<<  Алый клинок


V-Z

Глава 4. Вольный торговец

– У этого твоего мастера гипердрайв в каком-то месте, – заключил Соло, разглядывая карту.

Замечание было справедливым. Судя по архивам, древний джедай ухитрился за несколько месяцев побывать на десяти планетах, нигде не задерживаясь подолгу. И если пару остановок еще можно было понять, то оставалось непонятным, какая банта понесла джедая, скажем, на Нар Шаддаа.

Причины путешествия архивы не комментировали: создавалось впечатление, что джедай мотался по Галактике, даже и не думая согласовать сие с Советом.

Маршрут тоже впечатлял: мастер летал на другой конец Галактики, чтобы потом вернуться на планету в паре парсеков от места отправления.

Хэн с Люком третий день ломали головы над этими загадками. Самым простым было бы повторить путешествие джедая, но… что на тех планетах искать? И хорошо бы если это что-то массивное… а если он просто на встречу с кем-то летал?

Лея, лучше всех знавшая историю Республики, честно выложила им все, что помнила про сии планеты. Просветления не наступило: найти у них что-то общее никто не смог.

Самым же странным было, что после очередной планеты мастер-джедай более нигде не приземлился. И в Орден не вернулся, и путешествие не продолжил.

– Если отбросить возможность его гибели в космосе, – задумчиво сообщил Люк, – то единственное предположение – это то, что он отправился куда-то за границы известных секторов. Но зачем?

Все задумались.

Совершенно неожиданно идею подал Хабарух, с интересом прислушивавшийся к разговору.

– Моя госпожа знает историю этих миров.

Тихий голос ногри заставил всех вздрогнуть. Лея согласилась с высказанным утверждением.

– Вы пытались сравнивать планеты в целом, – продолжил Хабарух. – А если сравнить именно то время, когда жил ваш мастер?

Близнецы и Соло посмотрели друг на друга. И как никому такая простая идея не пришла в голову?

Лея взялась за архивы.

Результат был необычен: на каждой из планет наблюдался какой-то политический кризис. Попытка смены династии, борьба с межпланетной корпорацией, схватка преступных кланов, ожесточенная борьба между органами правопорядка и бандитами…

Но что было интересно: вскоре после прибытия мастера-джедая все эти беспорядки прекращались! И он покидал уже стабильную планету.

Учитывая, что в большинстве случаев властолюбцы оказывались на том свете, напрашивались выводы. И становилось ясно, почему мастер не отчитывался перед Орденом, и почему в архивах нет ни слова о цели его путешествия.

– Скорее всего, он был не один, – заключил Хэн. – На корабль вполне может вместиться небольшая, но профессиональная команда. М-да… первый раз вижу джедая, который восстанавливает закон такими методами. Что характерно, больше масштабных кризисов на этих планетах не наблюдается.

– Как-то не похоже на Орден, который мы знаем, – засомневался Люк.

– Время было другое, – вздохнула Лея. – Серия войн только что закончилась, и Республика восстанавливала контроль над территориями. Тогда еще не было «учителя и ученика», Орден Ситхов существовал, и джедаи с ним активно боролись.

– Ну да, – кивнул Люк. – «Правило двоих», если мне не изменяет память, будет установлено лишь через две тысячи лет… жаль, что я на Биссе не успел побольше почитать.

– Пара планет, кстати, из этого списка выбивается, – указал Хэн. – Коррибан. Там, правда, как я понимаю, и страдать от кризиса некому. Только вот что джедаю понадобилось в любимом месте ситхов?

– Или вот эта планетка, – прибавила Лея. – Вообще необитаема, разве что атмосфера есть. Название, жаль, утрачено.

– Давайте сначала туда, – решил Люк. – С Коррибаном обождем… Я чувствую, что на той планете мы что-то найдем.

– Ну раз чувствуешь… – проворчал Хэн. – Только не говори, что чувствуешь «возмущение в Силе».

Люк на мгновение замер, потом медленно и удивленно кивнул.

– А знаешь, Хэн, действительно чувствую…


Целый день Сеннеш метался по Сенте, лично проверяя все и всех. Первая покоренная им планета должна предстать в образцовом виде. Разумеется, приводить к полной покорности жителей никто не собирался: армии нужны были промышленные мощности, а не новые граждане. Будут бунтовать – успокоим навечно. Но это потом.

Не давала покоя мысль о гибели двух воинов. Как адепта Темной стороны можно прирезать ножом? Точнее – кто это может?

Сеннеш был далек от мысли, что простой армейский полковник способен на такое. О телохранителе ситх даже и не подумал – не в его правилах было обращать внимание на обслугу.

