<<  Орден Возрожденный, Главы 24-28


V-Z


Глава 24. Огонек

Допрос руководителей, как и я и думал, дал нам очень мало. И без них я догадывался, что вдохновителем всех действий против Ордена был человек… или не человек? Короче, тот, кто в шлеме.

Появился он пару лет назад, завоевал доверие руководителей – ухитрился наплести им много чего, идеально укладывавшегося в их представления о мире. И начал нацеливать на нас. О том, как он узнал об Ордене – ни слова.

Вот лишь из этой части – будущих планов – мы почерпнули кое-что ценное. Собственно, удар по Ордену планировалось нанести через год… и он был бы гораздо мощнее. Они хотели использовать наемников, закупить снаряды для бомбардировки, сделать еще приготовления…

В общем, если бы все шло по плану – даже в случае нашей победы нас осталась бы десятая часть. И это оптимальный вариант.

К великому нашему счастью, один из лидеров оказался слишком нетерпеливым. Иногда очень хорошо, что на свете есть торопливые идиоты.

Еще полезной была информация о каналах, которыми пользовались сектанты, дабы добыть оружие и технику. Нам она пригодится. В будущем.

На всякий случай я приказал сменить всевозможные коды и пароли в «Черном Листе». Веллест посмотрел на меня очень удивленно и сказал, что они и так это делают постоянно. Мда. Лучше знать специфику работы своих же подчиненных надо.

Мерзкое чувство – знать, что враг о тебе знает очень много, а ты о нем – ни хатта. И не иметь возможности отловить и что-нибудь необходимое для жизни отрезать. Кстати, эту последнюю работу я никому не доверю – за атаку на Зиост и рану Ярти я буду платить сам, и с процентами.

Проклятье, ну почему я не успел раньше? А то получилось как с джедаями на Геонозисе… похоже, история и впрямь циклична.

Пока что пришлось обеспечить дополнительную безопасность на Зиосте – поставили средства ПВО. Кстати, покупка не стоила ни гроша; мы их просто перевезли с базы «Лучей Солнца». Идея Дороона о том, что секта должна расплатиться не только кровью, но и финансово, всем понравилась.

А тем временем в формирование образа ситха добавилась еще одна краска.

Клайто закончил свою симфонию.



Не умею я описывать такие вещи. Воспринимать – да, причем более глубоко, чем обычные зрители. А вот описывать… неспособен. Слов не найти.

«Симфония Силы». Очень простое название, которое можно даже и не увязать с одаренными.

И никаких слов – лишь чистый звук.

Но какой звук!

Я не знаю, как именно Клайто этого добился; никогда не разбирался в музыкальных тонах и инструментах. Но ему удалось – удалось вызывать в душе каждого слушателя очень яркие и живые картины… будто смотришь на экран, а не вслушиваешься в музыку.

Горечь, сопровождавшая Раскол с обеих сторон… гнев и гордость первых ситхов… несгибаемая воля правителей древней Империи и столь же непоколебимая – их вечных противников.

Яростная мелодия Новых Войн… и краткая тишина Руусана. И, из тишины – рождающаяся новая музыка, основанная на старой, но и сильно отличающаяся.

Плавное течение десяти веков, покрытых тьмой – и радостная ярость возможности открыть свое существование. Недоумение – и боль гибнущих джедаев.

И, на некоторое время – две темы, сменяющие друг друга, переплетающиеся… Тихая и постоянно меняющаяся, непостоянная и опасная… И вторая – могучая и гордая, наполненная уверенностью и силой.

Словно для контраста – темы джедаев. Мягкая и спокойная, словно журчание ручьев; и отразившая собою пылкость юности и стремления к сражению.

Постепенно музыка джедаев берет верх, и полностью занимает собой внимание слушателя… но где-то вдалеке звучит иная мелодия.

И, в финале – вновь в полный голос звучит тема ситхов.

Рядом со своей противоположностью.

Нет. Не хватает у меня слов, чтобы все это описать доходчиво. Думаю, те, кто сидели в концертном зале столицы Кореллии, скажут то же самое. Потому что там была абсолютная тишина.

Лишь молчание – и музыка.

И потом – шторм аплодисментов, способный заглушить, наверное, залп ИЗРа.

Я к таковым охотно присоединился.

Похоже, любой, кто послушал «Симфонию Силы», унес в себе уверенность, что ситхи – вечны. Есть джедаи – будут и ситхи. И наоборот. Всегда.

Чего, собственно, я и добивался.

Кстати, об эффекте этой музыки можно судить еще и по такому факту: оплату всем четверым я проводил через Гунрая, который, конечно, тоже с творениями знакомился (надо же знать, за что платишь). И, послушав симфонию, неймодианец сам предложил мне заплатить композитору больше оговоренного. «Это заслуживает,» – как он выразился.

Клайто прислал мне несколько копий записи – и на Зиосте дня три звучала музыка. Кстати, ученики дружно потом отправились к терминалам – разыскивать в сети книги, фильмы, музыку… Неожиданный эффект, но приятный. Не только же фехтованию учиться.

А лично для меня симфония Клайто обернулась еще одним, совсем нежданным последствием.



Я тогда вновь прилетел на Кореллию – под обычной маской молодого предпринимателя. Надо было поговорить с местным старшим координатором «Черного Листа» – Гунрай предложил пару очень выгодных операций, а я их довел до сознания подчиненных. Личное же присутствие гарантировало, что они к этому отнесутся со всей серьезностью. А опасаться раскрытия не стоило – кореллианский координатор был одним из вернейших.

В общем, после этого я отправился погулять по столице. Красивый город, кстати. Растений тут побольше, чем на Корусканте. Дышать хоть можно нормально…

Вот в парк я и зашел, остановился у ограды. Настроение… задумчиво-радостное. Поэтому рука сама вытащила плеер, в котором пребывал кристалл с «Симфонией Силы». Наушники вставлять в предназначенные им места не хотелось, так что я лишь прибавил громкость и нажал на «пуск».

И чуть прикрыл глаза, вслушиваясь в музыку. Хм, а интересно – от проходящих мимо людей веет явным узнаванием; судя по всему, сочинение Клайто уже известно во всей системе.

Неожиданно в мою сторону плеснуло совсем уже четким интересом; раздались легкие шаги, и секундой спустя – звонкий чистый голос:

– Простите, это не «Симфония Силы»?

Я открыл глаза, машинально выключая плеер.

Молодая девушка, лет девятнадцать-двадцать, немного ниже меня. Длинные русые волосы, спадающие волной на спину; лучистые серые глаза. Ясное лицо с тонкими чертами – будто ее Арстин рисовал. Лазурная куртка и легкие летние брюки.

Все это я отметил за какое-то мгновение. Потом сообразил, что надо бы и на вопрос ответить.

– Да, именно она. Вы тоже слышали?

– Только отрывки, – покачала головой она. – Нам не удалось попасть на сам концерт… а записи в ближайших магазинах раскупили раньше, чем мы успели. Извините… вы не против, если я послушаю?

– Пожалуйста, – я перемотал запись на самое начало и вновь нажал на «пуск», наблюдая за тем, как девушка прислоняется к ограде рядом со мной, погружаясь в музыку.

Интересно… я и не думал, что так можно – подойти к абсолютно незнакомому человеку, попросить послушать музыку… Впрочем, что я сравниваю? Она-то живет не так, как я на Корусканте.

И хорошо. Я попытался себе представить эту девушку в трущобах столицы… нет уж, спасибо. Таким, как она, там не место.

Странное дело – слово «красотка» к ней абсолютно не подходило. А вот «красавица» – очень даже… хотя никакой ослепительной красоты тут не было. Присутствовало нечто иное – мягкая, спокойная прелесть.

Да что меня так на лирику тянет? Спокойно, не надо расслабляться… Я же сюда по делам прилетел.

Вот так мысли и текли – вместе с музыкой. Вообще, какое это, оказывается, удовольствие – слушать прекрасную мелодию, глядя на красивую девушку. Правда, поговорить тут не удастся – нарушишь впечатление от музыки.

Интересно, а какие на ощупь ее волосы? Почему-то кажется, что легкие и шелковистые… словно спокойный поток, падающий сквозь пальцы…

Так, куда-то меня фантазия совсем в сторону тянет. Хотя нельзя сказать, чтобы это было неприятно.

Музыка звучала; мы же по-прежнему не говорили ни слова. Но вот девушка с сожалением взглянула на часы.

– Увы, не смогу дослушать – мне пора… Извините, что я задержала…

Повинуясь какому-то неожиданному порыву, я нажал на «стоп», извлек кристалл и протянул девушке.

– Возьмите. Дома дослушаете.

Она машинально взяла, и очень растерянно посмотрела на меня.

– Но… это же дорогая запись… у меня при себе денег нет…

Я хотел сказать «Да не нужны они, у меня копии имеются», но тут же сообразил – есть повод ее увидеть еще раз.

– Так давайте встретимся позже.

– Нисколько не против, – после секундного раздумья согласилась она. – Я сейчас свой номер запишу…

– Можете так сказать, я запомню.

Она с сомнением посмотрела на меня, но все же продиктовала цифры. Я повторил названное, убедившись, что они надежно заняли место в памяти.

– Спросите Ланию Терн, – добавила девушка. – Это я и есть, как нетрудно догадаться. А вы…

– Юэн Келларм, – двойное «л» получилось, потому что я вовремя сообразил – сейчас ляпну свою настоящую фамилию.

– Ну тогда до встречи, – улыбнулась Лания и направилась к выходу из парка; у самых ворот она обернулась и помахала мне.

Я махнул рукой в ответ.

Ла-ни-я… красивое имя. Словно звонкий ручей… хотя что я в ручьях понимаю? На Корусканте их нет, на Зиосте и Коррибане – тем более.

Интересное сочетание – певучее имя и краткая, односложная фамилия. Надо будет с Дорооном поговорить по поводу кореллианских имен.



Мы встретились в небольшом открытом кафе (назвала его, конечно, Лания – сам я на Кореллии ориентировался очень слабо). Приятное местечко; девушка сказала, что оно было создано еще при Старой Республике, успешно существовало в имперские времена, и сейчас тоже пользуется популярностью.

Лания все же настаивала на том, что за кристалл должна заплатить. Я не мог найти внятных аргументов… и в конце концов заявил:

– Хорошо. Только тогда цену я назову сам. И без торговли!

Пару секунд помедлив, она кивнула.

– Один кредит, – сообщил я, стараясь сдержать улыбку.

Она изумленно взглянула на меня… потом улыбнулась сама. Как же улыбка лицо меняет… будто солнце выглянуло.

Почему-то мне было очень легко говорить с ней; через какой-то десяток минут уже складывалось такое впечатление, что мы друг друга с детства знаем. Да и на «ты» перешли очень быстро.

Как ни странно, у нас оказалось много общего… во вкусах, я имею в виду. Литература, музыка… да и взгляды на мир. Во всяком случае, те, которые мы обсуждали (разумеется, джедаев с ситхами я не касался).

– А где ты работаешь? – спросила она, когда мы закончили обсуждать все ту же «Симфонию Силы».

– Название тебе вряд ли что-то скажет, – пожал плечами я. – Так, маленькая компания; пара филиалов в разных системах есть, но претендовать на звание «межпланетной» не можем. Занимаемся всякими археологическими изысканиями.

– У меня, кстати, диплом по истории, – сообщила Лания. – Сейчас я как раз о Войне Ситхов читаю – после того, как фильм посмотрела. Слушай, как Сарлиту удалось так точно придерживаться исторических фактов?

– А он практически никогда не искажает, – заметил я. – И в других фильмах было так же – если уж берется за исторические события, то передает в точности.

– Верно, – кивнула она. – Но тут… знаешь, многого из того, что в фильме показано, в книгах нет. Я специально искала! Получается, то ли Сарлит домыслил сам – но на него не похоже, то ли он нашел иные хроники. А откуда? И почему никто об этом не знает?

Она взмахнула рукой, зацепив чашку, соскользнувшую со стола. Я, правда, успел нагнуться и подхватить ее – воспользовавшись Силой и тем, что никто не успел глянуть в эту сторону. Даже Лания – от нее падающая чашка была закрыта столешницей.

– Тут я вряд ли смогу что-то сказать, – пожал плечами я, ставя чашку на стол и мысленно обложив себя по-хаттски. Надо было сверить летописи ситхов с официальными хрониками! Если кто-нибудь придет к выводу, что это не воображение режиссера поработало… – Но даже если это и выдумка, то фильм она совсем не портит.

– Даже наоборот, – улыбнулась Лания. – Ты сам с этим периодом хорошо знаком?

– Не жалуюсь. Читал достаточно на эту тему… Знаешь, неплохо было бы фильм заново посмотреть – вместе. И сравнить впечатления.

– С удовольствием, – кивнула она. – Только когда?

– Давай подумаем… – я начал пролистывать в голове собственное расписание.



Четыре дня, проведенные на Кореллии, были… удивительными. Лания – очень светлый человек… и вовсе не в том смысле, какой вкладывают джедаи. Просто… в ней не было ни жестокости, ни какого-то цинизма. Что в наши дни довольно редко.

О ситхах она заговорила сама – когда мы обсуждали фильм… а потом плавно соскользнули на книгу Мираниса. И то, как она смотрела на адептов Тьмы, меня тоже удивило…

Те, кто выступает за ситхов, часто делятся на две категории. Одни утверждают, что Тьма – во всем выше и свободнее, и через этот принцип оправдывают все. Многие другие заявляют что-то вроде «да, ситхи злые, это круто!» (вот в период Новых Войн таких много развелось).

Что интересно, отношение к джедаям тоже на две категории делится – те же самые.

Лания же пыталась понять. Признавая все совершенное, не стараясь обелить или очернить… Просто понять и объяснить их поступки. И тогда уже решать – осуждать или оправдывать.

Странно…

Если перейти на любимые философами аналогии, то наш Орден – свободная Тьма. Скайуокер и его воспитанники – столь же свободный Свет. А Лания тогда кто?

Огонек. Огонек между ночью и днем. Путеводный.

Мой огонек.

Мой ли? Пока что мы ограничились лишь парой комплиментов друг другу… что было для меня непросто – не привык я их делать. И умею это довольно скверно.

Дикая ситуация – руковожу Орденом Ситхов, без особого трепета (уже) отдаю приказы о боевых операциях… если кто из «Черного Листа» вздумает переметнуться – пресеку немедленно. А общаться с девушкой… мда. Почти какой-то сентиментальный роман получается.

Только вот для меня это – не роман! А самая что ни на есть реальность, в которой надо что-то делать.

Я никогда не задумывался о возможности союза одаренного с неспособной к Силе. Интересно, а было ли такое вообще? Хм… о семьях джедаев и ситхов мало что известно. И большинство тех, что я знаю – это нынешний Светлый Орден. А раньше? Ну, Андур Санрайдер был женат… но Номи была одаренной. Правда, развила свои способности лишь после гибели мужа.

Впрочем, что я думаю? Можно же просто задать вопрос.



– Скажите, а как в Империи все обстояло с брачными обычаями?

– Довольно просто, – удивленно взглянул на меня Рагнос. – Кто хотел – женился. Кто не хотел – оставался холостым. Конечно, были разные исследования по созданию кровных линий мощных одаренных, но там требовалось рождение детей, а не брак.

