<<  Шахматы


Мастер Бэйн


Прим. админа. Фикшен написан как ответ на «Семнадцать мгновений Вейдера» Адвокатской коллегии под эгидой «Палпатин наносит ответный удар».


Шахматы! Шахматы! Где же эти проклятые шахматы!!!

Палпатин метался по своему кабинету.

Ужас какой. Сейчас же вопрётся Скайуокер, а его любимые голографические шахматы потеряны! И вся интрига летит насмарку. И кто их взял? Гвардейцы? Не могли. Он представил себе гвардейцев, которые дуются в его любимые голографические шахматы. Бред, идиотизм. Не тот ай-кью. Махать оружием они умеют. И маршировать тоже. А проводить свободное от вахт, то есть смен время за игрой в шахматы - бред какой-то собачий. Вот именно: собачий. В саббак они играют, а не в шахматы. Вон, один раз такой вот экземпляр свою амуницию проиграл. Всю. Так и ходил, бедолага, пока великий канцлер Палпатин ему её не выкупил. С тех пор предан великому канцлеру безмерно. И уже по этой причине тырить шахматы не будет. Да он и играть в них не умеет.

Палпатин вздохнул. Скайуокер только что вылетел из Храма. Значит, в запасе у него десять минут. И что прикажешь за это время сделать? Допрашивать каждого из секретарей? Не вы ли взяли мою любимую доску с портативно управляемыми фигурками? И как это прикажешь мотивировать? Господин великий канцлер решил перекинуться в шахматишки со своим верным телохранителем? А смысл?

Смысл, смысл... - мрачно подумал Палпатин. Что есть смысл? А что ты вообще хочешь? А хочешь ты Скайуокера проверить... И поддеть. На крючок. Или за живое. Нет, за живое его надо взять. Молодой выученик, блин, Йоды. Телохранитель, блин. Блин-блин, идеалист. И в шахматы он, видите ли, играть не умеет. А что он умеет? На коврике медитировать? Ага, так и сказал. Мол, умею я медитировать и драться. А в шахматы как-то не того. Но если вы меня научите...

И где эта проклятая доска? У секретаря спросить, что ли?

-Вы шахмат моих не видели?

-Нет, господин канцлер, - удивился секретарь. - Ничего мы не... то есть я не видел.

-И не пользовались?

-Как можно?

-И никто другой их отсюда не выносил?

-Да что вы, господин...

Палпатин захлопнул дверь прежде, чем секретарь договорил.

Ну, замечательно. Значит, шахматы кто-то потырил. Даю руку на отсечение, что сам Скайуокер. Играть он в них, видите ли, не умеет. Темнит что-то молодой джедай, ох, темнит...

Гм. Палпатин ещё немного подумал и успокоился. Да ну их, эти шахматы. Зато есть великолепный предлог выехать в город. Для покупки новых. С новым же телохранителем, естественно.

Впрочем... Вот и Скайуокер. Дышит, как вуки после пробежки. Ну-с, начнём-ка, господин Палпатин...


-Мой юный друг, - без предисловия начал канцлер. - Я очень рад вас видеть. Вы случайно не знаете, вот тут - на столике - лежали прекрасные шахматы. Ручной между прочим, работы. Вы их не...

-Брал, - ответил Анакин. - Извините. Я пытался научиться играть.

-И кто учил?

-Магистр Йода.

-Вы серьёзно?

-Но у нас в Храме никто не умеет этого делать. Считается, что это отвлекает от главного.

-Главного?

-Да. Владения Силой.

-Владения? Я почему-то считал, что джедаи её только ощущают, но никогда не владеют.

-Да... Но... Это зависит от силы самого человека.

-Вот как? Интересно... Вы хотите сказать, что лично вам недостаточно ощущать?

-Остальные стремятся к этому годами. Я хочу сказать, к слиянию с Силой. Точней, к первому контакту с Ней. Для них это иногда означает стадию зрелости и законченное обучение. А я чувствую её с первых лет обучения. Десять лет... Возникает потребность в следующем этапе. Но...

-Говорите, мой юный друг, - подбодрил его Палпатин.

-Но для Храма это ересь.

-Жизнь - это ересь?

-Жизнь?

-Да. Жизнь - развитие. Застой на любой из стадий означает стагнацию и смерть.

-Но путь дальше опасен.

