<<  Энекин


Solveig


Энекин решил остаться в храме на ночь, необходимо было привести в порядок мысли и восстановить свое эмоциональное состояние. В этот вечер его ждало очень много людей, но он решил остаться наедине с собой.

Последние несколько дней были наполнены безумным калейдоскопом различных событий. Эмоции прыгали от эйфории и радости до полного отчаяния, ощущения ледяного дыхания смерти. Ни одного спокойного мгновения: напряжение, осознание того, что всё и все зависят от тебя и ты не имеешь права на ошибку. И страх, страх не справиться. Не успеть.

Джедай не должен испытывать страха...

Ну как сказать, как сказать, очень возможно, что не должен, но не тогда, когда нет времени на медитацию и рефлексию; не тогда, когда каждую минуту ты оказываешься в тяжелой ситуации, когда нервы натянуты и весь организм мобилизован на противостояние и ты выживаешь и спасаешь друзей только благодаря своей интуиции и нечеловеческой выносливости, когда ты подчиняешь себе удачу и не можешь не то, что бы остановиться, а просто сбавить темп.

Но сегодня можно. Выдалась редкая передышка, не воспользоваться которой нельзя. Время успокоиться и подумать.

Он глубоко вздохнул, набирая полные легкие воздуха и медленно выдохнул, затем повторил. Дыхательная гимнастика, полезная не только для начала медитации, но и для упорядочивания мыслей и для взгляда на себя со стороны.

Тебя ждут. Тебя ждет Падме, волнуется и скучает, немного беспокоится. Ничего. Тебе нужно привести себя в порядок, твое смятение только напугает ее сильней, она и так чересчур нервничает, уже несколько месяцев ее преследуют кошмары, в которых она умирает при родах. И это-то Падме, которая никогда ничего не боялась, даже смерти!

Тебя ждет на ужин Великий Канцлер. Ему не терпится отблагодарить спасителя и что-то предложить, наверное, пост личного телохранителя.

Тебя ждет на вечернее заседание Совет Джедаев, чтобы заслушать отчет об операции, и попытаться разобраться, почему ты убил графа Дуку...

Три разрывающие силы. Силы, на которые собственных сил уже не хватало.

И ты решил уединиться.

Джедаи! Ты стал одним из них. Воином, героем, которые, казалось бы, остались в древних сказаниях. Нынешние джедаи, ослабевшие и выпускающие инициативу, теряющие Республику, позволили гражданской войне стать катализатором падения Ордена. Внезапно мирная философия обернулась кровавым и бессмысленным кошмаром. Джедаев было мало, это был геноцид, на который они сами себя обрекли, защищая гражданское население, которому не было никакого дела ни до джедаев, ни до войны, ни до ситуации в государстве. Республика стала химерой, мыльным пузырем, который мог лопнуть со дня на день. Сенат ничего не решал, бюрократический аппарат, давно уже малоэффективный, в военное время и вовсе перестал справляться и лишь создавал видимость работы. Совет джедаев, молча наблюдая за агонией, занял выжидательную позицию, не решаясь нарушить традиции и взять на себя политический риск.

Энекин нахмурился.

У любого государства есть, должны быть спады и подъемы. Это неотъемлемая часть жизни: рост, застой, регресс, дающий новые возможности для роста. Нынешний паралич государственного аппарата был заметен уже давно: коррупция, недееспособность, дублирование служб. Но как же долго будет длиться кризис и возможен ли быстрый подъем? В принципе да, ответил себе молодой рыцарь, возможен, если найдутся люди, новые энергичные люди, готовые к действию. Одним из таких людей был канцлер Кос Палпатин, человек вызывающий у Энекина безграничное уважение. Но что он мог сделать в одиночку? Нужны были тысячи и тысячи активных людей, способных на поступок, ответственных и смелых. А вот где таких взять? Большинство устало и не хотело перемен – простые обыватели, они требовали прекратить войну, понизить налоги и вообще не участвовать в жизни государства.