– А у Темного Лорда были какие-нибудь ограничения?

– Еще чего не хватало. У меня, например, было пять жен…

– Одновременно? – изумился я.

– Убереги Тьма, – ужаснулся призрак. – Пять жен одновременно – это хуже, чем Орден Джедаев. По очереди, конечно. Через какое-то время мне она надоедала, я расторгал союз и отсылал жену к ее роду – с приличествующей компенсацией. Темному Лорду не подобает быть скупым. Многие Лорды поступали так же; кто-то жил с одной женщиной всегда, но я не нашел такой, с которой мне хотелось бы провести всю жизнь.

Я задумчиво кивнул. Да, как обычно, удовольствие, смешанное с пользой – очень в стиле Древних. Наверняка род очередной жены пользовался уважением и влиянием… а Темный Лорд приобретал в их лице союзников, пусть даже и на небольшое время.

– Кстати, а какое влияние имела жена Темного Лорда?

– Своеобразное, – усмехнулся Рагнос. – Она стояла вне вертикали власти; не подчинялась никому, кроме мужа, но и ей никто не мог приказывать. Все более-менее важные решения требовалось согласовать с Темным Лордом. Ну а отношение к ней подданных… хм, это зависело лишь от ее собственного поведения.

Я вновь кивнул. Логично и разумно; таким образом властители ситхов были способны обезопасить себя от интриг. Судя по всему, со сменой Темного Лорда его жена мигом теряла даже то малое влияние, коим обладала… а сочетайся она немедля с его преемником, это вызвало бы законные вопросы у Совета Лордов.

– А почему вы вдруг заинтересовались этой стороной нашей жизни, лорд Юэн? – пристально взглянул на меня Рагнос. – Или… это практическое любопытство?

– Надеюсь, что станет практическим, – осторожно ответил я.

Рагнос в задумчивости проплыл из стороны в сторону.

– Будьте осторожны, – наконец сказал он. – Моих жен никто не мог тронуть – потому что я имел возможность достать такого глупца хоть из могилы. А вы сейчас этого не можете.

Предупреждение было очень кстати: я почему-то об этом не подумал. А учитывая то, что «консультант» до сих пор свободен и совершенно нам неизвестен…

Но… риск – часть жизни ситха, так?



Во второй раз я прилетел на Кореллию уже только чтобы встретиться с Ланией. Хотя и были у меня сомнения – я ведь не договаривался. Что если у нее какие-то неотложные дела? Или… кто-то?

Вот последнюю мысль я постарался отогнать. Хотя бы потому, что понятия не имел, как поступлю, если увижу Ланию с кем-то другим… использование Темной стороны ведь демаскирует Орден, так? Поэтому, надо быть спокойным. Да. Только из-за опасности раскрытия.

К счастью, ничего такого не случилось – у Лании сейчас было совершенно свободное время. И мы провели вместе еще неделю… столь же запоминающуюся, как и те первые четыре дня.

Один раз, правда, забрели в этакий полутрущобный район… ну, то есть полиция здесь появлялась, но редко. И без особого энтузиазма.

Вот к нам и пристали… трое каких-то скотов, вроде банды Клерта с Корусканта. Меч я предусмотрительно убрал подальше… да и не начинать же убивать при Лании? По той же причине – нельзя пользоваться Силой.

К счастью, рядом оказался металлический прут – вроде того, которым размахивала Айя при нашей первой встрече. Им я и отбился; точнее, потребовалось лишь вырубить главаря, чтобы остальные смотались.

Нет худа без добра: как восхищенно на меня посмотрела Лания… Я ей уже успешно доказал, что в голове у меня отнюдь не стальная стружка, а теперь еще продемонстрировал, что и телом крепок… Хоть и ненамеренно.

В третий раз я провел на Кореллии больше месяца; хотя и совместил это с делами. Пришлось, правда, заверить координатора, что мои частые визиты в систему – это личные дела, и качество работы тут ни при чем.

Эх, как бы хотелось, чтобы сии дела стали совсем личными…

А в четвертый раз я прилетел более чем удачно – в конце недели у Лании был день рождения. Двадцать лет.

Я вспомнил, как отметил свой собственный… и как больше его не отмечал. Нет, тут аналогии неуместны. Слишком разная жизнь.

Над подарком пришлось подумать. Девушкам обычно дарят разные украшения… да только Лания придерживалась другого мнения. Как-то раз она весьма ясно высказалась: «Драгоценности дарят или женам… или тем, с кем хотят развлечься. Покупаешь колье, браслет или еще что-то – значит, ценишь девушку не дороже этого украшения».

И эти слова не были пустыми – уж я-то могу почувствовать.

Так что пришлось выбирать более тщательно…

Правда, на самом праздновании я не появился – не хватало только светить свою физиономию перед добрым десятком кореллианцев. Конечно, родители Лании не в КорБезе работали, но информационное бюро – это тоже неплохо. К счастью, я успел обеспечить себе документы и легенду именно на то имя, которым представился ранее.

Так что… мы встретились вечером (праздник начался утром, и закончился днем – увы, день рождения был в середине недели, и многим завтра следовало идти работать).

И вечер мы провели вместе.

Может, я и не умею очаровывать словами… но на то, чтобы заказать ужин, моего соображения вполне хватит.

И уж точно – на то, чтобы выбрать хороший подарок.

Темный хрусталь – очень необычный материал. Не покрашенный, а темный от природы – и в то же время сияющий, как и его светлый собрат.

Но он существует, и есть мастерские, которые с ним работают.

Статуэтка была небольшой – чуть больше двенадцати сантиметров в высоту. Но каждая черточка крылатой девушки была ясно различима – с темным хрусталем дилетанты не работали.

Казалось, что тонкая фигура, расправившая огромные крылья, сейчас оторвется от небольшого пьедестала, чтобы воспарить вверх… к небу…

С прошлого своего приезда у меня сохранилось несколько холоснимков Лании; и поначалу я думал заказать статуэтку именно ее – только крылатой. Но потом подумал, что все же это будет слишком явный намек.

Может, и зря.

– Юэн… – девушка оторвала восхищенный взгляд от статуэтки. – Но это же… ну зачем на меня такие деньги тратить?

– Для тебя ничего не жаль, – неуклюжий комплимент, но правдивый.

Потому что это действительно так – я отдам любые деньги, чтобы увидеть радость в ее глазах. Точнее… любые деньги, если это не повредит Ордену. Им я рисковать не могу.



Мы шли по ночной улице; погода была теплой, так что какой-то дополнительной одежды не требовалось, и я мог любоваться Ланией в легком платье. Впрочем, по-моему, она бы в любом наряде была хороша.

Мы шли и говорили о чем-то… даже не помню, о чем. И немудрено – потому что, внезапно сменив тему, Лания спросила:

– Скажи, Юэн, кто ты на самом деле?

Я чуть не споткнулся.

– В каком смысле?

– В самом прямом. Ты ведь адепт Темной стороны, правда?

Моим ответом стало лишь ошеломленное молчание. Как? Древние, каким образом?

– Хочешь знать, как я догадалась? – подняла она тонкую бровь. Я кивнул. – Да пожалуйста. Ты очень хорошо дерешься, но двигаешься не как спортсмен или солдат – я смотрела достаточно состязаний, а папа как-то раз показывал записи военных тренировок. И вообще… когда на нас напали, ты не сразу подхватил прут, а сперва сжал пальцы в воздухе, вокруг чего-то… вроде рукояти. Словно ожидал, что у тебя в руке окажется оружие… и лишь через пару секунд нагнулся за палкой. А ей ты махал тоже по-особому… знаешь, у меня дядя занимается спортивным фехтованием. И я точно знаю, что фехтуют на шпагах не так; а дубинкой работают по-другому. Я ни разу не видела, как сражаются световым мечом, но это так и есть, правда?

Я снова кивнул. И верно – я действительно тогда использовал привычную технику, не думая, что ее способен кто-то опознать.

– Затем, когда мы только встретились, – продолжала Лания. – Я сбила чашку со стола, а ты ее подхватил. Но если бы перехватил ее рукой, она бы ударилась о ладонь и плеснула бы на пол, так? Я потом попробовала дома – так и случилось. А на полу в кафе не было ни капли. Ты ведь ее задержал Силой, правда?

– Верно, – ого, начинаю обретать дар речи. – Но почему ты решила, что я – на Темной стороне?

– Джедаям незачем скрывать то, что они – джедаи. На Кореллии к ним нет неприязни; так что когда я поняла, что ты – адепт Силы…

Одаренный, – поправил я.

– Что?

– Мы называем способных к Силе одаренными.

– Спасибо, я не знала. Интересно… Так вот, когда я поняла, что ты – одаренный, то сразу удивилась тому, что ты скрываешь это. Подумала, что ты явился на Кореллию по заданию… но тогда бы ты им и занимался, а не проводил время со мной. И ты не приходишь домой, не побывал на дне рождения… и когда снимал меня на холокамеру, сам старался не попадать в кадр. Получается, ты очень не хочешь, чтобы тебя кто-то запомнил. И уж окончательно меня убедил твой подарок. Кто, кроме одаренного Темной стороной решил бы подарить темного ангела?

Мне оставалось только растерянно смотреть на нее, не зная, что сказать.

– Так я права, Юэн?

– Да. Во всем.

– Ну вот, я и получила последний аргумент, – улыбнулась Лания. – Ты сам подтвердил мои выводы – при всей их шаткости.

Что-то мне это напоминает… хм, еще бы. Меня самого это напоминает – когда я прижимал Арда и Элею к стене анализом и аргументами. Ну а чему удивляться? Разве бы я полюбил не умную девушку?

Стоп.

Полюбил?

Я что, действительно это подумал?

– Ну так что, ты расскажешь? – повторила свой вопрос Лания. Абсолютно бесстрашно… наверное, все же работа четверых не была проделана зря.

Говорить или нет? Или сочинить что-то… хотя сходу не получится.

А, будь что будет. Как на Коррибане… с амулетами.

– Имя, которое я назвал – настоящее. А вот фамилия – другая. Не Келларм. Кел-Дрома.

– Кел-Дрома? – изумленно выдохнула девушка. – Однофамилец, или…

– Или. Прямой потомок Улика… правда, в отличие от него, я не был джедаем. Я ситх с самого начала.

И я рассказал – сам удивившись тому, как много, оказывается, произошло.

Корускант. Ард и Элея. Экзамен. «Черный Лист». Уничтожение Шестерых, поединок с Вейнтаром. Встреча с призраками. Основание Ордена на Зиосте. Тренировочный рейд. Заказ четверым (вот тут она попросила подробнее; еще бы – такое откровение насчет любимых вещей). Поединок с Элеей. Нападение «Лучей Солнца». Уничтожение их базы.

Я не скрывал ничего – даже самых жестких решений, которые принимал. Я бы их еще раз сделал… но вот рассказывать об этом девушке было сложно.

Смогу ли я наложить ложную память? И придумать убедительную причину для расставания?

Мы стояли возле ограды парка – там, где впервые встретились. Только, конечно, с другой стороны.

Когда я закончил рассказ, Лания какое-то время молчала. Потом подняла взгляд… и я не увидел ни страха, ни отвращения – а ведь именно эти чувства вспыхнули бы у многих обитателей Галактики.

– Я бы никогда не смогла пройти таким путем, – задумчиво промолвила она. – Скажи, Юэн… это все было необходимо?

– Да, – тени скрывали наши фигуры; однако лунный свет высвечивал лица. Странная, полуреальная картина. – Доведись мне вновь решать – сделал бы то же самое.

Она медленно кивнула.

– Я понимаю. Я теперь тебя хорошо понимаю, Юэн.

Вновь молчание. И совершенно неожиданный вопрос:

– А когда ты снова прилетишь? Я хотела тебе как следует город показать…

Снова? Ничего не понимаю!

Или я разучился в людях разбираться? Мне казалось, что все сказанное должно ее… ну, оттолкнуть…

– Ты что думаешь, я должна побежать докладывать? – возмутилась Лания, верно истолковав мое замешательство. – Или от тебя шарахнуться?

– Большинство бы так и поступило, – согласился я. – Исключение… ну разве что те люди, которые считают, что путь ситха – это возможность творить все, что душа пожелает.

– Ну так я – не такая, Юэн! И неважно, что ты – ситх, неважно, что ты – Темный Лорд! Будь я неладна, если из-за этого брошу того, кого люблю! Ой…

Последнее, видимо, относилось к сказанному в запале; впрочем, меня эта фраза оглушила не меньше. Я себя так чувствовал… хм, пожалуй, только когда Дороон выдал свое заключение по поводу звания Лорда, после экзамена на Каридефе.

Мда-а… а еще предполагается, что одаренные легко оценивают чувства собеседника. Ни хатта они не оценивают – если уж я такое проморгал…

И вообще, что остается делать после такой фразы? По-моему, только шагнуть и обнять.

Что я и сделал.



Опыт… хм… общения у меня был – с того времени, как мы летали по Галактике, после моего экзамена. Но иметь дело со случайно встреченными девицами – это одно…

А эта ситуация – совершенно иная.

Ее волосы действительно были шелком, струившимся сквозь пальцы… и такой же была на ощупь ее кожа…

Без одежды Лания была еще прекрасней – и этой красотой можно было наслаждаться вечно. Так я и поступал – касаясь нежного тела, и ощущая прикосновения ее рук…

Как назвать это? Обычные слова кажутся слишком грубыми или неточными…

В какой-то из старых книг я видел слово «познавать» как раз по отношению к… и, вот сейчас это было вернее всего. Мы познавали друг друга – и получали от этого истинное удовольствие.

И пусть у Лании практически не было никакого опыта, а у меня он был небольшим… это не главное. Мы чувствовали друг друга, знали, что именно принесет наибольшее наслаждение… и добивались этого.

Нельзя было и представить чего-то лучшего… чем нежное девичье тело рядом… и все та же нежность, излучаемая ей, и ощутимая через Силу.

Может, и она ощущала – мои чувства?

Я надеюсь на это.

«Я не нашел такой, с которой мне хотелось бы провести всю жизнь», – сказал Рагнос.

А вот я, кажется, нашел.


Глава 25. Лунный свет и лорды

Не будь Экзар Кун призраком и моим наставником – треснул бы молнией. За ехидные комментарии по поводу Лании и меня; к счастью, на особый цинизм он не переходил – лишь стандартная ядовитая ирония.

Хм… ну, его-то можно понять. Сильвар его когтями по щеке полоснула, Алима Улика предала… не самого лучшего мнения о женщинах будешь, правда?

Впрочем, я так не считаю. Экзар это знает, поэтому и ехидничает.

Элея, узнав обо всем, прозрачно намекнула, что ситху особые привязанности не нужны – кое в чем джедаи были правы. В ответ я посоветовал слетать на Коррибан и побеседовать о браках ситхов с Рагносом. Аргумент подействовал.

Остальные же реагировали в стиле «давно пора было». Кое-кто вознамерился даже советы давать, но я эту инициативу пресек. Уж здесь-то я сам разобраться могу.

Эх, если бы только такие проблемы были… Возникли трудности, которых я, в общем-то, ожидал, но не в таком масштабе.

