<<  Предсказанное и сбывшееся


Nefer-Ra


Имперские байки


Как и предсказывал Император, Анакин первым делом наведался на Татуин. Правда, пошел при этом окольным путем, и вместо того, чтобы являться на родную планету в одиночестве, как сделал бы в джедайские времена, прихватил с собой флагман Эскадрона.
Даже один разрушитель мог причинить достаточно серьезные неприятности столь отсталому миру, не поцарапав при этом броню. А в случае необходимости можно было вызвать еще несколько.
Разумеется, хатты заботились о своей безопасности, но на орбитальную бомбардировку точно не рассчитывали - дефлектор нужной мощности стоил астрономически дорого, а Джабба был не только жадиной, но и реалистом. И при решении проблем редко руководствовался грубой силой, предпочитая устранять конкурентов путем интриг или стараниями наемных убийц. Самым из высокооплачиваемым из которых был Боба Фетт.
Впрочем, сын Джанго никогда не гнушался работать на действующую власть, чем лорд неоднократно пользовался. Ставя при этом условие сохранения тайны любой ценой. Бобу подобная таинственность порядком веселила, но ради интересных заданий он был готов прощать заказчику мелкие слабости.

Мофф сектора Арканис, и без того напуганный недавним повышенным вниманием со стороны высокопоставленных особ, едва не получил инфаркт, обнаружив в своем кабинете наемника в мандалорском доспехе, который без лишних церемоний ухватил чиновника под локоть и выкинул в окошко. По счастью, под балконом дежурил десантный бот, где моффа приняли как родного. А спустя десять минут первый человек сектора был доставлен на борт «Опустошителя» и уложен к ногам лорда Вейдера.
Ситх, пребывающий в нехарактерно хорошем настроении, обошелся с пленником вежливо, позволив вместо завещания написать программу по борьбе с коррупцией, незаконным оборотом товаров повышенной опасности и работорговлей. Соображать моффу пришлось очень быстро, поскольку на все про все ему было выделено лишь десять минут. Но чиновник справился, получил карт-бланш и рекомендацию не затягивать с выполнением программы. После чего те же ребята забросили ошеломленного моффа обратно, а «Опустошитель» развернулся и ушел в прыжок к Татуину.

На планете ситуация повторилась - только на сей раз вместо моффа пострадал за правое дело начальник гарнизона, до сих пор пребывающий в шоковом состоянии после визита Леи.
Вид Вейдера, за спиной которого транспортники один за другим разгружали шагающие танки, привел вояку вместо ожидаемой паники в самый натуральный восторг. Который выразился в поднятии по тревоге гарнизона, и отправке его полным составом прочесывать Мос-Айсли. Не состоящие в ладах с законом личности, составлявшие большую половину населения городка, сделали попытку уйти не прощаясь, но были выловлены - кто на орбите силами подошедших патрульных фрегатов, кто - в пустыне, силами десанта с «Опустошителя».
Впечатленные творимым имперцами беспределом, попрятались не только привычные ко всему тускены, но и вездесущие джавы. А Джабба Хатт явился засвидетельствовать почтение лично, прихватив в качестве отступного целый ящик драгоценного барахла и двух лучших танцовщиц. Лорд взятку принял, не моргнув глазом, но довел до сведения хатта простую истину - если тот хочет оставаться на Татуине, то список «дел» ему придется серьезно подсократить. Негоже, чтобы ее высочеству, которая будет представлять этот забытый всеми богами ранкорий угол Галактики в Сенате, пришлось краснеть за своих подопечных.
Расстроенный новостью Джабба вместо предложенного угощения сжевал одноразовую тарелку, даже не заметив этого, и с горестным вздохом поинтересовался, что принцесса считает допустимым для преступного босса занятием.
«Благотворительность. В особо крупных масштабах», - любезно ответил Вейдер. И, осененный внезапной догадкой, добавил: «Предприятие по очистке зданий и прилегающих территорий тоже подойдет».
Хатт, сообразивший, что начинать уборку придется с собственного дворца (раз уж он представляет тут неофициальную власть), приуныл, но, поразмыслив, пришел к интересному выводу - лорд не ограничил его ни в средствах, ни в чем-либо еще. А значит, под очисткой можно понимать как охоту на местное зверье, так и отстрел конкурентов. По-тихому, разумеется. В итоге собеседники разошлись довольные друг другом.

