<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 8.

Она вернулись с обычного патрульного вылета полчаса назад. С того времени Мара просто сидела и размышляла.

В свете намечающегося конца света по-повстанчески ее решение представиться собственным именем выглядело большой ошибкой. Что если бунтовщики наведут о ней справки? Это будет провал, какого у нее еще не случалось…

Да и вообще, так ли хороша была идея сюда затесаться? Жди теперь этого Скайуокера! Хоть до конца жизни! С другой стороны, куда ей вообще идти? Ее же нигде не ждут… Может, если ее не вычислят (если!), стоит здесь и остаться? Джейд горько рассмеялась. Восстание – это глупо? Верность Империи? Да какое ей дело до Империи, если Императора больше нет?! Тем более все так перемешалось…

Без стука или другого предупреждения в дверь неожиданно просунулась цветущая физиономия Веджа.

- Мара, ты поедешь с нами на прогулку в город? – спросил он.

Сначала Джейд едва не отказалась на автомате. Но в последний момент вежливая отговорка застряла у нее поперек горла. Не стоит создавать себе такую странную репутацию… К тому же… ей просто захотелось попробовать, пока есть такая возможность. Ей еще никогда в жизни не приходилось быть в компании … приятелей.

- Да, конечно! – делано улыбнулась Мара, вставая. Она вдруг подумала, что не знает, как нужно одеться, или как держать себя… Ну ладно, раз Антиллес в комбинезоне, она тоже сойдет, как есть…

В коридоре она обнаружила компанию из трех человек-мужчин и одной серокожей женщины-гуманоида с огромными рыжими глазами. Она провела со своей эскадрильей еще слишком мало времени, чтобы непринужденно узнавать их. Но на память жаловаться не приходилось. Вот этот красавец-блондин – Тикхо Селчу, тот маленький круглолицый – Уэс Йансон, последний – Дэрек Кливиан. Симпатичная экзотка, видимо, Олто Рамиа.

Занимая всю ширину коридора, они пошли в сторону входа, заставляя встречных размазываться по стенке. Джейд попробовала прислушаться к тому, что говорит Йансон.

- …так вот утром фюзеляж его ашки оказался изрисован аккуратненькими круглыми мишенями!

Смысл шутки был ей не совсем понятен, особенно без начала, но все смеялись, и Мара тоже улыбнулась за компанию. Но одновременно со странным волнением она вдруг подумала, что если бы она и не улыбнулась, ничего бы не изменилось…

На улице их ждал закрытый двенадцатиместный флаер, где уже сидели двое незнакомых парней из десанта. Так вот как Ведж собрался попасть в город…

Джейд пришлось удовольствоваться местом сзади в углу, рядом с Селчу. От алдераанца тонко пахло дорогим одеколоном, запах которого тем не менее вызывал у нее раздражение.

Флаер тронулся с места, прошел через ворота базы и понесся по лесной дороге в направлении Далтоки – ближайшего городка в трехстах километрах от бывшего ракетного полигона, где расположились повстанцы.

- Эй, крестоперые, а вам кто-нибудь рассказывал, что водится в здешних лесах? – шутливым тоном спросил водитель флаера.

- Злобные голодные твари высотой в три метра? – с улыбкой поинтересовалась Олто Рамиа.

Десантник усмехнулся.

- Четыре… - поправил он, - …в высоту… и девять в длину вместе с хвостом.

Мара навострила уши. Хотя это не казалось ей правдоподобным… Как такая тварь будет ходить среди деревьев? Джейд хотела было сказать это вслух, но Антиллес опередил ее.

- В лесу, среди деревьев?

- Это здесь лес густой и мелкий, - возразил второй десантник. – А к востоку от базы почти открытое пространство, покрытое редкими гигантскими деревьями. Но иногда эти твари забираются сюда.

- Чтобы поймать парочку зазевавшихся свеженьких повстанцев!

Джейд опять не поняла смысл шутки. Вообще она начинала думать, что напрасно все-таки решилась на этот эксперимент. Если Ведж позвал ее, это еще не значит, что она здесь кому-то нужна, или, что ей кто-то нужен. Подумаешь, все имеют приятелей… Она не все. Она единственная. Все это глупости, которых ей не надо. Она может работать с ними. И они, действительно, хорошие пилоты. Но она не обязана делать что-то большее.

