<<  Раз ромашка, два ромашка


Nefer-Ra


Имперские байки

От автора:

текст написан по мотивам разговора с Лиссой и посвящается ей же.


Темный лорд с кислой миной, к счастью, невидимой окружающим, изучал панораму Корусканта, мысленно проклиная на все лады страсть Императора Палпатина к прекрасному.

Витраж, выполненный в шести оттенках красного, превращал яркое столичное небо в мрачное подобие коррибанской вечно пасмурной атмосферной прослойки. Обычно выглядящей так, как будто она делает большое одолжение призрачным обитателям ситхской планеты. Духам древних лордов на небо смотреть было некогда, им своих забот хватало, а вот у Анакина, на пятый год безупречной службы получившего подарок в виде посещения Коррибана в компании дорогого повелителя, впечатление осталось неприятное. Возможно, в этом было виновато обманутое ожидание чуда, возможно - естественный красноватый оттенок линз его собственного шлема. Так или иначе, больше приобщаться к истокам Вейдера не тянуло.

Сегодня тоже была знаменательная дата, но на сей раз отмечались уже пятнадцать лет, а не пять. В безупречности службы Сидиус публично сомневаться себе еще не позволял, но наедине все чаще шипел на своевольного ученика. Не особо выбирая выражения. Вейдер привычно выдавал набившее оскомину еще Оби-Вану: «Виноват, учитель», «Да, учитель», «Больше не повторится, учитель». И, под особо гадостное настроение: «Да будет так, как пожелает Император».

Палпатин злился, крошил предметы интерьера молниями, но от воспитательных Силовых подзатыльников воздерживался. Восстанавливать заклинивший экзоскелет нерадивого ученика было долго и дорого, да и оставлять флот без присмотра не рекомендовалось. Поэтому приходилось терпеть. Благо опыт в данном вопросе у Сидиуса был изрядный. Впрочем, в изобретательности старому ситху тоже отказать было нельзя, поэтому Анакин и ожидал грядущей церемонии с нехорошим предчувствием. Плавно мутирующим в тоскливое ожидание катастрофы.

Знакомо дохнуло холодом и почему-то озоном, двери тронного зала картинно распахнулись, но голос Императора раздался откуда-то сзади, заставив Вейдера нервно вздрогнуть и с усилием разжать пальцы, совершенно машинально ухватившиеся за рукоять лазерного меча. Хорошая реакция и насыщенное вредными для здоровья событиями существование едва не сыграли с ним злую шутку.

- Входи, мой юный ученик! - прочти пропел Сидиус, находящийся в подозрительно хорошем настроении, и цепко ухватился костистой лапкой за рукав всерьез подумывающего о бегстве лорда.

Против очередной лекции о мощи Темной стороны Вейдер ничего не имел, но состояние повелителя его серьезно обеспокоило. Не хватало еще, чтобы Император окончательно сошел с ума. Первая нетопырка то уже пролетела - Скайвокеровские тридцать восемь с хвостиком под определение «юный» не подходили от слова «совсем».

«Наверное, надо было уделять ему больше внимания», - запоздало повинился Анакин, старательно пряча крамольную мысль подальше. В путь ситха, как в путь предательства у него верить получалось из рук вон плохо, а та версия Кодекса, которая казалась логичной самому Вейдеру, почему-то не находила одобрения у Палпатина.

- У меня для тебя, Анакин, есть ма-а-аленький сюрприз! - Сидиус тоненько захихикал, но сбился с шага и закашлялся.

Темный лорд аккуратно похлопал повелителя по спине, помня, что старческие кости особой крепостью не отличаются. А то было уже раз... неприятное открытие.

- Хватит, хватит, - увернулся от карающей длани Палпатин. - Сколько раз я тебе говорил, что в некоторых вещах энтузиазм неофита неуместен?
- Много, - печально признал Вейдер, прикидывая, сильно ли обидится Император на предложение сначала закутаться в термоодеяло, а потом уже нести слово Силы в массы. Точнее в одну, пусть и достаточно крупную, массу в черных доспехах.
- Ну так вот, напоминаю тебе об этом еще раз! - настроение Сидиуса стремительно портилось, приходя к естественной норме, и Анакин уже начал надеяться, что все обойдется.

Император доковылял до своего любимого кресла, уселся, вдумчиво поерзал, расправляя складки плаща, и застыл, состроив парадное выражение лица. Лорд с запозданием сообразил, чего от него ждут, и бухнулся на колено. Жалобно хрустнула лопнувшая напольная плитка.

- Ты верно служишь мне уже много лет... - замогильным и хорошо поставленным голосом начал Сидиус, с каждой фразой все больше входя в раж и не замечая, что внимание его единственного слушателя медленно, но верно рассеивается. Поводы поговорить на публику у Императора случались все реже, и он уже подумывал о том, что неплохо бы посещать Сенат с целью тренировок, но последний его визит вылился в коллективный обморок делегации от Като Неймодии, причем с трупами – помощник сенатора весьма неудачно вывалился через перила ложи, а ловить безвольную тушку никто так и не рискнул. Сам Сидиус счел, что демонстрировать свои таланты по такому ничтожному поводу глупо, искренне обиделся на всех и вся, и удалился, напоследок смачно хлопнув дверью. Так что приходилось отводить душу в приватной обстановке.

