<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 7.

Вейдер не почувствовал чьего-либо присутствия, входя к себе в кабинет, но, закрыв дверь, он обнаружил, что в его кресле сидит молодой человек в джедайском одеянии…

Глаза Темного Лорда расширились от изумления. Он попробовал еще раз взглянуть на незванного гостя через Силу. Никаких сомнений быть не могло. Зрение его не обманывало. Это не глупая шутка кого-то из живых людей. Это его бывший учитель…

- Ты не перестаешь меня удивлять, Оби-Ван, - немного насмешливо заметил ситх, приходя в себя. – Сначала ты куда-то исчезаешь после смерти, а сейчас еще и появляешься здесь…

Похоже, Кеноби был вовсе не расположен к такому настроению беседы.

- Что ты делаешь, Анакин? – требовательно спросил он.

- Тебе не кажется, что, когда ты называешь меня прежним именем, это звучит как насмешка? – холодно поинтересовался Вейдер вместо ответа на вопрос. – И почему я должен отчитываться перед тобой? Не то, чтобы я против этого… но мне интересно узнать, что ТЫ здесь делаешь?

Все-таки он немного нервничал, имея дело с неживым Оби-Ваном. Кто знает, на что тот способен, и какой гадости теперь ждать?

- Я всего лишь хочу помочь тебе, - неожиданно проникновенно заявил Кеноби.

Вейдер саркастически улыбнулся под маской. Похоже, его старый учитель остался таким же твердолобым…

- Помочь в чем? – устало спросил Темный Лорд. – Неужели и ты думаешь, что если я убил императора и отказался от идеи обратить Люка на Темную сторону Силы, то я снова захочу стать джедаем?

Оби-Ван не ответил. Ну что ж, значит, так он и думал… Их взгляды встретились, словно не пути не было никакой маски. Впрочем, какое значение маска имеет для призрака? Она существенна лишь для живого…

- Ты так ничего и не понял… - продолжил Вейдер прерывая затянувшуюся паузу. – Да, я убил Палпатина. Потому что его безумие угрожало всему, что он создал, что мы создали вместе. Но в моей памяти он остался другим. Ты сам знаешь. Он был жестоким учителем, но лучшим, чем ты. И он вернул мне жизнь, которую ты отнял. Он был единственным, кто смог почти понять меня… Я никогда не вернусь к тому, чему меня пытались научить джедаи. И сделаю все, чтобы исправить тот вред, который вы успели причинить Люку.

Кеноби грустно покачал головой.

- Единственное, чего ты добьешься, так это толкнешь его на путь Тьмы, - голос бывшего учителя был так серьезен и преисполнен боли, что Темный Лорд придержал при себе готовый язвительный ответ.

- Нет, Оби-Ван, я этого не сделаю. Люк не сможет стать настояшим ситхом. Я вижу, насколько он светлее и чище, чем был когда-то я. Темная сторона убъет его личность. Он или превратится в чудовище, или сломается. Я не хочу этого. Но ты многого не знаешь о Темной стороне Силы. Она не такая, как думали джедаи.

- Только не надо расписывать мне ее возможности, - мрачновато перебил Кеноби. – Я уже все это видел.

Вейдер покачал головой. Вечно этот Оби-Ван не хочет его слушать! Хотя… двадцать лет на Татуине, кажется, пошли бывшему учителю на пользу. Жаль, что он не оказался там раньше…

- Я говорю совсем не об этом, - спокойно возразил ситх. – Ты учил меня, что Тьма – это страх, боль, ненависть, агрессия… Но это лишь внешняя форма, через которую можно перешагнуть. Я чувствую, что Тьма во мне поддерживает любовь так же, как ненависть. Тогда же, когда я понял, что испытываю к Люку гораздо больше, чем должен был бы, я понял и то, что это вступает в конфликт с преданностью императору, но не с Темной стороной. Ни ты, ни Палпатин никогда не говорили мне ничего подобного.

Он не мог ощутить ни одной эмоции нынешнего Оби-Вана, да и на лице призрака не отражалось ровным счетом ничего. Это было такое странное, давно забытое ощущение: говорить с человеком, не зная, что тот чувствует. Но само отсутствие выражения говорило о многом. Кеноби уже не до поддержания внешней формы…

- Я сам не знаю, почему это так, - продолжил Темный Лорд. – Я только чувствую, что все вы ошибались. Тебе никогда не казалось, что в накапливаемые тысячелетиями знания джедаев вкралась какая-то ошибка?

