<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 5.

«Тысячелетний Сокол» открыто вышел на стационарную орбиту около Центра Империи. Чтобы поступить именно так, Лее пришлось выдержать трехчасовую ожесточенную дискуссию.

Но сейчас принцесса уже начинала сомневаться, не зашла ли она слишком далеко. С того момента, когда они послали запрос на посадку прошло намного больше времени, чем необходимо для стандартной проверки. Соло очень многозначительно посматривал на ближайший Голлан-III, а Чубакка еще многозначительнее держал лапы рядом с управлением дефлекторами. Все это Органе не нравилось.

Наконец, диспетчерская служба соблаговолила снова выйти на связь:

- «Тысячелетний Сокол», следуйте к 114 посадочной платформе Императорского дворца. Это приказ императора.

Сначала Лея едва не подумала, что речь идет о Палпатине, но потом догадалась, что диспетчер назвал императором Вейдера! Как это нелепо звучит!

Хэн явно был занят более насущной стороной проблемы:

- Ну, и что мы будем делать? – спросил он таким тоном, как будто вежливо осведомлялся, не будет ли она возражать, если он поступит по-своему.

От ответного рева Чубакки у них обоих заложило уши.

- Я понимаю, Чуи, мне тоже не по вкусу туда соваться, но чего ты хотел, раз уж мы все равно здесь? – ухмыльнулся Соло. – Так что? Вперед?

Лея ничего не ответила, и «Сокол» плавно пошел вниз, прорезая слой облаков.

«Люк, где ты? - мысленно позвала принцесса, но уже в какой раз снова не было никакого ответа. – Ответь мне, Люк…»

Под ними поплыла потрясающая панорама Центра Империи. Лея видела ее много раз в своей другой жизни, когда она еще была сенатором. Тогда этот вид очаровывал ее, но сейчас принцесса с грустью подумала, что предпочла бы вновь увидеть свой родной Алдераан, чем этот великолепный город-планету. Но не все призраки прошлого возвращаются, некоторые уходят навсегда…

Впереди показалась громада Императорского дворца. Через минуту они будут там. Тогда она узнает ответы на все вопросы.

- Симпатичное местечко, - пробормотал себе под нос Хэн. – Я думал, вкус у покойного императора был куда хуже…

Лея так не считала. Она просто смотрела прямо вперед застывшими глазами. Как отвратительно тянется эта минута! Органа не знала, чего она хочет больше: быстрее оказаться на месте или оттянуть время. Но в своем настоящем виде ожидание было невыносимо.

Люк рассказывал ей, что может чувствовать ее присутствие. Сейчас принцесса ничего не чувствовала. Конечно, у нее почти нет навыков…

«Тысячелетний Сокол» с легким толчком опустился на просторную серую платформу. Никто не встречал их. Только у дверей, ведущих внутрь здания стояли две неподвижные фигуры в длинных красных одеждах.

Лея представила себе, что сказал бы по этому поводу С-3РО, и искренне порадовалась, что дроида с ними нет. Она вопросительно посмотрела в сторону Хэна и Чуи:

Кореллианин криво улыбнулся, поправляя бластер. От сдерживаемого волнения его острословие временно уступило место молчаливости. Зато вуки высказался кратко и по делу.

- Не переживай, старина, еще не из таких переделок выпутывались! – попытался подбодрить его Соло. – Мы же тут уважаемые гости. Кажется…

По трапу все трое сошли молча. Лея решительно направилась к двери. Створки бесшумно разошлись в стороны, никто из гвардейцев даже не шелохнулся. Зато внутри гостей поджидала высокая худая женщина-человек в одежде явно военного покроя, но без всяких знаков отличия. Органа внимательно присмотрелась к продолговатому с впалыми щеками лицу незнакомки и сразу почувствовала подсознательное отвращение. Несмотря на достаточно тонкие черты лица, мало кто назвал бы эту женщину привлекательной. Хуже всего были бледно-серые, почти бесцветные, на редкость пустые и невыразительные глаза.

Незнакомка вежливо улыбнулась, но от этого ее глаза не стали ни на градус теплее, хотя в целом улыбка даже сделала ее лицо лучше. Лея вдруг подумала, что, возможно, встретившей их еще нет сорока лет.

- Принцесса Органа, генерал Соло, э-э … мистер Чубакка, добрый день. Я Ханна Корнелл, - подробнее женщина уточнять не стала, а ее имя не говорило Лее ровным счетом ничего. – Пожалуйста, проходите.

- Добрый день, мисс Корнелл, - тоже улыбнулась принцесса, вспомнив о хороших манерах.

Ханна Корнелл пошла вперед, указывая дорогу. Маска вежливости уже слетела с нее, уступая место полной невозмутимости.

- Сейчас Лорд Вейдер занят. Вам придется подождать полчаса, - без выражения заявила она.

