<<  Орден Возрожденный, Главы 20-23


V-Z


Глава 20. Течение жизни

Выбор я сделал правильный – проекты, которые мы обсуждали с четверыми, были весьма хороши. Но от них требовалось быть не просто хорошими… нельзя было допустить, чтобы ситхи стали модными. То есть – дабы не появились всякие голопроекторы «Экзар Кун», костяные украшения «Дарт Бэйн» и прочее… Впрочем, я был уверен, что шокеров «Дарт Сидиус» не будет – слишком уж это недавнее прошлое. Но всего прочего допускать было нельзя. Такое опошливание убивает вернее светового меча.

Некоторая проблема возникла с актерами для фильма – их режиссер искал по всей Галактике. Сарлит одно время обдумывал – а не пригласить ли Гарика Лорана? Но потом отказался, посчитав, что за время службы в армии (хоть и неизвестно, в каком подразделении), тот растерял все актерские навыки [25].

Когда я позже пересказал эту беседу Экзару, он ехидно посоветовал на его собственную роль взять Коррана Хорна. Представив себе лицо мастера-джедая, получившего такое предложение, я веселился еще дня два.

В Ордене понемногу начала царить такая же развеселая обстановка. Ярти и Долент явно рассказали всем, что я не имею ничего против… гхм… тесного общения учеников, так что теперь не особенно и маскировались.

К счастью, пока не было всяких прелестей вроде ревности, соперничества и тому подобного. А то вообще кошмар бы получился – улаживать-то пришлось бы мне.

Интересно, в Ордене Джедаев (который старый) такие проблемы были? Не сомневаюсь, что были. И как с ними там справлялись? Или пускали на самотек? Мда, сейчас уже не спросишь… разве что призраков попросить отыскать через Силу духи джедаев и поинтересоваться.

Так, уже совсем чушь какая-то в голову полезла. Отбрасываем. Других проблем хватает.

Например – все тот же поиск союзников. Неймодианцы и «Черный Лист» – это хорошо, но стоит привлечь еще кого-нибудь… очень даже стоит. Правда, действовать надо максимально осторожно.

Добыть список республиканских сенаторов и имперских моффов – несложно, это не секретная информация. Выяснить, кто из них что из себя представляет – уже потяжелее. А сообразить, как можно нажать на кого-то конкретного…

Ну не умею я еще такого. Хоть и учусь у Садоу, который мог одновременно морочить голову республиканским авантюристам и Совету Лордов, но его мастерства я все еще не достиг.

Единственное, что я сейчас мог сделать – собрать побольше информации. А уж потом действовать… после того, как четыре творца своего добьются.

Попутно я информацией делился – помогал Гунраю набрать мощь. Вообще-то, моя помощь не особо и требовалась… как оказалось, неймодианец обладал упорством ворнскра и хваткой ранкора. Его отец, несмотря на все свои негативные черты, был отменным финансистом и интриганом – пост вице-короля в Торговой Федерации так просто не дается. Сын же его превзошел…

Словом, двух конкурентов Гунрай смял довольно быстро; дабы не привлекать внимание чрезмерным усилением своей компании, он не сливал их владения со своими, а загнал руководителей в угол и предложил им нечто вроде вассального договора. Делать было нечего; они согласились.

Так что тут все шло на лад. Деньги от неймодианца поступали исправно – свое слово он держал.

Хотя… был случай, когда он обратился ко мне с иной просьбой.

Я по-прежнему появлялся перед Гунраем в плаще с капюшоном. И нужный образ создает, и помогает лицо скрывать. Правда, неймодианец уже меньше страшится… наверное, потому, что речь идет о делах, ему знакомых. Против кого использовать информацию, как перераспределить финансовые потоки…

Но сегодня Гунрай откровенно нервничал – это чувствовалось даже сейчас, когда мы были на расстоянии многих километров друг от друга.

Что с ним такое? Может, решил сдать меня джедаям… хотя маловероятно. А, чего гадать. Спрошу прямо.

– В чем дело? – осведомился я. – Я ощущаю вашу нервозность; вы хотите что-то сказать?

Гунрай вздрогнул, замялся.

– В’идите ли, влад’ика… в самом деле, хот’ел попрос’ить вас… сложно сформул’ировать, но для меня важно… и…

– Ближе к делу, – если неймодианца не поторопить, он еще полчаса будет ходить вокруг да около.

Гунрай сделал глубокий вдох – так что головной убор чуть не свалился. Потом очень медленно заговорил:

– Влад’ика, у меня трое детей.

«И что с того? Мне-то какое дело до его семейных проблем?»

– Сейчас, с помощью ваш’ей информации… я угрожаю мног’им. И они могут попробовать на меня дав’ить… через детей. Старшему ничто не гроз’ит – если они тронут наследн’ика, то окажутся вне закона у неймод’ианских кланов. Доч’ери тоже – она соб’ирается замуж, и в случае ч’его проблемы будут с моей семьей, и с семьей мужа. Но младший сын нич’ем не защищен… я дал охрану, но ее может оказаться недостаточно…

Я слушал его со все возрастающим удивлением. Куда он клонит-то?

Неожиданно Гунрай шагнул ко мне; тут же сообразил, что это не слишком вежливо, дернулся назад, едва не запутался в складках собственного одеяния. Но комичным это не выглядело. Отнюдь.

– Влад’ика, прошу вас – защ’итите моего сына! Прим’ите его к себ’е… я не претендую на его учен’ичество, но вы сможете оград’ить его от опасностей! Прошу вас…

Вот это была новость. Почему-то я такой возможности не предусмотрел… и сейчас лихорадочно искал варианты ответа.

Не хочет ли Гунрай таким образом подослать шпиона? Хотя нет… такое болезненное отчаяние в глазах подделать нельзя… или же неймодианец – величайший актер всех времен.

Интересно, а что если его сын окажется одаренным? Насколько я помню, неймодианцы не попадались ни среди ситхов, ни среди джедаев, но чем Древние не шутят…

Впрочем, даже если и окажется способным, принимать его не обязательно. Мне что, надо набирать в Орден представителей всех рас Галактики?

Хотя, почему бы и нет… джедаи же брали. У них и разумные деревья бывали, и метанодышащие осьминоги [26], и вообще создания, по виду которых непонятно, каким местом они меч держали.

Я вдруг понял, что Гунрай до сих пор стоит, напряженно ожидая ответа.

Будь что будет. Даже если это какой-то план… выяснить его будет не так уж сложно.

– Хорошо. Я приму вашего сына.

Неймодианец вздохнул с таким облегчением, что сомнения отпали.

– Дайте мне его описание и велите ему быть в космопорте этого города через четыре дня в полдень. Там его встретят мои люди.

– Благодарю вас, влад’ика, – просиял Гунрай.

– Думаю, вы понимаете, что контакты его будут ограничены, – заметил я.

– Я и не претендовал на иное, влад’ика… главное, что мой сын буд’ет жив.

Вот и еще один урок на тему «не суди по внешности». Кто бы мог подумать, что этот финансовый ранкор так привязан к своей семье? А ведь действительно так…



О своем согласии я не пожалел. Потому как Даултай Гунрай, несмотря на юный возраст, пошел умом в отца – и с парой финансовых заданий, которые выдал ему Дороон, справился блестяще.

Конечно, его проверили все, кто только мог – и Веллест поработал, и Дороон порылся во всех массивах, и по каналам «Черного Листа» попытались разузнать…

Нет, Даултай стал совершенно искренне работать на нас. Правда, на Зиост мы его все равно отвозить не стали – отправили на Аридус, где поселились и несколько из подчиненных Веллеста.

Вот, кстати, о переездах. Мы довольно долго обсуждали – стоит ли имеющим семьи имперцам перевозить их на Зиост? Места хватит, а мнение бывших хозяев дворцов по поводу не-одаренных, которых в них поселят, меня мало интересует.

Но все же решили, что не надо. Потому как уехавший куда-то работать отставной солдат – это одно, а массовый переезд семей – совсем другое. Так и всякие службы могут заинтересоваться… и республиканские, и имперские. Чего нам совершенно не надо.

Так что на Зиосте по-прежнему пребывали лишь ситхи и некоторое количество бойцов. Я начал подумывать о том, чтобы не только тренировать их на противодействие друг другу, но и составить смешанный отряд. Дабы взаимно дополняли, так сказать… Идею подал Веллест; по его словам, кто-то из его командиров, некий полковник Морн Нотте, хотел осуществить нечто подобное, да гибель Императора помешала.

Но вот и проблем возникло немало. В основном со своими же, а если конкретнее – то с Элеей. Нет, она не высказывалась прямо, но я чувствовал ее недовольство. Интересно, чем именно?

Впрочем, это могло подождать. Были куда более важные дела… точнее, это я так думал. Зря не обращал внимания…

Месяца через два после появления у нас Гунрая-младшего, я расположился на одной из террас дворца на Зиосте. Ну, точнее, «расположился» – не совсем то слово. Упражнялся я там; только не с мечом, а в рукопашном бою. Нельзя же себя приучать к работе одним-единственным оружием.

Сегодня снег с неба не валил, так что я мог позволить себе простой серый костюм для тренировок, и ничего более.

Холодный ветер лишь бодрил; простуды я не боялся. Кто, спрашивается, видел простуженного ситха или джедая? Не бывает такого.

Так что плащ и рукоять меча пребывали рядом, на парапете, а я оттачивал прямые удары. Уроки, по моей просьбе, преподали Роун и Веллест, а также пара имперцев, которые ранее служили в спецвойсках.

Послышались шаги; я закончил связку и обернулся.

Элея стояла, прислонившись к косяку двери, сумрачно наблюдала за тренировкой. В отличие от меня, она была одета более тепло – плотный темный костюм, плащ, перчатки.

– Ты с каждым днем становишься все более умелым бойцом, Юэн.

– Смею надеяться, – кивнул я. – Сама же меня учила.

– Да, – равнодушно согласилась Элея. – Знаешь, любое мастерство не имеет смысла, если его не применять.

– Верно. А что с того?

– Когда ты начнешь формировать армию, Юэн?

– Армию? – искренне удивился я. – Какую еще армию? И на кой хатт она мне нужна?

– Ты же сам говорил, – сдвинула брови Элея. – С нашими нынешними силами Орден Джедаев не одолеть.

– Говорил, и еще раз повторю, – согласился я. – И что?

– Значит, нам нужна армия! Иначе мы не сможем уничтожить джедаев, ты же и сам это понимаешь!

– А кто тебе сказал, что я вообще собираюсь их уничтожать?

Уже договаривая эту фразу, я понял, что ляпнул что-то не совсем то – Элея застыла, будто обратившись в лед, подобный тому, что лежал многими метрами ниже.

– То есть… ты творишь с традициями ситхов, что хочешь, ты привлекаешь к Ордену не-одаренных… ты делаешь еще очень многое – и все это не ради победы над джедаями?

– Они нам ничем не мешают, – покачал головой я. – Тем более – нынешний Орден, во главе которого стоит Скайуокер, предпочитающий мирное решение любой проблемы. Нам нечего их бояться.

– Нам – нечего! Но они должны нас бояться! Страх – оружие Темного Ордена…

– …было, – закончил я. – После Эндорской битвы в Галактике развелось столько всяких адептов Темной стороны, что их уже не очень-то боятся. Нам нужно влияние, а не боязнь… вот этим я сейчас и занимаюсь.

– Юэн, ты неправ, – качнула головой Элея. – Я это чувствую. Я категорически несогласна с твоим путем.

– Да пожалуйста, – я пожал плечами, отвернувшись к парапету.

Хорошо, что у меня натренированные рефлексы. Хорошо, что меч лежал рядом.

Иначе бы я не успел отразить рубящий удар алого клинка.

– Элея, какого…

– Когда Лорд Ситхов категорически несогласен с Темным Лордом, – процедила она, вновь занося меч, – это означает лишь одно…

На этот раз я отвел ее выпад в сторону.

И началась схватка.

Не было смысла убеждать, уговаривать… я видел в глазах Элеи все ту же боевую ярость, с которой столкнулся во время своего экзамена на Каридефе. Только теперь она дала ей полную свободу.

В таком состоянии Элея бы просто не услышала никаких доводов; да и вообще, болтать во время поединка – это привычка джедаев. Конечно, и ситхи этим пользуются… но никто из нас к мастерам дун мёш [27] не принадлежал.

Это был необычный бой… хотя бы потому, что мы не могли ничем удивить друг друга. Элея учила меня, и знала все мои слабые и сильные стороны; а то, что я усвоил от призраков, я передавал остальным, включая опять-таки Элею. И она знала о моей любви к сюрпризам… поэтому и не давала даже секунды передышки – слишком хорошо помнила бой с Вейнтаром.

Но с другой стороны, и я ее отлично знал. И прекрасно представлял, что именно Элея способна против меня применить; так что ее ярость я встречал расчетом и успешно парировал удары.

Патовая ситуация.

На первый взгляд.

На второй же – все складывалось не очень хорошо… потому что Элея была явно намерена убить меня (едва не пропустив гарантированно смертельный удар, я в этом убедился). А я не хотел ее убивать… все по тем же причинам, что и ранее.

Убивать своих – глупо. Убивать учителей – мерзко, если они этого не заслуживают. А Элея уж точно не заслуживала.

Я хотел применить Силу, чтобы просто обездвижить ее; уж в мощи-то я точно превосхожу. К счастью, не успел – решил сначала оценить ее защиту. И убедился, что удар достаточной мощности, чтобы смести ее противодействие, Элею просто убьет. А чуть менее сильный выпад она отразит.

