<<  Алый клинок


V-Z

Пролог


Память… память… благословение или проклятие?

Он помнил все, все важные и мелкие моменты своей жизни.

Военная академия на Кариде, диплом с отличием, и сразу же – назначение во Внешние Регионы, усмирять чрезмерно наглых бунтовщиков. Благодарность за выполненную задачу, повышение до капитана, штаб Гранд-Моффа.

Помнил он и маску спокойствия на своем лице при внутренней дрожи, когда рядом с ним беседовали худой остролицый человек и гигант в черных доспехах. И когда Темный Лорд повернулся к нему и ровным голосом сообщил о следующем назначении – радость и одновременно страх.

Помнил он и свое возмущение напыщенным и самодовольным командиром, отчаянные попытки скомпенсировать его дурацкие поступки своими планами… И страх, смешанный с удовлетворением, когда под взглядом с экрана адмирал шагнул назад, хватаясь за горло.

Были годы, проведенные на мостике громадного корабля рядом с массивной черной фигурой. Был страх… но была и уверенность в том, что одно присутствие Вейдера решит все проблемы и поможет Империи.

А потом был Эндор, и бешеные атаки повстанческих кораблей. И тогда его вызвали с мостика по комлинку; голос был незнакомым, но требовал его присутствия. Он тогда пошел, к своему удивлению, но приказал одному из младших офицеров держать с ним связь и обо всем докладывать.

И было короткий страшный крик из комлинка: «Истребитель! Прямо к рубке! А-а…», оборвавшийся на половине. И когда исполинский корабль вздрогнул, в голове осталась лишь одна мысль, бросившая его к отсеку спасательных ботов, мимо которого он как раз проходил.

Он помнил невыразимое горе, охватившее его, когда огромный клинок – его корабль! – вспорол обшивку Звезды Смерти, исчезая в вихре пламени.

Кажется, тогда он впервые проклял Императора за приказ оставаться на месте и не атаковать.

А потом было ощущение утраты, прокатившееся по всем солдатам флота, и распускающийся цветок взрыва на месте смертоносного шара.

Затем была пара лет скитаний по космосу и имперским секторам, и в конце – встреча со старым знакомым Гиладом Пеллеоном.

И был мягкий голос Великого Адмирала, спокойно объяснявший: «Вы слишком сильно засвечены, и даже не в том смысле, в каком мы все. Вас слишком тесно связывают с нашим самым знаменитым кораблем… и с его знаменитым хозяином. Это может помешать нам повлиять на бывшие имперские планеты».

Он помнил горечь и ярость, охватившую его, и то, как он пытался внятно сформулировать просьбу об отставке. Тогда он еще не знал, что Траун никогда не выпускал из рук полезных людей.

Было обучение на одной из планет имперского сектора. И многочисленные миссии в тылу врага. А потом – шок от смерти Трауна и отчаянное желание в это не поверить.

Четыре года, проведенные при флоте Пеллеона под чужим именем, к которому он уже привык… и шесть лет на тайной базе Великого Адмирала. Пока там не появились два джедая, очень хорошо ему знакомые… вернее, знакомой была одна, а о втором он только слышал.

Барон Фел не счел нужным распространяться о его присутствии, и это было правильно.

Потом… потом были годы. Месяцы и годы, проведенные в разных секторах. Его лицо давно забыли, а имени он предусмотрительно не называл.

Он даже удивлялся своей редкостной удачливости и тому, что медленно стареет. Иногда ему казалось, что он живет благодаря тем, кто умер на корабле… и в такие моменты он старался не касаться бластера – слишком велико было искушение поднести его к виску.

А потом была пустая улица на Куате и мягкий спокойный голос, окликнувший его по имени и званию – тем, старым…

Почему-то, когда невысокий человек с крупными залысинами, вертя в руках полированную трость, начал говорить, ему вспомнился Великий Адмирал Траун. Та же спокойная уверенность во взгляде и ощущение необычности.

И вот сейчас он выполнял свое последнее задание.

В салоне пассажирского лайнера прозвучало объявление о заходе на посадку.