- Что ты говоришь, Анакин?! – изумленно переспросил Кеноби.

Вейдер не обратил внимания на старое имя. Как ни странно, ему хотелось хоть с кем-то поделиться своими сомнениями, которые он так долго держал при себе. Даже если этот кто-то его бывший учитель…

- Посмотри что стало с джедаями, Оби-Ван. Они не смогли быть хранителями мира в Республике, не смогли противостоять одному ситху. А Палпатин, добившись власти, сгорел изнутри меньше, чем за двадцать лет. Разве это не наталкивает на мысль, что дело не только в конкретных личностях, а в несовершенстве всей системы.

Кеноби пораженно молчал, хотя, кажется, был более расположен возражать, чем соглашаться.

Темный Лорд медленно подошел ближе к призраку.

- Нет, Оби-Ван, боюсь ты ничем не сможешь помочь ни мне, ни Люку, ни тем более Лее. Я не хочу повторять тысячелетние ошибки. Скорее всего, я стану последним из ситхов, а мой сын первым из новых джедаев. Но учить Люка будешь не ты, и даже не Йода. С вас хватит меня. Пусть лучше он придет к пониманию Света сам.

- Ты хочешь от него слишком много, - возразил Оби-Ван.

- Я верю в него. К тому же вы многому успели его научить, но он сам УЖЕ выбрал другую дорогу. Разве ты не видишь, что он не такой, как прежние джедаи?

- Он всего-лишь молод и неопытен.

- Нет, Оби-Ван, - Вейдер улыбнулся под маской, - хочешь ты этого или нет, но все изменилось. Ты можешь думать, что дело в злом гение Палпатина, но это не так. Время прежних джедаев подошло к концу, так же, как и время Республики. Палпатин лишь умело воспользовался этим. Но он и сам не сумел выбраться из своих сетей. Возможно, я тоже. Люку придется все строить заново. Ты должен оставить его.

На этот раз Кеноби не отвечал еще дольше. Темный Лорд терпеливо ждал, когда бывший учитель переварит услышанное. О чем тот сейчас думает? Какой неисправимый монстр вырос из милого доброго паренька, найденного Куай-Гоном на Татуине? И какой ужас, что именно в его руках оказалось будущее джедаев? Или Оби-Ван вспоминает древнее пророчество и думает, могло ли, действительно, оказаться так, что ситх способен сделать для учения джедаев больше, чем они сами?

А как все-таки это нелепо! При чем здесь Избранный и Равновесие Силы, если все, что он сказал, опирается лишь на здравый смысл? Ну, может быть, немного интуиции…

- То, что ты говоришь, звучит ужасно, - сказал наконец Оби-Ван каким-то глуховатым голосом. – Но, возможно, в этом есть доля истины. Я не могу судить.

«А тебя и не просят!» - с внезапной злостью подумал Вейдер. Не хватало ему еще такого судьи, всю жизнь не видевшего дальше собственного носа!

- А как же Лея? – продолжил Оби-Ван. – Что ты с ней сделал?

- Я ошибся, - сдерживая боль, ответил Темный Лорд. – Не знаю, как ей это удалось… Но это не только моя ошибка, - жестче добавил он. – Ты был идиотом, заставив Люка поверить, что я убил его отца. С Леей ты поступил еще глупее. Неужели ты не мог спрятать ее в другом месте? Неужели ты не догадался, что Бэйл Органа научит ее ненавидеть? Даже Палпатин не смог бы сделать из нее нечто более опасное. С ней придется очень долго работать, прежде, чем можно будет обучить ее Силе.

- Тогда у меня не было выбора, - холодно заметил Кеноби. – Не мог же я, действительно, отдать ее тебе. Но если ты, и в правду, не хочешь, чтобы она ступила на путь Тьмы, ты должен быть осторожнее.

- Я буду осторожнее, - согласился Вейдер, но тут же добавил. – Если она и решит стать ситхом, я не хочу, чтобы это случилось таким образом. Только, если это будет ее сознательное решение.

Кеноби метнул яростный взгляд, не возымевший действия. Больше говорить им было не о чем. Для остального они слишком много сумели навредить друг другу при жизни…

- Ты задерживаешь меня, Оби-Ван, - вместо прощания сказал Темный Лорд. – Я едва не забыл сделать очень важную вещь. Я должен распорядиться задержать повстанцев здесь до полного выздоровления Люка и объяснить это Лее, чтобы не произошло какого-нибудь недоразумения. Сейчас ее лучше не волновать лишний раз.


