<<  Орден Возрожденный, Главы 15-19


V-Z


Глава 15. Новые ученики

Я действительно мог спокойно покинуть Зиост, предоставив дела остальным. За прошедшее время общими усилиями удалось построить достаточно устойчивую систему, развалить которую было бы непросто.

Так что я был уверен – Ард, Элея и Роун присмотрят за учениками, Веллест и Анвис удержат «Черный Лист» от излишней активности…

Мда, «Черный Лист»… все же я этим господам не особенно доверял. И основания для этого у меня были – три попытки отколоться это успешно доказывали.

Первые две подавил Анвис; поскольку я именно ему поручил работу с «Черным Листом», Лейрен счел нужным лично заняться усмирением. И выполнил… с какой-то холодной ожесточенностью, если можно так выразиться. Из руководства не осталось никого; низших чинов Анвис пощадил только потому, что они не видели его в деле и не могли знать, что он – ситх.

Вот это мне и не понравилось. Нет, сработал Лейрен более чем эффективно. Но ожесточившийся убийца мне совершенно не был нужен – если такой потребуется, я найму кого-то из вольных охотников. Убийцы очень хороши для переходных времен, но нормальное общество с ними строить нельзя. Дарт Сидиус это наверняка понимал – потому и пожертвовал своим собственным воином без особых сожалений. А может, и сожалел, кто его знает…

Но я жертвовать Лейреном не собирался. Хватит и того, что я убил его учителя.

Так что в третий раз я действовал сам; Анвиса же послал на Зиост, дабы он отработал с учениками техники Силы, и сам заодно потренировался. А попутно – попросил Миввею пробиться к его сердцу… мда, невнятно выразился, конечно, но она меня поняла.

И я оказался прав – если кто и мог разломать лед ожесточенности, так это пятнадцатилетняя тви’лекка, в которой жизнерадостность прямо-таки ключом била. Серьезным в присутствии Миввеи можно было быть только на тренировках – потому что сама она тогда вела себе серьезно. А вот в другое время…

В общем, когда я вновь вернулся на Зиост, Лейрен уже улыбался… вот это правильно! Пусть джедаи свои эмоции контролируют, нам это совершенно не надо.

Саму операцию, кстати, я вспоминать не любил… хотя и прошла она успешно.

Веллест определил, где находится возжелавший независимости координатор. Люди полковника быстро сняли внешнюю охрану, и я вошел внутрь, в зал, где цель и пребывала. Он, там, конечно, не в одиночестве был – с заместителем и десятком солдат охраны.

Когда я вошел, они уже построились – двое рядом с боссом, трое прямо напротив входа, еще пятеро рассыпались по залу… Грамотно, в общем-то. Обычного бойца они бы положили.

Только вот Темный Лорд – это боец, мягко говоря, необычный.

Троих напротив я просто снес молнией – разветвленной и очень мощной. Болевой шок скрутил двоих, охранявших босса-деваронца, а я в то же мгновение прыгнул влево – где ощущал бойцов.

Разумеется, в прыжке включив меч.

Двоих я зарубил чуть ли не одним ударом – слишком близко они стояли друг к другу. Еще один выстрелил; луч бластера я отбил и рассек его пополам.

Оставшиеся двое были на другой стороне зала… и толчок Силы ударил их о стену. Так, что черепа не могли выдержать.

Как оказалось, охранявшие деваронца не выдержали болевого удара. Похоже, я немного переборщил… хотел их только обездвижить. А, ладно.

Я подошел к застывшим координатору и заместителю – единственным живым. Не замедляя шага, снес голову деваронцу, выключил меч и повернулся к побледневшему иктотчи.

– Давайте обсудим ваши обязанности на новой должности.

Это были первые слова, которые я произнес с того момента, как вошел в зал.

Я еще подумал, что кое в чем Хорд прав – при ударе металлическим клинком кровь деваронца брызнула бы на его заместителя. Тогда иктотчи вообще бы не посмел возражать… впрочем, и так неплохо получилось.

Но неприятный осадок остался. Как-то так, мимоходом убить десяток людей… нет, все-таки это не очень правильно. Мягко говоря. Особенно учитывая, что даже хорошие солдаты ничего не смогут противопоставить более-менее обученному адепту Силы – джедаи в свое время это успешно доказывали.

Как бы там ни было, но теперь я мог смело заняться поиском учеников.

Найти в Галактике одаренных непросто. Но при желании – вполне возможно.

Не знаю, как их раньше искали – те же джедаи. Необученный одаренный ничем не отличается от других, разве что большей удачливостью… так было. Но уже Скайуокеру удалось отыскать своих учеников по весьма мощным проявлениям Силы – и в дальнейшем продвигались они весьма быстро.

По-моему, это нечто вроде компенсации за одновременную потерю нескольких тысяч адептов. Уничтожили джедаев – и вот, в новых одаренных Сила просто полыхает. Приходите, берите! Мне, понимаете ли, нужны обученные…

Не очень уютная мысль, если честно – будто Сила обладает каким-то своим разумом. Это ведь означает, что и перепады в настроении у нее могут случиться… и мне даже представлять не хочется, что произойдет, если она разозлится на своих адептов. Нет, Сила неразумна, как бы джедаи ее не слушали. Недаром наше напутствие звучит так: «Да будет Сила служить тебе».

В общем, теперь у одаренных Сила рано проявляется. А вот кто найдет их быстрее – это еще вопрос.

Поиск можно было свалить на «Черный Лист», поручив отслеживать необычное, что я и сделал. Но я этим господам все еще не очень доверял, и потому решил полетать лично.

Правильно решил, кстати.

Конечно, отыскать в одиночку не особенно получится… если не пользоваться Силой. Нет, речь не о всяких там «слушай и услышишь», как любят советовать джедаи. Мой метод был другим… образно говоря, потребовать у Силы ответа – где потенциальные ученики?

И получить его.

За методику надо сказать спасибо Рагносу – его разработка. И проверенная в деле: учеников себе он отыскал именно таким образом. И несмотря на то, что Кресш и Садоу своей враждой развалили Империю, они все равно были великими мастерами – благодаря учителю.

Названия первой планеты я не запомнил – ничего выдающегося в ней не было. Сельское хозяейство, промышленность, грозный флот из трех кораблей времен блокады Набу…

Здания, правда, красивые – похоже, местные любят искусство.

Собственно, это мне и помогло – я выбрел на маленькую площадь, где собралась толпа. Ну, не совсем толпа – человек сорок. И четверо выступающих – человек средних лет в плаще, два накачанных парня и девочка лет двенадцати.

Бродячий цирк, что ли? Интересно.

Площадь, по какой-то причуде архитектора, была окружена колоннами. За одной из них я и остановился, наблюдая за происходящим.

Хмм… если вслушаться в эмоции, то становится ясно: девочка своих спутников очень боится. Они, напротив, весьма довольны; толпа же попросту ждет развлечения.

Человек в плаще что-то говорил; я не вслушивался – обычная речь зазывалы. Но не пропустил момента, когда он шагнул чуть в сторону, позволяя девочке выйти вперед.

Белое платье, большие темные глаза, тоненькая фигура… Общее впечатление – непередаваемая трогательность. Интересно, что она собирается делать?

Она запела, и чистый голос зазвенел в тишине.

Зашептали струны под рукой
Перезвон подков разогнал покой
Изменил ты сам у судьбы узор
Ты пришёл в замок к нам на заросший двор

Позабудь о том, как тебя зовут
Позабудь о тех, что помнят и ждут
Пусть укроет тебя от забот и тревог
Мягкий сумрак и сон замка Ваэтрок.


Хм… не знаю этой песни. Хотя красивая, на какую-то легенду похожа. Надо бы потом поискать… только сперва отдохнуть, а то в сон клонит…

Стоп!

Серебром травы горькое вино
Но тебе во сне будет всё равно
Песня ввысь летит, принося покой
Тьма закроет глаза ласковой рукой

Позабудь о том, как тебя зовут
Позабудь о тех, что помнят и ждут
Пусть укроет тебя от забот и тревог
Мягкий сумрак и сон замка Ваэтрок.


Люди на площади начали зевать и пошатываться, глаза у них явно слипались. Я, правда, уже сонливости не чувствовал – отгородился Силой. И с возрастающим интересом слушал песню.

Твоя воля слабей нашей песни чар
Сон прими из рук, как волшебный дар
Умирает день, наступает ночь
И ничто не сможет тебе помочь

Позабудь о том, как тебя зовут
Позабудь о тех, что помнят и ждут
Пусть укроет тебя от забот и тревог
Мягкий сумрак и сон замка Ваэтрок.


Слушатели медленно опускались на плиты площади. Глаза их уже были плотно закрыты – люди почти погрузились в сон.

Древние, да у этой девочки настоящий талант! Она использует ритм песни для концентрации, и ей требуется немалое время… но какой же мощный результат! Даже если другие таланты у нее слабы, подобная сила внушения это компенсирует.

Будет сон твой крепок в наших стенах
Здесь тебя не тронут ни смерть, ни страх
Позабудь свой путь, отложи свой меч
Засыпай, мы будем твой сон беречь.


Позабудь о том, как тебя зовут
Позабудь о тех, что помнят и ждут
Пусть укроет тебя от забот и тревог
Милосердная Тьма замка Ваэтрок .
[16]

О, даже и Тьма? Хорошая ассоциация…

Все зрители уже распростерлись на каменных плитах. Глубокий здоровый сон… но зачем? Зачем это нужно-то?

Через секунду все стало ясно. Двое парней вышли из-за спины девочки, и принялись обирать спящих. Иначе не скажешь – вытягивали бумажники с кредитками, снимали украшения…

Мда. Они столь одаренную девочку используют для краж? Бездарности…

Я вышел из-за колонны и негромко зааплодировал. Все замерли.

– Блестящее представление, – обходя лежащих, я направился к четверым. – Хотя от песни немного клонит в сон.

Человек в плаще развернулся и бросил на девочку такой злобный взгляд, что она попятилась.

– Как ты его упустила?

– Я старалась, сэр! – испуганно вскрикнула она. – Я…

Тяжелая пощечина оборвала фразу; качнувшись назад, девочка едва не стукнулась о колонну. Но, к счастью, только прижалась к ней спиной; на глазах выступили слезы.

Во мне закипела злость. Вот же скотина… навидался я таких на Корусканте… Но пока я не давал ярости выхода.

Парни, повинуясь кивку главаря, направились ко мне с понятными намерениями. Они в успехе явно не сомневались – двое здоровенных типов против худощавого молодого человека в скромном темном костюме…

Позабудь свой путь, отложи свой меч
Засыпай, мы будем твой сон беречь, –


пропел я, одновременно посылая импульс Силы.

Оба осели на землю – я попросту вырубил их воздействием на разум. Изящества, с которым это проделывали Ард и Элея, я еще не достиг… но результат-то есть, правда?

– Ой, а как? – любопытство девочки оказалось сильнее страха. Даже слезы высохли. – Как вы… с двух строчек? Мне три строфы надо…

– Не в строфах дело, – я оставил за спиной оцепеневшего главаря и наклонился, глядя в глаза девочке. – Как тебя зовут?

– Вирма.

– Вирма, хочешь научиться так делать вообще без слов? Просто взглядом?

– Хочу, – зачарованно выдохнула она. – Но меня… меня господин Кринт не отпустит…

– Этот? – я мимоходом оглянулся на стоящего позади. – Он с тобой хорошо обращался? Был к тебе добр? Ты с ним хочешь остаться?

На каждый вопрос она мотала головой; а потом, почти со слезами выкрикнула:

– Нет! Он… он плохой! Хуже нет!

– Хочешь, он умрет? – задумчиво поинтересовался я. – Прямо сейчас?

Из-за спины плеснуло испугом, смешанным с гневом. А Вирма сильно побледнела – поняла, что я не шучу. И она сейчас может одним словом решить судьбу своего хозяина…

Сочувствия к нему я не испытывал никакого. Было ясно видно, как Вирме у него живется… а всепрощения я никогда исполнен не был.—

– Да! – крикнула она наконец.

Рукоять меча скользнула мне в руку; я развернулся как раз вовремя, чтобы отбить луч бластера, появившегося из-под плаща.

А мгновением спустя алый клинок снес Кринту голову.

Падающее тело я поддержал Силой, не забыв и про отсеченную часть. Выключил меч, повернулся к Вирме.

Она побледнела еще больше; на лице был написан ужас, смешанный с… да, каким-то удовлетворением. Это хорошо – и понимает, что фактически убила словом, и не спешит жалеть врага.

– Но… я не думала… – вымолвила она. – Ну да, он был очень… но я…

Я молчал. Пусть сама все осознает и выскажет.

– А вы… так быстро… и красиво даже…

Удар действительно был красив. Хорошо, что она заметила. Вот уже и огонек в глазах… наверное, вспомнила еще кого-то, от кого натерпелась.

– А я так смогу?

Вот и вопрос, которого я ждал!

– С мечом – не знаю, – честно ответил я. – Но вот уложить кого угодно взглядом сумеешь без проблем, как я уже говорил.

– А Стин?

– Это кто?

– Мой брат… мы близнецы. Он взглядом вещи швыряет, да такие тяжелые!

Близнецы-одаренные – это всегда примечательно. Скайуокеры, Соло, Дарагоны… у ситхов пока не встречались. Но если ее брат так же талантлив в телекинезе, как сама Вирма – во внушении…

– Где он?

– В доме у госп… у Кринта. Его сторожит Турн – он очень сильный…

– Не проблема. На чем вы сюда приехали?

– Там кар стоит… пойдемте, а то сейчас все проснутся! У меня сон получается крепкий, но короткий!

Мы уложились в пару минут – двигатель кара не был выключен. Видимо, все связанные с этим неудобства искупались возможностью быстро смотаться. Было отчего – я был уверен, что сейчас добрые граждане, обнаружив парней, увешанных чужими вещами, мигом всю доброту растеряют.

Тело Кринта я уложил на заднее сиденье кара и укрыл каким-то чехлом. Сперва я намеревался его надежно спрятать – уж больно специфическая рана. Но потом в голову пришла идея получше; поэтому и бластер его я перевесил себе на пояс.

По пути я расспросил Вирму. В принципе, рассказ не содержал в себе ничего неожиданного…

В возрасте девочки я ошибся всего на пару месяцев – именно столько времени отделяло близнецов от двенадцатилетия. А с Кринтом и его компанией они были уже почти два года.

История была проста – родители влезли в долги к кому-то из местных бандитов, с ними случилась неприятность. А близнецы оказались в поле зрения Кринта… к тому времени они уже успели проявить свои таланты, и покойный сообразил, как их можно использовать.

Как им пригодилась Вирма, я уже видел. А с помощью Стиннара они грабили машины – телекинетический удар сбивал их с курса. Донельзя примитивно, но на большее у этой банды фантазии не хватало.

Близнецы очень быстро поняли, куда попали, и попытались сбежать. Увы, не вышло, – тогда с Кринтом работало несколько экзотов. И они налетели на самое худшее сочетание – гаморреанца в паре с готалом. Такую тушу, как разумный свин, Стин тогда еще слабеньким телекинезом свалить не мог; а телепат-готал надежно закрылся от любого воздействия Вирмы.

А сейчас близнецов разделили. И доступно объяснили: сбежит один – пострадает второй.

