<<  X-Files. Последний файл


Надежда


Глава 1. К чему приводят озаренья

8: 45 p.m. standard Galactic time
День святого Неречённого Генерального Магистра.
Море Дюн. Пустыня вблизи Мос Эспа. Татуин.


В закатных лучах солнц на фоне розового неба виден тёмный силуэт корабля. И двух людей рядом с ним, почти карикатурные фигурки – высокая и низенькая. А люди спорят и всё повышают голос, и под конец их можно слышать даже отсюда…

- Мы должны взять его с собой!

- О чём вы говорите, Мастер? Зачем ещё нам этот мальчишка?

- Тебе не помешало бы отзываться о нем поуважительнее, Оби-Ван. Только с помощью этого мальчика мы приобрели необходимые для починки корабля детали, и главное – диффузионный генератор, благодаря чему можем убраться с этой планеты раньше, чем нас сцапают ситхи или агенты Теневого кабинета. Если бы не Анакин, мы бы застряли здесь навечно – без еды и денег, без возможности связаться с Орденом. А если бы и связались, то бойцы наверняка бы пришли слишком поздно, как это бывает всегда.

- Но вы отблагодарили его. Спасли из рабства.

- Спас он себя сам, своей скоростью, искусством и Силой. Я лишь помог ему, заключив пари. Поэтому мы все ещё у него в долгу. Я возьму его на Корускант, и там он станет джедаем. Он – Избранный, и он будет обучаться Силе Светлой стороны. Я сам обучу его. И плевать на то, что скажет Совет, - опередил рыцарь открывшего было рот падавана.

Оби-Ван покраснел от гнева. Слова не были произнесены, но от этого не стали менее жестокими: «И плевать на то, что скажешь ты, ученик…» - так должна была заканчиваться фраза Квай-Гона. Вот так. Сколько лет они были напарниками, прикрывали спину друг другу – и всё пошло прахом из-за какого-то вшивого пацанёнка. «Да какой он Избранный! Он просто наглый воришка, отбирающий у меня учителя!» - горько подумал юноша. Он уже хотел бросить это в лицо старшему агенту и обнародовать другие, не менее неприятные истины («Ты ищешь Истину? Начни с ближнего своего!»), хотя по цвету глаз собеседника догадывался, что много пользы это не принесёт. Во всяком случае, не приведёт к желаемому результату. Но тут на его голову снизошло божественное озарение:

- Учитель, - начал Оби-Ван мягким убеждающим голосом, который мог бы показаться весьма странным Квай-Гону, если бы тот не был так расстроен произошедшим спором. С таким выражением разговаривают с тяжелобольными, особенно – в психической области… - мы ведь не на пикник едем. Наше расследование задевает интересы весьма могущественных и не разборчивых в средствах людей. Мы даже сейчас опасаемся оказаться добычей местных преступных элементов, которые сдадут нас нашим главным противникам, тем, что с красными сейберами. Разумно ли, по вашему, подвергать такому риску ребёнка, который, к тому же, как вы считаете, является Избранным?

- Он действительно Избранный, и это не моё мнение, а бесспорный факт… Но что ещё я могу сделать?

- Мы могли бы оставить его на какое-то время с матерью, дать им немного денег…

- А кто его будет кормить, когда деньги закончатся? Он теперь свободный человек, а свободные люди должны зарабатывать себе на жизнь своим трудом. Нет, я должен взять его на Корускант. Там я пристрою его в школу-интернат имени Сейлормун, на государственное обеспечение…

- Учитель, это будет очень трудно. Они не берут уже состоявшихся форсъюзеров, предпочитая штамповать их из обычных детей…

- Я это знаю. Но они могут разок отступить от правил… Слава берущей обеими руками богине Коррупции.

- А что потом? Вас пошлют на очередное задание, а кто будет присматривать за мальчиком?

- Да хоть ты к примеру.

Кеноби весь содрогнулся от подобной перспективы. Но тут его посетил новый инсайт. Да, сегодня просто день сатори и катарсисов, не зря же святой покровитель суток был таким премудрым.