Лея широко улыбнулась, направляясь к выходу, где ее уже поджидали Хэн и Чуи.

- Поправляйся, Люк. Я счастлива, что все обошлось. Надеюсь, Лорд Вейдер не обидится, если мы улетим, не попрощавшись. Мон Мотма и так, наверное, готова меня съесть живьем.

- Лея, - немного встревоженно задержал ее Скайуокер, - ты выступишь за примирение с Империей?

- Да, - ответила Органа, только сейчас приняв решение, к которому шла так долго. – Я… после всего что случилось, я больше не смогу сражаться в этой войне.

Она постаралась улыбнуться еще раз, но улыбка вышла какой-то подавленной.

- Да пребудет с тобой Сила, Люк…

- До встречи, парень! – подмигнул Соло.

Для полноты счастья Чуи вернулся к кровати и бесцеремонно обвил лапами улыбающегося до ушей Скайуокера, рыча какие-то нежности. После этого вся компания направилась к посадочной площадке, где их ждал «Сокол».

- Хэн, ты уже перенес наши вещи? – на всякий случай спросила принцесса.

- Ну конечно, дорогая, все готово к полету, - криво усмехнулся кореллианин. – Кстати, а ты случайно не расскажешь мне, что с тобой ухитрился сотворить Вейдер? Тебя как будто подменили…

- Расскажу, - незаметно подавив вздох, ответила Лея, - только не сейчас. Это очень длинная история. И непонятная…

- Вот как… Хм-м… - продолжая тихо бормотать что-то невнятное, Соло закивал самому себе головой, выразительно приподняв брови.

Принцесса слегка тронула пальцем красноватую кору деревца ч`алла и оглянулась назад, задумчиво рассматривая агрессивную игру света. Значит, Хэн заметил, что она изменилась… Или он очень внимателен, или это так бросается в глаза…

- Хэн, а что именно во мне не так? – спросила Органа.

- Ну многое… - удивленно протянул Соло. – Например, при виде Вейдера ты больше не бледнеешь и не втягиваешь голову в плечи…

- Что-что?!

- А ты что никогда не замечала свою реакцию? – еще больше удивился Хэн.

- Да нет, не то чтобы, - немного смущенно ответила Лея, - но я не думала, что это так заметно со стороны…

- Еще как заметно!

Та-ак… Значит, она уже успела в конец порастерять дипломатические навыки. Чтобы проверить себя, Лея опустила глаза и постаралась мысленно увидеть маску Темного Лорда. «Это мой отец. Он…» - принцесса запнулась, не сумев подобрать нужное определение. Но все же она сумела взглянуть на эту маску без страха…

К несчастью, перед выходом на посадочную площадку ждал большой сюрприз в виде двух гвардейцев, не желающих выпускать их из дворца.

- Что это значит?! – возмущенно спросила Лея.

- Мне не приказано выпускать вас, - спокойно ответил гвардеец.

В голове тут же пронеслась куча взаимоисключающих возможностей. Неужели это все же предательство?! Нет! После всего даже Вейдер не мог так поступить! Наверное, это какое-то недоразумение…

- Я хочу говорить с вашим начальником! – не терпящим возражений тоном заявила Органа. – Немедленно.

Гвардеец согласился. Это немного успокоило то странное ощущение, которое начинало возникать где-то в основании черепа, но … оно продолжало набирать силу, поглощая ее страх и ярость.


Через десять минут после ухода друзей в комнате ожил интерком. С некоторым удивлением Люк увидел на экране маску отца.

- Где Лея? – сразу же спросил Вейдер.

- Она уже ушла, - ответил Скайуокер. – Она говорила, что ее ждут дела, поэтому она не может больше оставаться здесь… А что-то случилось?

Джедай начинал чувствовать неладное. Очень захотелось встать и бежать проверять, но он не мог этого сделать физически.

- Нет-нет, Люк! Не беспокойся, - заверил его отец. – Сейчас ты ничего не сможешь сделать.

Экран погас. Это Скайуокеру уже совсем не понравилось. Что-то было неправильно. Люк вдруг почувствовал, как в Силе где-то совсем рядом оформляется присутствие кого-то смутно знакомого, но очень сильного.

Не стоило даже пытаться встать в таком состоянии, в чем Скайуокер сразу же убедился, попробовав пошевелиться. Но он осознал две совершенно шокирующие вещи. Это кто-то – Лея! И она на Темной стороне! «Лея!!!»

