<<  Орден Возрожденный, Главы 29-32


V-Z


Глава 29. Меч Мандалора

Я никогда раньше не слышал такого названия – «Ансион». Как пояснил Дороон – это та самая периферийная планета на которую некогда наткнулся ИЗР; мандалориане решили, что раз уж она засвечена – пусть для встреч являются именно туда. Не имперцы, конечно, – послы из других государств, о которых в Галактике даже и не слышали.

Почему они согласились, интересно? Спокойно отозвались Дороону, приняли приглашение…

Не знал я, чего и ожидать от этой встречи. И никто не мог сказать – Веллест и Роун были способны предсказать поведение имперцев и республиканцев, но никак не мандалориан.

Так что я опустил корабль в указанной точке, будучи готовым только к одному – импровизировать. Непривычное чувство – обычно я все продумывал заранее.

Меня встречали четверо солдат, и я невольно вздрогнул. Все-таки мандалорианские шлемы с Т-образными визорами – не самое успокаивающее зрелище. Оба Фетта Галактику в этом старательно убедили.

Хорошо, хоть броня у этой четверки не зеленая – синевато-стальная. Правда, молчаливы они точно так же – даже командир ограничился приветствием и предложением идти с ним.

Вот так.

Место встречи… хм, не ожидал такого от мандалориан.

Сад. Зеленый, пышный сад – и небольшой круглый столик в середине. К которому меня и пригласили.

Я пока садиться не стал – лишь прошелся вокруг, разглядывая растения. Никогда особенно ими не интересовался, но выглядит это красиво.

Послышались шаги, и я обернулся.

Приближавшийся ко мне человек был на пару сантиметров выше; черные волосы с проседью. Очень спокойные и совершенно непроницаемые темно-синие глаза. И, словно в тон таковым, – темно-синий костюм военного покроя. Идет же… мягко, спокойно, уверенно.

Примерно так двигаются «звездные разрушители».

– Приветствую вас на Ансионе, лорд Кел-Дрома. Я – Орьен.

– Приветствую вас, – ответил я, лихорадочно вспоминая рассказы Дороона о рангах.

«Орьен». Имя-звание. Имя-титул. Впрочем, нет, титул его – «Меч Мандалора». Обозначает правую руку правителя, командующего войсками.

Если проводить аналогии, то мой собеседник был для армии Мандалора тем же, чем был лорд Вейдер для армии Империи.

Однако…

Но почему пришел он, а не человек из Аконората?

Мы расположились за столом; и я даже не успел ничего спросить. Хотя вопросов было множество… однако Орьен меня опередил.

– Думаю, что мне следует передать это вам.

И протянул небольшой холочип. С легким удивлением я принял его, включил…

Сперва я решил, что это какой-то ранее не встречавшийся портрет Улика – только почему-то в современной одежде. Потом – что это мой снимок… только странный…

А потом вдруг резко дошло.

Надеюсь, что я сумел не показать своего изумления. И, тщательно фильтруя эмоции, внимательно смотрел на лицо своего отца.

По записи не определишь, но мне почему-то казалось, что мы бы сейчас были одинакового роста. Волосы, правда, пострижены короче; одежда похожа… только мой темный костюм – из тканей куда лучшего качества. А у отца – строго функциональная серо-зеленая одежда. На лице – задумчивое выражение… и легкая усмешка в глазах.

Мне вдруг почему-то захотелось посмотреться в зеркало.

– Откуда это у вас? – я поднял глаза на Орьена.

– Любая служба хранит информацию о своих сотрудниках.

Холочип едва у меня из рук не выпал.

– Совершенно верно, – подтвердил мою мысль Орьен. – Рален Кел-Дрома работал на Аконорат. Всю свою жизнь.

Рален… вот, значит, как его звали.

Рален. Я не забуду. Никогда.

– И что с ним стало?

– Он погиб на задании, – последовал спокойный ответ. – Вам нужны подробности?

– Потом, – я не сомневался, что скажи я «да», Орьен все расскажет подробно. Кто знает – может, он и сам на том задании был? – Что вы еще можете сказать о моем отце?

Сухой четкий вопрос. Просто – требование информации. Ноль эмоций.

Ноль.

– Он работал в теневом мире Галактики; и весьма качественно работал. Рален Кел-Дрома некогда потратил несколько лет только на создание легенды и внедрение. В результате он стал своим – и смог легко передавать нам всю требуемую информацию. К сожалению, я не могу рассказать вам всего – очень многих событий из его досье никогда не происходило.

Я кивнул – понятно. Чем-то подобным Веллест делился.

Мда. Вот так живешь – и вдруг узнаешь, что с легендарными воинами связан куда сильнее, чем всегда думал. Кстати…

– А из моего рода лишь отец работал на вас?

– Нет. Еще двенадцать человек в разные века помогали Мандалору. У нас одаренные встречаются достаточно редко… а в роду Кел-Дрома таковыми были почти все. Это полезно.

Видимо, как со времени Мандалорианских Войн Улик и мандалориане сражались вместе… так и пошло что-то вроде традиции.

И тогда ясно, почему Аконорат обо мне знал – вряд ли оперативник разведки скрывал наличие у себя семьи.

Насколько я помню по всяким источникам, мандалориане ценят прямоту. Что ж, ее они и получат.

– Почему направили Дороона к ситхам, я не спрашиваю, – я в упор взглянул на собеседника. – Это как раз понятно. Но почему меня указали как ученика?

– А вы недовольны?

– Доволен, – несколько удивился я. – Только все равно – я хочу знать.

– Пожалуйста, – пожал плечами Орьен. – Есть Республика – в целом сильное государство, хоть и страдающее многими недостатками. Есть Империя – слабее, но четко контролирующая свою территорию. Есть Орден Джедаев – очень важный фактор. Ордена Ситхов – нет. Точнее, не было.

– Так вы что, на это и рассчитывали?

– Надеялись. Видите ли, в роду Кел-Дрома заурядностей не было; уж не знаю, как это объяснить с точки зрения генетики. Но каждый из них извлекал максимум из того, чем считал нужным заниматься. Мы предположили, что попавший в обучение к ситхам направит эту родовую способность на построение Ордена.

– То есть кинуть в воду и посмотреть, что получится?

– Вообще-то, мы наших воинов воспитываем таким же образом. Правда, под контролем; в вашем случае его не было.

– И на том спасибо, – не удержался я.

– Пожалуйста, – спокойно кивнул Орьен.

Во мне постепенно начала закипать злость. То есть, меня просто передвинули по доске, дабы получить лишнюю фигуру против Республики? В каких-то непонятных целях Мандалора?

Хотя… а в самом деле, мне ли на это жаловаться? Тем более, что они не контролируют меня. Не направляют.