Слушая Вирму, я чуть не раздавил руль кара. Вот встречаются же такие скоты… ну ничего, Кринт уже мертв. Может, хоть успел пожалеть?

Вирма, как оказалось, отлично помнила дорогу. Уже совсем скоро мы подъехали к небольшому домику, похожему на ферму… как объяснила девочка, это было временное жилище. Кринт собирался вскоре перебраться на другую планету и продолжить дела.

– Стин! – Вирма первой выскочила из кара и побежала к дому; я шел чуть позади. – Стин!

В дверях появился мальчик – одно лицо с Вирмой. Только что чуть покрепче.

А за ним возник и охранник (Турн вроде) – действительно, очень мощного сложения, с бластером на поясе.

Увидев мою незнакомую физиономию, он среагировал сразу – отбросил мальчика к стене, демонстративно положил руку на оружие.

– Кто ты такой, и где Кринт?

– В каре, без головы, – честно ответил я. – Вирма попросила.

Глаза Стина, слышавшего эти слова, вспыхнули радостью; поднявшись на ноги, он сверкнул улыбкой в сторону сестры.

А Турн мою фразу расценил как руководство к действию. Точнее – выдернул из кобуры бластер.

Стрелок я посредственный, предпочитаю рукопашную. Но на таком расстоянии и при моем превосходстве в скорости, обычном для адепта Силы, это значения не имело.

Бластер он достать успел. Но в этот самый момент мой луч ударил его в висок.

Турн ударился о косяк двери и сполз на землю.

– Поехали, – коротко сообщил я, убирая оружие на место. Вот так… пусть кто попробует определить, что произошло. Если в банде четыре человека, плюс два очень ценных ребенка… и если двое оказываются в руках ограбленных людей, третий пропадает вместе с детьми, а четвертый получает в голову луч из бластера, принадлежащего третьему… какой вывод? Вполне простой и логичный. Пускай ищут Кринта; только вряд ли найдут – избавиться от тела можно довольно быстро. Веллест меня на этот счет просветил…

– А… кто вы? – Стин смотрел с настороженностью; сестра уже успела поделиться самыми свежими впечатлениями. – Вы… вы же не джедай? Они так не убивают…

– Верно, – кивнул я. – Джедаи по-другому убивают… но я не джедай. Я – Юэн Кел-Дрома, Темный Лорд Ситхов.

Обалделое выражение на лицах у близнецов было совершенно одинаковым. Даже тот, кто о ситхах ни хатта не знает, был способен оценить названный титул.

– А хоть сам Император, – наконец обрел дар речи Стиннар. – Если вы нас так научите, чтобы больше никакая скотина не посмела Ви тронуть…

– Обязательно, – пообещал я.



Все было проведено очень эффективно – и смерть негодяев, и эмоциональная привязка учеников… вот это-то и скверно. Скверно, что я о происшедшем думаю именно так.

Сделано было в лучших традициях Наги Садоу; собственно, он мне подробно и объяснил, как действовать подобным образом. А его мнению можно было доверять… ведь самую значительную интригу, принесшую ему титул Темного Лорда, Садоу провернул, совершенно не используя Силу.

Только становиться похожим на ученика Рагноса я не хочу. Вот на пару часов побывал в шкуре хладнокровного интригана, который предсказывает реакции других, спокойно устраняет всяких ненужных, и парой слов завоевывает союзников.

Побывал. Не понравилось. Мерзкое все-таки ощущение – словно ты арахнид в своем гнезде, который всюду паутину протянул. Конечно, так надо… но лучше все-таки поменьше.

Ладно, хватит. Пора лететь дальше.

Как там называется следующая планета?


Глава 16. Необычная четверка

Я уже говорил, что ледяной Зиост мне более по душе, чем Корускант. Только я раньше не знал, что это и других городов касается…

Ну да, не нравятся мне все эти… постройки. Да и Сила в больших городах… столько эмоций – прямо-таки по ушам бьет, если можно так выразиться. Как только Сидиус на Корусканте жил? Хотя ежедневный галдеж Сената на протяжении многих лет должен выработать непрошибаемый пофигизм…

У меня такой тренировки, увы, не было. Так что в этом городе мне тоже пришлось закрываться.

Я шел по нешироким улицам, маневрируя в толпе (поскольку там хватало индивидов, на которых налетать нежелательно). Это местечко мне напоминало нижние уровни Корусканта… по чистоте, в смысле. Людей тут было не в пример больше, и на первый взгляд, здесь было безопаснее. Хотя, смотря для кого… Некоторые излишне пристально разглядывали черный кейс у меня в руке (там лежали всякие полезные вещи, которые на пояс не повесишь). Но перейти к более активным действиям никто не пытался – на свое счастье.

Впрочем, кое-что в городе было неплохо – например, вот эти лотки с пирожками на улицах. А я как раз проголодался… конечно, разум первичен, но и о теле позаботиться стоит.

Я уверенно направился к ближайшему лотку; продавец скучал, рядом крутился какой-то мальчишка-человек лет тринадцати. Обычная картина

У продавца не нашлось считывателя для кредиток (никак не запомню, как эти приборы именуются). К счастью, я с собой и наличные ношу.

Ставить кейс на тротуар не хотелось – достаточно чистых мест там не было. Поэтому я правой рукой вынул кошелек, положив его на лоток, выудил деньги, протянул продавцу. Потом потянулся за кошельком…

Его не было.

Пару секунд я ошарашенно моргал, глядя на пустой угол лотка. Продавец смотрел не менее удивленно.

– Мальчишка! – первым сообразил он. – Вон, убегает!

И действительно, сквозь толпу очень быстро пробирался паренек, который только что крутился у прилавка. Несомненно, кошелек стащил он – никого иного не было достаточно близко, чтобы успеть сие сделать.

Схватив с лотка пирожок (я же все-таки заплатил), я кинулся за ним. Обалдеть… уже у Темных Лордов по карманам шарят. Куда Галактика катится, а?

Пробираться сквозь толпу нелегко, особенно на совершенно незнакомой улице. Вор свернул за угол раньше; я отстал от него на какие-то секунды, но в поле зрения мальчишки уже не было.

Куда он подевался?

Начинало расти раздражение – трачу время на какого-то вора, вместо того, чтобы искать ученика! Увы, поиск с помощью Силы мог указать в лучшем случае город, а человека надо было искать самостоятельно. Так что терять время не стоило…

Я скользнул взглядом по прислонившемуся к стене мальчишке… нет, не тот. Одежда очень похожа, но лицо совершенно другое. Куда же он делся…

Стоп.

Лицо другое, а вот отзвук в Силе – почти тот же.

Я медленно развернулся и очень пристально взглянул на паренька. Да… действительно!

Увидев, как я приближаюсь, он мигом подтвердил подозрения – рванулся к переулку, явно желая затеряться в знакомых местах.

Это вряд ли.

Переулок и улица за ним были совершенно пусты, так что можно было не опасаться привлечь внимания. А скорость у меня все-таки куда выше…

Парень еще бежал, когда я поднял его в воздух телекинезом и прижал к стене. Неспешно подошел, протянул руку.

– Ты джедай, что ли? – изумленно выдохнул он.

– Давай кошелек.

Отпираться он не стал – молча вытащил из кармана мой кошелек и отдал. Хм, крепкая воля… иной бы начал прощения просить, что джедая ограбил.

Кстати…

– Когда ты внешность успел изменить?

– Пока бежал. Это же просто.

В смысле – просто? Как он вообще это сделал?

– Покажи настоящее лицо.

Я думал, что он начнет снимать грим, или маску… хотя такие маски стоят слишком дорого.

Вместо этого мальчик попросту чуть расслабился… и его лицо стремительно изменилось. Черные глаза слегка выкатились, на лбу проступили костяные гребни. Спустя секунду человеческого в нем уже не осталось.

Так он клаудит! Древние… и талантливый. Я даже и не понял, что он не человек… Но даже опытные оборотни не могут менять облик с такой скоростью; разве что профессиональные актеры. Так что этот паренек либо очень хорошо владеет своими врожденными способностями, либо…

– Ты только сменой лица можешь укрыться?

– Нет, – он не стал отмалчиваться. Уж не знаю, почему. – Если бы я успел спрятаться – ситха с два ты бы меня нашел. Я умею так делать, что меня вокруг никто не замечает. Даже если в упор смотрят. Только мне для этого напрячься надо, и у меня тогда облик течет.

– Незнакомым людям надо говорить «вы», – непонятно зачем напомнил я правила вежливости (которыми сам часто пренебрегал). А попутно обдумывал его слова… Интересно.

– А джедаи – демократы, – нахально заявил юный клаудит. – Они из всех равных самые равные. Вот я им и буду «ты» говорить.

– Я не джедай, – невидимая хватка исчезла, и мальчик приземлился на ноги. – Как тебя зовут, кстати?

– Ларм, – машинально ответил он, и тут же вскинул на меня удивленные глаза. – Как это – не джедай? А кто?

Я ответил не сразу… здесь людей не было, и щиты можно было снять; так что я сейчас смотрел на клаудита. Оч-чень внимательно… И все больше убеждался – да, талант есть. Своеобразный, но есть.

– Я – ситх, – слово наконец прозвучало. – А у тебя есть способности к Силе… ты это знаешь? Если нет, то можешь мне поверить на слово.

Черные глаза еще больше расширились. Ларм обдумывал мои слова.

– А ты… вы… хорошо убиваете?

– Не люблю, но умею хорошо, – честно ответил я. Ничего себе вопросы совершенно незнакомому человеку… – А что?

– Есть человек, из-за которого погиб мой отец. Я дал слово, что убью его, – решительно заявил Ларм. – Но самому мне через охрану не пройти.

Однако… ну и практичный же характер. Одно слово «ситх» мигом заставило вспомнить о мести. Хорошо же о нас в Галактике думают…

– Нахально, – заметил я. – Как я понимаю, требуешь от незнакомого ситха, чтобы он помог справиться с охраной?

– А знакомых ситхов у меня нет, – на секунду Ларм стал похож на ботана… взъерошился, то есть. – Придется обходиться тем, что есть.

Мне вспомнилось свое собственное поведение – когда я только познакомился с Ардом и Элеей. Похоже, не один я такой. Только у клаудита положение трагичнее. У меня хоть отца не убивали… хотя… я ведь до сих пор не знаю, что с ним случилось.

Узнаю. Обязательно.

– Я могу помочь, – неторопливо сказал я и увидел, как вспыхнули радостью и надеждой глаза Ларма. – Но взамен… ты поступишь в наш Орден. Способности у тебя есть, не сомневайся.

– Это не плата, – покачал головой клаудит. – Это подарок.

– Начнется обучение – поймешь, что это именно плата, – пообещал я. – Мне плохо обученные не нужны.

– Помогите отомстить – и делайте что угодно!

Сколько же в тебе ярости… хорошо еще, что она направлена на кого-то конкретного. И почему мне постоянно попадаются подростки, которых жизнь весьма сильно побила? Которые оказались на улице, без семьи?

Может, потому что я и сам такой? Вполне возможно, что поиск по Силе указывает именно на тех учеников, которые похожи на ищущего. Надо будет в следующий визит на Коррибан обсудить это с Рагносом…

– Протяни руку.

С непонимающим выражением на лице Ларм выполнил. Я приложил к кисти мини-шприц, взял немного крови. Связался по комлинку с борткомпьютером «Кая», приказал проанализировать. Удовлетворенно кивнул, глядя на результат – да, способности действительно есть. Хоть зрение Силы обычно и не подводит, подстраховаться надо.

– Кто этот человек, и где его найти?



Отец Ларма был наемником… клаудиты вообще часто ими становятся. Удобная для профессии способность – менять внешность. Но вот после очередного контракта он чем-то заинтересовался, стал копать… вот наниматель и приказал его убрать. Год назад это было; за этот год Ларм научился воровать.

Личная охрана у преуспевающего бизнесмена Раймека Хилто была так себе. Два неплохих наемника-человека и стрелок-тви’лекк. Хотя и ходили они по пятам за хозяином… правда, в его кабинете не сидели – расположились перед дверью.

А в сам дом мы вошли просто – я приказал охранникам у второго входа себя не замечать. Они и не заметили.

Ларм выглядел немного удивленно – похоже, ожидал, что мы нахально войдем через главный вход. И заодно – что я не усыплю охрану, а порублю световым мечом или сожгу молниями.

Как же. Не хватало еще такие следы оставлять.

Дом, кстати, хороший – небольшой, но добротно построенный, с толстыми стенами. Так, чтобы изнутри ничего не было слышно. Правда, сейчас это обстоятельство играло против хозяина…

Бойцы у двери среагировать не успели. Удар по сознанию их обездвижил; тремя выстрелами из бластера (позаимствованного у охранявших вход), я их парализовал. Увидеть меня они даже не успели.

Я толкнул дверь кабинета и мы вошли внутрь – в хорошо обставленную комнату; везде металл и пластик, весьма приличный терминал на столе…

Пожилой полноватый человек удивленно взглянул на нас; и тут же посуровел, увидев обжигающую ненависть в глазах Ларма.

– Кто вы такие, и что вам нужно?

– Ты! – прямо-таки выплюнул Ларм, шагнув вперед. – Я сын Арлима Вирселя… помнишь его?

Хилто на мгновение задумался, потом кивнул.

– Помню. Хороший наемник, но чрезмерно любопытный. А ты что, пришел за него мстить?

– Да!

– Зря, – пожал плечами Хилто. – Знаешь, парень, я не знаю, кто тебе помогает, – тут он перевел взгляд на меня, – но у меня хватает связей, чтобы любые нахалы очень сильно пожалели.

Я едва заметно усмехнулся – такие вещи меня не пугали. Влияния «Черного Листа» хватит, чтобы не допустить проблем.

– Плевал я на связи, – прошипел Ларм. – Я…

Хм, а оружия-то у него нет!

Решение пришло мгновенно – благо кейс все еще был в руке.

Единственное, что в таковом было необычного – это ручка. Более толстая, продолговатая… и ее можно было очень быстро отсоединить от основного корпуса.

Да и не ручка это была, а рукоять светового меча. Меньше по размерам, чем мой собственный, но полностью функциональный. Мой же был надежно укрыт в одежде.

Зачем мне второй, да еще замаскированный? А просто. Во-первых, иногда полезно бывает иметь скрытое оружие на виду. Во-вторых… если на меня нападут неожиданно, то воинские рефлексы почти наверняка заставят схватиться за меч. Как уже говорилось, раны от него очень приметные… а если кто-то сбежит, то наверняка начнет трепать об алом клинке.

В таком случае лучше уж иметь меч, который требуется не просто выхватить из рукава, а сперва открепить. Медленно, не спорю. Зато гарантия, что достану я его сознательно, а не рефлекторно.

Щелкнули защелки, и рукоять легла мне в руку. Я протянул ее Ларму; клаудит взял меч, с удивлением посмотрел на меня.

Потом понял. Проведя пальцами по гладкой поверхности, нашел чуть выступающую кнопку. Надавил.

Из рукояти вырос рубиновый луч.

Вот тут Хилто проняло – он даже подался назад, когда Ларм, обойдя стол, приблизился к нему.

– Ты что, с ситхами связался? – выдохнул бизнесмен, бросая взгляд на меня. – С ума сошел…

– Ты мне еще будешь указывать, с кем связываться? – зло прошипел клаудит.

