<<  Приступ сентиментальности с последствиями


Nefer-Ra


Имперские байки

От автора:

текст не претендует на каноничность и здравый смысл :)


- Знаешь, я все чаще думаю о внуках, - задумчиво изрек Император, подпирая тяжелую голову костлявым кулачком.

Вейдер нервно вздрогнул, едва не откусив край высокого бокала, и, осторожно прикрыв веки, уставился на учителя сквозь белесую решетку ресниц. Сидиус, против ожиданий (и с поправкой на мустафарскую еще близорукость лорда), выглядел вполне нормально – сидел себе в любимом кресле главкома и нагло пил дареный коньяк. Кося на ученика время от времени хитрым желтым глазом.

«Проверяем бдительность, да?» - поинтересовался Вейдер, и, ожидаемо не получив ответа, снова уткнулся в свой стакан. В отличие от повелителя, сам Анакин вынужден был утешаться витаминным коктейлем – последствием бурной деятельности восьмерых Амидал, взявшихся за здоровье лорда с пугающим энтузиазмом. С другой стороны – еще шесть месяцев на этой бурде и можно будет, наконец-то, выпить кофе. Не то, чтобы Вейдер его так сильно любил, но если пятнадцать лет довольствуешься лишь пропущенным сквозь многочисленные фильтры запахом, то и фирменному императорскому чаю из сушеных лепестков набуанской сливы рад будешь.

Лорд тихонько вздохнул, радуясь, что без привычного респиратора это можно сделать практически незаметно, и снова погрузился в свои бесконечные, как песок Татуина, мысли.
Собственно, возможность дышать спокойно объяснялась не чудесным исцелением, на которое Анакин перестал надеяться уже очень давно, а тем, что ситхи заседали в запасной медитационной камере Вейдера. Точнее, прятались там от выводка Падме.
«Гарема», как ехидно обозвала этот набор клонированных королев некая Мара Джейд, возомнившая себя любимой ученицей Палпатина. Оборвать нахалке уши Сидиус тогда не позволил, но лорд улучил момент и отвесил девчонке полноценный Силовой подзатыльник, справедливо рассудив, что из пустой головы ничего ценного не выбьешь, тогда как в обратную сторону процесс еще возможен.
Впрочем, жаловаться на Амидал у Анакина, повода, кроме самого факта их существования в текущей реальности, не было никакого. Да, первые два месяца он позорно прятался от этого Императорского «подарка» во Внешних Регионах, наводя страх и ужас на расквартированные там войска, пока выведенный из себя Таркин не накатал Палпатину кляузу, и лорда спешно не вернули на Корускант (именно из этой экспедиции главком и привез целый контейнер отличнейшего коньяка). Но потом, в столице, когда деваться уже было некуда, и пришлось знакомиться с Падме по новому кругу, началось самое интересное.

Как выяснилось в первый же день по возращении Вейдера ко двору, все восемь копий набуанской королевы за прошедшие недели успели проявить совершенно разный характер, взять себе дополнительные имена и радикально сменить прически. Последнему пункту Вейдер был особенно рад, поскольку различать Амидал в Силе он так и не научился.
Правда, внешние отличия прекрасно скрадывались парадными платьями и утыканными драгоценными побрякушками париками, которые копии Падме с упорством, достойным лучшего применения, надевали на все официальные мероприятия. Гостей это сбивало с толку даже в том случае, когда клоны просто молчали и улыбались. А уж если королевы начинали говорить, передавая друг другу слово, как эстафетную палочку, то начиналось форменное светопреставление. Чиновники и свежеиспеченные аристократы судорожно вертели головами, пытаясь уследить за нитью беседы и оказаться лицом к высокородной собеседнице, но хронически опаздывали, рассыпались в извинениях и спасались бегством. Немало развлекая этим Сидиуса, который, собственно, и придумал эту игру.

В результате, слухи об этом оригинальном (и опасном) дополнении к привычной Палпатиновской свите ползли по Центру Империи один другого краше.
Но мнение общественности дружно игнорировали все. Император с холодной уверенностью в собственной непогрешимости, Вейдер – с привычным презрением, а сами королевы – с аристократической брезгливостью. Придворные терпели и строили все новые догадки, безуспешно пытаясь решить непосильную для их умов задачу. Молчание хранил даже Сэти Пестаж, знающий, во сколько обходится Империи эта новая игрушка и дважды пытавшийся доказать Палпатину бессмысленность подобной траты денег. Собственно, поэтому и молчал, да и сидеть не мог примерно неделю.

