!

Боль, охватившую тело Элеи, я снял в одно касание – все-таки, моя атака была. Общее исцеление провел уже Ард – я отошел, давая работать более опытному.

Наконец оба ситха подошли ко мне.

– Выдержал, – констатировал Ард. – И еще как выдержал…

– Угу, – невесело кивнул я. – Чуть с вами не поступил по заветам Древних…

– Это ты про что? – удивился забрак.

– Ну, про то, что ученик должен убивать учителя, чтобы…

– Еще чего! – возмутилась Элея. – Ты что, не читал… а, это в комментариях. Ты, наверное, до них еще не добрался?

– Пока основной текст перечитываю, – признался я. – А что?

– А то, что это ерунда! Правило совсем другое – «ученик может стать мастером только после смерти учителя». «После смерти» – совсем не означает «убив его». Хотя конечно, если учитель был смертельно болен или ранен, ученик мог помочь ему уйти из жизни. Вот так! А потом из этого обычая сделали еще один контейнер грязи на ситхов! – завершила Элея.

Я только кивнул, пытаясь разобраться в своих чувствах. Раскаяния, кстати, не было – чего тут каяться? Бой честный, у меня даже условия хуже… все правильно.

Но вредить учителям – все равно мерзость. Все равно.

– Юэн, ты не видел, как мы с Элеей тренировались, – заметил Ард. – Один раз мне пришлось неделю в бакте лежать.

– А в другой раз – мне, – подхватила Элея. – Полторы.

Не скажу, что стало очень уж легче… но как-то получше. Интересно, смог бы я вот так спокойно беседовать с человеком, который чуть меня не убил? Уверен, что нет.

Значит, еще много чему надо учиться.

И тут, словно прочитав мои мысли, Дороон поинтересовался:

– А как теперь Юэна называть?

– В смысле? – искренне удивились мы все, а озвучил удивление Ард.

– Ну, – рассудительно заметил тви’лекк, – вы с Элеей – ситхи. Судя по тому, что я видел, учить Юэна вам больше нечему – по-моему, то, что он применял, и вы не умеете.

– Верно, – кивнул Ард. Я таким ответом был удивлен – думал, что плотным иллюзиям и многому другому они не учат, потому что хотят, чтобы я сам дошел. Так что получается, я дошел до того, чем они не владеют?

– Если я правильно помню, – развивал мысль Дороон, – теперь вы имеете право называться «мастерами». Так?

– Так, – мы переглянулись, недоумевая, куда он клонит.

– А как называть того, кто одолел двух мастеров?

Вот тут до нас дошло. Не знаю, как учителя, а я лично зашел в тупик. Ну в самом деле – как?

Дороон выдержал паузу, давая нам время подумать. А потом вновь нас удивил.

– По-моему, такой индивид называется «Лорд».

На Корусканте бытовало выражение – «как хаттом… гм… побитый». Выражало оно очень большое обалдение.

Вот так я себя сейчас и чувствовал. Но тем не менее, пришел в себя первым:

– Рет, у тебя мозги перегорели? Какой из меня к сарлакку Лорд, когда мне еще учиться и учиться, чтоб я себя хотя бы мастером назвал!

– Я даю объективную оценку, – невозмутимо ответил тви’лекк. – Иначе не умею. Не знаю, кем ты сам себя считаешь, но я смотрю со стороны и делаю выводы. Знания есть? Есть. Сила есть? Есть. Дальше – сравнение с другими ситхами. Двоих присутствующих ты убедительно одолел… если не веришь, то я весь бой записал. Можем потом посмотреть и проверить.

– Знания есть, но их еще развивать и развивать, и полно вещей, которых я не знаю, – заспорил я. – Сила… ну, есть, но одной только силы мало. Очень мало. А одолел… ну они же меня учили! Я их знаю очень хорошо, и мог представить, куда бить!

– С опять-таки сторонней точки зрения Люк Скайуокер был слабее тебя и знал о техниках Силы меньше, когда принял звание мастера.

– Да это не имело никакого отношения к умениям! – возмутился я. – Совершенно другая при…

Я осекся на середине фразы. Дороон наверняка понимал это не хуже меня, и значит, его слова имели иной смысл.

Который вдруг предстал передо мной удивительно ясно – как вспышка ножа в темноте.

Скайуокер взял себе этот титул, потому что во главе Академии должен стоять мастер. И он возродил Орден, он сумел сплотить одаренных.

А во главе Ордена Ситхов должен стоять Лорд. И пока таковые стояли – Орден был.

Правильно Ард сказал – никто после смерти Вейдера не набрался наглости назвать себя титулом. И потому – Ордена Ситхов не было.

Я повернулся к учителям… а почему они до сих пор молчали? Давали мне спорить?

Неважно.

– Ард, кое в чем Рет прав, – сказал я. – Лорд должен быть; потому что Орден без Лорда – не Орден. На той системе, что ты мне изложил, стояла Империя Ситхов – и без нее не будет ничего подобного, потому что иной системы для этого еще не придумали. Конечно, звание предполагает мастерство, но в данном случае нужен не великий мастер, а символ. Ард, Элея, Лорд должен быть. Не скажу, что я не хотел бы этого титула… ну покажите мне того, кто бы его не хотел. Но мне сейчас все равно, кто его станет носить – когда кто-то из вас возьмет титул, я буду рад. Но Лорд должен быть.

Интересно, кто примет титул? Наверное, Ард – он лучше подходит на роль лидера. Элея слишком уж вспыльчива… Но с другой стороны, она может принимать решения быстро, а Ард с места не сдвинется, пока все десять раз не обдумает.

Они переглянулись.

– А нарушением правила Бэйна это не будет? – спросила Элея.

– Не будет, – уверенно ответил Ард. – Мы с тобой можем считаться за одного… со-ученики, со-учителя…

– Верно, – согласилась она. – Так что, решено? Понимаешь, о чем я?

– Да.

Значит, они оба решили принять? А что, хорошо получится – друг друга дополнят, как в бою, и получится отменная двойка…

Только вот почему Дороон улыбается?

– Полную церемонию я не помню, – продолжал Ард, – да и нет у нас всего необходимого. Так что ограничимся простыми словами. Принимай титул, Юэн.

Я онемел.

– Свидетельства получения титула в таком возрасте есть, – добил меня исторической справкой забрак. – Даже имеются случаи вхождения в состав Совета Лордов ситхов около девятнадцати лет.

– Ард, я…

– И вообще, ты хоть понимаешь, что согласился еще до того, как мы предложили?

– Это как? – от удивления я даже полностью дар речи обрел.

– Рет, – посмотрела на тви’лекка Элея, – ты у нас лингвист. Разъясни.

– С удовольствием. Юэн, вспомни, пожалуйста, то, что ты после спора со мной сказал Арду. Интонации, выбор слов…

Я вспомнил. Пожал плечами:

– И что?

– Ты же никогда так не обращался, – сообщил Дороон. – Ты вообще когда говорил с учителями, тщательно избегал личных местоимений. Видимо, сказать «ты» язык не поворачивался, а «вы» как-то тоже не очень хотелось, так?

– Верно… – тоже мне стилист рилотского разлива…

– А сейчас ты Арду говорил «ты» без малейшего сомнения, как равный – равному. Или вышестоящий – стоящему на ступень ниже. И тон у тебя был… приказной. Несмотря на содержание. Ты ведь прямо-таки чеканил: «Лорд должен быть». Так что… я верю, что ты спокойно бы отдал титул другому. Но твое подсознание уже примерило мантию Лорда, и соответственно тебя подтолкнула.

«Ледоруб», лингвист… что, еще и психолог? Так сказать, научная экспедиция в одном лице?

Тут до меня дошло, что ехидными мыслями в адрес тви’лекка я отвлекаюсь от действительно важного – того, что было сказано.

А ответ должен быть.

И нечего лепетать, что я не хотел этого звания и не знаю, что с ним делать. Хотел, это правда. А насчет знания… да, пока понятия не имею. Ну так что мешает хорошенько подумать?

Любой вещи можно найти применение. Даже такой воздушной и одновременно очень весомой, как титул.

Я сделал вдох перед тем, как заговорить.

– Орден будет жить. Как именно – выработаем позднее, а пока… будет неприятно, если вы ко мне станете по титулу обращаться.

Добавлять всякие вещи вроде «не заслужил пока» и тому подобного я не стал – сами поймут.



«Дарвот» взлетел с Каридефа.

Я сидел у себя в каюте, вновь пролистывал на экране страницы истории ситхов.

Юэн Кел-Дрома, Лорд Ситхов…

В семнадцать с половиной лет.

Убиться фонариком.

Правильно Ард спрашивал: «Что из тебя к двадцати годам получится?»

Идиотизм какой-нибудь, наверное…


Глава 6. «Черный Лист»

Еще два года прошло…

Все это время мы мотались (иначе не скажешь) по Галактике, по самому диковинному маршруту. Выбор такового Ард и Элея с удовольствием свалили на меня – мол, ты Лорд, ты и решай. Вслух, конечно, это не было сказано, но выражение лиц говорило само за себя.

Я, впрочем, не жалуюсь. Сам напросился.

Курс у нас был, конечно, совершенно дикий… на первый взгляд. Просто мы наведывались на все планеты, хоть как-то связанные с Темной стороной. Ард и Элея на многих из них, конечно, сами бывали, но мне хотелось увидеть своими глазами. А так как я теперь Лорд… хоть какая-то польза от титула лично для меня.

Кстати, на наиболее сильных планетах мы не бывали – по разным причинам. На Явине IV все еще была Академия Джедаев, и там нам были бы, мягко говоря, не рады. А Коррибан и Зиост – некрополь и столица древней Империи… Я пока не хотел туда лететь, сталкиваться с прошлым и тенью Древних, все еще лежащей на этих планетах. Мне не с чем было идти, и нечего представить на их суд – только титул и знания. Первое было принято самолично; вторым же удивить Коррибан и Зиост было нельзя.

А так поездили мы хорошо… и без результатов.

На Циннагаре (где был штаб Кратов) и Ондероне (где правил род Фридона Надда) ничего путного не нашлось – джедаи в свое время очень основательно почистили все, что имело отношение к Темной стороне. М-да, тогда Орден был действительно грозным противником, особо не заботившимся о морализаторстве. Вспомнить ту же Сильвар [3] – до такого озверения не каждый ситх может дойти.

Дксун был куда более интересен… еще бы. Там десяти метров пройти было нельзя, чтобы тебя не попытались сожрать самые разные твари. А ведь надо было до гробницы Фридона Надда дойти… Пришлось приземляться как можно ближе и буквально прорубать себе путь сквозь лес. Эту прогулку я навсегда запомню – столько хищной живности никогда не видел. Мы с Ардом и Элеей каждый шаг кого-то рубили.

Зря, кстати – в саму гробницу мы так и не вошли. Она, как оказалось, облицована мандалорианским железом, которое плевать хотело на световые мечи и на инструменты. Насколько железо вообще может плевать…

Малакор V считался местом Темной стороны… не так это. Я там был, прочувствовал. Смерть там. Смерть, а не Тьма. Очень неприятное место…

Хар Делба, дом Наги Садоу, где он выстроил две крепости – на планете и спутнике… Сами крепости мы нашли. Сохранившиеся, что интересно, но совершенно пустые. Ничего полезного; видимо, когда армия императрицы Теты громила войска Садоу, солдаты и джедаи вывезли все. Логично, в общем-то.

Так что эти поездки не принесли ничего, кроме впечатлений. Да и к лучшему – если бы на меня с каждой планеты артефакты и книги сыпались, это было бы уже совсем неприличное везение. У меня и так судьба удачная.

Хотя это как посмотреть. Удачливый человек на Нар Шаддаа не попадет– а я именно тут сейчас и сижу.

Месяца два назад со счета Арда и Элеи начали утекать деньги. Причем взлом был качественный – банковские программы ничего не заметили. К счастью, Дороон, не особо им доверявший, поставил еще и свою защиту, тем же «ледорубовым» способом, не заботясь о мнении банка. И вот она сработала – отследила и подала сигнал. Дороон начал с того, что перекрыл утечку, а потом принялся за неизвестного коллегу – попытка нападения на то, что под его защитой, тви’лекка изрядно взбесила.

Нашел. Даже определил личность – некоего «ледоруба»-человека.

В принципе, на этом можно было и закрыть… но мне стало интересно. И вообще, что я за Лорд, если буду спокойно прощать, когда у моих учителей воруют?

Дальнейшее было просто. Явиться по адресу, вычисленному Ретом, взять под контроль разум «ледоруба»…

И узнать интересные вещи.

Как оказалось, этот субъект взламывал банковскую защиту не для себя, а по заданию. И не он один – вместе с ним работало еще несколько спецов на разных планетах. Но интересная деталь: через определенный срок деньги надо было вернуть обратно.

Я во всех этих денежных делах ничего не понимаю, и особо не хочу понимать – неинтересно мне это. А вот Ард и Дороон быстро уяснили, где тут тускен зарылся.