Мара перестала прислушиваться к разговору. Всем вокруг нее было весело. И она вдруг почувствовала себя еще более чужой этому миру. Раньше у нее был смысл жизни, который дал ей Повелитель, а теперь не осталось ничего… Раньше она была неизмеримо выше этих людей… а сейчас? Только за одно это она убьет Вейдера и Скайуокера!

Джейд стала смотреть в окно. Наверное, когда они прибудут на место, она незаметно затеряется и погуляет по городу одна. Никто этого даже не заметит…

Она чуть вздрогнула, почувствовав, что кто-то взял ее за руку, и резко обернулась. На Тикхо Селчу молния в ее глазах не произвела никакого впечатления.

- Мара, прости, если я лезу не в свое дело… - мягко и в то же время уверенно сказал алдераанец. – Если у тебя есть какие-то проблемы, ты всегда можешь обратиться к нам за помощью…

- Почему ты так решил? – излишне жестко перебила Джейд. – У меня пока все в порядке.

- После того, как Звезда Смерти уничтожила Алдераан я так же замкнулся в себе, но Ведж сумел меня расшевелить. С тех пор мы близкие друзья. Ты потеряла кого-то близкого?

- Нет, - соврала Мара, чувствуя, что у нее это получилось неубедительно.

Как этот идиот сумел так легко ее раскусить?! И при этом так заблуждаться… Если бы он только знал…

- Знаешь, тогда погибла вся моя семья и девушка, на которой я хотел жениться. Именно после этого я бросил служить Империи и вступил в Альянс, - продолжал рассказывать Тикхо, не обращая внимание на ее ярость и замешательство. – Помню, сначала я мог думать только о мести. Но потом я понял, что был неправ. Ты ведь кого-то ненавидишь?

Джейд почти ужаснулась. Где она могла совершить ошибку? Ах да! Наверное, этот лейтенант знает историю, которую она рассказала Акбару…

- Не кого-то конкретного, - ответила Мара. – Скорее всю систему.

Вдруг ей в голову пришла интересная мысль: а что, если, разумеется, не называя имен, рассказать ее настоящую историю? Это вполне мило будет согласовываться с выдумкой, и ей не придется больше утруждать себя значительной степенью притворства… Раз уж это получается у нее плохо…

- У меня все не так, Тикхо, - тоном наконец-то прорвавшейся откровенности продолжила Джейд, краем глаза заметив, что Антиллес начинает проявлять интерес к их разговору; ага, так значит, они это подстроили вместе… - На самом деле раньше я была вполне довольна своей службой Империи. Пока я служила под началом человека, которого уважала. Но потом он погиб от руки своего ближайшего помошника, которому доверял больше других. Тот предал его и занял его место. После этого и начались все те отвратительные вещи, которые показали мне, чего на самом деле стоит Империя. Но я до сих пор многое отдала бы за возможность прикончить этого негодяя.

На мгновение Мара испугалась, что сейчас у нее спросят имя, но никто этого не сделал.

- Когда-нибудь ты сделаешь это и мы тебе только поможем, - пообещал Ведж. – Но не делай это целью своей жизни. Тебе еще только двадцать пять лет и все еще впереди, Мара. Ни один негодяй не стоит того, чтобы ты отказывалась из-за него от своего будущего. Тем более, если причиненного им зла уже не исправить. Посмотри вперед.

«Ты ничего не понимаешь, - зло подумала Джейд. – Как ты смеешь приравнивать моего Повелителя к каким-то алдераанским предателям?! Да еще и читать мне такие дурацкие поучения!» Но в каком-то глубоко скрытом уголке ее души росло очень странное чувство. Чего добиваются эти парни, копаясь в ее переживаниях? Неужели они просто хотят ей помочь? О ней еще никто никогда так не заботился… Но если бы они знали, кто она такая! И вообще, это так глупо и смешно… Мара серьезно посмотрела сначала в живые улыбающиеся карие глаза Веджа, потом в чистую прозрачную синеву огромных глаз Тикхо. Как же она влипла! Император никогда не похвалил бы ее за это…


Они просто сидели и смотрели друг на друга. Кроме них в комнате никого не было. Оба прекрасно понимали друг друга без слов.