А Вейдер занялся своей основной задачей - поисками Кеноби.
Контрабандисты, из которых он вытряс душу (из особо невезучих - вместе с мозгами), сообщили, что некий старик действительно искал корабль, способный доставить его в какой-то совершенно дикий край, где даже нет человеческих поселений. Задача усложнялась тем, что потенциальный пассажир точных координат нужной планеты не помнил, а лететь прямиком в сарлачью глотку не хотелось никому. Помыкавшись в попытке нанять корабль по кантинам, таинственный старик под конец обозлился настолько, что просто выкинул владельца одного маленького транспортника с его законного места, и стартовал прямо из ангара, даже не закрыв грузовой трюм. Маневр самоубийственный, как раз в духе вымерших джедаев, на одного из которых улетевший чудак чем-то походил. По мнению пилотов, добраться на такой рухляди до искомой точки старик при должном везении мог, но вот сесть - вряд ли.
Вейдер, о летных талантах Оби-Вана имевший куда более полное представление, так не думал.
Название планеты контрабандисты совместными усилиями, подкрепленными демонстрацией пыточного дройда, вспомнили, и даже не слишком переврали. Сдав добычу патрульному фрегату с наказом доставить на Кессель немедленно, лорд собрал войска, дал на всякий случай залп с орбиты, превративший солидный кусок пустыни в спекшееся стекло, развернул крейсер и отправился искать Дагоба. Судя по картам гиперпространственных маршрутов, в свое время изъятых из архивов Ордена, место было дикое, но достаточно удобное. Как для того, чтобы прятаться, так и для того, чтобы убегать.
Разумеется, Анакин не верил, что Кеноби улетел «в никуда». Как бы то ни было, его бывший учитель в абсолютном одиночестве существовать не мог. И даже на Татуине, где скрыться от людей не составляет труда, старался время от времени заезжать или на чью-то ферму, или в город. Причем не только за товаром, как местные жители, но и за общением.
А раз так, то можно было быть практически уверенным, что на Дагоба Бена кто-то ждет.

Методом исключения, помноженным на здравый смысл, лорд пришел к выводу, что на далекой планете засел ни кто иной, как Йода. Встречаться с Учителем Учителей Вейдеру не слишком-то хотелось, и лишь стойкое подозрение, что именно зеленокожий магистр был автором живодерского плана по разделению детей, гнало Анакина вперед. Оби-Вану у него тоже было что сказать, да и сделать нашлось бы. Но с течением времени эмоции поутихли, и теперь Анакину уже не так сильно хотелось сократить бывшего учителя на голову. Для удовлетворения уязвленного самолюбия хватило бы и какой-то менее важной запчасти. Руки, или ноги, например.
Выскочивший в расчетной точке крейсер едва не промахнулся мимо планеты, но после некоторых эволюций и поисков крайнего, вышел на высокою орбиту и начал сканирование поверхности. Результатом которого стали: вода-вода-вода, болото, вода, немного растительности и много живности. И ни малейших следов цивилизации.
Лорд озадачено уставился в обзорный иллюминатор. О стойкости джедаев ходили легенды, к которым он и сам в свое время приложил руку, но на деле рыцари ценили комфорт, хорошее питание и своевременное медицинское обслуживание. Жить по доброй воле в мире, где воды в любом месте минимум по колено, полтора десятка лет? Абсурдно и отдает суицидом. С другой стороны, много ли он, номинальный лорд ситхов, понимал в психологии существ, способных прожить девять веков? И, фактически, все это время потратить на воспитание джедайского молодняка.
Йоде наверняка было больно осознавать, что Сидиус его переиграл много лет назад, а Вейдер, по простоте душевной вломившийся в чужую изящную схему и переиначивший ее до неузнаваемости, - сейчас. Причем неясно, что было хуже.
Палпатин с годами не молодел, да и достойных противников у него оставалось все меньше. Так недолго и в маразм впасть. А на что похож могущественный ситх с поехавшей крышей можно было узнать из древних хроник. Перспектива служить прослойкой между Империей и ее безумный повелителем Вейдера не привлекала. В конце концов, у него своих дел было по горло! А раз так, то план замены старого ученика на нового, о котором обмолвилась Мотма, имел ненулевой шанс на успешную реализацию.