Во все стороны вскрытой аферы я так и не вник. Но основную мысль уяснил: кто-то проводил некую махинацию, и, дабы не рисковать своими деньгами, нанял «ледорубов», чтобы они добыли нужную сумму с разных счетов… а по завершении дела вернули обратно. В случае же, если утечку засекали, можно было не возвращать… сейчас такой взлом – дело неприятное, но не такое уж удивительное. Списали бы на деятельность какого-то нуждающегося «ледоруба», обновили бы защиты и забыли.

Вроде на этом можно было бы и закончить. Только одно «но»… заказчика Дороон по описанию узнал. И уверенно заявил: он в жизни не имел дела с финансовыми аферами. «Специальность» трандошана Храсска – бандитизм, пиратские рейды, и тому подобное. Легко сделать вывод – он тоже не своими словами говорил.

А чьими тогда?

Интересно стало уже всем. Дороон выложил все, что знал о Храсске, и это нас и привело на Нар Шаддаа – благо именно здесь трандошан бывал чаще всего.

И сейчас он был на планете: в порту обнаружился его корабль.

А найти трандошана было легче, чем казалось. Он отличался удивительным постоянством в привычках; явившись, наносил визиты своим партнерам, а потом развлекался в барах. Всегда выбирая из двух конкретных.

Так что сейчас в одном из помянутых баров сидел я, а в другом – Ард. Элея ждала неподалеку от жилища одного из местных хаттов, с которым Храсск часто работал.

Куда-нибудь он ведь должен прийти? А через Силу никто из нас его отыскать еще не может… Элея, кстати, умеет, но только знакомых, тех, с кем она хотя бы раз говорила.

Я старался ничем не выделяться из толпы – обычный для таких мест серый костюм, немного наглое выражение лица, бластер на поясе (в барах Нар Шаддаа человек без видимого оружия вызывает нездоровое любопытство). Световой меч покоился в свободном рукаве, в специальной петле.

«Если Храсск не появится еще через двадцать минут, ждать больше не стану,» – эта мысль являлась все чаще. Просто бар этот… очень неприятно напоминал корускантские. В частности, тот, рядом с которым я впервые применил Силу.

Сами понимаете, ничего хорошего в этих воспоминаниях не было. Только тогда я мог лишь стараться, чтобы меня не заметили, а сейчас – был способен любому нахалу обрубить все, что возможно.

И меня не покидало чувство, что еще через полчаса я именно этим и займусь. Повод? Найдется, не проблема.

К счастью для завсегдатаев бара Храсск соизволил явиться; не узнать его было трудно. Одноглазый трандошан с исполосованной шрамами чешуей, тяжелым бластером на поясе, с костяным браслетом (чьи кости, лучше не уточнять) – личность заметная. Вдобавок, когда он подошел к стойке и потребовал «по-быстрому горло промочить», бармен ответил: «Конечно, Храсск».

Правда, с места не двинулся, пока трандошан не полез за кошельком. Тут все платили вперед, а если кто не хотел… ну, рядом с барменом-человеком возвышался строительный дроид, рядом с которым даже вуки выглядел бы очень неубедительно. Конечно, они не предназначены для боя, но если такому вот дроиду показать на неплатящего и приказать «забить сваю»… выполнит. Потом, правда, будет жаловаться на некачественный материал, что при забивании ломается на куски.

Я встал и начал пробираться к выходу. Если Храсск покинет бар раньше, а я за ним увяжусь, кто-то может это заметить.

– Что, сегодня недолго? – полюбопытствовал у меня за спиной бармен.

– Дел – во! – оглянувшись, я увидел, как трандошан резанул ребром ладони по горлу. – Слушай, подстанции все починили? Путь хочу срезать.

– А банта их знает, – почесал в затылке бармен. – Вроде бы все сделали… где-то через полчаса Рудо придет, он там работает. У него спроси.

– Времени нет, – покачал головой Храсск.

Конца диалога я уже не услышал – закрыл за собой дверь, отошел в переулок поблизости и стал ждать.

Трандошан объявился уже через пять минут. Огляделся по сторонам и зашагал по улице.

Я держался в тенях, стараясь одновременно и держать его в поле зрения, и самому на глаза не попадаться. На Корусканте мне это неплохо удавалось…

Растерял навыки, наверное. Потому что, когда улицы стали совсем безлюдными, трандошан ускорил шаг, почти побежал…

Я тоже перешел на более быстрый шаг, свернул вслед за Храсском за угол… и остановился.

Трандошан стоял метрах в пяти от меня, с бластером в руке. Таковой смотрел мне прямо в грудь.

– Кто тебя послал? – вопросил Храсск.

Мда… похоже, незаметности надо учиться заново. И куда дольше – то, что срабатывало против мелких бандитов, не поможет с профессионалом.

Но честное слово, лучше бы он меня не замечал…

Я поднял руки, демонстрируя, что в них ничего нет. Трандошан одобрительно кивнул такому разумному поведению… и в следующую секунду бластер вырвался у него из пальцев.

Храсск успел нажать на спуск, но выстрел ушел в небо; оружие легло мне в левую ладонь. В правую же скользнула рукоять, и алый клинок разрезал сумерки улицы, оказавшись совсем рядом с шеей трандошана – ибо я еще и прыгнул вперед.

В общем-то, это впечатление произвело… только не совсем то, на которое я рассчитывал.

– Прошу прощения, господин! – выпалил Храсск. – Я не знал, что вы желаете что-то у меня спросить… принял вас за другого!

Я обалдел. Вот теперь он меня точно за кого-то другого принял… за джедая, что ли? Да нет, такие личности обычно от джедаев сматываются, а не лебезят перед ними.

А следующая фраза трандошана вообще повергла меня в полное удивление:

– Мой Лорд, я в самом деле не хотел…

Он мог принять меня за джедая, мог оказаться (хоть это и вряд ли) бандитом, работающим на Орден… но уже много столетий слово «Лорд», относящееся к адепту Силы, означает только одно.

Ситха. Или по крайней мере – последователя Темной стороны.

Храсск осекся на слове «хотел»; единственный глаз сощурился. Видимо, удивление отразилось у меня на лице, и он понял свою ошибку.

Он и в самом деле был опасным противником: мигом согнулся, оказываясь под высоко направленным лезвием меча, и выбросил вперед руку, в которой откуда-то образовался вибронож.

Но я легко ушел от удара; в следующую секунду молния опутала Храсска и швырнула его о стену. Я даже удивился – как, оказывается, медлительны не-одаренные! Удар этого, несомненно, умелого бойца, был таким неуклюжим, если сравнивать с атаками Арда или Элеи…

Допросить его прямо тут… хотелось, но не получится. Потому что лучший способ – контроль разума. А я им до такой степени не владею – вырубить, погрузить в сон могу, но пока не больше того.

Так что пришлось доставать комлинк и вызывать Арда – перевозить гостя на «Дарвот».



На корабле Храсска раскололи быстро – Элея контроль разума для таких целей освоила в совершенстве. Того «ледоруба», к слову, тоже она допрашивала.

Но вот от полученных сведений мы все надолго впали в раздумья.

И было от чего...

Как рассказал Храсск, уже лет тридцать существует некая организация под названием «Черный Лист», которой подчинены боссы на множестве планет. То есть, на планете есть координатор, через которого идут приказы собственно шефам «преступных группировок» (как любят в новостях выражаться), определенное их количество подчиняется старшему координатору, а все с этой ступени – уже верхушке «Черного Листа».

Шестерым.

Шестерым, владеющим Темной стороной Силы.

Шестерым, называющим себя ситхами.

Поначалу мы не поверили. Но Храсск описал то, что у него на глазах проделывали Шестеро… как оказалось, трандошан входил в число старших координаторов, хоть и предпочитал всюду работать лично, а не отдавать приказы. И своих шефов он видел не раз…

Он даже структуру их знал… ибо равноправны Шестеро не были. Руководил всем один конкретный человек, именовавшийся… да, он носил титул Темного Лорда. Его ученик и преемник, младший Лорд, тоже стоял над всеми, подчиняясь лишь наставнику.

Остальные четверо тоже составляли пары «учитель-ученик», но титула не носили, ограничиваясь званием мастера. Обращение «мой Лорд» ко мне было обычной лестью.

– Неплохая система, кстати, – заметил в этом месте рассказа Ард. – Если Темный Лорд и его ученик погибнут – на их место тут же встанет другая пара… не сомневаюсь, что и порядок наследования у них уже определен. Чтобы обезглавить «Черный Лист», надо разом уничтожить всех Шестерых.

Кстати, секретность соблюдалась тщательно… о том, что Шестеро – ситхи, знали лишь два десятка человек. Те самые старшие координаторы; они же подбирались из числа самых стойких и верных. Таких обычными методами допроса расколоть было нельзя; против химии в кровь координаторов были введены какие-то особые вещества. Но вот против допроса Силой ничего предусмотрено не было: Шестеро логично считали, что джедаи не станут применять такую технику, способную повредить пленному. О существовании же нашей группы они, к счастью, понятия не имели.

Система замены координаторов тоже была отработана: старшие в определенное время подавали сигналы; если они этого не делали, значит – были мертвы. И, соответственно, их место занимали заранее выбранные преемники. К счастью, до очередного Храсскова сигнала оставалась еще неделя… трандошан уверял, что все старшие подают весть в одно и то же время.

Так что, аналогично Шестерым, убрать их помощников можно было только всех вместе – и тут же заменив своими людьми. Иначе бы все архивы и базы данных погибшего отправились бы преемнику.

Странно, почему я постоянно рассуждаю о ликвидации? Причины есть..

По описанию Храсска все же нельзя было понять – обладают ли Шестеро знаниями ситхов, или это просто мощные адепты Темной стороны. Но сами они себя явно считали принадлежащими к Ордену.

А ведь настоящий Орден – это мы… у нас и знания, и…

И желание быть ситхами.

Но желание есть и у Шестерых; а древние знания им заменяет нынешний контроль над бандитскими боссами. И, кстати, возможно, и знания у них есть…

Проклятье, какими же союзниками они могут стать – с организацией, со своими наработками, со всем, чего «Черный Лист» достиг за тридцать лет… интересно, менялся ли состав Шестерых? Наверное, было такое.

Однако все упирается в единственную идею, которую отвергнуть невозможно: Орден должен быть один. Как есть один Орден Джедаев – так и Орден Ситхов должен быть одним и единым. Множество сект и фракций только подрывают силу Темной стороны – поэтому Дарт Бэйн когда-то и принял свой закон.

А силы, подчиненные «Черному Листу», и нам пригодятся…

– Орден должен быть один, – сказал я вслух, и остальные вздрогнули. – И это должен быть наш Орден.

– Но мы могли бы обучить Шестерых, сделать из них настоящих ситхов, – заметил Ард.

– Это было бы нарушением Правила Бэйна, – возразила Элея. – Невозможно!

Свое мнение по этому вопросу я оставил при себе. Пока.

– Они нас не примут, – добавил я. – Сейчас у них устойчивая система, и какие-то люди со стороны абсолютно не требуются. Так что у нас попросту узнают все, что хотят, и прикончат. Тем или иным способом.

Я не добавил еще кое-что, хоть это и было важно. У меня и Шестерых разные цели; я хочу видеть Орден Ситхов. Такой, каким он был когда-то… им же хватает своего дела – иначе бы за три десятка лет они бы что-то предприняли.

Но об этом говорить не время.

– Рано или поздно они о нас узнают, – задумчиво заметил Ард. – И поскольку возможностей причинить неприятности у них куда больше…

Пауза была красноречивой.

– Короче, либо мы, либо они, – подвел итог Дороон. – Двум Орденам в Галактике не ужиться.

Это было правдой, хоть тви’лекк и не был ситхом.

– Значит, будем работать, – спокойно произнес я. – Наблюдение. Вычисление слабых мест. Потом удар.

О форме «удара» я пока предпочитал не думать.

– Но как?

– Справимся, – лаконично заверил я. – Да, а что с этим будем делать?

Я кивнул на Храсска, все еще лежащего на полу.

– Отпускать нельзя, – продолжил я, – он немедленно выдаст. Стереть память? Элея, думаю, сможет… но Шестеро вполне сие могут заметить. Поэтому…

Я остановился. Вывод был один, и он мне не нравился.

Никогда еще никого не убивал. Даже при разборках с Клертом все обошлось парой переломов и общим испугом. А сейчас… сейчас надо было если не убить самому, то согласиться.

Что немногим лучше.

– Световым мечом нельзя, – неправильно понял мои раздумья Ард. – Слишком характерный след. Бластером тоже – это явное убийство, и будут искать. Может, несчастный случай? Только вот какой…

– Он собирался идти мимо подстанции, – машинально ответил я. – Спрашивал у бармена, безопасно ли там.

– Знаю я эти подстанции на Нар Шаддаа, – махнул рукой Дороон. – Чинят их, чинят… все равно то оголенные провода, то разряды… чуть ли не каждый месяц кого-то жарит.