Оставалось лишь одно – фехтовать как можно дольше, подловить ее… и сделать, например, то же самое, что лорд Вейдер на Беспине. Потеря руки бойцу в дальнейшем не так уж мешает (что в свое время сам лорд Вейдер, его сын и Кай Кел-Дрома успешно доказали).

Резкий выпад в голову – и я отвожу его кончиком клинка, тут же нанося свой удар, поперек кистей. Однако чо май [28] не удается – Элея отшагивает назад, заставляя меня увернуться от резкого взмаха мечом.

Мы скользили по площадке, не пытаясь прыгнуть, как это часто делается; на небольшом пространстве, с пропастью с одной стороны, это было бы глупо. Очень.

Мощный, беспощадный натиск – удары сыпятся без остановки. Только я успеваю сплести своим клинком защитную сеть, и парировать каждый из них… и попытаться проникнуть сквозь защиту Элеи, быстрыми легкими выпадами. Мышцы хотя бы рассечь! Но нет – ни один шиим [29] успешным не получается.

Мне нельзя умирать. Особенно таким способом – потому что после моей смерти Орден не выживет. И это не хвастовство… просто Элея не сможет скрыть обстоятельства моей смерти; а на моего убийцу наверняка набросятся ученики. Во всяком случае, я уверен, что Тимар, Ярти и Хийм так поступят. Против них троих Элее не выстоять… а даже если она одолеет сильнейших – то выведет Орден из тени раньше времени, развяжет войну и погибнет. А какой-нибудь корускантский историк равнодушно запишет, что вот, уничтожили еще одну группку адептов Тьмы и врагов Республики.

Шаг, взмах, удар… блок, отвод, выпад… шаг, взмах, удар…

Когда же все это кончится, хатт побери?

Случайно бросив взгляд в сторону входа, я вдруг понял, что у нашей схватки есть свидетель.

У самых дверей стоял Ард. И лицо у забрака было таким, какое бывает лишь перед инфарктом. Хотя бывают ли у них инфаркты – с двумя сердцами-то?

Я не знал, сколько времени он простоял у входа. Но точно достаточно, чтобы понять – это не тренировка, а смертельный бой.

Если позволить Арду вмешаться… я его потеряю. Потому что он может принять сторону Элеи – и я буду вынужден убивать; иначе мне против двоих моих же учителей не выстоять. А прими он мою сторону… слишком велик шанс, что тогда Элея погибнет. И я не знаю, что после этого станет с Ардом.

Но вот сам факт его присутствия… и то, что я знаю о его характере…

Я отступил назад, делая вид, что Элея теснит меня. Едва не пропустил несколько ударов… позволил себе маленькую молнию, которую она отразила мечом…

Ард не выдержал.

– Элея!

И она на мгновение отвлеклась, повернула голову в его сторону.

А в эту же секунду крупный кусок льда, из намерзших на парапете, врезался ей в голову.

Элея покачнулась и рухнула на плиты балкона… вернее, рухнула бы, если б я не поддержал телекинезом, одновременно погружая в глубокий сон. Наконец-то я освоил эту технику…

Ард оказался рядом, подхватил Элею, убедился, что с ней все в порядке. Затем поднял пристальный взгляд на меня.

– Она решила, что категорически несогласна с моим путем, – я выключил меч и повесил на пояс. – И напала.

Забрак медленно кивнул.

– Элея не раз говорила, что ты неправ… но я не думал, что дойдет до… Что ты собираешься делать?

Я помедлил. На такой вопрос нельзя было ответить сходу.

И даже по размышлении – мне не нравилось единственно приемлемое решение.

– Бери Элею и иди на «Дарвот» – уверен, что никого по дороге не встретишь. Улетай с Зиоста, приведи ее в чувство и постарайся убедить в моей правоте.

– Ты уверен, что у меня это получится? – Ард выпрямился, держа женщину на руках.

– Если не получится… – вздохнул я. Так и не смог заставить себя сказать именно то, что хотел. – Тогда ты знаешь, как следует поступать с отступниками.

Ард стал белым как снег.

– Юэн… я… правильно понимаю?

– Да, – твердо ответил я. – Либо вы вернетесь вдвоем – либо ты вернешься один и доложишь о выполнении. Остальным я скажу, что отправли вас с заданием.

– Юэн… и ты мне даешь такой приказ?

– Ард, а кому я должен его отдать?

Забрак опустил взгляд на лицо Элеи. Постепенно его собственное лицо приобрело задумчиво-холодное выражение.

– И не думай о том, чтобы исчезнуть вдвоем, – заметил я. – «Черный Лист» может найти кого угодно.

Пристальный взгляд Арда был очень тяжелым, но я его выдержал.

– Ты стал весьма жестким, Юэн.

– Вам напомнить твои же слова про истинного ситха, лорд Ард?

Подчеркнуто официальное обращение заставило его отшатнуться. Забрак медленно пошел к выходу с балкона…

У самой двери он обернулся. И предельно спокойным тоном произнес:

– Я выполню ваш приказ, лорд Юэн.



Проклятье! Ну когда, когда же я научусь быть внимательным? Когда?

Почему я не разглядел, что Элею не удалось полностью перетянуть на свою сторону еще на Коррибане? Почему я вообще не учел того, что ее верность традициям столь сильна?

Сплошные ошибки, в которых нельзя никому признаться – потому что Темный Лорд не может ошибаться. Точнее, может, но не должен этого показывать. Никогда.

«На ошибках учатся». Эчута! Кто, интересно, это изрек? Вот пусть попробовал бы сам поучиться на моих ошибках – когда идешь над пропастью, и любой новый недочет приведет к падению в раскаленную лаву… или в карбонит… результат не меняется.

И… неужели я вообще никому не могу доверять? Веллест попытался руками Ордена отомстить – но это хоть не очень опасно. А Элея? И если так, будут ли другие? Вон, я уже о Дорооне задумывался – слишком он во всем сведущ…

Думать об этом было очень больно. Но не думать – было невозможно.

Что ж… видно, такова жизнь Темного Лорда – все обычно, потом вдруг стремительная схватка с соратником… и вновь тишина. Мелкий эпизод…

Мелкий…

Поодоо.



Постепенно я вернулся к прежней работе – ее тоже нельзя было бросать.

Принялся как следует за учеников – поскольку сейчас самыми опытными оставались мы с Анвисом. Что ж, ребята очень неплохо и уверенно двигались по пути мастерства.

Заодно я наконец решил понять, что же за стиль фехтования мы используем. Нет, конечно, любой настоящий мастер владеет несколькими… но что в основе-то?

Определить оказалось не так просто. Ард и Элея, обучаясь бою, сплавляли все техники, которые им было удобно применять. Призраки преподали мне стили, принятые в древней Империи; Экзар добавил еще техники джедаев своего времени. Ну и плюс еще моя импровизация…

Учили мы всех одинаково – но ученики-то очень разные! И что подходит здоровенному Вардуффлу, должно быть непригодно для тоненькой Вирмы… а ведь каким-то образом удалось обучить обоих.

В конце концов я нашел более-менее подходящее определение. Стиль этот меняется по ходу боя, приспосабливается к новым обстоятельствам, чего не могут жестко определенные формы (например, атару бесполезно в тесном помещении, а соресу малоэффективно, когда у противника не бластер в руках). Кое-что из агрессивных атак напоминало ваапад [30] , но это определенно не он – никто из нас у Винду не учился.

В общем – предельно изменчивый стиль, вот что я могу сказать.

Название для него я пытался подобрать… но все, что я мог отыскать в языке ситхов, по звучанию напоминало озверевшего трандошана. Пришлось призвать на помощь Дороона и он откуда-то выкопал кратенький словарик мандо’а – языка мандалориан. Записан он был со слов клонов, которых воины Мандалора тренировали, как известно…

В результате получилось неплохое название для стиля – «ге’талькад». Что в переводе означает «красный клинок». Звучит, по-моему, не хуже чем «шии-чо», «дьем со», «макаши»…



Мало-помалу устанавливались новые связи; разумеется, пока без прямого указания на Орден… В основном нацелено все было на Империю – просто Веллест, Роун и их подчиненные лучше всего знали этот… хм… контингент, и могли подсказать, что от какого моффа ожидать.

Республиканский Сенат я пока не трогал – во внутренних отношениях этой организации, по-моему, и президент Республики не разбирается. А вот с контрабандистами и прочей организованной преступностью стоило наладить контакты – через «Черный Лист». Наша-то организация пользовалась в преступном мире авторитетом, причем довольно большим.

Конечно, самыми весомыми (в любом смысле) оставались хатты. И я не очень представлял, как можно договориться с этими мешками жира… впрочем, всему рано или поздно приходит конец. Власть хаттов тоже не вечна… но это подождет. Сие можно сделать, только имея очень мощную поддержку.

А тем временем постепенно претворялся в жизнь план по «созданию образа». Сарлит взялся за сьемки фильма с невероятной энергией; он умудрился найти столь же увлеченных актеров, продумать места для действия… ну а сценарий у него уже был. Я в его работу не вмешивался – поскольку ничего в этом не понимаю. Ограничился лишь тем, что заранее зарезервировал себе место на премьере.

Таковой не пришлось долго ждать – примерно через пять месяцев после схватки с Элеей мне пришло приглашение. На так называемый «закрытый показ» – для узкого круга ценителей.

Дабы не привлекать внимание своей излишне молодой и никому не известной физиономией, я вошел в зал последним, устроился подальше от остальных, и кратким внушением убедил присутствующих, что меня тут нет (исключая, разумеется, Сарлита). К счастью, тойдарианцев и хаттов среди приглашенных не оказалось.

«Премьера «Войны Ситхов». Очень длинный, яркий и невероятно живой фильм, вместивший в себя и гражданскую войну на Ондероне, и восстание наддистов, и собственно Войну Ситхов… Фильм, в который веришь с самых первых кадров».

Это я цитирую первую рецензию, появившуюся после премьеры. А тогда у меня слов не находилось – я просто погрузился в просмотр, забыв о том, что смотрю фильм…

Сарлит был гениальным режиссером – иначе не назовешь. Но и актеры фильму не просто добавляли реалистичности – они играли так, будто камера действительно попутешествовала во времени и запечатлела события тех веков.

Я-то мог по-настоящему оценить соответствие – поскольку и читал куда больше предоставленного режиссеру, и постоянно общался с непосредственным участником…

И сидел не двигаясь, не отрывая глаз от экрана. По-моему, это о чем-то говорит?

И хотя фильм, по идее, должен был показывать победу джедаев… очень быстро стало ясно, что на первом плане – адепты Тьмы. Жестокий Сатал Кето, не менее беспощадная, но и утонченно-опасная Алима, яростный Фридон Надд, надменный Оммин… и конечно же, веселая злость Экзара Куна и спокойная гордость Улика.

Сарлит не обелял и не очернял никого. Он сумел показать именно такие события, которые происходили – и при этом не склонился ни на чью сторону. Но я был уверен, что любой, посмотревший «Войну Ситхов», не скажет дурного слова об Экзаре и Улике, несмотря на опустошение, принесенное ими на планеты Республики.

Чего я и хотел добиться…

– Да будет так, Кел-Дрома, – произнес Экзар на экране, стискивая руку Улика. – Древние ситхи сказали свое слово… вместе мы покорим Галактику!

– Да, – твердо кивнул Улик. – Так и будет.


Почему-то этот момент, заключение союза между двумя сильнейшими ситхами этой эпохи, мне запомнился особенно. Хотя бы потому, что в ту секунду у меня возникло странное ощущение – будто если я оглянусь, то увижу у стены высокого темноволосого и кареглазого человека с игольчатой рукоятью на поясе, с усмешкой наблюдающим за самим собой – на четыре тысячи лет моложе, и глядящим в спину своему потомку…

Я не обернулся.

Может, зря?



«Война Ситхов» вызвала самые разные отзывы. Кто-то принялся ругать, углядев пропаганду Темной стороны, кто-то – превозносил (и за дело)… но шел фильм и в Республике, и в Империи.

Орден Джедаев, что интересно, хранил молчание, хотя первым делом журналисты кинулись с вопросами к ученикам Скайуокера. Мне это не очень понравилось, но ничего не сделаешь. Будем ждать… когда появятся еще три проекта, они не смогут не отреагировать.

Фильм активно обсуждали в Голонете; я, почитав некоторые высказывания, не выдержал, влез и сделал пару комментариев в защиту исторической достоверности. В ответ мне заявили, что я ничего не понимаю в истории ситхов и в философии Темной стороны. Мне очень захотелось поработать модератором и предоставить этим знатокам полугодовой бан в госпитале, но сдержался. Не дело это для Темного Лорда – с далекими умниками разбираться.

Споры в прессе и в Голонете не утихли и через два месяца… но мне уже стало не до обсуждения.

Потому что однажды на пороге моего кабинета появилась Элея.

Сопровождавший ее Ард остался за дверью. Мда-а… как я понимаю, он специально не предупредил, что они прилетают. Мелочно, но эффективно – я несколько опешил.

Элея села напротив меня. Пару секунд мы просто друг на друга смотрели.

– Ард – умница, – внезапно заявила она.

– Согласен, – кивнул я.

– Он не стал мне ничего объяснять. Он привел меня в чувство и оставил в совершенно пустой каюте – без мебели, без аппаратуры… и без меча. Я где-то с час бушевала, и потом пришлось ремонтировать стены. Но успокоилась – а то так бы могла и на Арда кинуться.