Меч был направлен Хилто прямо в грудь.

– Скажи, – тихо, почти шепотом произнес мальчик, – если бы вновь все произошло… ты бы приказал убить отца?

Хилто пристально взглянул в черные глаза. И совершенно спокойно ответил:

– Да. Если не тогда, так чуть позже. Его любопытство было чрезмерным.

Фехтовать световым мечом сложно; но вот нанести один-единственный рубящий удар – очень просто.

Алый клинок рассек полное тело надвое, развалив еще и кресло. Крови не было – световой меч прижигает раны. Но вот запах горелого остался.

Ларм медленно повернулся ко мне; черные глаза клаудита были прикованы к красному лезвию.

– Отдай меч, – спокойно попросил я.

Очень медленно он нажал на кнопку и протянул мне рукоять. Да-а… похоже, месть оказалась не такой сладкой, как он считал.

– Почему? – с отчаянием выдохнул Ларм. – Почему он… я думал, он испугается! Он будет пощады просить! Будет болтать, что никогда бы отца не тронул… а я бы тогда – «Но ты сделал!»

Ясно. Парень заранее вообразил себе эту сцену, придумал красивую фразу… а теперь в шоке от того, что подлый враг повел себя совсем по-другому.

Ничего. Потом сам поймет, что в унижении врага ничего приятного нет. А если и есть – то этим скорее уж себя унижаешь.

К достойному противнику надо испытывать уважение… вот почему лорд Вейдер, обнаружив джедаев, начинал поединок, а не натравливал штурмовиков; вот почему Экзар Кун скрестил мечи с Водо-Сиоском Баасом, а не приказал солдатам атаковать…

Но все это Ларму предстояло понять самому. А вслух я сказал:

– А зачем ты вообще с ним говорил?

– Ну-у…

– Вот-вот – «ну». Если ты намерен кого-то убить – то надо атаковать, а не вести беседу. Чем больше с человеком говоришь, тем сложнее его убивать… особенно если нет опыта.

– Неправда! – взвился Ларм. – Я сколько раз видел – как на улицах сперва говорили, говорили… а потом как врежут! И продолжают бить!

– Может, у уличной шпаны так и принято, – холодно заметил я. – Но вот настоящему воину такое не пристало.

– Наверное, вы правы, – после паузы уныло признал Ларм. – Наверное… Нам пора идти, да?

– Подожди. Сперва надо позаботиться о теле.

– А что с ним такое? – Ларм удивленно оглянулся на труп.

– Рана уж больно приметная. Любой, кто смотрел исторические фильмы или современные боевики, опознает след светового меча.

– А я и не подумал… Сжечь его? Или в растворе каком-нибудь?

– Это откуда у тебя такие мысли? – немного удивился я.

– Отец рассказывал, как от трупов надо избавляться, – честно сказал Ларм. – Я его как-то спросил, почему похищенных и убитых не находят, он и объяснил.

– Интересно… Но сейчас обойдемся без таких методов. Любая техника – ничто перед мощью Силы.

Это, кстати, прямая цитата из лорда Вейдера. Хоть и не очень известная… он эту фразу произносил раза четыре. И после этого убедительно доказывал свою правоту.

Чем и я сейчас занялся.

Рассеченное тело поднялось в воздух; я окружил его невидимым коконом – чтобы ничего не попало на ковер. Мыть полы при помощи Силы я еще не умею.

Я закрыл глаза – сейчас требовалась максимальная сосредоточенность, а вот видеть неподвижную цель было не обязательно.

Телекинезом можно удушить. Можно сдавить внутренние органы.

А можно – раздробить кости, разорвать плоть, измельчая тело в пыль. Фактически – стереть в порошок при помощи Силы.

Чем я сейчас и занялся.

Это была одна из разработок Экзара Куна… почему-то все историки отмечали, что он несколько месяцев безвылазно сидел на Явине, потом заключил союз с Уликом и вновь вернулся туда… но никто не интересовался – а чем он, собственно, там занимался?

Я-то знал. Экзар работал с Силой – испытывал старые методики, вносил изменения, создавал нечто совершенно новое… и ведь создал! Увы, применить не успел – сперва против одиночек-джедаев годились и прежние техники, а потом в бой пошел весь Орден разом. Ну а сие уже соответствовало принципу «залп ИЗРа световым мечом не отобьешь».

Справа плеснуло ужасом, смешанным с огромным любопытством и восхищением… Ларм, кто же еще. Он-то видит, как тело перемалывается невидимой хваткой; одно то, что рвать его не тянет, говорит о многом.

Работа была сложной – требовалось ведь истолочь тело в порошок, так чтобы ничего целого не осталось. А потом можно будет отправить в мусоропровод… туда уж полезут в последнюю очередь – в своем обычном виде Хилто бы просто не пролез.

Я открыл глаза. Да, все получилось. Описывать пребывавшее в воздухе месиво я не стану – слишком уж неаппетитная картина. Ларм упорно смотрел в сторону.

– А с живым противником так можно? – вдруг поинтересовался он.

– Можно, – кивнул я. – Только гораздо сложнее.

– Почему?

– Живой сопротивляется.



Все то время, что мы потратили на путь к космодрому, Ларм молчал, задумавшись о чем-то. Потом робко спросил:

– А как я выглядел… с мечом?

– Как человек, дорвавшийся до мести и растягивающий удовольствие, – честно сказал я.

– Так и было… – пробормотал клаудит и вновь погрузился в молчание.

Я ему думать не мешал. Полезное это занятие.



Когда мы вошли на борт «Кая», Вирма и Стиннар вместе сидели у терминала в своей каюте; дверь была открыта и было слышно, как близнецы делятся впечатлениями от прочитанного.

На экране было то же, с чего и я начинал – история ситхов. Древние времена… они всегда привлекают.

– А как можно прямо с корабля – на планету, верхом на дроиде? – озадаченно почесал в затылке Стиннар. – Так ведь разбиться можно в момент…

– Наверное, какие-то особые дроиды были [17], – пожала плечами Вирма. – Потом почитаем про них… или у лорда Юэна спросим.

Все ясно, про Войну Ситхов читают. Быстро добрались… или они какие-то главы пропускали? Надо будет после расспросить.

– Вирма, Стиннар! – окликнул я. Близнецы мигом развернулись к двери. – Познакомьтесь, это Ларм.

Они переглянулись и недоверчиво воззрились на клаудита. Тот посмотрел на них не менее подозрительно… а потом вдруг его лицо стремительно изменилось, становясь точной копией Стиннара.

– Ой, – восторженно удивилась Вирма.

– А как это ты? – присоединился к ней брат. – Научишь?

– Не выйдет, – Ларм вернул себе прежний облик. – Вы же люди.

Близнецы разочарованно переглянулись.

– А я зато предметы взглядом двигаю, – похвастался Стин. – Вот, смотри…

Он вонзил взгляд в увесистое кресло и то медленно взмыло в воздух.

– А этому научиться можно? – мигом загорелся Ларм.

Сработаются. Теперь я в этом был уверен.



Что-то все получается очень легко. Вышел на площадь – нашел одаренную девочку. Прошелся по улице – и одаренный паренек у меня утащил деньги.

Нет, я уже убедился, что мне везет, но не настолько же… Хотя, может, иначе и нельзя? Анакина Скайуокера нашли по чистой случайности; десятилетия спустя его сын стал джедаем тоже совершенно случайно – если бы «Тантив IV» был захвачен над другой планетой, то Кеноби и по сей день пребывал бы на Татуине.

Другое дело, что джедаи, не признавая случайностей, все это списывали на «волю Силы». Я в нее не верю. Должно быть какое-то иное объяснение… вот какое, интересно?

Но пока остается только продолжать поиск. Что я во время раздумий и делал – скользя между зданиями на спидере. Скорость небольшая – не с моим опытом вождения лихачить. Кстати, интересно, почему среди ситхов практически неизвестны хорошие пилоты? Разве что лорд Вейдер, но он свои навыки отточил еще будучи джедаем.

В общем, эту традицию надо ломать. Что я сейчас и пытался сделать, осваивая управление каром.

Нет, любые города сверху смотрятся куда приятнее, чем на улицах. Воздух чище, вид лучше… крики лучше слышны…

Стоп. Какие еще крики?

А вот такие – довольно нецензурного содержания. И смешанные с всякими неприятными обещаниями.

Я повернул голову, желая рассмотреть – кто это тут тишину нарушает? Хотя таковой все равно и раньше не было.

Как оказалось – два подростка-тви’лекка удирали от группы людей в куртках и с разнообразным железом в руках. Бежала вся эта компания по крыше одного из домов, что пониже.

Убегавшие затормозили у самого края. Резко развернулись к преследователям.

– Не подходите! – раздался угрожающий девичий голос. – Октир все равно предсказывать не может! Не нужны мы!

– Так я и поверил, – осклабился один из преследователей. – Берем их, парни.

Предсказывать? Интересно. Даже если я все неправильно понял, обломать удовольствие этим типам будет приятно.

Я направил спидер к самому краю крыши.

– Прыгайте сюда!

Ни секунды не раздумывая, подростки кинулись на заднее сиденье. Дернувшиеся вслед им люди застыли – нацеленный бластер очень способствует вдумчивости.

Я отвел спидер подальше и влился в поток движения.

– Ты кто? На кой хатт спасал? – опять девичий голос, теперь уже – ко мне.

Я оглянулся… и обругал себя. А еще Темный Лорд! Внимательность – нулевая. Девчонка – тогрута, парень – иктотчи. Принять их за тви’лекков можно было только издали.

Ну ладно. Неважно.

– Не люблю таких уродов, как те, что за вами бежали, – ответил я. – Да еще я услышал о предсказании и мне стало интересно.

– Ни хатта! – сверкнула глазами тогрута. – Октир не может! У тебя мозги прогнили, если…

– А что, эти типы хотели, чтобы он предсказывал?

– Да!

– Вот придурки, – искренне удивился я. – Иктотчи могут видеть будущее только на своей родной планете. Это же всем известно.

– Они, похоже, не знали, – в первый раз заговорил Октир. Голос у него оказался довольно низким для его возраста. – Потому и привязались.

– А я им такой … дала! – похвасталась девчонка. – Двух свалила на …, а другим я бы в … совсем …! Только их много было, …!

– Не ругайся, – поморщился я. Самому пришлось ребят от ругани отучать, так что такие выражения из уст девчонки слышать было как-то невместно.

– Не указывай! – тут же взвилась тогрута. – …! Че хочу, то и говорю, …! И не твое … дело! Сама разберусь, … и …!

– Айя, – одернул ее иктотчи. – Не маши.

Она и в самом деле размахивала – арматурным прутом, с парой пятен ржавчины, но очень увесистым. Я такие вещи на Корусканте повидал, и знал, что в умелых руках можно ими натворить.

Интересно… вроде бы совершенно случайная встреча, но я уже убедился, что случайности у меня какие-то необычные. А тогрута и иктотчи среди джедаев были, так что могут оказаться способными…

Я остановил спидер – выйдя из потока машин, но далеко от крыш.

– Протяните руки.

– Зачем?

– Кровь на анализ взять хочу.

– Вали к хатту в …! – мгновенно отреагировала Айя.

– Хатту будет неудобно, – терпеливо ответил я. – Мне тоже.

– Айя, он нам плохо не сделает, – вмешался Октир. – Чую.

И он первым вытянул руку. Даже не поморщился, когда анализатор уколол его в запястье; впрочем, с их-то толстой кожей…

Вновь короткий приказ компьютеру «Кая»; убедившись, что он принялся за анализ и изучение, я посмотрел на Айю. Та фыркнула.

Дай руку.

Командный голос я понемногу вырабатывал. Во всяком случае, девчонка протянула руку, и сообразила, что происходит, лишь когда я уже взял анализ.

– Не командуй, …! … совсем?

– Айя, – произнес одно слово иктотчи, и его подружка умолкла.

Мне они все сильнее напоминали Арда и Элею. Одна импульсивна и всегда начинает первой; второй молчит, но несомненно главный в паре.

Через минуту пришло сообщение... так и есть! Оба – одаренные. Вновь я с улицы учеников набираю… что ж, похоже, такова судьба. Уж не знаю, моя или их. Кто знает – может, и нас всех вместе.

– Вам на улице нравится? – напрямик спросил я.

– А куда мы, на …, денемся? – сверкнула глазами Айя. – Че бы не думали!

– Ты джедай? – неожиданно спросил Октир. – Я читал… такие штучки джедаи носили, чтобы проверять. Мол, у кого в крови букашек всяких много – тот для них пригоден.

– Не букашек, а микробов, – поправил я. – Тут ты прав, анализ я для этого делал. Но я не джедай.

– А кто?

– Прежде чем скажу… вы можете навсегда покинуть эту планету. Вместе со мной. Или я вас высажу где-нибудь.

– Ага, щас! – это, как нетрудно догадаться, снова Айя. – Затащишь, и будешь … всякими …! Знаю таких, видела!

– Не для того вас спасал.

– Да пошел ты на …! Докажи!

Все это время я сидел вполоборота; теперь же резко повернулся к Айе, вонзил взгляд ей в лицо.

– Убить – могу, если нападешь, – медленно и четко произнес я. – Что другое сделать – вряд ли. Я вас учить собираюсь.

– Чему?

– Узнаешь.

Они переглянулись. Потом Октир решительно сказал:

– Согласны. Нас тут ничто не держит.



В отличие от других, Октир и Айя с рождения росли на улицах. Стандартные семьи, где детьми не то что не занимаются – даже не считают. Сдружились с раннего детства, вместе всюду бегали, потом вместе промышляли… пока не напоролись на банду, которая знала, что иктотчи видят будущее. И все.

Что меня сразу заинтересовало – это разница в речи. Оказалось, они как-то раз прятались в местной библиотеке… хоть и плохонькой, но с их точки зрения – полной книг. Октир все время, что они там сидели, читал. И на речь это повлияло… Айя же не заинтересовалась. Впрочем, как иктотчи мне сам сказал, ему пересыпать речь матом в присутствии Айи было стыдно – все равно таких высот не достичь.

Что есть, то есть. Тогрута сыпала такими конструкциями, каких я в жизни не слышал, и даже не знал, что на бейсике можно такое сказать. От того, как она выражала восторг, у гунгана бы уши в трубочку завернулись.

Ну да ладно. Что с нее взять…

С остальными они сошлись на удивление быстро. Неконфликтные мне ученики попались… хотя за любое обидное слово про Октира Айя готова была кому угодно в зубы дать. Арматурину я у нее сразу отобрал, но она и кулаками обходилась. Хотела, кстати, обоим парням синяки поставить… «для порядка» как она выразилась. Не вышло – Стиннар ее каждый раз откидывал Силой, а Ларма отец учил рукопашному бою… Зато Вирму тогрута сразу взяла под защиту, хотя ее-то никто обижать и не собирался.



Еще три попытки закончились ничем. Точнее, все три потенциальных ситха жили себе спокойно в семье… а забирать детей от родных я не собирался. Это в древней Империи детей при рождении проверяли, и могли забрать, когда ребенок еще и родителей не узнавал. И с джедаями то же… а тут все же более-менее сознательные были.

Кое в чем джедаи были правы. Если ученик будет постоянно беспокоиться о родных, которые где-то вдалеке, толка из него не выйдет.