– Это мысль, – согласился Ард. – Я могу?

Не очень понимая, что он имеет в виду, я кивнул

И тут же понял – потому что забрак ударил молниями.

Тело трандошана выгнулось дугой; слепящие разряды полоснули по чешуе, чуть ли не просветив скелет сквозь шкуру… и Храсск обмяк.

Молнии Силы могут убивать очень быстро…

– Теперь осталось только бросить его у подстанции, – заключил Дороон.

А я с трудом заставил себя отвернуться от изломанного судорогой тела Храсска. Убитого, фактически, по моему приказу.

Никогда больше не позволю убивать за меня. Если приму решение о чьей-то смерти – сделаю это сам.

Так честнее.


Глава 7. Сбор

Как вчетвером одолеть организацию, охватившую многие планеты? Превосходящую в ресурсах, в оснащенности… даже в числе адептов Силы – ибо шесть уж точно больше трех. Даже если бороться надо не со всеми, а лишь где-то с тридцатью…

Сюжет для невысокого пошиба фильмов, где герои галактическую преступность разносят за три дня. Стрельнут из бластера – корускантская улица, махнут мечом – татуинская равнина…

Только в реальности все сложнее. Я могу представить, что будет, если мы примемся выкашивать старших координаторов. Во-первых, их место тут же займут преемники. Во-вторых, очень быстро узнают Шестеро, и явятся разбираться. Конечно, нас просто так не возьмешь… в общем, кончится тем, что на огонек Темной стороны придут джедаи и устроят всем полную и окончательную защиту мира и справедливости.

Я вообще хотел бы без убийств обойтись. Теоретически, их можно переманить на нашу сторону… м-да. Теоретически. Совсем.

Примерно то же самое я и изложил остальным; впрочем, они и сами это понимали.

«Дарвот» висел на орбите Нар Шаддаа. Мы собрались в кают-компании; Дороон вывел на экран всю информацию, вытянутую из Храсска, и за своим терминалом тоже ее изучал.

Вообще, повезло нам с пленником. Трандошан знал очень много, назвал даже имена своих коллег-координаторов. Шестеро все еще оставались неизвестными, но никто не обещал крайт-жемчужину на подносе.

Ладно, не о том речь.

– Помощь нам нужна, – Ард озвучил очевидную мысль. – Только вот чья? Наемников хватает, но далеко не все из них годятся для такой работы – по умению.

– И почти никому из них нельзя доверять, – добавила Элея. – Не думаю, что нам удастся скрыть, что мы – ситхи. Кто поручится, что они не отправятся к джедаям?

– Не говоря уже о том, что им надо платить, – Дороон остановил текст на экране, открыл записи о состоянии финансов. – На оплату профессионалов в нормальном количестве у нас денег не хватит. В кредит же… не знаю я таких бескорыстных личностей среди наемников.

– То есть, – нужны люди, обладающие должными навыкам, согласные на оплату где-то в будущем, и надежные, неспособные сдать нанимателей, – подвел итог я. – А такие вообще бывают?

– Бывают, кстати, – неожиданно ответил Ард. – Многие имперские и республиканские военные под такое описание подходят. Нам, конечно, только первые пойдут… но у нас с Элеей никого знакомого в армии или среди отставников нет.

– А были бы – согласились? – поинтересовалась Элея. – Не уверена, что они оценили то, каким был лорд Вейдер…

– Оценили, – возразил я. – Роун всегда говорил, что если Дарт Вейдер присутствовал, то Империя побеждала.

Хм… Роун все еще живет на Корусканте… во всяком случае, пересылаемые деньги забирает. Так что…

– Рет, нужно найти информацию об одном человеке. Слушай.



В первый раз за четыре с половиной года «Дарвот» приземлился на Корусканте.

К Роуну я вновь пошел один. И потому, что только со мной он был знаком, и еще потому, что хотел пройтись по знакомым местам… понять, как они изменились.

Похоже, что эти места хоть каким-то переменам не подвержены. Разве что еще грязнее стало… к нам что, хатты переехали?

Я шел по улицам, отбрасывал с пути грязные коробки из-под еды, каких-то просроченных товаров; обходил островки жирного машинного масла – видимо, проносили протекающую емкость; спокойно переступал через ржавые корпуса дроидов, валяющихся тут десятки лет.

Вот такая столица у Республики и Империи. И какое бы государство не владело Корускантом – эти места всегда останутся такими же.

Я сейчас был в таком же сером костюме, что и Ард с Элеей в день нашей встречи; меч, конечно, тоже на виду не держал. В общем, сливался с окружением.

Честно говоря, даже хотелось, чтобы кто-то нарвался – стоило показать корускантским бандитам, что зубы им обломать можно. Но, к счастью или несчастью – никто не полез.

А вот и дом Роуна, добротная крепкая дверь. Несмотря на место жительства, он всегда дом содержал в порядке, и обставлены комнаты были скромно, но со вкусом. Впрочем, это сейчас я понимаю, что скромно – тогда нашей компании его квартира казалась роскошной.

Стук в дверь. Тяжелые шаги, спокойный низкий голос: «Кто там?»

– Юэн.

Дверь распахнулась; хорошо, что внутрь. Если бы наружу – чего доброго, и я бы не увернулся.

Роун возник на пороге – высокий, седой, но подтянутый и крепкий. Я не знал сколько ему лет; судя по тому, что он служил под началом лорда Вейдера – не менее пятидесяти. Не такой уж и почтенный возраст… а раньше он мне всегда казался стариком.

Он меня тоже рассматривал, внимательным, цепким взглядом.

– Очень в твоем стиле, Юэн, – наконец сказал он. – Сперва пропадаешь невесть куда, потом так же неожиданно объявляешься. Заходи.

Это значит, что он мне рад. Нет, в самом деле – Роун очень не любит всяких бурных проявлений чувств. Самая сильная похвала от него звучит так: «а что, неплохо».

Мы прошли на кухню; похоже, хозяин дома как раз собирался обедать. Во всяком случае, тарелка на столе уже была, а неподалеку дымилась… посудина. Обычный в доме Роуна гибрид сковороды и кастрюли, которму я так и не подобрал названия.

Я, не раздумывая, сел туда, где всегда сидел, зайдя к Роуну – у окна, на свету. Его же место было напротив.

Кстати, вот что точно не изменилось – это дом бывшего военного. Все тот же безупречный порядок, все на своих местах… даже на маленькой кухне идеальная чистота. Вся посуда прямо-таки блестит, аппаратура – без единого пятнышка…

– Есть хочешь? – поинтересовался Роун; я покачал головой и он пожал плечами. – Ну ладно. Так где ты был?

Полностью в его духе – неожиданно менять тему.

– Трудно рассказать, Роун… очень многое произошло. Тут, наверное, тоже?

– Да как сказать, – вновь пожатие плечами. – Вся компания в целости и сохранности, постоянно ко мне заходят. Клерт даже и не возникает; я так понимаю, ты наведался к нему перед отъездом?

– Верно. Слушай, хотел спросить…

– Спрашивай, – Роун отвернулся и принялся готовить каф – налил воды, потянулся к коробке с заваркой – сушеными плодами.

– Полковник Роунир Ормейн, почему вы оставили службу? – обращение по званию прямо-таки приказывает добавить «вы».

Роун на мгновение замер, спина напряглась. Потом он вновь расслабился.

– Ты всегда был удивительно дотошным, Юэн, – спокойно проговорил он. – Что ж, я отвечу. Я ушел из армии, потому что больше не осталось личностей. Император погиб. Лорд Вейдер погиб. Адмирал Траун погиб. Остались… – он сделал неопределенный жест рукой. – Может, отдельные хорошие командиры и попадались, но достойного встать во главе нынешних остатков Империи и сделать из них мощное государство я не видел. И не вижу до сих пор. А в такой армии мне делать нечего.

Я его понимал. Сам испытывал примерно то же, читая про времена Экзара Куна и Улика, и сравнивая их… да хотя бы с тем же Кааном и его соратниками [4] .

– А так только ты думаешь, или еще есть?

– Есть, конечно, – Роун положил засушенный плод кафа в чашку и заколебался: брать ли сахар? Похоже, его было совсем мало. – Я просто старший – по возрасту. А так… человек сорок своих сослуживцев знаю, которые думают так же. И поэтому – больше не в армии.

Он повернулся, пристально взглянул на меня.

– Юэн, а как насчет моего вопроса? Ты весьма умело от ответа ушел…

С вежливой улыбкой Роун поднес чашку к губам.

– Как тебе объяснить, – протянул я. – Скажем так – если бы у нас сейчас была Империя, а ты – на службе, то ко мне пришлось бы обращаться «лорд Юэн».

Чашка застыла. Роун секунд пять переваривал мою фразу, потом все же отпил чая.

– «Лорд» в смысле аристократа? – поинтересовался он. – Или…

Я поднял руку; Сила вложила мне в ладонь рукоять меча.

Вспыхнул алый луч, устремленный в потолок.

– Или.

Роун поставил чашку на стол; я убрал меч.

Я не знал, о чем он думает. Мог лишь предполагать, что сравнивает меня с единственным ситхом, которого видел – с лордом Вейдером. Сравнение должно было быть не в мою пользу – это понятно. Но все же… нет, лучше не гадать. Потому что Роун всегда был способен меня удивить.

А если откажется, что буду делать? Докладывать о ситхе он не пойдет – я знаю. Значит, просто уйду… и останусь без союзника.

– При давнем знакомстве командира и подчиненного нарушения субординации допустимы, – вдруг заявил Роун. – Или все же мне обращаться к тебе по титулу?

Я беззвучно выдохнул. Получилось!

– Не надо титулов, Роун.

Он чуть усмехнулся, и я понял – это был своеобразный тест. На выяснение того, как я изменился.

– Как я понимаю, тебе требуются не только лично мои услуги, но и остальных? Я могу объявить сбор, правда мне потребуется помощь.

– Не помешает, – кивнул я. – У нас намечается очень сложная ситуация, Роун… но об этом чуть позже. Когда я смогу тебе все полностью рассказать, и заодно – уведомить твоих товарищей. Чтобы не повторять по десять раз.

Тут в дверь постучали. Причем куда громче, чем я.

Роун пошел открывать. Я из любопытства пристроился следом.

На пороге оказался стройный синеглазый парень с темными волосами, немного ниже меня, и младше где-то года на четыре… но до меня дошло, кто это, только когда он, заметив меня за плечом хозяина, изумленно-радостно вскрикнул:

– Юэн!

– Ярти? – вот тут я его узнал. И оторопел, честно говоря, – у меня-то в памяти он сохранился двенадцатилетним.

Роун отступил в сторону; Ярти с сияющими глазами ринулся ко мне.

– Юэн, ты вернулся! Я же знал, что вернешься – потому что обещал!

Я почувствовал, как губы сами складываются в улыбку – Ярти обладал удивительной способностью заражать хорошим настроением.

– Вернулся, – подтвердил я, хлопнув его по плечу. – Как вы тут?

– Нормально, – заверил Ярти. – Тимар, как ты и сказал, главный, мы с Хиймом помогаем. Порядок везде… слушай, даже Клерт не лезет? Что ты такое ему сказал?

– А ты уверен, что я?

– Хийм говорит, – смутился Ярти.

– Он прав, – как обычно, Хийм первым просек ситуацию. Чего удивляться?

Я обернулся к Роуну.

– Навещу своих. Потом поговорим, хорошо?

Он кивнул.



Вы бы видели, как меня встретили! Хоть уже и не дети – младшему четырнадцать, старшему семнадцать с лишним. Но восторг был – как солнечная буря.

Я не зря оставил главными именно тех четверых. Справились они просто отлично – никто не голодал, все были нормально одеты (по меркам здешних мест, конечно), никакой разболтанности. Тимар – парень суровый, может и по шее дать. За дело, конечно, – без повода никогда себе не позволит.

На меня так и сыпались новости, накопившиеся за четыре года.

– Юэн, а я заплетать косу научилась, смотри!

– Юэн, видишь дроида? Мы с Деиром его сами починили, никто не помогал!

– Юэн, я теперь всем ножи из стальных листов делаю – нашел старый резак, и батареи!

Больше всего удивил Хийм; сохраняя невозмутимость, но светясь от гордости, он направил руку на пустой ящик… и он подскочил, покатился по мостовой. Слабый телекинез, весьма слабый, но все же…

Пожалуй, одна хорошая черта этих районов Корусканта – никакой вражды между расами. Есть «здешние» и «пришлые». А кто из «здешних» какого цвета – неважно.

Вот, тут у меня два десятка подростков. И кто среди них? Девять людей, забрак, три тви’лекка, два трандошана, родианец, два катара и два ботана. Все вполне уживаются…

Дружная компания, в общем.



После столь активной встречи надо было подумать. Чем я и занялся – отыскал очередной заброшенный дом, сел на подоконник.

В общем-то, и думать было нечего. Уже разобрался, еще когда меня только встретили.