Дарт Вейдер отлично знал, что человек перед ним никогда не признает его законным императором. А Сэйт Пестаж так же отлично понимал, что потерпел поражение и не дождется никакой пощады… Поэтому в том, что касалось лично них они могли быть предельно откровенны друг с другом, если бы захотели…

- Я всегда знал, что вы были главной ошибкой Палпатина, - спокойно сказал Пестаж, в его голосе почти не было горечи и гнева.

Темный Лорд чуть улыбнулся под маской.

- Вы никогда не понимали, чем я на самом деле был для него, - возразил он. – Так же, как никогда не понимали основной сущности самого Палпатина. Он был сначала ситхом, а потом уже гениальным политиком. И потому, как бы вам это ни было не по вкусу, я являюсь его наследником.

- Особенно после того, как вы предали и убили его, - саркастически заметил Пестаж.

- Я думаю, даже вы согласились бы, что Палпатин к этому времени стал почти сумасшедшим. Просто убить его все равно не смог бы никто, кроме меня, а дальше оставлять Империю в его руках… Впрочем, я говорил вовсе не о законности. Ведь вы, как никто другой, знаете, какая это формальность. Если честно, я плохо понимаю, на что вы и ваши сообщники вообще рассчитывали. Вы прекрасно знаете, что сила Империи держится прежде всего на ее военной мощи. А это то, что я прочно держу в своих руках. Они никогда не приняли бы вашу сторону. Для них я был императором уже больше двадцати лет. Единственным вашим шансом было убить меня. Но это не так просто. Никогда не стоит недооценивать могущество Силы.

- Вы так же самоуверенны, как Палпатин, Лорд Вейдер. Очень может быть, что когда-нибудь вы кончите так же, как он.

- Может быть… - задумчиво повторил ситх. – Но, в отличие от вашей, моя самоуверенность еще не привела меня к этому концу. Впрочем, мы с вами отвлекаемся от главной темы разговора, - тихим, но ледяным голосом продолжил он. – Вы расскажете мне о ваших сообщниках добровольно, или мне передать этот вопрос в ведение Исард?

Пестаж был готов к такому повороту, но его лицо все равно стало мертвенно бледным. «Размышлять о боли и смерти и столкнуться с ними лицом к лицу – совсем разные вещи…» - подумал Вейдер, глядя, как из-под личины отрешенности и личного превосходства просвечивает просто подавленный старый человек…

Впрочем, Палпатин никогда не приблизил бы к себе слабака или недоумка. Темный Лорд чувствовал, что страх не убил в его собеседнике разума. Скорее всего, тот сейчас оценивал свои силы и приходил к пониманию, что у него нет выхода…

- Ну что ж, - медленно проговорил Пестаж, подтверждая догадку - я думаю, вы все равно получите эту информацию. Так что я лучше избавлю вас от лишних хлопот.

Вейдер кивнул головой и придвинул ближе персональную деку, готовясь составлять список. От этого занятия на душе становилось тяжело. Негодяи, которые предали его… это было все равно, что рыться в сливной яме. Среди них, наверное, есть и совсем другие, те, кого следовало бы привлечь на свою сторону, но угодить сразу всем невозможно…

«Но некоторым из них я смогу хотя бы сохранить жизнь…» Так легко за малейшую провинность лишить жизни болвана, какими-то путями забравшегося на высоту, которой вовсе не достоин. Наказать честного, способного предателя уже сложнее…

Темный Лорд пристально посмотрел в лицо Пестажа, чтобы увидеть опущенные в стол глаза, в которых уже не было надежды – только отражение тягостных мыслей. Казалось, от этого человека исходила отвратительная аура безысходности, когда нет сил даже на отчаяние. Только неотвратимый ужас.

«Когда я проверю правильность этих данных, я предложу ему жизнь, - решил Вейдер. Внезапно он подумал, что ему сейчас так не хватает Палпатина… тот всегда умел выходить из таких ситуаций чистеньким… - Ведь вы сейчас рядом, Учитель? И вы все это видите? Я так и не сумел многому у вас научиться… Я все равно остался плохим учеником… Хотя, может быть, это и к лучшему…»


Дверь в комнату оказалась широко открыта. Мон Мотма стояла к ней спиной, глядя в окно, где за громоздкой защитной стеной ветер чуть покачивал вершины деревьев.

Акбар был вынужден слегка кашлянуть, чтобы привлечь ее внимание.

