<<  Потерять и найти


Nefer-Ra


Имперские байки

От автора:

если вы что-то когда-то потеряли, десять раз подумайте, так ли вам надо искать потерянное.


Лорд выбрался из истребителя, припаркованного посреди основательно заросшей сорняками клумбы, и огляделся. Если он не промахнулся континентом, увлекшись петлянием в облаках (для мирной планеты у Альдераана была подозрительно хорошая система противоздушной обороны), то должен был сесть недалеко от королевского дворца. Каким именно образом Органа умудрялся сочетать свою любимую демократию с титулом принца-консорта, а после смерти жены так и вовсе вице-короля, для Вейдера оставалось загадкой. Но лорд, насмотревшийся за свою жизнь на всевозможные махинации, относился к подобным вывертам сознания с философским спокойствием. Благо на этот раз никому из хороших знакомых рубить конечности не требовалось. В отличие от ситуации пятнадцатилетней давности.
«Ну ладно, я тогда сорвался, но Мэйс? То ли власть так влияет, то ли ответственность…» - тут главком понял, о ком думает кроме покойного Винду, и прикусил язык. Палпатина было в чем упрекнуть, но с головой у старого ситха все было пока более-менее в порядке. Если не считать регулярных «представлений», сбивающих с толку даже ближний круг.
«Знать бы, когда игра перестанет быть игрой. И постараться быть в этот момент подальше от эпицентра…»

Придя к этому нехитрому решению глобальной проблемы, лорд снова вперил оценивающий взгляд в тонущий в закатной дымке горизонт. Картина впечатляла, причем не только с эстетической точки зрения.

Прикинув расстояние, которое предстояло преодолеть своим ходом, и препятствия, имеющиеся на маршруте, Анакин пожалел, что Император настоял на тайном посещении планеты. Петлять по кустам, не имея возможности просто и безыскусно проложить просеку в нужном направлении, было утомительно даже на вид. Не говоря уже о грядущем личном опыте. Система охлаждения доспеха справлялась и с куда более высокими температурами окружающей среды, но вот фильтры, рассчитанные на многократно очищенный воздух дворцового комплекса и не менее безжизненную дыхательную смесь системы рециркуляции истребителя, запахи цветущих трав пропускали практически все.

Промучившись минут десять, Вейдер стащил с головы шлем и от души прочихался. Стало легче, но начали слезиться отвыкшие от яркого солнечного света глаза. С чувством (и вслух) обложив Кеноби последними словами, Анакин пристегнул шлем обратно, стараясь не думать, что случится с системой принудительной вентиляции, если ему опять вздумается чихнуть. Собственно, систему можно было и отключить, но дышать самостоятельно больше тридцати минут кряду, да еще и на ходу, Вейдер пока не мог, и с этим приходилось мириться. За неимением других вариантов.

Сидиус прекрасно разбирался в экстренной помощи, осуществляемой посредством Силы, но та длительную терапию, да еще и с таким капризным пациентом, у него банально не хватало ни моральных, ни физических сил. Поэтому сразу по выходу из госпиталя Вейдер был поставлен перед фактом - или он превращается в аналог Гривуса, или заботится о своем здоровье сам. Лорд решил проблему в обычной манере - просто предпочел о ней не думать, надеясь, кто кривая выведет. Спустя три года стало ясно, что если и выведет, то исключительно на кладбище. Пришлось учиться справляться со своими катастрофически множащимися проблемами самостоятельно, но за прочими делами времени хватало лишь на поддержание имеющего уровня. И контроль за шаловливыми лапками медицинских дройдов, свято уверенных в том, что продукт новейших технологий протезирования всяко лучше, чем родной, но побитый жизнью орган. С этим утверждением Анакин был категорически не согласен, с подозрением воспринимая даже плановую замену протезов на более современные. Впрочем, с учетом скорости их выхода из строя, менять конечности приходилось чуть ли не раз в квартал. То джедаи, то неудачные прототипы новых кораблей, то мигрень дорого учителя... В общем, причин хватало.

Похлопав верный истребитель по транспластилу обзорного иллюминатора, лорд еще раз вздохнул и побрел вниз по склону, старательно перешагивая декоративные ручейки и обходя живые изгороди, составленные из каких-то исключительно колючих и пахучих вьющихся растений. Часа через два, когда солнце уже скатилось за горизонт, а потемневший небосклон украсился первыми точками звезд, перед Вейдером возникла стена дворцового комплекса. Сверившись с планом здания, добытым в Императорском архиве, Анакин пересчитал видимые балконы и понял, что нужный ему уступ находится на высоте больше двадцати метров. Разумеется, можно было вспомнить молодость и легким джедайским прыжком влететь в искомое окно. Лорд бы так и сделал, если бы не одно но. В доспехах подобные фокусы выполнять было чревато - памятник классической архитектуры мог не выдержать столкновения с полутора центнерами высокотехнологичного металла. А сам лорд - неизбежно следующего за подобной неприятностью падения вниз.