На Корусканте я ребят не оставлю. Тем более, что Роун покидает планету.

Но как они сами это примут? Все же родились тут, здесь росли… захотят ли улетать?

Что ж, если не захотят – их выбор. Однако все же посоветоваться стоит.

Я соскользнул с подоконника и пошел искать Хийма. Он из всей компании самый мудрый… если это слово применимо к человеку шестнадцати лет от роду.

Нашел я его быстро – точнее, просто подошел к остальным и отозвал в сторону.

Хийм одного роста с Ярти, но более хрупкий; волосы у него пепельные, а глаза очень светлые, почти белые. Большинству людей под взглядом таких глаз становится не по себе; Хийм это знает, и потому в упор ни на кого не смотрит. Поэтому и волосы отрастил подлиннее, чтобы при склоненной голове лицо закрывали… собственно, еще причина есть – шрам на скуле. Ударился о железную балку, давно уже.

– Как ты думаешь, если я предложу увезти вас всех с Корусканта, и обучить чему-то новому, все согласятся? – без предисловий спросил я.

Хийм задумался. Потом неторопливо ответил:

– Если не будешь спрашивать, а просто скажешь о решении – то все. Если скажешь: «решайте», то кое-кто может и оробеть.

– А ты сам?

Он поднял голову, устремив на меня взгляд светлых глаз. Я его выдержал – все же теперь я и не такое могу вынести, даже не моргнув.

– Я – пойду, – честно сказал Хийм. – Если ты меня научишь тому же, чему самого научили.



Надо было видеть выражение лиц Арда и Элеи, когда я им объявил, что с нами полетят еще два десятка пассажиров. Даже Дороон оторвался от терминала и посмотрел… с удивлением.

– У нас места не хватит, – обрел наконец дар речи Ард. – Точнее, хватит, но пищи…

– На четыре дня, – выдал справку тви’лекк. – Не более.

– Я и не собираюсь постоянно держать их на корабле, – усмехнулся я. – Хар Шиан помните? Крепость до сих пор в полном порядке, все системы работают нормально. Комфорта особого нет, но жизни ничего не грозит.

– Зачем они тебе? – поинтересовалась Элея. – Понимаю, конечно, что память о прошлом, но все же…

– Сделаем анализы крови, определим, кто способен к Силе, – честно ответил я. – Уверен, что таких несколько будет. И будем их учить.

– Учить – стольких? – мигом среагировала Элея. – А правило Бэйна?

– Лорд Сидиус его соблюдал, – спокойно ответил я. – Лорд Вейдер его соблюдал. Но у первого были Руки Императора – немного обученные одаренные, исполнители его воли. А второй обучал Риллао и Хетрира… хотя полноценными адептами они так и не стали [5]. Похоже, лорд Вейдер заранее готовил себе ученика… а Император обучал своих Рук ровно настолько, чтобы не нарушать закон Бэйна.

Это все было чистой правдой.

Но не всей – ибо я не собирался ограничивать обучение моих ребят. Я хотел дать им настоящую Силу… и об этом пока говорить было рано.

Элея понимающе кивнула – теперь она не возражала.

– Деяния Темных Лордов – это деяния Темных Лордов, – выдохнула она свою любимую фразу.

– Именно так, – согласился я. – В таком случае, я пошел за ними.



В космопорт мы пришли все вместе – я, моя команда и Роун. Ребята озирались вокруг с большим любопытством – были тут в первый раз.

– Вот наш корабль, – показал я на «Дарвот», и услышал слитный вздох восхищения.

И было, в общем-то, от чего…

«Дарвот» был красив. Длинная центральная часть плавно выгибалась, расширяясь у двигателей и сужаясь к носу; два заостренных овала примыкали к корпусу, уходя назад; небольшие крылья, на которых можно было закрепить ракетные установки (хотя и не крепили), нависали над ними.

Корабль напоминал хищную птицу, опасную и красивую.

Элея как-то сказала, что «Дарвот» построен по образцу мандалорианского крейсера «Скорпиус», только в уменьшенном размере. Наверное, поэтому и была такая вот хищная красота – воины Мандалора знали толк в эстетике войны.

Нас встретили у борта. Роун и Дороон сразу направились в рубку; мы же втроем принялись распределять всех по местам. Правда, сначала я провел краткую экскурсию…

Каюты на корабле были одинаковыми. Просторные комнаты, в которых присутствовали кровать (убирающаяся в стену), стол с терминалом, письменный стол, стулья, выход в ванную. Правда, только три были более-менее обставлены; в остальных же просто никто не обитал.

Кают-компания, ближе к двигателям, была самой большой комнатой на корабле. Совершенно круглый зал, с непременным терминалом у стены, столом в центре (опять-таки круглым), на который проецировались голограммы.

Помимо этого на корабле были еще два больших зала – тренировочный и библиотечный. В первом мебели практически не наблюдалось – лишь пара выдвигающихся из стены скамей. Обычных для многих залов тренировочных дроидов тут не было: при отработке фехтования с настоящим клинком мы бы замучались их менять.

Второй же представлял из себя просторную комнату с тремя терминалами (два подключены к Голонету, в третьем – собственно учебные материалы, под паролем). Плюс – три стола и стулья.

Рубка была, пожалуй, меньше всех – сюда бы влезло от силы четыре человека; два пилотских места, и еще два… на всякий случай. Корабль был сильно автоматизирован, но все же…

Да, постарались над постройкой хорошо. Семьи Арда и Элеи были весьма и весьма состоятельными; от деда-историка все деньги перешли к забраку, родители Элеи погибли еще до откровения о Темной стороне. Так что построить свой корабль они могли… и сделали это.

Вообще-то «Дарвот» был рассчитан на комфортное путешествие восьми человек. Пять кают были свободны – поскольку Ард и Элея занимали одну (мысли, посещавшие меня в самом начале обучения, оказались правдой). То есть, половину уже можно было разместить – по двое в каждую. Еще по одному – в каюты ко мне и Дороону; тви’лекк отнесся к этому очень философски. То есть – вообще не отреагировал на вселение.

Оставалось восемь; четверых мы поместили в тренировочном зале, еще четверых – в библиотеке.

После этого корабль стал напоминать… м-да… все же хорошо, что это продлится дня два от силы.

Роун, кстати, с нами не летел. Мы купили ему билет на пассажирский лайнер; он собирался лично зайти за теми, кому послал вызов. Отправил он его, кстати, с «Дарвота»… и примечательный, надо сказать.

Каждому из адресатов должна была быть доставлена совершенно белая карточка с красной каймой. И надписью в середине: «Мир и Порядок».

Это был давно оговоренный знак – знак сбора.

Я проводил его до трапа, назначили место встречи. Потом Роун спокойно попрощался и ушел.

Интересно, как он изменился… раньше сутулился, ходил медленно и тяжело…

А теперь поле космодрома пересекал человек с совершенно прямой осанкой и чеканным шагом; по нему за парсек можно было узнать военного. Несмотря на отсутствие формы.



Вновь я сошел на землю Хар Шиана, спутника планеты Хар Делба…

Резиденции Наги Садоу, Темного Лорда Ситхов.

Когда-то он выстроил две могучие крепости – на планете и спутнике… и та, что на планете, была лишь обманкой. На которую и попались враги Лорда, ударившие всеми силами по поверхности Хар Делбы.

А потом из-за луны вышел флот Садоу и обрушился на противников с тыла. И Темный Лорд только смеялся, наблюдая за всем происходящим из настоящей крепости – скрытой на спутнике.

Это было темное место. Не в смысле Темной стороны – просто сюда не заглядывало солнце; Садоу выстроил цитадель на неосвещенной стороне луны.

Мы приземлились в широком ущелье… точнее, перед таковым. Ранее была специальная площадка для кораблей, но прошедшие века сделали ее непригодной – слишком уж много камней было навалено. Кстати, отыскать саму крепость с воздуха было очень и очень непросто; полтора года назад мы потратили порядочно времени, определяя, где она находится. Нага Садоу, наверное, очень веселился, слушая красочные высказывания по своему адресу.

К счастью, атмосфера здесь была – спутник достаточно велик, чтобы ее удерживать.

И потому первым нас встретил ветер. Ледяной, надменный ветер Хар Шиан.

– Холодно, – поежилась тоненькая рыжая Лимра, которую я оставлял старшей над девчонками. Сейчас ей было немного больше семнадцати – чуть младше Тимара.

Он, кстати, стоял рядом с Лимрой – плечистый, очень сильный для своих лет, со светлыми волосами. Стригся он коротко, на военный манер… в подражание Роуну, наверное. Молчаливый, но очень решительный парень.

– Вперед, – сказал я. Ребята последовали за мной.

– Странно тут… – Деир, забрак четырнадцати лет от роду, протолкался вперед. – Юэн, а призраки тут не живут?

– Нет, – уверенно ответил я. – Никакие.

Это была правда.

Тогда, в первый раз приехав на Хар Шиан, я ожидал встречи с духом хозяина здешних мест. Даже попытался найти контакт…

Я тогда сел в главном зале крепости, очень медленно и долго вводил себя в нужное состояние, расширяя восприятие до границ, обычно недоступных.

Это позволяло как бы посмотреть на планету из Силы, увидеть ее, оценить…

Увидел. Оценил.

С тех пор Хар Шиан всегда связывался в моем сознании с холодом – ибо ледяной ветер был и в мире Силы. Холодная, спокойная, невозмутимая Тьма обняла меня, давая увидеть то, что таил в себе спутник Хар Делбы.

Собственно образов было немного… а вот чего-то незримого хватало.

Бешеное рычание масасси, абсолютно преданных Наге Садоу; стоны пленников, над которыми Темный Лорд проводил эксперименты; просто могучее ощущение присутствия Тьмы, опасной и дружелюбной одновременно.

Эту планету никто не пытался «почистить» от влияния Темной стороны. Для такого потребовались бы усилия всего Ордена – слишком уж сильна здесь была Тьма, и слишком преданными ей были те, кто столетиями обитал в здешних ущельях…

Но присутствия лорда Садоу я не ощутил. Да и был ли когда-нибудь здесь его призрак?

Нага Садоу жил на Хар Шиане, умер на Явине IV, а его гробница высится на Коррибане. Где же бродит его дух? А я уверен, что бродит – ибо не таков был характер Темного Лорда, чтобы он в посмертии оставался бездеятельным.



Мы шли по ущелью, взметая шагами синеватый песок; единственным звуком в скальной тиши был свист ветра. Никто не произносил ни слова – говорить не хотелось. Не здесь. Не сейчас.

Очередной поворот – и вот она, крепость.

Древние ситхи любили пирамидальные формы; в этом вкус Наги Садоу был не оригинален.

Цитадель состояла как бы из двух частей – могучее основание, в виде пирамиды без верхушки, на котором высится уже меньшее строение – несколько других лишенных острия пирамид, объединенных в единый комплекс. От основания же идет узкий мостик, к еще одному каменному столпу, на котором – небольшое строение, зал для медитаций.

Впрочем, «узкий» и «небольшое» – все эти слова применимы лишь если смотреть снизу. На самом деле ширина моста составляла около дюжины метров; в строении же, от основания до верхней площадки было все двадцать.

Я остановился перед массивными воротами, врезанными в основание. Поднял руку, посылая мощный импульс – и створки медленно разошлись в стороны.

Сил это почти не отняло – некоторые древние механизмы были очень восприимчивы к Силе. Не знаю, как Садоу этого добился. Пока не знаю. Но обязательно выясню.

Когда ворота захлопнулись за нами, мои ребята дружно выдохнули. Стало гораздо теплее, и уже не было того тяжелого ощущения, что навевали прогулки по внешнему миру.

Пересекая огромный пустой зал (своеобразную прихожую), к нам спешил дроид-секретарь.

– Добрый день, лорд Кел-Дрома, – поздоровался он. – Прошу прощения, могу ли я узнать, кто прибыл с вами?

Ребята удивленно переглянулись – до сих пор мои титул и фамилия при них еще не звучали.

Я назвал имена всех; дроид коротко кивал, занося каждого в память.

– Юэн, нам тут долго оставаться? – полуиспуганно спросил Ярти. Судя по всему, Хар Шиан произвел на него впечатление.

– Нет, недолго, – покачал головой я. – Я буду постоянно приезжать, не беспокойся…

– А учить будешь? – с беспокойством поинтересовался Хийм. Похоже, только это занимало его мысли – ветер Хар Шиана его будто и не коснулся.

– Буду, конечно. Тимар, ты по-прежнему за главного. Поговори с V-L7, – я кивнул на дроида, – устрой всех.

Тимар молча кивнул. Не любит он говорить, что поделаешь. Но если уж скажет – то что-то очень весомое.

Вот как сейчас.

– Юэн, а что значит «лорд»? Ты что, оказывается, из какого-то верхнего рода?

– Да нет, пожалуй, – вздохнул я. – Смотри, Тим…

Меч скользнул мне в руку; загорелось рубиновое лезвие.