Я хотел создать иной образ ситха? Создал. Но в Галактике хватает романтических натур, которых к такому неудержимо тянет; иногда они преобразуются во что-то более серьезное (Краты, к примеру, именно с такого начинали). Но в большинстве своем – все остается на уровне молодежных обществ.

Я предполагал, что многие, проникшись образом Темных Рыцарей, захотят поискать удачи на Коррибане. И особо по этому поводу не тревожился; координаты некрополя – информация не для свободного доступа. Желающим их узнать придется внятно обосновать свой интерес службе безопасности (республиканской или имперской) или Ордену Джедаев.

На этом моя предусмотрительность закончилась. Потому что в числе таких вот увлеченных оказался сын одного из сенаторов, каким-то образом получивший доступ к файлам невысокой степени секретности. И – добывший координаты.

Словом, он решил вместе с несколькими сверстниками явиться на Коррибан и проникнуться духом Темной Стороны.

Сложно было представить что-то хуже; я не сомневался, что любой из коррибанских призраков излечит визитеров от романтики раз и навсегда. А что потом? Сенатор, что логично, поднимет вой, и на Коррибан в итоге явятся джедаи. Которым там делать абсолютно нечего.

К великому счастью, нам дважды повезло. Во-первых, эта компания решила арендовать корабль – и тот, к кому они обратились, оказался членом «Черного Листа». А во-вторых… еще года два назад Веллест на всякий случай пустил приказ по организации – обо всех упоминаниях конкретных планет немедленно сообщать наверх. Молодежь же оказалась столь беспечной, что помянула Коррибан…

Меры мы приняли весьма быстро. Наш человек принялся тянуть время, и сообщил сенатору о намерениях сына. Тот схватился за голову, явился лично и уволок всю компанию. А бизнесмен еще и награду от него получил; свой же поступок объяснил так: «Не хочу, чтобы таких молодых Тьма поглотила…» Актер он отменный – запись даже меня впечатлила.

На всякий случай я слетал на Коррибан и обрушил своды в проходе к Долине. Для себя – оставил несколько тропок, по которым можно было пройти, лишь зная, что они есть. Теперь, даже если кто-то явится, без горнопроходческого оборудования он в Долину не войдет. А о том, чтобы в ней самой сесть было невозможно, я тоже позаботился – теперь на свободное место среди руин приземлился бы лишь человек с ракетным ранцем. Таких было немного; и я сильно сомневался, что, к примеру, Боба Фетт на Коррибан пожалует.

Так что теперь можно было вздохнуть спокойно. И заняться Орденом… и Ланией.

Предупреждение Рагноса мне запало в душу; я решил на всякий случай приставить кого-нибудь охранять девушку. Вот только кого? Учеников отпускать нельзя – еще не то время, когда ситхам можно по Галактике без присмотра бродить. Нет, можно кого-нибудь из бойцов или имперцев… но не человека. Я своим людям доверяю, но Лания не только мне может понравиться… лучше не рисковать.

Выход я нашел быстро – послал Скоррока. Молодой трандошан хоть и был столь же темпераментен, как и большинство его сородичей, но отличался редкой добросовестностью; кроме того он был отменным бойцом… и человеческие женщины его совершенно не интересовали.

Родителям присутствие Скоррока где-то рядом Лания объяснила сама. Как – не знаю; само собой, я при этом не присутствовал.

А еще через пару месяцев я решился на весьма сложный шаг – привез Ланию на Зиост. Почему-то я был уверен, что ей можно показать оплот ситхов… хотя координаты я все равно скрыл.

Все-таки она замечательная. Лания сумела наладить хорошие отношения решительно со всеми – даже с крайне недоверчивой Айей. Тогрута от нее, считай, не отходила.

Еще совершенно очаровала Талла. Древний зверь прямо-таки мурлыкал, завидев Ланию; учитывая его габариты и внешность, выглядело это, прямо скажем, ошеломляюще.

А еще… а еще она нам помогла совершенно неожиданным образом. Ярти до сих пор бился над маской – художник из него не самый лучший. Так бы и не вышло ничего – если бы за дело не взялась Лания.

Созданная ей в каком-то из графических редакторов маска Ярти понравилась. Мне тоже; и тот факт, что мне нравится все, связанное с Ланией, здесь совершенно ни при чем.

Чем-то она напоминала дыхательный аппарат кель-доров. И в то же время – древние шлемы; отростки уходили вверх, образуя своеобразный венец, а два – сплетались на лбу в один из знаков древних ситхов. Глаза прикрывали овальные линзы… точнее, не просто линзы – в них была встроена всякая электроника, как в боевые шлемы.

Общее впечатление – красиво-жуткое. Когда Ярти надел эту маску и выпрямился, сложив на груди протезы в черных перчатках, проняло всех. Я мог только посочувствовать тому, к кому он явится в таком обличье.

Кстати, это и еще отменное средство маскировки – запомнится только общий облик, а какие-то детали впечатленный под страхом смерти не назовет.



С некоторого времени я начал задумываться о том, как и когда продвигать учеников. Собственно, есть четверо, которые уже теорию всю освоили и умеют ее применять – не хватает лишь опыта.

Кроме того, получение титула позволит привлечь их к более серьезной работе… и обучать уже составлению планов. Боевое мастерство – это слишком мало; поэтому-то я и нацелился на тех четверых, которые не только им выделялись.

Я уже говорил, что обратить увечье себе на пользу – это признак силы. И не просто обратить, а еще и продумать, как именно это сделать. Поэтому Ярти я уверенно записал в список достойных.

Тимар – вне всякого сомнения. Он пока единственный, кого я допускал к планированию; и в его группе во время атаки на базу секты не было ни убитых, ни раненых. Я после боя изучил действия каждого отряда; дашады о Тимаре отзывались очень одобрительно.

Хийм – тоже сомнений нет. По уровню работы с Силой он равен Тимару, уступая ему лишь в фехтовании. Вдобавок из Хийма получился отличный наставник – Долент и Айя стали делать просто поразительные успехи, когда я поручил ему их наставлять.

И Лейрен Анвис – тем более без сомнений. Он, может, и слабее Хийма, но своей силой распорядиться умеет очень качественно и экономно. Когда они с Вирмой прикрывали нас от обнаружения, Анвис взял на себя практически всю тяжесть работы. Когда я потом поинтересовался, почему, он ответил: «Вирма – лучший боец, чем я. Если бы на нас напали, она оказала бы более эффективное сопротивление; поэтому ей нельзя было уставать. Кроме того, меньшая усталость позволила бы ей в случае чего успешно уйти от преследования». Свою собственную судьбу при таком варианте Анвис обошел упоминанием, но я понял – для него ученики важнее.

Еще одной причиной, по которой я решил провести такое повышение, был не очень хороший стереотип – что Лордом можно стать лишь победив предыдущего. Собственно, я сам так и получил титул…

А ведь это неверно – в эпоху Новых Войн спокойно учили и давали титул; учитель же оставался в полной целости. Так что стереотип надо ломать.

Титул– это нечто большее, чем просто приставка к имени. Чтобы быть Лордом, необходимо не только уметь сражаться или владеть Силой на каком-то уровне.

Вопрос в другом – как сделать это запоминающимся? И обратить в новую традицию?

Хотя, впрочем, знаю. Только вот согласятся ли другие участники?



Я не сказал им, зачем мы летим на Коррибан. Просто сообщил, что завтра отправляемся – и приказал готовить «Кай». Интересно, что они подумали?

Пару раз, едва не оступившись на узкой тропе, я с неудовольствием признал: все же дорогу в Долину надо было бы проложить поудобнее. Хотя тогда с воздуха можно будет заметить… ладно, поразмыслю над этим.

За спиной – полное молчание; лишь пару раз кто-то высказывался, налетев плечом на скалу. К чести учеников, это было редкостью – координация движений у них отменная.

– Жарковато-холодно, – заметил Хийм, когда мы начали пересекать Долину.

– Это как? – несколько удивился Ярти. Голос он себе, кстати, отладил – почти не отличается от прежнего.

– Солнце жарит, а вот через Силу – холодно, – пояснил Хийм.

– Коррибан, – лаконично подвел итог Анвис.

Через пару минут стало уже ясно, куда мы идем – я достаточно подробно описывал гробницу Рагноса, чтобы ее смогли узнать.

– Юэн, мы что – к… – нарушил молчание удивленный голос Тимара.

Я, не оборачиваясь, махнул рукой – потом, мол.

Длинная лестница. Полумрак внутренних помещений.

Основной зал – и огромная статуя в дальнем конце.

Я остановился – а мои ученики прошли дальше, не отрывая взгляда от изваяния. Да и сам я лишний раз поразился мастерству древнего скульптора: лицо Рагноса было спокойным, но с какой-то затаенной иронией. А вся фигура, несмотря на небрежную позу, ясно демонстрировала – это тот, кто Правил.

– Итак, вы пришли в мою гробницу.

Марка Рагнос, как и при нашей первой встрече, появился за спиной; ученики вздрогнули, резко оборачиваясь. Выражение лиц у них… ну конечно, они же ни разу не сталкивались с древними призраками – если не считать мимолетного появления Экзара во время битвы.

Я неторопливо прошелся по залу, по направлению к статуе; теперь четверо стояли между мной и Рагносом.

– Вы считаете их достойными, лорд Кел-Дрома? – низкий голос отразился эхом от стен, заполняя все пространство гробницы.

– Я ручаюсь за них, лорд Рагнос, – спокойно произнес я. – Я обучил их – и они достойны принять титул.

Голова в высоком шлеме медленно наклонилась – Древний признавал сказанное верным.

Я же вновь двинулся по залу – и теперь мы с Рагносом стояли уже друг напротив друга.

– Тимар, дай мне свой меч, – позвал я, и мой лучший ученик сдвинулся с места.

Как во сне он подошел к нам, и протянул рукоять; она проплыла по воздуху к Рагносу, который внимательно осмотрел оружие. Потом перевел пронизывающий взгляд на Тимара – и я с гордостью отметил, что мой ученик выдержал это небольшое испытание.

– Я говорю за тех, кто умер, – вновь слова Рагноса отразились от стен. – Я признаю его достойным.

– Я говорю за тех, кто жив, – эхом отозвался я. – Я ручаюсь за него.

– Поклонитесь прошлому, лорд Тимар, – велел Рагнос, и ученик отвесил легкий поклон (не очень они это любят).

– И не кланяйтесь больше никому, – продолжил я, забирая у призрака меч и протягивая рукоять Тимару.

– Кроме Темного Лорда, поручившегося за вас перед прошлым и будущим, – завершил Рагнос.

– И да будет Сила служить тебе вечно, – произнес я финальную фразу.

Меч Тимара вернулся на пояс; сам он, несмотря на свою маску спокойствия, был потрясен – я это чувствовал. И вполне его понимал.

Все-таки, не зря он – лучший. Без всякой подсказки с моей стороны Тимар занял место у меня за плечом, освобождая место для следующего.

– Хийм, дай мне свой меч…



Это все не было просто формальностью. Если бы Рагнос, многократно более опытный в чтении чужих душ, не посчитал бы кого-то достойным титула – он бы отказал, и я бы не стал спорить. Но и с другой стороны – я бы не привел на Коррибан тех, в ком был не уверен.

И они прошли испытание – все четверо. Я видел, как что-то новое появлялось во взгляде каждого, когда Рагнос произносил последние слова ритуала.

Тимар обрел какую-то новую осанку, словно по-настоящему поверил в свои силы. Хийм теперь будто видел куда больше, чем прежде. Ярти – ныне уже лорд Яртилен – словно стал выше ростом. А обычное задумчивое выражение в глазах Анвиса стало более отрешенным – создавалось впечатление, что он теперь постоянно смотрит на мир через Силу.

Кстати, очень хорошо, что я догадался поинтересоваться полным именем Ярти. Честно говоря, я его практически забыл – мы его всегда называли уменьшительным.

Но все прошло так, как я и задумал – на Коррибан прилетели три ученика, и два наставника с разным опытом… а улетал Темный Лорд в сопровождении четырех Лордов. Есть разница, правда?



А когда мы уже выходили, Рагнос остановил меня.

– Лорд Юэн, позавчера кто-то пытался пройти в Долину. Через заваленный проход; ему это не удалось. Это был одаренный, причем – на Темной стороне. И достаточно сильный. Увы, больше мне ничего разглядеть не удалось – из гробницы это невозможно.



Лунный свет проникал сквозь окно, ничем не закрытое (еще не хватало всяких занавесочек в цитадели ситхов).

Я за это светилам был благодарен – в мерцающем сиянии Лания была просто невероятно хороша.

Что за пары, интересно, пребывая вместе, располагаются далеко друг от друга? Вряд ли счастливые. Мы вот, например, всегда лежали, обнявшись.

– Как у тебя все так красиво получается? – нарушила умиротворенное молчание она. – Им же наверняка так врезалась в память эта сцена…

– Чего я и добивался, – пальцы правой руки гладили шелковые волосы девушки. – Я и хотел, чтобы все четко уяснили – титул можно получить только так. И никаких интриг с убийствами.

– Красивое осуществление предельно практичной идеи, – задумчиво сообщила Лания. – Ты не пробовал творчеством заниматься? Хоть каким-то?

– Нет, – помотал головой я. – По-моему, у меня все творческие способности на такие вот жизненные ситуации идут.

– Тоже неплохо… – улыбнулась девушка.

Короткая пауза.

– Что-то беспокоит? Выражение лица такое задумчиво-озадаченное…

– О нас, – признался я. – Пытаюсь сообразить, что будет дальше, как твоим родителям все объяснять…

– Потом, – решительно заявила Лания. – Мы вместе – это сейчас главное. Согласен?

Еще бы я не был согласен… Никому не скажу, но вот эти лунные блики на теле Лании для меня важнее… важнее почти всего. Почти – потому что на первом месте всегда будет Орден.

Но если она будет рядом – то я все замыслы точно успешно реализую. Хотя бы для того, чтобы никто не посмел сказать Лании, что она «связалась с ситхом». Впрочем, если кто сейчас это скажет… конечно, я ему такую фразу обратно в глотку вколочу. Но это не совсем то, что требуется. Надо, чтобы и мысли ни у кого не возникло…

А еще меня занимал странный вопрос. Уже на Зиосте я сделал анализ крови Лании – вдруг она все же одаренная?

Результат можно было характеризовать следующим образом: «Не понял».

Судя по анализу, она была способна к Силе. Но никакие иные тесты этой способности не проявили; и Лания пока что не могла даже перышко взглядом сдвинуть.

Я поделился этим с Рагносом; озадаченно порывшись в памяти, он заявил, что тут возможны два варианта. Первый – это то, что Лания все же не-одаренная, и способности у нее – чисто теоретически (то есть, любой человек потенциально может стать чемпионом-штангистом, но мало кто станет). Второй же – что у нее какая-то очень узконаправленная одаренность, и никакими иными техниками она овладеть не сможет. Но вот что за дар…

Почему мне вечно достаются сплошные загадки? Не знаю, кто был мой отец, не знаю, кто нам противостоит… теперь еще не знаю, способна ли к Силе любимая девушка.