Наверное, по этой же причине и Дороона не стали трогать. И мне сейчас Орьен рассказывает все честно… ха, а я все равно никому ничего передать не смогу.

Ну попробуйте прийти к главам Империи или Республики и заявить им об агентуре Мандалора! Что будет в ответ? «Вы с ума сошли? Мандалориане – народ вояк, они на агентурную работу не способны. И вообще, их всех давно перебили».

А усмешка, которая ощущалась… нет, Орьен не улыбался, но через Силу я воспринимал именно такой образ… словом, она показывала, что он это превосходно понимает. И его это устраивает.

Я сдержал раздражение. Что ж, пора перейти к тому единственному, что я задумал раньше.

– Орден Ситхов, как вы видите, создан. И становится все сильнее. От имени Ордена я предлагаю Мандалору союз и совместные действия…

Я осекся – с такой доброжелательной усмешкой во взгляде на меня посмотрел собеседник.

– Мне даже не нужно вновь связываться с Мандалором, лорд Кел-Дрома. Наш ответ – «нет». И все.

– Но почему? – ни злорадства, ни ненависти… как было бы у многих, открыто отказывающихся от такого предложения. Просто спокойно выданная информация.

– Лорд Кел-Дрома, Ордену Ситхов совершенно нечего предложить Мандалору. Нам невыгоден и не интересен такой союз.

Вот такого аргумента я совершенно не ожидал. И даже растерялся – хотя и постарался этого не показывать.

– Вы уверены в этом? Орден имеет широкие возможности.

– Например? – поднял бровь Орьен.

– Мы можем легко достать оружие, технику…

– …получить доступ к производственным мощностям, и так далее, – закончил он. – Смею вас заверить, у нас все перечисленное уже есть. В куда большем количестве, чем вы сможете добыть… и уж поверьте мне, куда более высокого качества.

– Связи и влияние.

– Сомневаюсь, что вы ими поделитесь в полной мере. В любом случае, вашей сети – даже с учетом «Черного Листа» – от силы несколько десятков лет. Нашей – несколько тысяч.

Я хотел было сказать «у нас – ситхи»… но вовремя прикусил язык. Уж где-где, а на Мандалоре превосходнейших бойцов хватает. И их в десятки раз больше, чем во всем Ордене. А Сила… как раз мандалориан это не впечатлит. За свою историю они не раз очень успешно вырезали и джедаев, и ситхов.

Проклятье, да что я вообще делаю? Торгуюсь, как какой-то сенатор – я, Темный Лорд!

– Зачем вы тогда вообще согласились на встречу? – все же сейчас раздражение прорвалось. – И сказали мне все это?

– Можете считать это данью памяти лорду Улику.

– Кстати… ведь когда-то мандалориане присягнули ситхам… – я увидел слабый, но все же реальный аргумент.

– Не ситхам, а лично Улику Кел-Дроме, – меланхолично заметил Орьен. – И ему присягал не весь народ – а Te Kandosii Mand’alor.

«Мандалор Неукротимый» – с трудом вспомнил я перевод.

– А если вы претендуете на подтверждение этой клятвы, – чуть улыбнулся он, – то вы можете доказать ее тем же способом, что и лорд Улик.

Я вспомнил, при каких обстоятельствах Улик получил присягу от Неукротимого [47]. Нет, я на такое вряд ли способен. Пусть даже я и силен… но тут одной силы мало.

Злость все больше нарастала. Такое впечатление, что он надо мной издевается – отвечая на мои же вопросы.

– А вам не кажется, что вести такой разговор с Темным Лордом – небезопасно? – процедил я. Мальчишество, бессмысленный выпад… но сдерживаться получалось все труднее.

– Я верю в то, что вы – разумный человек, – спокойно ответил Орьен. – И не советую вам тянуться к оружию, лорд Кел-Дрома.

Я и в самом деле уже почти сложил пальцы, готовясь принять рукоять меча – даже не осознавая этого.

– Хотя бы потому, что ваш Орден этого не переживет.

Вот это заставило меня забыть о злости.

– Что?

– Убийство высшего офицера Мандалора – вещь непрощаемая. Даже если вы уйдете с Ансиона живым… в чем я лично сомневаюсь… мы знаем координаты Зиоста. И Коррибана. И Хар Шиана. Еще со времен Экзара Куна. Так вот, за срыв и удар расплатится весь Орден.

Я хотел возразить. Действительно хотел. А потом вдруг понял – это не пустая угроза, а вполне исполнимое обещание. Не сомневаюсь, за тысячелетия мандалориане отлично изучили все возможности убийства одаренных.

Потом я припомнил некоторые эпизоды Мандалорианских Войн. И подумал, что они могут даже не вступать в рукопашную, а попросту устроить ядерную бомбардировку Зиоста.

Злость ушла. Осталось такое чувство… будто меня взяли, предельно вежливо окунули в лужу и предложили полотенце.

Вот так. Сила велика, фехтовальное мастерство – тоже, умение управлять одаренными – имеется, умение навязывать свои требования другим…

А вот сейчас я налетел на того, кто контролирует ситуацию лучше меня. И куда старше, профессиональнее.

Вот меня и сделали – элегантно, спокойно и без всякой возможности возразить.

– О чем вы думаете, лорд Кел-Дрома? – неожиданно спросил Орьен, с интересом за мной наблюдавший.

– Чувствую себя как фелинкс рядом с ворнскром, – честно сказал я.

– Это не совсем точно, – покачал головой Орьен. – Вы уже давно сами в разряд ворнскров перешли.

– Хорошо, – согласился я. – Как ворнскр рядом с ранкором.

– А вот это уже ближе к истине.

Мы помолчали.

– Знаете, это была полезная встреча, – неожиданно для себя самого признал я.

– Не сомневаюсь, – кивнул Орьен и поднялся. – Я с удовольствием встречусь с вами еще, лорд Кел-Дрома… при любых обстоятельствах.

По какому-то наитию я протянул ему руку – и он ее пожал.

Перчаток на Орьене не было; но мне почему-то показалось, что я коснулся холодной брони.



Уже на «Кае», по пути домой я пытался понять: что же мне дала эта встреча? Помимо новой информации и холочипа с портретом отца?

Еще раз повторил себе то, что вроде бы уже усвоил – учиться надо. И тогда не будешь задавать вопросы, получать ответы и чувствовать себя полным идиотом.

А вообще… такое впечатление, что меня предупредили.

Перед глазами очень яркая картина: скрестившие клинки джедай и ситх, рядом – поднявшие бластеры пилот в оранжевом и штурмовик… а чуть поодаль, в тени, стоит человек в броне и шлеме с Т-образным визором.

И ждет.

Признаться, стало жутковато.


Глава 30. Контакт

Чем отличается Темный Лорд от всех других? Если не считать превосходящей Силы?

Тем, что ему приходится думать куда больше, чем всем остальным.