- R2! Помоги мне подняться! – отчаянно попросил Люк.

Но астродроид только выдал оглушительную трель, категорически отказываясь слушаться. Хуже того, привлеченные его воплями, в комнату вошли два медицинских дроида, явно намеренных не допустить нелогичного поведения пациента…


Они стояли у самого трапа «Сокола». Отчасти так Соло чувствовал себя немного спокойнее. Но, глядя на Лею, Хэн начинал все больше волноваться. Она смотрела в небо очень странным взглядом, в котором каждую секунду менялось выражение: от ледяного спокойствия до почти ужаса. Дыхание принцессы становилось то частым, то глубоким и медленным.

- Лея! – кореллианин попытался поймать ее взгляд, но, даже повернувшись к нему, Органа смотрела куда-то мимо.

- Все в порядке, Хэн, - принцесса постаралась улыбнуться и посмотреть ему в глаза.

Это у нее получилось. Но к полному ужасу Соло, ненадолго.

«Что же с ней происходит?! Неужели все эти потрясения затронули ее настолько?! Лея! Не делай того, что ты сейчас делаешь, пожалуйста!» Почти в панике кореллианин смотрел в безумные глаза принцессы, не зная что делать. Рядом взревел Чуи.

В этот момент в дверях показалась Ханна Корнелл. Соло был рад и такой помощи.

- Ей плохо! Вызовите врача! – почти крикнул он.

- Нет, - ледяным тоном перебила Лея. – Не надо. Я хочу знать, почему нас задержали! Какое право вы имеете, чтобы так поступать?

- Нет, вы не так поняли, - поспешила оправдаться Корнелл. – Лорд Вейдер всего лишь…

- Так мы можем прямо сейчас лететь? – снова перебила принцесса, ступая на трап «Сокола».

- Нет, подождите… - Ханна поспешно преградила ей дорогу, - …это вовсе не то, что вы думаете! Вы не арестованы. Но в таком состоянии…

Внезапно Лея скорчилась, хватаясь руками за одежду Корнелл.

- Отец, помоги мне! Я пытаюсь! Но я не могу! Это сильнее, чем я… - сдавленно прохрипела она.

- Лея!!!

В ужасе Соло пытался схватить руки принцессы. С другой стороны то же самое делал Чуи. Даже в невыразительных глазах Корнелл метался страх. Где-то на окраине восприятия мелькнул красный плащ, другой гвардеец, кажется, вызвал медиков. Посреди всей этой неразберихи Хэн в полной панике тряс Лею, тщетно пытаясь заставить ее прийти в себя. Она только дрожала и продолжала что-то сдавленно хрипеть.

Ханна Корнелл попыталась схватить парализатор, но Чуи ей не позволил. Завязалась борьба, в которой преимущество было явно на стороне вуки. Впрочем, все кончилось без последствий, потому что в этот момент Органа резко успокоилась.

Последний раз вздрогнув, она начала медленно распрямляться, глядя прямо перед собой потерявшими фокусировку пустыми глазами.

Прежде, чем Соло успел понять, хорошо это, или плохо, какая-то неведомая сила отбросила его назад. В полете он увидел, что со всеми, кроме принцессы, тоже творится что-то странное. Но мысли о Лее мгновенно вылетели из головы, когда вместо ожидаемого удара спиной об пол кореллианин почувствовал, что сзади пустота.

Кошмарный полет вниз головой с огромной высоты кончился так же внезапно, как начался. Чья-то рука в последний момент схватила Хэна за ногу. Покачнувшись на ветру, он рассмотрел на этой руке красную перчатку.

От одного взгляда вниз закружилась голова. Гвардеец пытался тащить Соло вверх, но не очень преуспевал в этом начинании. А сам кореллианин не знал, что делать: попытаться изогнуться и схватиться рукой за перила или не двигаться, чтобы не мешать своему спасителю… И в это время с Леей происходит ситх знает что!

Наконец, гвардеец сумел подтянуть Хэна на высоту достаточную для того, чтобы тот поймал рукой нижний край низенького ограждения платформы.

Подгоняемый страхом, Соло взобрался наверх за секунду. Он хотел немедленно бежать к Лее, но заметил, что его спаситель, покачиваясь кое-как поднялся на колени, держась рукой за перила. С противоположной стороны платформы другой гвардеец и вовсе лежал без движения. В шоке кореллианин шагнул к трапу «Сокола». Внутри, почти в пяти метрах от внешнего люка, тоже неподвижные лежали Чубакка и Ханна Корнелл. Принцессы нигде не было!