Несмотря на то, что мирное население во время клонических войн практически не пострадало, а ты читал статистические отчеты, в которых процент потерпевших от боевых действий был в пределах нормы и существенно ниже, чем хотя бы при несчастных случаях или техногенных катастрофах, гражданская война искажала психику всех, кто с ней сталкивался: и простых граждан, и чиновников, и джедаев. Здесь Скайуокер судил по себе. Ты убивал, ты привык убивать и это стало нормой. В операциях и невыполнимых миссиях, ты заметил, что во время эмоциональной реакции первым стремлением было спасти всех и вся, но в то же самое время холодный рассудок, логика, прикидывали чем и кем можно пожертвовать, как оптимизировать потери. И это-то ты, давший слово некогда, что научишься спасать людей от смерти?

Энекин усмехнулся. Гуманистам дай волю, они весь мир утопят в крови ради мира. Может и прав Совет, выбравший для себя позицию наблюдателя.

А ситуация с каждым днём становилась всё интересней и интересней. Гражданская война превратила Сенат в придаток аппарата канцлера; Орден Джедаев оказался не в состоянии воевать и утрачивал все свои позиции и привилегии; у Торговой Федерации дела шли всё хуже и хуже - весь бюджет съедали сражения, промышленность выпускала армию за армию, и выигрыш, пожалуй, уже ничего не давал, без экономических связей с Республикой Федерация просто уже не смогла бы просто существовать, а война продолжалась только из-за амбиций глав сепаратистов, ставшими политическими мертвецами, которым терять было нечего.

Ух!

Так всё-таки гражданская война пошла на пользу и дала толчок к развитию, вдохнула новую жизнь в государство? Неожиданная мысль пришла ему в голову, ему, так уставшему от войны.

Грядут перемены. Со дня на день Палпатин объявит себя пожизненным канцлером и попытается авторизовать государство. Совет либо поддержит его, либо попытается разыграть свою карту и взять власть в свои руки или поддержать какого-нибудь нового амбициозного сенатора. Просто остаться в стороне у джедаев не получится. Если начнется открытое противостояние, тебе придется выбирать, чью сторону ты займешь. И для другой стороны ты автоматически станешь предателем.

И ты уже знал, что выберешь.


Палпатин. Великолепный человек. Умный, проницательный. Интриган. Обладает стратегическим мышлением. Резко выделяется среди политиков.

Политики, джедай презрительно усмехнулся. Разве место там честным и достойным? Политическая деятельность - грязное дело и чистым там не останешься.

Стоп. А как же Падме? Она тоже политик.

Политик? Ну да, ну да. Энекин улыбнулся. Да какой она политик, скажите пожалуйста! Девчонка, попавшая туда только потому, что родные только этим и занимались, страдающая от бесконечных церемоний и громоздких нарядов, готовая удрать под личиной служанки, ввязаться в первую попавшую авантюру, будь это отчаянный захват наместника Торговой Федерации или же попытка прийти на помощь Оби-Вану. В сенате она задыхалась от демагогической болтовни, бессмысленной деятельности. Она осталась на Корусанте только из-за тебя. Это была единственная возможность быть вместе. Если бы открылось, что они женаты, то ее бы заставили сложить полномочия и вернуться на Набу, а тебя бы в лучшем случае выгнали бы из Ордена, в худшем же отправили бы в бесконечную миссию на внешние границы, а брак был бы расторгнут. Ибо у тебя нет никаких прав гражданина Республики, ты джедай. А просто так из Ордена не уходят, и тебя б не отпустили. За последнее время удалось уйти только одному графу Дуку.

Граф Дуку. Тот, кто присутствовал на их казни, стоял в ложе и смотрел, как троих пленников пытаются убить самыми свирепыми представителями фауны планеты, а потом новыми образцами военно-промышленного комплекса; тот, кто едва не убил учителя, тот, кто лишил тебя правой руки, но почему-то не лишил жизни. Граф Дуку, темный лорд ситхов. Идеологический противник джедаев, как и все остальные ситхи, враг.