Но возвращаться мне пока не хотелось. Как я говорил, «Кай» был меньше «Дарвота», но семь кают на нем имелось. Зачем, интересно? Неужели там летал еще кто-то, помимо Вейнтара с учеником? Или все Шестеро там собирались?

В любом случае, сейчас на корабле были заняты шесть кают, и одна – свободная. Как-то не очень интересно возвращаться с неполным грузом, правда?

Но я даже и не представлял, какого ученика мне подкинет судьба.



Последним пунктом в моем путешествии стал Орд Мантелл. Планета наемников, торговцев и преступников… в меньшей степени, чем Нар Шаддаа, но все же…

В общем, я спокойно шел себе по темному пустому переулку, когда на меня напали. Прыгнули сверху, и ударили по голове… точнее, попытались.

Потому что я вовремя успел отскочить и развернуться.

Вот так сюрприз! Вуки. Причем молодой, судя по росту – лишь на полголовы меня выше. Но почему-то очень злой – бешенством от него так и несет.

Вуки издал низкое рычание; к счастью, на поясе у меня был прикреплен переводчик… поскольку на Орд Мантелле кто только не водится.

– Отдавай деньги, – прозвучало из динамика.

– Еще чего не хватало! – возмутился я.

Вуки с места рванулся ко мне; когти едва не вспороли костюм. Я вовремя успел отпрыгнуть, уйти в перекат. А он быстр… хотя я быстрее.

– Я думал, что вуки когти в драке не используют, – крикнул я, оказавшись на ногах.

Это не была издевка. Я в самом деле так считал, и удивился обратному.

Но его эта фраза просто взбесила! Я едва на ногах устоял – такой ненавистью повеяло.

Завязался настоящий бой – вуки изо всех сил старался разодрать меня на части, а я пытался этого не допустить. Использовать Силу как-то не хотелось, но было похоже, что иначе не справиться… все же, и джедаи без особой надобности не лезли в драку с вуки.

Так что, когда он в очередной раз на меня кинулся, я просто вскинул руку.

Телекинетический толчок швырнул вуки о стену. Он медленно поднялся, помотал косматой головой. А затем в глазах его зажглась еще большая ненависть.

– Джедай! – перевел его рев механизм. – Ненавижу! Твари! За Кашиик!

Впав в полное обалдение, я смотрел, как вокруг вуки сгущается Тьма… да-да, сила Темной стороны! Он прямо-таки горел ненавистью, и переплавлял ее в нечто иное.

Что за…

Он выбросил вперед лапу… и с когтей ударила молния! Хоть и слабая, но несомненно молния Силы!

Совершенно автоматически я выставил ладонь; приняв на нее молнию, я отправил ее обратно.

Синеватый разряд опутал тело вуки; он подлетел вверх, вновь стукнулся о стену, сполз вниз и замер. Но остался жив, просто сознание потерял.

Я подошел, удивленно качая головой. Ну надо же…

Вуки среди адептов Силы встречались очень редко. Видно, приверженцы любой стороны опасались давать мощь в руки столь… импульсивным существам. Среди джедаев я мог припомнить лишь двоих вуки; среди ситхов – ни одного.

Но лежавший передо мной, вне сомнения, пользовался мощью Темной стороны. И уже сам дошел до молний… как, любопытно? Телекинез – вещь довольно простая, а молнии требуют школы.

Или же – умения разжечь в себе прямо-таки запредельную ненависть. И выплеснуть ее молнией… ведь столь похожие на электричество разряды – это и есть проявление ярости ситхов. Неважно, холодной или всесжигающей.

Вуки-ситх…

Очень необычно.

Но и крайне заманчиво.

Вывод из размышлений? Берем. Даже и согласия не надо спрашивать – поговорим на борту «Кая».

Вуки я доставил на корабль без проблем, в спидере. По пути он начал приходить в себя - все же молния была слабой - и пришлось погрузить его в сон. Объясняться с таким созданием в машине не хотелось.

На борту "Кая" я перетащил его в каюту, надежно прижал телекинезом конечности и сел рядом - ждать, пока очнется.

А пока можно было расслабиться... перестать выглядеть мудрым и всезнающим... тем более, что я таким и не являюсь. Конечно, по сравнению с этими пятерыми мои знания и умения велики, но не более того. Х-хатт, а постоянно приходится так делать... Я это понял, когда тех охранников рубил. Вроде бы - великий боец, десятерых одолел, радуйся! А вот не радостно. Что за победа - над теми, кто сопротивляться не может? С обычными солдатам и ученик может справиться. Так стоит ли гордиться?

Хуже всего, что никому ничего нельзя высказать. Лидер может сомневаться сколько угодно, но не может этого показывать. Не должен. Хорошо лорду Вейдеру - по маске ничего не прочитаешь. Хорошо Сидиусу было - за годы в Сенате он научился что угодно со спокойным видом переносить. А мне что? Поодоо...

"Темный Лорд должен быть один". Вот теперь я понимаю и второй смысл этой фразы...

Вуки зашевелился, открыл глаза. На меня вновь плеснуло ненавистью; переводчик истолковал рычание как "Скотина силовая! Дом разрушили, теперь и меня... Мерзавец! Ненавижу джедаев!"

- Когда это джедаи Кашиик разрушали? - несколько удивился я.

- Не они! Прятались! Из-за них Империя пришла!

А, вот оно что...

- Я не джедай. Я ситх, - в подтверждение я включил меч, поводил лезвием в воздухе и вновь выключил.

Кстати, пора бы выбрать иную манеру... потому что это пока я ученикам заявлял, что я ситх, и они соглашались идти со мной. А если кто не станет? Для сохранения тайны придется убивать... я представил, как рассекаю мечом подростка, и меня аж передернуло.

Вуки на мгновение замолк, обдумывая сказанное. Потом забился в невидимых оковах:

- Ситх? Вы! Вуки убивали! Ненавижу! Рабами нас сделали!

- Лорду Вейдеру были нужны только джедаи. Рабство - идея Таркина, - уточнил я. Чистая правда; вот из-за таких, как Таркин, Империю и не любят. А ведь по-настоящему умный человек был... - Так что ситхи тут ни при чем. А я с Империей вообще не связан.

Тоже верно - ни один мофф или адмирал о моем существовании не знает.

- Ты не врешь, - отвернулся вуки. - Но мне-то что с того?

- Почему ты решил, что я не вру?

- Ты сильнее, - с кривой усмешкой он кивнул на прижатые к полу лапы. - Зачем сильному врать?

Тут он не совсем прав... но ладно.

По какому-то наитию я убрал давление, и повернулся к вуки спиной. Взял со стола графин, налил немного воды в стакан.

- Пить хочешь?

За спиной - приглушенное сопение. Затем рев, переведенный как:

- Не могу! Пусть я дерусь когтями, пусть я зверь, но не буду бить в спину!

- Почему - зверь? - поинтересовался я, не оборачиваясь.

- Я же сказал - дерусь когтями!

- И что? Почему отказ от эффективного оружия - это признак разумности? Тогда бы и бластеров не было.

Молчание. Потом неуверенный полурык-полустон:

- Так... я... я не зверь?

Тяжелый случай. Видно, жизнь его очень сильно побила, и теперь, что логично - возвышает себя над слабыми, подчиняется сильным. И верит последним безоговорочно. Хорошие качества для подчиненного; никудышные для ситха. Да еще столь переменчивый характер.

Вуки ждал ответа. Я, надев маску холодности, развернулся к нему. Что ж, сыграем пока по таким правилам....

- Имя?

- Вардуффл.

- Так вот, Вардуффл, - ты не зверь. Пока будешь учиться у меня - не станешь зверем. Уйдешь - одичаешь точно. Понял?

Вардуффл кивнул.

Певица, телекинетик, матерщинница, молчун, оборотень и бешеный. Ничего себе компанию я на Зиост привезу...


Глава 17. Наставничество

Полгода минуло с тех пор как я привез новых учеников на Хиост. Прижились, хоть и не без труда. Стиннару и Вирме пришлось долго втолковывать, что отменная работа в паре – это хорошо, но надо уметь и поодиночке сражаться.

Хотя сама мысль интересная. В этом отношении стоит поучиться у джедаев – двойки «учитель-ученик» в старом Ордене действовали оч-чень эффективно. Но тут следует немного доработать… на мой взгляд, в такие пары надо ставить тех, кто друг друга понимает с полувзгляда. Учитель-ученик, брат-сестра, влюбленные… Я уже убедился, что когда Харр и Вихани действуют вместе, то эффективность взлетает до звезд.

С другими ученикам без проблем тоже не обошлось. Айя была сильно уязвлена тем, что она тут среди новичков, и всем уступает. Попыталась себя утвердить… Увы, доказывать свои способности она решила, стукнув Тимара. Тот, помня мой запрет на драки, попросту обездвижил ее телекинезом.

Мда, с сей тогрута проблемы явно будут… Как воспитывать, а? Рагнос, когда мы коснулись этой темы, пожал плечами и предложил использовать молнии. «Удивительно проясняет мышление,» – как он выразился. Но мне сдается, что это не лучший метод воспитания.

Хорошо хоть от мата отучили. Дороон использовал такой способ, какой бы мне в жизни в голову не пришел: поспорил с Айей, что сможет выдавать всякую нецензурщину без повторений дольше, чем она. И предложил – если проиграет, то следит за речью.

Тогрута согласилась…

Увы, преимущество было не на ее стороне – тви’лекк знал больше языков, обладал куда большим жизненным опытом, да еще с блеском использовал лингвистические навыки. Так что шесть минут непрерывного мата Айи померкли перед четвертью часа Дороона.

Но обещание она сдержала – теперь следит за языком.

С Лармом и Октиром проблем практически не возникло. Иктотчи оказался на редкость упорным и трудолюбивым. Если у него на что-то не хватало таланта, то он компенсировал сие потрясающей трудоспособностью.

Клаудита интересовали в первую очередь боевые навыки – видимо, из-за профессии отца. Поэтому и пропадал он в тренировочных залах.

Больше всего пришлось работать с Вардуффлом, как я и ожидал. Расспрашивать о предыдущей жизни я не стал… но видно было, что что-то его сломало. Знакомое состояние – срывать злость на тех, кто слабее, безропотно подчиняться сильным. Сам я в таком не бывал, но навидался…

А ученики, и уж тем более – учителя, убедительно доказали свою силу. Как оказалось, рукопашным боем Вардуффл владел крайне слабо; до сих пор его выручали крупные когти и присущая его народу огромная сила. Но вот столкновения с правильно поставленной техникой эта тактика не выдержала.

Пришлось заниматься индивидуально, одновременно выправляя взгляд на мир. Уважение к мастерам, конечно, необходимо, но и себя принижать нельзя.

Знаете, когда кость сломана и срослась неправильно, самый простой вариант – это сломать ее заново, сложить верным образом и позволить срастись… вот и тут необходимо нечто подобное. Проблема в том, что я не знаю, как правильно ломать, и как верно складывать! Вот и приходится действовать почти что вслепую

Заодно еще пришлось изменить систему обучения. Потому как четырнадцать учеников на четырех учителей – это перебор. Явный. Тем более, что Анвису тоже надо было учиться… все же Шестерым знаний не хватало.

Поэтому я решил поступить следующим образом: мы с Ардом и Элеей выбрали пятерых, наиболее преуспевших. И занимались уже с ними… а каждый из четверых передавал эти знания двум ученикам. Может, это и не лучшая система, но иной придумать никто не смог.

В число этих пятерых попали Анвис (естественно), Тимар, Ярти, Хийм и Харр… все они уже владели настоящими мечами. И хотя до звания мастера моим ребятам было еще далеко, но они к нему уверенно двигались.

Ярти стал действительно очень неплохим бойцом. Работа мечом в его исполнении более всего напоминала ураган; жесткий и агрессивный стиль был способен проломить любую защиту. Правда, как он сам признался, его пока хватает на крайне энергичный, но недолгий бой. Но чем дальше, тем больше он может держать такую скорость.

Примерно той же тактики придерживался и Харр; катар умело пользовался быстротой и гибкостью, свойственной его соплеменникам. Право же, на работу двумя мечами в его исполнении стоило полюбоваться.

Хийм, напротив, куда больше внимания уделял Силе. Плотные иллюзии он научился создавать раньше всех, и очень быстро осваивал большинство техник. Приятно.

Но вот Тимар оказался самым талантливым – и работая мечом, и используя Силу. Анвис как-то заметил, что Тимару нужна лишь тренировка и опыт… а так известные ему самому техники он уже освоил. Примерно то же сказал и Ард, обучавший Тимара фехтованию.

Не зря я его оставлял главным. Молчаливый и спокойный Тимар сейчас – сильнейший из учеников…

В общем, к этим четверым я прибавил Анвиса и назначил каждому учеников. Харру под руководство попали Вихани (естественно) и Ларм – катары многому могли научить клаудита, и поучиться у него. Это касательно контроля над своим телом.

Анвис теперь отвечал за Миввею и Вирму – девочки явно предпочитали Силу оружию (хотя тви’лекка еще не рассталась с мечтой о световом кнуте). Но фехтование мы с Ардом им поставим, а вот Силе Анвис обучит отлично. В свою очередь, эти две не позволят ему вновь соскользнуть в мрачность.

Ярти под начало я выдал Деира и Стиннара. Все правильно – сам Ярти отменно использует телекинез в бою, забрак тоже от него не отстает; так что Стину будет шанс развить свои способности.

Хийму я передал Долент и Айю. Поначалу он возмущался – на кой, мол, ему сия бешеная тогрута? Увы, мой выбор определила одна вещь – из всех вариантов мечей Айя проявила наибольшие способности к двулезвийнику. А таковым у нас работал только Хийм.

Ну и Тимар занимался с Октиром и Вардуффлом. Собственно, с вуки мы работали вместе – очень уж проблемный случай. А иктотчи неожиданно показал весьма мощные способности к Силе, особенно к ее боевой стороне – молнии, телекинетика, и прочее.

Удачно я подобрал учеников.

Попутно я наконец занялся тем, что давно хотел сделать: попыткой проследить линию моего рода от Улика до меня самого.

Мда-а… Нет, я быстро установил, что кровь Кел-Дрома гарантированно пришла от отца. А про него-то как выяснить?

Мама, как оказалось, родилась на Набу. Хм, парадокс, – по этому признаку мы со Скайуокером схожи… Жила она там до двадцати лет, потом покинула планету, выйдя замуж за… кого-то. Никаких записей. Я специально слетал на Набу; оказалось, вскоре после отлета случилась авария в мэрии и погибло несколько инфокристаллов, в том числе и с записями о браках за определенный период. А из родственников я в живых никого не застал…

Дальше – больше. Человека, продавшего родителям дом на Корусканте, я отыскал. Он с трудом вспомнил сделку… а рассказать ничего не смог. Дело в том, что его компьютер давным-давно закоротило, и информация погибла. Хозяина это особо не расстроило – деньги он уже получил. А имен он, спустя более чем два десятка лет, уже не помнил.

Да я и сам имени отца не знаю! Когда он пропал, я был в таком возрасте, когда говорят просто «папа». Х-хатт, я и о профессии его понятия не имею!

Не будь я Темным Лордом, сказал бы «мистика». Но на такой должности жаловаться на мистические силы смешно.