Речь «на годовщину» была составлена Палпатином один раз и со временем подверглась лишь косметической правке, на длительность и содержание монолога влияния не оказавшей, поэтому давала Вейдеру прекрасную возможность подумать о вечном. Например, о собственном идиотизме, сподвигшем тогда еще рыцаря-джедая (звание мастера, как и магистра Совет успешно зажал «до конца войны») принести присягу ситху, толком не поторговавшись и не уточнив условия сделки. Анакин прекрасно понимал, что с коммерческой жилкой у него не сложилось, но так ошибиться - это надо было уметь. Или иметь врожденный талант.
Похоже, в тот день Сила решила пошутить и вместо привычного везения подсунула Скайвокеру дохлого вонскра, которого тот, с замороченных работой, шпионажем и капризами беременной жены глаз разглядеть не сумел. К Мустафару вонскр не только сдох, но и порядком завонялся, только вот отступать было уже особо некогда. О своей попытке удушения дорогой половины Вейдер никогда не жалел, более того, считал это решение единственно верным.
Организм у Падме был молодой, здоровый и на редкость устойчивый к выбрыкам населяющего его сознания. Полежала бы полчасика на теплых камнях, ничего страшного. Гораздо хуже, если бы полезла под меч. А в таком поведении Амидалы лорд не сомневался ни минуты. Слишком хорошо успел изучить объект своей пылкой и эгоистичной влюбленности. Проблема была в том, что со стороны Падме чувство было абсолютно такое же и молодые супруги по большей части делили друг друга, отвлекаясь лишь на рабочие вопросы. Амидала - на Сенат, Анакин - на войну и Гривуса. Кто страдал в результате этого брачного союза больше выяснить так и не удалось. Вейдер почему-то подозревал, что неймодианцы.

- И поэтому, в награду, кхе-кхе, я... - тут Палпатин закашлялся уже всерьез и вытащил из рукава легкомысленный вышитый платок, нырнул в него лицом и небрежным жестом указал Вейдеру на обещанный подарок.

Лорд секунду созерцал две совершенно одинаковые двери позади трона, пытаясь не заработать расходящееся косоглазие, потом перевел взгляд на повелителя и выдал в Силу импульс глубокого недоумения.
Очнувшийся Император снова махнул рукой и двери, наконец, открылись. А Темный лорд почувствовал, что него отвисла челюсть. Столкновение покрытого шрамами подбородка с внутренней обшивкой шлема вернуло Вейдера в реальный мир, но лишь затем, чтобы обдумать мысль о глубоком обмороке.
Потому что две живые четырнадцатилетние Амидалы (в Силе совершенно идентичные одной покойной!) могли быть только галлюцинацией.

- Что это значит?! - рявкнул забывший о субординации лорд, вскочив на ноги и безжалостно кроша мраморную мозаику бронированными сапогами. Впрочем, трещины в полу могли иметь и несколько другую природу.
- Ну, я тут подумал, - слегка смутился Император, - что тебе будет приятно... Ради разнообразия, так сказать.

Вихрь невыразимых словами мыслей, промелькнувший на границе сознания Темного лорда был достаточной мощи, чтобы развалять по кирпичику здание Сената, но Вейдер сумел удержать эмоции в узде и лишь поинтересовался:
- Почему две?
Палпатин хлопнул желтыми глазами с выражением оскорбленной невинности.
- Три, четыре и так до восьми. На самом деле. Вдруг ты опять кого-то случайно придушишь?
- Обязательно, - зловеще пообещал лорд, собираясь тут же перейти от слов к делу, но тут две барышни заметили друг друга. И очень бурно выразили свое мнение по поводу неуникальности себя любимых.

За прошедшие полтора десятка лет Анакин успел позабыть, как Падме умеет орать. Сидиус, который этого до сих пор не знал, посерел и вжался в спинку кресла, оказавшись строго на линии акустического огня. В течение двух с половиной минут, (время Вейдер засек специально), Амидала-1 и Амидала-2 успели высказаться на тему подлой ситхской манеры делать гадости, родословной Палпатина до десятого колена, идиотизма самого Анакина, допустившего подобное безобразие, неправильного оттенка глаз соперницы и еще десятка вещей, из которых лорд запомнил только то, что дамы собираются его делить. Желательно пополам.

«Мама», - обреченно простонал ситх, некстати подумав, что с Императора сталось бы воскресить Шми. А представив картину маслом «мать повязывает сыну, привыкшему к татуинскому климату, шарфик», Анакин понял, что надо соглашаться на выводок Падме, пока не стало хуже. Благо классическое набуанское воспитание все же подразумевало главенствующую роль мужчины в семье и декларировало всяческую заботу о родственниках.

- Дамы, помолчите минутку, - произнес Вейдер, подкрутив громкость вокодера для пущего эффекта. Королевы немедленно заткнулись, изящным и совершенно одинаковым жестом подхватили подолы парадных платьев и шагнули вперед, поближе к цели.

Темный лорд непроизвольно поежился, сообразив, что это не ему подарили девушек, а его - им.
- Я буду счастлив уделить вам все возможное внимание, но, увы, в силу моей занятости это будет лишь пятнадцать минут в день. Каждой.
- Хм... - отозвалась левая Падме.
- А если полчаса, но на двоих? - закончила мысль двойника правая королева.
- Э... можно. Но говорить будете по очереди, - предупредил Вейдер. И, осененный внезапной догадкой, продолжил: - А вот его величество Император будет рад потратить на вас больше времени. Полагаю, общество прекрасных дам он не разучился ценить и в столь преклонном возрасте.

На этом лорд поспешил откланяться и вылететь за дверь со всей возможной в рамках приличий скоростью. Притормозить и передохнуть Вейдер решился лишь на лестнице, подумав, что исполненный невыразимого ужаса взгляд Императора будет преследовать его в кошмарах и наяву еще долго. Кажется, Сидиус тоже умудрился допустить ошибку и выпустил из цилиндров Спаарти не два клона Амидалы, а все восемь.

Дальше. Приступ сентиментальности с последствиями


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™