- Это имело бы смысл, говори мы об обыкновенном форсъюзере. Но перед нами Избранный. Да, в штабе могут дать согласие на его обучение… А могут и не дать. В любом случае, прилично помурыжат до принятия окончательного решения. Но есть ещё и вторая сторона – ситхи, которым Анакин тоже весьма пригодился бы.

- К чему ты клонишь? – заинтересовался Квай-Гон. Похоже, он наконец поверил, что его падаван защищает не только свои шкурные интересы. Вот и славненько.

- Мальчик должен стать джедаем, я согласен. Но безопасно ли везти его сразу в Центр Галактики, с бухты-барахты, не заручившись поддержкой Ордена на все сто процентов? Мы будем таскать его за собой по мегаполису без всякой охраны, а ведь в двух шагах от Храма расположена штабквартира партии Нового Порядка. И если они узнают о результатах анализа крови и о том, кому принадлежит эта кровь… как вы думаете, долго ли пробудет с нами Избранный?

- Твои слова кажутся резонными, мой мальчик, - джедай пребывал в смятении и не мог оценить предложение верно.

- Так оно и есть. Нельзя показывать всем Избранного, пока факт его существования не будет признан Советом Двенадцати и мы не получим поддержку – хотя бы в виде группы бойцов, которые сопроводят нас до порога интерната и оградят от посягательств нацистских молодчиков. А для этого надо оформить соответствующие бумаги и рапорты и положить их на стол кому следует…

- Проклятая бюрократия!

- Учитель, но такова жизнь! И мы не в силах изменить нынешний порядок…

- Хорошо. Брать Анакина на Корускант сейчас действительно кажется плохой идеей. Но что мы можем сделать? Ситхи всё равно рано или поздно узнают о его существовании.

- Его надо спрятать. А какая планета подойдёт для этого лучше Татуина? Здесь всем правят хатты, и я думаю, что даже ситхи не посмеют сунуться сюда без крайней на то нужды. А нам не стоит привлекать их внимание, задерживаясь тут надолго. Перед отлетом мы можем договориться с его бывшим хозяином…

- Молодец, Оби-Ван! Все-таки ты у меня очень рационально мыслишь, - похвалил падавана Квай-Гон. В этот момент они словно бы поменялись ролями – невысокий юноша с ученической косичкой наставлял своего долговязого, умудрённого жизнью сенсея, а тот послушно кивал, с благодарностью принимая его советы. Ох, не стоило этого делать, не стоило…


В тот же момент
Ситх его знает где…
Но в чём-то, связанном с этой Галактикой

Телега судьбы, катящаяся на едином колесе, без лошадей и другого внешнего или внутреннего привода, вдруг покачнулась и свернула, прокладывая новую колею…


9:30 a.m. sGt
Дом Шми Скайуокер.
Мос Эйсли. Татуин.


Анакин ворвался в комнату, как уменьшенный вариант недавней песчаной бури.

- О, Квай-Гон! Падме! Джа-Джа! Здрассте! А как у вас там с кораблем? Починили? А это кто?

- Здравствуй, Эни. Познакомься, это мой ученик, или, как говорим мы на джедайском жаргоне, падаван, Оби-Ван Кеноби.

- Привет! Мне очень приятно с тобой познакомится! Ты тоже джедай, только ещё не совсем? Я тоже хочу стать джедаем! Мне Квай-Гон обещал! – мальчик не заметил, что лицо его собеседника исказила лёгкая гримаса отвращения.

- Знаешь, Анакин… Я хочу сказать тебе… - старший рыцарь старательно избегал глядеть мальчику в глаза.

- Да в чём дело-то? Думаешь, испугаюсь с вами лететь на Корускант? Что я сдрейфлю? Честное слово, Квай-Гон, не буду бояться! Ничего-ничего! Даже пауков! Я же не маленький! Мне ведь уже девять лет! Пожалуйста, поверь мне!

- Ну, что ты, парень. Я даже не думал об этом… - но взгляд по-прежнему отводил в сторону.

- Тогда что? А, знаю! Считаешь, по маме буду скучать? Да, она уже мне сказала, что её освободить ты сейчас не можешь. Но потом ведь – обязательно?! К тому же я оставлю ей С-3РО, он будет помогать по хозяйству. А на Корусканте я соберу из разных обломков небольшой космокатер, я смогу, я умею! И буду навещать маму время от времени, на каникулах. Будет здорово, правда, Квай-Гон?!