И зачастую – над вопросами, которые остальных не занимают.

Ярость уже улеглась, но некоторое раздражение все же оставалось. Впрочем, нельзя не признать – это закономерно. Сперва ситхи в лице Экзара Куна использовали мандалориан для войны. Теперь Мандалор преспокойно использовал ситхов.

Ну, «использовал» – слишком сильно сказано. Я мог и не прийти к выводу, что должен восстановить Орден… хотя, не сомневаюсь, что и такой бы расклад их устроил.

Хорошая комбинация. Мне до такого еще расти и расти.

Но почему они меня фактически предупредили? Хотя… почти что понятно. Характерная для мандалориан боевая вежливость. А может… все-таки, отец и еще многие из нашего рода работали на них. И наверняка – хорошо работали. Так что… кто знает, может мандалориане считают Кел-Дрома своими?

Что ж, играть по этим правилам я все равно не собираюсь. Не же-ла-ю.

Значит, следует сделать нечто, чего они не ожидают, и таким образом разбить планы… вот только что?



«Самый хороший начальник – тот, у кого самые инициативные подчиненные». Не помню, кто это сказал, но согласен. Только тогда что получается: самый хороший муж – это тот, у кого самая инициативная жена?

Лания мне пока что не жена (только пока!), но такой вывод здесь очень применим. Дело в том, что она с родителями объяснилась, причем чисто моим способом – максимальная откровенность, давление на логику (свою, а не собеседника), и достижение успеха таким образом.

Она им рассказала и про ситхов, и про меня. И про наши отношения (хоть и коробит меня от такого обозначения). Пока родители приходили в себя от известия, что их дочь любит Темного Лорда (причем очень даже не безответно), Лания обрадовала их новостью, что без меня бы ее убили. И что я, спасая ее, пострадал так, что был на грани гибели.

Тот факт, что без знакомства со мной она бы в опасности и не очутилась, девушка родителям осознать не дала; к тому же времени, как они в размышлениях дошли до него, Лания представила еще десятка полтора убедительнейших аргументов. Повторить их мне она не сумела – это по большей части была чистой воды импровизация.

Но удачная; и еще нам повезло, что ее родители немного ранее и фильм смотрели, и книгу читали, и картины с музыкой тоже не пропустили (последнее, правда, благодаря мне). Так что против ситхов ничего не имели… тем более, что Лания их заверила – мы именно такие. Конечно, как Рагнос и Бэйн, а не как Каан…

Хранить тайны старшие Терны умели; и Лания была абсолютно уверена, что из дома этот секрет не выйдет. Я же некоторое время пребывал в состоянии обалдения – пока я думал, как поизящнее преподнести такое откровение, Лания все решила и сделала сама.

Все-таки она – чудо.

И титул Леди – теперь уже ее законное звание. Поскольку таковое подтвердил Марка Рагнос, а мое присутствие в мире живых ясно показывало, что он не ошибся.

Впрочем, никто и не усомнился.

Скоррок, между прочим, полностью поправился. И вернулся к своим обязанностям; правда, сильно жалел, что Кеймира мы оставили на Йинчорре. А то, по обычаям трандошанов, можно было бы от него что-то отпилить и дома на полку поставить.

Но я эти эстетические планы пресек – только кеймирова черепа мне во дворце не хватало. Он мне при жизни достаточно неприятностей доставил, не собираюсь я на еще и на кости любоваться.

Признаться, мне немного жаль, что он стал моим врагом. Он и в Силе был сведущ, и бойцом оказался отменным… и вообще человеком умным. Иначе бы не смог выжить и готовить месть, будучи лишенным практически всех возможностей.

Но…

С Дакэре я мог договориться – однако он оказался верным слову.

С Вейнтаром мы чем-то были похожи – но он бы никогда не отказался от власти.

А с Кеймиром… «Не может быть мира между нами», как мы и сказали, читая формулу начала поединка. Не после атаки на Зиост (пусть и без ведома его самого – но вдохновленной им), не после ранений Ярти… не после Лании.

Случается так, что кто-то для тебя – явный враг. Компромиссов быть не может; могут присутствовать и уважение, и даже жалость… но не желание помириться.

Потому что – не может быть мира между нами.

Даже если учесть, что воспитанника Вейнтара я могу назвать ситхом. Если не по знаниям и суждениям – так по духу.

Я предполагал, что Кеймир мог обзавестись своими собственными учениками; к счастью, Дороон смог проделать с его кораблем тот же фокус, что с оружием сектантов – через таковое выйти на укрытие. Тоже на какой-то совершенно непримечательной планете.

Я оказался почти прав. В найденном там компьютере хранились подобранные Кеймиром кандидатуры шестерых… однако обучить он успел только одного. Седьмого.

И этот один был абсолютно предан своему учителю. Увидев нас на пороге, он мгновенно все понял – и кинулся в бой с включенным мечом.

Его встретил Ярти. Он имел на это право – потому что отомстить самому Кеймиру не смог. А я стоял – и смотрел. Неприятное чувство… но что поделаешь? Темному Лорду более чем не обязательно всегда принимать участие.

Бой был коротким; все-таки «лорд Яртилен» – это не пустые слова, и свой титул он заслужил по праву. От силы минута в сиянии алых мечей – и рассеченное тело на полу.

Похоронил его Ярти тоже сам – с помощью Силы вырыл глубокую яму и опустил туда тело. Потом – засыпал.

Имени ученика Кеймира я так и не узнал – в файлах этого не хранилось.

А лицо – не забуду. Лицо мальчишки, который понял, что заменивший ему семью человек, иногда – ненавидимый, иногда – любимый…

…больше не придет. И сделали это именно те, кто сейчас вошел.

Почему-то такие всегда погибают самыми первыми.

Сам того не желая, он мне помог; стоя над могилой ученика ситха, убитого Лордом Ситхов, я вдруг понял, что мне надо делать.

И чего от Темного Ордена никто в Галактике не может ожидать.



На этот раз собравшихся у меня в кабинете было больше – Ард, Элея, четверо молодых Лордов, Роун, Веллест, Дороон (Элея высказывала сомнения по поводу его лояльности, но у меня они отсутствовали) и… Лания. Да, она тоже была здесь – и вовсе не из-за моей прихоти. Я был уверен, что если она и решит что-то сказать, то это будет нечто очень полезное.

Некоторые с удивлением поглядывали на пустое кресло, стоящее у стены, рядом с окном… но, видимо, решили, что просто принесли на одно больше, чем требовалось.

– Наша цель сейчас – подойти к возможности безопасного раскрытия, – я начал издалека. – И мы к ней довольно уверенно движемся. Общественное мнение должным образом подготовлено, авторитет в теневом мире мы имеем. Также мы обрели определенные рычаги влияния на территории Империи.