-Не для по-настоящему сильного джедая, верно? Я ведь говорил вам, что вы будете самым великим.

-Но откуда...

-А. Хотите сказать - я не форсьюзер.

-Да. Извините.

-Не надо извиняться. Не надо быть форсьюзером. Достаточно быть наблюдательным человеком и слушать то, что говорят вокруг. В Храме вас пророчат на второе после Йоды место. Или после уважаемого Винду. Смотря кого считать главой. Да и наличие у вас мидихлориан в крови говорит о многом. Такого процента нет даже у Йоды.

-Это не главное.

-Конечно. Главное - ум. Сила. Способность принимать самостоятельные решения. Наш ум - наша сила. А вовсе не количество мидихлориан. Умный и сильный человек никогда не остановится на месте. Никогда не задержится на достигнутом. Впрочем, такое вот стояние и невозможно. Или вперёд - или назад. Закон жизни. И не говорите, что слышите для себя что-то новое.

-Такого мне не говорили.

-Но вы это думали.

-Да, господин канцлер.

-Пусть вас не беспоокит ваше признание. Вокруг нет джедаев.

-Я - джедай.

-Но вы же и говорите это. Кто вас осудит?

-И кто меня предостережёт.

-Да. Предостережению внять не постыдно. Но только вы сами сможете проверить его истинность или ложность. Так поступают все сильные люди. А вы, молодой человек, из этой породы.

-Вы тоже, господин канцлер.

Палпатин спокойно кивнул.

-Конечно. Поэтому я и говорю вам всё это.


-Что узнал ты? - спросил Скайуокера Йода.

-Канцлер явно провоцирует меня. На то, чтобы я поддался своему эгоизму. Нет, он не говорит ничего такого, что можно было бы определить, как крамолу. Но он поддерживает и даже стимулирует мои высказывания, которые, скажем так, не слишком характерны для джедая.

-Но характерны для тебя, ххехх?

-Да, учитель. Я ведь не вру. Почти не вру. Я действительно думаю так... или думал. Нет, думаю. Я действительно хочу проверить всё и вся. Найти пределы. Но...

-Что - «но», юный Скайуокер? - ирония в голоса магистра.

-Я знаю, что чувствую это. Но говорю это для того, чтобы проверить его реакцию. И вызвать его на откровенность.

-И кто побеждает в этой дуэли?

-Не знаю...


-Итак, мой юный друг, раз вы всё-таки вернули мне мои шахматы, - ласковый упрёк в голосе Палпатина, - то, может быть, сыграем?

-Охотно, господин канцлер. Но я всё ещё не слишком силён в этой игре.

-Не страшно. Обучаются, играя.

Канцлер Палпатин раскрыл коробочку, и фигурки сами загорелись на расчерченом квадратиками поле.

-Ваш первый ход, мой юный друг.

-Вы даёте мне на это право?

-Молодой человек, я всегда даю фору тому, кто играет хуже.

Что это? Намёк?

-Хорошо, господин канцлер.

Ход, ход. Ещё один ход, и ход ответный.

-Я...

-Что такое?

Рука джедая неуверенно прикоснулась к одной из фигур.

-Я могу взять ход обратно?

-Молодой человек, это игра. Здесь вы, конечно, можете сделать это. Но в жизни вам такой возможности не предоставится, - Палпатин подождал, пока рука джедая возьмётся за другую фигуру. - Например: вам никогда не хотелось оживить графа Дуку?

Пальцы дрогнули на фигуре. Он наклонил голову, чтобы не показывать лицо. Что это? Неожиданный ход, на который такой мастер канцлер.

-Этот человек угрожал вам, господин канцлер.

-Но он был одним из вас.

-Он перестал быть им, как только предал то, за что мы сражаемся и во имя чего живём.

-О-го... А вы принципиальный молодой человек, я погляжу. Это юношеский максимализм? Кто не за нас, тот против нас? А может, у графа были основания...

-Развязать войну? Похитить вас и угрожать смертью?

-Мой юный друг, откуда вам знать, какие мотивы руководят поступками человека? И почему он делает так, а не иначе? Вы спрашивали графа? Он вам доверился? Нет, ничуть. Вы видели перед собой врага. Сепаратиста. Предателя-джедая. А ещё, - канцлер улыбнулся, - того, к кому у вас личные счёты. Мой молодой друг, скажите - неужели в вашем поединке решающую роль играло чувство долга? Никакой личной вражды? Или именно она виной тому, что вы так легко обвинили, в сущности, незнакомого вам человека?