Я кивнул. Да, эффективно… забрак характер Элеи отлично знает.

– А потом уже начал говорить, – продолжила она. – В красках описал, что будет с Орденом, если я попытаюсь его возглавить. Я об этом не подумала – как всегда, сперва решила сделать.

Значит, Ард провел тот же анализ, что и я? Ну, это вполне логично.

– За эти месяцы мы вновь объездили все те планеты, где и ты побывал… кроме Зиоста и Коррибана. Даже на Руусан завернули. Знаешь, я пыталась понять, что же все-таки правильно… а на Коррибан не летала, потому как там могли мне прямо сказать. А мне надо было найти ответ самой.

– И нашла?

– Нашла, – Элея твердо взглянула мне в глаза. – У каждого – своя правда, Юэн. И если начинаешь в ней сомневаться – потеряешь часть себя. Я по-прежнему с тобой несогласна, и готова доказать это с мечом в руках. Я и прилетела на Зиост, чтобы сказать это тебе. Ты прав лишь в одном – надо сохранить Орден.

Я улыбнулся, и это ее несколько выбило из колеи – менее всего она ожидала такой реакции.

– Значит, ты по-прежнему считаешь мои решения неправильными? – уточнил я.

– Да.

– Очень хорошо. Тогда ты и будешь их критиковать.

Глаза у Элеи стали как у мон каламари. Она поморгала, пытаясь понять, о чем я толкую.

– Ты умна – и следовательно, можешь подобрать веские и обоснованные возражения против моих планов, а не просто несогласие. И, как официальный критик, будешь их высказывать. Если все верно, и я допустил ошибку – я исправлю.

– У Темного Лорда не бывает официальных критиков, – растерянно сообщила Элея.

– До меня много чего не бывало, – отмахнулся я. – А теперь будет.

С полминуты она молчала. Потом очень медленно сказала:

– То есть что получается… ты хочешь, чтобы я, будучи с тобой несогласна, находила все слабые места в твоих планах, критиковала их… после чего ты, пользуясь сказанным, исправишь все ошибки и все равно претворишь план в жизнь?

– Я бы выразился несколько иначе, – пожал плечами я, – но суть ты уловила.

На сей раз она молчала дольше. Я даже проверил, под рукой ли меч…

– Юэн, – наконец сказала Элея. – Ты самоуверенный, наглый, хитрый, умный Лорд!

– Так ты согласна?

– Да, сожги меня Свет! Это позволит и мне все сказать, и Орден в целости сохранить. Еще бы я была не согласна!

Она резко поднялась из кресла и пошла к двери. У самого входа обернулась:

– Не завидую я той дурочке, которая тебя выберет.

И покинула кабинет – прежде чем я успел сообразить, что на это ответить.

Ну что же, хорошо хоть все нормально кончилось… угу, а что если бы я эти месяцы каждый день не думал над вариантами будущей беседы? И сейчас мне оставалось лишь выбрать один из планов… а если бы не продумал?

Обо всем надо заботиться. Нет ничего маловажного. Нет и не может быть.

Когда я это усвою?


Глава 21. Солнечный удар

Настроение у меня было совсем радужным. И причин для этого хватало – последние месяцы были чрезвычайно благоприятными.

Завершил свою работу Арстин. Каким образом иридонцу удавалось создавать полотна, которые нравились представителям почти всех рас, а не только его сородичам-забракам, никто не понимал. Но ему удавалось… как удалось и на этот раз.

Честно говоря, я не знал, какой реакции ожидать на картинную галерею под названием «Темная Сторона». Да я и не знал, что там вообще будет изображено! Доверился художнику.

И не зря.

Арстин разделил галерею на три части – портреты ситхов, изображения планет, связанных с Темной стороной, и какие-то сцены с участием адептов Тьмы.

В общей сложности – двенадцать картин.

По-моему, забрак давно хотел написать что-то подобное. Я в этом почти уверен – иначе бы не справился так быстро. А почему раньше этого не сделал? Может, просто не знал достаточно… а может, не чувствовал за спиной поддержки. Хотя и моя-то поддержка была довольно хрупкой…

В любом случае – Арстин справился.

И, конечно, я одним из первых явился на выставку.

Это было… это было… Вот же хатт, я не могу подобрать слов, чтобы описать свои впечатления! Одному только удивляюсь… как и Сарлит, и Арстин… как не-одаренные сумели создать такое? А если что-то заменило им познание мира через Силу… то что это такое?

Нет. Не смогу я рассуждать. Лучше просто скажу о картинах, сотворенных Арстином (иного слова я не найду).

Четыре картины в каждой из частей… и какие…

Первым был портрет Рагноса. Могучая фигура в тяжелом доспехе, длинном плаще, высоком шлеме, увенчанном рогами… Темный Лорд стоял на каменном балконе, положив руки на перила. Намерзший на камень лед позволял сделать вывод – это Зиост. Впрочем, лишь я мог мгновенно углядеть связь.

И удивиться тому, как никогда не бывавший на столичной планете ситхов забрак сумел так точно передать ощущение – с полотна словно дул ледяной ветер.

Фигура Рагноса была исполнена спокойной мощи, о которой он сам прекрасно знал… слитой воедино силы воина, мудреца и правителя. Непроницаемое лицо; чуть ироничный, пронизывающий взгляд... расслабленная поза тем не менее, создавала впечатление, что Темный Лорд в любую секунду готов взорваться стремительным движением – и горе тому, кто окажется на пути его меча!

(Впоследствии я привез голографическую копию портрета на Коррибан. Рагносу понравилось; так что теперь в древней гробнице есть и современный проектор)

Вторая картина изображала его современников и учеников – Садоу и Кресша. Тех, чья вражда погубила Империю… и порядком изранила Республику.

На сей раз фоном стал зал, погруженный в полумрак; лишь редкие лучи света выделяли из темноты фигуры сидящих – в вычурных одеждах и доспехах. Совет Лордов.

И, на разных концах длинного стола – те, кто и являлся основными героями картины.

Кресш обрушил кулак на стол, бросая вторую ладонь на рукоять меча; глаза Лорда горели бешеным огнем. Вообще, вся фигура Лудо Кресша демонстрировала ту самую знаменитую ярость ситхов… и, пожалуй, до нее далеко было Дарту Маулу.

А напротив него, отвернувшись от соперника – Нага Садоу, с легкой иронично-надменной улыбкой на лице. И если первого из Лордов можно было описать как «пламенный воин», то ко второму более всего подходило словосочетание «расчетливый лед». Что бы оно не значило.

Две противоположности, два современника, два соученика.

Я тогда с трудом оторвался от этой сцены, перейдя к следующей картине. На которой тоже были двое… очень хорошо мне знакомые.

Экзар и Улик – рядом с голографической картой Галактики. Видимо, самое начало Войн Ситхов…

Странная картина – двое, легко решающие судьбы звездных систем и большей части Галактики вообще. Двое столь разные – улыбчивый Экзар и серьезный Улик… двое Лордов.

Кел-Дрома указывал на какую-то из систем, явно объясняя план атаки; Экзар внимательно слушал, но усмешка в глазах позволяла судить – он уже начал продумывать еще какой-то ход.

На полотне были и еще люди – судя по всему, тетанские солдаты… может быть, та женщина в глубине была Алимой Кето… но в центре внимания оставались лишь двое. И не просто в центре – лишь они заслуживали внимания.

Четвертая картина… и на ней одиночка. Броня из костяных пластин покрывает тело; шлем-маска закрывает лицо. Хотя лишь немногие знают, что это не доспех – броня намертво приросла к коже… Черный плащ вьется за спиной; ладонь в темной перчатке лежит на рукояти светового меча.

Дарт Бэйн.

Автор «правила двоих» сидел на камне, за которым простиралась пустошь… точнее, опустошенная местность. С внезапной ясностью я понял – это Руусан. На который ситх зачем-то вернулся, уже начав воспитание своей ученицы.

Одиночество и твердая решимость – вот что было ясно видно в фигуре Бэйна. Последний из прежнего Ордена, первый из нового – он оказался навсегда одинок, но не собирался сворачивать со своего пути.

Уже у выхода из этого зала я вдруг понял, что такой выбор героев не случаен. Думаю, если бы я спросил Арстина, он бы сказал: «Расцвет, Закат, Возрождение, Преобразование – вот эти четыре этапа я и изобразил».

Следующие четыре картины были посвящены планетам. И перед ними я тоже очень долго стоял…

Ледяная равнина и вздымающиеся к небу острые клыки скал. Меж ними – усеченные пирамиды цитаделей Лордов. С полотна словно дул пронизывающий холодный ветер, пробиравший до костей.

Зиост, величественный ледяной мир. Оплот древних ситхов… а с некоторых пор – и нынешних. Хотя об этом Арстин, конечно, не знал.

Следующая картина – совершенно иная. Буйство джунглей, переплетенные ветви и мелькающие среди них животные; из могучего леса выступают каменные пирамиды, рядом с которыми едва заметны краснокожие фигуры.

Явин IV, где жил Нага Садоу, учился Фридон Надд, работал Экзар Кун… и где теперь находится Академия Джедаев. Планета, где разумной жизни не осталось – а вот неразумной более чем достаточно.

Вот с картины прямо-так и хлестала эта жизнь – будто ты стоял у самой кромки шевелящихся, рычащих и шуршащих джунглей.

Взгляд скользнул к следующему полотну – которое вновь отличалось.

Самый обычный сельский пейзаж. Нет только фермерских домов… а в остальном все обыденно – поля, трава, бегущая к горизонту тропа, пара крупных валунов…

Вроде бы все незатейливо. Но почему-то эта идиллическая картина выглядела крайне тревожной – как будто через секунду небо расчертят лучи орудий истребителей, а на земле сойдутся в схватке армии.

Откуда такое ощущение?

Я понял это, лишь опустив глаза и прочитав подпись под картиной. Очень короткую.

«Руусан».

Ну а четвертую планету не опознать было невозможно – особенно мне. Мощные скалы, песок у их подножия… и словно вырастающие из камня исполинские фигуры – изваяния тех, кто был здесь похоронен.

Коррибан, гробница Темных Лордов.

С этого полотна веяло молчанием. Не тишиной и свистом ветра, как на Зиосте – а именно молчанием, не нарушаемым никакими звуками. Это были врата в мир мертвых – а они не слишком разговорчивы.

Я с трудом оторвал взгляд от смотревших с полотна статуй. И вдруг понял, что и рядом с картинами на лицах людей отражаются именно те эмоции, что полотна вызвали у меня. Кто-то невольно ежился рядом с ледяным пейзажем; другой вытирал пот, глядя на джунгли Явина; еще пара человек оглядывались с тревогой по сторонам, проходя мимо картины с Руусаном… и никто не произносил ни слова, рассматривая полотно с Коррибаном.

Третий и последний зал. Четыре эпизода из истории ситхов.

Первая изображала космос, расцвеченный искорками звезд – и могучие корабли необычных очертаний, разрывающие эту пустоту. Перед ними мчались куда более знакомые суда… да нет, не перед ними! От них!

Это было отступление. И я почти сразу понял, какое, даже не глядя на подпись. Самое начало Великой Гиперпространственной Войны, когда Империя Ситхов теснила войска Республики.

Странное дело… никого конкретного на полотне нет, но такое впечатление, что кто-то с него смотрит. Хм…

Я вгляделся внимательнее и чуть не ахнул. Так и есть!

Звезды над кораблями. Чернота космоса. И обрисованная тонкими штрихами фигура, сливающаяся с тьмой и серебром – пребывающая в одной из стандартных медитационных поз.

Я знал, кто это. Нага Садоу, руководящий вторжением и создающий сотни и тысячи плотных иллюзий, поражающих врагов. Он не присутствовал на поле боя… но одновременно был рядом с каждым солдатом.

Что и показал Арстин… блистательно.

Второе полотно… разительно отличающееся, как и в случае с планетами. Я ожидал увидеть что-то из эпохи Войны Ситхов… но видимо, художник решил, что уже достаточно коснулся этой темы.

Переплетенные ветви практически не позволяют просачиваться свету; поэтому здесь постоянно царит полумрак, разгоняемый лишь фонарями присутствующих… и светом, который испускает голографическая карта, зависшая над странным устройством, похожим на распустившиеся лепестки цветка.

Картина была необычной – потому что на ней сошлись вместе два времени, объединенные одним и тем же человеком. С одной стороны от него возвышалась могучая фигура бритоголового человека в плаще; позади него виднелись солдаты в серебристой броне и закрытых шлемах. С другой же – из полумрака проступала пестрая компания – люди… пара дроидов… вуки, кажется…

Сам же основной герой картины стоял посередине, спиной к зрителю. Его занимала лишь карта, которую он и изучал. Длинный плащ не позволял судить о фигуре и одежде; но что-то в осанке, манере держаться, подсказывало – он одаренный. Воин. Полководец.

Или, может, это уже влияет мое знание? Я ведь понимаю, кто здесь изображен, и что за события имеются в виду…

Мастер-джедай Реван. Темный Лорд Реван. Человек двойной судьбы… и дважды побывавший у таких вот карт с абсолютно разными соратниками.

Третья картина… и вновь что-то другое. Люди в военной форме… со световыми мечами в руках и на поясах. Вернее, многие мечи уже выронили – и сами падают на землю, охватив голову руками, пытаясь сдержать кошмарную боль, искажающую их лица.

Зеленые, синие, желтые световые клинки… и алые. Потому что на земле корчатся и ситхи – которых боль и смерть связали с их вечными врагами.