Чистая правда, кстати. При помощи Веллеста и «Черного Листа» Орден обрел контроль над многими моффами. Точнее, не совсем контроль… но нас они слушают значительно внимательнее, чем коллег. Хотя правды в полной мере никто из них не знает.

– Таким образом, есть только одно препятствие, – подвел итог я. – И я точно знаю, как его преодолеть.

– И что же мы должны сделать, лорд Юэн? – Анвис озвучил немой вопрос, отразившийся в глазах у всех.

Я сделал вдох. Сейчас что-то будет…

– Установить контакт и заключить бессрочное перемирие с джедаями.

Никогда не употребляю мата, но состояние слушателей после этого заявления можно было описать только каким-то нецензурным прилагательным. Исключая лишь Ланию – потому как на ней я проверял аргументы, которые собирался привести.

И очень хорошо, что они пока обалдели и не могут ничего сказать. В такой момент можно много чего вставить.

– Я решил, что это будет наилучшим в данной ситуации. Дело в том, что если мы просто откроем свое присутствие, то джедаи могут отреагировать очень резко – и кроме того, настроить Республику должным образом. Мы не можем их сейчас уничтожить; и, в любом случае, еще одна война никому не нужна. Поэтому я предлагаю перемирие – на тот срок, который сочту нужным.

«А нужным я считаю срок жизни всех здесь присутствующих,» – эту мысль я озвучивать не стал. Пока.

– И только не надо мне говорить, что ситхи и джедаи – естественные враги. Вспомните, пожалуйста, с кем конкретно мы сталкивались за все это время? Ни разу – со Светлым Орденом. Кроме того, из нынешних джедаев один лишь Скайуокер сталкивался с настоящими ситхами, а он – человек достаточно миролюбивый, насколько мне известно.

Интересно, кто будет «за», а кто «против»? Тимар, Хийм и Ярти наверняка не станут возражать – им джедаи совершенно безразличны, и они предпочтут довериться моему суждению. Ард и Элея, как сторонники традиций будут против… Роуну с Веллестом Светлые одаренные тоже безразличны. А вот что Анвис скажет? Я ведь понятия не имею, как к джедаям относился Дакэре…

– И сосуществование возможно – вот, как у Республики с Империей. Обитают рядом, по каким-то поводам конфликтуют, но войну на уничтожение никто начинать и не собирается. Именно такого я и собираюсь добиться. Вопросы есть? – последнее было сказано, потому как слушатели начали понемногу приходить в себя.

И вопросы у них нашлись – особенно у Элеи.

– Юэн, джедаи – наши враги, – начала она. – Как можно вообще подумать о мире между нами?

– Не о мире, а о перемирии, – поправил я. – То есть – временном.

Не будем уточнять сроки…

– Да, но они истребляли ситхов на протяжении всей своей истории!

– Мы тоже. Мы, кстати, даже более успешно.

Тут возразить было нечего.

– Так ты что, собираешься извиняться?

– Да нет, – пожал плечами я. – Еще чего не хватало. Я намерен предложить выбор: перемирие или проблемы. А второй вариант мне не нравится, потому что проблемы будут и у нас.

– Ард, а ты что думаешь? – повернулась она за поддержкой к забраку. Так… я перебрал в памяти все аргументы, которыми намеревался его убеждать. Что ж, сейчас пустим в ход.

Забрак поднял голову, пару секунд поразмыслил, а потом вдруг заявил:

– Я согласен с Юэном.

Вновь обалдели все, теперь уже включая меня. Не ожидал я такого…

– Когда это было только произнесено, – пользуясь молчанием, начал Ард, – я решил, что такое предложение – чушь и безумие. Но потом кое-что вспомнил… Дело в том, что я счел безумной идею атаки на «Черный Лист»; счел безумным полет на Коррибан… посчитал нереальным обучение многих учеников сразу… И молчал тогда лишь потому, что считал – пусть лучше время покажет, что эти замыслы провалятся. Они не провалились. А так как сейчас я подумал точно так же… словом, я не понимаю, почему на этот раз все должно пройти не так, как задумано.

Вот это довод… «Я считал все бредом. Оказалось – получается. Значит, если думаю, что это бред, то все получится». По-моему, это называется «доказательство от противного».

– Юэн, как ты думаешь, Древние бы тебя одобрили? – Элея пустила в ход очень убедительный аргумент. Как ей казалось – потому что такое возражение было логичным… и его можно было предвидеть заранее.

– А зачем гадать? Проще спросить, – улыбнулся я, и, чуть повернувшись, позвал: – Лорд Кун! Вы не присоединитесь к обсуждению? Нам интересно ваше мнение.

– Разумеется, лорд Юэн, – Экзар Кун материализовался прямо в пустом кресле у стены. – А что именно вы хотели спросить?

– Вообще-то не я, а леди Элея.

Экзар весьма доброжелательно посмотрел на Элею. Та, побледнев почти до белоснежности, все же заговорила:

– Лорд Кун… я хотела спросить… лорд Юэн хочет перемирия с джедаями.

– Да, продолжайте, – столь же доброжелательно кивнул Экзар.

– Что… что вы скажете?

– А что я могу сказать? – удивился Экзар. – Я некогда хотел того же самого.

Третий шок за одно совещание – это многовато для аудитории. Ничего, полезно.

– Я воевал с Республикой, – подчеркнул призрак. – А Орден я очень хотел видеть на своей стороне… и под своим руководством, не спорю. Жаль, что Одан-Урр вообще отказался слушать меня, и сразу атаковал. Мастеру Баасу [48] я предлагал перейти к нам – но он выбрал бой и смерть. Увы… Замечу – для меня война не была столкновением джедаев и ситхов. Это была Республика против одаренных. Жаль, что джедаи этого не поняли.

Экзар любил и умел играть словами – но сейчас он был совершенно искренен. Я-то мог в этом ручаться – мы не раз беседовали о Войне Ситхов.

– Вот и слово Древних, – я вовремя подхватил нить разговора. – Итак?

– Но все ли согласны? – уцепилась за последнюю возможность Элея. Ей очень не хотелось терять вечных врагов.

Я улыбнулся.

– Знаете, что я скажу? Основная задача Совета Лордов – это выработать наиболее эффективный способ исполнения приказа Темного Лорда. А не обсуждать таковой, – и прежде чем она успела что-то возразить, я добавил: – Это я цитирую Марку Рагноса. Он правил Империей именно таким образом.

Этот довод сопротивление Элеи сломил окончательно; возможно, она решила, что в случае возражений я и Рагноса сюда приглашу. А с нее лицезрения Экзара хватило.

– Да, но как именно это сделать? – молчавший до сих пор Тимар решил включиться в обсуждение. – Как нам установить контакт с джедаями?

– А вот это… – я помедлил, давая возможность дополнить «уже ваша проблема», и завершил: – …мы сейчас и будем обсуждать.