Ситхи, которых джедаи должны уничтожить. Которых лично Энекин Скайуокер должен уничтожить, восстановив баланс силы, как пророчила древняя легенда. Как же тебе надоело это предсказание. В Ордене из-за статуса Избранного на тебя косились и избегали. Программа обучения была не такой как у других падаванов, - как же! - здесь делали героя, воина, развивая лишь навыки пилотирования и фехтования. И сразу столкнули с политиками. Так что на патетические фразы, не только сильных мира сего, но и джедаев, был быстро выработан иммунитет. Ни одного друга не появилось у тебя в столице за десять лет, в Ордене ты был чужим, плюс постоянное обучение и усиленная нагрузка. Ты общался только с Оби-Ваном, Советом, Канцлером, некоторыми сенаторами, вот, пожалуй, и всё. Хотя жаловаться было не на что. Общение с Палпатином неожиданно стало глотком свежего воздуха, а не обязанностью. Беседовать, иногда спорить с умнейшим человеком, было наслаждением, потому как он никогда не навязывал своего мнения, он выслушивал и пытался вникать в логические построения молодого падавана, и если и был не согласен, то формулировал вопрос, а потом с улыбкой следил на попытки Скайуокера ответить. Иногда признавал ответ логичным, иногда нет, а иногда юный оппонент сам заходил в тупик и, начиная рассуждать сначала, приходил к выкладкам Палпатина. Оби-Вану не нравилось это сближение, как и влияние канцлера на ученика, но он не мог пойти против Совета. Энекин сам, кстати, не мог понять, почему джедаи не пресекли его контактов с Палпатином. Зачем тебя нужно было втягивать в политику?

Стоп.

Разве только...

Энекин перевёл дух.


Откуда вообще пошли сказки, что ситхи – это нарушение баланса силы, абсолютное зло, которое немедленно должно быть уничтожено? Скорее, это идеологические оппоненты, которые когда-то являли собой некий хаос, элементы, не заложенные в государственную машину и угрожающие своим существованием ее тем самым обрушить? А сейчас, когда система уже недееспособна? Когда нечему угрожать? Что ж это? Дань старым традициям? И чем это отличается от обычной человеческой вендетты, которая может продолжаться не одно поколение, участники которой не помнят из-за чего всё началось, но упрямо, иррационально продолжают дело своих предков.

Ну что ты, Эни, ситхи используют Темную сторону силы, они эгоистичны. Джедаи самоотверженны, они живут для других.

А что, если нет никакой темной стороны?

Только мы сами расставляем акценты, навешиваем ярлыки и судим, что есть добро.

И в Совете далеко не фанатичные фундаменталисты. То, что говорят рядовым джедаям и то, что является лозунгом Ордена, не всегда есть то, что думают в Совете.

Зло, добро…

Ведь тот же Дуку не убил его на Геонозисе.

А ты не взял его в плен. Ты убил его. А приказ тебе отдал...

Память беспощадно стала подкидывать факты: приказ об убийстве Дуку, требование бросить Оби-Вана. А сколько раз ты слышал, дифирамбы в свой адрес от этого человека?

Палпатин - Дарт Сидиус?

Ну и что?

Если Совет знает, чувствует, догадывается, что Палпатин – ситх, то в таком случае, что означает выжидательная позиция? Совет присоединится к нему, или нет?

Скорее нет. И в этом случае убивать канцлера они пошлют его.

Энекин вздрогнул.

Никакой политический кризис не способен заставить джедаев присоединиться к ситхам. Джедаи могут быть самоотверженны, но Орден это не группа самоотверженных джедаев, а институт, со своей структурой, правилами, традициями, тем же бюрократическим аппаратом – Советом, уже всё решившим и прикидывающимся уставом и плакатными лозунгами о вреде ситхов и о велениях силы, ожидающим удобного момента для действий. Совет, видимо, устраивает старая форма ведения политики: хитросплетение интриг неожиданных тайных союзов, казалось бы, непримиримых на публике звездных систем, случайных альянсов. А вот, ситхов, особенно, если их только двое, вряд ли! Попробуй, проконтролируй тысячу тысяч амбициозных сенаторов, и миллион миллионов некомпетентных госслужащих. Это так же глупо, как пытаться показать фигуры высшего пилотажа на неуправляем летающем аппарате. Разумеется, в интересах ситхов, если б они пытались захватить власть, должно было лежать нормально функционирующее государство, где всё решается не подковерными играми и влиянием неких финансовых монстров, к коим ранее относилась всё та же Федерация, а четкий порядок и закон.