Своими изысканиями я поделился с Роуном, и тот высказал интересную мысль, ранее не пришедшую мне в голову. По его словам, так могли убирать следы существования оперативника СБ. Особенно если таковой работал в местах, где его официально никогда не было.

Ладно. Предположим. Но вот на кого он работал?

Как мне помнится, он был старше мамы… но не более, чем на десять лет. Если брать по максимуму, то получается, что он родился в первые годы Империи. Выходит, что к моменту битвы у Эндора ему едва исполнилось двадцать. Сомнительно, что в таком возрасте служат в Имперской СБ… во всяком случае, в Империи Палпатина. Он мог работать на Исард, Трауна, Зсинджа (за какие грехи ему такая фамилия досталась? Язык сломаешь)… Мог. Но почему тогда поселился на нижних уровнях?

Есть еще возможность. Отец мог работать не на ИСБ, а на нечто локальное, вроде того же КорБеза. Хотя вроде бы не настолько это могучие конторы, чтобы вычищать данные на нескольких планетах. И опять вопрос – с какой радости оперативник несколько лет сидел на Корусканте? Или он не был оперативником? А что тогда делал вне штаба?

Хватало и иных возможностей, менее приятных. Например, что отец мог работать на преступников. Или быть охотником за головами. Или… хватит! Все равно ничего не известно. Так почему я должен думать об отце плохо? Почему, хатт побери!..

Мда. За эмоциями надо следить. Теперь стол придется менять… интересно, почему Сила его не разбила, а почти расщепила на осколки? Надо будет попробовать в тренировочном зале…

От этих размышлений мысли плавно скользнули на мой род вообще. Вроде бы можно гордиться – у самых родовитых аристократов история семьи насчитывает максимум лет пятьсот. А Улик – это прошлое четырехтысячелетней давности; и род за это время не пресекся.Во

Вот это и настораживает. Как так вышло? Что помогло роду Кел-Дрома сохраниться в веках? Что?

Наверное, этого уже не узнать. Как и того, куда же ушел Улик…

Хотя есть пара теорий… но этот вопрос лучше обсудить с Рагносом. Из всех моих учителей-призраков он – самый сведущий в Силе.



– А почему призраки Лордов не помогали живым в битвах? Ведь они куда менее уязвимы.

– Это было бы непросто, – хмыкнул Рагнос. – Дело в том, что мы не можем покинуть Долину. А некоторые – и свои гробницы. Никак.

– Но почему? Фридон Надд странствовал по планетам, Экзар Кун появлялся в любой точке Явина…

– Тут любопытная история, – он проплыл из стороны в сторону. – Не можем, потому что нас намеренно привязали к Долине. А вот почему… причина проста. Дело в том, что один из первых Темных Лордов вернулся после смерти, и объявил, что намерен продолжать править. Повелитель из него вышел бы хороший… опытный, сведущий, не знающий усталости. Только с крупным недостатком – бессмертный. Точнее, не-умирающий. Но в любом случае, это отрезало бы всем остальным дорогу к трону.

Совету Лордов это не понравилось. И совместными усилиями они навеки запечатали бывшего господина в гробнице. А потом разработали технику, позволяющую не выпускать призраков из Долины… вообще, уважение к умершим – один из краеугольных камней нашей культуры. Поэтому и был убит лорд Грауш, решивший тревожить мертвых [18].

– Но вы же появлялись на Циннагаре, когда вручали титул Экзару и Улику.

– Амулеты. Они и были созданы для того, чтобы на краткое время отменить запреты и позволить нам прийти на их зов. Но исполнив то, для чего пришли, мы вновь оказались запертыми в Долине.

Что же до свободы передвижения лордов Надда и Куна… Тут есть своя специфика. Лорд Надд появлялся везде на Ондероне, потому что позаботился об этом еще до кончины. Перед смертью он провел крайне сложный ритуал, и стал хир-ханнором… то есть «хранителем рода». Фактически, связал свое существование с потомками – правителями Ондерона.

– Почему же он не исчез, когда погибли и Оммин, и Аманоа?

– А принцесса? Она отказалась от Силы, но кровь Надда в ней текла, никуда не денешься. Атаки джедаев, правда, связь с родом несколько нарушили… но и дали большую свободу. Да, джедаи его похоронили, но без должных ритуалов… откуда Ордену-то их знать? И уж тем более – понимать их подлинное значение? Однако и в этом случае Надд появлялся только на тех планетах, где что-то было с ним связано.

Я задумался. А ведь верно… На Дксуне Надд был похоронен, на Явине учился, на Циннагаре пребывали книга и мечи, отданные Кратам… Про Коррибан и говорить нечего – Долина прямо-таки предназначена для появлений призраков.

– Ну а в случае лорда Куна, – продолжал Рагнос, – о похоронах вообще речи не шло. Столкновение Света и Тьмы выжгло поверхность Явина, и развеяло его тело [19]. Но он не мог покинуть пределов планеты.

Обдумав сказанное, я кивнул. Пища для размышлений есть…

– А что происходит после смерти с джедаями?

– Этого я не знаю. Не приходилось наблюдать.



Вырисовывается интересная картина. Призраки ситхов обладают огромной силой, но прикованы к гробнице, или месту смерти. Призраки джедаев ограничиваются советами, но способны появляться где угодно Кеноби погиб на Звезде Смерти, но посещал и Явин, и Хот, и Дагоба; Арка Джет погиб на Денебе, но являлся Улику на Рен Варе… Ходили слухи, что и учитель Кеноби, убитый Дартом Маулом, это умел. Но подтверждений нет.

В то же время призрак джедая – явление редкое. А умершие ситхи могли очень сильно влиять на историю. Почему так? И… может ли это быть связано с тем, как увеличивается мощь адептов Силы, когда уменьшается их количество?

Если связь есть, то выходит, что джедаи, с их преданностью коллективу, полностью растворяются в Силе… и становятся своеобразным «генератором» для живущих. И примеры есть… во время Гражданской Войны Джедаев [20] Орден почти уничтожили – и восстановители его обладали колоссальной силой. А Новый Орден превосходит старый силой (хоть и не умением) – не потому ли, что тысячи джедаев ушли из мира…

Ситхи – индивидуалисты. И хоть в этом нет ничего плохого, мы не станем снабжать своей силой непонятно кого. Поэтому «генератор» получится лишь при неожиданной массовой смерти. Как на Руусане, например.

Теория хромает. Сильно. Хотя бы потому, что ситхи эпохи Первой Империи творили то, что ситхам времен Бэйна было не под силу… наверное. Ладно, доказать ее сейчас невозможно, практической пользы тоже нет. Отложим в сторону.



Вот так все и шло – я разбирался с учениками, продолжал летать на Коррибан, копаться в истории рода и выстраивать детали нового плана. О нем я еще никому не говорил – сперва надо было все продумать. До мелочей.

Кстати, Хорд показал мне интересную технику – с помощью Силы прогонять усталость и возвращать бодрость. Этим я и воспользовался, чтобы работать сутки напролет.

Увы, долго это не продолжилось. Шесть дней спустя когда я, поздно ночью, сидел в кабинете, явился Экзар Кун. Как обычно – возник в кресле… и посмотрел на меня как вуки на эвока – примерно с той же степенью недоумения.

– Сколько времени ты без сна сидишь?

– Шесть дней, – посчитал я. – Отличная вещь… хотя усталость немного чувствуется. Ничего, прогоним.

– Еще чего не хватало! Сейчас тебе надо выспаться. Необходимо.

– Это почему?

– Потому что это разработка для бойцов в засаде! И предназначена она для бодрствования в течение от силы пары дней… а никак не почти недели!

Я прислушался к себе. Вроде все нормально… только соображаю чуть медленнее…

– Вот-вот, – кивнул Кун. – Организм свое берет. Так вот, спящий и неработающий Темный Лорд – это куда лучше, чем Темный Лорд, отупевший от бессонницы. Верно?

– Верно, – логика прямо-таки дюрастальная.

В общем, спать я пошел. И проспал, как оказалось, сутки! Хоть бы кто подумал разбудить… какие все заботливые, свихнуться можно.

А еще через пару дней появился Веллест, с весьма интересным вопросом.

– Лорд Кел-Дрома, мы продолжаем готовить ваших юных подопечных. Надо сказать, они весьма талантливы… как и те, кого обучаете вы.

– Приятно слышать, – кивнул я.

– Однако есть определенная проблема. У всех полностью отсутствует боевой опыт. Все ограничивается тренировками… хоть и предельно реалистичными, но все же тренировками.

– Естественно, – немного удивился я. – Откуда взяться опыту? Мы же ни с кем еще не воевали… ну, не считая захвата «Черного Листа».

– Вот это и плохо, – вздохнул полковник. – В случае серьезного боя они могут не выдержать… первое убийство, знаете ли, всегда тяжело. Точнее, не убийство, а именно бой.

Он прав. Но откуда боевой опыт-то добывать?

– Что вы предлагаете?

– Рейд, лорд Кел-Дрома. Выбрать цель, и провести рейд силами учеников при поддержке инструкторов. Им это необходимо.

Об этом я и не подумал… наверное, потому, что мне очень не нравится идея послать ребят, чтобы они учились убивать. Убивать хладнокровно.

С другой стороны… проклятье, я не могу себе позволить никакого гуманизма! В нашем положении – это излишне.

Что там говорится в кодексе ситхов?

«Мира нет, есть лишь страсть.
Страсть дает мне силу.
Сила дает мне власть.
Власть дает мне победу…»


Веллест прав, ученикам пора узнать и страсть битвы, и силу, полученную таким образом. Пора. Что бы я не думал по этому поводу.

– Хорошо, полковник. Давайте выберем цель.


Глава 18. Рейд

Странное занятие – выбирать цель для нападения. Это ведь даже не война, когда противник знает, что его могут атаковать… сейчас те, кого мы выберем, и не подозревают об опасности.

Да, это хорошо – внезапность всегда на руку. Но одновременно какое-то нехорошее чувство… Вейнтару я хоть вызов послал, а Дакэре знал о том, что умрет. Сейчас же ни о какой дуэли речи не шло.

Как оказалось, у Веллеста были намечены несколько вариантов, которые он и представил. И из них мы выбрали один: базу небольшой группы контрабандистов, во Внешних Территориях. Там было достаточно бойцов, чтобы проверить навыки в настоящей схватке… и в то же время слишком мало, чтобы серьезно нам повредить.

Хм, а почему Веллест обратил внимание именно на эту команду? Конечно, были и другие, но эта уж настолько подходит, что остальные варианты кажутся добавленными просто для порядка.

Я пристально взглянул на полковника. Он ведь все обдумал еще до того, как пришел ко мне…

– Скажите, вы встречались именно с этой группой? – поинтересовался я.

Веллест помедлил всего секунду.

– Мне никогда не приходилось с ними сталкиваться, милорд.

– А кому приходилось?

– Как мне известно, войскам Империи доводилось сходиться в бою с именно этими личностями…

– Полковник, вы очень хорошо подбираете уклончивые ответы, – резко перебил его я. – Только я это тоже умею. Скажите прямо – кто пострадал от их рук?

Краткая пауза, в какие-то секунды.

– Они взорвали корабль, который должен был их изловить, милорд, – наконец ответил Веллест. – И перебили уже высадившихся… Среди погибших было много моих друзей, а командовал операцией человек, учивший меня.

– Я понимаю ваше желание, – кивнул я. – И одобряю его… так что принимаю эту цель.

Веллест явно почувствовал облегчение. Зря.

– В то же время, полковник, – я сделал голос максимально холодным, – даже не думайте о повторении чего-то подобного.

Я чуть приподнялся, вонзив взгляд в имперца. Использовал Силу, чтобы сделать его по-настоящему пронизывающим…

– Вы только что пытались использовать Орден, чтобы отомстить. Никогда не пытайтесь натравить ситхов на своих врагов. Не пытайтесь направить нашу силу на свои цели.

– Это не только мои цели… это… – я чуть приподнял руку, слегка сжав пальцы, и Веллест умолк. Несмотря на то, что Силу я не применял… видимо, жест ему что-то напомнил.

– Не забывайте, что вы больше не на имперской службе, – отчеканил я. – Полковник Веллест, вы работаете на Орден Ситхов. Вы сами выбрали эту дорогу… и знаете ли, с нее не сворачивают. И не используют для себя.

Все-таки, выдержке имперских военных можно лишь позавидовать. У него только щека дернулась.

– Прошу прощения, милорд, – Веллест поднялся и коротко наклонил голову. – Даю слово офицера, что этого больше не повторится.

– Я буду рад этому, – кивнул я. – Вы свободны, полковник. Начинайте готовить рейд.

Веллест ушел, а я остался размышлять.

Ну вот… и можно ли теперь ему верить? Ладно, сейчас еще цель у него была нормальная – отомстить за друзей. А если в дальнейшем опять попробует убрать кого-то руками Ордена? Впрочем, Веллест дал слово… хотя многие из нынешних его не особенно держат…

Тьфу. Если я никому не стану доверять, то это не жизнь, а Кессель какой-то будет. Нет, лучше уж считать, что Веллест свою ошибку понял и больше не попробует.

А попробует… так я его ясно предупредил.

Теперь вопрос в том, кто кем руководит. Я за всеми не услежу; то есть, получается минимум три группы – моя, Арда и Элеи. А сколько у нас вообще учеников? Одаренных – четырнадцать, включая Анвиса. Бойцов – двенадцать. Мда, двадцать шесть на три не делится. А если Анвиса поставить лидером группы? Двадцать пять на четыре делится не лучше.

Впрочем, что я думаю? Тут ведь не численность групп важна, а эффективность. Кстати, таковая уже страдает – обычных бойцов у нас меньше, если не считать имперцев (а им-то боевое крещение не требуется). Да, а как их подготовили?

Я с неприятным удивлением понял, что почти что не интересовался остальными. Заходил к ним, говорил – все же это мои подопечные, – но не более. Мда. А еще Темный Лорд, который просто обязан во все вникать… Садоу, например, чуть ли не каждого своего массасси в лицо помнил.

Но вот кого я точно заберу к себе в группу – это Вардуффла. За ним приглядывать надо. Есть у меня пара идей, по поводу того, как из него сделать человека… тьфу ты! Ситха, в смысле.

А стоит ли вообще младших брать? Я поразмыслил и решил, что стоит. Пусть тоже опыт получат; тем более, что Ларм уже убивал, а Айя участвовала в довольно жестких драках.

Решено – идем все вместе.



Как обычно, имперцы сработали качественно. Мы приземлились на приличном расстоянии от базы, подобрались незамеченными.

Планета – довольно холмистая, так что было где укрыться и понаблюдать. Зря они, конечно, выстроили базу в долине… впрочем, вряд ли могли предугадать наше появление.

Охрана была; и странно, если б ее не было. Так… трое на крыше, четверо по периметру здания. Остальные отсыпаются…наверное.

Убирать внешнюю охрану надо было одновременно и бесшумно. А еще надо войти… хм, отсюда видно, что в двери объектив камеры… Веллест сказал, что узнает систему – наблюдатель сидит не где-то в здании, а прямо у входа, как вахтер. Это хорошо.

В общем-то, охрана довольно халтурная. Ну а чего ждать – они и не думают, что кто-то их в такой дыре отыщет… а со своими у них конфликтов нет.

Зря они так посчитали – информаторы «Черного Листа» еще и не то могут.