– Когда ты это задумал?

Снова лунный свет, теплое нежное тело рядом. И шелковые волосы, скользящие по моей коже.

Почему так выходит, что лишь ночью нам удается поговорить?

– Давно. Еще когда мы начали строить Орден – и я сравнивал наши силы с возможностями джедаев. Тогда было хуже… и никакой поддержки, и воинов у нас куда меньше.

– Но теперь все изменилось?

– Почти. Позиции мы укрепили, поддержка есть… и если джедаи предпочтут войну – мы сможем достойно сопротивляться. А у меня были мысли о войне… о таком же внезапном ударе, какой Садоу когда-то нанес Республике. Только мы ее знаем куда лучше.

– И все же ты отказался от такой идеи. Из-за Мандалора, да?

– Да.

Подробности беседы с Орьеном я рассказал только Лании. Остальным незачем знать, как уверенно обломали Темного Лорда. А Элее с Ардом – тем более; при одной мысли, что выбор ученика им навязали не-одаренные, они могут и в драку кинуться.

– Я еще раньше отбросил идею схватки. По-моему, хватит войн с Галактики… Относительно мирным было только тысячелетие «закона Бэйна»… да и то, это конфликтов одаренных не возникало. А так… Республика воевала часто. Потом же пошло без перерыва: Торговая Федерация, Война Клонов, Галактическая гражданская, сси-руук, Исард, Траун, Зсинж, йеветы… Чего доброго, вообще какая-нибудь мерзость из другой Галактики притащится.

– А кое в чем вы похожи.

– Кто?

– Ситхи и джедаи.

– Хмм… я сходное замечал, но что ты сейчас имеешь в виду?

– У вас разный взгляд на то, какой должна быть Галактика. Но вы все уверены в том, что она должна быть. Иначе вам и существовать-то смысла нет.

А ведь и верно… Хм, это что получается? Ситхи – тоже хранители мира в Галактике? Нет, такую мысль лучше не выносить за пределы спальни. Сами же ситхи первыми в обморок от нее попадают.

– Что смешного?

Я объяснил. Лания тоже рассмеялась – видимо, ясно представила себе такую картину.

– Кстати… как вы вообще хотите с ними договариваться?

– Пока не знаю. Ярти предлагал отловить какого-нибудь джедая, сунуть ему в руки послание и отправить на Явин. Я эту инициативу забраковал…

– То есть поручил Арду?

Я сперва не понял, потом осмыслил созвучие и тихо фыркнул.

– Да нет. Такое я поручать не буду никому. Сам поработаю…

Только не сейчас. Потому что в этот момент – есть куда более приятное и интересное занятие…



Пожалуй, впервые история ситхов мне не могла ничего подсказать. Примеров, как следует делать из джедая адепта Тьмы – масса; как помянутым адептам договариваться с джедаями – ни одного. Я не исключал, что во время Новых Войн существовали какие-то дипломатические договоренности… но там скорее содержались какие-то правила ведения войны, а никак не заключения мирного договора.

А если и заключались – у меня этих документов не было. И все мои учителя-призраки прекратили земное существование задолго до этой эпохи.

Мелькала у меня мысль найти Бэйна – хотя бы с помощью способностей Лании. Увы, оказалось невозможно – я долго беседовал на эту тему с Рагносом. Он заверил, что без должного обучения Лания вообще сможет осуществить такое лишь «на наивысшей точке эмоционального напряжения». Вроде того момента, когда она нашла меня, засыпанного камнями.

Во второй раз заставлять Ланию пережить подобное я не собирался. Не говоря уже о том, что и сам не хотел попадать в такое положение.

А «должное обучение» заняло бы несколько лет – потому как об этой стороне использования Силы даже Рагнос знал не очень много. И мог дать лишь общие советы. Первым же из них было: «пытаться что-то сделать надо в непосредственной близости от гробницы».

Дарт Бэйн, похоже, умел скрывать свое существование еще лучше Сидиуса. У последнего хоть место и время смерти известно…

Словом, пришлось искать какой-то вариант самому.

Вот тут на помощь пришли современные технологии.

Голонетом я пользовался часто и охотно. Помимо всяких баз данных, там можно побеседовать с великим множеством людей, которые, сами того не зная, могут высказать чрезвычайно полезные вещи.

Около года назад на каком-то из исторических ресурсов я познакомился с человеком (наверное) под ником «Татуинец». Несмотря на имечко, разбирался он в предмете не хуже, чем тускены – в песке. Иногда мы спорили, иногда – соглашались друг с другом. Но в любом случае, поговорить с ним было очень интересно.

С некоторого времени я стал подозревать, что беседую с кем-то из джедаев. Дело в том, что некоторые события он оценивал… не так, как я, но похоже – то есть, с точки зрения одаренного. Причем обученного, и знакомого с древней философией.

Это не был кто-то из наших – я проверил. И уж точно не был Кеймир – потому что с Татуинцем я говорил уже после смерти ученика Вейнтара.

А кто у нас еще из обученных Силе в Галактике имеется? И может регулярно пользоваться Голонетом?

Может, я и ошибался. Но… если он не джедай, так я ничего не теряю. А если я прав – то это большая удача.

К счастью, защита этого ресурса не была особенно сложной – для Дороона. Тви’лекк ее взломал очень уверенно, и принял все меры, чтобы гарантировать: будущий разговор пройдет без свидетелей, ни в один лог не попадет, и никакой «ледоруб» не сможет его восстановить.

Я специально выбрал время, когда в чате никого не бывало. Послал заранее письмо, с просьбой встретиться – поговорить надо.

Он оказался очень точным.

00.00.20 [Татуинец] Корускантец, приветствую

00.00. 35 [Корускантец] Татуинец, рад тебя видеть.

Да, «Корускантец». Как ни крути – но я там родился. И если отец решил обосноваться именно на планете-городе – значит, знал, что делает.

Начался разговор в привате.

00.01.16 [Татуинец] О чем хотел поговорить?

00.02.00 [Корускантец] Поразмыслил над нашими прежними беседами… подумал как следует… Ты ведь джедай, я прав?

Прямой стиль меня не подводил – почему бы его не использовать вновь?

Молчание.

00.02.45 [Татуинец] Да. Как ты понял?

00.03.17 [Корускантец] Как следует подумал. Ты постоянно на многие проблемы смотришь как одаренный.

00.03.52 [Татуинец] А почему ты так решил? Или… разбираешься?

Вот он, самый важный момент…

00.04.51 [Корускантец] Еще как разбираюсь. Я – ситх. И не сочти, что я просто играю в адепта Тьмы. Не знаю, что вам рассказывал Скайуокер, но истинные ситхи – это не маньяки-убийцы. Мы даже в чем-то схожи.