Но ролью живого украшения Императорских больших и малых приемов дела клонированных красавиц не ограничивались. У них, как ни странно, всегда была масса свободного времени. Которое они находили, куда потратить, с поистине хаттской фантазией.
Самая бойкая из королев, Падме-Аурэ, подстриженная по последней моде практически под мальчика, верховодила всем выводком, распределяя обязанности и организуя досуг. Под раздачу при этом попадал не только лорд, но и Палпатин, в результате насильственного культурного просвещения заработавший нервный тик и легкую хромоту. Последняя была связана с неудачной игрой в мяч, к которой Императора привлекли их бессердечные величества. Вейдер в тот день стоически изображал мишень, пользуясь тем, что Амидалы бессовестно мажут. И периодически помогая им в этом нелегком деле Силой. Отпечатки испачканного травой и достаточно увесистого мячика на любовно отдраенных до зеркального блеска доспехах Анакину были совершенно не нужны. Особенно перед заседанием Генштаба.
В тот раз обошлось, но девушки на достигнутом не остановились, и на следующий день рьяно взялись за благоустройство дворца, мотивируя свою новую страсть тем, что на Корусканте слишком мало зеленых насаждений.
К счастью, именно сегодня привлечь ситхов к ковырянию в земле королевам не удалось, и теперь Амидалы разносили Императорский Ботанический сад на молекулы в компании себя самих и проклинающих все на свете гвардейцев. Личная охрана Императора смело приняла удар на себя, и терпела поражение за поражением в неравной борьбе с девичьим обаянием и зелеными насаждениями.

А два самых опасных человека в Галактике в это время отсиживались в медитационной камере, на дверь которой была заботливо прибита дюрастиловой рукой лорда Вейдера массивная табличка с грозной надписью «РЕМОНТ!»

«Как можно после такого вообще думать о каких-то внуках?» - недоумевал Анакин, разглядывая мирно хлебающего коньяк Императора. Вторая мысль была: «И от кого Сидиус их собирается получать?», но ее Вейдер предпочитал обходить стороной.

Его собственный ребенок был бы сейчас примерно в том же возрасте, что и клоны Амидалы. Но, увы, с этим не сложилось. Впрочем, глядя на тишайшую с виду Падме-Хэрф, отличившуюся за последние две недели разбитием антикварной вазы в полтора своих роста высотой, потерей датапада с новой редакцией «Закона о негуманоидных расах» и шестью сломанными силовыми пиками, которые королева взяла у гвардейцев «только подержать», лорд начинал склоняться с мысли, что ребенок-форсьюзер, да еще и разбалованный «дедушкой», просто разнес бы весь дворец по камешку. Причем сделал бы это без малейших угрызений совести. Случайно.

«М-да…» - лорд осторожно потер покрытый побледневшими от времени и бесконечной бакта-терапии шрамами подбородок и прислушался. Судя по грохоту снаружи, раскопки в саду закончились, и теперь одна из вернувшихся королев лупила по двери медитационной камеры садово-огородным инвентарем, пытаясь дозваться своего господина и повелителя. И загнать его на очередные медицинские процедуры.
- Анакин! – слаженно взвыли за стеной сразу в три голоса. – Выходи! Мы знаем, что ты тут!
- Ага, сейчас, - мрачно буркнул лорд, поудобнее устраиваясь на том, что некогда было операционным столом, – только шлем надену.
- Не любишь ты их, - пожурил главкома Император. – И за что, спрашивается…

Вейдер задумчиво хмыкнул, прикидывая, стоит ли оглашать повелителю весь список. Но передумал, сообразив, что у Сидиуса причин лично передушить всех Падме – от Аурэ то Хэрф, наберется раза в два больше. Как ни странно, при этом Палпатин никаких карательных мер не предпринимал. То ли действительно пребывая под действием заразы сентиментальности, то ли еще почему. Ну не мог же он терпеть все эти издевательства по доброй воле?!