- Проходите, адмирал, - полуповернувшись к нему, предложила лидер Альянса; она слегка улыбнулась, наконец посмотрев в его сторону. – Как продвигаются приготовления к эвакуации?

- Мы уже сделали все, что можно скрыть от имперских дроидов-разведчиков на орбите. Если будет нужна экстренная эвакуация, мы справимся меньше, чем за сутки.

Мон Мотма кивнула головой, но на ее лице появилось озабоченное выражение.

- Это значит, что мы вполне можем ожидать повторения Хота? Только теперь пострадает мирное население… Ну что ж, нам остается надеяться, что мы все же договоримся с Империей. Так у нас все готово, и мы можем начинать переговоры?

- Да, мэм, - ответил Акбар, сочувственно рассматривая ее запавшие щеки и синеватый оттенок кожи под глазами.

Мон Мотма медленно отошла от окна и опустилась в кресло. Раньше она никогда не сутулилась…

- Ну что ж… - произнесла она. – Не будем больше затягивать это. Собирайте Совет Альянса и готовьте связь и записывающую аппаратуру. Я поговорю с Лордом Вейдером прямо сейчас… И мы наконец узнаем, что именно предлагает нам Империя.

Сверкнув глазами, Мон Мотма все же выпрямилась в кресле. На месте уставшего морально вымотанного человека снова была та, кто все эти годы управляла восстанием. Живой символ стойкости и энергии. Акбар понимал, что поражение при Эндоре и последующие события едва не сломили ее. Но пока, надо было бороться и отстаивать свое решение, она держалась… Сейчас, когда решение принято, ей стало еще сложнее. Но она справится. Обязана справиться. Потому что, если умрет легенда, что станет с остальными?

- Все будет хорошо, миледи, - сказал мон-каламари, не придумав ничего другого.

Мон Мотма улыбнулась в ответ.

- Я знаю. Иначе просто не имеет права быть… Мы уже зашли в тупик, будем надеяться, что нас из него выпустят.


Соло озабоченно нахмурился.

- И что мы будем с этим делать? – спросил он.

На лице принцессы появилось сосредоточенно-задумчивое выражение, которое Хэн уже привык ассоциировать с понятием «дело – дрянь». Это нравилось ему еще меньше. Хуже могло быть только растущее подозрение на счет, того, что именно сейчас предложит принцесса.

- Боюсь, мне придется вернуться в Центр Империи, - сказала Лея, подтверждая эту догадку. – Только Вейдер сможет с этим что-то сделать.

- Подожди! Ты хочешь довериться ему после того, что он уже сделал с тобой? Ну да… он сказал, что это ошибка… А ты ему веришь?

Принцесса поморщилась в ответ.

- Не говори мне о доверии, Хэн. А то я снова выйду из себя. Не забывай, что все началось именно с подозрения на предательство. Хотя теперь я, кажется, понимаю, что это было полным идиотизмом. Он не обманывал меня. Когда мы улетели, я чувствовала, как он пытается поговорить со мной, чувствовала, какую боль причинила ему, и ничего не могла с собой поделать… Знаешь, Хэн, я … боюсь себя.

От пристального взгляда Леи, в котором смутно мелькала какая-то невысказанная просьба, Соло стало не по себе. Что будет лучше? Сделать то, что подсказывает интуиция, или пойти навстречу принцессе?

- А ты не боишься вернуться туда после того, что мы натворили? – спросил он, признавая перед самим собой, что не сможет оставить Лею с ее страхами, даже если для этого придется вернуться к Вейдеру, даже если это будет ошибкой…

- Нет, - Лея грустно покачала головой, - он ничего мне не сделает. Он чувствует себя виноватым во всем этом.

Хэн едва удержался от желания закатить глаза. Да что же Вейдер делает со своими детьми?! Сначала Люк проникается любовью и доверием, а теперь и Лея медленно и верно идет к тому же! Похоже, этот парень в черном полон сюрпризов…

- Лея, ты точно уверена в этом?

- Нет, - заметно подавляя вздох ответила принцесса, - но у меня нет выбора. И я хочу быть в этом уверена. Извини, я устала и хочу выспаться. У меня ужасно болит голова.

Лея отвернулась и пошла в свою каюту. Соло остался посреди рубки, глядя ей вслед… Ну вот, еще и тяга к одиночеству… А он не представляет, что делать!