Ладно, это дело можно поручить помощникам, пусть ищут. Есть дела более срочные. Сколько там времени? А, еще сорок минут. Успею на космодром.


Корабль, опускавшийся на космодром Эсфандии, не был похож на известные модели. Подчеркнуто хищный и мрачный, он словно распространял вокруг себя волны холода. Собственно, так и было задумано его хозяином, а инженеры воплотили идею.

Внизу приземления ожидали Сеннеш и несколько его ближайших помощников. Последние явно нервничали; Сеннеш оставался спокойным. Хотя чего ему стоило это спокойствие…

Медленно открылся люк, трап бесшумно скользнул наружу.

Первыми выскользнули четыре стражника; все – воины, со световыми посохами. Их черная форма резко контрастировала с яркими парадными одеждами встречающих.

В проеме показалась высокая фигура.

Хозяин корабля тоже принадлежал к расе ситхов; но он был выше Сеннеша на полголовы, а аура силы вообще делала его великаном. Лучи солнца скользили по темно-багровой коже, высвечивали полированные черные когти.

Золото и пурпур одежд на ком-то другом смотрелось бы крикливо; сейчас они только подчеркивали царственность гостя.

Воины опустились на одно колено; Сеннеш, пользуясь своим положением, лишь поклонился.

– Приветствую вас на Эсфандии, мой господин.

– Ты отлично все сделал, мой ученик, – пророкотал низкий голос Саххана Дареша, Темного Лорда Ситхов.


Тронув клавишу, Лея задумчиво взглянула на повисшую в воздухе голограмму.

Несколько лет назад Люку удалось отыскать крайне любопытную коллекцию: личный архив мастера-джедая Орна Феретха. У него было своеобразное хобби – делать снимки всех своих коллег по Ордену.

Практически все лица были незнакомыми. Разумеется, не узнать Йоду было бы трудно; но уже Кеноби близнецы опознали лишь потому, что в доме семьи Органа некогда стояли снимки двадцатилетней давности. Среди которых попался и Оби-Ван.

К счастью, Феретх подписал каждый снимок. Осознав это, близнецы мгновенно загорелись одной и той же идеей, и кинулись искать файл с подписью «Анакин Скайуокер».

Нашли.

Люку довелось повидать три облика своего отца – черную маску Дарта Вейдера, искалеченное лицо под ней и лицо призрака; таким был бы Вейдер, не случись с ним падения на горячий камень. Лея помнила только маску.

Но никто из них не знал, каким Анакин был в молодости.

Близнецы долго не могли поверить, что это действительно тот, кто носил черный шлем и мантию. Высокий и улыбчивый молодой человек беседовал с другими джедаями, работал мечом в тренировочном зале, сидел в библиотеке (такое было лишь на одном снимке).

Знакомым был разве что взгляд: твердый и прямой, только менее тяжелый, чем взор Темного Лорда.

А пара изображений были вообще бесценными: Феретх умудрился заснять молодую женщину, имя которой не установил. Но судя по тому, как на нее смотрел Анакин, это и была Падме Амидала Наберрие, королева и сенатор.

Жена Анакина и мать близнецов.

Лея сделала копии, и с тех пор часто включала их, когда была одна. Внимательно рассматривая каждый снимок, она пыталась понять: каким же был Анакин Скайуокер, и что заставило его измениться?

«Люку было легче принять и простить его, – думала Лея. – До встречи с Вейдером он жил на Татуине, и Темный Лорд для него был разве что именем из новостей. Если он их вообще смотрел… А я с детства знала о том, кто такой Дарт Вейдер».

Нет, Бэйл Органа не отзывался дурно о Вейдере. Он вообще о нем не говорил. Никогда. Ни с кем. И Мон Мотма предпочитала избегать этой темы.

Уже потом, после Эндорской битвы, Лея буквально прижала главу Альянса к стенке и потребовала объяснить. Та вздохнула и рассказала о том, что прекрасно знала о тайне своей юной коллеги из Сената. И никогда не была полностью уверена в том, кто скрывается под черной маской, но догадывалась.

С тех пор Лея часто задумывалась над тем, что и в какой степени она унаследовала от родителей. Политическое умение, без сомнения, от матери. А решительность? Авантюрность? Непреклонность?

Неужели от него?

Мон Мотма рассказать не могла – она неплохо знала Амидалу, но не до такой степени, чтобы перечислить все черты ее характера.

Одно Лея знала точно – талант к Силе точно от отца. Одна из ее сильнейших сторон – от человека, которого она ненавидела большую часть жизни.

«Кем ты был?»

Анакин Скайуокер всегда производил впечатление на людей. Даже с голограмм веяло пламенем души молодого джедая, чьи синие глаза сверкали не хуже светового меча. А от черной фигуры Дарта Вейдера исходила аура несокрушимой силы и уверенности.