Последняя битва на Руусане – которая закончилась смертью для всех. Кроме троих [31].

Я смотрел на картину всего несколько секунд, а потом отвернулся. Нет. Повторения не будет. Пока я жив – не будет. А понадобится – и из мертвых вернусь, чтобы предотвратить подобное.

Как призрак Рагноса когда-то сказал своим ученикам: «Цепи могилы неспособны удержать Темного Лорда Ситхов. Особенно когда сама Темная сторона требует, чтобы я говорил».

Последняя картина. Единственная из всей галереи, относящаяся к совсем недавнему времени. Фон – нарочито схематичен… впрочем, это нетрудно, когда рисуешь строго функциональное помещение.

Но на фон не обращаешь внимания – оно само приковывается к двоим в центре картины.

Могучая черная фигура в доспехах и плаще – и юный воин в столь же черном костюме, но без шлема и брони.

Зеленый и алый клинки в руках.

Дарт Вейдер и Люк Скайуокер. Их второе и последнее столкновение с мечами в руках.

Эту сцену сложно изобразить отстраненно… но Арстину удалось. И тяжеловесная грация Темного Лорда, и стремительная пылкость молодого джедая были одинаково убедительны.

Я не знаю, о чем они говорили тогда, скрестив клинки. Вейдер и Император не выжили… а схватка на Звезде Смерти – это единственное, о чем Скайуокер никогда не рассказывал подробно, ограничиваясь лишь парой общих фраз.

А к полумраку зала примешивалась еще и странная тень, отличающаяся от обычных… и казалось, что ее отбрасывает кто-то могучий и коварный, стоящий за пределами картины. Впрочем… так оно и было.

Вот перед этим полотном я стоял долго.

Ситх – против джедая. Отец – против сына. Воин – против воина.

Убить или быть убитым. Лишь два варианта на выбор.

Но Дарт Вейдер не был бы ситхом, если б не нашел третий.



Может, я излишне долго говорил об этой галерее. Но слишком уж она меня впечатлила.

Арстин весьма любезно прислал мне голографические копии – и я их разместил в одном из залов на Зиосте. Весь Орден там провел целый день, после чего Элея сказала, что ради создания такого можно было немного и от старых законов отступить.

Все шло своим чередом, и я мог только изредка вмешиваться, подключая новые идеи и следя за выполнением прежних планов. По моим расчетам, вскоре у нас должны были образоваться и мощная финансовая поддержка (спасибо Гунраям), и некоторая политическая (в основном в Империи; правда, мы еще выбирали того, кому можно открыть правду), и ученики обещали вскоре подрасти до самостоятельных воинов…

Последнего, кстати, осталось ждать недолго. Еще трое учеников собрали свои собственные мечи – Вихани, Миввея и Деир.

Рукоять оружия катарки оказалась строго функциональной, никаких изысков и украшений. И немного неудобной для человеческой ладони – Вихани делала ее только под свою руку. Как и Харр до этого.

Деир со своими двумя мечами работал несколько дольше – по десять раз измерял баланс между изготовленными рукоятями, добиваясь идеального сочетания. В итоге он своего добился – и успешно это доказал на тренировках, превращаясь просто в какой-то смерч из световых лезвий.

А Миввея нашла чем меня удивить – тоже собрала два оружия. Один – обычный меч, изящная тонкая рукоять (чем-то напоминающая хозяйку). А вот второй… тви’лекка все же исполнила свою мечту, раскопав в архивах Зиоста чертежи светового кнута. И размахивала им весьма прилично, разрубая тренировочные манекены. Впрочем, более сложные техники ей следовало освоить самостоятельно; как я уже говорил, никто из нас с этим оружием обращаться не умел.

Все шло хорошо. До поры, до времени.



В этот день я устроился на балконе (уже другом, не том, где тренировался) с декой в руках. Парой этажей ниже, на поверхности, ученики и бойцы проверяли свою способность сражаться на льду; мое присутствие там не требовалось.

Чтение – это была очередная попытка вникнуть в дебри экономики и банковского дела. Я уже убедился, что финансист из меня примерно такой же, как из хатта танцовщица, но с каким-то удивлявшим меня самого упорством пытался уразуметь хитросплетения всего этого…

На девятом повторении слова «франчайзинг» у меня начала немного болеть голова; так что я с огромным облегчением отложил деку, услышав сзади шаги.

– Садись, Тимар.

Он подтянул Силой кресло от стены и сел рядом.

– Вардуффлу надо бы немного колющую технику поправить, – сообщил он. – А то рубит как гаморреанец, а об уколах и не задумывается.

– Верно, – кивнул я. Потом посмотрел на ученика; Тимар явно сказал об этом, только чтобы не молчать. – Что случилось?

– Да ничего…

– Тимар.

– Хорошо. Юэн, тебе не кажется, что мы слишком уж монотонно живем?

– Что? – искренне удивился я. – С какой радости – монотонно?

– Мы ведь воины, так? И вы с Ардом и Элеей из нас воспитываете воинов. А где и с кем воевать? Да нет, я не про джедаев. Но у нас боевого опыта – лишь та зачистка базы контрабандистов. А если вдруг понадобится идти в бой? Посмотри на Роуна и полковника Веллеста – у нас перед ними преимущество только в Силе. Если без нее сражаться… так скорее всего любой из них меня измолотит и не вспотеет.

Я смотрел на Тимара с немалым удивлением. В первый раз видел его таким взволнованным… и это самый спокойный и сдержанный из учеников…

– Кое в чем ты прав, – кивнул я. – Но видишь ли, у нас не выйдет специально подыскивать цели для боевой тренировки, не привлекая внимания… чем больше таких рейдов, тем больше вероятность раскрытия. Хотя я с тобой…

Взрывная волна едва не выбила меня из кресла. К счастью, я вовремя успел поставить экран из Силы, и отбить осколки камня, полетевшие в нас.

Мы с Тимаром оказались у парапета одновременно – чтобы увидеть, как на посадку заходят десантные боты без какой-либо маркировки.

– Что это? – вслух изумился Тимар.

– Похоже, та самая боевая тренировка, – ответил я и прыгнул вниз.

Около года назад Экзар показал мне технику скоростного спуска – отталкиваясь Силой от разного рода препятствий, вроде стенных выступов и тем самым замедляя падение. Правда, предназначено это было для крайне ловких и небольших существ вроде Йоды… о чем Лорд, разумеется, сообщил лишь когда взмокший я успешно спустился в третий раз. Выбрал время он правильно – у меня уже дыхания не оставалось, дабы сказать ему, что я думаю о таких шуточках.

Но саму технику я взял на вооружение… и не только я.

В таких экстремальных ситуациях все проходит автоматически – и мы с Тимаром достигли земли быстро и успешно.

Я окинул взглядом своих; вроде никто не пострадал. А взрыв вызван тем, что из садящихся ботов пальнули несколькими ракетами по дворцу и людям внизу; первая попала в стену, и осколки отбил я, другие успели отразить Ард и Элея.

– К бою! – рявкнул я. – Роун, где ваши…

Впрочем, заканчивать фразу не требовалось – имперцы уже бежали от здания.

Десантные боты сели где-то метрах в ста от здания, и из них сейчас сыпались люди в самой разной броне – но обязательно в броне, а не легкой одежде.

Как хорошо, что у нас тренировки проводятся с боевым оружием!

Рядом полыхнул бластер Веллеста, и кто-то из атакующих упал. Я включил меч, кинулся вперед, холодно рассчитывая – кого бы срубить первым? Надо оставить для допроса…

И тут я разглядел, что за оружие у них в руках.

– Не пытаться отбить! – заорал я, используя Силу, дабы донести свой приказ до всех. – Уворачиваться, щиты Силы!

У напавших не было ни плазменных винтовок, ни лазеров, ни еще чего-нибудь лучевого. Сплошь пулевое и звуковое оружие – выстрел из которого парировать световым мечом нереально. А позади я разглядел еще нескольких с ракетометами… и какая-то скотина выкатывала из бота звуковую пушку!

Они открыли огонь и морозный воздух разорвал треск очередей.

Послышались крики; кто-то упал. Вспышки бластеров в ответ – и кто-то из нападавших уткнулся лицом в лед. Но их много, а нам дорог каждый человек!

Рявкнули ракетометы; первый заряд я успел сбить с курса Силой. Еще две ракеты отклонили Ард и Элея; Анвис ухитрился взорвать еще парочку прямо в воздухе. Жаль, что не прямо у стволов…

Но три все же ударили в лед, и нас швырнуло наземь. Я почти сразу оказался на ногах – и увидел, как на моих учеников наводят жерло звуковой пушки.

Эч-чута!

Я вскинул руку, создавая экран Силы – и он едва не разбился под мощным звуковым ударом. Ард и Элея вовремя подключились, присоединяя свои усилия… мгновением позже добавился Анвис… вовремя!

На щит обрушился целый град пуль, вновь ударили ракетометы… звуковые бластеры тоже не отставали; пушка, тратя немного времени на перезарядку, уверенно била по щиту.

Проклятье, мы же не сможем его долго держать! А ученики не сумеют атаковать… и если они и пробегут сквозь щит, то окажутся под непрерывным огнем. Я бы мог ударить Силой, смешать ряды противника… но для этого надо бросить экран. А он не выстоит…

И в эту секунду к поддерживающим защиту присоединился еще кто-то – очень мощный, и вполне способный заменить меня. Собственно, уже заменивший – он взял на себя мою долю усилий.

А я немедленно воспользовался случаем – и ударил.

Грудная клетка у бойцов с ракетометами просто взорвалась, обагряя лед Зиоста кровью; тех, кто оказались перед ними, мой удар прорвал насквозь.

Особенно я отыгрался на стрелке за пультом звуковой пушки – Сила превратила его во что-то подобное жертве дроида-экскаватора.

Древняя, но весьма эффективная техника – мгновенный разрыв тканей противника.

За этим выпадом последовал другой – телекинетический удар, разбросавший врагов.

Перед тем, как рвануться вперед, я бросил взгляд через плечо, на исчезающую полупрозрачную фигуру.

Экзар Кун решил, что его присутствие более не требуется.

Атака захлебнулась; а вновь прийти в себя мы им не дали. В скорости мы их все же превосходили…

Имперцы и ученики-бойцы косили их огнем, пока мы преодолевали расстояние до противников. И уж тогда началась рукопашная…

Доспехи врагов были оплетены кортозисом; впрочем, это не помогло – Хийм, например, попросту вбил своему противнику кирасу в ребра телекинезом.

Теперь был наш черед убивать. И мы это сделали – без колебаний и размышлений. Как и следовало.

– Если остался кто-то живой – перенесите его в крепость, – приказал я. – И пусть будет по-прежнему живым и способным говорить.

Я оглянулся на поле битвы; теперь, когда напряжение боя схлынуло, я мог рассмотреть все в деталях.

И лишь надеяться, что мне удастся не застонать.

Атака была хорошо подготовлена. Весьма…

К великому счастью, из моих ребят – и ситхов, и бойцов, – не погиб никто. Но ранены были почти все, некоторые – серьезно. Я видел, как Вардуффл и Анвис унесли бесчувственную Вирму; вуки бережно поднял ее на руки, а Лейрен, шагая рядом, работал с ее раной.

Ярти поддерживал хромающего Хийма; ему самому срочно заматывала руку каким-то лоскутом Долент.

Ларск и Скоррок были без сознания, и сейчас их несли вслед за Вирмой. Тритт вполголоса ругался, пытаясь остановить кровь, текущую из раны на груди и более глубокой – на одном из лекку.

Дороон, сунув за пояс бластер, помогал Миввее и бледной от потери крови Лимре (я мимолетно вспомнил, что видел, как тви’лекк успешно палил по противникам); рядом Октир, у которого был отколот кусок рога, перевязывал Айю.

Не пострадали лишь Лорды – я, Ард, Элея…

А больше всего выпало на долю имперцев. Я вдруг осознал, что они специально бросились между нами и противниками – давая нам время собраться и ударить. Малая жертва – чтобы одержать победу.

Но все же – жертва.

Минимум двадцать человек погибло – во всяком случае, я насчитал именно столько неподвижно лежащих на алом льду. Веллест прижимал ладонь к плечу, и сквозь пальцы сочились красные струйки; Роун сидел у стены крепости, бинтуя рану на ноге.

Двадцать человек… два десятка тех, кто сражался за нас, кто был вместе с нами…

А я даже имен их не помню. Не удосужился спросить, запоминая лишь офицеров.

И нечего обещать себе «в следующий раз, обязательно»… Единственное, что можно сделать – это постараться, чтобы такого «следующего раза» не было.



Признаться, я думал, что мы убили всех – сам я, во всяком случае, явно бил на поражение. Но человек пять выжило – и очнулись они уже в подвалах дворца.

Арду и Анвису, самым сведущим во внушении, требовалось отдохнуть; поэтому с первым я работал сам. Точнее, вместе со стоявшими на ногах учениками.

Первое, что я от них услышал – проклятия в адрес «черной скверны», «мерзких пятен на звездах», и прочего подобного. Но через полминуты Стиннар, внимательно вглядывавшийся в лица, опознал того, кто стрелял в его сестру – и мгновением спустя тот уже вопил от дикой боли. Воля Стиннара превратила пальцы его руки в кровавое месиво; а дальше пошли ломаться косточки в кисти.