Преуспевающий коммерсант Виттор Теммери облегченно улыбнулся, демонстрируя радость от того, что этот ужасный перелет закончился. Адмирал Сорел Пайтт тоже улыбнулся – внутренне.


Часть первая. По правилам тумана

Глава 1. Древняя история

На лице мажордома застыло почтительно-неодобрительное выражение. Хэн никогда не подозревал, что такое бывает, но, как оказалось, тренированные слуги еще и не на то способны.

В сущности, его можно было понять. Какое вопиющее нарушение – генерал Альянса, супруг принцессы, САМ чинит свой корабль. Какой ужас!

Хэн ремонтом занимался сам с того момента, как «Сокол» у него появился, и из-за церемониала не собирался передоверять свой любимый корабль каким-то техникам.

Набуанские слуги старались не заходить в ангар, чтобы не видеть этого безобразия. Но раз уж его сюда принесло, значит, причина веская.

– В чем дело?

– Ее высочество просит передать, что она желала бы видеть вас у себя как можно скорее.

«А почему она не связалась по комлинку?» – удивился Хэн, потянувшись к поясу. М-да… комлинк явно лежал… где-то. Хоть убей, Соло не мог вспомнить, где он его отцепил.

Чубакка высунул голову из люка и заревел.

– Да я знаю, что там надо менять! – отмахнулся Хэн. – Лея зовет, так что разбирайся один.

– Врраурурру!

– Сходи к техникам, и прихвати с собой Трипио. Вдвоем вы их быстро напугаете.

Чубакка оскалился и нырнул обратно.

Хэн, вытирая запачканные руки тряпкой, спустился вниз.

– Это что-то официальное? – осведомился он.

– Ее высочество не сочла нужным поставить меня в известность о причинах своего решения.

Хэн только вздохнул, выходя из ангара. Подобная церемонность набуанских слуг его иногда серьезно раздражала – но раз уж Лея решила пожить на родине матери…

Набу вообще была интересной планетой – несмотря на то, что королев тут избирали, народ искренне считал свое государство монархией и не признавал иных форм правления. В результате во дворце складывались целые династии слуг, которые направляли должное поведение новой королевы.

На взгляд Хэна, это был полный дурдом. На взгляд Леи – любопытная традиция.

Интересно, для чего он вдруг понадобился Лее?

Ответ нашелся сразу же, как только Хэн, войдя в комнату, заметил светловолосую фигуру у окна.

– Люк! – радостно воскликнул Соло, пожимая руку шурину.

– Рад тебя видеть, Хэн, – улыбнулся в ответ Люк. – Я давно у вас не бывал…

– Да уж. С тех пор, как я прилетал на Явин узнать, как там мои сорванцы, мы и не виделись.

Они сели в кресла по обе стороны круглого столика.

– А где Лея? – озадаченно огляделся Хэн. – Вроде бы она меня и звала.

– Ей неожиданно пришел вызов с Корусканта, и она сейчас беседует.

Соло скривился. Опять какая-нибудь редкостная политическая гадость. Или обыденная, но от этого не менее неприятная.

– Я, кстати, по делу, – начал Люк.

– Я бы удивился, если бы ты не по делу, а случайно залетел. Случайностей не бывает – так, кажется, у вас говорят?

– Правильно, – рассмеялся Люк. – Тут просто произошло такое интересное событие… точнее, я нашел…

Он таинственно умолк.

– Сестру интригуй! – не выдержал Соло. – Что ты нашел?

– Информацию! – торжествующе объявил Люк. – Холокрон одного из джедаев-историков, со множеством сведений. И среди них – рассказ об очень сильном мастере-джедае, жившем несколько тысяч лет назад. И если все остальные имена из холокрона мне были знакомы, то это я в первый раз вижу.

– И что?

– Он не только редко упоминается, но и достать информацию о нем сейчас невозможно. Хотя она была в трех архивах – Императора, части архива Ордена, скопированной Альянсом, и копии на Корусканте.

– А в чем проблема? – изумился Хэн. – Найти их трудно?

– Найти-то было нетрудно, – вздохнул Люк. – Но дело в том, что императорский архив был на Биссе.

Хэн только присвистнул. Сомнительно, что среди обломков планеты можно было бы разыскать что-то полезное.