-Я... не знаю.

-Честный ответ. Но неконструктивный. Вы знали, зачем и почему граф, ученик магистра Йоды - ушёл из Ордена и примкнул к вашим врагам? Знаете? Что? Власть? Нажива? Что ещё столь же правдоподобное могло двигать бывшим джедаем? Вы называли его идеалистом. Да вы всех называете идеалистами. Орден идеалистов, - канцлер тихонько фыркнул. - И всё-таки вы убили его легко.

-Вы защищаете его?

Палпатин поднял голову и улыбнулся.

-Мы всего лишь рассуждаем с вами о невозможности переиграть жизненный ход. Если бы вы захотели сейчас переиграть - смогли бы вы оживить графа? Нет? То-то. Так ваш ход, мой юный друг.

Скайуокер перевёл дыхание. Он играет? Заманивает? Или... знает?


-Мы говорили с ним про Дуку. Я не понимаю, что он хотел сказать про графа. Он меня провоцировал, это точно. Но я только не знаю, на что.

-Ммм, сложную игру вы ведёте. И как знать, кто из вас сделает неверный ход...

-И вы про игру, магистр?

-Прав канцлер: в жизни не переиграешь.


Так-так. Вот-вот. Бьют часы. День настаёт. Интересный, прямо-таки скажем день, канцлер. Мой дорогой, мой уважаемый интриган, канцлер Кос Палпатин, ситх Сидиус. Какие интересные извивы судьба нам сегодня готовит? Ещё одна пешка на доске? Пешка, мнящая себя королём? Ах, шахматы, шахматы... Бездарная по сути игра. Мастер Один, Мастер Два - и ведут они до посинения бой на расчленённой на клеточки доске.

Жизнь - не клеточки, её не расчертишь. Играешь на пересечённой местности, не фигурами - живыми людьми, которые однако, свободную волю имеют... Все, да не все. У кого она сейчас есть, эта свободная воля? Пуст мир, пуст. И война в нём, вона. Вечная война под раскалённым небом. И сидят под этим небом два мастера, предводители двух войск. Дуются не в шахматы - в саббак. Кому какая карта выпадет?

Жизнь - игра, с этим никто не спорит. Только иногда надоедает играть.

Но кто теперь на кону, на поле, в руках, как карта? Господин магистр Винду, который, в свою очередь, заключил сделку с дьяволом, надеясь, что это его спасёт? Нет, спасёт Орден, часть Ордена? Нет, который надеялся, что канцлер этому поверит? Предатель в магистрате. Ах, не смешите. Резидент номер два. Интересно, что он сделает, когда я ему в лицо скажу это? И что сделает Скайуокер, который... что? Знает? Не знает? И в любом случае - что сделает Скайуокер, когда Винду бросится меня убивать?


Бой джедая Скайуокера с джедаем Винду был коротким. Яростным и коротким. И когда голова магистра откатилась к ногам Палпатина, тот не пошевелился в кресле. Вот и всё.

Рыцарь-джедай Скайуокер смотрел на Палпатина. Канцлер, холодно, на него - и ждал продолжения.

Что-то пошло не так?

-Ну вот, - сказал Палпатин тихим холодным голосом, - вы и убили второго предателя, который угрожал моей жизни. Вы ждёте награды, мой юный рыцарь?

-Предатель... в магистрате.

-А первый был выучеником магистра Йоды. Возможно, Орден действительно умер, если предателями с чёткой закономерностью становятся - высшие из его членов. Но вы, мой юный друг, хотя Орден признал ваши заслуги, вы ведь готовы служить своему канцлеру и своей Республике? Невзирая ни на что?

-Да... мой господин.

-Вы согласны со мной, что Орден умер?

-Да, мой господин.

-И вы готовы во славы мира и воцарение мира и порядка в Республике...

-Да!

-Что?

-Что - что?

-На что вы готовы?

-Служить вам...

-Третий, - сказал Палпатин брезгливо и встал с кресла.


Он подошёл к окну и стал к нему спиной. И спиной соотвественно, к рыцарю-джедаю.

-Что - третий? - тихо спросил Скайуокер.