Эта способность – оставлять след в людских душах – досталась и близнецам. Люк словно освещал любого, с кем сталкивался; Лея вдохновляла всех, кто ее окружал.

Но принцесса по-прежнему не знала, как относиться к своему истинному отцу. И что заставило ее назвать младшего сына именно Анакином?

К счастью, сейчас слова «джедай Анакин» вызывали ассоциацию только с младшим Соло. Многие знали, что Дарт Вейдер был отцом Леи и Люка… но мало кто вспомнил бы его подлинное имя.

Почему-то это серьезно задевало Лею. Каким бы он ни был, но – нельзя же забывать даже имя!

Лея выключила голограмму и со вздохом прислонилась к стене.


В данный момент корабль Люка и супругов Соло находился на Атцерре, одной из планет Внутреннего Кольца. Хэн решил восстановить некоторые старые знакомства – а его приятели жили именно тут.

Отвертка, пожилой родианец с на редкость склочным характером, переезжать не любил. И ничуть не удивился, увидев на пороге фигуры экс-контрабандиста и вуки.

– У тебя опять неприятности? – вместо приветствия осведомился он. – От хорошей жизни ты в эту дыру не явишься!

– Неприятности у тебя будут, если не поможешь, – ответил Хэн. Стандартная манера разговора у них выработалась уже давно.

Официально родианец занимался ремонтом техники; неофициально же был сборщиком и продавцом информации. У невысокого щуплого Отвертки хватало связей, друзей и должников по всей Галактике. Потому-то он и не боялся практически никого.

– Ну что на этот раз? – проворчал родианец, усаживаясь за стол и спихивая с него массивный блок от лэндспидера.

Хэн вкратце изложил историю поисков, опустив излишние детали.

Отвертка в задумчивости потер лоб.

– Знаешь, о таких древних вещах я ничего не слышал. Меня современность больше занимает. И сильно волнует, я тебе скажу…

– А что не так? – мгновенно насторожился Хэн. Чтобы Отвертка дал намек на информацию, о которой его не спрашивали… такое бывало редко.

– Слухи, – признался родианец. – Смутные, расплывчатые… Кто утверждает, что Республика с Империей воевать будет, кто говорит – вирус на планетах свирепствует, кто утверждает, что пираты объединяются… В общем, все сходятся на одном – происходит нечто. И мне это все категорически не нравится.

– А почему ты решил мне рассказать?

– Хэн, ты сейчас в высшие круги Республики вхож. Ты можешь хоть что-то сделать. Понимаешь, любые перемены галактического масштаба – это смута. И кровь. Много крови. Так было, когда Империя появилось, так было в начале Новой Республики. Скажешь, неправда?

Хэн молча кивнул. Все так и было.

– Еще одна смута – и моему бизнесу крышка, – продолжал развивать свою мысль родианец. – И не только бизнесу – моим друзьям тоже. Ну, может, не совсем конец, но нам будет плохо. Очень. Потому я тебе все и говорю.

– Спасибо, Отвертка, – медленно произнес Соло. – Ты можешь рассказать поподробнее?

– Я же говорю – слухи, – поморщился родианец. – Все утверждают, что дело нечисто на планетах вдоль Неизведанных Регионов, но где точно – не знаю.

М-да. Обыскивать все планеты на границе Галактики по одному подозрению вряд ли получится.

– Зато, – выдержав паузу, выдохнул Отвертка, – я знаю того, кто знает больше.

– И?

Родианец поколебался, видимо думая, а не запросить ли все-таки денег. Но все же ответил:

– Это человек, вольный торговец. Он сейчас в порту, в гостинице, и еще дня три тут пробудет. Кстати, он и в древней истории сведущ, так что может тебе дважды помочь. Гостиница «Стальные Цветы»… хозяин там придурок.

– Почему?

– А что за название для портовой гостиницы?

Хэн пожал плечами.

– О вкусах не спорят. Как зовут-то торговца?

– Гриджио Кортон.


Идти к Кортону, кем бы он ни был, в одиночестве – нет уж. Хэн собирался предоставить переговоры Лее, поднаторевшей в дипломатии, а самому наблюдать за реакцией собеседника.

Кроме того, Хэн был уверен: Люк сумеет почувствовать ложь. А присутствие вуки и ногри кого угодно сделает разговорчивым.

Так что к «Стальным Цветам» они подходили в радужном настроении.

Хозяин, толстый зеленый тви’лекк, однако, не обрадовался. Окинув группу посетителей взглядом, он безошибочно понял: пришли не за комнатами, пришли задавать вопросы. И хорошо если только задавать.