Мимолетно пожалев об отсутствии ракетного ранца повышенной мощности, Анакин снял с пояса связку подозрительно вида железяк, в свое время позаимствованных из тренировочного набора алых гвардейцев, и приступил к восхождению. Дело обещало быть несложным, но скучным. Потратив еще пятнадцать минут на монотонное перевешивание крючков и любование небом в промежутках, Вейдер, наконец, добрался до цели и грузно перевалился через перила, снеся несколько незамеченных в темноте цветочных горшков. Но вместо ожидаемого грохота бьющейся керамики, знакомого по подобным авантюрам на Набу, раздались лишь легкие хлопки и плеск воды. Выудив из крепления уцелевшее растение и с интересом изучив основанную на гидропонике конструкцию, Анакин воровато оглянулся, и с чувством зашвырнул водяной пузырь в сад. Громкий «плюх» взорвавшегося от удара об землю пакета прозвучал сладкой музыкой.
Прелесть подобного развлечения Скайвокер смог оценить только в Храме джедаев, поскольку тратить воду на Татуине таким образом было немыслимо. Но, увы, несколько раз попавший под внезапный душ Кеноби, строго настрого запретил подобные шалости под угрозой сдачи виновника на перевоспитание магистру Йоде. Пришлось переключиться на электронику. Там, по крайней мере, всегда можно было свалить вину на одаренных мальков, еще не слишком хорошо управлявшихся с Силой и поэтому часто устраивающих большие и малые катастрофы в одном отдельно взятом здании.
Позволив себе еще несколько секунд помечтать, лорд встряхнулся, прогоняя призраков прошлого, и шагнул через порог.

«М-да... я что-то не понял, тут живет девушка, или гаморреанский поросенок?»
Быстрый осмотр комнаты показал, что принцесса любит: печенье (шести видов как минимум), оружие (рукоять тренировочного бластера была отполирована почти до блеска), мягкие игрушки, изображающие вымирающие, но при этом неизменно хищные виды (живописная куча в рост лорда). Не любит: учебу (стопка датападов успела припасть толстым слоем пыли), наряжаться (несколько дорогих даже на вид тряпочек были без малейшей жалости затолканы в угол между столом и книжной полкой) и... Таркина. Голографический портрет моффа, прибитый дротиком к резной дверце шкафа носил явные следы негуманного обращения и пестрел разнообразными дополнениями - от пририсованных рожек до весьма нелестных характеристик, приписанных прямо поверх картинки красивым, но совершенно неразборчивым почерком.
Но лорда заинтересовало не это очевидное свидетельство антиимперских настроений, а край тетрадки в кожаном переплете, выглядывающей из-под сваленных стопкой инфокристаллов. Только вот взять в руки таинственную книжечку Вейдеру на дали.

Вихрь, налетевший на Анакина с яростным воплем «мое-не-дам-уйди-мерзавец!» и утащивший добычу буквально из-под носа, при ближайшем рассмотрении оказался юной девой маленького роста, но яркого характера. Полностью соответствующей годичной давности изображению из СИБовского досье.

- А ты, значит, Лея... - констатировал Вейдер, глядя на ошарашено хлопающую глазами принцессу и мысленно сопоставляя ее с Амидалой. Сходство имелось, но настолько смутное, что заподозрить двух девушек в родстве без генетической экспертизы было практически невозможно. Но лорд и это предусмотрел, потратив в свое время три часа на грубый, но эффективный взлом систем защиты альдераанского посольства. А там уже выйти на центральный госпиталь Альдерры не составило особого труда. Тот, кто прятал следы того давнего дела, потрудился хорошо, но не спрятав человека не спрячешь и доказательства.

Тем временем Органа, осознав, кого она только что пыталась стукнуть прихваченным с соседнего стола подносом, начала потихоньку сползать по стенке, не выпуская из рук отвоеванный у захватчика дневник. Орать что-то в духе «спасите-помогите» в данной ситуации было глупо. Охрана-то прибежит, но толку? Связываться с Темным лордом ситхов - глупо и опасно. Особенно если вспомнить, что про него рассказывал Бен. Оставалось попытаться удрать самой, но Лея как-то сразу сообразила, что из этой затеи ничего не выйдет. Не прыгать же ради спасения жизни в окно - убьешься, а не убьешься, так ноги поломаешь.