– А архив Альянса?

Люк помедлил с ответом.

– На Альдераане.

– Понятно. А с корускантским что случилось?

– Он был в одном из зданий, которые построили над «Лусанкией».

Комментарии были излишни.

– А зачем тебе вдруг понадобился этот мастер-джедай? Он уже четыре тысячи лет как в Силе, если я правильно понял.

– Он был одним из самых сильных джедаев своего времени и вообще за историю Ордена, – с горящими глазами объяснил Люк. – В холокроне содержатся сведения о том, что он изучал возможности Силы и разрабатывал новые техники. Упоминалось и о том, что он создал свой собственный холокрон, куда занес свои исследования! Представляешь?

– Понимаю, – кивнул Хэн. Хотя он совершенно не мог уразуметь, почему призрачные шансы на то, что холокрон удастся отыскать, приводят его шурина в такой восторг.

– По некоторым записям мне удалось установить, куда он направился, перед тем, как пропал навсегда. Но… в общем, мне понадобится помощь людей, знакомых с Внешними Территориями.

Хэн пару минут размышлял над этим сообщением.

– Люк, а тебе не кажется, что это не стоит сил? Если этот могучий мастер-джедай не вернулся назад, то и остальных может ожидать то же самое.

– Я знаю, – помрачнел Люк. – И поэтому собираюсь отправиться сам; я не могу рисковать жизнью своих учеников. Но мы не можем упускать этот шанс!

Люк вскочил с кресла и заходил по комнате.

– Понимаешь, Хэн, вместе с архивами Императора бесследно погибла большая часть знаний о техниках джедаев. Все, чему обучают на Явине, собиралось по крупицам долгие годы; и еще больше осталось до сих пор неизвестным. Поэтому-то холокрон так важен – личные разработки мастера-джедая! Источник знаний для Нового Ордена.

Хэн устремил взгляд в потолок.

– Лею будем уговаривать вдвоем, – наконец сказал он.


«А что-то в этой планете есть. Хотя жить бы я тут не хотел; ни мрачного величия Коррибана, ни лесов ондеронских лун…»

С этого места можно было разглядеть многие из зданий Корусканта, стальным ковром покрывавших всю поверхность планеты. Ветер ерошил короткие волосы высокого человека, который, оперевшись на поручни, задумчиво рассматривал панораму.

«Забавно все-таки, как меняется история этого места, – подумал он. – Сначала тут была столица Республики, и оплот джедаев. Потом, под самым носом у Сената и Ордена, тут обосновался мастер-ситх и позже превратил планету в центр уже своего государства. Теперь здесь вновь столица Республики… и мое присутствие показывает, что все возвращается на круги своя».

За спиной послышались четкие уверенные шаги, за километр выдававшие военного. Впрочем, пришедший мог ходить как кто угодно; сейчас он просто не считал нужным маскироваться.

– Да? – осведомился человек у перил, не оборачиваясь.

– Вером вернулся, сэр. Похоже, что вы оказались правы.

– Я очень часто оказываюсь прав, – послышалось в ответ. – Подождите немного, майор. Мы сейчас отправляемся.

Потирая небольшую бородку, он просчитывал все возможные варианты развития событий.


– Имя?

– Айкен Штернандаре.

– Откуда прибыли?

– С Рен Вара.

– Цель прибытия?

– Личные дела.

Таможенник оторвал взгляд от бумаг и взглянул снизу вверх на седого человека, ждавшего у стойки.

– Прошу прощения, но такой ответ часто дают киллеры или охотники за головами. Вы к ним не принадлежите?

– А я похож? – удивился Айкен.

– Хм… в общем-то, непохожи, – вынужден был признать таможенник. – Но многие носят маски. Вы можете оказаться хоть самим Бобой Феттом.

Оба рассмеялись.

– Ладно, «личные дела» так «личные дела», – сказал наконец чиновник. – Добро пожаловать на Куат, сэр.

– Благодарю вас, – вежливо кивнул Айкен и, подхватив чемодан, направился к выходу из космопорта.

«Боба Фетт, надо же, – усмехнулся он, выходя на улицы города. – В чем-то этот чиновник, конечно, прав».

– Такси!