- Лея?! – отчаянно позвал Хэн.

В ответ на его крик Чуи что-то простонал, указывая лапой в сторону рубки… Еще кореллианин вдруг услышал характерный тонкий вой разогревающихся репульсоров.
«Да что же это происходит?!» Соло побежал внутрь, продолжая звать принцессу, но без всякого результата. Когда он уже приближался к последнему повороту, «Тысячелетний Сокол» резко взмыл с платформы. Ускорение отбросило Хэна назад. Но он все же сумел подняться и кое-как, едва не падая, преодолеть последние метры…

«Соколом» управляла принцесса… Услышав его шаги, она оглянулась. В пустых черных глазах была смерть. Соло никогда ничего не пугался так, как этого взгляда своей возлюбленной. Женщина стоявшая сейчас перед ним была кто угодно, только не Лея! Она наклонила голову набок и внимательно разглядывала его лицо. Абсолютно без всяких эмоций…

- Лея, что ты делаешь?!

- Мы летим на Суллуст, - ледяным тоном ответила принцесса. – Сейчас же. Вейдер нас обманул.

Она спокойно развернулась и начала задавать навигационному компьютеру координаты.

- Подожди, не делай этого! – вскричал Хэн. – Нам нужно вернуться туда! Ты не можешь никуда лететь в таком состоянии…

Невидимая рука отвесила кореллианину пощечину, от которой он потерял равновесие и повалился на пол рядом с креслом второго пилота.

- Не смей мне указывать! – прошипела Лея.

На какое-то время Хэн задохнулся от обиды и неожиданности. Но потом все же продолжил, кажется, бесполезную попытку подействовать на сумасшедшую принцессу словами:

- Нас же собьют прежде, чем мы успеем выйти в космос!

Лея никак не отреагировала.

- Да закрой хотя бы внешний люк, пока мы не оказались в вакууме!


Дарт Вейдер проводил взглядом светящуюся полоску дюз «Тысячелетнего Сокола». Значит, Лея снова оказалась во власти Темной стороны, стоило ей разозлиться. Проклятье! Как же с этим бороться? «Вот тебе и сознательный выбор…» Как все далеко зашло!

Ну что ж… Пусть «Сокол» уходит… Не стоит усугублять ошибку. Если сейчас их задержать, с Леей может случиться что-нибудь еще худшее. Уж лучше выпустить ее и дать ей успокоиться, а потом как следует подумать, что делать с этой заразой…

Один из гвардейцев, оказавшихся на площадке, был мертв… Его убила Лея… Девчонка, похоже, только хотела расчистить себе дорогу… но не смогла рассчитать своей мощи… Второй был жив, но не в лучшем состоянии. Кажется, он получил несколько внутренних повреждений…

- Не вставайте, - приказал Темный Лорд. – Сейчас я вызову врача.

- Уже… вызвали… ваше величество…

Вот как? Кто-то решил, что Лее плохо… Какой же сегодня сумасшедший день! Только утром Лея подцепила заразу, а вечером болезнь уже явно прогрессирует… Что же будет потом?!

«Лея, ты меня слышишь?» Ответа не было. Может, принцесса настолько плохо контролирует свои способности, что просто не может почувствовать его призыв… Похоже, в таком состоянии она способна лишь на разрушение…

Вейдер вспомнил о Люке. Сын ведь даже еще не знает в чем дело! Наверное, он сейчас успел такое вообразить… Темный Лорд отыскал Скайуокера в Силе. Ужас, непонимание, шок, боль от осознания бессилия… Все это было знакомо. Вейдер чувствовал почти то же самое. «Люк, ты не смог бы помочь ей… Никто сейчас не смог бы этого сделать. Поверь мне, я не хотел этого. Это не оправдание. Просто пойми, что я сделаю все, чтобы это исправить. Я не обманывал тебя, Люк…» То, что сын может теперь отвернуться от него было почти так же больно, как видеть, что происходит из-за него с Леей…

«Я верю тебе, отец…» - ответил Скайуокер, но ситх почувствовал, насколько близок предел, после которого этому доверию придет полный конец.

Делать на платформе все равно больше было нечего. Разве что предаваться созерцанию заката, самобичеванию и мыслям из разряда «а что было бы, если бы…» Все это явно не входило в намерения Темного Лорда.

Впрочем, в его намерения не входило и наткнуться в конце коридора на Исанне Исард с декой в руках. И у директора разведки был весьма решительный вид человека, имеющего важную информацию.