Он должен будет постараться побольше узнать о Вейдере. Это дело пора брать в свои руки… Тут же кореллианину в голову пришла интересная мысль на счет возможного источника…

Правда, один раз он уже спотыкался на попытке вытянуть из этого человека информацию… Но на этот раз обстоятельства, кажется, были более благоприятными…

Через пять минут Соло стоял в кают-компании рядом с креслом, к которому они с Чуи привязали Корнелл. Так как та все еще не очнулась, кореллианин запасся каким-то стимулятором из медицинской аптечки «Сокола».

Бледное худое лицо Ханны вдруг показалось Соло смутно знакомым, но он не смог вспомнить, где раньше его видел. Ну и ладно! Обойдется без этого…

И Чуи и Лея сидели по своим каютам. Так что им никто не помешает. Самое время для милой беседы по душам… Если, конечно, ему удастся ненавязчиво разговорить леди… Но по части этого Хэн был склонен доверять своим талантам.

По инструкции стимулятор должен был начать действовать через тридцать секунд после укола. На деле получилось около двух минут. Впрочем, это было вполне предсказуемо, учитывая, что Корнелл досталось не меньше, чем Чубакке, до сих пор чувствующему себя не лучшим образом, а природа явно не наградила ее выносливостью вуки…

Она не шевельнулась, придя в себя. Только медленно открылись большие бледно-серые глаза и пару мгновений невидяще смотрели вперед…

Наконец Корнелл пару раз моргнула и посмотрела в сторону Соло. Она не сделала ни малейшей попытки освободиться от наручников, как будто сразу сообразила, что это бесполезно.

- Как вы себя чувствуете, мэм? – спросил Хэн, добавив небольшую долю насмешки.

Корнелл улыбнулась одними губами.

- Превосходно, не считая того, что кто-то весьма уютно расположил меня и похоже воспользовался стимулятором, на который у меня аллергия, - ответила она слегка охрипшим голосом, в котором не было никакого намека на юмор. – Ах да и еще до этого одна наша общая знакомая применила на мне какую-то ситховщину.

Аллергия? Да, такого Соло не ожидал. Пришлось попытаться скрыть смущение и перевести разговор с самочувствия на другую тему.

- Мне очень жаль, что пришлось так с вами поступить, но вы сами понимаете, что я не могу себе позволить еще раз недооценить вас. В прошлый раз это получилось крайне неудачно.

- В этот получится еще хуже, если недооцените, - подтвердила Ханна даже с некоторым намеком на хорошее настроение.

Впрочем, это продолжалось пару секунд. А потом она недовольно сморщилась и чихнула. Странно, раньше кореллианин никогда ничего не слышал об аллергии на стимуляторы… Хотя он вообще мало что слышал об аллергии…

- Это чем-то лечится? – спросил он, соображая, что еще найдется в аптечке.

- Ситх его знает, - призналась Корнелл, пожимая плечами. – Лет двадцать пять назад мне выписывали какие-то таблетки, но я не помню, как они называются, и с тех пор больше не сталкивалась с этой проблемой. Но, если уж вас потянуло на благотворительность, я бы не отказалась, если бы вы дали мне носовой платок и освободили хотя бы одну руку.

Хэн криво улыбнулся, обдумывая предложение.

- Э-э… почему бы и нет? – задумчиво протянул он. – Только без фокусов! Вам это все равно не поможет.

Корнелл тихо фыркнула, то ли не соглашаясь с последним утверждением, то ли смеясь над его опасениями… Когда Соло осторожно отстегнул ее левую руку от подлокотника и тут же быстро отошел, она не сделала никакой попытки сопротивления. Просто легко поймала брошенную ей за неимением по близости ничего другого пачку салфеток. Все-таки у нее была потрясающая координация, что сказывалось даже в таком простом движении…

- Кстати, если это не секрет, кто вы такая? – спросил Хэн, наблюдая за ее действиями по доставанию из пачки одной салфетки.

- Это вовсе не секрет, - равнодушно ответила Ханна. – Я генерал Корнелл – командующая личной гвардией императора. Раньше я руководила школой на Инччоре, но Лорд Вейдер вызвал меня в Центр Империи.