Гриджио Кортон остановился на втором этаже. К счастью, и лестница, и коридор были достаточно широкими, чтобы по ним прошли люди, вуки и ногри.

Стук в дверь.

На пороге возник субъект, которого Хэн с первого взгляда окрестил «охранником». На голову выше самого Соло, в черной куртке, под которой угадываются литые мускулы, и с абсолютно каменным лицом. Встретившись с ним глазами, Хэн невольно вздрогнул: точно такой же изучающий бесстрасстный взгляд был у Бобы Фетта.

– Кто там, Терм? – послышался мягкий голос изнутри комнаты.

– Мы бы хотели побеседовать с вами, мистер Кортон, – не дала телохранителю время на ответ Лея. – Касательно многих вещей.

Невидимый хозяин помедлил, потом, видимо, подал знак – Терм отступил, пропуская гостей.

Комната была не такая уж большая, но разместились там все. Трое ногри привычно перекрыли пути к двери и окну; четвертый встал за плечом Леи, но так, чтобы не оказаться на линии огня у Хэна.

Гриджио Кортон оказался невысоким хрупким человеком, с большими залысинами. Умные карие глаза выражали вежливое любопытство; серый костюм выглядел безукоризненно. К нему очень подходила прислоненная к столу длинная трость.

– Если мне не изменяют мои глаза и память, – проговорил Кортон, – я имею честь принимать у себя ее высочество?

– Вы совершенно правы, – наклонила голову Лея. – В таком случае, нуждаюсь ли я в том, чтобы представить присутствующих?

– О нет, – расплылся в улыбке торговец. – Лица столь знаменитых персон известны по всей Галактике.

Они сели за стол; Хэн и Люк разместились чуть позади Леи, Чубакка встал поближе к Терму. Соло не мог сказать, почему он нервничает, но интуиция контрабандиста не давала ему покоя.

– Нам известно, что вы располагаете информацией о неких событиях, могущих быть важными для Республики, – произнесла Лея. Хэн невольно восхитился подлинно королевским тоном жены.

– Ваши источники не ошибаются, миледи, – вежливо кивнул Кортон. Лея внутренне вздрогнула: обращение напомнило ей достопамятное «леди Вейдер». – К моему стыду, я не смогу вам рассказать многого.

– И все же?

– Ну что ж… только я бы хотел уточнить вопрос с оплатой информации.

– Когда мы ознакомимся с ней, то будем судить о сумме, – заметила Лея. – Или вы сомневаетесь в возможности ее получения?

– Как можно? – с наигранным ужасом воскликнул Кортон. – Я никоим образом не сомневаюсь в том, что вы держите свое слово, госпожа. И тому немало примеров в нашей истории.

Лея улыбнулась.

– Но сейчас слово вам, мистер Кортон.

Отвесив вежливый поклон, торговец начал рассказывать.

По его словам, некоторое время назад в Галактике появились странные существа, расу которых не мог определить ни один специалист. Их было мало, и появлялись они, в основном, в криминальных кругах, так что информация далеко не расходилась. Кортон же узнал об этом из своих источников.

Судя по всему, визитеры нашли нужные контакты, ибо уже совсем недавно они атаковали планету на границе Галактики, под названием Эсфандия. Точнее, Кортон слышал об этом, но сам в ту систему не летал.

К настоящему моменту планета находилась полностью под контролем захватчиков. Силы обороны были разгромлены, а правительство превращено в марионеток. Дальнейшие цели оставались неясными.

Кортон заметил, что это вряд ли пираты – те просто не располагают силами для атаки на целую планету. К тому же, у пиратов в технике был бы разнобой, а корабли захватчиков явно сошли с однотипных стапелей.

Более Кортон ничего сказать не мог.

Лея договорилась о цене, расплатилась, и они покинули гостиницу в задумчивости.


Уже на борту корабля Лея поинтересовалась:

– Люк, он вообще врал? Ты не подавал сигналов…

– Каждое его слово – правда, – вздохнул джедай. – Только у меня все равно осталось чувство, что он чего-то недосказал. Смутное такое…

– Охранник у него хорош, – заметил Хэн. – Я такую пластику движений разве что в новостях видел.

– У кого это? – удивилась принцесса.

– У Алой Гвардии.

– Хм… Думаешь, он из них?

– Не знаю. Даже судить не могу.

– Охранник дает странное эхо в Силе, – поделился наблюдением Люк. – Как будто он не совсем человек.

– Загадок больше чем ответов, – заключила Лея. – Но теперь мы хоть знаем планету, где что-то случилось. Я свяжусь с Корускантом и попрошу проверить.

Далее

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™