-Третий засланец в стан врага. Когда вы кончитесь, наконец, джедаи? - человек не оборачивался. - И когда кончится эта суетня с тем, что вы называете своим правым делом? Одного заслали, другого... Одного убили, другого... С маниакальной настойчивостью тех, кого запрограммировали на травлю. Зачем? Что радости тебе в этом? Пришёл, убил Винду. Сейчас клятву мне принесёшь. Очень интересно. И я её вроде как приму, и ты будешь мне служить, и вечно жить не для себя и заниматься не своим делом... Для чего? Мира и порядка? Блага республики? Политики? Долга? Идеи? Как вы надоели мне, джедаи, приходящие ко мне - умирать!

Он развернулся от окна. И смотрел прямо.

-А ведь у тебя был шанс, - сказал Палпатин. - Когда тебя забрали, ты был живым маленьким ребёнком. Ревел у погребального костра... пока все думали о долге и суровых временах. Но вот прошло десять лет. Джедай. Зачем ты это сделал? - он показал на труп магистра.

-Но он...

-Предатель, хочешь сказать? И это всё?

-Канцлер...

-Мне не нужна твоя служба, джедай. Или человек. Или ещё кто-то. Устал я от вас, всех, которые приходят, выслеживают, вынюхивают - и уже не поймёшь, во имя чего. Граф умер хорошо. В полном состветствии со своей жизнью. Был двойной агент... умер как двойной агент. Винду... ситх его знает, на кого он ещё играл... А ты... я всё ждал: может, ты что-то по-другому делать станешь? Не во имя Силы, долга, равновесия и ещё каких-то таи абстракных величин? Может, у тебя рука дрогнет, когда ты поймёшь, для чего ты его убиваешь... Впрочем, этот тоже был игрок. Оболочка. Долг, долг, долг. Предназначение. Политика, служение, высшее благо галактики... Я хоть не вру, джедаи. А вы - врёте. Я живу для себя. А вы для чего? Не для кого - чего? Не вижу я жизни в ваших жилах. Только... игра.

Он отвернулся.

-Шёл бы ты, мальчик, отсюда, -устало сказал Палпатин. - Роль твоя сыграна, а с тобой ещё не всё безнадёжно. Да и не нужен мне очередной фальшивый ученик. Очередной лицемер, который делает вид, что предан, а за спиной готовит петлю, яд, кинжал. Что я получу от тебя? Ложь? Спасибо. У меня самого её довольно. Пустоту лицемерных отношений? Благодарю, я сам великолепно умею их организовывать. Да и надоели мне ваши засланцы, от которых никакой жизни, одна сплошная скука и пустота. Вы так напряжённо думаете, как меня перехитрить! Вы так много расуждаете о долге - или не рассуждаете вовсе! Граф был усталый скептик, циник и мизантроп. Довела его такая жизнь. И тебя доведёт, если ты на эту дорожку станешь. Уходи, Скайуокер! Я предпочитаю быть один - не вдвоём! Пусть будет честное одиночество, а не эта ложь для обоих. Тебя выжжет дотла, как графа. А мне ты быстро опротивишь и надоешь. Иди, Скайуокер. Иди отсюда. Пока отпускаю. Я не буду ловить тебя. И не прикажу убить. Но сражайся против меня - в стане моих врагов. И сражайся честно. Уходи. Ты мне не нужен.

Он отступил на шаг.

-Уходи, я сказал.

-Я сообщу в Храм.

-Поздно.

-Вы лжёте мне.

-Для тебя я сделал исключение. Просто так, для забавы.

-Вы не выпустите меня отсюда.

-Да неужели? Посмотрим. Вот дверь. Она не заперта. Открой её, если захочешь.

-Вы ошибаетесь насчёт меня.

-В чём?

-Я не понимаю, о чём вы говорите...

-Скайуокер. Мне хватило увидеть то, что ты, опытный игрок в шахматы, изображал новичка и придурка. Ты в этой игре мне весь открылся. Скайуокер, хватит поддаваться. Уходи.

Он взялся за ручку.

-Уходи.

Он открыл дверь.

-И никогда больше не возвращайся.

Он, закрывая за собой дверь, стоял лицом к комнате, чтобы быть готовым. За миг до закрытия двери взгляд его зацепил за коробочку на низком изящном столе.

Голографические шахматы.

И он не закрыл двери.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™