Мысленно выругавшись, Вейдер приказал готовить свой истребитель.
Искать Йоду в огромном болоте было глупой затеей, но не к каждую задачу стоило решать «в лоб». Например, можно было подумать, почему Сидиус до сих пор не обнаружил сильнейшего магистра, в лучшие годы светившегося в Силе не хуже средних размеров солнца. Поиски сокрытого во тьме были по части старшего ситха, но кое-что умел и младший. А обнаружившееся на втором витке отчетливо фонящее «место Силы» вполне могло быть нужной точкой.

Приземлив ДИ-шку на единственную сухую кочку в радиусе двух километров, лорд сел и задумался. Анакин чувствовал, как замыкается некое кольцо, заканчивается бег длиной в десятки лет, но ему до сих пор так и не было понятно - от кого и зачем он бежал. Стащив с головы шлем, Вейдер уставился на гротескную маску, столько времени фактически служившую ему лицом.
Мог ли он предотвратить все это? Изменить, направить по другому, менее кровавому пути? И вообще, должен ли был задумываться?
Лорд перевел взгляд на свое отражение в транспластиле иллюминатора. Большую часть шрамов он заработал сам, уже после Мустафара, и считал их вполне приемлемой ценой за полученный результат. Империя удалась. Не только на словах, пусть и произнесенных с канцлерской трибуны, но и на деле. А позволять кому-то портить с таким трудом созданное государство Вейдер не собирался.
Следовательно, надо было разобраться с джедаями здесь и сейчас.

Анакин решительно откинул фонарь кабины и спрыгнул вниз. Без колебаний выбрал направление и двинулся к цели.
Болотистая почва пружинила под сапогом, заставляя отвлекаться на выбор места для следующего шага. Истерично пищащие, шуршащие и чавкающие обитатели джунглей, возобновившие свою бурную жизнедеятельность практически сразу после посадки корабля, пока вели себя относительно мирно, но по мере приближения к искривленному дереву, нависающему над обрывом, гомон постепенно стихал, превращаясь в опасную тишину. А рваный желтоватый туман болотных испарений, наоборот, уплотнялся до удушающей пелены, грозящей не только внезапной пропастью под ногами, но и неприятными последствиями для здоровья. Лорд остро пожалел об оставленном в кабине шлеме, но не возвращаться же ради этого.
Тяжелые плети лиан, спутанными космами свисающие с тонких черных ветвей, образовывали рваный полог, закрывающий вход в приютившуюся среди корней пещеру. И тьму, таящуюся в ней.
Вейдер мысленно хмыкнул, пожурив неведомого создателя этой простейшей ловушки за склонность к театральным эффектам, пригнулся и с неожиданной для своего роста легкостью проскользнул среди лиан.
Мрак внутри пещеры, оказавшейся куда больше, чем можно было предположить, глядя снаружи, был плотен, как тяжелый бархат. Но через несколько минут глаза привыкли, и лорд начал различать светящиеся точки, мерцающие на стенах. Правда, вместо того, чтобы вести себя, как и положено фосфоресцирующей плесени, точки вдруг качнулись назад, превратившись в россыпь знакомых созвездий.
Мысленно выругавшись, Вейдер положил ладонь на рукоять меча и осторожно обернулся.