- Ага, - выдавила девушка, запоздало сообразив, что надо было не признаваться и попытаться выдать себя за прислугу. Или хотя бы закадычную подружку Леи.
- Ну, тогда я вынужден признать, что влез в окно к собственной дочери, - весело сообщил лорд, а Лея, окончательно раздавленная подобным заявлением, звучно стукнулась копчиком об пол.
- Этого не может быть, потому что не может быть никогда, - жалобно заявила она, потирая ушибленное место.
- Это еще почему? - обиделся Вейдер. Здравый смысл подсказывал Анакину, что против него сейчас играет старательно взращиваемая столько лет репутация Ужаса Империи, но легче от этого не становилось.
- Потому, - буркнула принцесса. - Доказательства где?

Лорд выразительно пожал бронированными плечами, пролевитировал со стола деку (Лея проводила компьютер недоверчивым взглядом), вставил в гнездо привезенный с собой инфокристалл, и вручил принцессе. После чего уселся на жалобно скрипнувшую кровать и приготовился ждать реакции. Принцесса даже не попыталась отказаться от принудительно предоставляемых знаний, и теперь задумчиво щелкала клавишами, неотрывно глядя в экран. По мнению начавшего терять терпение Вейдера за это время можно было прочесть не только эти несчастные десять страниц, но и весь устав Имперского флота.

- Ну? - Анакин запоздало вспомнил, что пытается вытрясти информацию из собственного ребенка, а не из очередного бестолкового лейтенанта, и постарался смягчить откровенно угрожающую интонацию этого короткого вопроса, но не преуспел. Принцесса вздрогнула от неожиданности, но тут же ощетинилась возмущением, сделавшись похожей на клубок эмоциональных колючек.
- Тут сказано, - медленно начала она, неотрывно глядя на лорда, - что моими настоящими родителями являются рыцарь-джедай Анакин Скайвокер и сенатор от Набу, Падме Амидала Наберрие. Про маму охотно верю. Ее портрет висит у папы в кабинете, а вот про рыцаря... даже если так, то что с того? Вместо джедая я вижу ситха. И не желаю иметь с ним ничего общего.

Лея гордо вздернула подбородок и приняла вид оскорбленной невинности. Картину портило лишь выжидательное выражение, застывшее в глубине карих глаз.

- Собираешься делать адвокатскую карьеру? - ровно поинтересовался Вейдер, проигнорировав спектакль.
- Нет, политическую! Папа обещал, что я займу его место в Сенате, - наглости принцессы, казалось, не будет конца.
- Папа, значит, - глухо произнес лорд, поднимаясь на ноги. - Ну так мы сейчас пойдем и объясним твоему приемному папе, что вешать в кабинете портреты чужих жен нехорошо. И что знакомство с некоторыми джедаями дурно влияет на продолжительность жизни... А Кеноби я потом голову оторву. Чтобы удовольствие не портить.
- Эй, так нельзя! - Лея вцепилась в рукав Вейдера, пытаясь его удержать, но это было сравнимо с попыткой остановить шагающий танк. - Это вмешательство во внутренние дела независимой планеты и покушение на личную жизнь ее официального представителя! А как же сенаторская неприкосновенность?
- На Кесселе я ее видал, - бухнул лорд, Силой выбивая замок на двери кабинета вице-короля. И картинно замирая в причудливой раме вывернутых с мясом створок. Прямо напротив собравшейся на очередное совещание группы заговорщиков.

Мотма, Органа и Бел Иблис, последний из которых присутствовал в виде голограммы, потрясенно замолкли. И единственным звуком, нарушающим гнетущую тишину, на несколько долгих секунд оказалось лишь механическое дыхание ситха.
- Ой, - первой очнулась Мон, судорожно дернувшаяся к передатчику. Но Вейдер ее опередил. Наградив Гарма тяжелым взглядом, лорд Силой смял панель управления проектора. Изображение коррелианского сенатора моргнуло и погасло.
- С отсутствующими разберемся позже. Мон, тебя это тоже касается. Сегодня у меня вопросы исключительно к Бейлу.

Вице-король в ужасе уставился на Вейдера и заметил все еще болтающуюся на локте ситха Лею. Принцесса вымучено улыбнулась и извиняюще пожала плечами.
- Вопрос первый, - вошедшего во вкус лорда нисколько не смутило присутствие при личном разговоре чандрилльской сенаторши, так и оставшейся сидеть на своем месте. - Бейл, какого хатта у тебя в кабинете висит портрет МОЕЙ жены?! Тебе своей было мало? Кстати, раз уж ты такой прекрасный семьянин, как утверждает пресса, то не было ли логичным отдать дань уважения СВОЕЙ королеве?
- Э... - Органа, не ожидавший такой постановки вопроса, стушевался и даже пошел пятнами. Если бы тут не было Леи, он бы выдал какой-нибудь отвлеченный ответ, но принцесса, с живым интересом следившая за развитием событий, спутала все карты.
- Вопрос второй. По какому праву ты позволил себе забрать МОЕГО ребенка?! - от звуковой волны, совершенно бессознательно подкрепленной Силой, лопнули плафоны настенного светильника, погрузив кабинет во тьму. И придав ситуации какой-то совершенно похоронный оттенок.
- Только одного! - поспешил оправдаться Бейл, решив, что защита уцелевших джедаев - дело этих самых джедаев, а он свой долг уже выполнил, как смог. - И вообще, я всегда девочку хотел...
- Т-а-а-а-а-к... - протянул Вейдер, безуспешно пытаясь осознать сказанное и с ужасом думая, что Падме тогда могла умудриться родить тройню. - Может быть мне кто-нибудь скажет, наконец, сколько у меня детей?