Кореллианин впечатленно приподнял брови. Он, конечно, подозревал, что перед ним не просто секретарша или адъютант, но чтобы так…

- Вот как… не знал, что в алой гвардии служат женщины, - не удержавшись, заметил Соло.

К счастью, Корнелл, кажется, ничуть не задели его слова.

- Их мало, - спокойно сказала она. – Все-таки мы еще и показательное подразделение, а далеко не каждая женщина-боец имеет подходящий рост. Но в остальном под формой ничего не видно, а императора интересовали исключительно способности и преданность.

Хэн почувствовал себя очень заинтересованным, даже на время забыв о цели привести разговор к Вейдеру. Тут ему пришла интересная мысль по поводу того, почему лицо Ханны показалась ему знакомым

- А вы случайно никогда не занимались подбором претендентов на обучение? – спросил он, почувствовав, как у него в голове словно вспыхнула лампочка: конечно, он видел ее в Академии, когда желающих с подходящими данными приглашали пройти тесты и собеседование, от чего он сам благоразумно отказался!

- Да, иногда мне приходилось это делать, - Корнелл задумчиво прищурилась, но спустя секунду снова чихнула. – А я вас вспомнила! Вы тот самый юный наглец из Академии, который прямо спросил у меня, что я забыла на пилотажном отделении?

- Ага, - краснея подтвердил Соло; сам он уже плохо помнил такие подробности за их огромным количеством, но вот в памяти других они, похоже задерживались лучше…

- Неудивительно, что вы стали контрабандистом, - без тени превосходства весело сказала Корнелл, даже в ее глазах появился намек на выражение.

- Представьте себе, моя карьера закончилась вовсе не из-за этого, - несколько обиженно заметил Соло. – Я имел наглость не согласиться, когда моему начальнику захотелось иметь коврик из шкуры вуки. За это меня хотели отдать под трибунал, и я решил, пока не поздно, делать ноги.

Ханна рассмеялась, вызывая некоторое недоумение кореллианина.

- А жаль, что вы тогда не пошли ко мне, - наконец сказала она. – В число психопатов, которых Палпатин превращал в фанатиков и приближал к себе, вы бы точно не попали. Но вполне возможно остались бы на Инччоре инструктором… Не обращайте внимания, у меня всегда было своеобразное чувство юмора, вызывающее у большинства людей раздражение. Кстати, вы ужасно напоминаете мне меня саму в молодости.

«Да, а по тебе не скажешь… - подумал Хэн, еще раз внимательно рассматривая холодную жесткую женщину перед собой. – Интересно, кто из нас сейчас кого пробует уболтать, и, если ты меня, то с какой целью? Будем все же надеяться, что я…»

- Вот как? – переспросил он. – Это почему же?

Пустые бледные глаза секунду очень пристально смотрели на него. Потом Корнелл усмехнулась и как ни в чем не бывало продолжила разговор:

- Ну, во-первых, я, как и вы, начинала пилотом. Вот только едва я успела дослужиться до первого повышения, как наш полковник не понятно с чего решил, что не против поближе познакомиться с такой девушкой, как я. В ответ я честно высказала ему все, что думаю о нем лично… А-пчхи! …после этого меня в тот же день разжаловали в рядовые.

Соло попробовал представить себе, как это воплощение корректности и невозмутимости хамит своему начальнику, и не преуспел в своем начинании. Зато он почувствовал отличный шанс навести их милую беседу на нужную тему.

- И как же вы после такого попали в гвардию?

- Почти случайно. Спустя пару недель я ухитрилась повторить свой идиотский подвиг уже с самим Вейдером.

Хэну пришлось приложить усилие, чтобы не податься вперед и не затаить дыхание. Сейчас он услышит то, что ему собственно нужно…

- Вы, наверное, знаете, что он иногда развлекается боевыми полетами, - продолжила Корнелл. – Тогда я оказалась его ведомым. После боя, в ангаре, проходя мимо меня он задержался и сказал, что я отлично летаю для новичка.

Она говорила совершенно невозмутимо, но Соло едва не заржал во всю глотку, представив себе картину.