Мастер явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он мог совершить любую глупость, и Оби-Ван, как преданный ученик, решил взять всё в свои руки. И не позволить напарнику совершить очень серьёзную ошибку… Он опустился на одно колено перед потенциальным конкурентом за место джинновского падавана и, преодолевая неприязнь, взял его за плечи:

- Анакин Скайуокер, послушай меня, - и беспокойный мальчишка замер, уставившись на него блестящими глазками, с выражением благоговения на чумазом веснушчатом лице. – Мы не можем тебя взять с собой. Не в этот раз. Да, сейчас мы отправляемся на Корускант, в Центр Галактики. Но мы выполняем очень важное и опасное задание. Мы окружены врагами. Нас могут убить даже на пороге Храма, если подвернётся такой случай. И ты тоже можешь пострадать за компанию, – «Или, что хуже, подставить под удар Квай-Гона, который непременно кинется тебя защищать, если ты попадёшь в какую-нибудь ловушку», - добавил Кеноби про себя.

- Поэтому пока ты должен остаться на Татуине, - продолжил он. – Но не беспокойся. Мы обязательно вернёмся за тобой. Мой учитель (Оби непроизвольно голосом выделил слово мой, но никто не обратил на это внимания – а жаль…) всегда выполняет свои обещания. – «И вообще, если хочешь стать джедаем, стоит приучаться к главной обязанности рыцарей – чёткой субординации и беспрекословному повиновению приказов старших», - это тоже не было произнесено вслух, все же Кеноби был весьма вежливым молодым человеком, хотя и полагал себя идеальным учеником… Послушным, признающим авторитет начальства… В буйных приступах гордыни и самолюбования... И он не знал, что Избранный, из-за повышенной концентрации мидихлориан в крови, от рождения обладает даром чтения мыслей… 

Но это было ему лишь на руку, поскольку, когда он спросил у Анакина, понимает ли тот всю серьёзность ситуации и согласен ли он, тот ответил утвердительно. Убеждённый не столько сказанным, сколько оставшимся «за кадром»…

- В любом случае, уж я-то точно вернусь. Я ведь должна показать будущего мужа своим родителям, - вмешалась Падме.

- А вдруг королева тебя не отпустит?

- Королева против не будет. Вот только распутается с делами с этой наглой Торговой Федерацией – и предоставит мне отпуск. Тогда я первым делом куплю билет до Татуина. А потом мы вместе полетим на Набу, и маму с собой возьмём. Вам там понравится, вот увидите!

- Спасибо, дочка. Я думаю так же, - улыбнулась Шми.

Анакин тоже улыбнулся, но как-то неуверенно. Впрочем, на это тоже никто внимания не обратил…

Вот всё хорошо и уладилось. Однако Квай-Гона мучило странное предчувствие. Как будто он упускает что-то очень важное. И рыцарь попытался сделать то, что было в его силах. Пока было:

- Я хочу предупредить тебя, Эни. Если заметишь у кого-нибудь сейбер… такое же оружие, как у меня, но с красным лезвием, - беги прочь со всех ног.

- С красным? Такое же, как я только что видел у того парня в космопорту?

Лицо Оби-Вана мгновенно переменило вид. Горделивое (совсем чуть-чуть) выражение, подобающее такой важной персоне, как ученик джедая, куда-то слиняло, сменившись сильно обеспокоенным. Юноша потянул наставника за рукав:

- Э… Учитель… А ведь нам пора лететь…

- Погоди, Оби-Ван. Эни, скажи, что это был за человек?

- Ну, такой рослый, в чёрном плаще с капюшоном. И я не уверен, что это человек. Видно было только подбородок – красный с чёрными разводами, или чёрный с красными. И ещё он ругался не по-нашему…

- Ситх, - пробормотал себе под нос мастер, и добавил, опомнившись. – Хм… Эни, нам и вправду пора на корабль. Извини, парень. Госпожа Скайуокер, мы очень признательны вам за тёплый приём, но вынуждены вас покинуть… - а Кеноби тем временем уже открывал входную дверь.