Ард говорит – «судьба». Дороон утверждает – «стечение обстоятельств». По Веллесту – «внештатная ситуация».

Неважно, как назвать. Важно то, что я постоянно на сие натыкаюсь.

Хотя… с другой стороны, так даже интереснее.


Глава 26. Противодействие

Появление «консультанта» ясно показало – о нас кто-то знает, и действует во вред. Вопрос – кто? Явно же не джедаи – совершенно не их стиль. Если только в Светлом Ордене не завелся кто-то вроде мастера Ревана… вот не приведи Древние так и есть!

Как же я это ненавижу – когда понятия не имеешь, что делать и в каком направлении копать!

Но все-таки не зря я повысил этих четверых и привлек их к серьезной работе. Они такое решение очень быстро оправдали.

Примерно месяца через два после того, как прошло посвящение, Хийм заглянул ко мне в кабинет с довольно озадаченным выражением лица.

– Юэн, я тут нашел кое-что… честно говоря, до сих пор сомневаюсь в том, что отыскал.

– Показывай, – пожал плечами я. – Сейчас разберемся.

Хорошо, что мы с ними все равно на «ты» остались. Кроме Анвиса – но тот с самого начала официальными формами пользовался.

Впрочем, подумал я об этом мельком – потому что в следующую секунду Хийм начал рассказывать.

А это было действительно интересно.

Хийм просто из любопытства занялся анализом отношения к одаренным в Галактике; результаты его удивили. Нет, тем, кто считал, что ситхи – это нормально, и не имели ничего против них, он не изумился – это был результат нашей же работы. Тому, что некоторые вообще не верили в Силу, он тоже особо не дивился – просто отметил, что встречаются на редкость твердолобые люди и не-люди.

Но вот дальше… После анализа Хийм пришел к озадачивающему выводу: кто-то активно «работает на образ», точно так же, как и мы. Хийму с Дорооном удалось выделить две совершенно разные волны.

Действия одной убеждали жителей Галактики – Темный Орден хоть и можно уважать, но лучше все-таки без него. Вторая же… вроде была за ситхов. Но сформулировать основную идею можно было так: «Темная сторона – сильнее всего. Те, кто будут служить ей, возвысятся; те, кто не будут – умрут».

И у каждой идеи нашлись почитатели.

Кошмар. Первое – это наверняка проснулась Республика или же подключился Орден Джедаев; а может, и то, и другое вместе. Ладно, это не столь неожиданно. А вот второе… это грозит пустить хатту под хвост все наши усилия по созданию образа.

Какая скотина нам вредит? Если это опять «консультант», то он куда умнее, чем мы думали. И одновременно – глупее. Он правильно понял, что военной силой с нами ничего не сделаешь; но его действия помешают в дальнейшем ему самому – все-таки подобную жесткую философию принимают немногие. Тем более, что она еще и неверна.

Хорошо, что мы оставили пару запасных вариантов. С деньгами Гунрая и «Черного Листа» не так уж сложно контролировать некоторые издательства и киностудии. Придется действовать через них; медленно, конечно, но и у противников быстрым темпом ничего не выйдет – судя по всему, они тоже не желают опошлить свои идеи.

А вообще, это и я сам должен был заметить. Не во всем же полагаться на новых Лордов. Хотя, в принципе, для того я им и поручал…



Хорошая вещь – репутация. Я так сосредоточился на создании образа ситха, что не особенно интересовался тем, какую репутацию имеет «Черный Лист»; а оказалось, что в преступном мире Галактики наша организация пользуется весьма немалым уважением.

И не просто уважением – несколько более мелких к ней уже присоединились. Видимо, решили, что «Черный Лист» – достойная замена «Черному Солнцу».

Я лично в этом сомневаюсь. Такого размаха нам не достичь… да и не особо он нужен. Хотя что-то символичное в этом есть – одну организацию ситх обезглавил, а другую ситхи же возвышают[38].

Хатты пока еще не осознали конкуренции. Конечно, они в своем бизнесе сидят как пирамиды в джунглях Явина – не сдвинешь. Впрочем, того же Джаббу его организация не уберегла.

С Бакуры пришло сообщение – еще кое-кто решил, что под рукой «Черного Листа» будет комфортнее. Трудность была в том, что шеф сей организации желал говорить непосредственно с главой «Черного Листа».

Первой моей реакцией было – дипломатично послать. Много чести. Но потом я вчитался в доклад – координатор с Бакуры был мне уже известен своей скрупулезностью.

И неохотно пришел к выводу, что встречаться придется.

Хальмер Тарвилль занимался добычей информации – как Тэлон Каррде. Но если последний собирал вообще все, до чего мог дотянуться, то Тарвилль специализировался на всякого рода секретных делах и проблемах теневого мира.

И в этом он очень даже преуспел – судя по тому, что накопал по поводу «Черного Листа».

Мне, кстати, его поведение понравилось. Никаких униженных просьб, никакого подлизывания. Просто – выкладывание добытой информации и фраза вроде «Вот что я о вас знаю. Давайте я буду так же узнавать что-то о других для вас».

Тарвилля отпускать было нельзя. Он еще не докопался до главной тайны «Листа» – что им управляют ситхи… но я был почему-то уверен, что если мы его не примем, он будет искать информацию дальше. И даже Древние не скажут, кому он ее тогда продаст.

А потому – стоит его уважить. Но особым образом – так, чтобы у него и мысли не возникло о работе на кого-то другого.

Задумавшись над этим, я медленно начал улыбаться. Кажется, знаю…



Специалист по информации явно не утруждал себя поддержанием формы – назвать Тарвилля стройным мог только гаморреанец. Но в остальном он за своей внешностью тщательно следил – дорогой костюм, чисто выбритое лицо, аккуратно причесанные светлые волосы… и очень живые, умные глаза.

Конечно, он был не один – вместе с двумя помощниками. Зеленый тви’лекк и невысокий ботан; честно говоря, по ним особо не поймешь – ассистенты или телохранители. Впрочем, одно другому не мешает.

Мы встречались в одном из офисов, прикупленных «Черным Листом»; и я позаботился о том, чтобы Тарвилль оказался на месте раньше. Успел устроиться по ту сторону овального стола, поместить руки на столешницу, приготовиться к беседе…

Уж не знаю, как он ее себе представлял, но явно не так, как получилось.

Открылась дверь, я переступил порог. Тарвилль вежливо поднялся навстречу – хотя в глазах мелькнуло удивление моим возрастом.

А потом все трое остолбенели. Так, что это даже не через Силу чувствовалось – на лицах читалось.

Потому что вслед за мной вошел Хийм. Я уже говорил, как действует на людей его взгляд; но мы привыкли. А вот Тарвилль и его помощники с этими светлыми глазами столкнулись впервые – и им стало очень неуютно. Хийм еще и беззастенчиво пользовался Силой, дабы передать собеседникам ощущение ледяного ветра… хм, по-моему, за образец он взял чувства с Хар Шиана.

Ну а последним вошел Ярти. В полном своем облачении – черный костюм, перчатки на руках, плащ… и маска, угольно-черным узором скрывающая лицо.

Ботан нервно сглотнул; тви’лекк поискал глазами запасной выход.

– Прошу вас, садитесь, – пригласил я, опускаясь в кресло. – Добрый день, господин Тарвилль.

– Приветствую вас, – торговец информацией взял себя в руки и тоже сел. Как и его свита. – Позвольте вам представить – мои помощники Алдир Иллес и Мерок Тар’виа.

– Лорд Хийм, – я начал представлять своих спутников. – Он занимается вопросами получения информации. Лорд Яртилен работает с теми, чья лояльность оказывается сомнительной.

Судя по выражению лица тви’лекка, он вообразил себе такое… Хм, неудивительно. Я ж этого эффекта и добивался.

– А… прошу прощения, с кем я имею честь разговаривать? – осторожно поинтересовался Тарвилль.

– Юэн Кел-Дрома, – представился я.

И был вознагражден ошалелым выражением, мелькнувшим на лицах всех троих – фильм Сарлита они явно смотрели.

– Вы совершенно правы, – едва заметная улыбка. – Я – потомок лорда Улика Кел-Дромы.

Все-таки Тарвилль умен. Он за какие-то секунды увязал мою фамилию, предка, титулы, которые носили мои спутники – и сделал правильный вывод.

Его помощники сообразили мгновением позже. Правда, в отличие от шефа, выводы озвучили.

– Но ведь ситхов не бывает! – изумленно выдал тви’лекк. – И вся эта чушь насчет Силы…

Он осекся, потянувшись к собственному горлу, стиснутому легкой, но явственной хваткой.

– Подобные слова звучат… оскорбительно, – перенастроенный вокодер Ярти выдал глухой и очень холодный голос.

– Простим уважаемого Иллеса, – промолвил я, и тви’лекк шумно задышал. – На этот раз.

А все-таки, что бы там не говорили о методах убеждения лорда Вейдера, они весьма эффективны [39]. Вот так и учатся у великих.

Тарвилль был впечатлен, хотя виду старался не подавать.

– Итак, господа, – я чуть подался вперед, наполнив взгляд полной безмятежностью и уверенностью в будущем. – Начнем договариваться?



Конечно, Тарвилль предусмотрел возможность подслушивания, и его помощники принесли с собой небольшие «глушилки», успешно наполнившие помехами всю аппаратуру в стенах.

Однако же у этих полезнейших приборов есть недостаток. Против обычной дырочки в стене они совершенно бессильны.

А обострить слух с помощью Силы не так уж сложно. Если знать – как.

Я знал. И потому стал свидетелем интересного диалога между Тарвиллем и его помощниками, когда мы уже покинули офис (успешно обо всем договорившись), а они лишь собирались выйти.

– Что скажете, шеф? – поинтересовался Тар’виа. Ботан был явно озадачен происходящим.

– Будем работать, что тут скажешь, – пожал плечами Тарвилль. – Что-то мне подсказывает, что задания нас ждут интересные… хотя все они наверняка попадут в категорию «этого никогда не было, и я вообще не понимаю, о чем вы».

– Уверены? – содрогнулся Иллес. – Знаете, работать на ситхов…

– Алдир, тебя никто не заставлял прохаживаться насчет Силы, – поднял бровь Тарвилль. – Так что сам виноват. А вообще… вы оценили сцену? С одной стороны – пронизывающий взгляд. С другой – этот кошмар в маске. А посередине – предельно вежливый руководитель. Да, он умеет производить впечатление. Мне это нравится.

– А если это блеф? – они подошли к двери, и Иллес лишь чуть задержался, пропуская шефа. – И они не так сильны, как показывают?

– С человеком, который так красиво блефует, тем более не стоит ссориться, – бросил в ответ Тарвилль.

По-моему, похвалы все-таки не очень заслуженные. Почти всю работу сделали Ярти и Хийм; мне осталось только добивание. А сам эффект вообще придумали Элея с Веллестом.

Впрочем, Тарвиллю об этом знать совершенно не обязательно.



Какая же скотина против нас работает? Нет, насчет первого я был прав – после очень долгого прослеживания мы все же пришли к Ордену Джедаев. Странно, не подозревал, что Скайуокер умеет так действовать. Хотя… вполне возможно, что это совместное творчество. Поскольку его сестра с мужем отменно в жизни разбираются и могут посоветовать.

Ладно. Как я уже говорил, это не столь неожиданно – конечно, работа на образ ситха джедаям не сильно понравится.

А вот кто второй? Точнее, я уже подозреваю, кто – все тот же «консультант», закуси им ранкор.

Найти его не получается. Такое впечатление, что он все методы «Черного Листа» знает, и уже выработал способы против них.

Мда. И, что самое скверное, мы не знаем ни внешности, ни расы. Так что он может просто скинуть костюм и ходить в двух шагах от меня. Ну, это, конечно, преувеличение – на Зиосте его точно нет, в этом я уверен.

Так-то, Темный Лорд Юэн Кел-Дрома. Ломал себе голову над тем, что будешь делать, если ситуация заранее не просчитана? Вот она и наступила. Давай, делай.

Кое-что, кстати, и делаю. Например, влияние «консультанта» на общественное мнение мы почти что свели на нет – вовремя подали противопоставление озверевших от Темной стороны фанатиков и истинных ситхов. Крыть нечем – почти всех завоевавших уважение Лордов именно мы как пример и приводили. Кроме, разве что, Сидиуса… ну так на фигуре Палпатина популярность не завоюешь. Его даже собственные поданные не очень-то любили; а уж у республиканцев он вообще симпатии не вызывает.

А вот что совсем радует – так это факт, что все ученики уже создали свои собственные мечи. Приятно видеть, и знать, что теперь любой противник натолкнется на ситха со сделанным по руке оружием.

В остальном же… что-то меня в последнее время тянет на лирические мысли. Нет, причина понятна – Лания, конечно. Наверное, из-за нее я и стал внимательнее присматриваться к другим нашим парам внутри Ордена.

Самое приятное чувство, конечно, вызывают Ярти и Долент. Плевать тви’лекка хотела на увечья – ей ни протезы, ни имплант не мешают. А уж Ярти – тем более.

Повезло ему. И Харру повезло – они с Вихани вообще неразлучны.

Айя, правда, отличается непостоянством. То с одним ее вижу, то с другим… хотя в последнее время аппетиты поумерила. Видимо, общение с Ланией влияет – та подобную неразборчивость не одобряет.

Хвала Древним, что ревнивцев в Ордене не нашлось. Наверное, тут роль играет и сам характер тогруты – очередной ее кавалер заранее знает, что на нечто серьезное рассчитывать нечего.

Деир и Мивви тоже сблизились. Точнее, об их отношениях я всего не знаю – не заставал. А спрашивать – вот делать мне больше нечего!

Миввея, кстати, вероятный кандидат на титул. Не скоро еще, но довольно уверенно; поскольку световой кнут она освоила, считай, самостоятельно. И сейчас все свои открытия трудолюбиво записывает для будущих поколений. Причем не просто записывает – работает с кнутом против меча, двух мечей, двулезвийника… словом, против всех видов световых клинков. Дабы выяснить все сильные и слабые стороны такого оружия.

Никогда не подозревал, что в миниатюрной тви’лекке есть такая научная страсть. Что ж, теперь буду знать.

В последнее время настроение у меня совсем не радужное – Лания улетела обратно на Кореллию. Вообще-то, правильно, – родители беспокоятся. Но это значит, что я ее еще несколько месяцев не увижу… Жаль, что нельзя поговорить через Силу.

Кстати… это вообще интересный вопрос. Можно ли через Силу связаться с кем-то очень далеким? Или обнаружить такового с помощью Силы?

Утверждают, что нынешние джедаи это умеют. Я сомневаюсь: потому как приводят в подтверждение довольно сомнительные примеры. Говорят, что Скайуокер с лордом Вейдером так общались; что Скайуокер с сестрой связывался… что младшие Соло так умеют.

Нашли доказательство! Близкие родственники, а четверо – вообще близнецы! Конечно, у них связь куда сильнее – Улик и Кай тоже друг друга с полуслова понимали.

А вот могут ли не-родичи так связаться? Теоретически… Сила есть везде. Если есть конкретный адресат, и есть отправитель, и они оба обучены… Жаль, не докажешь. Потому как эксперименты вполне могут привлечь внимание кого не надо.