00.06.01 [Татуинец] Интересно. Почему ты решил сказать?

Похоже, поверил!

00.06.30 [Корускантец] Темный Лорд хочет легализовать Орден. И он предложил перемирие с джедаями.

00.08.05 [Татуинец] Перемирие? Как, по-твоему, отреагирует Люк Скайуокер?

00.08.46 [Корускантец] Не знаю. Могу лишь надеяться, что не станет кидаться в бой.

00.09.01 [Татуинец] Этого – точно не станет делать. Я его достаточно знаю.

00.09.18 [Корускантец] Тогда что же он скажет? Считай это официальным посланием от Темного Ордена.

00.09.56 [Татуинец] Я передам ему. Обещаю. Как прислать ответ?

00.10.17 [Корускантец] Мне на почту. Держи адрес.

Вот так. Десяток минут – и начало положено.

Что из этого выйдет? Понятия не имею. Но надеяться можно…



Через два дня я обнаружил в специально созданном и защищенном почтовом ящике письмо. Всего шесть слов.

«Согласны на встречу. Где и когда?»



В качестве места встречи мы выбрали Циннагар. В конце концов, там жил Улик – и это для меня было важно. Здесь началась Война Ситхов… надеюсь, здесь начнется и что-то другое.

Я прибыл в офис, где должна была произойти встреча, немного раньше. Все же надо подготовиться… интересно, кто явится в роли представителя? Не исключено, конечно, что республиканский спецназ…

Это было рискованно. Очень. Но к риску я уже привык – а игра того стоила.

Почему, интересно, я вообще решил так поступить? Только ли в пику мандалорианам? Чтобы их «ожидание» продлилось еще несколько столетий – при большой удаче?

Или… да не знаю я.

Интересно, что бы сказал по этому поводу отец? Я ведь его почти не помню… но в голосе Орьена слышалось уважение к нему. А заслужить уважение на Мандалоре – очень и очень непросто.

На столе лежал плеер; я Силой нажал кнопку.

Все те же песни… еще со времен ученичества… Нравятся мне они. Увы, отыскать автора не удалось; только имя – Ira [49]. Даже не знаю, настоящее или нет.

Боль... горчащей темной чашей
Гнев - лекарство избавленья...
Нет судьбы: решенья наши
Все меняют за мгновенья.


Вот уж точно. Сколько раз у меня это было… И хотя песня посвящена Улику… я отчаянно надеюсь, что она подойдет и его потомку.

Власть... смешно. Но ярость схватки...
Бьется ненависть, как птица!
Жить... так полно... Без оглядки,
Без предела, без границы...

Жить - не ведая запретов,
Что отринул в одночасье!
Даже воздух... запах ветра
Рвущий легкие на части.


Тьма - презрением к бессилью,
Свет - отвергнутым покоем,
Даже плащ твой... будто крылья
Колыхался за спиною.


Со Светлой стороной я не знаком. Но Тьма действительно не переносит слабых… наверное, потому из джедаев к ситхам уходят лишь лучшие. Точнее – лишь лучшие остаются в веках.

А кто из нас живет более полно? Не знаю. Наверное, тут нет разницы – ситх или джедай. Главное – одаренный.

Даже суд - писклявым фарсом.
Дерзкий взгляд в пустые лица,
Приговору - улыбаться:
«Да, конечно: сит... убийца...

Как? «Не счесть деяний черных»?
Мило. Пафос торжествует?
Это - время непокорных,
Кто - живет. Не существует».

И ухмылка - там, у входа:
- «Им? Найти на нас управу?»
Экзар... гордый твой погодок,
Был Учителем по праву.


Верно… благо с Экзаром я беседовал лично. А когда читал описание суда над Уликом… тоже мне суд! Мерзостнее был только выстрел в спину! Что за судилище, на котором даже не слушают брата обвиняемого?

Улик был прав, останавливая Кая. «Ты не понимаешь, что тут происходит… ты ничего не понимаешь,» – сказал он. А я читал – и слышал за записанным другие слова – «Кай, да не позорься ты перед этими… Ты же джедай! А я – ситх! И не нам просить о чем-то этих болтунов!»

Понял бы брат? Не знаю. Именно в тот момент вошел Экзар с Мандалором и массасси – и все изменилось.

Свет... слепящий. Слишком больно...
Чистый Свет... уходит Сила...
Голоса... и голос: «Помни...
Помни... Помни!!! Это... было».

Помню, Улик. Хоть и не встречался с тобой…

Таких, как ты, – будут помнить.

А таких, как я? Хатт его знает… Увидим. Понадобится – вернусь призраком и спрошу.

Раздался мягкий сигнал; я выключил плеер и притянул к себе комлинк.

– Да.

– Джедай здесь, – Тимар приехал со мной на Циннагар. И не только он – еще и Хийм. Втроем мы могли прорубиться сквозь любой отряд.

– Кто он?

– Не знаю. Плащ и капюшон. Вошел в дом, поднимается по лестнице.

Я, впрочем, и так уже это чувствовал – приближался одаренный. И весьма сильный…

Ну что же… поговорим.

Дверь открылась; вошедший отбросил назад капюшон, и я едва сумел сдержать удивление.

– Приветствую, – произнес он.

– Приветствую, – кивнул я. – Я – Темный Лорд Юэн Кел-Дрома.

Он внимательно взглянул на меня.

– Честно говоря, я думал, что вы старше.

– Честно говоря, я не ожидал увидеть здесь вас. Садитесь.

– Благодарю. Начнем?


Глава 31. Мастер-джедай

Вопреки своим словам, Люк Скайуокер не торопился начинать разговор. Вместо этого он расположился в кресле, подождал, пока и я сяду.

Мы пристально изучали друг друга; пока что никто не собирался говорить.

Насколько я знал, сейчас Скайуокеру было уже за шестьдесят; хотя, надо заметить, выглядел он куда моложе. Подтянутая фигура, седина слабо заметна в светлых волосах, практически нет морщин… а еще движения. Манера двигаться – принадлежащая опытному и весьма опасному бойцу.

Ну и одна из самых примечательных черт – очень яркие глаза. Вот они-то точно не принадлежали человеку шестидесяти лет; живые, любопытные и очень внимательные.

Ощущать его в Силе… странно. В первый раз вообще смотрю на джедая, тем более – руководящего Орденом.

– Вы знаете, мне в третий раз доводится беседовать с Темным Лордом, – неожиданно заметил Скайуокер. – Первые два разговора были… не слишком приятными.

Я кивнул. Да уж – сперва потерять руку, а потом еще долго мучаться от последствий пребывания под молниями… это вполне можно назвать неприятным.

– Надеюсь, что эти переговоры не закончатся так же?

– Не хотелось бы, – согласился Скайуокер… и внезапно спросил: – Вы действительно родились на Корусканте?