- До свиданья, до свиданья…

Так они и пошли – впереди падаван, потом Квай-Гон, волочащий за руку ничего не понимающую девочку, а сзади Джа-Джа, обиженный тем, что не нашлось время закусить фруктами. Джедаи задавали темп, и он все ускорялся. А по пути объяснили положение на текущий момент.


Они вылетели так быстро, как только смогли – через два часа. Всё уже знали, что это огромная удача, но не догадывались, насколько…


11:45 a.m. sGt
Лавка Уотто.
Мос Эспа. Татуин.


На пороге появилась темная фигура в балахонистом плаще с капюшоном, надвинутом по самые зубы. Тайдорианец устремился ей навстречу, бормоча приветствия.

- Я ищу своих друзей, - заявил пришелец, когда с ритуалом встречи было закончено. Он не собирался покупать никакого механического барахла, и Уотто уже погрустнел и стал менее вежливым, когда тот заявил, что с удовольствием купил бы информацию. И расплатился бы за неё не республиканскими кредитками. Кстати, капюшон чужак так и не снял, оставив на всеобщее обозрение лишь красный подбородок со странными чёрными полосами по коже. Плащеносный явно что-то скрывал, и это добавило хозяину лавки уважения … и страха.

- Они должны были заходить к вам, я знаю.

- Про джедая говорите, а с ним девчонку и инородца? Их корабль должен был взлететь пятнадцать минут назад. Джедай этот, скажу вам, отменный мошенник. Обыграл меня вчистую на тотализаторе на последних гонках…

Но краснокожий не слушал. Он снялся с места со странным ругательством и выскочил на улицу, отпихнув по пути входившего в лавку мальчика. А потом помчался по дороге, развевая в воздухе полы своих чёрных одеяний и распугивая прохожих…

- А, входи, теперь свободный человек Эни…

- Уотто, у этого типа был лучевой меч!

- Ну вот, принесло ещё одного джедая на мою голову.

- Я так не думаю…

- А я думаю. Он обещал заплатить за информацию – а где деньги?


12:05 a.m. sGt
Несколько дней спустя.
Штабквартира Ордена.
Корускант.
Келья № 715.


Квай-Гон установил на рабочем столе записывающее устройство и включил его:

- Да пребудет с вами Великая Сила, мой друг, - начал он. – Если вы видите это, значит, я уже воссоединился с ней. Следовательно, мой призыв будет услышан…

Закончив диктовать, рыцарь вынул носитель информации из гнезда и тщательно завернул его в бумагу. А потом положил в плотный коричневый конверт с подписью: «Агентам проекта «Скрытая истина». Лично в руки». Плотно его заклеил и тихо вышел из кабинета, оглядываясь по сторонам. Пошел он в ту сторону, куда старшим рыцарям даже глядеть не рекомендовалось – к Падаванским казармам.


12:25 a.m. sGt
Падаванские казармы.
Корускант.
Коридоры. Келья № 206.


Ох, не зря сюда не разрешают соваться рыцарям-учителям. И вообще кому бы то ни было старше 21 года. На стенах красовались граффити таких ядовито-буйных расцветок, что и не снились в кайфозном бреду сумасшедшему наркоману. Кстати, о наркотиках - атмосфера явно содержала следы какого-то весёлого дымка, да и потолки были местами малость подзакопченными. А кое-где воняло краской, ацетоном, ракетным топливом или нестиранными носками – на любой вкус. Но самым ужасающим здесь было не это. Больше всего Квай-Гона, на заданиях не раз без страха смотревшего в лицо смерти, напугали постеры, висевшие на дверях келий. Рок-певцы, звёзды головидения, просто какие-то голые люди, гуманоиды, алиены… Всё это понятно. Но как в этом зачарованном местечке очутился этот плакат – «Ты решителен и твёрд? Запишись скорее в СОРД!», с изображением самого Джинна, только молодого и с падаванской косичкой. «О, Сила! Неужто они уже верят во все эти пропагандистские штучки», - беззвучно простонал джедай. А как иначе – сюда ничего не попадало против воли самих падаванов, это правило было установлено ещё 72000 лет назад, когда Верховным Магистром стала четырнадцатилетняя девушка… Но неприятности на этом не заканчивались – устарелое произведение агитконторы было намертво приклеено к двери кельи, где обитал его ученик. Так что угадайте с трёх раз, кто мог туда прицепить портрет своего обожаемого учителя? И ревностно оберегал его от снятия – по краям плаката виднелись царапины, но держался он как влитой. «Оби-Ван», - горько подумал Квай-Гон. – «Они поймали тебя, и я оказался приманкой», - и вошел внутрь.