Я успел остановить ученика, прежде чем допрашиваемый потерял сознание; теперь он стал куда более разговорчивым. И неудивительно… мне и то было как-то неуютно смотреть на то, как глаза Стиннара, всегда отличавшегося ровным и неконфликтным характером… как эти глаза наполняются дикой ненавистью и невероятным бешенством. А каково было в них смотреть объекту этой ненависти?

За какой-то час мы вытянули из пленных все, что они знали. Потом с четверыми разобрались люди Веллеста – быстро и эффективно. Пятого я оставил Стиннару, у которого, видимо, перед глазами все еще стояло бледное личико сестры. Только позаботился о параличе голосовых связок – слушать вопли не обязательно; хватает излучаемых эмоций.

Я им не обещал, что оставлю в живых. Я им даже легкой смерти не обещал.

За попытку убить моих учеников они со мной вовек не расплатятся.



Мы собрались в моем кабинете на следующее утро. Ард, Элея, старшие ученики, Роун с Веллестом… неизменный Дороон со своей декой.

– Напавшие принадлежат к некоей секте под названием «Лучи Солнца», – сообщил я. – Я не очень углублялся в ее догматы, но для нас важно одно – ситхов они считают злом, не имеющим права на существование.

Но это бы еще ничего; не они одни так считают. Плохо иное…

Во-первых, они явились сюда. На Зиост. На планету, о которой напрочь забыли все; даже нынешним джедаям это название практически ничего не говорит.

Во-вторых, их хорошо обучили тому, как следует убивать адептов Силы – и оружие, и оплетенные кортозисом доспехи… Пожалуй, они бы и исаламири захватили – да только с клетками мобильности никакой.

Именно это меня и интересовало.

Выяснилось следующее – некоторое время назад с руководителями вышел на контакт… кто-то. Исполнители его видели от силы пару раз, да и смысла в этом никакого – он постоянно носит плащ, перчатки, маску и какой-то изменитель голоса; так что они могут лишь сказать, что у него две руки и две ноги. Этот неизвестный знает о нас, и предоставляет информацию секте.

Нападение, что интересно – не по его совету. Это инициатива одного из чрезмерно активных руководителей… он еще решил скаламбурить, назвав операцию «Солнечный удар». Увы, его не допросишь, хоть он и принимал участие. К несчастью, он решил лично постоять за пультом звуковой пушки… желающие могут сходить на то место и посмотреть на то, что я от него оставил.

Я помолчал, давая возможность всем окончательно усвоить информацию.

– Мой приказ, – продолжил я после паузы, – искать любую информацию об этой секте. Все, что поможет нам отыскать ее штаб, руководителей и эту личность в маске.

– А что потом, милорд? – уточнил Веллест.

– А потом я их убью, – спокойно ответил я. – Если понадобится – своими руками.


Глава 22. Поиск

Таланты Дороона, оставшиеся у Веллеста и Роуна каналы, «Черный Лист» – все это сейчас было направлено на одну цель. Отыскать «Лучи Солнца».

И дать нам возможность их уничтожить.

К сожалению, это оказалось непросто. Даже вроде бы тихие монахи Б'омарр умели скрываться от слишком любопытных глаз; что уж говорить о секте, которую и подавно бы не одобрили.

Тем не менее, я доверял своим специалистам. И был уверен, что секту они рано или поздно отыщут.

Главное, чтобы не сбежал тот, кто дает им советы – таинственная личность в маске, излишне осведомленная о ситхах. Вот с ним-то я особенно желал побеседовать…

Заодно я применил и недоступный иным способ – попросил помочь Экзара Куна. Лорд, кстати, узнав подробности нападения, был в бешенстве. Да, по его мнению джедаи могли сражаться с ситхами, сами Темные могли бороться друг с другом… но не-одаренные, ненавидящие и убивающие адептов Силы – это для Экзара было сродни извращению.

Остальные три моих призрачных учителя отреагировали примерно так же. Увы, из-за прикованности к Коррибану они не смогли ничем помочь; разве что Хорд посоветовал несколько наиболее болезненных способов допроса.

А вот Садоу, поразмыслив над проблемой, сообщил:

– Мало их найти. Надо еще гарантированно уничтожить. Как я понимаю, у вас сейчас стало резко не хватать обычных бойцов?

Я кивнул.

– Мы сейчас думаем над тем, как восполнить потери. Полковник Веллест ищет своих коллег, но их вновь придется вводить в курс дела. А наемникам я не слишком доверяю.

– Тогда… – задумчиво поднял голову к потолку гробницы Садоу, – Есть у меня одна идея. Примерно года за три до смерти учителя я проводил исследования по сочетанию глубокого замораживания и воздействия Силой. Я хотел добиться того, чтобы что-то живое могло пребывать в бессознательном состоянии веками, и потом пробудиться без всяких побочных эффектов.

– И… что получилось? – я напрягся. Садоу наверняка работал с тем материалом, что был под рукой… а он всегда был славен умением создавать жутких чудищ.

– Я своего добился, – подтвердил он. – И успешно погрузил в такое состояние некоторое количество моих зверей; правда, продолжить исследования не успел. Умер лорд Рагнос, прилетели Дарагоны, началась война… а потом я вынужден был укрыться на Явине, где работал над совершенно иными проблемами. Думаю, те замороженные так и остались в подземелье.

– А где это подземелье?

– Как – где? – усмехнулся Садоу. – Разумеется, под моей крепостью на Зиосте.



По-моему, чего-то он мне все же не сказал. Впрочем, это вполне в стиле Наги Садоу – говорить лишь то, что ему нужно. Ну что же, не привыкать к сюрпризам…

В подземелье я отправился в компании Тимара, Анвиса, Ярти и Хийма. Я был уверен, что наша пятерка сможет отразить любую опасность.

Ловушки, конечно, были – Садоу явно не хотел, чтобы другие Лорды совали нос в его исследования. Впрочем, об этих препятствиях он меня предупредил… да большинство из них все равно уже не работало. После стольких-то тысячелетий. Целы остались лишь те, что были построены с использованием Силы – а уж удар такого устройства я мог отразить.

– Должно быть где-то здесь, – заметил я, освещая путь мощным фонарем. – Садоу дал довольно точное описание.

– Лорд Кел-Дрома, мне все еще не верится, – покачал головой Анвис. – Вот так просто общаться с умершими тысячи лет назад Темными Лордами… И не просто общаться. Тот призрак… это ведь был Экзар Кун, так? Подумать только…

– Юэн любит удивлять, – негромко заметил Хийм. Я усмехнулся. Что есть, то есть.

А, вот и дверь. Прочная металлическая плита; замки – такие же, как и в главной цитадели, то есть реагируют на Силу. Остается лишь воздействовать особым образом…

Очень медленно, двигаясь рывками, дверь открылась.

И мы ступили внутрь.

– Ни хатта себе, – хором проговорили Ярти и Тимар. Хийм только присвистнул, а Анвис лишь покачал головой.

Я и забыл, что для Древних «что-то масштабное» и «эксперимент» были синонимами…

Пещера была велика – в ней наверняка без проблемы бы разместилось эскадрильи четыре истребителей. Любых.

Но казалась она меньшей – поскольку всюду возвышались ледяные глыбы, опутанные толстыми проводами. Точнее… это был не лед, а нечто на него сильно похожее. Замерзший состав какой-то, но точно не вода.

А внутри глыб и были те, ради кого мы сюда пришли.

Боевые звери ситхов.

Многие считают, что использование животных в современной войне – это примитивно. Однако, глядя на клыкасто-рогатое чудище метров десяти в высоту и двенадцати – в длину, в это было сложно поверить. Во всяком случае, тем, кто окажется его противником, будет не до «примитивности».

А чуть в стороне во льду пребывала колоссальная птица; я вполне мог поверить, что это создание может и «крестокрылом» закусить, если сцапает в воздухе.

Еще на одного монстра и смотреть не хотелось; пятнадцатиметровый бронированный зубастый червь – не самое приятное зрелище.

Совсем же недалеко от входа располагалось совершенно невероятное создание. Чем-то похоже на ворнскра… но куда крупнее. Метров шесть в длину и не меньше двух с половиной – в высоту. Четыре лапы с очень острыми когтями; тело покрыто синеватой шерстью с металлическим блеском, но на лапах – крупная чешуя (как интересно, такое удалось сотворить?) Определение, похоже, придется уточнить – помесь ворнскра с крайт-драконом. Морда точно от последнего.

Это создание я рассмотрел очень хорошо – потому как его покрывала лишь тонкая корка льда… хм… да и проводов не было… и вообще, такое впечатление, что зверь улегся поспать, а не погружен в анабиоз…

Закончить мысль я не успел. Потому что он внезапно пошевелился, меняя позу.

Ледяная корка хрустнула и разлетелась на множество осколков. А спящий открыл глаза, оказавшиеся янтарно-желтыми, и уставился на нас.

Вспыхнули мечи; Тимар и Ярти автоматически шагнули вперед, давая мне время на подготовку. Анвис и Хийм, стоявшие чуть позади, приготовились к бою – я чувствовал это.

Но зверь не спешил нападать. Медленно поднялся, потянулся всем телом – видно, разминая затекшие мышцы.

А потом, к моему огромному удивлению, заговорил. Очень низким, хриплым голосом.

– Вы – приятные. Не жгущие. Пришли, наконец. Кто вы Хозяину?

Высказывание, мягко говоря, неясное. Хотя одно хорошо – что не считает нас врагами… «Хозяин» – это Нага Садоу? Будем надеяться, что так.

– Я теперь ношу его титул, – ответил я. – И учусь у лорда Садоу.

Желтые глаза вспыхнули; зверь сместился в сторону, причем с невероятной скоростью – я еле успел проследить за движением. Да, драться с таким явно не стоит…

Он оглядел нас с одной стороны, потом с другой. Кивнул. И заключил:

– Вранья нет. Чую. Хозяин разрешил сюда идти?

– Не только разрешил, но и рассказал про это место в подробностях, – и, конечно, про своего сторожа «забыл» упомянуть. Оч-чень в стиле Садоу – устроить лишнее испытание.

Стоп… но если этого зверя создал Садоу… ему что, больше пяти тысяч лет?

– А что ты здесь делаешь? – осведомился я.

– Сторожу, – подтвердил мои мысли он. – Иногда приходят. Звучат, но слышу не ушами. Просыпаюсь. Ем. Потом сплю.

Многим политикам стоило бы у этого сторожа поучиться лаконичности. Теперь я уже к его манере речи несколько привык, и мог понять смысл.

– То есть, ты чувствуешь приближение живых с помощью Силы? А потом впадаешь в спячку?

– Хозяин говорил – так, – огромная голова качнулась вниз в знак согласия. – Приходили тихие. Ел. Приходили звонкие, ухо колет. Ел. Пришли вы – приятные. Есть не буду. Хозяина знаете.

Если всю эту музыкальную терминологию перевести на нормальный язык, получится, что «тихие» – это не-одаренные, «звонкие» – скорее всего, джедаи (наверное, потому и «ухо колет» – он-то сам был создан с помощью Темной стороны). А наша Сила для него звучит приятно.

– Как тебя зовут?

– Талл, – последовал мгновенный ответ. – Сам придумал. Здесь сплошь… кристаллы. Так Хозяин говорил. Откусил половину – будет «Талл». Нравится.

– А кто ты вообще? – это в разговор вступил Ярти. Я пока молчал – переваривал лингвистическое откровение. – Есть еще такие как ты?

– Нет. Хозяин сделал только меня. Уникум, – с невероятной гордостью в голосе ответил Талл. Тут его вдруг осенила какая-то мысль – драконья морда приобрела задумчивое выражение. – А где сейчас Хозяин?

– Умер, – прямо сообщил я. – Теперь лорд Садоу – призрак.

С полминуты Талл осмысливал эти сведения. Потом кивнул.

– Говорил – может. Слышал, другие – так делали. Теперь ты – Хозяин?

Я пожал плечами.

– Я – Темный Лорд. Если так рассуждать… то да, все верно.

– Понял, – снова кивнул Талл. – Говори, что делать.

Что, вот так просто? Хотя действительно… вряд ли Садоу осложнял мышление своего создания. Он ведь намеревался стать Темным Лордом (и стал), так что верность титулу вполне была оправдана.

А если бы его одолел вечный соперник? Почему-то я был уверен, что на этот случай Садоу встроил Таллу взрывную реакцию на физиономию или имя Кресша. Но проверять гипотезу я не стал.

– Пошли со мной, – распорядился я. – Будешь теперь жить в другом месте.

Когда мы выбрались на поверхность, у оставшегося на корабле Арда чуть рога не закрутились – Талл производил сильное впечатление. Немного оправившись от потрясения, он поинтересовался, где я намерен ЭТО разместить, и где я ЭТО вообще взял.

Объяснения последовали; по-моему, Арда они удовлетворили.

Реакция остальных мало чем отличалась; я мог только порадоваться, что решил слетать к крепости Садоу на «Дарвоте», и таким образом привезти зверя с собой. Сразу показали, что он – с нами. А то кто знает, как бы иначе вышло…

Сам Талл отнесся к перемене места совершенно флегматично. По-моему, ему было все равно, где обитать. Так что, перекусив и оказавшись в одном из подземных помещений дворца, он попросту вновь заснул.

Теперь, когда первое удивление прошло, я поразмыслил и понял, что не так уж все и необычно. В Галактике хватает рас, способных впадать в спячку, и хватает долгожителей. Анцати вообще, вроде бы, эти две способности сочетают… хм, может, Садоу их гены и использовал? Но вроде у Талла не те пищевые пристрастия [32].