Слитный изумленный вздох прокатился по залу. Книжки читали почти все, и значение такого меча знали.

– Юэн, так ты теперь ситх? – с каким-то непонятным восторгом озвучил общий вывод Ярти.

– Да, – кивнул я. – И вас научу… тех, кто способен.

– Но ведь ситхи – злые, – робко подала голос Миввея, маленькая зеленая тви’лекка, самая младшая из всех – только на прошлой неделе четырнадцать минуло. – И их вечно бьют…

Я улыбнулся.

– Миви, меня хоть раз кто-то побил?

Девочка задумалась. Потом решительно покачала головой:

– Нет!

– Вот видишь. И сейчас не побьет… и тебя никто не сможет. Зато ты сама сможешь Влора на крышу закинуть, и тебе никто ничего не скажет.

Влор – это ее сородич из банды Клерта. Нравилось ему над Миввеей издеваться… нет, не физически – понимал, что мы с Роуном его отловим и поломаем все, что возможно. Но до слез доводил не раз – просто словами.

От такой перспективы Миввея просто расцвела.

Кстати, вполне реально… анализы мы уже сделали. Кое-какие тесты провели.

Результаты заставили меня призадуматься: похоже, одаренные друг к другу тянутся. Иначе чем объяснить, что из двадцати восемь оказались способными?

Да, восемь. Тимар, Ярти, Хийм, Миввея, Долент (другая тви’лекка), Деир и Харр с Вихани (катары наши). Интересно, да? Из них я в способностях подозревал только Ярти с Хиймом… мда, внимательность надо развивать.



Вот так все и поселились во дворце Садоу. Кстати, кое-что в нем все же древним временам не принадлежало… мы не слишком доверяли системам, которым несколько тысяч лет. Поэтому решено было поставить современные.

Как я узнал, семья Элеи владела заводом, который и приносил им прибыль; собственно, благодаря заводу «Дарвот» обошелся куда дешевле, чем мог бы. Благо множество деталей было изготовлено именно там…

В общем, полтора года назад, после первого визита, мы слетали на Аридус, взяли оттуда требуемые системы и несколько десятков строительных дроидов и привезли сюда. Потом все вернули обратно, оставив только ремонтников.

Зачем мы тогда это делали? А просто – надо было иметь какой-то запасной дом, если так можно сказать. И сейчас это помогло освоиться моим ребятам.



Месяц спустя мы встретились с товарищами Роуна – не отказался никто. И пришли даже больше, чем он ожидал – пятьдесят четыре.

Конечно, беседовать на «Дарвоте» не было никакой возможности. Поэтому пришлось устроить поездку на Аридус, а точнее – в один из цехов того самого завода. Там бы и сотня человек поместилась…

Но вот над чем пришлось поломать голову – это над тем, как общаться. Просто самому младшему было тридцать восемь… и я очень сомневался в том, что парня девятнадцати лет они примут всерьез, будь он хоть трижды Лорд.

Ард долго искал способ произвести впечатление, но ничего не смог придумать. А вот Элея – смогла.

– Знаете, – неожиданно сказала она, – для военных весьма важны символы. В этом Империя всегда превосходила Альянс – у нее были вещи, которые мгновенно впечатляли и врезались в память. Исполинские треугольники «Звездных Разрушителей», мелодия марша, разноцветье формы… Лорд Вейдер впечатлял не только своей силой, но и внешним обликом – любой, оказавшийся лицом к лицу с ним, понимал, что противостоять бесполезно.

– А ведь верно, – согласился Ард. – Добавлю, правда, что Альянс был сильнее в другом – у него было много живых символов. Принцесса Лея, Мон Мотма, адмирал Акбар, а потом и Люк Скайуокер.

– Сравнил! – отмахнулась Элея. – В них не ощущалось и десятой доли той силы, что излучал лорд Вейдер.

– Альянсу хватало.

– Возможно, – не стала спорить Элея. – Но так же поступали и древние Лорды… и Золотого Века, и времен Войны Ситхов [6]. Богатые одежды, изысканное оружие – это еще и подчеркивало статус Лорда, давало сразу понять, что перед вами – власть. Так и сейчас надо поступить.

Они часто так спорили, по разным поводам. Я обычно молчал, и делал свои выводы.

Как и сейчас. Элея была совершенно права – надо было произвести впечатление.

И получилось.

Пятьдесят четыре воина одновременно повернули головы на звук шагов. По тому, как их чувства отразились в Силе, я понял – оценили.

Я подобрал одежду в лучших традициях Древних. Угольно-черный костюм, перечеркнутый узким алым поясом, над которым вьется тяжелое золото плаща с высоким воротником… Три цвета, предельно простой покрой. Сочетание роскоши и аскетичности – то, что было присуще многим из сановников Империи.

Элея шла чуть позади; сегодня она выглядела ничуть не менее поразительно. Жемчужно-серый костюм, довольно свободный, с откинутым капюшоном за плечами… вроде бы ничего особенного. Но вот такая неприметная, сливающаяся с обстановкой, одежда была формой для многих мастеров диверсий, «подготавливавших» планеты к высадке имперского десанта.

Видимо, они все поняли правильно.

Во всяком случае, честь отдали.

Я остановился у середины первого ряда – как обычно и стояли командиры. К счастью, в этом ряду особенно высоких людей не было; когда говоришь, глядя на кого-то снизу вверх, впечатление теряется.

Краткая пауза перед началом… да, перед началом… Даже и не знаю, что говорить. Не умею я произносить речи. Не учился. И в любом случае – надо что-то большее, чем словесные красивости, чтобы эти бойцы пошли за нами.

А смогу ли я найти слова?

На лице Роуна, стоявшего чуть левее, не дрогнул ни один мускул. Но у меня почему-то создалось впечатление, что он успокаивающе подмигнул.

Странное дело, но это принесло уверенность.

– Я – Юэн Кел-Дрома, Лорд Ситхов, – объявил я. Слова эхом отразились от стен, разнеслись по всему цеху. – Думаю, вам известно, что это значит.

– Простите, лорд Кел-Дрома, – вежливо вмешался человек из первого ряда – лет пятидесяти, с пронзительными серыми глазами. – Но нам бы хотелось видеть доказательства сказанного.

– Я знаю, как лорд Вейдер убеждал скептиков в существовании Силы, – ответил я. – Мне последовать его примеру?

– Это будет весьма убедительно… но все же не до конца, – не дрогнул офицер. Явно офицер – не похож он на младший состав. – Кроме того, вы – не лорд Вейдер.

– В таком случае… – красноречивая пауза.

– Полковник Джеррон Веллест, – представился он.

– Что за доказательства вам нужны, полковник Веллест?

Не дожидаясь ответа, я заставил воспарить в воздух сложенные неподалеку металлические листы. Не все, конечно – хватило штук шести, медленно проплывших над головами военных.

А затем – смял их, словно тонкую бумагу. Это было просто – направить усилие на один конкретный лист… потом на следующий…

– Впечатляет, – признал Веллест. – В то же время должен заметить, что обладание Силой… и, возможно, титулом… дает далеко не все.

– Полковник, вы, похоже, стараетесь вежливо выразить мысль: «с чего мы должны доверять пусть и Лорду»? – прямо спросил я, глядя прямо в глаза Веллесту.

Он опять остался каменно-спокойным. Я невольно позавидовал его контролю.

– Вы выразились немного жестче, чем я привык, но суть передана совершенно правильно. Но если хотите говорить прямо… Признаться, я не вижу, что вы можете нам предложить, кроме денег. А деньги дать может любой располагающий ими человек.

Мне надо было убедить его. Необходимо. Ведь то, что именно Веллест говорит, а все остальные слушают – показывает, что он пользуется очень большим авторитетом у остальных.

Но он был прав. Что такого я мог предложить этим солдатам, кроме новой войны, уже не за Империю, а за совершенно незнакомого человека?

К счастью, полковник мне помог… ненамеренно, конечно.

– Вы называете себя Лордом Ситхов. Значит ли это, что вы желаете восстановить Империю? Увы, мне сложно в это поверить…

Вот этим я и воспользовался.

– Полковник Веллест, если искренне преданные Империи люди не верят в возможность ее возрождения, то ей точно никогда не восстановиться.

Уже отработанный на учителях прием – повернуть слова собеседника против него же.

Веллест вздрогнул. Похоже, я попал в точку – он и сам об этом думал.

– Однако сути дела это не меняет, – сухо заметил полковник.

– Верно, – кивнул я. – Кроме того, я не собирался поднимать Империю до прежнего уровня… я вообще не собирался с ней контактировать. Нынешние руководители не заслуживают того, чтобы стоять во главе… а мне власть над государством не нужна.

Искренность, только искренность. Я не умею морочить голову, не умею с полуслова приводить слушателей в нужное настроение… так что остается только искренность. Только она.

– Вы – солдаты Империи. Я – ситх. Вам больно видеть, что государство лежит в руинах… а мне больно смотреть на то, что Орден Ситхов стал лишь темой для откровенно идиотских фильмов и книг. Орден был вместе с Империей… вы знаете это. Армией руководил Лорд Ситхов… и скажите, разве не успешно руководил?

– Никто этого не скажет, – кивнул Веллест.

– Я не претендую на то, что добьюсь чего-то великого, не претендую на сотрясение Галактики. Я не лорд Вейдер и не адмирал Траун; мне действительно не воссоздать Империю. Но привести Орден Ситхов к реальному влиянию мне по силам… и я это сделаю.

– А если не получится? – поинтересовался Веллест.

– В таких вопросах не бывает «получилось» или «не получилось». Бывает или победа, или смерть.

Что я говорю… совершенно не то, не могу облечь в слова те мысли, что, казалось бы, ясно выстраиваются в голове…

Древние, почему так сложно объяснить другим то, во что веришь сам?

Веллест набрал в грудь воздуха, явно намереваясь что-то сказать… но тут крепкий бритоголовый человек, стоявший сразу за ним, наклонился вперед и шепнул: «Джер, вспомни Ульвирс».

Полковник вздрогнул. Оглянулся на товарища, потом перевел взгляд на меня… странный взгляд. Задумчиво-изучающий, и одновременно – смешанный с каким-то воспоминанием.

А потом он внезапно улыбнулся.

– Я с вами, лорд Кел-Дрома.

«Может, я совершаю ошибку, но… будь что будет!»

Это уже не было сказано вслух. Но я все равно услышал.

Роун тоже улыбнулся – победно.

Потому что я оказался прав – действительно, примеру Веллеста последовали практически все. Первым оказался тот самый бритоголовый… как я потом узнал – майор Тарвим Ренд.



Уже позже, когда мы обсуждали дальнейшие планы, я не удержался, и спросил у Веллеста:

– А что за «Ульвирс»?

Полковник потер подбородок, затем пожал плечами.

– Планета такая. Была в общем-то под контролем Альянса… а мы туда приземлились. Восемь десятков, Ренд (тогда еще просто сержант). Ну и я сам. Тоже далеко не полковник – лейтенант. И мне удалось убедить местных нам помочь… фактически, это была массированная атака на базу Альянса. Без жителей бы ничего не вышло. Как мне удалось – не знаю. Я тогда совсем мальчишкой был… видно, подобрал нужные слова. Тарвим тогда сказал: слова-то и не особенно были важны. Но вот огонь в глазах, и то, что я в речь вложил… вот это и заставило всех поверить.

«А сейчас он вам напомнил, – мысленно добавил я. – Это что, майор и во мне такое разглядел? Чушь. Повезло просто. Наверное».


Глава 8. Подготовка

У нас была только одна возможность разобраться с «Черным Листом». И даже не потому, что в случае провала возникли бы проблемы с этими господами… все было проще. Не хватило бы денег на вторую попытку.

Оборудование, запрошенное имперцами, стоило очень приличную сумму. Конечно, можно было отыскать недорогое… но это не тот случай, когда можно экономить.

Так что искали мы вещи самого лучшего качества. Оружие, системы слежения, всякие специфические вещи… о многих я даже и не слышал, и не подозревал, что такое бывает. Но бывшие разведчики с радостью ухватились за возможность поработать с привычной и освоенной техникой.

Конечно, ну и команда собралась… Два полковника (Роун и Веллест), три подполковника, шесть майоров, восемь капитанов, остальные – лейтенанты и сержанты. Рядовых, что интересно, ни одного.

И специальности разные – штурмовики, пилоты, разведчики, диверсанты… В общем, универсальный состав.

Задача их сейчас была такой – собрать как можно больше сведений о координаторах и выяснить все, что возможно, о Шестерых. Но им самим – не противостоять. Мы с Ардом и Элеей показали, на что способны адепты Силы, и почему обычным солдатам с ними не совладать.

Так что, получив оборудование, они взялись за работу. Все, кроме Роуна – тот уехал со мной на Хар Шиан. Зачем? А просто – тренировать тех из ребят, кто не проявил способностей к Силе. Роун обещал сделать из них умелых бойцов.