- А вы, учитель, любите? – осторожно полюбопытствовал лорд, убедившись, что грохот за стеной стих, а делегация от «Гарема» ушла ни с чем, пообещав, правда, вернуться через час с новыми силами.
- Ну да, - совершенно искренне ответил Сидиус.
«Маразм крепчал, мозги кипели» - промелькнувшая на краю сознания мысль вспыхнула сверхновой и тут же погасла.
- А за что? – Вейдер прекрасно понимал, что спрашивает глупость, но уж слишком велик был соблазн вывести Императора из себя и вернуть, наконец, в привычно-раздраженное состояние духа.
- Ну… - Сидиус неуверенно повел рукой в воздухе, рассыпав при этом облачко подозрительно радужных искр Силы с кончиков пальцев, - старый стал, наверное. Вот и тянет… реализовывать планы на внуках, раз уж дети подкачали.

Анакин со стуком подобрал отвисшую челюсть. Такого расклада он не ожидал. Сорвавшаяся с поводка здравого смысла фантазия тут же нарисовала красочную картину разделенной на восемь секторов Империи, в каждом из которых по месяцу правит одна из королев. Но от попытки представить сочетание раскрашенного под маску девичьего лица с любимым мрачно-черным шерстяным плащом Палпатина у Вейдера началась тихая истерика, и он поспешил переключиться на что-то более спокойное. Например, на планы верфей Куата на постройку нового «разрушителя». Вескесс обещала нечто грандиозное, неповторимое в своем совершенстве и огневой мощи. Если бюджета хватит, конечно.

- Опять ты про свои игрушки, - недовольно проворчал Император, бесцеремонно прерывая мечты ученика. – Занялся бы лучше чем-нибудь полезным. На Альдераан слетал, например.
- Зачем? – смена темы окончательно спутала мысли главкома.
- Затем. Проверишь это гнездо демократии на лояльность, - Сидиус поднял указательный палец вверх и погрозил им кому-то невидимому. - А то слишком уж Органа увлекся… и уверовал в свою сенаторскую неприкосновенность. Совсем страх потеряли – собирать слет оппозиции прямо в столице, с прессой и рассылкой официальных приглашений.
- Я поеду в качестве гостя? – не удержался от шпильки Темный лорд, вспомнив, что около года назад вернувшийся с аналогичного мероприятия Таркин зарекся посещать эту кошмарную планету даже под угрозой смещения с должности.
- Нет! – казалось, Императора ужаснула подобная перспектива. – Тайно. И без любимых фокусов. Анакин, без фокусов, я сказал!
- Да, учитель, - честно глядя Сидиусу в глаза, соврал лорд, уже предвкушая грядущую охоту.

«И я даже постараюсь не повторять чужих ошибок… Таркиновских, например…»
Чем Уилхуффу так досадил Органа, выяснить тогда не удалось, но агенты упоминали какой-то загадочный инцидент во дворце вице-короля, связанный дочерью Бейла и покушением на честь и достоинство. Кто на кого покушался, осталось тайной, которую стоило узнать хотя бы для того, чтобы завести еще одну страничку в личном Вейдеровском досье на Таркина, до сих пор обидно коротком.

Любопытство не было главным недостатком Анакина, но бывший джедай уже убедился, что малым порокам потакать проще и безопаснее, чем большим. А значит, можно и на Альдераан заехать. По дороге к верфям. Сутки туда, сутки сюда, никакой разницы. Тем более что установленный СИБовцами на личном истребителе главкома маячок давно уже выдавал только те данные, которые хотелось Темному лорду.

Вейдер с грацией банты соскользнул со своего пугающего насеста на пол, и, просканировав на всякий случай окружающее пространство Силой, направился в сторону двери.

- Кастрюлю свою не забудь, заговорщик, - пролевитированный Императором шлем свалился прямо в руки главкому. – И про принцессу эту альдераанскую расскажешь потом.

«И зачем старой немочи девятая благородная девица во дворце? Амидал мало?» - озадачился риторическим вопросом Анакин, пристегивая респиратор и пропустив, в результате, очень подозрительную ухмылку, мелькнувшую на морщинистом лице старого ситха. Многообещающую такую ухмылку, как в старые добрые времена…

- Нет, действительно, зачем ему принцесса? – пробормотал Вейдер вслух, когда дверь медитационной камеры захлопнулась за его спиной, а тишина вокруг сменилась привычным шипением системы принудительной подачи воздуха. И, сделав два шага медленных по коридору, ведущему к филиалу медицинского центра, вдруг передумал, и, резко крутнувшись на каблуках, направился в сторону Императорского архива. Выяснять недостающие детали. Нельзя же, в конце концов, лезть в логово потенциального противника без подготовки. Не мальчик уже, все-таки… и не джедай.

Назад. Раз ромашка, два ромашка

Дальше. Потерять и найти


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™