А монстров будить пока не стану. Не уверен, что управлюсь с ними; для Садоу и других Лордов такие звери были обыденностью, и они наверняка с детства учились с ними работать. Я же их сегодня впервые увидел, и не думаю, что только с помощью Силы, без опыта, сумею ими управлять. Выйди, скажем, тот червь из-под контроля, попади по мне хвостом – и все вопросы меня будут занимать чисто теоретически; у призраков свои проблемы.

Словом, древние звери подождут. Никуда они не денутся.



Поиск продолжался, и пару раз казалось, что мы напали на след. Увы… после проверки обнаруживалось, что произошла ошибка.

Наиболее сведущим в добыче разного рода информации считался Тэлон Каррде… только именно к нему мы обратиться и не могли. Поскольку он слишком тесно был связан с Республикой и джедаями.

Правда, Дороону удалось нащупать какую-то тонкую нить… но зная способности тви’лекка, я не сомневался, что он добьется успеха, и выжмет из информации все возможное.

А поскольку я тут был явно не помощник, то занялся другими делами.

Например, возникли проблемы, связанные с фильмом Сарлита. Нет, «в моду» ситхи не вошли… но вот другой маститый режиссер вознамерился тоже снять фильм о ситхах. Я фильмы этого субъекта видел; красочно, но на деле – шелуха. Только вот популярными они становятся очень быстро… и вполне могут оказать нежелательный эффект.

Определенная плата и рычаги воздействия на кое-кого из помощников – и я получил в руки сценарий. Прочел и ужаснулся.

За основу были взяты события Великой Гиперпространственной Войны, но поданы так… Чего стоит хотя бы яркий показ развлечений Лордов с наложницами (Садоу, когда я ему показал, метал молнии от злости; как он сказал, аскетом он не был, но извращениями в жизни не страдал). Или подсылка тех же наложниц к Гэву Дарагону. Или когда Джори Дарагон в тюрьме охрана… да что его так заклинило? Нет, я не сомневаюсь, что близнецы Дарагоны монашескую жизнь не вели, но не до такой же степени! И нельзя же на этом фильм строить.

О боевых сценах я вообще молчу. Хотя за такую постановку надо ставить на поединок с вуки… особенно после фильма Сарлита, где даже бешеные атаки мандалориан были показаны одновременно и красиво, и правдоподобно.

Но ладно был он только снимать хотел. Он решил, что нужны натурные съемки. В общем-то верно… однако для таковых был выбран Коррибан.

Узнав о таком намерении, я схватился за голову. Уже успев оценить сего режиссера, я не сомневался, что в гробницы он непременно сунется (а я еще и путь к трем из них старательно расчистил). И если даже спокойный Рагнос не терпел наглых вторжений, то Хорд и Садоу могли из съемочной группы вообще анцатский кровавый суп сделать (особенно последний).

Судьба режиссера меня заботила как хатта – диета, но вот последствия… Гибель многих людей на Коррибане – это однозначное приглашение для отряда солдат Республики с активным участием джедаев. Скайуокер хоть человек и мирный, а вот насчет его сестры – не уверен. Тем более, что после всего пережитого у нее на Темную сторону должна была выработаться явная аллергия.

Так что пришлось эту творческую инициативу пресечь. Причем весьма простым способом – через Гунрая-старшего. Неймодианец, уяснив задачу, привел в движение финансовые потоки и каким-то хитрым способом убрал в никуда весь бюджет будущего фильма. Идея заглохла в зародыше.

А тем временем вышла в свет книга Мираниса – «Две стороны меча». Опубликовали ее без лишней рекламы… и не надо было. Популярность она приобрела бешеную.

Если Сарлит взял для фильма войну Экзара и Улика, а Арстин прошелся по всей истории, то Миранис выбрал в качестве исторического фона Новые Войны Ситхов. Те самые, которые шли почти пятьсот лет и закончились Руусаном.

Как сам писатель мне потом сказал, написать про ту эпоху он хотел очень давно. И усиленно собирал исторический материал… вот только ему не хватало хроник другой стороны.

Я же ему таковые предоставил.

Поэтому весьма толстая книга была написана быстро.

Конечно, один из первых экземпляров попал в руки ко мне, и был прочитан запоем.

Мне и раньше приходилось читать Мираниса, и я отмечал его особенность – умение заставить читателя забыть об окружающем мире. Словно ты – один из участников событий, описанных в книге; и стоишь рядом с героями, а не сидишь за столом.

Он и на сей раз не изменил своей привычке. Я лишь ненадолго выныривал из повествования – когда сменялись периоды.

Книга состояла из трех частей – начало войны, середина и финал. И если в первой действовали преимущественно джедаи и войска Республики, то вторая была практически полностью посвящена ситхам. Ну а в третьей равно участвовали обе стороны.

Я не мастер пересказывать сюжеты; тем более, что каждая часть состояла из своего рода отдельных новелл, объединенных героями. Но то, что все они врезались в память, о чем-то говорит, не так ли?

Почти все были придуманы Миранисом; исключение составляли лишь исторические личности вроде Дарта Бэйна, Каана, Хота, Фарфаллы [33]… И очень редко встречались командующие; автор показывал эту войну глазами тех кто сражался, а не создавал планы.

Жестокие и миролюбивые, пылкие и хладнокровные, умные и не особо думающие… джедаи и ситхи поднимались со страниц, словно живые. Тени прошедших времен – в реальность которых было сложно не поверить.

Нет. Не получится описать. Я владею Силой, а не словами.

Разве что… почему-то мне запомнился отрывок из третьей части – разговор Бэйна и лорда Копежа [34] перед началом Руусанской кампании.

«– Как думаешь, Каан вообще сможет провести эту кампанию? – Бэйн отвернулся от окна, бросив взгляд в глубину комнаты.

Копеж ответил не сразу – сперва взял со столика кубок и пригубил немного вина.

– Он отменный тактик, – последовал наконец ответ. – И доказал это ранее…

– Не спорю, – кивнул Бэйн. – Но знаешь ли, Каан мыслит как генерал, а не как Лорд. Ситхи воюют по-другому… впрочем, зачем спорить? Я это докажу на Руусане.

– Докажешь, – без особых эмоций согласлися Копеж.

Бэйн усмехнулся; видимо, уже продумывал план будущей атаки с помощью Силы.

– Главное – это действовать сообща. И тогда… в одной старой книге была хорошая фраза – «день гнева настал». Для джедаев он и настанет.

– День гнева… – повторил Копеж. – Что настанет, не сомневаюсь. Только вот для кого?

– Да что с тобой? – Бэйн пристально и обеспокоенно взглянул на тви’лекка. – Такое впечатление, что ты в будущем что-то увидел… ты же вроде не был способен?

– И сейчас неспособен, – равнодушно уронил Копеж. – Но мне почему-то кажется, что день гнева ситхов станет днем их же горя».


Это далеко не самый лучший диалог в книге; его Миранис сделал нарочито обедненным – просто обмен репликами. Но запало в память…

«Две стороны меча» закончились Руусанской трагедией, и краткой сценой – Бэйн и его ученица стоят рядом у корабля ситха. Девочка поднимается по трапу; ее наставник смотрит на пейзаж, потом в спину ученице. Остановившись у самого входа, Занна вдруг спрашивает: «А какой у нас теперь Кодекс?»

Я перевернул последнюю страницу, уже догадываясь, что именно там увижу, под словом «Эпилог».

И не ошибся.

«Двое их должно быть, не больше и не меньше. Один держит в своих руках власть, другой отчаянно к ней стремится».



Фильм Сарлита, картины Арстина, книга Мираниса… Как? Как, во имя всех Древних, не-одаренные могут так чувствовать мир? И как они могут передавать эти чувства другим?

Впервые я подумал о том, что лишенные Силы в чем-то могут оказаться одареннее нас. Да, верно – мы погружаемся в Силу, мы ее изучаем, мы ей пользуемся… и для этого требуется все внимание. А неспособным – остается множество других занятий, мимо которых мы проходим, начиная интересоваться ими лишь отвлекаясь от Силы.

Мы привыкли считать это признаком превосходства одаренных.

А так ли это?



Постепенно оправились от ран все пострадавшие во время атаки «Лучей Солнца». Еще через три недели – полностью пришли в форму. Эмоции были разные – Айя, например, кипела злостью и клялась нарезать на ломтики любого члена секты, который ей попадется. И за свою рану, и за поврежденный рог Октира.

Выздоровление, как ни странно, способствовало укреплению всяких романтических отношений. Я это не очень понимал; по-моему, когда лежишь с дырой в теле, мысли менее всего должны склоняться на сию тему… впрочем, я не психолог. Может, пойму, когда себе пару найду (вопрос только, когда. И найду ли вообще).

Ярти и Долент ухитрились подружиться с Таллом; теперь создание Садоу бодрствовало куда чаще, и с любопытством бродило по коридорам дворца… благо по ним без проблем бы и крайт-дракон прополз. Инфарктов, вопреки моим опасениям, это не вызвало, благо Талл старался ходить как можно громче.

Кстати, я с Нагой Садоу об этом звере побеседовал. Он даже и не думал отрицать, что нарочно о Талле умолчал – хотел увидеть, справлюсь ли я. Веллест потом заметил, что из такого призрака получился бы отменный экзаменатор в имперской Академии – сразу бы столько отчислили…

В общем, Орден понемногу вновь набрал силу. Только вот погибших заменить было пока некем… хотя Дороон заодно искал каких-то честных наемников.

Что интересно, нашел. Правда, выбор меня серьезно озадачил – ибо единственным подходящим оказался отряд дашадов. Нет, конечно, их «философия силы» похожа на нашу, и кодекс чести у них весьма жесткий, так что не предадут… но как-то не очень уютно постоянно общаться с существом, от тебя защищенным [35].

Между прочим, тоже интересный вопрос – почему некоторые расы иммунны к Силе, или каким-то ее проявлениям. Тойдарианцы и хатты, например, неуязвимы для внушения… у дашадов куда более широкий иммунитет… вот почему? Надо подумать.

Но этот отряд мы приняли. Потому как воины нам все равно нужны. Правды, мы им, впрочем, пока не открывали – поговорим перед боем.



Примерно через неделю после договора с дашадами Дороон объявился у меня в кабинете.

– Я их нашел, – проинформировал он.

– Точно? Ошибки быть не может?

– Исключено.

– Подожди… – я потянулся за комлинком и пригласил Лордов и полковников.

Дождавшись, пока все соберутся, Дороон объяснил:

– Мы немного не с той стороны искали. Не надо было разыскивать людей – они очень надежно спрятаны. Но у нас в руках их оружие и корабли; они-то не из вакуума взялись. Кто-то их делал, кто-то продавал. Когда я это понял – то внимательнейшим образом осмотрел все, что нам в руки попало, отметил все, что можно – и начал искать. Удалось. Отыскал сперва изготовителя, потом посредника… потом нового владельца и опять посредника… а заодно и постарался установить все, что возможно о тех, кто оказался у нас в плену. И проследить их биографию.

В общем, сведя все нити воедино, я получил указание на конкретную планету; думаю, там и находится штаб-квартира «Лучей Солнца».

Лекку Дороона выписали замысловатую фигуру – он подвел итог своим рассуждениям.

– Координаты, – лаконично потребовал я. – И всю информацию о планете. Полковник Веллест, готовьте боевые группы. Ордену – боевая готовность.

Я немного помолчал, и вспомнив книгу Мираниса, добавил:

– День гнева настал.

О том, что в тексте ответил Копеж, я старался не думать.


Глава 23. Уничтожение

Анализ Дороона оказался верным. Посланный дроид-шпион сумел заснять пару церемоний, которые не оставляли сомнения – перед нами «Лучи Солнца» (кое-какую информацию об обрядах мы все же нашли).

И теперь оставалось лишь явиться и уничтожить их – одним ударом. Как мы поступили с базой контрабандистов.

Однако являться на совершенно незнакомую территорию без разведки – более чем глупо. С виду строения были типовыми, но кто знает, какие ловушки там поставлены?

Словом, разведка была необходима. Вопрос лишь в том, как туда проникнуть…

Впрочем, это не самая большая проблема. Благо есть тот, кто может проникнуть куда угодно, и остаться при этом абсолютно незамеченным.

Экзар Кун.

К счастью, он объявился у меня довольно скоро – было бы не слишком удобно его искать. И прежде чем Лорд успел что-то сказать, я его озадачил поручением.

– Юэн, ты несколько обнаглел, – придя в себя, заявил Экзар. – К призракам Лордов надо относиться с почтением, а не посылать их по своим делам.

– С великим почтением и трепетом умоляю лорда Куна провести разведку.

– Интонация не та, – заметил Экзар. – Звучит как «да отвяжись ты». Ладно, отправлюсь. Без этих скотов Галактике лучше станет.

И исчез.

Я же тем временем взялся за подготовку атаки. Вернее, взялись мы все разом; дашадов я, правда, пока не подключал. Может, получится обойтись без них?

Еще я решил взять с собой Талла. Пара испытаний показала, что и пулевое, и лучевое оружие против него очень малоубедительно, так что пригодиться он мог. На тренировке он ярко продемонстрировал, что убить его возможно только первым ударом – потому что второго нанести уже никто не успеет.

Роун и Веллест добыли планы таких же зданий, которые использовала секта, и наметили все возможные точки проникновения. Затем принялись работать, учитывая размеры и возможности нашего отряда.