Сам я с головой ушел в обучение. Во всех смыслах – и преподавание, и свою собственную учебу. Как я уже говорил, ничего полезного в крепостях не осталось, но мне и без того хватало материалов для размышлений.

Вот, например, удушение Силой. Почему-то все считают, что из этой хватки может вырваться только одаренный. Но все не так – этот прием ведь действует только на дыхание. Все остальное тело не затрагивается, а задушить мгновенно нельзя. Так что человек с сильной волей вполне может не хвататься за горло, пытаясь порвать незримую удавку, а достать бластер и выстрелить. Или броситься на врага – все мускулы-то в порядке.

Когда я показывал солдатам способности ситхов, Веллест мне все это очень наглядно продемонстрировал…

Меня такое заставило призадуматься. Ведь что такое удушение? Тот же телекинез, только очень узконаправленный. А раз так – то почему его нельзя направить на какой-то иной орган, а не только на дыхательные пути?

Я добыл труды по анатомии и принялся за работу. Пришлось долго практиковаться на манекенах, но в конце концов своего добился – отработал воздействие на сердце и печень. А поскольку большинство рас эти органы имеют… ну, разве что, кроме инсектоидов.

Заодно я разобрался и с тем болевым шоком, который освоил ранее. Детально выяснил, что же это технически – воздействие на нервные окончания, причем по выбору: на все тело или на конкретную группу. Думаю, что воздействие на мышцы будет не менее эффективным, если заставлять мускулы сокращаться с очень большой скоростью. Но пока не проверил.

А еще я взялся за то, чему давно хотел уделить внимание – за язык ситхов. Изучать его только по книге оказалось очень сложно, особенно когда доходило до фонетики. Но интересно! Хотя бы потому, что там были документы разных веков… очень любопытно наблюдать изменения. Например, в эпоху Рагноса совершенно иными были принципы построения предложений, особенно с глаголами психического состояния и восприятия. Ну вот, «мне нравится это» звучало как «ridd sherges gir». А в эпоху Надда структура уже другая – «gere sherga reidd», то есть «я люблю это», если дословно. А «skaiem» – «казаться» – структуры не менял, единственный глагол из всех [7]. Почему так получилось? Не знаю. Не выяснил, хотя надо попробовать.

Еще интереснейший факт раскопал, косвенно связанный с традицией именования «Дартом». Похоже, Бэйн не только увековечил свое имя… но еще и неплохо развлекся игрой слов.

Дело в том, что есть «Дарт», где окончание «т» – межзубное. А есть «д’арт», с придыханием на «д». Первое – это вполне обычное имя. Второе же – слово из языка ситхов, означавшее «повелитель» или «хозяин». Вот и пойди разберись, что лорд Бэйн имел в виду…

Осознав это, я принялся искать похожие по звучанию слова для второй части титулов… и нашел почти все! Похоже, эти имена давались с четким расчетом. Вот, хотя бы, как реально звучали на ситхском и переводились имена Лордов последних лет Старой Республики и Империи…

«Д’арт Сейдеос» – «Повелитель Теней»;

«Д’арт М’аал» – «Повелитель Жестокости»;

«Д’арт Тайранос» – «Повелитель Убеждений»;

«Д’арт Вейдер»… почти не отличалось от общеизвестного написания. Только первая гласная в слове «Вейдер» произносилась куда глубже.

А означало это – «Повелитель Воинов».

Ладно, хватит о лингвистике. А то Дороон мне и так выдал книг десять на эту тему.

Кроме этих вещей, было еще и обучение восьми одаренных. Первый месяц мы с Ардом и Элеей учили их всему сразу, определяя, к чему у кого способности, что кому лучше подходит. Заодно и подходящие стили боя определили, и оружие…

Результаты последнего получились любопытными: пятеро выбрали один меч, двое – два клинка, и один – двулезвийник.

Ярти сперва нацелился на два меча, но потом понял, что не сумеет работать сразу двумя руками. Причем сделал вывод сам, без нашей помощи, после нескольких тренировок… взял один меч, и принялся делать успехи. Ему подошло то, что я назвал «стилем Улика» – быстрая, жесткая и агрессивная техника. Кажется, у джедаев это называлось «второй формой»… но очень измененной.

А вот Харр с двумя клинками сразу сроднился. Сильный и подвижный катар не испытывал никаких трудностей. Вихани предпочла один клинок, и они друг друга отлично дополняли: два меча крошили противника, а один – прикрывал партнера. Сдается мне, что они пара не только в бою… благо Харру шестнадцать, а Вихани всего на полгода младше… ладно, их дело.

Также два меча взял Деир. Поначалу он тянулся к двулезвийнику, но не проявил способностей. Может, и к лучшему… а то вид забрака с таким мечом в руках мне что-то сильно напоминал…

Двулезвийник, кстати, взял Хийм. Сделай это кто другой – можно было бы решить, что он рисуется. Но только не в этом случае! Хийм всегда тщательно обдумывал свои поступки, и если уж выбрал такое экзотическое оружие – значит, были причины. Тем более, что давалось оно ему хорошо.

Не одного его, правда, на экзотику тянуло. Миввея вообще заинтересовалась световым кнутом. Тут уж мы ничем не могли помочь – никто из нас троих этим оружием не владел. Да и не стремились, честно говоря, – научиться им мастерски работать крайне сложно. Среди Древних и то мало кто брал его в руки. Так что тви’лекка переключилась на один клинок…

Долент, другая тви’лекка, тоже взяла один меч… интересно, но менее похожих сородичей, чем она и Миввея, сыскать трудно. Долент – резкая, порывистая, способная настроение десять раз за минуту сменить… и тем не менее, они с Миви лучшие подруги. Надо бы психологию поизучать.

Ну и последний – это Тимар. Не в смысле учебы, конечно, последний. Он к учебе подошел так, как и ко всему в жизни – основательно и решительно. Кстати, из всех учеников именно его стиль больше всего напоминает лорда Вейдера – размашистые, мощные удары.

Элея все же к обучению относилась с подозрением – тщательно следила, как бы не переступить ту грань, за которой подопечного уже нельзя считать полуобученным… как бы не нарушить правило Бэйна. Впрочем, до этого было еще очень далеко…

В общем, мы втроем обучали молодежь (ха, молодежь – мне самому-то сколько?), я старался отработать и усвоить все, что касалось Темной стороны, имперцы наблюдали за координаторами…

Так продолжалось несколько месяцев. Я течения времени даже и не замечал – полностью ушел в науку, если можно так сказать…

Правда, особенно запомнился один день. Я тогда рассказывал ребятам о планетах ситхов, и упомянул, что и сам побывал на них.

– А рассказать можешь? – тут же загорелись глаза у Ярти. – Как они сейчас выглядят?

Я пожал плечами.

– Могу, конечно, но это долго… а знаете что, я лучше покажу.

Мысль была неожиданная, и я не был уверен, что сумею воплотить идею. Но попробовать стоило… это все та же плотная иллюзия. Только чуть сложнее – потому что надо передать свои собственные ощущения…

Находились мы тогда в просторном круглом зале; похоже, здесь Садоу проводил совещания и встречи с союзниками. Места хватало.

Я опустился на пол, скрестив ноги. Прикрыл глаза, сосредотачиваясь на своей цели, вызывая в памяти наше путешествие, выбирая…

По нахлынувшим со всех сторон эмоциям понял – получилось. Остальные тоже ощутили и увидели…



«Дарвот» заходит на посадку, и уже виден расстилающийся внизу громадный город; можно показаться, что это Корускант, но нет таких громадных зданий… да и живой земли предостаточно.

Циннагар. Столица систем Императрицы Теты, родина Гэва и Джори Дарагонов [8], планета, ставшая центром борьбы с армадой Наги Садоу. А столетия спустя – сама выдвинувшая корабли ситхов; ибо именно здесь родились и жили Краты.

Город, расползающийся по планете… но куда более теплый и дружелюбный, чем Корускант. Мы бродили по его улицам, мы искали места, отмеченные событиями пятитысячелетней давности.

Но следов не осталось… да и не могло остаться. Не сохранилось и то, что произошло более тысячелетия спустя – правление Кратов.

Сколько раз я замирал на месте, улавливая странные колебания, прислушиваясь… и вновь разочарованно махнув рукой – всего лишь сильные негативные эмоции циннагарцев. Никакого следа настоящей Темной стороны.

Это хорошая планета. Здесь приятно жить.

Но ситхам здесь делать нечего.



А этот мир выглядит совсем по-другому. Бескрайние равнины, могучие леса… и один-единственный громадный город, стены которого возвышаются на десятки метров, а на них по-прежнему дежурят умелые бойцы… хотя опасность из леса не грозит уже много столетий.

Планета Ондерон и Изис, ее столица. Здесь когда-то правил Фридон Надд, и его потомки… здесь династия адептов Тьмы пресеклась, когда Свет Джета Арки уничтожил королеву Аманоа, а Улик убил короля Оммина [9]. Принцесса Галия же отказалась от Темной стороны… жаль. Будь иначе, я мог бы найти тут что-то полезное.

А так… те же ощущения, что и на Циннагаре. Да, Орден Джедаев сработал тут очень и очень качественно, нельзя не признать…

Я касаюсь белокаменной стены; этот цвет обычен для Изиса. Поднимаю голову к небу, не зная, что могу там увидеть… силуэты громадных крылатых зверей с всадниками на спинах, или боевые дроиды Мандалора, пикирующие на город…

В истории Ондерона было и то, и другое. Но с наездниками помирились, а мандалориан разгромили… ну, думали, что разгромили. Столетия спустя армия клонов очень убедительно доказала, что воины Мандалора по-прежнему лучшие [10].

Я провожу рукой по гладкому камню, и направляюсь к космопорту.

Мне нечего искать на Ондероне.



Похоже на ондеронский пейзаж… только тут вообще ни намека на равнины. Сплошной лес, до самого горизонта.

И он бурлит жизнью – колышутся листья и ветви, со всех сторон доносится рычание, шипение, стрекотание… Да, Дксун, спутник Ондерона, связанный с ним общей атмосферой, – полное жизни место.

Правда, кого-то травоядного вы тут не отыщете. Практически все обитатели Дксуна имеют большие зубы, отменный аппетит и повышенную злобность. Как они друг друга окончательно не сожрали – понятия не имею!

Мы идем сквозь лес, и меня захлестывают волны эмоций, хлещущие со всех сторон. Примитивные, звериные… но такие яркие!

Да, здесь Темная сторона очень сильна. Место ярости, место гнева – вот что такое Дксун. Не зря именно здесь покоится неистовый Фридон Надд, и в посмертии стремившийся перекроить мир по своему усмотрению.

Мы выходим из леса… и видим перед собой темную пирамиду, устремленную ввысь. Могучее, красивое строение…

Гробница Лорда Ситхов. Сюда когда-то в поисках знаний пришел Экзар Кун, и получил, что хотел.

Мы поднимаемся по длинной лестнице… останавливаемся перед металлической плитой, перекрывающей вход в гробницу. Видимо, ее установили после Войны Ситхов; такой же тусклый металл, как и все остальные плиты, которыми облицовано здание – так, что и волоса не просунешь.

Меч вспыхивает в моей руке, и я наношу быстрый удар по преграде, наискось…

… и ничего. Лишь едва заметная царапина на металле.

Я бью снова – и с тем же результатом. Тогда я перехватываю меч в обратный хват и вонзаю клинок в плиту; любой металл должен потечь, расплавиться.

Но не этот. Словно и не замечает моих усилий.

– Мандалорианское железо, – констатирует Ард. – Признаться, никогда не верил, что оно действительно непробиваемо световым мечом.

Я пытаюсь оттолкнуть плиту телекинезом, но очень скоро бросаю это занятие – металлическая масса явно не сдвинется. О молниях и думать не стоит. Они очень хороши против живых существ и систем дроидов, но со сплошным металлом ничего не поделают.

Что остается? Лишь приложить ладонь к несокрушимой преграде. Ощутить Тьму, бьющуюся в тесной гробнице… Тьму, от которой меня отделяет совсем немного.

И в то же время – это расстояние мне не пройти.

Ну что же, прощай, Фридон Надд… если ты меня слышишь… если удар Экзара не уничтожил твой яростный дух.

Я вернусь.



Здесь холодно. Но не так, как на Хар Шиане – где ледяной ветер хлещет по коже.

От этого холода не спасает ничто, даже самые утепленные костюмы. Тело леденеет уже через какие-то секунды.

Малакор V. Мертвый мир, покрытый пеплом войны. Серые скалы, запекшаяся корка на земле.

Это не планета Темной стороны… это планета смерти. Умершие смотрят отовсюду… во всяком случае, так кажется. Будто сотни тысячи мертвых глаз одновременно смотрят на тебя, испытующе изучая.

Элея бледнеет; ей явно не хочется здесь оставаться ни минуты. Ард держится спокойнее, но и ему явно не по себе. Да и мне тоже; я знаю, что где-то здесь есть руины базы ситхов, однако искать ее не стану. Выше моих сил пребывать на этой омертвелой планете.