Парящая над асфальтом машина притормозила рядом. Водитель – дроид. Это хорошо; вопросов задавать не будет.


Вопросов здесь и люди не задавали. Во всяком случае, человек, охранявший ангар, даже не поинтересовался, почему заказ забирают столько лет спустя.

Техник проверил по базе данных названный код, факт оплаты, кивнул и открыл ангар.

– Хотите погрузить его куда-либо, сэр?

– Нет, благодарю. Я улечу прямо отсюда.

– В таком случае я бы посоветовал провести проверку всех систем. Разумеется, она проводится регулярно, но все же…

– Действуйте, – кивнул Айкен. – Я не спешу.

Техник отдал приказ дроидам и повернулся к заказчику.

– К сожалению, мы не можем вам предоставить ничего для более комфортабельного ожидания, сэр.

– Я привык к суровым условиям, – отмахнулся Айкен.


Через три часа проверка была завершена и изящный черный корабль взмыл в небо. Техник проводил его взглядом, вернулся к компьютеру и запустил программу уничтожения данных – так требовал предоставленный код.

Полминуты – и вся информация о заказе осталась лишь у техника в голове. Это можно было приравнять к полному отсутствию: на тайных верфях Куата работали надежные люди. Чрезмерное любопытство могло стоить работы; любопытство и болтливость – жизни.


Некоторое время Айкен позволил кораблю просто парить в пространстве, прислушиваясь к нему. Да, инженеры Куата постарались на славу! И неважно, что проект был его собственным – воплощение было выше всяких похвал.

Айкен еще не придумал названия своему кораблю; он собирался как следует поразмыслить над этим и выбрать самое подходящее имя.

«Ладно, с названием потом, – решил он. – Пора отправляться».

Черный корабль перешел на гиперскорость.


Высокий, с рукой-протезом, искалеченный, с хриплым громким дыханием, предпочитающий темные тона в одежде – кто это?

Подавляющее большинство жителей Галактики уверенно скажет: «Дарт Вейдер, конечно!»

И будут неправы. Все вышеназванное было полностью применимо к полковнику Хеллемору Эберту, хоть он и был значительно менее известен, чем Темный Лорд.

Когда Палпатин объявил о создании Империи, Эберту было девять лет. И его военная карьера началась и прошла под знаменем Императора.

Хеллемор проявил большие таланты к тактике и славился своей предусмотрительностью, а также – минимальными потерями в бою. Одно время он служил вместе с Великим Адмиралом Трауном, и старался научиться всему, что можно усвоить из наблюдений. Командовал Эберт спецназом; под его руководством бойцы всегда добивались своего.

В битве при Эндоре полковник не участвовал. Он был командирован вместе с отрядом спецназа на дальнюю планету, где, по слухам, обитал темный джедай.

Он там действительно обитал. И вышел навстречу штурмовикам.

Специально прикомандированный к отряду «безопасник» предложил Темному прийти к Императору и обрести истинное могущество. Тот, недолго думая, потребовал в доказательство смерть любого из присутствующих солдат.

Вот тут в разговор вмешался Эберт, не собиравшийся губить своих солдат ради прихоти адепта Силы. Так он и заявил.

Сверкнул световой меч.

Град ударов лишил полковника левой кисти, располосовал грудь и лицо. Бей Темный чуть сильнее, здесь бы карьера Эберта и окончилась… но он специально придерживал меч.

Но вот того, что случилось дальше, не ожидал никто.

Когда полковник, обливаясь кровью, рухнул к ногам адепта, а тот с улыбкой выключил меч… штурмовики посмотрели на командира, потом на двоих, стоящих над его телом…

Залп из пяти десятков винтовок оказался неожиданным и смертельным даже для владеющего Силой. Что уже говорить о «безопаснике»…

Штурмовики перенесли полковника на корабль, не надеясь, впрочем, на то, что он выживет.

Хеллемор Эберт выжил. Хотя и остался сильно искалеченным; и теперь вынужден был носить пару приспособлений, помогающих ему дышать и не чувствовать боли.