Секунду Вейдер колебался, сказать, что он занят, и идти к Люку или выслушать доклад прямо сейчас.

- В чем дело, директор Исард? – сделав над собой огромное усилие, все же спросил Темный Лорд.

В отличие от многих, Исанне прекрасно знала, что коридор Императорского дворца – это не то место, где можно говорить, не опасаясь следящей аппаратуры. Но своим людям она доверяла в достаточной степени, чтобы ответить прямо здесь.

- Мы обнаружили деятельность, направленную на совершение переворота, - спокойно сказала она.

Вот как… Значит, не напрасно все уверения в преданности вызывали такое отвращение. Они пропитались ложью даже больше, чем казалось на первый взгляд. С другой стороны, эта свора заслужила маленькую капельку уважения… Все-таки решились на сопротивление…

Как странно… Несмотря на неприязнь, которую внушала ему эта женщина, Темный Лорд чувствовал, что Исард не обманывает его. Интересно, почему она оказалась на его стороне? После Сэйта Пестажа Исанне была, наверное, самой близкой к Палпатину. И даже более того, именно она всегда выполняла наиболее грязную работу. Все-таки Вейдер отлично знал, кто на самом деле занимался тем, что обычно приписывали ему… На что она рассчитывает после этого?

- Хорошо. Это может подождать полчаса? – спросил Вейдер.

Разноцветные глаза директора разведки изумленно расширились. На долю секунды. А потом снова вернулась обычная маска холодной красавицы, за которую Исард прозвали Снежной Королевой. Только левый глаз цвета расплавленной лавы по-прежнему не вписывался в этот образ. Как будто сама природа позаботилась подчеркнуть ее двойственность…

- Да, - просто ответила Исанне, но она не смогла скрыть от ситха неодобрение.

«Ну конечно! Разве для тебя существует нечто более важное, чем власть?» - подумал Темный Лорд. Значит, она просто решила держаться более сильной стороны… Разумно.

- В таком случае, я жду вас через полчаса у себя в кабинете.


Потрясенный рассказом, Люк молча смотрел на угол кровати. Он просто не мог поверить, что такое случилось с Леей… Но он только что мог убедиться, что это так, почувствовав учиненный сестрой разгром!

- И что теперь делать? – наконец выдавил из себя Скайуокер.

- Точно не знаю, - мрачно ответил Вейдер. – Но оставить все как есть невозможно. Так она слишком опасна. Я чувствую, что Сила в ней постепенно угасает вместе с эмоциями, но, возможно, в следующий раз Лея окажется под влиянием Тьмы на большее время. И так далее, пока она не лишится контроля над собой полностью. Единственный выход, который я вижу, это обучить ее использованию Силы. Тогда она сможет контролировать Темную сторону, а не слепо следовать под ее влиянием своим негативным эмоциям.

Люк резко вдохнул.

- Ты хочешь сделать Лею ситхом? – почти испуганно спросил он.

Отец медленно покачал головой, его правая рука с силой сжала запястье левой. Только в этом жесте проявлялось огромное напряжение, которое чувствовал в нем Скайуокер.

- После того, что случилось, она уже никогда не сможет стать джедаем. Тьма не оставит ее. Магистр уровня Йоды имеет шанс, отдавшись Темной стороне, вернуться к Светлой. Для твоей сестры это невозможно. Ты сам едва прикоснулся к Тьме, но ты помнишь, как тяжело тебе было вырваться? Лея, не имея никакого обучения, сделала то же самое на уровне, который редко позволяю себе я. После этого я даже сомневаюсь, сможет ли она стать ситхом. Ей слишком много лет для обучения. В таком возрасте нелегко научиться контролю. Я боюсь, что Лея научится лишь лучше использовать свои возможности…

Люк тяжело откинул голову назад. Ну почему, почему такое могло случиться?! Почему, когда он только думал, что наконец-то обрел семью, несчастья следуют одно за другим?!

Вейдер мягко положил руку ему на плечо. Юный джедай хорошо понимал, что означает этот жест. Нужно быть сильным.

- Люк, мы обязательно найдем выход. Не забывай, что Темная сторона Силы – это вовсе не зло в чистом виде. Это только опасность. Мне больно, что все так получилось. Но сейчас мы не должны опускать руки. Плохо, что Лея сбежала. Я не могу вернуть ее, не спровоцировав новой вспышки. А оставлять ее в таком состоянии без присмотра нельзя. Поэтому нужно заключить мир с повстанцами как можно быстрее.