Конечно, были и другие миры, где происходили великие битвы… но почему-то лишь здесь дыхание смерти ощущается и спустя тысячелетия. Наверное, на Руусане так же… поэтому туда я тем более не поеду [11].

Мне на всю жизнь хватит воспоминаний о Малакоре.




Я открыл глаза.

Ребята сидели неподвижно, во взглядах читалось потрясение. Да, похоже, созданные мною образы оказались весьма яркими.

– Я хочу такому научиться, – прошептал Хийм, не уточняя, что именно он имеет в виду.

Вот так все и шло.

Однако к делам вне Хар Шиана все же пришлось вернуться. Правда, надо отдать Арду должное – он подождал, пока я не закончу испытывать на дроидах слегка измененные молнии. Раньше такая тренировка была более масштабной, но Элея заметила, что так ремонтники от перенапряжения сгорят. Пришлось сократить.



– Добрый день, лорд Кел-Дрома, – поздоровался Веллест, когда я вошел в кают-компанию «Дарвота». – Рад сообщить, что мы добились определенных успехов.

– Каких именно, полковник? – мы расположились вокруг стола.

– Собрали информацию обо всех координаторах… а также нам удалось установить имена и личности Шестерых.

– Отлично! – у меня прямо глаза вспыхнули. – Прошу вас, полковник, рассказывайте!

Дороон, как обычно пребывавший за терминалом, пробежался пальцами по клавиатуре, вызывая голограммы в пространство над столом.

Имперцы действительно проделали колоссальную работу. Они, фактически, собрали целое досье на всех координаторов – биография, физические данные, психологические профили… и т. д.

Они сделали даже больше, чем было поручено – разработали сценарии для контактов (на случай переговоров) и ликвидаций. Да-а… Сила Силой, а до такого мне еще как сарлакку до зоопарка.

– Полковник, как вы думаете, координаторов удастся склонить на нашу сторону?

Веллест помедлил. Потом очень твердо ответил:

– Нет.

– Почему? – закономерный вопрос… на который последовал весьма обстоятельный ответ.

– Как вы знаете, милорд, их двадцать. Десять мало чем отличаются от руководителей более низкого звена, кое в чем – даже хуже справляются с работой. Они обрели высокий пост и власть только из-за личной преданности Шестерым. При другом лидере они потеряют все. Мгновенно.

Четверо – хорошие специалисты, но у Шестерых на каждого из них есть что-то, способное разрушить жизнь, и потому они боятся. Работают за страх, можно сказать.

– Разве они не должны хотеть смещения Шестерых? – удивился я.

– Предполагаю, что материалы хранятся в недоступных местах, а в случае отсутствия сигнала будут автоматически отправлены на публикацию, возможно – каким-то конкретным лицам. Или – приведены в действие некие иные механизмы.

– Ясно. Продолжайте.

– Оставшиеся шестеро следуют, можно сказать, кодексу чести. Если сравнивать с армией – то они принесли присягу. И потому верны – по своему выбору.

Мне не доводилось слышать военных рапортов, но я всегда представлял их как-то иначе…

– Полковник, а у вас только военная специальность?

– Я собирался стать литературоведом, – не удивился вопросу Веллест. – Но решил сперва послужить Империи в армии… что и вышло. После отставки я некоторое время работал критиком. Видимо, это отразилось в моей речи… Хотя и проработал я совсем недолго?

– Почему?

– Видите ли, милорд, я не могу написать хвалебную рецензию на книгу, где доблестные повстанцы сотнями укладывают тупых штурмовиков… так же как не смогу дать хороший отзыв о книге, где имперский генерал в одиночку расправляется с полком злобных мятежников.

Я промолчал. А что можно сказать, когда человек с таким спокойствием открывает явно не самый счастливый момент своей жизни?

– Вернемся к делу. Итак, есть девять властолюбцев, четыре работающих под угрозой, и шестеро верных слову.

– Вы совершенно правы, лорд Кел-Дрома, – подтвердил Веллест. – Они на нашу сторону не перейдут, так что…

Он пожал плечами.

Да… и что теперь делать? Убивать тех, кто просто держит свое слово? Или тех, кого держит упряжь страха?

Конечно, есть простое и логичное решение. Позвать Арда и Элею – как ситхов, Роуна и Веллеста – как военных. Устроить обсуждение вопроса, принять решение вместе…

Я знал, что никогда так не поступлю.

Республиканец бы принял с радостью такой демократический вариант. Но я, хоть и вырос в самом сердце Республики…

Демократия – это когда лидер спихивает ответственность за решения на плечи десятков человек. Это не для меня.

Такие решения я буду принимать только сам. Такие решения вообще можно принимать только самому.

Но позже.

– А что с Шестерыми, полковник?

Веллест улыбнулся.

– Мы хорошо поработали… Вначале мы заключили: если те десять, далеко не самые лучшие управленцы, справляются со своими обязанностями… то у них либо отличные помощники, либо их курируют сами Шестеро. Мы определили наиболее…. верноподданного, и установили за ним наблюдение. В конце каждого месяца он ездит к одному и тому же человеку… это очень напоминает сдачу отчетов. Мы установили наблюдение за тем, к кому были визиты.

– Адепт Силы мог почувствовать слежку, – заметил я. – Помнится, я об этом говорил.

– Это так, милорд, – кивнул Веллест. – Поэтому за ним наблюдали дроиды. Они не живые, не испытывают эмоций по отношению к объекту… и он их не почуял.

Когда он меня назвал «милордом» в первый раз, я чуть не дернулся. Во второй – отнесся уже спокойнее. В третий – принял как должное. Привыкаю, наверное…

А ведь верно насчет дроидов… почему мне самому в голову не пришло? Наверное, тут нужно мышление человека, не чувствующего Силу.

– Проверив уже его контакты, мы провели анализ, – продолжил Веллест, – и определили остальных. Все они – люди, что интересно; среди координаторов встречаются представители самых разных рас.

Дороон без напоминаний высветил уже другие голограммы.

Первым возник мужчина лет сорока; резкие черты лица, чуть смягченные короткой бородкой, очень светлые волосы, такие же глаза. На лице – холодная хищная усмешка; заснят идущим, и чувствуется, что двигается он плавно и весьма быстро… одаренный-воин, в общем.

– Сэвелл Карентин, – пояснил полковник. – Именно на него мы и вышли. А это – Верма Аллет, его ученица.

Даже голограмма впечатляла. Может, эта сероглазая темноволосая (целая грива пышных волос) девушка не была невероятной красавицей, но она прямо-таки излучала соблазнительность. Мне даже пришлось напрячь контроль над чувствами, чтобы не поддаться этим чарам. Сдается мне, она постоянно использует Силу – для притягивания других.

Хвала Древним, кое-какой опыт по этой части у меня уже есть – я не только по древним планетам путешествовал, но и… хм… с иными вещами ознакомился… Ладно, это мое дело. Личное.

– Весьма своеобразная пара, – продолжал тем временем Веллест. – Мы проникли в их дома и установили несколько устройств для наблюдения.

– Они могли почувствовать, что побывал кто-то чужой, – заметил я. – Хотя такое доступно лишь настоящим мастерам по ощущению реальности…

– Похоже на то, что в этой области Карентин и Аллет не сильны, – ответил Веллест. – Во всяком случае, они ничего не заметили… Так вот, результаты наблюдения впечатляли. Полный материал записан на кристалле, но ограничусь выводом – они очень хороши в бою. Пожалуй, сильнее мастера Элеи, и как минимум наравне с вами, если брать поодиночке. Вместе же они составляют боевую двойку крайне высокой эффективности.

– А что можно сказать о них самих? Как личностях?

– Карентин весьма вспыльчив, хотя и отходчив. Но в приступе гнева вполне способен убить; пару раз вызвавший его негодование человек чудом избегал смерти. В основном потому, что Карентин не хотел демонстрировать свои особые умения. Тем не менее, мне кажется, что ему нравится сокрушать других… не обязательно убивать, но показывать свою силу, доказывать остальным, что они в лучшем случае – ничтожества.

Аллет ненамного уступает учителю в этом отношении. Такой высокомерной презрительности я еще не видел. Правда, кое в чем она своего наставника превосходит; а именно – в личной жизни. В интимных отношениях она… невоздержанна.

По-моему, Веллест хотел употребить совсем другое слово, которое в рапортах не пишут; оно бы очень точно отражало смысл. Впрочем, я его сам подставил.

– По-моему, она и в связи с Карентином состоит. Во всяком случае, они не раз оставались вместе до утра в одной комнате. Может быть, они в голошахматы играли, но лично мне в это трудно поверить.

Общий вывод: бойцы они весьма высокого класса, и это перевешивает большинство недостатков. Рискну предположить, что именно Карентин и Аллет участвуют в боевых операциях, если требуется присутствие кого-то из Шестерых.

– Ясно, – я задумчиво изучал лица мастера и ученицы. Да, похоже, воины они отменные… и многому у них можно научиться.

Можно.

А вот получится ли?

– Что дальше, полковник?

– Следующие двое совсем не похожи на предыдущих, лорд Кел-Дрома. Вот учитель, Санвар Дакэре.

Дороон вновь сменил голограмму; теперь над столом повисло изображение человека лет пятидесяти. Спокойные темные глаза, полностью седые волосы, лицо более всего напоминает старые фрески. Чем? А Древние его знают… выражением, наверное.

– И его ученик, Лейрен Анвис.

Похож на учителя, хотя и совсем молод – вряд ли старше меня. Но выражение лица у этого белоголового парня такое же спокойное и непроницаемое, что и у мастера. Глаза еще похожи – такие же темные.

– Вот за ними наблюдение было вести труднее. Мы пришли к выводу, что как раз Дакэре Силой владеет очень хорошо… а вот боец из него не самый лучший – удалось заснять тренировку и сравнить ее с виденным в доме Карентина.

Как можно заключить, Дакэре и Анвис выполняют роль хранителей архивов и вообще знаний. Не уверен, но все же предположу, что львиная доля всех их знаний об истории ситхов добыта именно этими двумя, или одним Дакэре. Что несомненно – он весьма умен, проницателен, и никогда не теряет контроля над собой. Ученик – такой же.

Перед следующей фразой Веллест помедлил.

– Мы пришли к выводу, что из всех Шестерых только он способен воспринять идею о переподчинении.

Вот это уже было лучше. Если получится убедить этих двоих… кто знает, может, и с остальными пройдет гладко?

– Кстати, а как они вообще скрыли свое присутствие? Как я понимаю, Шестеро отшельниками не живут.

– Они выбрали планеты, где крайне редко бывают джедаи, – пояснил Веллест. – И стараются не контактировать с Орденом… видимо, то же самое вбили в голову своим подчиненным.

Ясно. Старый способ.

– Что дальше, полковник?

– Дальше, милорд, глава Шестерых. Темный Лорд Ролхо Вейнтар… если он и менял имя в соответствии с вашими ритуалами, то, разумеется, не демонстрирует этого.

Волевое, жесткое, умное лицо. Не каменная маска спокойствия – просто уравновешенный человек. Хотя где-то в глубине карих глаз и таится ярость… которой иногда позволяют вырваться наружу. Возраст не определишь – в светлых, коротко постриженных волосах седина если и есть, то незаметна. Крепкая фигура воина, деловой костюм.

Общее впечатление – умный, незаурядный и опасный человек.

Его ученик («Тирем Кеймир,» – пояснил Веллест) выглядел менее внушительно, хотя физически ни в чем не уступал учителю. И, кстати, явно старался ему подражать – та же светлая стрижка, та же ярость в черных глазах… однако все равно не то впечатление.

– Вейнтару шестьдесят четыре года, – продолжил Веллест. – Имеет немалый военный опыт, очень хороший лидер и руководитель. Сейчас, правда, пренебрегает тренировками, но все еще остается отменным бойцом. Из техник Силы предпочитает молнии.

– Вы все это наблюдением выяснили? – удивился я.

– Нет, – признался полковник. – Мы с ним уже сталкивались, более тридцати лет назад. Он руководил… террористами, иначе не назовешь. Не за Альянс, но против Империи. Видите ли, милорд, он альдераанец. После гибели планеты принялся мстить, взрывать, убивать… собственно, после его акций часто находили тела с электрическими ожогами. Отсюда я и заключаю о молниях… Предполагаю, что еще до взрыва Альдераана он был обучен – весьма умело пользовался своими способностями.

Я мог себе представить. То есть, когда погибла планета, ему было немного за тридцать, и он уже чему-то научился. А гнев и боль от потери дома помогли ему обрести Темную силу.

У кого, интересно, он учился? Вполне возможно – у кого-то из выживших джедаев. Точно не у Лордов – судя по характеристике Веллеста, Империю он ненавидел. Но и к Республике теплых чувств не питал – иначе бы объявился в помощь Скайоукеру. То есть, не пользуясь помощью никого из них (наверное), он построил свою организацию… поскольку «Черный Лист» приобрел нынешний вид уже при этом главе, если верить Храсску.