Сам Эберт считал, что выжил, потому что чувствовал ответственность за своих людей, которые ради него поставили себя вне закона. Впрочем, объявить об этом было уже некому – выстрелы солдат прозвучали парой часов после взрыва второй Звезды Смерти.

Едва поднявшись на ноги, Хеллемор приступил к тренировкам. Он не давал себе покоя, пока не убедился, что искалеченное тело действует не менее эффективно, чем здоровое. И даже более – удар протезом был воистину сокрушителен.

В отличие от других командиров, Эберт не пошел на службу к моффам или генералам. Долгое время он со своими людьми странствовал по Галактике, отражая атаки как республиканцев, так и некоторых имперцев, посчитавших его предателем.

Но в конце концов полковник решил найти нормальное жилище.

Выбрав Эсфандию, небольшую, но вполне развитую планету, полковник нагрянул туда со всеми собранными им войсками и предложил сотрудничество. Жители с радостью согласились.

Таким образом Хеллемор Эберт стал главнокомандующим армии Эсфандии. На должности которого он сейчас и пребывал.

Внешность у полковника была более чем впечатляющей; лишь немногие могли спорить с ним, стоя рядом.

Исключая, пожалуй, его солдат, которые любили командира. Чувство страха у них вызывал скорее уж его телохранитель.

С первого взгляда в Тиррене не было ничего страшного: на полголовы ниже своего шефа, с мягкими движениями и плавными чертами лица; он всегда выглядел сонным и расслабленным, часто на его лице блуждала улыбка.

Вот только майор Кронн, например, видел, как Тиррен, все с той же улыбкой, одним виброножом разделал восемнадцать головорезов с Нар Шаддаа, решивших «наехать» на полковника. И помнил, как этот, вроде бы дряблый человек пощечиной смел в сторону двухсоткилограммового гаморреанца.

И как на Илуме полковник послал Тиррена вперед; через четверть часа тот вернулся и сообщил, что путь свободен. А было там не менее полусотни бойцов… Кронн готов был поклясться, что их убил не луч и не нож, а что-то вроде клыков и когтей.

Но в то же время майор помнил, как на том же Илуме именно Тиррен выводил их из окружения; и три дня тащил на спине самого Кронна, получившего заряд бластера в ногу. Такое было не однажды…

И такое не забывается.

Словом, на Эсфандии все жили спокойно – местные обитатели, штурмовики, командиры, полковник и его телохранитель.

Увы, этому спокойствию было суждено вскоре закончиться.


Планета Мобус была известна, пожалуй, только профессиональным галактографам. Расположенный чуть ли не в Неизведанных Регионах мир нечасто баловали посещениями.

По этой причине встреча была назначена именно здесь.

Генерал Виттариан Геверс был, мягко говоря, недоволен. Его отправили в эту дыру, приказали встретить важного гостя… а теперь еще и заставляют ждать!

В общем-то, опоздания не было – это Геверс явился раньше. Но необходимость сидеть на месте и ничего не делать выводила генерала из себя.

Вдобавок он был один. Условия встречи не предусматривали роты штурмовиков в качестве эскорта, и это Геверса нервировало.

Впрочем, дойти до белого каления ему не дали.

– Генераал Гееверсс?

Офицер вскочил, хватаясь за бластер и лихорадочно соображая, как незнакомец сумел подойти к нему незамеченным.

Впрочем, разглядев пришельца, он успокоился – внешность того отвечала описанию, полученному генералом.

Высокий и стройный, с красной кожей и венчиком рожек, мигом напомнивших Геверсу забраков. Впрочем, у забраков они не сплетались причудливым узором вокруг черепа.

В движениях гостя была странная несимметричная грация, свойственная, пожалуй, насекомым. Впрочем, просторная куртка и брюки не позволяли как следует приглядеться к собеседнику.

Он напоминал световой кнут – экзотичный, изящный и смертельно опасный.

– Меч из тьмы, – справившись с волнением, произнес Геверс.

– Чернаая звеездаа, – улыбнулся незнакомец. – Мееня зоовуут Сеннешш, генераал. Проводите меня на корабль.

В последней фразе не была растянута ни одна гласная, что заставило Геверса предположить… собственно, предположить он ничего не мог.

Кроме одного.

Это что-то новое.

Дальше


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™