- Возможно, Лея вернется сама, когда придет в себя, - заметил Скайуокер.

- Я бы не стал слишком рассчитывать на это. Решение лететь на Суллуст было принято Леей в сознательном состоянии. К тому же с ней Хэн Соло, и я очень опасаюсь, что после случившегося его теплые чувства ко мне никак не возрастут.

Люк хотел было вступиться в защиту друга, но Вейдер опередил его.

- Сейчас я вынужден оставить тебя. Меня ждут важные дела, но, я надеюсь, завтра мы продолжим этот разговор. А сейчас отдыхай. В случае, если Совет Альянса не пойдет на соглашение, ты должен поправиться как можно скорее.


- Нам удалось перехватить лишь небольшой фрагмент переговоров злоумышленников, но из него следует, что послезавтра они намерены публично обвинить вас в убийстве Палпатина. После этого предполагалось ликвидировать вас и передать власть Правящему Кругу. Вот инфочип с записью разговора.

Вейдер бросил взгляд на инфочип. Он очень сомневался, что сегодня найдет в себе силы ознакомиться с этим…

- Кто замешан в заговоре? – спросил Темный Лорд, почти зная ответ на этот вопрос.
- В этом разговоре участвовали Сэйт Пестаж, Джоран Тадела и Элтон Ллорней. Очевидно, они стоят во главе заговора. Остальные пока точно неизвестны, но я могу предоставить список подозреваемых, в который занесены все, кто рискует что-то потерять при смене императора. Возможно, скоро появится новая информация.

Несмотря на ужаснейшее настроение, Вейдер улыбнулся. На месте Исард он начал бы этот список с себя…

- В другой ситуации я согласился бы поиграть в их игру, но сейчас у меня нет на это ни времени, ни желания, - произнес ситх, вслух разговаривая с самим собой. – Завтра утром арестуйте этих троих тихо, так, чтобы никто ничего не заметил. Кроме этого, пока никакого насилия. Оставшись без руководителей, остальные сделают какой-нибудь опрометчивый шаг. Или разбегутся по норам. Поэтому вы должны будете действовать быстро и осторожно. Вы понимаете…

Директор разведки молча кивнула головой. Да, это она понимала… Она знает, как достать информацию… Впрочем, напрасно радуется, зверствовать на полную катушку ей никто не позволит. Все-таки, вопреки чаяниям Исанне такое дело нельзя всецело свалить на ее плечи. Значит, завтра придется во все это вникать самому… Но только завтра… не сейчас…

- Что насчет доклада адмирала Трауна?

- Мы проверяем всю имеющуюся информацию, - ответила Исард, непроизвольно слегка подчеркнув слово «имеющуюся»; видимо, она так и не согласилась с решением не применять усиленный допрос к пленным повстанцам. – Пока никаких данных, непосредственно указывающих на отсутствие у бунтовщиков единой организации.
- Продолжайте. Если у меня останется время, завтра я поговорю с генералом Додонной. Кстати, вы уже перевели его с «Лусанкии» в дворцовый изолятор?

- Да, милорд. Как только получила приказ. Э-э… прошу прощения, еще мне хотелось бы обсудить еще один вопрос, вызывающий опасения. Я до сих пор не получила никаких сведений о Маре Джейд – Руке Императора. Возможно, она так же занимается изменнической деятельностью.

Ах, Мара… Эта любимая цепная зверюшка Палпатина… Действительно, нехорошо, что девочка все еще отсутствует… Она способна натворить много дел…

- Что именно вы хотите от меня в этом вопросе? – поинтересовался Вейдер.

Впервые он имел удовольствие наблюдать неуверенность и смущение Исанне.

- Я слышала что-то вроде того, что император Палпатин мог чувствовать Джейд с любого расстояния…

- Я не могу этого сделать, - ответил Темный Лорд, понимая, о чем идет речь. – Такая связь была именно между Марой и Палпатином. Это вообще большая редкость.

- А-а… Прошу прощения, ваше величество, - пробормотала директор разведки, не испытывая впрочем больше никакой неловкости.

- Если это все, вы можете идти, - сказал Вейдер, постаравшись не показать, насколько он хочет, чтобы Исард убралась вон и оставила его одного.

Слегка поклонившись, Исанне быстро ушла, оставив на столе инфочип с записью изменнического разговора.