В келье он сразу угадал койку своего подопечного – она единственная была аккуратно заправлена, без единой морщинки на накрахмаленном покрывале, а подушка в стерильно чистой наволочке стояла корабликом. «Извини, парень, придётся потревожить такую красоту», - мысленно попросил прощения джедай и приподнял матрас. И остолбенел на пару минут при виде открывшегося зрелища. Хотя что ещё он надеялся найти под матрасом у девятнадцатилетнего юноши? Сборник святых песнопений или трактат по биотехнологии? Но такое… просто никак не вязалось с образом сверхправильного и суперблагородного агента с чистыми помыслами. Ладно, у всех есть свои маленькие тайны… Немного отдышавшись, Квай-Гон стал искать свободное местечко среди кучи интереснейших вещей, и тут обнаружил это…

Большая книга в красном переплёте, затёртая до дыр и бережно завёрнутая в прозрачную плёнку, с кучей закладок между страницами. Её читали. Её берегли. На неё молились. Вот теперь Мастер Квай-Гон Джинн, без пяти минут Магистр Ордена, застонал в голос:

- Оби-Ван, мальчик мой, куда ты полез, глупый детёныш банты… - сейчас он почти разуверился в том, что дело, за которым он пришёл сюда, осуществимо. Но что-либо менять было уже поздно. Поэтому рыцарь сунул принесённый с собой конверт прямо в россыпь разных разностей (подальше, подальше от книги), постарался привести постель в прежнее состояние и вышел.

Никто не заметил этого посещения. Слава Великой Силе.


6:15 p.m. sGt
День святого Экзара Ка… ох, извините, день без светлого покровителя.
Тиду. Королевский дворец.
Набу.
Шахта.


Оби-Ван Кеноби повис над провалом шахты, уцепившись за какой-то выступ на её идеально гладких стенках. Зачем он понадобился, знали только Сила и архитектор, но сейчас юноша был готов пылко возблагодарить обоих за предусмотрительность. Поскольку лишь эта конструкция удерживала его от падения навстречу смерти. Но надолго ли?
По краю шахты ходил взад-вперед тип в чёрном одеянии. И время от времени проводил по полу ярко-красным клинком своего сейбера. Оби-Ван мог видеть его сапоги, и ещё на голову ему капали брызги расплавленного металла. Тип шипел и плевался, не хуже, чем тот самый металл, и был явно зол. А за его спиной умирал Квай-Гон Джинн, пронзённый лучевым мечом. Учитывая все эти обстоятельства, Оби-Ван мог не строить больших планов относительно того, как он проведёт сегодняшний вечер. Весьма велика была вероятность провести его, да и все остальные вечера, дни и ночи, вплоть до конца света, на дне этой злополучной шахты. Когда ситху надоест забавляться, он просто отсечёт благословенный выступ – или руки падавана. Результат одинаков.

«Я должен продолжить бой. И победить его. Но как?» - с отчаянием подумал агент. – «Надо расслабиться. Довериться Силе. Почувствовать Силу», - и попытался сосредоточиться. Но, когда ощущение мощи почти заполнило его разум, ситх вдруг ушел. Просто развернулся и вышел, и лазерные заслонки сомкнулись за ним. Но, с другой стороны, вряд ли стоит его за это винить – он ведь уже полтора часа изображал ходики, кому угодно такое может наскучить…

Оби-Ван попытался подтянуться. Здорово обругался, когда задел рукой край, раскаленный лазером балахонистого, но все же выкарабкался. Подполз к учителю и приподнял его голову.

Тот был очень плох. А как прикажете себя чувствовать человеку, которого проткнули сейбером в области сердца?! Он умирал, и только Сила ещё держала его на этом свете…

- Всё кончено, - простонал Квай-Гон Джинн.

- Но почему? Что? – бестолково спросил напарник. Он ожидал чего угодно, только не этих слов.