Прямо перед ним парил голубоватый шар Альдераана, в тени которого угадывалась серая сфера боевой станции. Внезапно из ее недр вырвался ослепительно зеленый луч и полный жизни мир взорвался, разлетевшись сотней разновеликих осколков.
«Ничего себе будущее...» - Анакин удивленно моргнул. - «Интересно, чем это Бейл умудрился так меня достать? Или не меня, а Таркина?»
Но додумать мысль Темному лорду не удалось. Погибшая планета сменилась другой, тоже подозрительно знакомой. И только станция никуда не делась.
«Так, только не надо меня убеждать в том, что повстанцы устроили базу в гнезде древних ситхов! Это же смешно!»
Но взлетающие с поверхности спутника газового гиганта группы истребителей подтвердили его гипотезу. Назойливая мошкара роилась вокруг бронированного шарика, безуспешно пытаясь причинить ему хоть какой-то вред. А присмотревшись, лорд смог различить среди угловатых крестокрылов собственную эскадрилью. С собой во главе.
Вот его модифицированная ДИ-шка преследует повстанческие торпедоносцы в узком каньоне, взрывая их один за другим, не давая прицелиться и нанести удар в уязвимую точку - колодец, выходящий из камеры охлаждения реактора. Вот прямо им на головы пикирует похожий на блюдце грузовоз, залпом из всех орудий разбрасывающий противников в разные стороны. И сразу же - вспышка Силы, за которой следует чудовищный взрыв. И шальная, дикая радость уцелевших, подпитывающая темную суть спасенной планеты.
«Однако... похоже Акбар, нашедший эту злосчастную дырку, вполне заслужил прибавку к жалованию. Или даже медаль. Надеюсь, ее уже заварили, а конструктору вкатили выговор с занесением».

Планеты сменяли одна другую, везде кипели бои, уносящие в могилу представителей обеих сторон, но с каждой секундой ситуация все больше напоминала полноценную гражданскую войну, а не просто антитеррористическую операцию. Наконец, калейдоскоп миров замер, показав Вейдеру застывшую картинку: покрытую густыми лесами планету, новую, еще не законченную, боевую станцию и флот, ожидающий противника. И его самого, скучающего на мостике огромного корабля.

«По виду похоже на творчество Вескесс. Красиво и функционально... может и правда заказать такую игрушку? Если меня Сидиус при виде сметы не удавит...»

Как показало развитие вероятных событий, не только удавит, но и молнией погладит.
Лорд с растущим изумлением наблюдал за схваткой в тронном зале, перемежающейся с боем на земле и на орбите. Вот он сбрасывает Императора в шахту (зачем?!), повстанцы взрывают генератор защитного поля, его сын (а похож, кстати) тащит основательно поджаренного главкома на выход (и как только не надорвался, спрашивается?). Станция горит, его прекрасный флагман тоже, все кругом рушится, взрывается и прочими посильными способами нагнетает драматизм.
Люк рыдает над телом, сгорающем в пламени погребального костра, Лея обнимает какого-то пирата (стоп, а не этот ли курсант меня сбил на Карриде?). Все остальные интенсивно празднуют. А потом начинается бесконечная война.

- Хватит, - зло сказал Анакин, сметая ладонью очередную планетку. - Дорогое мироздание, я все понял, осознал и сейчас собственноручно намылю шею одному магистру. Наплевав на его почтенный возраст и заслуги перед Светлой стороной.
- Противоречия дух силен в тебе был всегда, - проскрипел где-то рядом знакомый голос.
- Шли бы вы, дорогой Учитель учителей. На кладбище, например, - огрызнулся Вейдер. - Сначала сидите до последнего, хлопая ушами, потом начинаете плести интриги, которым любой ситх позавидует. Кто придумал отправить Кеноби на Мустафар? Кто Падме подзуживал? Я?! Или, может, Палпатин?
- Не понял ты ничего...
- Я все понял! - рявкнул лорд, рывком сдирая загораживающую вход завесу. - И не желаю иметь с вами ничего общего. Хотите гнить в грязи - пожалуйста, но не смейте трогать МОЮ Империю!!!
Хриплый вдох обернулся внезапным приступом надрывного кашля, заставившего Анакина согнуться вдвое и мысленно проклясть свою беспечность.
- Рецидив? - силуэт стоящего на соседнем камне престарелого магистра в неверном свете угасающего дня казался размытым, словно привидение. А дым от крошечного костерка, каким-то чудом питающегося прелыми листьями, добавлял картине сюрреализма.
- Не думаю, - Кеноби, вынырнувший из зарослей с пучком каких-то листьев в руках, с беспокойством посмотрел на бледного в прозелень Вейдера. После секундного раздумья подхватил стоявшую рядом плошку, плеснул в нее варева из котелка и подал бывшему ученику.
Анакин отхлебнул и снова закашлялся.
- Тьма милосердная, - выдавил он, сумев, наконец, нормально вдохнуть, - как вы это пьете?
- Чай как чай, другого тут не водится.
- Заметно, - буркнул Вейдер, возвращая щербатую посудину владельцу. - Кстати, Бен, какого хатта тебя понесло на подвиги? Джабба мне такого понарассказывал...