Мотма, щелкнувшая выключателем уцелевшей настольной лампы, характерным жестом подперла подбородок кулачком и приготовилась слушать.
- Двое, - вице-король счел, что терять уже особенно нечего, джедаям в том числе, и теперь намеревался рассказать лорду ровно столько, сколько можно было выяснить и другими, куда менее гуманными методами. - Мальчик и девочка. Мальчика Кеноби забрал, на Татуин...
- Куда?! Он что, совсем рехнулся?

Бейл пожал плечами, всем своим видом показывая, что к этому решению от отношения не имел.
- А, так у меня все же есть брат… - пробормотала Лея, сообразив, что воображаемый друг, придуманный чтобы заполнить непонятную пустоту рядом, существует на самом деле.
«Интересно, как бедняга воспримет новость о таких родственниках?»
Вейдер, похоже, задумался над тем же вопросом.

- Знаешь… Анакин, - неожиданно подала голос Мон, - я всегда недоумевала, в кого же Лея… такая, гм, бойкая. Теперь секрет раскрылся.
- И что? – угроза в голосе ситха была вполне материальной.
- Ничего, - сладко улыбнулась Мотма, вставая с кресла и направляясь к двери. – Палпатину привет передавай. Он там, наверное, скучает…
Вейдер посмотрел на Бейла, ожидая разъяснений, но вице-король лишь развел руками. Иногда Престор Органа категорически не понимал женщин. Сегодня был как раз такой случай.

Внутренне согласившись с подслушанными размышлениями альдераанского сенатора, лорд покосился на стену, украшенную тем самым портретом, и отметил про себя, что художник от души польстил оригиналу. Или это воспоминания о настоящей Падме перемешались с впечатлениями от общества ее клонов? Ответа Анакин не знал, да и не стремился.

Главное он сделал – оппозиционную конференцию посетил, ребенка нашел. Можно и на Корускант возвращаться. А верфи подождут до более удобного случая.
- И что теперь будет с Леей? – осторожно поинтересовался Бейл, каким-то шестым чувством уловивший изменение настроения своего кошмарного гостя.
- Поедет со мной в Центр Империи, - Темный лорд собрался уже сказать «насовсем», но вспомнил свои мысли по поводу детей-форсюзеров и слегка подкорректировал фразу. – На месяц.
И добавил чуть тише:
- Надеюсь, столица это переживет…

Принцесса, все это время озадаченно переводившая взгляд с настоящего отца на приемного, восприняла заявление Вейдера как руководство к действию. И, получив молчаливое разрешение от Бейла, отправилась собирать вещи.
- Подруг и домашних животных не брать! – напутствовал ее Анакин.
Не слишком вежливое «ага», раздавшееся в ответ, можно было трактовать как угодно. И как согласие, и как… скажем, любимое Вейдеровское «да, учитель». Следовательно, лорду стоило быть готовым к любому развитию событий. И постараться не испортить так странно начавшиеся и пока не слишком понятные ему отношения с собственным ребенком. С женой он их уже испортил в свое время. И что в итоге? Получил вместо одной королевы восемь. Представив аналогичное количество дурно воспитанных принцесс, Анакин вздрогнул и поклялся себе сделать все возможное и невозможное, чтобы не допустить такого поворота событий.

- Знаете… я никогда не думал, что это скажу, но я вам сочувствую. Совсем немного, но все же… - Бейл тоже посмотрел на портрет Амидалы и печально улыбнулся.
- Полагаю, вам стоит приберечь это высокое чувство до возвращения принцессы, - хмыкнул лорд.
- А она захочет вернуться? – сомнение, прозвучавшее в голосе сенатора, сложно было назвать напускным.

Ситх пожал плечами.
«Если ее нахальное высочество действительно понравится Императору, и эти двое сумеют найти общий язык, то возвращаться придется мне. На Татуин, мириться с Кеноби».

- Пожуем – увидим, как говорят хатты, - проронил Вейдер, глядя, как на фоне восходящей луны вырисовывается четкий силуэт садящегося на планету крейсера. И гадая, передается ли склонность к творческой интерпретации приказов по наследству.

Вперед. Маленькая сладкая месть

Назад. Приступ сентиментальности с последствиями


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™