- Мы проиграли. Я стою сейчас на пороге смерти и вижу многое. Мой взор обострился, и для него не преграда стены и расстояния. Я вижу, как дроиды берут в плен остатки армии гунганов. Я вижу, как в космосе над нами эскадрилья королевских истребителей уничтожена корабль за кораблём. Я вижу, как в коридорах дворца силы Торговой Федерации окружили нашу секретную ударную команду и обезоружили всех. Это конец. Они победили. Зря мы все-таки не взяли с собой Избранного… Он был нашей единственной надеждой на успех.

- Учитель... Ваши руки холодеют…

- Оби-Ван, ты должен вернуться на Татуин…

- Учитель, пожалуйста, не умирайте!

- …Найди Избранного…

- Пожалуйста, учитель!

- …Обучи его… Обещай мне, Оби-Ван… Обещай…

- Учитель, не уходите! – юноша зарыдал в голос и спрятал залитое слезами лицо у Квай-Гона на груди. А ещё так стиснул наставника в объятиях, что тот и пискнуть не смог бы. Конечно, ненамеренно.

«Я всегда знал, что парень субъективист, но не думал, что настолько. Проклятая штука селективное восприятие…» - это было последней связной мыслью рыцаря, уплывающего во тьму… или к Свету? До сих пор никто оттуда не возвращался, чтобы рассказать…

- Я не брошу вас, учитель!

Откуда только силы взялись. Оби-Ван подхватил обмякшее тело своего наставника за плечи и потащил – куда? Одной Силе ведомо. А она безошибочно вела его по коридорам к ангару.

В переходах царило оживление. Дроиды отлавливали остатки штурмовой группы королевы Падме, успевшие рассеяться по углам дворца. Пару раз они наталкивались на знакомого нам падавана, тащившего старшего рыцаря, и пытались взять в плен ещё и его – до кучи. Однако юный джедай, повернув своё лицо прямо в их фоторецепторы, уверенным и твёрдым голосом давал им команду отправится по некоему адресу, в труднодоступное место, не обозначенное ни на какой известной им карте, и пребывать там, покуда не заржавеют. Роботы весьма озадачивались, но послушно отправлялись выполнять приказание – он ведь человек, ему виднее…

Вот Кеноби добрался до места, где стояли истребители. Стояли раньше, а во время штурма дворца были отбиты нападавшими и использованы для атаки на космостанцию Федерации, если верить Квай-Гону, успешно провалившейся. Но один корабль остался на месте – его пилот был убит бластерным выстрелом. Туда и потянул Оби-Ван своего учителя.

- Спасены! - обрадовался падаван, оказавшись в кабине. – Сейчас мы улетим отсюда! Только… как управляют этой штуковиной?

«Надо освободить свой разум. Почувствовать Великую Силу и довериться ей», - уже во второй раз за сегодняшний, такой длинный, день подумал Кеноби, закрыл глаза, положил руки на приборную панель истребителя и расслабился. А потом начал хлопать по всем кнопкам, гашеткам и рычажкам, до которых мог дотянуться. Вслепую.

Первой кнопкой, которую он задел, запускался экстренный взлёт. Второй включался радиосигнал корабля, терпящего бедствие - SOS в галактическом масштабе. Третья кнопка, отвечающая за катапультирование пилота из кабины, по счастью, оказалась неисправной…


7:01 p.m. sGt
Орбита планеты Набу.
Открытый космос в 85000 миль н. ур. м.
Кабина истребителя.


- Квай-Гон! Смотри! Я сделал это! Мы в космосе, в космосе! Квай-Гон? Эй?... Квай-Гон!!!!!

Спустя три дня кораблик с трупом джедая и его едва живым учеником подобрал военный крейсер Республики, проходивший мимо и отреагировавший на сигнал аварии. Этот же крейсер доставил их на Корускант. В Храме воинов встретили с ликованием и печалью. С ликованием – потому что они вернулись. С печалью – поскольку по отношению к Квай-Гону это было не совсем верно… Джинна с честью кремировали – как рыцаря, павшего на боевом посту. Оби-Ван получил нового наставника. Про Татуин и Избранного никто так и не вспомнил…

Дальше

Назад


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™