– Да. Но не бывал там уже очень давно. Не люблю эту планету.

– Я тоже на Татуин стараюсь не приезжать. Родных у меня там нет, а остальные воспоминания…

С некоторым опозданием до меня вдруг дошло, с кем я общался в чате; не сдержавшись, я фыркнул.

Скайуокер удивленно поднял бровь.

– Ирония ситуации, – пояснил я. – Когда Темный Лорд и мастер-джедай мирно обсуждают исторические вопросы по Голонету.

– Да уж, действительно, – улыбнулся Скайуокер. – Может быть, и не в первый раз.

– То есть?

– Я ведь во время Восстания тоже не раз в Голонет забирался… правда, тогда меня больше техника интересовала. Так что… кто знает, в каком-нибудь чате я мог повстречаться с отцом.

В этом, кстати, нет ничего невозможного… если лорд Вейдер любил летать – так почему бы ему и не заглядывать в Голонет?

Но если сейчас Скайоукер начнет мне втолковывать о том, как прекрасно Вейдер поступил, что перешел на Светлую сторону…

– Я не стараюсь вас читать, но чувствую раздражение, – та-ак, берем себя под контроль. Не хватало еще, чтобы джедай мое состояние оценивал. – В чем дело?

– Подумал о вас и вашем отце, – честно ответил я.

Взгляд Скайуокера стал неожиданно жестким.

– Лорд Кел-Дрома, я надеюсь, хоть вы не станете мне заявлять о том, что мой отец был чудовищем?

– Это точка зрения джедаев.

– Не джедаев, лорд Кел-Дрома. А общественности. Джедаев же я больше тридцати лет убеждаю в обратном.

– В том, что лорд Вейдер умер как джедай? – не удержался я.

Скайуокер вздохнул. Притянул к себе со стола чашку с кафом; я последовал его примеру.

– Сначала и я так считал, – сказал он, сделав пару глотков. – И пытался себя убедить, что джедай Анакин Скайуокер и ситх Дарт Вейдер – нечто совершенно разное. И что он вернулся, отбросив Темную сторону.

Сначала?

– Да. А потом… где-то года за два до войны с Исард… я понял, что мне совершенно все равно – ситх, джедай… Это был мой отец. Он – жил, он сражался и он умер, спасая меня. Вот что важно. А все прочее… так, теории. Без особого смысла.

Я молча поднял чашку – словно бокал с вином; таким жестом сопровождают поминовение тех, кого нет. И с другим сосудом… не выглядело смешным.

Скайуокер кивнул. Молча.

– Признаться, я думал, что именно с вами будет труднее всего договориться.

– Почему? – слегка удивился джедай.

– Потому что вы – единственный, кто сталкивался с ситхами в бою.

– В бою, – слегка усмехнувшись, он пригубил каф. – Немного навязло в зубах это определение. Вы бы еще сказали «битва». Битва Люка Скайуокера против Дарта Вейдера… битва человека, совсем недавно вообще впервые увидевшего световой меч и узнавшего о существовании Силы – с тем, кто и мечом, и Силой владеет на протяжении десятков лет. Отец не хотел меня убивать – и поэтому я выжил. А с Императором… единственная «битва» закончилась для меня дикой болью на полу… и я выжил опять-таки благодаря отцу.

– Получается, что в любом случае это был бой… Дарта Вейдера, – медленно произнес я.

– Очень точно сказано, – согласился Скайуокер.

– Похоже, наш разговор будет постоянно переходить на лорда Вейдера.

– Мне не привыкать, лорд Кел-Дрома. Большинство людей, говоря со мной, постоянно вспоминают Вейдера.

– И как вы реагируете?

– А я должен как-то реагировать? Вполне естественно. Мне это не особенно нравится, но постоянно всем доказывать я не хочу.

«Потому, что лорд Вейдер никогда никому ничего не доказывал, – подумал я. – Ему это было просто не нужно».

Вновь молчание. Я вдруг увидел эту сцену со стороны – небольшая, скромно обставленная комната. Два кресла, стол. Сидят Темный лорд и мастер-джедай; пьют каф, мирно беседуют о делах минувших.

Нереально? Хм, жизнь бывает фантастичнее любой выдумки.

– А романтизацию ситхов, как я понимаю, вдохновили вы?

– Не романтизацию, – поморщился я. – Создание настоящего образа – потому что о ситхах в Галактике судят по маньяку на троне.

– А еще по моим оступившимся ученикам, – добавил Скайуокер. Да, жалость к себе ему явно не свойственна.

– Возможно… кстати, противодействие – ваша работа?

– Идея моя, а воплощение – совместное с Леей, Марой, Лантеем, Хеленой… это мои ученики. Без них бы ничего не вышло. Хотя вам удалось наши усилия свести на нет.

– Вы нашу работу тоже чуть не разрушили.

– Приятно слышать, – мы одновременно улыбнулись. – Но ваш образ создавали слишком талантливые люди, чтобы его можно было в одночасье разбить.

– Приятно слышать, – я постарался в точности скопировать его интонацию. – Но… давайте все же перейдем к цели нашей встречи.

– Давайте, – посерьезнел Скайуокер. – Что именно вы предлагаете.

Я глубоко вздохнул. Начинается самое важное.

– Перемирие. Длительное настолько, насколько это вообще возможно. Легализация Темного Ордена. Можете не беспокоиться – в Республику мы не полезем. Имперское пространство и нейтральные системы нам подходят куда больше.

– А что касается ваших союзников на территории Республики? Не сомневаюсь, что такие имеются.

– Сворачивать уже созданное я не стану.

– Разумно, – кивнул Скайуокер. Помолчал несколько минут. Потом поинтересовался: – Чего именно вы хотите этим добиться?

– Нормального существования Ордена Ситхов, – искренне сказал я. – Мы всю свою историю либо воюем, либо скрываемся… либо и то, и другое вместе. Надоело, честно говоря. Я хочу, чтобы ситхи присутствовали в Галактике столь же легально, сколь джедаи, Империя, Республика… вообще, все другие образования. Перемирие с вашим Орденом мне кажется возможным – потому что из всех джедаев только вы встречались лицом к лицу с ситхами. И, как я вижу теперь, ненависти к ним не питаете. А у ваших учеников ее тем более нет – они-то не воспитывались с детства на рассказах о войнах и Темной стороне, как в старом Ордене.

Снова – молчание. И внимательный синий взгляд… навстречу которому – столь же пристальный зеленый.

«Прямо как клинки джедайских мечей», – пришло мне на ум сравнение, но сейчас я усмешку сдержал.

– Где-то во время создания Академии, – Скайуокер вновь нарушил молчание первым, – я вдруг понял, что мы с отцом занимались одним и тем же. Точнее, я и сейчас занимаюсь.