– Начнем через полчаса, – сообщил я, соскользнув с холма к своему отряду.

Веллест передал указание в комлинк.

– Они отсюда нас точно не увидят? – поинтересовался Стиннар.

– Ни в коем случае, – усмехнулся полковник. – Тут же не Асфейя, о камуфляже позаботились…

– А что такое было на Асфейе? – полюбопытствовал Хийм. Хорошо, что спросил – у меня на языке вертелся тот же вопрос.

– Командир нашей базы был полный придурок, – пожал плечами Веллест. – Сам я, к счастью, туда не попал, но наслушался… Асфейя – лесная планета. И там шли постоянные бои с повстанцами; так вот, комендант от большого ума заявил: «Имперская армия от мятежников не прячется!» С этим, в общем-то, никто не спорил, но вывод последовал совершенно… в общем, он запретил камуфляж. Более того – вообще убрал его с базы. И пришлось солдатам в белых доспехах маршировать по джунглям…

– Потери? – коротко поинтересовался я.

– Огромные, – подтвердил Веллест. – Повстанцы по достоинству оценили сделанный им подарок и били в цель. Солдаты пытались ветки всякие навешивать на броню… но слишком уж она гладкая. Не подходит…

– И чем кончилось?

– К счастью, необычно высокими потерями заинтересовался лорд Вейдер, и лично прибыл на Асфейю, дабы посмотреть, что происходит. В этот же день у базы появился новый комендант, а через неделю в бой уже шли с нормальным камуфляжем.

Полковник вздохнул; видимо, вспомнил прежнее время.

– Пока армией командовал ситх, мы могли быть уверены, что все будет нормально, – подвел итог он. – Республиканских военных во все времена всякие производители и поставщики обдирали… а в Империи лорд Вейдер лично следил за всем, связанным с армией.

Я лишь молча кивнул. Добавить было нечего… да и незачем.

В таком безмолвии мы и сидели еще некоторое время… я, полуприкрыв глаза, смотрел на свою группу. Точнее, на определенную ее часть – на не-одаренных.

А я раньше и не замечал, что Лимра так вытянулась – почти догнала Ярти, который отличается высоким ростом. Рыжие волосы стали вообще пламенеющими; правда, сейчас она их убрала под маскировочную повязку.

Рядом сидел Тритт, последний тви’лекк из моих ребят. Обычное для него положение – тело неподвижно, лицо бесстрастно, а лекку беспрестанно шевелятся.

С Хиймом тихо беседовал трандошан Скоррок, массивный и весьма крупный ящер; я уже убедился, что двигается он с грацией настоящего бойца. Веллест заверил, что в рукопашной Скоррок – один из первых.

А чуть дальше расположился второй рукопашник (Лимра и Тритт – стрелки). Ларск, черно-белый ботан, всегда отличавшийся ухоженной шерстью. Личность крайне склонная к розыгрышам и всякого рода подслушиванию… похоже, у ботанов это генетическое.

Я перевел взгляд на своих учеников. Хийм, Ярти, Стиннар, Вардуффл, Ларм… каждому из них была отведена своя роль в будущей атаке. И мне отчего-то казалось, что они ее исполнят с блеском.

Ну что же, начнем!

С нашей стороны – один охранник-дуг. Это нам на руку, он невелик…

– Хийм, отведи его и дай работать Стину. Ярти, готовься. Помни – бить в шею или голову.

Хийм вонзил в дуга сосредоточенный взгляд, сузив глаза. Пальцы погладили воздух… раз, другой…

Дуг сдвинулся с места и послушно побрел к углу, выходя из поля зрения камеры.

– Стин, действуй.

Все-таки телекинетик из него превосходный. Конечно, концентрируется он долго, да и дуг – не гаморреанец, но все же…

Тощее тело сорвалось с места; дуг даже не успел ничего понять. Впрочем, к оружию на груди он потянулся – видимо, резкий толчок нарушил контроль Хийма…

Но было уже поздно.

Меч Ярти встретил его в воздухе, и земли дуг достиг уже без головы.

– Ларм, давай.

Клаудит сбросил куртку и рубашку… потом смущенно глянул на Лимру. Та фыркнула и отвернулась.

Ларм поспешно разделся полностью, опустился на землю, замер…

И его тело начало изменяться; кости, похоже, менялись местами, кожа преобразовывалась… он становился точной копией погибшего дуга.

– Как просто, оказывается, – завороженно пробормотал Ярти, переводя взгляд с меча на тело. – Раз – и все…

– Это световым мечом «раз и все», – заметил я. – Металлом было бы дольше и труднее… Ларм, готов?

– Да, – кивнул клаудит, уже натянувший одежду дуга.

Двигаясь с максимальной скоростью, он оказался у дверей.

На крыше показался часовой – прямо над входом.

– Тритт, сними его, как только повернется.

Тви’лекк вскинул DXR-6.

Да, разрыв-винтовка. И мы знаем, что она запрещена. Но и имперцы, и я сам считали, что оружие надо быть эффективное, а не разрешенное… Так что Веллест без зазрения совести воспользовался арсеналами «Черного Листа» и подобрал каждому оружие по руке; ученикам было еще далеко до уровня самих полковников, одинаково уверенно работавших с любым убойным механизмом.

Часовой на крыше внезапно развернулся – услышал звук падения товарищей; остальные стрелки сработали четко.

Тритт нажал на спуск, и луч винтовки проделал широкую дыру в груди бойца. Выстрел камера в двери не заметила – Ларм вовремя загородил ее.

Мы не зря выжидали полчаса – уже успели определить, как сменяется охрана. И то, что «дуг» оказался перед камерой, восприняли просто как нетерпение.

Все прошло успешно – дверь скользнула в сторону, «дуг» вошел, а его место занял массивный человек.

– Вперед.

Вскочив на ноги, мы рванулись к базе. Часовой, увидев нашу компанию, на мгновение обалдело застыл, потом кинулся к дверям.

Не успел. Хийм невидимым ударом сбил его с ног; а оказавшийся рядом Скоррок вогнал в грудь вибромеч.

Спустя несколько секунд мы ворвались в дверь. Я бросил мимолетный взгляд на рассеченное световым клинком тело вахтера, бросил одежду Ларму, вновь менявшему облик.

Еще какие-то мгновения – и в дверях объявились остальные.

– Здесь не должно остаться никого, – повысив голос, еще раз предупредил я. – Действуем быстро.

И три отряда рванулись по коридорам. Ученики, бойцы… с каждым – по два мастера. То есть – Ард и Роун, Элея и майор Ренд, я и Веллест…

Как я уже говорил, лишь четверо из учеников сделали свои собственные мечи. Поэтому остальные пошли на бой с… назовем их «типовыми». Мы с Ардом и Элеей сделали около двух десятков таких – без всяких индивидуальных особенностей, для тренировок.

Особенно интересно смотрелся Вардуффл, осваивавший двуручный бой – рукояти просто утонули в его лапах, а клинки казались тоненькими. Ну да, под его руку особый меч нужен.

Но эти клинки могли убивать ничуть не хуже других.



Парадоксально, но единственными, кто не пролил крови в этот день, были мы, шестеро учителей. Нам и не нужно было этого делать – мы пришли натаскивать своих подопечных, а не сражаться.

И все же странное чувство – когда идешь рядом с учениками, спокойно даешь советы, не вмешиваясь лично. И максимум, что делаешь – отбиваешь мечом выстрел, направленный непосредственно в тебя.

А рядом юные воины, почти что дети – убивают. Быстро и точно, как их и учили.

Как их учили мы.

С какого времени, кстати, я перестал причислять себя к «юным»? Почти двадцать два года – это не тот возраст, чтобы претендовать на мудрость во взоре. И не надо мне кивать на лорда Вейдера, напоминая, когда он получил это имя. Я – не он. И хорошо… потому что такой судьбы я врагу не пожелаю… впрочем нет, Номи Санрайдер бы пожелал. За Улика.

Контрабандисты защищались. Конечно. Они довольно быстро сориентировались, и принялись защищать территорию… потому что сбежать бы не удалось. Ангар мы заблокировали в первую очередь.

Я не бывал на совместных тренировках одаренных и бойцов, и теперь с особым интересом наблюдал за их действиями. Да, Веллест и Роун своего добились – ребята действовали слаженно. Исключая, разве что, пятерых младших, которые еще не настолько обучились… но их успешно прикрывали старшие товарищи.

Хийм явно предпочитал Силу мечу, но и двойной клинок не оставался без работы. Решившего обстрелять его с двух рук контрабандиста он рассек натрое весьма элегантно.

Ярти фехтовал куда более красиво и стремительно; мне его атака напоминала какой-то шквал – мощные, пробивающие удары, неостановимое движение вперед… В похожем стиле работали и Улик, и лорд Вейдер.

Что-то вроде этого делал и Вардуффл – только он еще прибавлял оглушительный рев. На контрабандистов вид рычащего вуки с красными световыми мечами производил неизгладимое впечатление.

Ларм умело использовал свою природную скорость и гибкость; Стин предпочитал отшвырнуть противника подальше Силой. Они скооперировались с Лимрой и Скорроком, и вчетвером укладывали любого противника.

Через какое-то время мы овладели всей базой. И не осталось ученика, который бы не убивал… А из контрабандистов не осталось никого.

Да, мы победили. И не понесли потерь.

Чистая победа, да? Что ж, я ее хорошо запомню.

А в особенности – некоторые эпизоды, врезавшиеся в память.



Я тогда отделился от своих – они вполне успешно добивали сопротивляющихся. Просто пошел посмотреть, как там дела у остальных.

Как оказалось, они были в каком-то крупном зале, над которым проходила небольшая галерея. На нее я и вышел; облокотившись на перила, стал наблюдать.

Неплохо идет… это была группа Арда.

Клинки из металла и света успешно пробивали защиту контрабандистов; редко у кого из них для ближнего боя находилось что-то крупнее ножа.

Вирма крутилась между своими соратниками, посылая импульсы Силы, заставляя противников застывать на месте или шататься. Разумеется, наши бойцы такого шанса не упускали…

Но вот она отдалилась от группы… и оказалась лицом к лицу с высоким плечистым парнем. И, что нехарактерно, – с мечом в руках!

Металлическим, конечно. Но от этого не менее опасным.

Вирма атаковала чисто автоматически; и я, признаться, был удивлен, увидев, что ее удар не разрубил клинок противника. Хотя… а, все ясно. Оплетка из кортозисных нитей. На редкость пакостное вещество…

Замешательство Вирмы едва не привело к ранению – ее противник ударил весьма стремительно. Но уроки даром не прошли, и она его выпад отразила.

Этот парень явно умел фехтовать. И неплохо… хотя Вирма была быстрее. Но пробить его защиту она была не в силах.

Первым побуждением было – помочь! Слегка сдавить ему горло, или вызвать болевой шок в мышцах…

Нет. Я не позволяю другим убивать за себя – и не позволю себе убивать за кого-то. Я был уверен, что Вирма справится без посторонней помощи.

И она мои ожидания оправдала. Удачно прянула в сторону, стремительно ударила мечом… моя школа! Хороший удар – разрубил пальцы правой руки и рукоять меча, которую они сжимали.

Контрабандист, взвыв от боли, рухнул на пол… а Вирма остановилась, неуверенно глядя на него. Возбуждение боя схлынуло, и сейчас она, похоже, не могла довершить начатое.

Почувствовав мое внимание, она подняла голову, посмотрела на галерею. Поверженный противник проследил ее взгляд, и лицо его исказилось.

– Она же девчонка еще, тварь! – выкрикнул он. – Ты…

– Что мне делать, лорд Юэн? – спросила Вирма, не обратив внимания на возглас.

Я пожал плечами.

– Добей.

И она с силой взмахнула мечом.

Потом, посмотрев на разрубленное тело, побледнела и отвернулась.

– Хороший удар, – похвалил я. – Что тот, что этот.

– Лорд Юэн… я… я… все сделала правильно? – еле слышно выдохнула она. Впрочем, я расслышал.

– Да, – твердо ответил я. – Враг есть враг.



Немного позже я вновь соединился со своими, и мы продолжили путь по коридорам.

Оказались в еще одном зале… судя по количеству мебели – здесь проходили всякие обсуждения. А комфортабельно живут контрабандисты…

Человек десять тут собралось. По нам они немедленно открыли шквальный и безуспешный огонь. Безуспешный – потому что Хийм немедленно выдрал Силой из пола пару кресел, закрывая не-одаренных, а Тритт с Лирмой из бластеров сняли самых ретивых.

А потом в атаку ринулись ситхи – и контрабандисты остались лежать на полу.

Один, впрочем, успел уйти от выпада Ларма, перекатился, вскочил на ноги… Взгляд его остановился на мне; видимо, понял, что я тут – главный.

– Сволочь! – крикнул он. – Это же дети еще! А ты их… убивать… учишь!

Фраза, удивительно созвучная с моими недавними размышлениями. Впрочем, ему об этом знать не обязательно.

И все равно не успеет узнать – потому что невидимые тиски сжали горло контрабандиста, приподнимая его в воздух.

Я оглянулся. Хийм, с пылающими гневом глазами, протягивал руку к выжившему.

– Ты еще смеешь указывать? – выкрикнул он. – Пусть мы и молоды… но мы сами выбрали! Сами! И не твоя забота, что и с кем мы будем делать!

Пальцы сжались в кулак, раздался хруст позвонков. Тело контрабандиста обмякло и рухнуло на пол.

Вообще-то Хийм прав. Мы все свою дорогу выбрали сами, и никто нас не «переманивал на Темную сторону», как любят выражаться литераторы. И вот поэтому мы – ситхи, а не темные джедаи и не аколиты [21].



И еще одна сцена врезалась мне в память… Мы тогда дрались в коридоре, где успели соорудить настоящую баррикаду, и активно из-за нее отстреливались.

Что интересно, четверо из одаренных по дороге отстали. Ярти и Хийм принялись помогать угодившей в сложную ситуацию Алир (вторая наша ботанка); Ларм и Стиннар в компании со Скорроком и Веллестом «зачищали» коридор…

Так что к баррикаде пришли Тритт, Ларск, Лимра и мы с Вардуффлом. Меня, впрочем, можно было не считать – как я уже говорил, мы не вмешивались в бой.

– Не получается, – сквозь зубы сообщил Тритт. – Хорошо укрылись, эчута [22]…

– За языком следи, – не удержалась Лимра. – Хотя ты прав…

– Если б они хоть секунд на десять огонь прекратили, – пожаловался Ларск, – я бы до них добежал. И тогда бы мало не показалось.

Я, послушав эти комментарии, повернул голову к вуки. И мягко сказал:

– Вардуффл…

Вуки глянул в сторону баррикады из-за угла, выпрямился во весь рост… И явно вознамерился шагнуть под огонь.

– А что ты собираешься делать? – поинтересовался я.

Рык вуки переводчик интерпретировал как «Рвать!»

– Чем?

Вардуффл перевел взгляд на собственные лапы. На крупные, острые когти, благодаря которым и считал себя раньше зверем…

Потом посмотрел на меня и внезапно улыбнулся. Не каким-нибудь злобным оскалом – просто улыбкой мальчишки, у которого нашлось, чем удивить взрослого. И нет разницы, что этот «взрослый» на голову ниже…

Один из мечей погас и вернулся на пояс. А вторым Вардуффл аккуратно провел у подушечек пальцев.