Кеноби виновато пожал плечами. Рыцарь-джедай и сам толком не мог объяснить, зачем ввязался в эту авантюру. Просьба Леи была, конечно, весомым аргументом, но не настолько же. Особенно с учетом того, во что сейчас превратилась принцесса. Но валить вину на других Оби-Ван считал в данном случае нечестным, ведь ему самому хотелось доказать, что он на что-то еще годится. И не Люку, мальчик не скоро поймет, самому себе. Доказал. Да так, что пришлось бросив все уносить ноги.
- Жаль, я пропустил веселье, - с непонятной интонацией произнес лорд, сосредоточенно разглядывая условный горизонт, скрытый за густыми зарослями. А спустя секунду далекий гул услышал и Кеноби.
Маленький десантный бот выскочил из-за деревьев и повис над поляной, басовито урча двигателями. В широкой боковой двери показалась фигурка в камуфляжной броне, оглядела собравшихся, и скользнула вниз по прочному канату, словно паук по своей нити. Все бы хорошо, но даже отсюда было видно, что фигурка однозначно женская.
- Империя стала брать в пехоту женщин? - удивился Оби-Ван.
- Это СИБ. Исанне Айсард собственной персоной, - поправил бывшего учителя Анакин. - Только вот что тут забыла дочка Директора?
- Лорд Вейдер, - запыхавшаяся, растрепанная молодая женщина остановилась перед ситхом, старательно игнорируя всех остальных одаренных, и скороговоркой выпалила: - Повстанцы напали на верфи и выкрали Акбара. Станция тоже была атакована, а на Альдераане начато развертывание мобильных баз Альянса. Император... требует вашего немедленного присутствия!
- Сарлачий хвост! Я же просил не начинать без меня! Идиоты, ничего нельзя доверить... - лорд Силой призвал из истребителя шлем, сунул его в руки ошарашенной Айсард и дал девушке легкого пинка обратно в направлении десантного бота. Дважды Исанне просить не пришлось.
- Знаешь, Кеноби, при всех твоих недостатках, - проговорил Вейдер, напряженно глядя в никуда, и пытаясь выловить в Силе отпечаток Императора, - я бы не хотел тебя видеть в этом болоте.

Оби-Ван вздохнул. Разговор не складывался, да и неясно, мог ли он вообще состояться после всего, что произошло за эти годы. Но одну вещь рыцарь должен был сделать обязательно.
Кеноби отцепил от пояса потертую, слегка оплавленную рукоять лазерного меча и протянул бывшему ученику. Втайне надеясь, что тому хватит сил удержаться от немедленной мести.
- Возьми, Анакин. Отдашь Люку.
Вейдер скользнул взглядом по смущенному лицу джедая и звонко фыркнул.
- Сам отдашь, если наглости хватит.
Кеноби проводил взглядом темную тень, легким прыжком взлетевшую на борт опасно качнувшегося десантного бота, и показал головой. Анакин был неисправим... Хотя раньше он, по крайней мере, не позволял себе разбрасываться кораблями. ДИ-истребитель, забытый законным владельцем, все так же стоял на кочке, как памятник короткой памяти лорда, или... как приглашение?
Оби-Ван оглянулся. За его спиной высилось искривленное дерево, у подножия которого едва теплился крошечный костерок. Около любимого камня Йоды лежал «букет» из местных листьев, в перспективе имеющий шанс стать скудным ужином, но самого магистра нигде видно не было. Учитель учителей скромно самоустранился от решения проблемы.
«Решайся, старый шаак!» - обругал себя Кеноби. Пристегнул рукоять второго меча обратно к поясу и решительным шагом направился к истребителю.
«Анакин, мы не договорили!»

Назад. Большая игра


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™