А на планете – это не то…

Так, а второй вопрос – обнаружение? Хм. Палпатин Кеноби и Йоду так и не нашел. Ну, Йода успешно себя экранировал деревом, впитавшим силу Темной стороны… видел я, кстати, это деревце. Брр…

Кеноби же пребывал на Татуине, где точно ничего подобного нет. Но… по-моему, отыскать другого одаренного, не зная даже системы, где он находится – нереально. Хотя, опять-таки, проверить невозможно.

В общем, через Силу у меня с Ланией связаться не получится. А жаль. Хочется мне быть рядом с ней… почему-то…

Ладно. Вернемся к другим делам. Что там с Иридонии докладывают?



Через пару дней я вновь отправился в старые крепости – надо же хоть когда-нибудь разобраться в том, что древние Лорды там оставили? Конечно, я сомневался, что все сохранилось – не все столь аккуратны, как Садоу.

Нет, Шар Дахан определенно страдал паранойей. Его цитадель была просто нашпигована ловушками, а с каждым замком приходилось возиться минут по десять. Похоже, после его смерти никто сюда так и не вошел – решили, что никакие сокровища этого не стоят.

Я миновал уже четвертую линию обороны, и совершенно взмок. Это надо уметь – так достать Темного Лорда! Интересно, если бы Рагнос решил сюда наведаться – его бы все это надолго задержало? Сомневаюсь. Судя по всему, он бы просто снял с цитадели крышу и вошел внутрь. Я, увы, такого еще не умею.

Хорошо, что я догадался взять с собой Талла. Зверь уверенно указывал на все сюрпризы, оставленные хозяином.

Вскрыв еще одну дверь, я прикинул, сколько еще осталось – стены то-олстые, и цитадель большая… и заключил:

– Нет, хватит с меня на сегодня Шар Дахана. Завтра вернусь и окончательно все улажу с этой треклятой крепостью.

У крепостей ситхов есть одно неприятное свойство – комлинки там не работают. Видимо, Древние имели свою систему связи, отличную от современной.

Поэтому я не удивился, обнаружив, что борткомпьютер «Кая» пять раз пытался со мной связаться – и у него не вышло. Что ж, посмотрим… А, вызывают из главного замка. Хм. Что стряслось?

На экране возник встревоженный Ард.

– Хвала Древним, ты на связи, – с облегчением выдохнул он. – Юэн… тут произошло…

– Ард, не тяни, – потребовал я. – Что именно случилось?

– Лучше посмотри сам, – забрак исчез с экрана; вместо него возникло иное изображение – записанное заранее, если судить по пометке в углу.

Скоррок. Правая рука в лубке (или как там это называется), голова обмотана бинтом. Вид такой, что немедленно следует в бакту.

– Милорд, – похоже, снимал кто-то посторонний, иначе бы трандошан не был столь официален. – У меня плохие новости.

Я сжал подлокотники кресла; рядом глухо заворчал Талл.

Да, рассказ был именно о том, чего я опасался.

Лания в последнее время часто ходила по старому району столицы; в присутствии Скоррока ей бояться было нечего. Одного взгляда на трандошана, с видом «я тут совершенно ни при чем» поигрывающего вибротесаком, хватало, чтобы отбить все неподобающие мысли.

На охраннике девушка еще и испытывала свои наблюдения – поскольку, как Лания говорила, он мог заметить что-то, от нее ускользнувшее. Вот и тогда – они стояли и увлеченно обсуждали какой-то дом времен канцлера Валорума. Скорроку архитектура была безразлична, но упражнение на наблюдательность его заинтриговало.

И на подходившего незнакомца трандошан сперва не обратил внимания. Точнее – отметил, что высокий человек в темном плаще куда-то идет, неспешным шагом.

Только вот… не зря я именно его поставил охранять Ланию. Скоррок краем глаза отметил какую-то неестественность черт лица и оттенка кожи… и мигом связал это с одной полезной вещью, о которой рассказывал Веллест.

С маской из синтеплоти. Какие иногда используют актеры… но сейчас-то играть было не перед кем!

Трандошан резко развернулся, бросая руку к поясу – лучше напугать безвредного, чем ошибиться.

И в ящера ударило Силой – причем так, что камни стены треснули.

Правда, сам Скоррок под этот удар не попал – после наших совместных тренировок он очень хорошо знал, когда люди взмахивают руками.

Прыжок – и удар. Между шеей и плечом, так, чтобы не встал.

Промах!

Противник успел уйти из-под падающего клинка с грацией, присущей фехтовальщикам… точнее, фехтующим световым мечом. И успел коснуться тела трандошана.

Синеватые молнии опутали ящера, поднимая его в воздух; Скоррок врезался в стену и рухнул на мостовую.

Лания убежать не смогла бы при всем желании – слишком скоротечен был бой. Она только и успела, что сделать несколько шагов – и всплеск Силы заставил ее опуститься на уличные камни.

Как оказалось, у похитителя здесь имелся кар – и в него он забросил девушку.

Он совершил лишь две ошибки… точнее, одну совершил, а о второй просто не знал.

Скоррок сильно пострадал, но был в сознании – и смог дотянуться до комлинка. А работники «Черного Листа» давно получили приказ: немедленно ехать на помощь тому, кто выйдет на связь и назовет определенный код.

Так и случилось; и через какие-то полчаса Скоррок оказался в госпитале, где и записал это послание – перед тем, как позволить врачам заняться собой по-настоящему.

Я не знаю, как я сумел сдержаться и не разнести все в кабине. Просто – не знаю.

Запись кончилась, и вновь возник Ард.

– Это еще не все. Пару часов назад пришло сообщение – уже сюда, на Зиост. Судя по всему, кто-то вышел в системе, отправил запись – и нырнул обратно в гиперпространство.

– Давай, – собственный голос был почти незнаком.

Экран остался темным – это было чисто голосовое письмо. А голос я узнал – точно так его описывал Ярти. Глухой и невыразительный, пропущенный через вокодер.

– Кел-Дрома. Как ты понял, девушку забрал я. Вреда ей причинять не собираюсь… пока. Прилетай на Йинчорр, на Скалистую Поляну. Один – без своих учеников или бойцов. Я буду ждать тебя три дня, считая от сегодняшнего. Если не прилетишь – я ее убью. Как ты убил… Впрочем, неважно. Жду.

Экран взорвался, осыпав пульт осколками. Я с некоторым удивлением взглянул на сжатый кулак… постарался успокоиться.

«Консультант». Сперва атака на Зиост, потом увечье Ярти… теперь он решил меня вызвать через Ланию?

Ход, над которым смеются все рецензенты, изучающие новый фильм или книгу. И, к великому сожалению, по-прежнему очень популярный в жизни.

Поверю пока, что Ланию он трогать не будет. Похоже, говорил искренне.

Я с ним встречусь. Обязательно. И покончу. Раз и навсегда.

Тем более, что я теперь знаю – кто он. Хотя и сложно в это поверить.


Глава 27. Два меча и скалы

Йинчорр. Малоизвестное, но довольно впечатляющее место.

Здесь жили и тренировались кандидаты в Алую Гвардию. Деталей, увы, не знаю – потому что спросить сейчас некого. А жаль…

Сейчас здесь никто не живет, и ничего полезного нет. Из каких-либо достопримечательностей – лишь руины все той же гвардейской академии.

Поэтому и координаты Йинчорра достать можно без проблем – за столько-то лет все убедились, что полезного тут нет. Даже карту можно отыскать.

На которой пресловутая Скалистая Поляна и обозначена – недалеко от академии. Почему он выбрал именно это место? Хотя, понятно. Тут словно естественная арена… и корабль за ее пределами удобно сажать. На космодроме при академии всякие обломки валяются – толком не приземлишься.

А здесь «Кай» опустился свободно. И – не первым.

Небольшой, совершенно невыразительный кораблик. Я даже не вспомнил, какая это модель.

Мой враг продолжал следовать своему принципу – не оставлять возможности для узнавания. Что ж, разумно.

Пару секунд я боролся с искушением с этим кораблем что-нибудь сотворить. Но все же сдержался – нет смысла.

А не смотрит ли он сейчас на корабль? Я прикрыл глаза, ощупывая пространство Силой; заодно отдал компьютеру приказ – искать сенсорами.

Нет, не найдено. Ничего.

Так что мы можем спокойно выходить.

Да, мы. Я исполнил требование – не взял ни учеников, ни бойцов. Но про зверей сказано ничего не было. А Талл просто рвался порвать когтями того, кто коснулся Лании.

Я не боялся, что его обнаружат через Силу – для такого видения Талл ничем не отличается от обычного зверя. Нет, бой я намеревался вести лично… но если я проиграю, то и он с этой планеты живым не уйдет. А Лания сможет улететь – я ей показывал, как управлять «Каем».

Не знаю, как Талл может маскироваться в йинчорской пустыне – с его-то синеватой шерстью. Но может – я его не видел.

К Скальной Поляне – площадке, шириной метров сорок, окруженной скалами, – вел небольшой проход, по которому я и двинулся. Без особой спешки, поглядывая по сторонам.

Вот и сама площадка. И неподвижная фигура в центре.

Светлая, не стесняющая движений одежда. Разумный выбор – в черном под йинчорским солнцем перегреешься; на мне ведь тоже светлое. Даже шлем, скрывающий лицо – светло-серый.

– Приветствую, Кел-Дрома.

– Приветствую, Кеймир, – ответил я, приближаясь. – Может, хоть этот бой проведешь без маски?

– А я все думал – догадаешься ли ты? – криво усмехнулся он.

И медленно стянул шлем, отбросив его в сторону.

Я не ошибся – еще когда рассуждал. Обмолвка помогла; не так уж и много человек я убивал собственноручно, в присутствии кого-то, кто это мог запомнить.

Тот деваронец – и его заместитель. Но иктотчи одаренным не был, а родни у его бывшего шефа не имелось – я проверил.

Я убил Дакэре – но Анвис не мог оказаться «консультантом», потому что всегда был на Зиосте. И уж точно не мог оказаться на крыше базы, когда его сразу несколько человек видело на первом этаже.

Значит, остается обезглавленный Ролхо Вейнтар и его ученик. В чьей смерти я был абсолютно уверен.

И тогда все становится на свои места – и его способность избегать поисков «Черного Листа» (еще бы, он эти методы превосходно знает), и обученность. А заодно – и не сработавший у Ярти прием с уничтожением меча; конечно, его не поймаешь финтом, ставшим роковым для учителя.

Как он добыл координаты Зиоста? Вряд ли я узнаю. Может быть, Дакэре нашел эту информацию – и передал Вейнтару. Может быть, Вейнтара учил кто-то из выживших джедаев – и передал заодно и сие знание. Может быть, сам Кеймир каким-то образом проследил наши корабли… например, забрался в борткомпьютер «Кая» – я ведь не сразу сменил защиты.

Сейчас ученик Вейнтара выглядел по-другому – по щеке змеился шрам-ожог. Судя по всему – от моей же молнии.

– Как ты выжил? – я поискал взглядом Ланию, продолжая краем глаза следить за противником.

– Лорд Орейн меня хорошо учил, – рукоять меча соскользнула с пояса и легла ему в ладонь. – Я сумел вцепиться в какую-то балку, замедлил падение… руку сломал в итоге, но остался жив.

– Понятно, – где же Лания?

– Если ищешь свою девушку, так она – вон в той пещере, – действительно, в одной из скал виднелось круглое отверстие. – Я ввел ей легкий парализатор; через полчаса обретет подвижность, без всяких последствий. Думаю, получаса нам хватит?

– Не сомневаюсь, – в моей руке вспыхнул алый клинок. – Что с ней будет, если я проиграю?

– Против нее я ничего не имею, – покачал головой Кеймир. – Когда ты умрешь – пусть улетает на твоем корабле. Мне она безразлична.

Он тоже включил меч; мы медленно сближались. Странное какое-то оружие – клинок вынесен чуть в сторону от рукояти.

– На что ты надеешься? – этого вопроса я не мог не задать.

– Как – на что? – поднял бровь Кеймир. – Ты умрешь, и я стану новым Темным Лордом. Видишь, я признаю твой титул – ты его вполне достоин.

– Лорд без подданных, – хмыкнул я.

– Твои ученики мне подчинятся без особых проблем, – презрительная усмешка. – Они служат тебе, а я – сильнее тебя.

Какая ошибка… Кто сильнее – тот правит. Подчиняющийся – всегда слабее. И его удел – всегда подчиняться.

Вот такая философия и довела древних ситхов до Руусана. Бэйн вовремя оценил ее опасность.

В случае чего, Кеймира ждет большой сюрприз. Ибо единственное, что он получит от Тимара – это меч в горло.

– Чтобы все было по правилам, – Кеймир вновь усмехался, но в его глазах разгоралась боевая ярость. – Во имя ушедших и будущих…

– Во славу Тьмы вечной, – продолжил я древнюю формулу вызова.

– Мы пришли сюда, чтобы скрестить наши мечи…

– Мы вдвоем вошли в круг битвы…

– И лишь один из нас покинет его…

– Потому что не может быть мира между нами…

– Да будет так! – в унисон произнесли мы.

И клинки скрестились.

Кеймира действительно хорошо учили. Первый же удар был направлен в голову, и мне пришлось отступить, чтобы подставить под него клинок. Колющий выпад – и круговой взмах меча противника отбивает его.

Он атаковал стремительно и напористо, явно намереваясь подавить любую мою инициативу, проломить защиту и смести градом мощных ударов.

Я же не собирался тратить силу на парирование – я уводил его клинок в сторону, позволял ему соскальзывать по своему мечу, не особенно напрягаясь.

Но пока – Кеймир все же теснил меня к скалам. Что мне категорически не нравилось.

Что ж, положение надо менять!

Он вновь ударил – сверху вниз; я шагнул вперед, принимая его удар на меч, и оказываясь вплотную. Алый крест, образованный нашими мечами, сиял еще какую-то долю мгновения…

Обычно, чтобы ударить Силой, вытягивают руку. Тогда удар – точнее. Но в некоторых случаях можно обойтись и без этого.

Телекинетический толчок отшвырнул Кеймира назад, на добрый десяток метров. Впрочем, он почти мгновенно оказался на ногах, и мне оставалось только поразиться – любому другому такой удар переломал бы половину костей в теле.

Но об этом я думал, уже покрывая прыжком разделяющее нас расстояние.

Теперь была моя очередь атаковать – и я взвинтил темп, обрушив на него вихрь ударов, нацеленных во все возможные точки тела… с виду беспорядочная, а на деле – очень даже просчитанная атака.

Резкое изменение рисунка боя – яркая черта ге’таль када. Все-таки, это уже отдельный стиль…

Кеймир поначалу опешил, и только и успел, что тоже увеличить скорость – дабы избежать удара. Но потом сумел подстроиться под изменение, и уверенно парировал мои выпады.

Проклятье, да мы же почти что равны! И вопрос лишь в том, кто быстрее устанет и допустит ошибку…

Со стороны это все выглядело не совсем обычно для схватки одаренных. Никаких высоких прыжков, никаких ударов с разворота, которые так любят показывать в фильмах. Мы не отрывали ног от земли; перемещалось тело, работали руки. Может, не особенно красиво – но эффективно.