- Сами понимаете, что к тому времени я уже считала себя асом и была все той же несдержанной на язык вспыльчивой дурой. Поэтому я не задумываясь ответила: «Вы тоже, милорд… для пенсионера!» После этого Вейдер окончательно отказался от идеи просто пройти мимо меня и спросил, знаю ли я, что ему еще нет двадцати пяти. Я этого, конечно, не знала… К счастью для меня у Лорда Вейдера есть еще одна странная привычка – покровительствовать разного рода наглецам и хамам. Видимо, это что-то вроде тяги к разнообразию… Впрочем, с того раза, оправившись от приступа истерики, охватившего меня после окончания разговора, когда я осталась наедине с собой, я дала себе слово в следующий раз думать головой, прежде чем нарываться на неприятности. Но так как в нашей эскадрилье к тому времени у меня уже была репутация, с которой начальство только ждало окончательного повода вышибить меня вон, Лорд Вейдер предложил мне поменять место службы и род деятельности. Я согласилась.

М-да… Если это правда… Теперь Соло взглянул на собеседницу совсем другими глазами… Она совсем не та, кем кажется… Но все же не стоило забывать о цели…

- Не подозревал, что у Вейдера хорошее чувство юмора, - вставил кореллианин. – Как это он не придушил вас на месте?

На лице Корнелл снова появилось странное пристальное выражение… и снова исчезло без следа.

- Больше собирайте слухи, генерал Соло! Вы могли бы и сами догадаться, учитывая, что на Беспине он всего лишь продал вас Фетту. Я на его месте занялась бы вами лично и очень старательно.

«То же мне подвиг милосердия! – мысленно усмехнулся Хэн. – А кто меня до этого приказал пытать, да еще и использовал в качестве подопытного образца для заморозки?!»

- Кстати, раз уж вы так хотите узнать мое мнение, - продолжила Корнелл, - могу добавить, что не стоит верить ни одному слуху, которые распространяют о Лорде Вейдере. Представьте себе, он далеко не самый плохой человек из тех, с кем мне когда-либо приходилось иметь дело. По крайней мере, он знает, что такое честь и что такое долг.

«Скажи это Ландо! - мысленно возразил Соло. – Ну что ж, берем на заметку, наш объект исследования крайне двуличен. А это нехорошо… Возможно, на самом деле, он нечто третье…»

- …это, конечно, только мое личное мнение, - насмешливо продолжила Корнелл. – И вам не стоило, чтобы его услышать расспрашивать меня о моей биографии. Хотя иногда я люблю побеседовать с такими, как вы… Надеюсь, вы не против, если теперь я буду задавать вопросы?

- Не против, - согласился Хэн, немного озадаченный тем, как она легко догадалась, что он хотел поговорить о Вейдере; видимо тогда кореллианин все же не достаточно скрыл желание податься вперед… – Но я не обещаю ответить на все из них.

- Начнем с такого: что вы собираетесь со мной делать?

- Хм, это такой вопрос на который я не могу ответить даже при желании, - сказал Соло, не удержавшись от сарказма. – Не я же вас вталкивал в «Сокол»! Вот у Леи и спросите. А потом расскажете мне.

Корнелл криво улыбнулась – прямо как он сам, разве что несколько сдержаннее и тоньше – и покачала головой.

- Ну и сумасшедший дом… - проворчала она.


Император не заставил их долго ждать. Спустя пару минут после выхода на связь повстанцы имели удовольствие наблюдать его маску.

Последний раз сглотнув, Мон Мотма негромким уверенным голосом произнесла:

- Приветствую, ваше величество, - она сделала небольшую паузу, на что Вейдер ответил ей едва заметным немного нетерпеливым жестом, но это ничуть не сбило ее с выбранного неспешного ритма речи. – Мы ценим ваше предложение о сотрудничестве. Если вы намерены реформировать Империю и больше не рассматриваете нас как преступников, мы будем рады приложить к этому наши усилия. Я хотела бы обсудить с вами, какую именно роль вы отводите Альянсу?

- Мне было бы приятно видеть многих ваших лидеров, и в том числе лично вас, в качестве политических деятелей на службе Империи, - ответил Темный Лорд. – Особенно после измены некоторых палпатиновских советников. Что касается военной структуры Альянса, я согласен либо принять их на службу Империи с теми званиями, которые они имеют сейчас, либо предоставить возможность вернуться к мирной деятельности, если они этого захотят. Я думаю, что сначала они будут служить в качестве относительно обособленного подразделения, пока со временем не научатся не воспринимать остальных имперских военных как врагов. Тогда мы пересмотрим этот вопрос.