Я, удостоверившись, что все идет как надо, засел у себя в кабинете, прогоняя собственный план – с точки зрения использования Силы. Потом сравним разработки и объединим – только так можно эффективно работать одновременно и одаренными, и обычными бойцами.

Когда работа близилась к концу, посреди комнаты возник Экзар, с крайне недовольным выражением лица. Да и выглядел он бледнее, чем обычно…

– Какая-то редкостная скотина их консультирует! – рявкнул Кун, не давая мне рта раскрыть.

– Что случилось?

– Что случилось… – проворчал Экзар, подплывая ближе. – Вокруг базы, и судя по всему, на ней самой не действует Сила. Вообще, словно ее там и близко нет. Я заглянуть внутрь не смог – иначе бы развеялся навсегда.

Ну да, призраки – это ведь чистое проявление Силы… но как они такого добились? Природная аномалия, что ли? Не слышал о таких…

– Помнишь, ты говорил о каких-то ящерках, способных на такое? – напомнил Экзар.

– Точно! – подскочил я. – Они расставили клетки с исаламири… о, х-хатт…

С тех пор, как Тэлон Каррде отыскал этих зверюшек на Миркре, а адмирал Траун нашел им эффективное применение, жизнь одаренных значительно усложнилась. И выходит, сектанты свою базу надежно защитили…

Все планы летят к хатту под хвост. При действующих исаламири от одаренных пользы не так уж много. Значит, надо убрать их… а вот как? И кто это будет делать?

Выход есть, хоть он мне и не очень нравится. Придется все-таки говорить с дашадами.



Хент Фаресс, командир дашадского отряда, впечатлял. Рост под два метра, могучие мускулы, жуткая физиономия, присущая его народу, мощные трехпалые руки с внушительными когтями… И оружие – тяжелый бластер, винтовка за спиной, устрашающих размеров вибронож на поясе.

Словом, типичный портрет «громилы из народа воинов».

Только вот темный взгляд был весьма цепким и пронзительным; и это лишь добавляло ощущения опасности.

Мы сидели друг напротив друга, в одной из квартир «Черного Листа» на Нар Шаддаа. Благо тут на такие переговоры никто не обращает внимания.

– Итак, теперь вы знаете правду, – завершил я. До этого я примерно десять минут рассказывал Фарессу, на кого он сейчас работает.

– Интересно, – хриплый и низкий голос дашада особой эмоциональностью не отличался. – Никогда не думал, что столкнусь с настоящими ситхами…

– Многие никогда не думают, что могут встретиться с настоящим дашадом.

– Верно, – улыбка сородичей Фаресса была похожа на оскал ранкора. – Но хоть большая часть моего народа погибла на Уркуппе, мы расселились по всей Галактике. И никогда не вымрем.

Я мог только кивнуть – судя по моему собеседнику, любой, кто решил бы поспособствовать исчезновению дашадов, быстро вымер бы сам.

– Когда погиб Уркупп, мы ненавидели ситхов, – продолжил Фаресс, и я несколько напрягся. – Сейчас ненависть угасла – глупо испытывать ее четыре тысячи лет спустя. Тем более, что вы не отвечаете за действия Лордов того времени.

Я предпочел даже не заикаться о том, что непосредственный виновник гибели Уркуппа – мой учитель [36].

– Но тем не менее, иметь дело с ситхами…

Я напрягся еще сильнее. Сейчас решалось все.

Фаресс внимательно взглянул на меня.

– Вы ведь лишь заплатили нам небольшой аванс. И не взяли с нас Слово Воина. Почему?

– Потому что я не был уверен, что вы нам понадобитесь, – честно ответил я. Дашады ценили откровенность. – И не хотел раньше времени вас нанимать.

– Разумно, – кивнул Фаресс. – Ну что же, я согласен. Мой клинок – ваш клинок, кровь ваших врагов будет пролита мною, а в кошмары стоящих у вас на пути придет мой облик.

Я позволил себе расслабиться. После произнесения такой формулы ни один дашад не позволил бы себе предать.

– Собирайте своих людей, – приказал я. – Работа для вас уже есть.

– Рад слышать, – оскалился Фаресс, поднимаясь из кресла и поправляя тяжелый черный плащ с оранжевой подкладкой – обычная одежда его народа. Уже шагнув к двери, он вдруг остановился и спросил:

– Мой лорд, а что бы вы сделали, если б я отказался?

Я поднял руку и позволил рукояти меча скользнуть из рукава в ладонь.

– Ваш народ слишком устойчив к внушению; вам бы не удалось стереть память о нашем разговоре. Поэтому мне пришлось бы атаковать.

– Выбор воина, – задумчиво кивнул Фаресс. – Нам понравится с вами работать, лорд Кел-Дрома.



Сорок дашадов, семнадцать имперцев, ситхи и молодые бойцы. Неплохой отряд получился.

Правда, часть его пока что была почти бессильна – пока не пропадут исаламири. Эту задачу и поручили дашадам: я был уверен, что воины Фаресса сумеют справиться с ней. Рункир («командир» на дашади) быстро нашел общий язык с Роуном и Веллестом, и план они разрабатывали совместно.

Наблюдение с помощью дроида-шпиона помогло выявить некоторые уязвимые места. Во-первых, энергостанцию; конечно, при ее отключении начинал работать аварийный генератор, упрятанный под землю… но происходило это не сразу, а спустя пару минут. Да и не все функции он брал на себя.

Во-вторых, мы определили, что небольшие кары могут садиться на крышу базы. Корабли же опускались чуть в стороне – это и было в-третьих.

Цели были распределены по отрядам, и оставалась лишь одна проблема… как провести внутрь четыре десятка здоровенных дашадов, не вызвав переполоха на всей базе? Таковой мог нам здорово помешать, заставив сектантов перекрыть доступ к исаламири.

Впрочем, мы все же отыскали решение. Правда, основано оно было на точной синхронности действий и некоторой опасности для ситхов… ну что же, нам к таковой не привыкать.

Как поэтично выразился Фаресс: «меч выкован, клинок наточен, и осталось нанести удар».

Действительно. Осталось лишь атаковать.



Конечно, сектанты полагались не только на исаламири. Территория вокруг базы просматривалась самыми разнообразными датчиками… но против почти любого датчика существует аппаратура. А при помощи «Черного Листа» можно достать таковую без особых проблем.

Что мы и сделали – и сейчас имперцы успешно искажали картину, выдаваемую детекторами, позволяя тем самым подобраться незамеченными.

Пятеро имперцев, под руководством Роуна, отправились на посадочную площадку; еще пятеро и Веллест – к энергостанции. Крышу пока послали к хатту – пока ее достичь было невозможно.

Дашады подобрались поближе к стенам, в ожидании сигнала. Мы же (то есть ситхи и сработавшиеся с ними бойцы) расположились недалеко от стены с другой стороны здания.

Не все, правда. Вирма и Анвис в этом бою не участвовали – их задачей было, максимально сосредоточившись, прикрывать отряд от обнаружения Силой. Я не исключал, что на базе может присутствовать тот таинственный консультант… и не исключал, что он – одаренный.

На этот раз никаких бесед, как перед тем рейдом, не было. Не то настроение. Там мы шли как на тренировку… а сейчас мы собирались мстить.

Четыре минуты до начала… я окинул взглядом отряд. Шепотом напомнил Вардуффлу, что наше время – не сразу по началу операции, а лишь с исчезновением исаламири.

Таковое, кстати, определить было просто – я постоянно пытался почувствовать людей внутри базы. При действующих ящерках это было невозможно, а вот без них – вполне.

Вуки рыкнул, но согласился. Прижавшийся к земле неподалеку Талл насмешливо оскалился; ему тоже не терпелось начать битву, но приказам он подчинялся.

Две минуты…

Я еще раз прокрутил в голове весь план. Да, осложнений быть не должно. Мы специально выбрали время перед рассветом – когда сон наиболее крепок.

При их численном превосходстве (по расчетам Веллеста, там едва ли не сотня), следует использовать все преимущества.

Полминуты…

Чем имперцы всегда славились – это пунктуальностью. Взрыв на энергостанции разорвал тишину точно в назначенное время; все огни здания погасли.

А такое отключение энергии, на какое-то очень краткое время оставляет базу беззащитной – орудия снаружи тоже не работают. Времени мало, но для отряда Фаресса вполне достаточно.

Я не мог видеть, как дашады кидаются к базе, но чувствовал их движение в Силе. И переставал чувствовать, когда они вбегали в зону исаламири.

И мог лишь представить, как все происходит – направленным взрывом вышибается дверь, темные громадные фигуры несутся по коридорам, убивая всех, кто окажется у них на пути, намеренно или случайно…

У сектантов не было шанса – дашады были прирожденными воинами… да и еще они превосходно знали ситуацию, а хозяевам базы требовалось еще осознать, что произошло нечто непредвиденное.

Жаль, что нельзя было самому принять участие – наверняка у бойцов Фаресса есть чему поучиться.

Так… я начал ощущать некоторые части здания. Дашады добрались до исаламири – что и было их задачей.

– Приготовьтесь.

У меня за спиной послышались шорохи – все напряглись перед атакой.

Еще несколько минут… и все. Теперь я мог видеть здание Силой столь же ясно, сколь и зрением.

– Вперед!

Аварийный энергоблок включился уже давно, так что нас встретил огонь настенных бластеров. Впрочем, мелкие разряды можно было отразить мечом, а те, что посильнее – щитом Силы, на поддержание которого переключились Анвис и Вирма (сейчас уже не было смысла в маскировке).

Первыми у базы оказались мы с Ардом – и объединенный удар телекинезом вышиб кусок стены, позволяя нам ворваться внутрь.

А затем… а затем началось примерно то же, что и на базе контрабандистов. Только на сей раз принимали участие все.

Попутно я не мог не оценить невольной эффектности происходящего – тревожные звуки сигнализации, тусклый багровый свет в коридорах… и из полумрака выныривают фигуры в темном с алыми мечами в руках.

Поневоле оцепенеешь.

Во всяком случае, пока меч не рассечет тебя напополам.

Я предоставил ученикам зачищать базу – и сам отправился непосредственно к жилищу главы секты. Его следует взять живым и задать ему пару вопросов…

Расчеты Роуна и Веллеста по поводу того, где на такой базе может обитать начальство, оказались верными, однако к двери я прибыл не первым.

Дашады меня опередили.

Трое темнокожих воинов и Фаресс расположились перед поворотом, время от времени стреляя за угол и получая ответный огонь.

– Две автоматические турели, лорд Кел-Дрома, – сообщил мне рункир. – В общем-то разбить их несложно, но они простреливают весь коридор, и не дают прицелиться.

– Молнией их закоротить возможно?

– Не знаю, – пожал плечами дашад. – Вам виднее.

А впрочем… зачем молнии?

Я на мгновение выглянул из-за угла и тут же вернулся обратно – по стене хлестнули лучи. Но расположение турелей я успел запомнить.

Теперь оставалось лишь прикрыть глаза и пройти по этапам воздействия.

Сосредоточение…

Расширение восприятия…

Выплеск Силы.

Послышался резкий треск и еще секунду назад бешено стрелявшие турели замолкли.

– Все, – открыл глаза я. – Эта защита снята.

– А в Силе определенно что-то есть, – задумчиво заметил Фаресс.

Я уже шагнул к двери, как вдруг по моему восприятию хлестнули боль и гнев… кого-то из моих!

– Берите его самостоятельно, только живым! – бросил я и ринулся по коридору.

Что случилось?



Позднее я смог восстановить картину – по рассказам.

Ярти и Стиннар оказались в составе одной из групп, двигавшихся наверх, к крыше. Точнее, это Стиннар «оказался»; Ярти же, на правах старшего ученика, группой руководил.

Они не встречали особого сопротивления – лишь пару раз у них вставали на пути баррикады из наваленной в коридорах мебели. Впрочем, с такими справлялись быстро – телекинез, молнии… и мечи.

Схватившись с двумя сектантами и уложив их на пол, Ярти оглянулся и увидел, как Октир застыл у стены, полуприкрыв глаза.

– Октир, что такое?

– Чувствую, – ответил иктотчи. – Тут есть одаренный, этажом выше… идет на крышу! И это не кто-то из наших.

Ярти хватило секунды, чтобы оценить информацию.

– Стин, Скоррок, Кирв – за мной. Остальным – продолжать!

Два ситха, трандошан и юный стрелок-родианец ринулись к лестнице. Теперь, после предупреждения Октира, Ярти и сам чувствовал движение в Силе.

Правда, четверка начала распадаться по пути. Скоррок вынужден был задержаться, дабы помочь дашаду, оказавшемуся в одиночку против четырех сектантов с мощными бластерами. Чуть дальше по группе начали стрелять – и остался Кирв, удерживавший противника беспрерывным огнем.

Крыша была совсем рядом – но лестница оказалась завалена всякой тяжелой всячиной… к счастью, в потолке оказался пролом. Ярти, прыгнув вверх с помощью Силы, оказался у цели… а вот Стиннар еще так высоко прыгать не умел. Поэтому вынужден был разбрасывать телекинезом завал.

На крыше старший ученик оказался очень вовремя – потому что искомый одаренный уже шел к спортивного вида кару, скоростному даже на вид.

– Стоять! – легкий телекинетический выпад цели не достиг, но противник остановился.

Высокий и мощный… в темном, совершенно невыразительном комбинезоне – такой может носить кто угодно. Руки в перчатках. Фигура гуманоидная, но крупный шлем, похожий на пилотский, может скрывать и рога забрака, и головные хвосты тви’лекка, и синюю кожу чисса… а длинный плащ еще и смазывал очертания фигуры.