Силу мы не использовали – я был уверен, что Кеймир готов к подобной атаке с моей стороны, а он… Наверное, думал так же (и я действительно был готов). Или же – хотел рассечь меня клинком, собственноручно.

Удар. Блок. Выпад. Четыре стремительных укола. Диагональный удар.

Да что он, дюрасталевый, что ли?

Весьма хитрый и быстрый удар – и я его отбиваю. Удивлению в глазах Кеймира я отвечаю усмешкой – ха, да я против Тимара и Арда одновременно способен сражаться!

Кеймир – очень хороший боец, но с недостатком – слишком традиционная техника. Ему нечего противопоставить изменчивости ге’таль када… и он проиграет. Если только не найдет что-то, способное преподнести мне сюрприз.

И, как оказалось, он нашел.

На какое-то мгновение Кеймир открылся – и я ударил. Сверху вниз, желая разрубить голову и тело; вскинутый меч не успел бы парировать удар… тем более, что он зачем-то держал его вертикально…

Но… на той же самой рукояти вспыхнул второй клинок. Параллельно первому – и мой меч оказался между двумя лезвиями.

Меч-«вилка»! Я о таком только краем уха слышал… еще более редкое оружие, чем световой кнут.

Кеймир резко крутанул оружие – и меч вывернулся у меня из руки, отлетев в сторону. А мне пришлось прыгнуть назад, чтобы избежать удара двойного лезвия.

Я сделал самое логичное – призвал Силу, пытаясь притянуть оружие обратно. Однако Кеймир меня опередил – сорвавшийся со склона тяжелый камень рухнул на рукоять.

Только хрустнуло.

Он погасил второе лезвие, и теперь неспешно шел ко мне – с улыбкой.

– Не один ты умеешь ломать чужое оружие, Кел-Дрома.

– Не один ты умеешь работать с Силой, – процедил я.

В умелых руках молния может служить не хуже меча.

Ветвистый разряд Кеймир отразил, приняв на меч. Но я не собирался останавливаться – и ему пришлось двигаться, борясь с змеящимися молниями… вернее, одной молнией, направленной на клинок.

Я знал, что этим его не пронять. И понимал, что он все же дойдет – и ударит.

Но… это под вопросом. Большим.

Я полуприкрыл глаза, концентрируясь. Точно так же, как и тогда – перед тем, как сжечь меч Вейнтара. И нацелил Силу точно так же.

Кеймир поверил. И надежно прикрыл рукоять Силой, делая бесполезными любые попытки…

…только вот я не собирался бить в меч.

Мой выпад пошел куда ниже – в ноги.

Он слишком поздно понял, что я делаю – и не сумел полностью парировать мой удар. Правая нога от колена и ниже за какую-то секунду превратилась в костяную крошку и окровавленные лохмотья; Кеймир не сумел сдержать крика.

Только с помощью Силы он еще стоял. И ненависть в его глазах значительно усилилась.

– Меня этим не взять! – Кеймир сорвался на вопль. – Я отобью любую твою молнию, Кел-Дрома – иди сюда сам!

Я покачал головой.

– Зачем? Ты сам назвал это место.

Концентрация. Выбор точки.

Удар.

Высоко вверху загремели камни, и грохот с каждой секундой нарастал. В горах не так уж сложно вызвать лавину – особенно если этого и желать.

Река из камней пройдет по тому месту, где мы сейчас стоим, сокрушая любого, кто окажется у нее на пути.

Только вот я отпрыгну, а Кеймир – останется. Потому что для прыжка нужна не только Сила, но и здоровые ноги.

А если он попытается поставить щит, или воспарить над лавиной – я этому помешаю.

Бешенство и доля ужаса в глазах Кеймира показала мне – он сам это понял.

Приятное чувство… но не стоит соваться под лавину.

Я прыгнул – достаточно сильно, чтобы оказаться вне каменного потока.

Но недостаточно – чтобы быть вне досягаемости Кеймира.

Он успел, пожертвовав попыткой к спасению; телекинетическая схватка сжала мое тело, бросая его вниз. Я не смог ничего сделать – очень трудно изменить что-то в падении или прыжке.

Единственное, что я успел – это увидеть торжествующую усмешку Кеймира… за мгновение до того, как тяжелый камень разнес ему голову.

А потом лавина накрыла и меня.


– Сделайте же что-нибудь!

– Уже делаем. Не мешайте.

– Одна лавина – и такие повреждения? Ха. Вырождаются ситхи…

– Ученик, оставь сарказм для джедаев. Работай молча.


Глава 28. Откровения

– Командир… вы как хотите, но у меня от этих привидений мурашки по коже.

– Солдат, я слышу это. Полковник, уберите отсюда этого боязливца – его эмоции мне мешают. Вообще, все вон, оставьте только дроидов.

– Слушаюсь, лорд Рагнос.

Что со мной… и где я? Не знаю… только слышны обрывки разговоров…

Но то, что я вижу… куда более ярко.

И куда более интересно.




– Они скоро будут здесь, – металлический сапог тронул дымящиеся останки дроида. – Знакомая тактика – сперва прокладывают путь, потом приходят республиканцы.

– Значит, будем сражаться, – пожал плечами собеседник. – Приказ Мандалора – держаться. Что мы и делаем.

Они оба были закованы в тяжелые доспехи, казавшиеся серыми из-за пыли. Овальный шлем, небольшой визор… бластеры и мечи на поясах.

Второй оглянулся – на массивный бункер, возвышавшийся позади. Бетонные стены вокруг, автоматические турели, еще несколько тяжелых пушек – уже с солдатами. В такой же броне.

Странно… язык мне знаком очень слабо, но я понимаю… Древние, да это же мандо’а! Только немного иной… что это за время? И что за место?

– Готовьтесь, – распорядился воин.

– Так точно! – его собеседник сорвался с места.

Командир проводил его взглядом, неспешно прошелся по направлению к бункеру. Войдя внутрь, быстро оглядел экраны, бросил сидящему в углу:

– Связь со штабом. Живо!

Через минуту крупный экран, до этого остававшийся темным, зажегся; с него пристально взглянул человек в серой броне и шлеме с Т-образным визором.

– Лорд Мандалор, – наклонил голову командир. – Докладывает зент-верд Сантерис Дареель. Мы обнаружили дроидов Республики; судя по всему, их войска скоро будут здесь.

– Хаар’чак, – выдохнул человек на экране. – Нам нужно время. Дареель, держитесь до последнего.

– До последнего врага, лорд Мандалор, – лица под шлемом видно не было, но очень ясно представилась усмешка.

– Согласен, – кивнул Мандалор. – Дареель, даже в случае успешной эвакуации мы не сможем прислать за вами транспорт – их слишком мало.

– Спасибо, что сказали, – после краткой паузы ответил Дареель. – Значит, Республика мимо нас не пройдет.

– За Мандалор, зент-верд.

– За Мандалор, Первый Воин.

Экран погас. Дареель пододвинул кресло, сел, глядя на экраны, где суетились солдаты. Чуть наклонился, положив подбородок на кулаки и опершись локтями о край пульта.

Потом задумчиво пропел:

Taungsarang broka mando’ade ka'rta.

Dha Werda Verda a'den tratu,

Mandalor kandosii adu.

Это было менее понятно… какой-то специально для песен сработанный стиль… Связист из угла неожиданно отозвался:

Duum motir ca'tra nau tracinya.

Gra'tua cuun hett su dralshy'a [40].

– Верно, – глянул в его сторону Дареель.

Вновь молчание – и лишь ссутуленная фигура командира, смотрящего на своих воинов.

Неожиданно Дареель поднялся – видимо, получил какое-то сообщение по внутришлемному комлинку. Щелкнул тумблером на пульте.

– Общая тревога! Республиканцы здесь! К бою!



В глазах рябило от заполнивших все поле зрения лучей бластеров. Обе стороны вели прямо-таки шквальный огонь… и непонятно было, кто побеждает.

Республиканцев было больше; но даже прямое попадание не всегда укладывало мандалорианина. А вот почти каждый выстрел с другой стороны сопровождался гибелью противника.

– Командир, несколько республиканских взводов обходят с тыла, – к прицеливающемуся Дареелю подобрался один из офицеров.

– Не страшно, – выстрел. Республиканский солдат молча валится в траву. – Там дежурит отряд Келдорна с ИМП [41]. Не пройдут, – вновь выстрел с тем же результатом.

– Берегись!

Дареель и офицер сорвались с места – и вовремя. Почти в ту точку, где они только что были, ударил снаряд из ракетомета.

– Наловчились, – признал командир. – Ну-ну… Гейнт! Включи-как им «Vode An»!

Невидимый офицер исполнил приказание – потому что над лагерем зазвучала мощная, тяжелая музыка, сопровождавшаяся столь же весомым пением.

Kandosii sa ka’rta, Vode an.

Mandalor a’den mhi, Vode an.

Bal kote, darasuum kote,

Jorso’ran kando a tome.

Sa kyr'am Nau tracyn kad, Vode an [42].

Республиканцы дрогнули – видимо, не раз уже слышали эту песню. И невольно остановились.

Дареель расхохотался.

– Вот так! Вперед, в бой! Vode An!

– За Мандалор! – прозвучало с обеих сторон.

Солдаты Республики очень неосторожно подошли близко к укреплениям; и мандалориане достигли их рядов за какие-то секунды.

С мечами в руках.

Теперь понятно, как им удавалось убивать джедаев. Как можно проделывать такое с обычным металлическим клинком?

Первый ряд рухнул под мечами, словно срезанный лучом бластера. Второй – лишь успел потянуться к оружию. Ступавшие третьими успели достать свои собственные клинки – но любые схватки были очень скоротечными. И последними для республиканских солдат.

– Назад! – проревел Дареель; его меч был покрыт кровью по самую рукоять. – Назад, за щиты!

Можно было только восхититься дисциплине – даже те, кто вел бой, сильным ударом отбросили противника и ринулись назад.

Вовремя – шквальный огонь из джунглей испепелил траву и оставил раны на стволах деревьев.

К республиканцам подошло подкрепление.

Кто-то погиб; но большинство мандалориан успешно достигло укреплений.

– Командир, смотрите. Джетии [43].

И действительно, впереди прибывших шагал человек со световым мечом в руке. Правда – никаких традиционных мантий Ордена. Легкая и удобная броня, шлем, закрывающий лицо.

Он шел первым… и даже когда все остановились, продолжил идти – выйдя из леса на открытое пространство.

– Смельчак, – восхитился Дареель. – Чего у них не отнимешь.

– Мандалориане! – явно у джедая был вокодер какой-то особой модели – голос был весьма и весьма громким. – Мы превосходим вас по численности. У нас имеется все для победы. Я предлагаю вам сдаться.

– А кто предлагает? – показался из-за укреплений Дареель.

– Реван.

Краткое имя. Знаменитое имя.

Мандалориане переглянулись.

– Воины, слышали? – усмехнулся Дареель. – Нам оказана честь – лучший наш противник прибыл сюда. Ну что, поможем врагам Республики? Лишим их большой проблемы?

– Еще бы! – этот возглас раздался со всех сторон.

Реван за время этого диалога успел отступить к лесу, оказавшись среди своих.

– Тод, сними его, – велел Дареель и стоявший рядом солдат вскинул винтовку. – Да не из бластера, ди’кут! Луч он отобьет без проблем.

– Сейчас, – кивнул Тод; положив винтовку, он пристроил на плече ракетомет.

Однако выстрел действия не возымел – Реван вскинул руку, и ракета вильнула в воздухе, возвращаясь к пустившему.

Но – встретилась с лучом бластера, рассыпавшись цветком взрыва.

– Неплохо, Реван, – крикнул Дареель, опуская бластер. – Посмотрим, как будешь биться дальше. At akaanir! At parjai [44]!

И вновь загремели выстрелы.

Реван неподвижно стоял, опустив меч и наблюдая за происходящим. Время от времени он двигал клинком, отражая выстрел, но больше никак не участвовал.

– Вы не собираетесь сразиться, мастер Реван? – рядом возник республиканский офицер.

– Нет, – закрытая шлемом голова качнулась из стороны в сторону. – Эти укрепления Силой не снести – мандалориане давно научились строить в расчете на противостояние джедаям. Да и вообще… они заслуживают боя с солдатами. А не с Великой Силой.

– Но они перебьют много наших!

Реван повернул голову, и офицер попятился.

– Такова доля солдата, – жестко отрезал джедай.

И вновь стал смотреть на битву. Только… только из-под шлема еле слышно донеслось: «Были бы у меня такие воины… ничто бы Республике не грозило. И никто бы не мешал… ни Сенат, ни Совет…»



Укрепления были разрушены. Тела мандалориан густо покрывали землю – но республиканских убитых было больше. Значительно больше.

– Давай! – направленный взрыв выбил дверь бункера, и республиканцы ринулись внутрь.

Их встретил блеск мечей и бешеный крик «За Мандалор!».

Восемь мандалориан бились отчаянно – но противник все прибывал и прибывал. И вот – последний рухнул на пол, получив полный заряд бластера прямо в визор.

Остался лишь один – Дареель. Командир, согнувшись, стоял у каких-то ящиков с бластером в руке.

– Сдавайся! – навел на него винтовку офицер. Остальные – а в бункер набилось не менее пятидесяти солдат – сделали то же самое.

Дареель глухо засмеялся.

– У меня разворочена броня, поломаны ребра. Одно из них пробило легкие. Мне осталось жить совсем немного.

– Похороним достойно, – пообещал офицер.

– Спасибо… но похороны я выберу сам!

Он резко распрямился – и все увидели, что за ящики стоят у стены.

К концу войны каждый солдат знал хоть пару слов на мандо’а. А в особенности – такие.

Ящики были набиты взрывчаткой; один из них был открыт.

И именно туда командир направил бластер.

Офицер только и успел, что набрать воздуху в грудь.

Но его слова заглушил короткий, резкий выкрик:

– Mandalor darasuum! Kote bal kyr’am! [45]

И Дареель нажал на спуск.



Что это было? Воображение? Или… действительный эпизод из битвы на Дксуне, пришедший через Силу?

И… почему я чувствую огонь? Пламя ли это от взрыва бункера… или так боль корежит мое тело?

– Лорд Рагнос, ничего себе… Я такое лишь раз видел – когда попал под тот обвал в гробнице.

– Знаю. Та гробница была соседней с моей, если помните. А раз вы такое уже видели – помогайте, лорд Кун.

И опять… яркое видение перед глазами… уже другое…




– Действуйте все вместе! Как один!

Высокий, бритоголовый человек в черной броне, с горящими глазами – и множество сидящих вокруг него. Люди, тви’лекки, забраки, какие-то неизвестные физиономии…

– Если хотите победить джедаев – не надо драться с ними «один на один». Чтобы их победить – надо всем сражаться как один!

Я его знаю. Знаю, хотя видел лишь раз – и в панцире, сильно меняющем внешность.

Дарт Бэйн.


– Забудьте ненависть, которую питаете друг к другу, – голос Бэйна звучал взволнованно и очень убедительно. – Погасите пламя своего гнева и вышвырните серебряную змею амбиций! Забудьте себя на секунду – и загляните глубже! Коснитесь Темной стороны!