Мы обалдело наблюдали за тем, как срезанные лучом когти падают на пол… вернее, то, что от когтей осталось. А Вардуффл, перебросив меч, повторил операцию со второй рукой.

– Зачем? – озвучила изумленная Лимра вопрос, которым задался каждый.

– А зачем мне? – прошел через переводчик рык вуки. – Я не зверь. Я – ситх, и у меня есть Сила! Когти мне не нужны.

И с этими словами он резко шагнул в коридор, включая второй меч.

Явление Вардуффла, которого контрабандисты еще не видели, повергло их в секундный шок… и вуки это использовал.

Щедрая, слепящая глаза молния – эта техника получалась у Вардуффла лучше всего. Почти белый разряд, ударивший по баррикаде, полоснувший по тем, кто за ней.

А от этого замешательства они уже не оправились – ибо Ларск в несколько прыжков достиг защитников, и им действительно мало не показалось.

Тем более, что следом пришел и Вардуффл.



Базу мы взорвали. Вернее, не мы, а имперцы – с нами прибыл еще отряд, которому было приказано зачистить. Все по той же причине – специфические раны…

По возвращении на Зиост я выслушал доклады остальных. Все прошло гладко, ученики получили массу опыта… и научились убивать, не колеблясь.

Что ж, этого и добивались, так?

Интересно, как джедаи справлялись с проблемой первого убийства… Надо будет спросить у Экзара. Хотя он-то, как я помню, никогда по этому поводу особо не сокрушался.

Когда доклады закончились, я еще долго сидел, глядя прямо перед собой.

По-моему, пора было приводить в действие план, над которым я размышлял последние полгода. А именно – заявить о ситхах.

Убедительно.


Глава 19. Работа над образом

Мой кабинет на Зиосте, похоже, окончательно стал местом для совещаний. Во всяком случае, каждый раз, как мне надо было что-то обсудить, я приглашал всех именно сюда.

Что и сейчас получилось – я за столом, Ард и Элея справа, Роун и Веллест слева, Дороон где-то за терминалом.

– Учеников мы успешно испытали в деле, – сообщил я то, что все и так знали. – По-моему, мы уже более-менее готовы к началу выхода из тени.

Присутствующие остолбенели. Разумеется, этот самый «выход» они понимали одним-единственным образом… и я поспешил таковой разрушить.

– Но воевать мы не будем.

– Почему это? – первым пришел в себя Ард. – Если мы готовы…

– Есть много причин, – я встал из-за стола и принялся расхаживать по кабинету. – Во-первых, у нас просто нет сил для противостояния. «Черный Лист» – это хорошо, но если против него будут действовать все силы Новой Республики, он не поможет. Мощь организации – не в армии.

Во-вторых, у нас просто нет союзников. Даже имперцы нам помогать вряд ли станут – потому что я не стану им подчиняться, а они вряд ли захотят идти под власть ситха. Верно, Роун?

– Как сказать, – пожал плечами полковник. – Лорду Вейдеру бы подчинились…

– Но я – не он, – кивнул я. – И потому меня слушать особо не будут… Так вот, союзников у нас пока нет. Зато есть множество противников, и самый опасный – Орден Джедаев. Он еще не так уж и велик, но джедаев все же больше, чем нас. И у них больше по-настоящему мощных и опытных одаренных – у нас лишь три Лорда и еще Анвис заслуживает звания мастера.

Поэтому закрепляться в Галактике мы будем иными методами. Не мечом, а словом.

– Как лорд Сидиус? – удивленно спросила Элея. – Только ему такое удалось…

– Вариант Сидиуса не пойдет, – покачал головой я. – Он начал свою интригу, уже будучи сенатором… то есть, чтобы повторить его успех, нам надо получить место в Сенате, потом получить пост президента Республики, создать движение сепаратистов, вырастить покорную армию, а потом все разом изменить… В общем, лет за тридцать справимся. Вам такое надо? Сомневаюсь.

Нет, речь о другом. Для начала – вопрос. Как думаете, что является нашим главным препятствием?

– Джедаи, – мгновенно отреагировала Элея.

– Новая Республика, – рассудил Ард.

– Недостаток сил, – высказался Роун. Веллест кивнул в поддержку.

Но на каждое предположение я лишь качал головой. Пока Дороон, на мгновение оторвавшийся от терминала, не произнес одно слово:

– Репутация.

Все воззрились на тви’лекка; а я с довольным видом кивнул.

– Да. Репутация – вот в чем дело. Ситхов по определению считают монстрами, от которых ничего хорошего не жди. Хватает еще тех, кто служил под командованием лорда Вейдера… но боюсь, что они его считают исключением. Поэтому любое возвышение Темного Ордена у обывателей вызовет настоящую истерику, и волну требований истребить всех ситхов. Вспомните – нашим именем по всей Галактике ругаются!

– Но что ты собираешься делать? – изумился Ард. – Убеждать всех, что ситхи – очень Светлые? Это же…

– Полный бред, – согласился я. – Которому поверит только идиот. Да мы и сами во все это не поверим… У меня иные намерения.

Знаете, раньше в войнах шли в ход флоты, армии; из слов – политические речи и интриги. А теперь настало иное время. И пора использовать иные методы – информационные.

Общественное мнение воспитывается при помощи фильмов, книг, прочих культурных проявлений… Так почему бы и нам этим не воспользоваться?

Не надо убеждать обывателей, что ситхи хорошие. Задача иная – убедить их, что ситхи должны быть! Что Орден должен обязательно существовать!

– Как? – вопрос светился в глазах у всех, но озвучил его Ард.

Я улыбнулся. И повернулся к Дороону.

– Рет, ты сможешь установить контакт с творческими людьми?



Я не знаю, почему мне не возражали. Видимо, привыкли, что мои планы каким-то непонятным образом всегда оказываются успешными. Это было не очень хорошо – потому что рано или поздно я ошибусь. И хорошо бы, если без особо вредных последствий…

Ладно. Как говорят хатты: пожуем – увидим.

Дороон контакты нашел довольно быстро. Даже удивительно быстро.

Тви’лекк отыскал матерого режиссера, маститого писателя, именитого художника и известного композитора. Точнее, он предоставил несколько кандидатур, а я уже выбрал конкретных.

Но план требовал денег… точнее, они должны были стать еще одним аргументом. Средства «Черного Листа» были велики, но их мне трогать не хотелось – во-первых, это запас; а во-вторых, если их происхождение проследят, то на затее можно будет припарковать крестокрыл.

Поэтому я начал искать иные источники… прежде всего – среди тех, кто ранее имел дело с ситхами. Было огромное желание отыскать Камино, но его я подавил. По двум причинам – координаты благополучно сгинули вместе со старым Орденом Джедаев; кроме того, денег у них не добудешь – им самим платить надо. Интересно, а за армию клонов с ними рассчитались, или они до сих пор ждут, пока проценты набегут? Вот Новая Республика удивится, если ей счет предъявят…

Ладно, хатт с ними, с каминоанами.

Я вспомнил еще кое-кого, и принялся собирать информацию – с помощью Дороона и по каналам «Черного Листа». Результаты меня приятно удивили.

Нуте Гунрай, вице-король Торговой Федерации. Знакомое любому историку имя, не правда ли? Инициатор блокады Набу, один из лидеров сепаратистов… на деле же – марионетка Дарта Сидиуса, которую он легко убрал с доски, когда пришло время. Гибель почетная – от меча лично лорда Вейдера.

Это известно всем. А вот что было интересно – это, что у Гунрая был сын Риме. Он отца постоянно сопровождал, и хоть и не маячил за спиной, но всегда присутствовал рядом. Судя по всему, только сыну неймодианец доверял полностью, и прочил его себе в преемники. Может, поэтому и не светил перед Сидиусом?

Перед самым Мустафаром Гунрай послал сына с каким-то поручением к деловым партнерам; так что Риме повезло, и он смог избежать атаки Вейдера.

Когда возникла Империя, Сидиус решил, что все еще сильная Торговая Федерация ему нужна как хатту расческа. И попросту ее расколол на множество мелких независимых компаний; те, кто пытался возродить Федерацию, столкнулись с веским аргументом в лице армии клонов.

Риме Гунрай тут отличился – пользуясь авторитетом семьи и своими собственными талантами, он сумел удержать контроль над большой частью расколовшейся Федерации и не привлечь внимания Императора. Судя по полученной информации, младший Гунрай был потрясающим финансистом и очень толковым дипломатом; хотя недостатков от отца он унаследовал приличное количество.

Впрочем, последнее было мне только на руку.

При Империи неймодианец старался держаться в тени, не переходя дорогу ни правительству, ни хаттам с «Черным Солнцем», ни промышленным гигантам вроде Куата. И ему это удалось.

Сейчас Риме Гунраю было уже за семьдесят, но он старался поддерживать себя в хорошей форме, и уступать кому-то власть не собирался.

Я искренне желал ему крепкого здоровья – поскольку моим союзникам следует пребывать на этом свете подольше.

А пока… в общем, при помощи «Черного Листа» я собрал достаточно информации, чтобы однажды выйти на связь с Гунраем. Но не через обычные каналы (еще чего!). Вместо этого Дороон преспокойно взломал все защиты, подключившись к личной связи неймодианца. Как именно он это сделал, я не уточнял – все равно вряд ли пойму. Когда речь шла о взломе сетей, тви’лекк переходил на крайне специфический жаргон «ледорубов», понятный только им самим.

В любом случае, своего он добился – подключился к закрытой линии. А Гунрай, со свойственной крупным бизнесменам подозрительностью, позаботился о том, чтобы общаться по этой линии можно было лишь с одним терминалом – в его собственном кабинете. Что тоже не могло не радовать – распорядок дня неймодианца я изучил, и знал, когда он пребывает в одиночестве.

Так что мы с Дорооном просто выбрали момент, когда Гунрай разбирался с какими-то важными бумагами, и активировали связь. Звучание сигнала – и в кабинете возникла голограмма вызывающего.

Удивленный неймодианец поднял голову от стола и оцепенел.

Было от чего. Вновь мы подобрали максимально подходящий костюм – черный плащ, скрывающий фигуру; закрывающий голову капюшон, из-под которого виден только подбородок.

Риме Гунрай явно присутствовал на переговорах отца с Дартом Сидиусом. И такую фигуру хорошо запомнил.

Даже поперхнулся, закашлявшись. Но инфаркта вроде не получил – а этого стоило опасаться.

– Вижу, что мне не стоит представляться, – усилия Дороона и техника, добытая Веллестом, сделали мой голос более низким. А то так он звучит слишком молодо. – Я никогда не сомневался в хорошей памяти вашей семьи.

– Сов… – неймодианец прервался и вновь набрал воздуху в грудь. – Сов’ершенно в’ерно… влад’ика [23]?

В последнем слове ясно прозвучало сомнение.

– Вы желаете получить доказательства? – осведомился я. – Это возможно…

Я немного приподнял руку, словно собираясь сжать что-то невидимое.

– Н’ет, влад’ика! – поспешно замахал руками Гунрай. – Я бы не осм’елился усомн’иться в ваших словах!

Наступила пауза, которую нарушил неймодианец.

– Однако… пойм’ите меня прав’ильно… я н’е ожидал вашего появления. И хот’ел бы узнать…

А он смелее, чем отец. Фактически, фраза была вежливым изложением идеи «Какого хатта вам от меня надо?».

Приятно. Не люблю трусости, и не хочу иметь дела с трусами.

– Орден и Торговая Федерация сотрудничали в прошлом, – заметил я. – Я посчитал нужным восстановить эти связи. Несмотря на то, что Федерации уже не существует, вы – ее прямой наследник.

– И… ч’ем мы мож’ем быть пол’езны? Мы были ув’ерены, что влад’ика Сидиус обозначил пол’итику Орд’ена по отнош’ению к нам…

– Решения Дарта Сидиуса не имеют никакого значения в данном случае. Орденом руковожу я, и мой способ действий значительно отличается.

Гунрай еле заметно перевел дух – похоже, он был уверен, что я собираюсь с ним сделать что-то совсем нехорошее.

– Но что мы мож’ем сд’елать, влад’ика? Фед’ерации больше н’е сущ’ествует…

– А кто мешает ей восстановиться? Ваша компания сейчас – одна из сильнейших. Пока что – «одна из». Но вскоре… проверьте свою почту. Сейчас.

Гунрай потянулся к терминалу, отыскал только что пришедшее письмо. Открыл файл и потерял дар речи. Блеклые глаза прямо-таки на лоб полезли.

Я знал, что он сейчас перед собой видит. Впечатляющее количество секретной информации об одном из его виднейших конкурентов. Располагая такими сведениями, можно было свалить такового за короткое время… если правильно воспользоваться.

Покойный Вейнтар создал превосходную организацию; сила ее была не в боевиках и бластерах, а в умении добывать информацию и вовремя пускать ее в ход. Останься он жив – пожалуй, сделал бы ее еще более эффективной. Впрочем, я не собирался давать ему выбор.

Гунрай с трудом заставил себя оторваться от файла и перевести взгляд на меня.

– Я всегда помогаю своим союзникам, – заметил я. – Они пока что не жаловались… Только я ожидаю и обратной любезности.

– Все, что вы прикажете, влад’ика, – поклонился Гунрай. Я уловил недосказанное: «если будете давать мне такие материалы – выполню все, что будет угодно». Логично.

– Вскоре вам потребуется поддержать финансово один проект, – сообщил я. – Детали вы узнаете позднее; сейчас просто позаботьтесь о том, чтобы иметь под рукой деньги.

– Слушаюсь, влад’ика… – вновь поклон, пауза и неуверенный вопрос: – Прост’ите… а могу ли я узнать ваше имя?

– Это не та информация, которой можно торговать, – ответил я и Дороон разорвал связь.

Что ж, достойное завершение. Неоднозначная фраза заставит Гунрая призадуматься.

– А ты и в самом деле собираешься ему помочь? – осведомился Дороон, когда я сбросил плащ (как же в нем двигаться неудобно!).

– Конечно, – кивнул я. – Союзник среди корпораций нам необходим. Республиканцев трогать не имеет смысла, имперцы тоже особенно не горят желанием… а вот неймодианцы отлично помнят былую славу, и сделают все, чтобы вновь оказаться на вершине.

Я пошел к двери, и уже почти на пороге меня догнал голос тви’лекка:

– То есть, опять ставишь на изгоев?

– В смысле? – искренне не понял я. Обернулся – Дороон, как обычно, смотрел в терминал.

– Ты постоянно набираешь в союзники тех, кто всего лишен, – заговорил он. – Уличные мальчишки. Сироты. Ушедшие со службы военные. Преступники. Теперь – потерявшие былое влияние финансисты. Твоя армия состоит из тех, кого можно назвать изгоями, Юэн. Интересная тенденция.

Я не нашел, что ответить. Просто потому, что Дороон был совершенно прав. Все так и было, хоть я и не смотрел с такой точки зрения раньше.

– Изгоям в одиночку не выжить, – наконец отыскал я ответ. – Вот мы и объединяемся.

И ушел – пока тви’лекк не развил эту тему.

Вообще, Дороон меня постоянно удивляет. То лингвистический дар обнаруживается, то философские мысли, то из бластера весьма грамотный выстрел… Очень он разносторонний для простого, пусть и очень умелого «ледоруба».