– Ученик Кел-Дромы? – голос был явно пропущен через некий вокодер – глухой и невыразительный.

– Да, – кивнул Ярти и ринулся в атаку. Чего беседовать?

Длинный прыжок позволил ему сразу достичь противника; но удар меча был остановлен точно таким же алым клинком.

«Консультант» тоже носил красный световой меч.

Удивляться этому факту Ярти решил позже – сейчас любая оплошность могла стоить жизни.

Первый выпад противника был отбит – ситх привычно настроился на стремительную импровизацию ге’таль када, меняя рисунок боя по ходу сражения, подстраиваясь под атаки врага.

Но и тот оказался чрезвычайно опасным бойцом – Ярти едва успевал подставить меч под его удары, а все атаки самого ситха словно наталкивались на стену. Даже скорее на силовое поле – потому что любую стену световой меч бы пронзил.

Бой проходил в молчании; что за смысл болтать во время схватки?

Стоит удивить противника. Быстрый прыжок назад и ветвистая молния… которую он принимает на меч. И отвечает своей… ну, ее отбить легко, это еще когда проходили! А если попробовать сжечь ему схемы в мече – как Юэн рассказывал? Нет, он прикрывает рукоять Силой; видно, тоже знает этот фокус.

Вновь сошлись клинок к клинку. Время работает на меня – сейчас Стиннар разберет тот хлам на лестнице и появится… а потом и остальные придут… так что ему не сбежать!

Но лучше все-таки, если я его остановлю сам. Куда интереснее.


Ярти провел стремительную и опасную связку, финалом которой должен был стать точный чо мок [37], лишающий противника подвижности.

Но в самом конце… враг внезапно прыгнул, уходя от удара и оказываясь за спиной противника; все, что успел сделать Ярти – это развернуться и отшагнуть в сторону, избегая удара…

Почти.

Алый луч упал на руки, пройдя сквозь обе кисти; возвратный удар полоснул по груди, оставляя глубокую рану… правда, не сквозную – Ярти успел сделать еще шаг, и у противника не получился задуманный удар.

А затем короткая молния подняла юного ситха в воздух, бросая его назад, к лестнице, на бетон крыши…

Прямо под ноги Стиннару.

Наверное, это и оказалось самой большой удачей – потому что Стиннар, не обращая внимания на противника, мгновенно наклонился над раненым, направляя на него свою Силу.

Он не умел лечить. Но поддерживать жизнь – мог.

И делал именно это – потому что сейчас раненый товарищ был для него куда важнее врага… потому что все еще помнил побелевшее лицо сестры, получившей разряд бластера…

На краткие мгновения «консультант» застыл в нерешительности – он не ожидал такого поведения. А потом бить было уже поздно – он ощутил приближение куда более сильных противников. И понял, что если задержится для атаки – столкнется с ними.

Спортивный кар сорвался с крыши за какую-то минуту до того, как там объявились мы с Ардом, Тимаром и Хиймом (они тоже ощутили прошедшую сквозь Силу боль).

Тимар оказался у края крыши – но кар уже был слишком далеко.

Я вызвал по комлинку Веллеста, приказал подготовить медотсек, и склонился над Ярти. Он еле дышал, потерял сознание… но оставался жив.



Уже потом я смог оценить проведенную операцию.

Да, удачно. Сектантов уничтожили полностью, исключая руководителей – их ждал допрос. Хоть я и не надеялся много узнать…

Из дашадов погибло десятеро; моих, видимо, опять хранила судьба – отделались ранениями.

Но вот положение Ярти было более чем тяжелым. Клинок «консультанта» повредил дыхательные пути… или легкие… честно говоря, я так и не научился разбираться в медицине. Но одно уяснил – что без аппарата искусственного дыхания прожить невозможно; к нему Ярти сейчас и был подключен.

Мы находились на «Двойной Звезде», одном из самых крупных кораблей, которыми владел «Черный Лист». Бывший транспорт, переделанный под другие цели… в частности, оборудованный очень хорошим медотсеком. Именно он нас ранее доставил к базе контрабандистов… именно на нем мы прибыли и сюда.

Я мерял шагами соседнюю с медотсеком комнату, делая вид, что думаю. На самом же деле… что тут придумаешь? Я не врач, и посоветовать ничего не смогу. Правда, сейчас Веллест беседует с меддроидом; тот выдает все возможные варианты.

Бакта, это чудесное средство… не поможет. Она излечивает внешние повреждения – обморожения там, ожоги… но не внутренние. И уж точно – не такие.

Проклятье! Даже Сила тут не поможет. Я не умею лечить подобные раны, и никто в Ордене не умеет. Призраки же… я уже говорил с Экзаром – ведь его когда-то Фридон Надд исцелил в куда более скверных условиях.

– Так, – кивнул Кун. – Только я этой техникой не владею. На Явине я занимался в основном разработкой боевого применения Силы; ну а потом… после смерти мне это стало просто не нужно.

Я не был уверен, что и более древние призраки способны исцелять; все же Надд был бывшим джедаем. Но даже если и так… мы не сможем втолкнуть всю аппаратуру в гробницу кого-то из Лордов. А они не способны ее покинуть.

С шипением отошла в сторону дверь, и на пороге возник Веллест.

– И? – вопросительный взгляд в его сторону.

– Меддроид представил четко определенные варианты, – полковник прошел внутрь. – Вместо кистей рук придется ставить протезы – ничего не поделаешь.

Я кивнул.

– А что с дыхательной системой?

– «Восстановление невозможно», – Веллест явно цитировал собеседника. – Дроид предлагает дыхательный имплантат и некую систему обеспечения его работы… плюс еще придется добавлять вокодер.

Х-хатт… я представил себе эту картину. То есть Ярти ждет немного облегченная судьба Дарта Вейдера? Хорошо, что хоть без доспехов и шлема.

Проклятье. Неужели иного варианта нет?

– Есть выбор?

– Увы, милорд. Видите ли… состояние ухудшается. Если не имплантировать эту систему… вскоре медаппаратура не сможет поддерживать жизнь. Не очень понимаю, почему, раньше такого не видел.

– Зато я понимаю, – я опустился в кресло, поднял лицо к потолку. – Последствия удара молнией, полковник. Молния Силы – куда более вредная вещь, чем обычный разряд. Скайуокер после столкновения с молниями Императора еще долго находился почти что на грани… конечно, тут была применена куда меньшая сила, но вкупе с раной – положение то же самое.

Что, интересно, делать? Ситхи славятся умением выбирать из двух выходов третий… но что делать, когда выход лишь один? Потому что дать Ярти умереть я не собираюсь. И потому, что не могу позволить себе терять учеников… и вообще.

– У вас есть все необходимое для имплантации?

– Да, милорд. Позднее систему можно будет усовершенствовать, но провести саму операцию можно здесь.

– Проводите.

– Вы не собираетесь спросить его самого? – удивился Веллест. – Медики могут вернуть в сознание… минут на пять.

– Нет. Решения принимаю я – и я уже отдал приказ. Пусть начинают, полковник.

Веллест коротко наклонил голову и покинул комнату.



Ярти внимательно смотрел на экран, изучая описание того, что теперь было встроено в его тело. Экран был закреплен над кроватью – протезы еще не поставили, и потому сделать что-то своими руками он не имел возможности.

В какой-то момент он дернулся коснуться имплантанта – блока со скругленными углами, пребывавшего на груди, от ключиц до солнечного сплетения. Но вовремя вспомнил, что еще ничем не может прикасаться.

Практически вся система была скрыта в теле; лишь блок питания был вынесен на правое бедро – там требовалось периодически менять элементы.

И так – всю жизнь. Что поделаешь – если и есть техника, способная такие раны излечивать без следа, то мы ей точно не владеем.

Ярти закончил читать и некоторое время молчал. Затем сказал:

– Мда.

Я невольно вздрогнул – вокодер еще толком не настроили, и голос звучал глухо и монотонно.

– Вот, и голос еще какой-то… Ладно, потом настрою, – Ярти повернул голову ко мне. Я уже сказал ему, что имплантация была проведена по моему приказу, и ждал реакции.

И она последовала – только совсем не такая, какой я ожидал.

– А маску сделать можно?

– Зачем? – искренне удивился я. – Лицо ведь не пострадало.

– Для жуткости, – усмехнулся Ярти. – Вот представь – руки-протезы, голос… ну, для таких случаев можно сделать угрожающий… плюс маска. И черный костюм. Да любой бандит тогда, со мной поговорив, навек заречется ситхам дорогу переходить!

В таком ключе я на проблему еще не смотрел.

– А не страшит, что тебя будут считать монстром?

– Кто? – ответил Ярти вопросом. – Вы все меня хорошо знаете. Долент эта механика не пугает – она уже заходила сказать… а докажет немного потом. А остальные… плевать мне, что они скажут.

Ну надо же…

– Конечно, стиль боя надо будет немного изменить, – продолжал Ярти. – Но это вопрос тренировок. Кстати, теперь даже чуть легче будет – стальным кулаком можно так противнику врезать, что эффект не хуже меча получится. Ну так что, можно маску сделать?

– Разумеется, – кивнул я. – Сам разработаешь, как тебе нравится.

Принять увечье и его последствия, не быть раздавленным этим грузом, а напротив – обратить его к своей пользе… Похоже, из моих учеников уверенно растут Лорды.

Что не может не радовать.

А с тем «консультантом» я разберусь лично. Хоть я и не злопамятный… как кто-то говорил – «я не злопамятен; отомщу и забуду». Вот и я – забуду о нем.

Но только после того, как отомщу.


Примечания автора

[25] Гарик Лоран – известный актер Имперского времени, в юности снимался в детских фильмах; потом, получив ранение в лицо, ушел в Альянс и стал пилотом Призрачной эскадрильи (поэтому Сарлит и не знает о ней ничего – подразделение почти что секретное). Кстати, насчет навыков режиссер ошибается – Лорану за время службы постоянно приходилось ими пользоваться и дурить голову то генералам Зсинжа, то ему самому.

[26] Это, кстати, не преувеличение. Первый пример – мастер Ууд Бнар, второй – мастер Оороо.

[27] Дун мёш – один из стилей фехтования, включающий в себя выведение противника из равновесия всеми возможными способами, в том числе и словесно, и при помощи Силы… Примеры Вейдеров дождь из предметов на Беспине; подколки Дуку в схватках с Кеноби и Анакином (хотя во второй раз это для него самого плохо кончилось); умелое ведение диалога Изгнанником в схватке с Дартом Сионом на Малакоре.

[28] Чо май (cho mai) – в фехтовании на световых мечах отсечение кисти или обеих кистей. Не могу удержаться от комментария – в оригинальном написании очень напоминает «Chi Mai», название главной музыкальной темы из фильма «Профессионал». Связь?

[29] Шиим (shiim) – в фехтовании на световых мечах удар, наносящий поверхностную рану. Самый яркий пример – это две вроде бы неопасные раны, полученные Кеноби от Дуку на Геонозисе.

[30] Атару – четвертая форма фехтования, предусматривающая скоростную акробатику (яркий пример – Йода). Соресу – вторая форма, предназначенная для защиты от бластерных лучей. Ваапад – седьмая форма, основанная на агрессии. Изобретена лично Мэйсом Винду, обучил он ваападу только Сору Булка и Депу Биллабу. Первый перешел на Темную сторону и был убит Квинланом Восом; вторая… ну, официально тоже перешла, а по моему впечатлению от романа Стовера – просто умом тронулась. Предположительно, погибла во время зачистки Храма. Что случилось с Винду, известно всем; так что мастеров ваапада не осталось.

[31] Юэн говорит с собой, так что не раскрывает подробнее; для незнакомых с этой частью истории поясню. Выжившие после Руусана – Дарт Бэйн, его ученица Занна и кузен последней Дарвот. Причем если Занну явно прикрыл от удара «ментальной бомбы» наставник, то как выжил одинокий и необученный Дарвот – никто не знает. Высказывалась версия, что он вообще не был одаренным, поэтому и перенес атаку. Хотя это и маловероятно.

[32] Анцати – гуманоидная раса, имеющая хоботки, развертывающиеся из щек. Судя по описанию, с помощью этих хоботков они высасывают мозг жертвы через носовые каналы (не очень представляю, как это происходит, да и не слишком хочется представлять). Живут очень долго Данник Джеррико, наемник-анцат, перешагнул за тысячелетний рубеж и оставался полон сил и очень опасен.

[33] Лорд Хот и лорд Валентин Фарфалла – джедаи, генералы Армии Света, которая вела боевые действия на Руусане. Там они и остались после «ментальной бомбы». Почему джедаи носили титул «лорда» – не знаю, но полагаю, что они просто принадлежали к аристократическим семьям.

[34] Копеж – тви’лекк, бывший джедай, потом один из Лордов Ситхов, близкий соратник Каана и Бэйна. Считался одним из наиболее благородных ситхов этой армии. Погиб вместе с остальными на Руусане.

[35] Дашады – раса, чья планета была уничтожена во время Войны Ситхов. Выжившие выработали свою философию, известны как незаурядные бойцы. Имеют иммунитет ко многим воздействиям Силы.

[36] Уркупп, родная планета дашадов, была сожжена взрывом звезды, вызванным Алимой Кето (с помощью корабля Садоу) по плану Экзара Куна. Алима и сама погибла при взрыве – опять-таки по плану Экзара.

[37] Чо мок – в фехтовании световым мечом отсечение ноги (или обеих ног).

Дальше

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™