Ситхи слушали – и глаза их горели тем же вдохновенным огнем, что и у Бэйна.

Синеватый сполох – и молнии поползли между сидящими. Но не боевые, не смертоносные – нет, они связывали всех в единую сеть.

– Темная сторона – внутри нас всех, она невидима, – голос Бэйна становился все более звучным. Он собирал мощь остальных на себя… и был достаточно силен, чтобы не сгореть! Не сгореть – и использовать эту силу во благо ситхов. – Не хотите стать едиными с ней?

Он чуть наклонился к одному из сидящих – и получил от него особенно яркий сполох.

Бэйн раскинул руки, воспарив над землей.

– Да, именно так! Как Один!

Бешеная радость, вдохновение и упоение – вот что читалось на лицах окружавших его ситхов.

– Чувствуете это? Чувствуете силу Темной стороны? – гремел голос Бэйна. – Только это – сила! Только для этого стоит жить!

Он висел в воздухе, словно персонаж какой-то древней легенды – карающее божество.

– Чувствуете себя неуязвимыми? Непобедимыми? Бессмертными?

И отзвук эмоций со всех сторон – «ДА!»

Улыбка искривила лицо Бэйна.

– Готовы убить мир?

Я не вижу результата – но я знаю о нем. Знаю, что сейчас, за много километров от лагеря, пылающий лес обрушивается на джедаев, на армию Республики. И они тщетно пытаются противостоять бушующему морю огня.

Но… внезапно все кончилось. Единство завершилось – круг был разорван.

Бэйн сумел не рухнуть – но упал на одно колено.

– Что… что случилось?

Он поднял голову, глядя на чернобородого человека, натягивающего перчатки.

– Почему ты остановил все, Каан? Куда ты собрался?

– Прикончить джедаев! – ухмыльнулся Каан. – Теперь они – наши!

– Они были наши! – вскричал Бэйн, поднимаясь. – Мы могли сокрушить их раз и навсегда!

Смуглая черноволосая девушка лишь засмеялась.

– Хватай флаер, Бэйн! Давай убьем пару джедаев!

– Давай, – он поймал ее за руку. – Но сделаем это – через Силу, действуя как один!

– Да что за радость? – она вырвалась и бросилась к аэроциклам. – Я хочу видеть кровь джедаев!

И все они взмыли в воздух – с воплями «За ситхов!», «Вперед»!

– Ты пугаешь нас, Бэйн, – один оставшийся, массивный тви’лекк подходил к аэроциклу.

– Что ты мелешь, Копеж? – изумился Бэйн.

– Мы разорвали круг из страха, – ответил тот. – Когда мы сосредоточились на Силе, направляя ее, чтобы уничтожить джедаев… мы словно ощутили твои зубы у нас на горле. Будто ты хотел выпить нашу кровь.

Он оседлал аэроцикл, включил мотор.

– Ты что, не видишь? Наша сила – только в единстве. Я это сделал не для себя – для Темной стороны!

– Ну… – ответил Копеж, нажимая на газ. – Мы знаем, что ты сделал это не для нас.

– Глупцы, слепые глупцы, – процедил Бэйн, глядя вслед удаляющемуся аэроциклу. – У Каана такая армия, какой он заслуживает!



Проклятье! Ну почему они его не послушали? Почему?

Во мне нет ненависти к джедаям… но бросать путь к победе, когда она так близка…

Неудивительно, что Бэйн решил все изменить. Неудивительно…

– Лорд Хорд, а вы почему там стоите? Присоединяйтесь.

– Я воин, а не врач, лорд Рагнос. Признаться, ни джедая не понимаю в целительстве.

– Зато понимаете в ранах. Так что – подходите. Это и ваш ученик тоже.

Боль. Режущая боль скручивает тело, отзывается вспышкой в костях…

Я держусь – стараюсь вынести ее, пройти сквозь боль…

…и вновь проваливаюсь… куда-то, где более живые образы…




Девушка. Не очень высокая, но стройная и легко ступающая, с вьющимися светлыми волосами. Лет двадцать… может, двадцать два, не больше. Удобный темно-серый костюм. И даже если бы не рукоять двулезвийника на боку – я бы и так узнал в ней одаренную. Причем обученную Темной стороне.

Интересно, кто это? Когда? И где? Пейзаж вроде бы знакомый… но попробуй опознай этот перелесок – таких на очень многих планетах хватает.

Девушка, видимо, тут раньше бывала – шла она довольно уверенно. Хотя и оглядывалась по сторонам, уточняя дорогу.

Но в конце концов она пришла именно туда, куда хотела – к небольшой хижине. Возле которой сидел человек… услышав ее шаги, он медленно поднялся.

Высокий, хорошо сложенный, черноволосый. На несколько лет старше девушки – и что-то у них есть общее. Какое-то явно семейное сходство.

И на поясе – тоже рукоять светового меча. На сей раз – обычного.

А еще – у него не было правой кисти; вместо нее имелся металлический протез – два пальца-когтя.

– Кузина, – с долей удивления произнес он. – Я, признаться, до этого момента не думал, что еще раз тебя увижу.

– Я об этом тоже не думала, Кот, – спокойный, мелодичный голос.

– Забудь и Кота, и Дождик, – отмахнулся он. – К хатту клички [46]. Дарвот и Занна – так?

Ну конечно! Занна, ученица Бэйна… и ее кузен, третий из выживших на Руусане! А это, наверное, и есть Руусан… почти такой же, как на полотнах Арстина.

– Пусть будет так, – пожала плечами девушка. – В любом случае… я пришла не беседовать, Дарвот.

– А зачем же?

– Я научилась неплохо сражаться. Но все, кого я убила, были мне совершенно незнакомы… а потом учитель сказал, что убийство без эмоций – это для джедаев. Которые полностью теряются, если им приходится сражаться с кем-то знакомым.

– Так что ты решила потренироваться на мне? – усмехнулся Дарвот. Левая ладонь коснулась рукояти меча.

– Именно так, – кивнула Занна и зажгла алые клинки ее собственного оружия.

Вспыхнул и меч Дарвота – такой же красный.

– А десять лет назад ты этого не могла сделать? – с легким раздражением поинтересовался он. – Тогда ты ограничилась кистью.

Он поднял руку, показывая протез.

– Тогда я была еще юна… и не была обучена.

– Цитируешь Бэйна, да? – усмехнулся Дарвот. – А, плевать. Давай!

Занна атаковала – легко и быстро, нанося стандартный удар; ложный выпад одним лезвием, и настоящий – другим. От первого Дарвот ушел, шагнув в сторону; второй же парировал.

И ударил сам – очень быстро и точно. Занна успела отвести клинок в сторону, но и сама вынуждена была отпрыгнуть – чтобы оказаться в более выгодном положении, а не следовать навязанному рисунку боя.

– Где ты научился? – выдохнула она.

Улыбка Дарвота была похожа на оскал.

– Я ведь служил в двух армиях и успел повоевать, помнишь? Я зарубил в бою нескольких ситхов… и кое-что усвоил от Гитани. Да и эти десять лет я не в лесу просидел.

Вновь – алая вспышка клинка, и парирование. Стремительный вихрь двух лезвий… наткнувшийся на защиту.

– Ты не сможешь меня победить, – Занна крутнула меч так, что клинки на мгновение слились в алый круг. – Ты не знаешь силы Темной стороны.

– Верно. Но я знаю тебя, – колющий выпад.

Он действительно отлично знал свою кузину – и благодаря этому мог отбивать ее выпады. Хотя в работе с Силой Дарвоту и нечего было тягаться с Занной.

Она это поняла – и взвинтила темп при помощи Силы, загоняя его в угол между большим камнем и прилепившейся к ней хижине. Прижала. Ударила, добившись того, что он высоко вскинул меч, парируя.

А вот завершить атаку вторым клинком не удалось.

Потому что Дарвот вдруг стремительно выбросил вперед правую руку – и Занне пришлось отскочить. Иначе бы острая клешня вонзилась ей прямо в лицо; так же она лишь оставила царапину на щеке.

Я не могу понять, к чему стремится Дарвот. Пока что это – бой клинков, но если Занна пустит в ход Силу, то он обречен. А может… этого он и хочет? Но зачем?

Вновь скрестились лучи – и Дарвот, улучив момент, сжал запястье Занны протезом. И… не успел ударить – мощная невидимая волна отшвырнула его, ударив о скалу; протез хрустнул, а часть его отлетела.

Дарвот не сумел вновь подняться на ноги – молниеносный удар Занны пролег красным росчерком по его телу.

– Все, – выдохнула девушка, выключая меч. Она с некоторой брезгливостью взглянула на рассеченное тело и хижину у скалы. – Забрать, может, что-то, как доказательство? Чтобы учитель не сомневался…

– Меня, например, – прошелестел тихий голос, и Занна мгновенно развернулась, вскидывая меч.

Бесполезный – потому что клинок не может повредить призраку.

А это был именно призрак – насмешливо улыбающийся, точно такой же, как и только что махавший мечом. Лишь одно различие – теперь у Дарвота обе руки были целыми.

– Что? – потрясенно вымолвила Занна. – Ты… как ты смог? Только самые сильные…

– А может – и те, кто мог стать самым сильным? – усмехнулся Дарвот. – Не волнуйся, я нападать не собираюсь. Мы теперь слишком сильно связаны для этого… Как там говорила Гитани? «Хир-ханнор», дух-хранитель? Признаться, не думал о таком варианте… но он мне нравится.

Занна отступила, едва не споткнулась о тело. Вовремя сделала шаг в сторону.

Дарвот с улыбкой наблюдал за ней.

– Знаешь, джедая из меня не вышло, ситха – тоже, тихого отшельника, – он мельком глянул на хижину и скалу, – тем более… Думаю, призрак из меня получится неплохой. Должно же мне хоть когда-то повезти?

– Учитель тебя в пыль развеет, – неуверенно пообещала Занна.

– Это вряд ли, – вдруг развеселился Дарвот, двигаясь поближе к кузине. – Бэйн был первым Темным, кого ты увидела – а я среди ситхов жил. Смотрел и слушал. Так что Дарта Бэйна я себе представляю… и знаю, что он меня оставит из чисто научного любопытства. Тем более, что претендовать на что-либо я не буду. Кстати, а не на такой ли исход он рассчитывал? Как-то не представляю себе Бэйна, вещающего: «Чтобы испытать себя, ты должна убить родственника». Он для этого слишком умен.

– Да на кой ты мне нужен? – вспылила Занна.

– А ты подумай, – стал серьезным Дарвот. – Ты – наследница Бэйна. Но и у тебя будет ученик… и будет ли он так же верен тебе, как ты – своему наставнику? Уверена в этом?

Занна задумалась – вспоминая то, что Бэйн рассказывал о своих собратьях. Затем медленно покачала головой.

– Вот так, – кивнул Дарвот. – А теперь скажи – будет ли у него шанс предать, если рядом постоянно оказывается тот, кто не спит, не может быть подкуплен и не имеет желания предавать?

Девушка не ответила. А потом вдруг быстро улыбнулась.

– Пусть будет так, Дарвот. Ты отменно умел выживать – и падение катера пережил, и битвы, и жизнь у ситхов, и «ментальную бомбу»… а теперь еще и собственную смерть! Этому у тебя стоит поучиться.

– С радостью поделюсь опытом, – рассмеялся Дарвот.



Так вот, значит как… вот как закончилась жизнь того, в честь кого назван корабль Арда и Элеи. Закончилась – и продолжилась. И это наводит на размышления…

– …но сюда нельзя!

– Мне – можно. И не пытайтесь меня задержать, сержант!

– В чем дело, леди Лания?

– Лорд Рагнос… как… как Юэн?

– Пока терпимо. Если не будете нам мешать, добьемся, чтобы было «хорошо». Кстати, правильно сделали, что пришли – ваше присутствие на него благоприятно действует… Ученик, как ты кости сращиваешь? За потерю подвижности руки лорд Юэн тебе спасибо не скажет. Это тебе не твои массасси.

Лания? И призраки? Но… где я тогда? Почему…

И что я вижу опять? Это лампы в операционной… или солнце?




Площадь была очень ярко освещена – солнце этой планеты явно не была тусклым.

И лучи такового играли на белой броне штурмовиков… в которых вцепились десятки и сотни рук.

Гуманоиды, но с лицами, отличными от человеческих… чем-то схожие с вукийскими, но без волосатости…

Штурмовиков хватали за руки, шлемы, вцеплялись в горло… и лишь на одну фигуре никто не кинулся. На высокого человека, закованного в черные доспехи.

– Ну что, Темный Лорд? – задорно крикнула девушка в темно-зеленом платье. – Какие еще будут требования?

Я знаю, что это! Инцидент на Джазбине – так его потом прозвали. Девушка в зеленом – принцесса Сиайна… рядом с ней – ее фаворит и помощник Раол… а кто там, позади, светловолосый, с повязкой на глазах? Неужто Скайуокер?

Покончив со штурмовиками, толпа начала смыкать кольцо вокруг Вейдера – гневно, угрожающе…

Спокойным движением он снял с пояса меч. Включил.

И все остановились.

Дарт Вейдер не угрожал, не защищался – он просто стоял с мечом в руке.

И никто не смел двинуться.

– Сражаться со всей планетой? – вскричала Сиайна. Губы упрямо сжаты… но некая нерешительность чувствуется. – В одиночку?

Тишина, нарушаемая лишь размеренным дыханием Темного Лорда.

Мне почему-то казалось, что он сейчас спокойно прикидывает: сможет ли он сражаться сразу со всеми, как это удобнее всего сделать и какие будут последствия. Взвешивает все «за» и «против», просчитывает варианты.

Алый клинок погас.

И по толпе прокатился дружный вздох облегчения.

Вейдер неспешно приблизился к Сиайне; той пришлось поднять голову, чтобы посмотреть в лицо Темного Лорда. Поднял руку, указывая на джазбинку.

– Беседа будет продолжена, – краткая пауза. – Принцесса.

Он развернулся и пошел сквозь толпу.

Джазбинцы, только что яростно кидавшиеся на штурмовиков, расступались, освобождая дорогу. Ни презрительных криков, ни кидаемого мусора… они молчали и уходили с пути Вейдера.

Он не бежал и не старался величаво ступать. Он просто шел – совершенно обычной походкой, как и всегда.

Я мог поклясться, что сейчас он уже не думает о Джазбине. Словно Вейдер пометил ситуацию на планете как «рассмотреть позже» и переключился на что-то иное. Более важное и интересное для него сейчас.

Никто так и не посмел встать у него на пути.

– Нам надо было покончить с ним! – вскричал Раол. – Здесь и сейчас… он же был полностью в нашей власти!

– Ни на секунду, Раол, – покачала головой Сиайна, завороженно глядя вслед удаляющейся черной фигуре. – Ни на одну секунду…



«Для имперцев он был символом успеха и силы государства. Для повстанцев – кошмаром. Но все признавали, что он – великий».

Так мне как-то раз сказал Роун. Я с ним согласился тогда… соглашусь и теперь.




Потолок. Простой потолок без всяких украшений… а нет, у самой стены полоска какой-то лепнины.

Так. Значит, я на Зиосте – только здесь я такие потолки видел.