Ладно, хватит. Ард, Элея и Дороон – это те, в ком я точно сомневаться не стану.



Собрать на встречу всех четверых было не так-то просто – для каждого пришлось подыскивать свои аргументы. Причем не выдавая себя… Сам бы я откровенно не справился – потому привлек Арда с Элеей, и совместными усилиями мы отыскали подходящие слова.

Получилось. Во всяком случае, на Кореллии они собрались. Да, на Кореллии. Планета была выбрана по одной простой причине – никто из Ордена там не бывал, и узнавать нас там было некому.

Творческих людей традиционно считают непунктуальными; видимо, эти четверо были исключением. Они были на месте уже за десять минут до назначенного времени.

Квартира, куда их пригласили, была для таких случаев приобретена «Черным Листом». Точнее, одним кореллианским дельцом, никак с теневым миром не связанным… ну, не больше, чем остальные.

И, конечно, тут стояли всякие устройства, позволявшие рассмотреть вошедших.

Чем я и занялся.

Кайм Миранис, слегка полноватый темноволосый человек с очень острым взглядом; серый деловой костюм вроде бы делает его неотличимым от обычного клерка. Но это если не знать, что его книгами зачитываются на нескольких планетах.

Лимайр Арстин был, напротив, одет весьма ярко – в алое с изумрудным. Художник был известен не только на своей родной Иридонии; недавно у забрака с успехом прошла выставка на Корусканте.

Адарн Сарлит, очень высокий седой человек, пребывающий в постоянном движении. Что ж, знаменитый режиссер мог себе позволить поведение, соответствующее привычкам, а не этикету.

Ну и Аттон Клайто, для которого Кореллия была родной планетой. Темноволосый человек в дорогом костюме был одним из самых известных нынешних композиторов.

Разговор с ними будет непростым… впрочем, в первый раз, что ли?

Когда я появился на пороге, все четверо одновременно на меня уставились. Что ж, ничего особенного они не увидели – молодой человек в темном костюме, похож на бизнесмена или просто состоятельную личность.

О последнем говорил и кабинет – ковер на полу, «деревянные» панели на стенах (хоть и пластик, но очень качественная работа), и массивный стол с мощным терминалом.

– Добрый день, господа, – улыбнулся я. – Приглашение вы получили именно от меня.

Обойдя стол, я опустился в кресло.

Гости переглянулись.

– Хотелось бы знать, с кем мы имеем честь разговаривать, – сухо заметил Миранис. – А также вашу… социальную позицию.

– Разумеется, – я решил открывать карты сразу. – Мое имя – Юэн Кел-Дрома. И я – Темный Лорд Ситхов.

Обалделое молчание. Уж слишком необычное заявление… учитывая особенно, что сей титул до сих пор у всех в сознании намертво связан с внешностью лорда Вейдера, на которого я нисколько не похож.

На лица гостей стоило посмотреть… это же не имперские офицеры, способные сохранять маску спокойствия при любых обстоятельствах.

– Докажите, – первым пришел в себя опять-таки Миранис.

– Любое мое доказательство оставит в этом кабинете четыре трупа, чего вы вряд ли хотите, – заметил я. – А демонстрировать Силу на других я не собираюсь.

– Нетипично для ситха, – хмыкнул Сарлит. Как я правильно понял, по-настоящему творческие люди ничего не боятся. Даже ситхов.

– В этом и есть корень проблемы, для решения которой мне требуетесь вы.

– Как найти материал для опытов? – ехидно заметил Клайто. – Не думаю, что мы сможем помочь.

– Ваше предложение интересно, но я имел в виду кое-что другое, – спокойно ответил я. – Знаете, почему я пригласил именно вас? Потому что вы никогда не склонялись в своем творчестве на какую-то определенную сторону, принимаясь обелять ее и чернить другую. Иногда даже и страдали из-за этого.

Сарлит и Арстин одинаково поморщились. Один из фильмов режиссера был снят с показа в имперском пространстве – уж слишком реалистично там были изображены и солдаты Империи, и бойцы Альянса. Что очень не совпадало с официальной точкой зрения. А художник в свое время вынужден был переехать, отказавшись рисовать сцену безоговорочной победы Новой Республики.

У писателя и композитора таких проблем не возникало, но они тоже согласно кивнули.

– Я намерен создать ситхам нормальную репутацию в Галактике, – продолжил я, открывая еще одну неожиданную карту. – И вот в этом мне нужна ваша помощь.

– Почему мы должны согласиться? – это впервые заговорил Арстин. Голос у забрака оказался мягким и звучным. – У нас нет причин помогать ситхам.

– Как насчет интереса? Все, что я предложу сделать, будет основываться на историческом материале, который вы больше нигде не найдете. Потому что архивы нашего Ордена никогда не изучались посторонними.

Я знал, что делаю. Миранис был профессиональным историком; Сарлит часто снимал исторические фильмы; Арстин и Клайто тоже тяготели к древним временам в своем творчестве.

Так что глаза у них загорелись. Точнее, они пытались этого не показывать, но я-то воспринимаю эмоции…

– Однако просто материалы – не причина для того, чтобы помогать ситхам, – вступил Клайто. – Уж извините, но они оставили очень неприятный след в Галактике…

– Не все, – кратко ответил я. – И, если уж на то пошло, далеко не всегда гибель тысяч людей – на совести ситхов. Ни уничтожение планеты сорок лет назад, ни война четырехтысячелетней давности [24].

– Но на ситхах тоже хватает крови, – возразил композитор. – Я тоже знаком с историей… и знаю, что это так!

Почему-то это меня взбесило. Уж не знаю, по какой причине – вроде бы вполне логичное и оправданное высказывание.

Но я разозлился. И лишь усилием воли сумел удержать гнев.

– Не отрицаю, – выдохнул я. – Но нынешний Орден строился с нуля… Мы – наследники знаний, но вовсе не способов действия. И мы не имеем никакого отношения к Палпатину и его Империи, или ко всяким его последователям. Мне государственный строй в Галактике вообще безразличен. Я хочу, чтобы Темный Орден существовал – и я этого добьюсь!

И опять – говорил я не раздумывая, просто высказывая свои мысли. То, что действительно думал… Наверное, мне никогда не стать хорошим дипломатом.

Четверо вновь переглянулись.

– А знаете, – внезапно сказал Арстин, – я, пожалуй, приму ваше предложение. В чем бы оно не заключалось. Если в Галактику добавить немного темной краски, хуже она не станет. Скорее, появятся новые цвета.

– Тогда уж и я соглашусь, – хищно улыбнулся Сарлит. – И пусть попробуют мой фильм запретить!

Миранис пожал плечами:

– Знаете, мне приходилось беседовать с людьми, служившими под началом Дарта Вейдера… и с теми, кто против него сражался. И те, и другие, отзывались о нем с большим уважением. Так что… в общем, расскажите, в чем дело, лорд Кел-Дрома, и я могу согласиться.

Клайто помедлил, прежде чем ответить. А потом вдруг улыбнулся – очень похоже на то, как улыбался Экзар.

– Будь что будет, лорд Кел-Дрома. Что вы от нас хотите?

– Отлично, – усмехнулся я. – Чего я хочу? С помощью книг, фильмов, картин, музыки… Создания образа ситха. Такого, чтобы обычные жители Галактики могли его принять и не дрожать от ужаса. Нет, я не требую представлять ситхов безобидными, а джедаев – палачами; во-первых, не поверят, а во-вторых, это будет откровенная ложь.

– Кажется, я понимаю, – сузил глаза Миранис. – Ситхи и джедаи должны выглядеть равными… и даже если по сюжету они будут проигрывать, они будут выглядеть достойными противниками.

– То есть – не добрые джедаи против мерзких ситхов, а Рыцари Света против Рыцарей Тьмы, – подхватил Сарлит. – А что, это вполне возможно… если подобрать подходящий сюжет, то…

– Вы все правильно понимаете, – улыбнулся я. – Нужно, чтобы в головы обывателей накрепко вошла мысль – ситхи должны существовать. Как и джедаи. Как равные.

Пока равные? – уточнил Клайто.

– Дальнейшее – это уже совершенно иное дело… В общем, я предоставлю вам материалы и обеспечу средствами.

– А джедаи не заинтересуются – откуда у нас такие знания? – заметил Арстин. – Они весьма любопытны…

– История о старых библиотеках уже должным образом разработана, – заверил я. – И информация вам будет предоставлена.

Посыпались другие вопросы, но главное уже произошло – они были согласны. От-тлично!

И если эти четверо совместными усилиями не сотворят образ Темного Рыцаря – то я не Кел-Дрома!

– А с чего начать? – это был один из последних вопросов Сарлита. – Что за период?

– Фильм… – задумался я. – Пожалуй, про эпоху Войны Ситхов. Про Экзара Куна и Улика Кел-Дрому.

Это было пока единственное, что я мог сделать для Улика – начать с его истории.

Мы обсудили еще многое: способы связи, сроки, какие-либо изменения… Потом они ушли. Миранис, правда, задержался в дверях.

– Знаете, когда вы назвали свой титул, я сначала не поверил.

– А когда поверили?

– Когда вы отказались пользоваться Силой, чтобы подтвердить сказанное. Такого рода яркие доказательства нужны лишь тем, кто не уверен в своей правоте. А по-настоящему сильным ничего никому доказывать не надо.

Над этим стоило подумать.



На Зиост я вернулся в совершенно радужном настроении. И, через пару дней, убедившись, что все идет как надо, устроил по этому случаю праздник. Не знаю, зачем. Наверное, опять по наитию.

Описать все, что мы устроили, нереально. Просто представьте себе помещение, в котором веселятся полтора десятка ситхов и два десятка хороших бойцов, а затем дайте волю фантазии. Как и мы поступили… правда, чего не было – это алкоголя. Понятия не имею, что может натворить пьяный ситх, и не хочу этого видеть.

Правда, сам я с этого буйства воображения довольно быстро ушел. Чего-то потянуло лишний раз перечитать материалы, которые я собирался отдать новым союзникам…

Только я решил совместить приятное с полезным, и во время изучения еще и отдохнуть… так что пошел не в кабинет, а в первую попавшуюся жилую комнату (никому не принадлежавшую, но меблированную).

Нечего сказать, выбрал я удачно. Потому как, открыв дверь и войдя, узрел смятую кровать. А на ней – Ярти и Долент. Пребывали они в недвусмысленном положении, и из одежды было одно одеяло.

Остолбенели все трое.

«Хорошо еще, что они уже отдыхают, – мелькнуло в сознании. – Войди я чуть раньше… ну я представляю, когда посреди такого времяпровождения вламывается Темный Лорд…»

– Так, – наконец справился с изумлением я. – Через три минуты пусть кто-то выйдет в коридор и ответит на мои вопросы.

И аккуратно прикрыл за собой дверь.

Ярти объявился уже через полторы минуты. Изрекать что-то вроде «это не то, о чем ты думаешь», он не стал (увиденное было сложно неправильно понять). Вместо этого заявил:

– Мы не из-за веселья. Мы с Долент уже три месяца так… просто сейчас расслабились, и ты зашел. А так мы экранируем…

Да, действительно, я сейчас понял, что почуял какой-то всплеск эмоций и потому неосознанно выбрал эту дверь.

– И только вы ухитрились? – задал я, в общем-то, идиотский вопрос.

– Да нет, – Ярти подумал и решил, что, видимо, можно сказать. – Харр и Вихани – уже давно. Хийм с Лимрой часто ночует. Деир, по-моему, на Мивви заглядывается…

Я прикрыл глаза.

«Т-темный Лорд, хатту тебя под хвост… Прошляпить столько всего в стенах собственной цитадели… раз-гиль-дяй. И это еще слабо сказано…»

– Айя вообще по некоторым причинам на Ларма нацелилась.

– А не рановато им? – машинально отреагировал я. – И что значит «по некоторым причинам»?

– Ну… Ларм же оборотень. Вот она и сказала, что хочет узнать… может ли он отдельные части изменять, и как.

Я кивнул. Примерно представляю, что тогрута имела в виду, и как все это высказала.

– Ясно, – вздохнул я. – В общем, иди обратно. Только всем передай, что неожиданные прибавления на Зиосте не требуются…

Мда. С одной стороны хорошо - пары, как я уже говорил, лучше дерутся. С другой же... В общем, это мне лишнее напоминание - я все знаю только в пределах собственных планов. А в остальном - хлопаю ушами как гунган.

Надо отучаться.


Примечания автора

[16] Песня «Ваэтрок» принадлежит Тэм Гринхилл. Это, разумеется, не ЗВ, но уж очень хорошо вписывалась в данную ситуацию… проведена лишь одна правка. В пятой строфе «даже крест» заменен на «и ничто»; просто крест – это уже очень явно земная реалия.

[17] Речь идет о стандартной тактике армии Мандалора – десанте на боевых дроидах «Василиск» с борта корабля в атмосферу планеты; сам корабль при этом мог в атмосферу даже не входить. Помимо эффективности, эта тактика была еще и средством колоссального давления на психику.

[18] Датка Грауш – Темный Лорд, живший задолго до Рагноса. На основе Силы создал некромантию, с помощью армии мертвецов с Коррибана получил огромную власть. Но был убит.

[19] Когда Орден почти в полном составе явился на штурм Явина, Кун, используя жизненную силу масасси, попытался сконцентрировать ее в себе и освободиться от оков тела, сохранив силу. Джедаи попытались его от Силы отсечь; Светлая техника столкнулась с Темным ритуалом и результатом стало море огня на Явине и сорванный замысел Темного Лорда.

[20] Гражданская Война Джедаев (Jedi Civil War) – официальное название событий, что описаны в Knights of the Old Republic и KOTOR II: The Sith Lords.

[21] Тут следует сделать пояснение – что я, собственно, подразумеваю под, казалось бы, синонимичными вещами. Ситх – это носитель философии Темной стороны, обладающий знаниями; ненависть и беспощадность ему могут быть и не свойственны. Обычно ситх – это тот, кого с самого начала обучали именно Темной стороне. Темный джедай – это бывший адепт Света, перешедший на Темную сторону. Он может иметь о ситхах самое поверхностное представление, и уж тем более – не обладать должными знаниями. Кстати, обычно именно темные джедаи наиболее активно и яростно уничтожают своих бывших соратников… Темный аколит – это просто немного обученный одаренный, которого воспитывали сугубо для практических целей, без какого-либо направления на сторону Силы. Обычно аколиты – узкие специалисты, или же в каждой сфере умеют по чуть-чуть.
Следует заметить, что темный джедай вполне способен стать ситхом (например, Экзар, Улик, Вейдер). Но после смерти Палпатина и Вейдера таких почему-то не появлялось… Самые яркие представители – Куэллер и Бракисс – это все же темные джедаи. К темным аколитам я отношу, к примеру, Ассажж Вентресс и Мару Джейд (пока последняя не начала систематическое обучение под руководством мужа).

[22] Хаттское ругательство, считается очень оскорбительным.

[23] Употребляю здесь именно это слово вместо общепринятого «Лорд», так как, по моему мнению, оно лучше соответствует поведению и менталитету неймодианцев.

[24] Имеются в виду взрыв Альдераана и Мандалорианские Войны соответственно. Поскольку первое – идея Таркина, а в войске Мандалора Наивысшего адептов Силы вообще не было. Никаких.

Дальше

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™