Я ничего не сказал. Но очень удивился.

– Он строил сильное государство – и я помогаю делать то же самое, – пояснил Скайуокер.

– Но иными методами, да?

– При чем тут методы… Политика Империи и методы отца – разные вещи. Мне доводилось беседовать с имперцами; они говорили, что к Звезде Смерти он относился с плохо скрываемым скептицизмом. Очень плохо скрываемым. К сожалению, Палпатину идея понравилась.

В принципе, я был согласен. Но к чему он клонит?

– Мы все хотели видеть в Галактике мир. Только понимали его по-разному. И поэтому я буду поддерживать ваше предложение.

Да. Да. Да, получилось!

– А заодно буду рад, если кто-то из обратившихся к Темной стороне джедаев уйдет к вам.

Вот это заявление меня, мало сказать, ошарашило. Как-то совершенно не ожидаешь подобного от джедая…

– Простите, а почему?

– Скажите, лорд Кел-Дрома, как у вас обстоит дело с дисциплиной? – задал он встречный вопрос.

– Не жалуюсь, – удивленно ответил я.

– Вот именно. Знаете, на примере Бракисса, Куэллера… да и Кипа Дюррона, несмотря на то, что он вернулся… В общем, я достаточно ярко увидел, что может натворить человек, ушедший на Темную сторону и не скованный никакими ограничениями. А в Ордене Ситхов это невозможно – вы просто не дадите своим ученикам взрывать системы и уничтожать планеты.

– Разумеется. Менее всего мне нужны от своих такие подвиги. Силу Темной стороны можно обрести совершенно иным способом.

– Поэтому я и буду рад, – улыбнулся Скайуокер. – Кроме того, ушедшие от нас ученики погибали… или их вынуждены были убить – ради безопасности Республики. Ну а в Ордене они будут живы.

«А если они решат не идти к ситхам, а устроить вольную резню в Галактике – Темный Орден же их первыми и остановит, без лишних жертв».

Я не знаю, подумал ли об этом Скайуокер. Но мне эта мысль первой пришла в голову.

– Полагаю, вы предложите, чтобы если кто-то из ситхов уйдет на Светлую сторону, его не преследовали? Хотя это и маловероятно…

– Я буду этому рад еще более, – усмехнулся джедай. – Кстати, такое уже бывало – Кам Солюсар [50], например.

Я пожал плечами – тот период истории Галактики был насыщен откровенной психичностью, и в нем бы сам Рагнос не разобрался.

– Кстати… хотел бы спросить, откуда вы так хорошо разбираетесь в истории? Холокроны?

Скайуокер рассмеялся.

– Нет, они тут ни при чем. Лорд Кел-Дрома, у меня просто три высших образования – техническое, историческое и литературоведческое.

– А последнее почему? – несколько удивился я.

– Спасибо адмиралу Трауну. Он, если помните, изучал образ мышления противника… да и вообще всех, с кем встречался… при помощи изучения искусства того или иного народа. Я, увы, в живописи и скульптуре мало заинтересован, поэтому попробовал познавать мышление других через литературу.

– И как, получилось? – заинтересовался я. – А почему бы не воспользоваться Силой?

– Все тот же адмирал при помощи исаламири мне убедительно доказал – Сила не всегда поможет. А с книгами… получается. Вроде бы.

Я чуть склонил голову, разглядывая собеседника. Не знаю, насколько силен и умел был Скайуокер после Эндорской битвы… но сейчас он в полной мере заслуживал титул мастера.

И поэтому про мандалориан я ему не скажу ни слова. В общении с мастером всегда надо иметь дополнительный козырь.

Но вот есть один вопрос, который я обязан задать.

– Мастер Скайуокер, вы принимаете договор осознанно… или из-за памяти об отце?

Потому что мне не нужно соглашение, подписанное из-за воспоминаний, чувства вины и так далее. Мне нужен четкий и практичный договор.

– Вы правы лишь отчасти, лорд Кел-Дрома, – ответил Скайуокер. – Видите ли, я принял это решение сам. Руководствуясь чисто практическими соображениями… однако, не будь отца – я бы никогда и не пришел к такому образу мышления.

– А как вы намерены убедить правительство Республики в необходимости такого договора?

– Как я понимаю, рычаги воздействия на Империю у вас уже есть… Что ж, здесь все пройдет не так уж сложно. Эти два дня я потратил на убеждение Леи, Мон Мотмы, Гаврисома [51] и мастеров из Академии. Они приняли идею. Теперь осталось выработать детали.

Я покачал головой, невольно восхищаясь тем, что стояло за этими простыми фразами. Два дня на то, чтобы подвести итог конфликту с историей в тысячелетия… ну, временный итог.

И при этом не пользуясь Силой – я был уверен, что Скайоукер бы себе этого не позволил.

– В таком случае, нам стоит организовать официальную встречу, не так ли? – я поднялся из кресла, и Скайуокер последовал примеру.

Без колебаний я протянул ему руку… и в момент пожатия все-таки не удержался:

– Мне нравится ваш образ мышления, лорд Вейдер.

Он замер всего на долю мгновения… а потом улыбнулся:

– А мне нравится ваш образ действий, магистр Кел-Дрома.

Определенно, с таким джедаем можно сработаться.


Примечания автора

[47] Мандалор Неукротимый назначил Улику следующие условия поединка: сам он атакует на боевом дроиде в полной экипировке, а Улик защищается, имея лишь световой меч и стоя на подвешенных цепях, не касаясь земли. Повторить такое не удалось больше никому.

[48] Одан-Урр – мастер-джедай, историк, хранивший холокрон ситхов. Экзар Кун желал этот холокрон забрать; но стоило ему появиться перед Одан-Урром, как тот ощутил Темную сторону и немедленно атаковал. Ответный удар Куна оказался сильнее.
Водо-Сиоск Баас – учитель Куна; когда Экзар явился выручать Улика Кел-Дрому из зала суда, Баас вызвал его на поединок. Экзар предложил мастеру перейти к ним; тот отказался. Кун начал бой с предложением – «проиграю – сдаюсь, одолею – вы приходите в наше братство». Баас отказался снова; потом, в шаге от победы, Экзар снова предложил – и снова получил отказ. Тогда – убил.

[49] Ira – «ярость» (итал.) А стихи, которые идут чуть ниже – это Darth Fury, «Голос Памяти/Стена Света». Приведенное, правда, не полностью.

[50] Кам Солюсар – один из темных джедаев Императора, сын убитого Вейдером орденского джедая. Люк Скайуокер, встретив его на Несписе VIII, обратил его на Светлую сторону. Впоследствии – один из наиболее преданных Светлой стороне джедаев Нового Ордена.

[51] Понк Гаврисом – калибоп (орнитоид), ставший президентом Новой Республики после Леи Органы-Соло.

Дальше

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™