Лежу на кровати. Вроде бы ничего к телу не подведено… только какие-то непонятного назначения датчики. Рядом равномерно попискивает некая аппаратура.

С телом вроде все в порядке – как это показывает скоростная проверка Силой. Во всяком случае, ничего не отрезали и не заменили – что приятно.

А чье это такое знакомое присутствие рядом?

Я медленно повернул голову, на всякий случай остерегаясь резких движений.

Лания положила голову на какой-то медицинский агрегат; русые волосы разметались по серо-стальной поверхности. Тонкий профиль, легкое платье… и почему я только-только из беспамятства вылез?

С другой стороны совершенно неожиданно послышался дикий протяжный вой; чуть не подскочив на кровати, я повернул голову налево. Хм, а вроде бы резкие движения не вызывают проблем…

Талл, разлегшийся на половине комнаты, весело оскалился, прекратив выть.

– Я радуюсь, – пояснил он.

– Предупреждать надо, – только и смог сказать я… перед тем, как с другой стороны плеснуло счастливыми эмоциями – и я вовремя успел поднять руки, чтобы обнять Ланию.

– Наконец-то ты очнулся, – выдохнула девушка, прижавшись щекой к моей груди. – Шесть дней… не знаю, что со мной было бы, если бы не заверили – ты придешь в себя.

– Шесть дней? Ну ничего себе… Лания, сними с меня всю эту электронику.

– Подожди! – испугалась она. – Лорд Рагнос говорит, что тебе еще полежать надо.

– С лордом Рагносом я поговорю сам, – я сделал попытку подняться… и таковую пресек низкий мощный голос:

– Правильно. Вот прямо сейчас и побеседуем, – Марка Рагнос появился совершенно неожиданно, пройдя сквозь стену. – Всех разумных прошу выйти. Немедленно.

– А я разумный, Учитель Хозяина? – полюбопытствовал Талл.

– Достаточно разумный, чтобы мой приказ касался и тебя.

Талл и Лания вопросительно взглянули на меня. Я кивнул – Рагнос зря не приказывает.

Когда зверь и девушка выскользнули за дверь, призрак подплыл ближе. Одобрительно осмотрел меня и хмыкнул:

– Вот так. Не один Надд умеет лечить… хотя, должен признать, у него это выходило значительно быстрее и легче.

– Лорд Рагнос, что со мной было?

– Легче сказать, чего не было, – усмехнулся призрак. – К великой удаче, не было переломов позвоночника и расколотого черепа. А все остальное… переломы костей, гематомы, сотрясение мозга, внутренние кровотечения – словом, «полный комплект», как выразился ваш полковник. Потом можете затребовать отчет – там детальный список повреждений на восьми страницах.

– Ни хатта себе! Как я вообще выжил?

– Мы поддерживали в вас жизнь до Зиоста, – пожал плечами Рагнос. – Леди Лания и это живое изобретение моего ученика затащили вас в корабль и успешно его довели до цитадели. А уж там за вас взялись всерьез – и мы, и дроиды-врачи.

– Так. Понятно… – я слегка расслабился. Значит, слышанное мною не было бредом… Стоп! Другое непонятно. – Лорд Рагнос, вы же говорили, что не можете покинуть свои гробницы. А мы сейчас на Зиосте, так? И, судя по вашим словам, вы еще и на Йинчорре побывали.

И почему, кстати, он назвал Ланию «леди»? В устах Рагноса – это не просто вежливое обращение.

– Все просто и невероятно, – тихо рассмеялся призрак. – Дело в вашей спутнице, лорд Юэн. Вот таким экспериментальным путем мы выяснили, что она – действительно одаренная. Правда, узконаправленная – ее таланты имеют отношение к миру мертвых, а не живых.

Я мигом припомнил историю лорда Грауша, поднимавшего коррибанских мертвецов… и его судьбу. Но…

– Не беспокойтесь, – поднял руку Рагнос. – Леди Лании жизнь лорда Грауша не грозит. Она не может поднимать мертвецов… и не может командовать ими. Зато – она может говорить с призраками и видеть их. А еще – она оказалась способна разбить связь между нами и нашими гробницами. Правда, лишь из-за чрезвычайно сильного потрясения, горя и желания сделать хоть что-то – когда увидела вас, засыпанного камнями. Ну и мы еще помогли – ничего против не имели.

– Так вы теперь свободны?

– Верно. Так же, как и лорд Кун – и способны странствовать где угодно.

Сперва я обрадовался – похоже, у моих учителей исполняется давняя мечта. Но потом вдруг представил, как Нага Садоу сейчас мчится на Явин… и последствия.

– Но Галактика об этом не узнает, – меланхолично добавил Рагнос. – Я убедил всех поклясться бессмертной Тьмой, что никто не устроит ничего, привлекающего внимание. Если, конечно, этого прямо не потребует Темный Лорд.

Да, Рагнос, как обычно, все предусмотрел. Впрочем, чему я удивляюсь? Сотня лет на троне Темного Лорда, пять тысячелетий посмертия…

– Так что сейчас и я отправляюсь в путь, – завершил свою речь Рагнос. – Мне хочется наконец поглядеть планеты Галактики.

– Приятного пути, – пожелал я.
– Успешного выздоровления, – кивнул призрак.

И исчез.

Да. Вот так полежишь неделю в коме – и потом получаешь сюрпризы.

Кстати… о пребывании в беспамятстве…

Что же я такое видел? Больной бред? Построения на основе прочитанного? Или реальные картины?

Проблема всех одаренных в том, что незначащих видений у них не бывает. Даже самые бредовые имеют обыкновение нести в себе некий глубокий смысл.

Мандалориане, которые никогда не сдаются… «Сила в единстве» Бэйна (как я с ним согласен!)… Избравший путь призрака Дарвот… Вейдер, всегда – великий…

Что тут общего?

И что из этого всего я могу извлечь для себя?

А ведь точно могу. Надо лишь подумать…



Через два дня я уже уверенно встал на ноги. А еще через пару – почти полностью пришел в форму. Все-таки призраки лечат лучше любых врачей.

И, раз уж я поправился… пора было затеять один разговор. Который я давно намеревался начать… но до сих пор не знал, что услышу в ответ.

Дороон обнаружился на своем обычном месте – в одной из комнат дворца, оборудованной под компьютеры. На мое появление тви’лекк отреагировал в своей обычной манере – глянул, изобразил рукой и лекку приветствие и вновь вернулся к экрану.

Я подошел поближе, сел в кресло рядом.

– Рет, на кого ты работаешь?

Очень прямой и, надеюсь, неожиданный вопрос. Во всяком случае, удивление в глазах Дороона было неподдельным.

– Как это – на кого? На тебя, Темного Лорда Юэна Кел-Дрому. И на Орден Ситхов.

Не врет – я чувствую.

– Хорошо, ставим вопрос иначе. На кого ты работал? Непосредственно перед тем, как перейти ко мне? И когда конкретно оставил прежнюю службу?

– А почему считаешь, что я кем-то непонятным был?

– Умеешь очень много. Слишком. Ладно, ты по сети мог научиться разным языкам… но не получить качественное лингвистическое образование. И стреляешь ты очень качественно. Я уверен, что если тебя поставить в спарринг – окажется, что ты и рукопашным боем владеешь. Так?

Он посмотрел на меня. Очень внимательно. Вздохнул.

– Знаешь, я почему-то думал, что ты рано или поздно докопаешься. Чтобы не сомневался, сразу скажу – я решил работать на тебя и ни на кого другого, когда началась вся эта история с «Черным Листом». Признаться, когда отправил сообщение об уходе… ждал неприятностей. Почему-то не последовали.

Правда.

– Так кем ты был?

Дороон опять вздохнул.

– Звучало это так: «внешний оперативник четвертого отдела Аконората».

Абсолютно незнакомое название.

– Что такое «Аконорат»?

– Название службы безопасности Мандалора.

Если чего я менее всего и ожидал – так это подобного признания.

– Службы безопасности чего?

– Мандалора, – повторил Дороон. – Да, именно той самой планеты… хотя какой, к хатту, планеты – во власти мандалориан находятся десятка полтора систем. Правда, ни одна из них в Республику или Империю отродясь не входила.

– Так, – я помотал головой. – Давай-ка с подробностями. Прежде всего – мандалориан же осталась какая-то горстка. Когда они успели…

Тви’лекк заржал – иного слова для этого смеха не подобрать.

– Вроде бы обычная ошибка, – заметил он, отсмеявшись, – а все равно весело. Юэн, на Галидраане истребили только отряд Джастера Мерееля, его личную гвардию! Парой лет позже Джанго Фетт без проблем нашел семь с половиной десятков профессиональнейших мандалорианских военных, чтобы тренировать армию клонов. Откуда он их взял-то? И вообще – припомни Войну Ситхов. Мандалорианские Войны. А теперь скажи – кто-нибудь из Республики хоть ступал на землю самого Мандалора? Вообще – хоть кто-нибудь его координаты знает? Да ни хатта!

Я не мешал ему рассказывать – такая разговорчивость Дороону несвойственна, и прерывать его не следует. Тем более, когда дело касается таких интересных вещей.

– Мандалор сейчас – это мощное государство, вольготно расположившееся себе за Внешними Территориями, куда не залетали никакие корабли из Галактики. Впрочем, нет, ошибаюсь: где-то в середине имперского времени туда забрел ИЗР с картографическими целями. Они наткнулись на самую периферийную планету Мандалора – и у командира хватило мозгов потребовать от нее подчинения и принятия имперской присяги. Его дипломатично послали. Тогда он решил устрашить жителей и приказал открыть огонь.

– Кажется, я знаю, чем это кончилось… – заметил я.

– Уверен, ты правильно думаешь. ИЗР захватили без особых проблем; сам корабль отогнали в некую другую систему – дабы на верфях разобрать по винтику и изучить. Из команды выжило три человека; их запихнули в лямбда-шаттл и отправили к Императору с извинениями.

Я себе представил эту картину: три солдата пытаются внятно объяснить Палпатину, куда девался громадный корабль со всем экипажем и передать извинения. Мда…

– И что дальше?

– Император не стал устраивать карательных походов, – пожал плечами Дороон. – Наверное, решил, что результат не будет стоить усилий… тем более о противнике знал лишь координаты одной-единственной планеты. Ну, не знаю, как он рассуждал – но Империя не стала ничего предпринимать. И больше Мандалор вообще никто не трогал… разве что государства в Неизведанных Регионах. Чиссы, вагаари и прочие… правда, для них это плохо кончалось. Пару раз и мандалориане терпели поражение – в основном, на чужой территории. Хотя никогда не несли сверхбольших потерь.

– А ты-то сам как ним попал?

– По случайности и глупости, – признался тви’лекк. – Дело в том, что у них свой аналог Голонета имеется… конечно, к Галактической сети не подключенный. Но иногда они устраивают временный канал – дабы новости узнавать.

Вот я в такой момент и вклинился – совершенно случайно попал на этот канал и полез смотреть. Скачал все, что попалось на глаза, ничего не понял (там же все тексты на мандо’а), но пришел в восторг. И когда канал отрубился – принялся выяснять обстоятельства появления и рассчитывать возможное время открытия.

Чего я не знал – так это того, что за подобной связью присматривали «ледорубы» Аконората. Меня они засекли, проследить не успели, но заинтересовались – все-таки я мастерски к ним влез. Словом, когда канал вновь открылся, я его поймал… и меня на сей раз преспокойно проследили. Очень профессионально – я ничего не заметил.

В общем, через пару недель после этого я, вернувшись домой, обнаружил четырех людей с очень убедительной внешностью. Они меня в момент скрутили, погрузили в закрытый кар, отвезли на космодром. И уже в гиперпространстве пояснили, откуда они, и на кого мне придется работать. Я было возмутился – а если не хочу? В ответ мой собеседник кивнул на космос за иллюминатором и пояснил: «Моментально».

– Умеют уговаривать, – невольно усмехнулся я.

– Еще как. А поскольку мандалориане убеждены, что специалист обязан уметь все… в общем, меня не только сетевому взлому учили – но и стрельбе, рукопашной, языкам и прочему… Кстати, там это стандартная солдатская подготовка… кроме разве что работы «ледорубом».

– А зачем ты им вообще нужен был?

– У мандалориан целый отряд таких «внешних оперативников». Они родились в Галактике, работают там… и не привлекают внимания. Самим же мандалорианам трудно вписаться – у них особая философия и физические параметры – привлекают внимание. Даже у людей – а под рукой Мандалора не только они живут.

Как они отыскали Арда и Элею – не знаю. Но меня на них грамотно вывели и, считай, устроили к ним на работу.

Кстати, можешь не поверить, но информацию о тебе мне тоже спустили из Аконората. Я притворился, что случайно нашел… но мне рекомендовали ее показать Арду и Элее. Что я и сделал.

– А про меня они откуда знают? – искренне удивился я.

– Понятия не имею. Не спрашивал.

– Так, – это надо было обдумать. Принимая во внимание то, что Дороон был совершенно искренен, говоря о том, что теперь работает на меня и порвал с прежней службой…

Загадка на загадке. И как их решать?

Хотя…

– Рет, а ты можешь вновь установить контакт с Аконоратом?

– Зачем? – изумился тви’лекк.

– Хочу с ними поговорить. О разном.


Примечания автора

[38] Имеются в виду события, описанные в «Тенях Империи» Стива Перри. Для не читавших, поясню: глава «Черного Солнца» принц Ксизор решил потеснить с занимаемых позиций лорда Вейдера. Для чего решил использовать Люка… Темный Лорд эту проблему решил очень просто – подвел «Экзекутор» к орбитальному дворцу Ксизора и разнес его в щепки вместе с хозяином.

[39] Да, сия сцена весьма напоминает аналогичную на первой Звезде Смерти. Только Юэну это гарантированно неизвестно – потому что из свидетелей таковой в живых остался один Вейдер. Ну а повторилось… потому что любителей брякнуть не думая в Галактике еще много.

[40] Первый куплет древней мандалорианской песни «Гнев Воинов Тени». Перевести с мандо’а это можно следующим образом (перевод подстрочный, без попытки рифмовать или соблюдать ритм):
Пепел тонгов стучится в сердце мандалориан,
Мы – гнев Воинов Тени,
Первые благородные сыны Мандалора.
Пусть все, кто нам противостоит – расцветят небо пламенем.
Наша месть все ж пылает.

[41] ИМП – индивидуальные маскировочные устройства. Те самые генераторы невидимости, что мандалориане использовали в KOTOR’ах.

[42] «Vode An» – другая старинная мандалорианская песня. Примерный перевод следующий (опять подстрочник):
Единое неукротимое сердце – все мы братья,
Мы, гнев Мандалора – все мы братья,
Слава, вечная слава,
Мы разделим ее груз вместе,
Закалены как мечи в пламени Смерти – все мы братья.

[43] Jetii – джедай (мандо’а).

[44] К бою! К победе! (мандо’а).

[45] Мандалор вечен! Слава и смерть! (мандо’а).

[46] На планете Яма Сомова, откуда они оба родом, принято именоваться только прозвищем. Считается, что если назовешь вслух настоящее имя – накличешь большую беду. Поэтому даже близкие родственники могут не знать истинных имен друг друга.

Дальше

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™