Энекин перевел дух, кажется, что-то нащупал.

Прежде чем начинать свою игру, нужно подумать, смогут ли что-то использовать против тебя, есть ли у тебя слабости, то, что ты не решишься потерять.

Увы, есть.

Падме.

Но об этом никто не знает.

Да ладно, а Оби-Ван? Вы никогда не обсуждали ничего подобного, и ты пытался скрывать свои чувства, но понимал, что учитель лишь деликатно делает вид, что не замечает нарушения кодекса, что он знает. И сейчас это было некстати.

Оби-Ван тебя не выдаст, ведь благодаря тебе он стал самым молодым рыцарем вошедшим в Совет, благодаря тебе он не завалил ни одной миссии, хотя Великая Сила его столько раз закидывала в такие труднодоступные для помощи места, что только твоя удача вытаскивала вас раз за разом. Он стал тебе другом, практически братом. Вряд ли он что-нибудь кому-нибудь скажет.

Если только…

А почему ты решил, что никто не знает ничего о твоей личной жизни? Только лишь потому, что не задают вопросов? И, скорее всего, и Совет, и канцлер в курсе. А значит, а значит, независимо от того, какую сторону ты примешь, другая сторона будет пробовать надавить на тебя, используя Падме.

Она обречена. Вот откуда эти сны и ее нервозность. Но джедаи не посмеют, они воины света, добра...

Хм, кто тебе сказал? Себе-то не ври.

Твоя слабость – семья. Теперь-то понятно, что самые идиотские правила кодекса, оказывается, рассчитаны на военное время, безжалостное время. Эх! Даже если б он пару лет назад не поддался на гормональный взрыв, всё равно был бы Геонозис, совместное ожидание смерти, неожиданное спасение. Не бывает совпадений и случайностей. Он был обречен полюбить, невзирая на сто тысяч кодексов!

Падме, нам не повезло. Почему мы не родились раньше, в более спокойные времена? Перемены, ломка традиций.

Стоп...

А так же – перемены – это и новые возможности, это взлёты и свобода выбора, это новое развитие, это возможность изменить судьбу. Это новые люди. Активные, энергичные, ответственные. И ты – один из них.

И у тебя есть шанс изменить свою судьбу, есть шанс попытаться начать созидать, навести порядок, твои дети должны жить в государстве, где царит его величество закон.

Республика уже давно была по сути империей, но управлялась безалаберно и бездарно. До Палпатина. Если всё-таки догадка верна, и канцлер и есть тот самый Сидиус, вряд ли стоит его обвинять в развязывании войны, вряд ли он мог ее предотвратить, выкинув из сената влияние Торговой Федерации, скорее он воспользовался ситуацией, благодаря чему, сепаратисты оказались у него под контролем, практически разорены и раздавлены. И нелепая попытка похищения канцлера лишь подтверждала слабость противников, их попытку, навязать мир на своих основаниях.

Дуку, который хотел сдаться и, которого он, Энекин убил, совершенно четко осознав, что канцлеру не выгодно так заканчивать войну. Тут не до конца всё ясно. Что это: разногласия между ситхами, или всё-таки ему показалось, что Палпатин – Темный лорд? Или просто Дуку был пешкой, разменной монетой, дискредитирующий себя и как остальные главы, заранее приговоренный к смерти. И был ли он ситхом?

Вопросы, бесконечные вопросы.

Мало данных.

Мало времени.

С одной стороны Орден, который попытается устранить врага, а с другой набирающий силу канцлер.

Он должен стать сильным, что б две стороны не раздавили его. Он должен разыграть свою карту, ни в коем случае не оставаясь в стороне.

Кто ты сейчас, Энекин Скайуокер? Пилот? Джедай? Ну максимум телохранитель вип-персоны. Потенциал есть, допустим. Ну и что?

С другой стороны с тобой возятся уже больше десяти лет. Так просто? Зачем-то ты им всем нужен? Например, канцлеру, а? Новый ученик? Помощник?

Сильным союзником, вот кем ты должен стать.

Значит, он, Энекин Скайуокер, станет сильным.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™