Вейдер сделал паузу, в которую Мон Мотма мысленно взяла на особую заметку тот факт, что в имперских кругах уже началось недовольство действиями нового правителя.

- Понимая, что вы остаетесь идейными противниками Империи, - продолжил он, - для начала я предлагаю вам заняться при активной поддержке нашего флота укреплением порядка на Внешних территориях. В свое время Палпатин уделял слишком мало внимания этой проблеме, ставшей настоящим бедствием еще во времена Республики. Я надеюсь, вы согласны, что для спокойствия честных граждан большинство действующих там организаций преступного характера нужно уничтожить?

- Да, - твердо ответила Мон Мотма. – Но я не считаю, что к этому стоит подходить так радикально. Не забывайте, что, без разбора уничтожая преступников, вы можете нанести слишком много вреда ни в чем неповинным существам.

- А не делая этого, я позволяю самим преступникам нанести еще больше вреда, чем я своими возможными действиями, - спокойно возразил Вейдер.

Вот оно… то, что она никогда не могла принять в Империи… Мон Мотма подавила вздох и, не зная, зачем она это говорит, без всякой надежды переубедить собеседника все же возразила:

- Вы рассуждаете как математик. Математика неприемлема, когда речь идет о жизни.

- А вы рассуждаете, как джедай, - без гнева перебил Темный Лорд. – Не забывайте, что я когда-то был джедаем. Все это я знаю не хуже вас. И я знаю, что на самом деле вы действуете по-другому, иначе вы не оказались бы во главе Альянса.

Мон Мотма удивилась, почувствовав в его голосе какую-то скрываемую боль. Это было так странно…

- Иначе я не предложил бы вам служить Империи, - продолжил Вейдер. – Но я вовсе не требую, чтобы вы отступили от ваших принципов. Напротив, я считаю, что вы подходите для этой работы именно благодаря им.

- Благодарю вас, ваше величество, - ответила Мон Мотма, пытаясь скрыть растущее удивление. – Если все обстоит так, мы не подведем вашего доверия.

- Я надеюсь на это. К сожалению, я не могу прямо сейчас оставить Центр Империи из-за неспокойной ситуации. Поэтому непосредственное принятие бывших повстанцев на службу Империи я вынужден поручить гранд-адмиралу Трауну.

Раньше Мон Мотма никогда не слышала этого имени. Кто это такой? Он что получил звание уже после смерти Палпатина? Быстро…

- …он прибудет на Суллуст через тринадцать стандартных часов. Еще я хотел бы задать вам один вопрос: Альянс это целостная структура?

- Да, - ответила Мон Мотма, на этот раз непроизвольно чуть нахмурившись; ей захотелось обвести глазами лица остальных присутствующих, но она стояла к ним спиной, и была вынуждена решать самостоятельно… - Не считая нескольких случаев отделения небольших группировок, о судьбе которых нам сейчас почти ничего неизвестно.

- Тем не менее, надеюсь, вас не затруднит ответить на несколько вопросов адмирала Трауна? Потому что два дня назад кто-то достаточно похожий на повстанцев атаковал имперскую базу на Ксарэле.

Мон Мотма ощутила неприятную сухость во рту, но кивнула головой. Это так походило на предательство… Теперь ей стоило начинать приучать себя к тому, что враги Империи – это и ее враги. Сейчас на нее смотрит весь совет Альянса, она не может позволить себе проявления неуверенности. Она должна казаться перед ними сильной.
- Мы сделаем все, что в наших силах для достижения мира и спокойствия, - твердо ответила она. – Целью Альянса было добиться справедливости. Если мы можем обойтись без революции, мы всегда готовы отказаться от насилия.

- Я рад, что вы это понимаете. Конец Республике положил не Палпатин. С тех пор, как она разрослась до размеров почти целой Галактики, она пережила себя. Слишком много проблем, с которыми может справиться лишь Империя. Создавая эту Империю, мы сделали слишком много ошибок, но еще есть время их исправить. Империя может не быть тем, что заставило вас поднять восстание.

«И когда многолетние враги находят общий язык за несколько дней, приходится признать, что в мире есть место для чудес… или для ужаснейших заблуждений…» - мысленно продолжила за него Мон Мотма.

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™