Темный Лорд тяжело опустился в кресло, прислушиваясь к четкому тихому звуку ее удаляющихся шагов. Обхватив руками маску, он представил себе, с каким удовольствием он разнес бы в дребезги все в этом кабинете…

Нет, он не станет этого делать… Это бессмысленно. Все же не удержавшись, Вейдер Силой опрокинул пару стульев. Стало немного легче. Но все равно слишком ужасно!

Поднявшись на ноги, ситх подошел к окну. Небо, на котором из-за яркого света городских огней не было видно ни одной звезды, казалось грязно серым. Это так походило на то, что Вейдер сейчас чувствовал в себе…

Внезапно Темный Лорд ощутил через Силу легкое ненавязчивое прикосновение Люка. Значит, сын все почувствовал… Как это… неудачно…

«Люк… - мысленно ответил Вейдер, - я… очень ценю твою заботу… Но… пожалуйста, не надо. Я знаю, что ты хочешь помочь мне, но будет лучше, если ты оставишь меня одного… Я… так мне будет легче…»

Обычно упрямый, сын согласился на удивление быстро. Так, действительно, было легче. Темный Лорд поспешно отгородился ментальным экраном, как всегда делал раньше… Он слишком привык к одиночеству, привык скрывать свою слабость… Завтра миру снова предстанет хладнокровный бесчувственный Дарт Вейдер… Снять эту маску до конца он боялся даже перед Люком.


Хэн Соло еще никогда не чувствовал себя таким подавленным. Весь вечер они с Чуи старательно обходили Лею стороной. Благо, дел нашлось навалом.

Для начала они тщательно обыскали все еще бессознательную Ханну Корнелл, конфисковав два бластера и вибронож. Ради большей безопасности ее потом пристегнули наручниками к креслу в кают-компании. Все-таки перспектива еще раз иметь дело с этой леди явно не входила в перечень наиболее горячих желаний парочки бывших контрабандистов. Особенно, учитывая, что она очнется не в лучшем настроении…

После этого оба в полном молчании занялись косметическим ремонтом «Сокола». В это время Лея неподвижно сидела в рубке, уставившись невидящими глазами в консоль. После того, как они ушли в гиперпространство, она не сказала ни слова.

Такое положение вещей приводило Хэна в отчаяние. Чем больше он старался сосредоточиться на ремонте, тем упорнее лезли в голову мысли о принцессе. Соло вспоминал, какой она была при их первой встрече… Ее голос, прозвучавший в логове Джаббы после долгой заморозки в карбоните… Как они впервые поцеловались в глотке гигантского астероидного червя… Что могло случиться с Леей? Со смешанным чувством надежды и ненависти Соло понимал, что, наверное, ответить на этот вопрос сможет лишь Вейдер. Как же он должен ненавидеть теперь этого ситха! Если тот, действительно, виноват в случившемся… лучше бы им не встречаться еще раз! Хотя, по здравому смыслу, еще не факт, для кого из них…

Но Лея! Та Лея, которую он любит… Неужели он больше не увидит ее?! Нет! Этого просто не может быть… Лея сильная. Она обязательно выкарабкается. Придет в себя…

От излишнего напряжения Хэн едва не сорвал резьбу болта. А потом уронил отвертку, которая тут же закатилась в пространство между двумя ящиками с каким-то барахлом.

Секунду кореллианин проклинал свою неуклюжесть, потом опустился на пол и кое-как втиснул руку в проем. Отвертка лежала примерно на два сантиметра дальше места, куда он мог дотянуться, а ящики оказались весьма тяжелыми, чтобы пытаться их сдвинуть… Проворчав себе под нос пару хаттских словечек, Соло начал вытаскивать руку, чтобы подняться и взять какой-нибудь длинный тонкий предмет. На белом рукаве рубашки осталось большое грязное пятно, на которое он не обратил никакого внимания.

- Хэн, - тихо позвал его сдавленный голос Леи.

От неожиданности Соло, резко вставая, запнулся об угол ящика и едва не потерял равновесие. Принцесса смотрела на него смущенными глазами… В ее взгляде больше не было безумия! От невыразимой радости кореллианин замер на месте, не в силах ни что-либо сказать, ни даже изменить выражение лица…

- Прости меня, Хэн, - с болью в голосе попросила Лея, - я… это…

Вырвавшись из оцепенения, Соло заключил ее в объятия, почти не слушая, что она говорит. Он не находил слов, чтобы выразить то, что он чувствовал…

- Я люблю тебя, Лея… - наконец пробормотал Хэн, прижимая к себе принцессу и едва сдерживая слезы.

дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™