Необычный человек. Незаурядный.

Сильный и хороший союзник.

Но судя по всему, на контакт он не пойдет – о чем ему раговаривать с небольшой группой? Ему, главе столь разветвленной организации?

А придется.

– Полковник, вы установили, кто из младших координаторов – преемники своих шефов?

– Да, милорд.

– Выясните, кто из них может быть с нами согласен. С такими установите контакт и договоритесь.

Я не стал добавлять «будьте крайне осторожны». Веллест и сам это отлично знает.

– А еще… Рет, возьми из книги ситхов одну главу. Скажем… да, о временах Марки Рагноса. Укажи, что это лишь малая часть целого труда. Обратный адрес для письма… какой-нибудь, по которому нельзя определить «Дарвот».

Пальцы Дороона пробежали по клавиатуре.

– Готово. Кому отправить?

– Дакэре. Если это его не заинтересует, то я ничего в людях не понимаю.



Оказалось – верно. Неизвестная книга о ситхах явно вызвала у Дакэре очень живой интерес… но и настороженность. И в самом деле – кто бы мог прислать такой документ ситху, не зная о том, что он владеет Темной стороной?

Это было сделано по наитию, и было крайне рискованным – Дакэре мог попросту доложить Вейнтару… но, к счастью, он этого не сделал.

В течение доброго месяца шли… хм… осторожные переговоры. Только через почту, никаких личных контактов. Правда, в данном случае у меня было преимущество – я мог воспользоваться опытом Арда, Элеи, а также имперцев. Что беззастенчиво и делал.

Мы старались сказать ровно столько, чтобы разжечь интерес, но ни одним намеком не выдать себя. Какое-то время Дакэре считал, что имеет дело лишь с увлеченными историей ситхов людьми… какое-то время.

Я не знаю, когда он определил, что его таинственные собеседники – адепты Тьмы.

Я не знаю, как он это определил.

Но когда в очередном письме Дакэре обратился ко мне, используя грамматическую форму из языка ситхов… форму, которую использовали мастера Силы, говоря друг с другом…

Я понял – настало время для личного разговора.

О беседе лицом к лицу не могло быть и речи. Я вполне допускал, что Шестеро и друг за другом следят, и оказываться в руках Вейнтара как-то не хотелось. Поэтому пришлось использовать способ, отработанный еще тогда, когда Орден руководил действиями старореспубликанских сепаратистов.

Беседа через голограммы.

Не на «Дарвоте», конечно. На Аридусе, в совершенно пустом зале, по которому было невозможно определить место. Кстати, даже планету нельзя было вычислить – связь взял на себя Дороон, и я не сомневался в его способности запутать следы.

Замерцало сияние, возникла фигура… и мы увидели друг друга.

Интересное зрелище – с обеих сторон.

Дакэре был облачен в черную хламиду, правда с откинутым капюшоном. Ниспадающая мантия скрывала фигуру, кисти прятались в широких рукавах. Похоже, с легкой руки Дарта Сидиуса этот наряд получил популярность…

За спиной ситха (почему-то именно Дакэре мне было легко назвать этим словом) был едва различим его ученик – на самой границе видимости. Значит, и Анвис в курсе… Ну что же, тем лучше.

Мне тоже надо было произвести впечатление, и снова Элея подсказала верный костюм. Снова стиль древних ситхов.

Тяжелый золотой плащ, высокий воротник. Черный костюм, поверх которого – ало-золотой доспех. Над воротником – высокий вычурный шлем, узорчатый бувигер [12] скрывает лицо (как я только все эти термины для деталей доспехов выучил?).

Странное впечатление… фигура в древних доспехах против человека в черной мантии. Ситхи прошлых и будущих времен… хотя кто из нас кто, если учесть, что собеседник более чем в два раза старше?

– Мастер-ситх Санвар Дакэре приветствует вас, – нарушил молчание он, соблюдая ритуал… да, действительно, он кое-что узнал о древней культуре.

– Лорд Ситхов Юэн Кел-Дрома приветствует вас, – ответил я.

Когда я назвал фамилию, глаза Дакэре расширились, он прошептал: «Вот даже как?». Затем его лицо вновь стало полностью спокойным.

– Имеете ли вы право носить этот титул? – закономерный вопрос.

– Я владею знаниями Древних, самостоятельно разрабатываю новые техники. Я победил в бою двух мастеров Темной стороны, – голос я делаю как можно более спокойным и равнодушным. Вырабатывал я его долго – десятки раз смотрел все записи с лордом Вейдером, какие мы смогли найти. – Титул мой по праву.

Дакэре медленно кивнул – похоже, он сейчас настроился на ощущение лжи. А ее и нет… все сказанное мною – правда.

– Вы предложили переговоры, лорд Кел-Дрома, – значит, принял и поверил. – Ваше слово – первое.

– Мастер Дакэре, я собираюсь отбросить свою тень на «Черный Лист», – вот так, прямо, без каких-либо уверток. Он это чувствует. – Я хотел бы, чтобы вы и ваши братья во Тьме встали под мой клинок.

Речь, щедро насыщенная выражениями ситхов, произвела впечатление. Дакэре погрузился в размышления.

– Лорд Орейн не согласится с вами, – наконец произнес он.

Это еще кто? А, конечно. Как я понимаю, это и есть принятое имя Вейнтара. Дарт Орейн, что ли? Хм… вряд ли они так знают язык ситхов… «Д’арт Ореэйнн» – «Повелитель Потери». Нет, такое имя по своей воле никто не возьмет. Только по незнанию.

– Я могу предложить ему поединок, – заметил я. – По праву молнии, клинка и Тьмы.

Дакэре не уточнял выражение – значит, знает этот ритуал вызова. А следовательно, известен он и Вейнтару. Учтем…

– Если вы победите, – медленно ответил мастер-ситх, – ни лорд Кеймир, ни мастера вас не поддержат. Будет война.

– Я хочу ее избежать. Мастер Дакэре, каково ваше мнение?

Пауза. Короткая, но кажущаяся вечной.

– Я смотрел через Силу. Смотрел путь лорда Орейна. Смотрю сейчас ваш путь. В первый раз я увидел смерть… сейчас я вижу нечто новое.

Древние! Он что, умеет видеть будущее? Это же… это же столь редкий у нас дар…

Но последующие слова Дакэре разбили мою надежду на то, что такой одаренный станет союзником.

– Однако я давал слово, лорд Кел-Дрома. Я неспособен его нарушить. Единственное, что я могу сделать – не сообщать о нашем разговоре лорду Орейну… хоть и почти совершаю тем самым предательство.

– Благодарю вас, мастер Дакэре.

– Не стоит благодарности, лорд Кел-Дрома.



На «Дарвоте» меня ждали – Ард с Элеей, Роун, Веллест, и, разумеется, Дороон. Я сбросил плащ, поставил на стол шлем, сел в кресло.

Не глядя ни на кого, рассказал о результате.

– И что теперь делать? – поинтересовался Ард после краткого молчания.

– Полковник Веллест, сколько времени нужно вашим людям, чтобы начать какие-то действия по отношению к старшим координаторам и отслеживаемым Шестерым?

– От сорока минут до одного часа, милорд.

– Ард, сколько времени нам нужно, чтобы прибыть к дому Дакэре?

– Часов четырнадцать… не больше.

– Хорошо, – я закрыл глаза. Уже знал, что скажу… что сделаю…

Я не позволю никому убивать за себя, да? Наивно.

– Приказ ноль один, – голос был сухим и звенящим, словно лезвие древнего клинка. – Всех старших координаторов – убить. Сразу после этого связаться с теми из их преемников, кто согласился с нами работать, и приказать им занять места предшественников. Остальных преемников – убить. Способ действий – на усмотрение исполнителей.

Я намеренно не говорил «ликвидировать», «уничтожить», «устранить»…

Если уж приказывать убивать, так надо говорить об этом открыто.

– Мастера Карентина и его ученицу – убить. Операцией будет руководить мастер Ард. К мастеру Дакэре и его воспитанником я отправлюсь сам; мастер Элея будет меня сопровождать. Вейнтару направить следующее письмо, – я продиктовал формулы вызова на поединок. – Время поединка – через двадцать часов от текущего момента. Касательно остальных – приказ начать исполнять через пятнадцать часов от текущего момента. Обсуждению и невыполнению приказ не подлежит.

Я по-прежнему не открывал глаз. Не видел, как на меня смотрят Ард и Элея, мои учителя; как смотрит Роун, знающий меня с детства. Даже от их эмоций закрылся - не хотел знать, что они думают. Будь то одобрение, изумление или...

Вспомнился тот, тоже обозначенный числом приказ… давний…

Только тогда Лорд уничтожал врагов.

А я – своих.

Хоть они и не знали об этом.


Примечания автора.

[1] Первый – это Кип Дюррон, угнавший экспериментальный корабль, уничтоживший память его создательницы и решивший мстить Империи; позже вернулся к Свету, насколько было возможно. Второй – Куэллер, устроивший террор в Галактике; убит в поединке с Люком и Леей. Третий – Бракисс, самый последовательный противник Скайуокера, основатель Академии Теней; судьба неизвестна.

[2] Из песни Darth Fury “Sith Summer”

[3] Сильвар – женщина-джедай из расы катаров, кошкоподобных существ. Была со-учеником Экзара Куна; когда ее муж Крадо перешел на Темную сторону, пыталась убить Экзара, с дикой яростью. Тщетно. Потом с тем же бешенством охотилась за Уликом Кел-Дромой. Его тоже не одолела, кстати… тем не менее, Улика она смогла простить. Во всяком случае, уже опускала меч, когда наемник Хоггон застрелил Кел-Дрому.

[4] Каан – Лорд Ситхов, одно время руководивший боевыми действиями против джедаев; отличался удивительной самоуверенностью и безжалостностью. Во время войны на Руусане применил технику «ментальной бомбы», уничтожившей джедаев, ситхов и самого Каана вместе с ними. Выживший Дарт Бэйн именно после Руусана ввел «правило двоих».

[5] Тут вообще история темная. Хетрир и Риллао – выходцы с планеты Фиррере, вроде бы ученики Вейдера. Тем не менее, в эту историю верится все же слабо… хотя бы потому, что уж наверняка лорд Вейдер смог бы подобрать учеников, которые бы его не разочаровали.

[6] Золотой Век Ситхов – время до Гиперпространственной войны, эпоха Марки Рагноса, в некоторой мере – Наги Садоу и Лудо Кресша. Война Ситхов – период войны Республики с Экзаром Куном и Уликом Кел-Дромой.

[7] Чистая правда, кстати. То же самое произошло с английским языком, точнее с Middle English в XVI веке, когда он окончательно менялся на New English. Было «thaet me liketh», стало «I like it». А в предложениях с «seem» осталось по-прежнему.

[8] Императрица Тета – правительница нескольких систем, названных ее именем, женщина-военачальник, объединившая их под своей рукой. Гэв и Джори Дарагоны – брат и сестра, гиперпространственные исследователи, случайно обнаружившие путь в Империю Ситхов. Нага Садоу использовал их для того, чтобы узнать дорогу в Республику и вторгнуться туда. События эти произошли за пять тысяч лет до Э4.

[9] Джет Арка – мастер-джедай, учитель Улика Кел-Дромы, погибший во время атаки дроидов, организованной Кратами. Оммин – король Ондерона, адепт Темной стороны, предположительно – потомок Фридона Надда; будучи очень стар, поддерживал в себе жизнь лишь при помощи специального оборудования, и погиб, когда эти агрегаты разрубил меч Улика. Аманоа – жена Оммина, которую он обучил Темной стороне. Погибла, когда аура Света, излучаемая Джетом Аркой, начала бороться с Тьмой в ее собственной личности, и семидесятилетняя королева этого не выдержала.

[10] Имеется в виду то, что Джанго Фетт, «образец» для армии, был мандалорианином… или ими воспитывался. Но во всяком случае, воспитание это было с раннего детства, так что место рождения уже значения не имеет. А свидетельством того, что он очень хорошо усвоил уроки, служит факт: после смерти Джастера Мерееля, лидера Истинных Мандалориан, именно Джанго возглавил воинов, несмотря на то, что был еще совсем молод.

[11] На Малакоре V состоялась грандиозная битва, ставшая итогом Мандалорианских Войн, когда Республика одержала окончательную победу, хоть и с большими потерями. Следует заметить, что эта информация (из Knights of the Old Republic II) не соответствует информации из комиксов, которые утверждают, что финал войн был подведен на Ондероне… претензии по поводу разногласий – к разработчикам и согласному с ними Лукасу. Можно однако предположить, что после Ондерона мандалориане, избрав нового лидера, продолжали войну, и уж тогда были окончательно разгромлены на Малакоре.

[12] Бувигер – деталь шлема. Может представлять собой часть доспеха, закрывающую подбородок или две нижние подвижные пластины забрала шлема, закрывающие подбородок и лицо.

Дальше

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™