Вскоре Корнелл свернула к какой-то двери, за которой оказалась просторная светлая комната с неброским уютным интерьером.

Пропустив вперед гостей, Корнелл явно вознамерилась уйти.

- Если хотите, вы можете сейчас увидеть обращение его величества к гражданам Империи, - сказала она, указывая на пульт управления холовизором, и тихо выскользнула из комнаты.

Лея снова едва не скривилась, услышав это самое «величество», но тут же мысленно поиздевалась над собой: «А что, привыкай, Твое Императорское Высочество, привыкай…» От такой собственной мысли на душе стало еще хуже. Потом принцесса вдруг представила себе Вейдера в палпатиновском капюшоне, надетом поверх шлема и маски…

- Ну что, посмотрим? – без особого энтузиазма спросил Хэн.

Лея пожала плечами, и скоро смогла полюбоваться на изображение Вейдера. Слушать сейчас какие-либо торжественные речи ей не хотелось, но любопытство взяло свое. Интересно все же посмотреть на Темного Лорда в роли политика.

- … не то, к чему мы стремились, приняв Новый порядок. Поэтому я решился взять на себя ответственность власти. Я обещаю сделать все возможное, чтобы Империя стала образцом порядка и законности…

«Так, это мы уже слышали… - немного разочарованно подумала принцесса. – Одно утешает: в вешании лапши на уши уже достигнуто полное равноправие без учета политических пристрастий.»

Лея начала снова прислушиваться к речи.

- Многое из того, что сделано уже не исправить. Это навсегда останется позором Империи. Такое не должно повториться. Все мы были потрясены невероятным преступлением, когда Звезда Смерти уничтожила Алдераан.

Органа почувствовала, как ей в лицо бросилась краска. «Да как ты смеешь говорить об этом?! Это же ТВОЕ преступление! Ты, мерзкая бесчувственная тварь!»

- Я никогда не смогу забыть ужас того дня. Но, пока я управляю Империей, Алдераан останется последним в этом списке.

Принцесса вскочила и нервно прошлась вокруг диванчика, на котором сидела.

- Хэн, я больше не могу это слушать! – раздраженно заявила она.

Соло удивленно поднял брови, но холовизор сразу же выключил.

Тяжело вздохнув, Лея провела рукой по лицу и с резко села на место. В последнее время ее нервы явно начинали сдавать. Слишком много обрушилось на нее сразу: Вейдер, перемирие, Люк… Но нельзя же настолько прекращать владеть собой! Ей нужно снова научиться держать себя в руках. Раньше она справилась с пыткой и уничтожением Алдераана, справится и с этим. По крайней мере, принцессе очень хотелось на это надеяться…


Отослав прочь солидную толпу репортеров, Вейдер почувствовал себя намного лучше. Все-таки это была та сторона власти, которую он был бы рад свалить на кого угодно. Впереди еще зачем-то пожаловавшие повстанцы и куча разнообразных докладов, которую надо изучить…

Темный Лорд до сих пор чувствовал отвращение, вспоминая толпу палпатиновских придворных, лицемерно уверявших его в преданности. «Если вашему величеству будет угодно… Мой император, я всегда готов…» Ничего. Скоро размеры этой своры очень сократятся.

В начале коридора, ведущего к комнате, где разместили повстанцев, ситха поджидала Ханна Корнелл. Вейдер сразу заметил, что она сдерживает смех.

- В чем дело, генерал? – спросил он, зная, что Ханна поймет, что он имеет ввиду.

- Ничего особенного, милорд. Просто принцесса Органа ведет себя довольно забавно. Сначала у нее было такое выражение лица, когда я назвала вас «его величество». Потом она приказала выключить вашу речь на середине.

- Я говорил вам, что у вас есть дурная привычка смеяться там, где нет ничего смешного? – беззлобно спросил Темный Лорд.

- Кажется, да, сэр, лет двадцать назад… - невозмутимо ответила Корнелл. Она знала его слишком хорошо, чтобы волноваться из-за такого вопроса. Тем более, что, как настоящий офицер личной гвардии императора, она почти бесстрашна.

«Жаль, что таким как Ханна, Палпатин предпочитал полоумных фанатиков, готовых перерезать друг другу глотку, чтобы доказать свою преданность - мимолетно подумал Вейдер. – Иначе из алой гвардии могло бы выйти действительно непревзойденное подразделение, а не рассадник мрачных легенд…»

- Забыл сказать вам, что мне приятно снова видеть вас рядом, - произнес Темный Лорд, уходя дальше.

Корнелл не успела ответить, но он почувствовал, что она рада это услышать. На протяжении долгих двадцати четырех лет эта несколько странная женщина была одним из тех немногих существ, которые смотрели на него не только как на воплощение ужаса. Но даже она никогда не считала ситха близким себе человеком…

За дверями его ждало довольно интересное зрелище. Вейдер уже видел принцессу в простом белом комбинезоне вместо парадного платья, но сейчас на ней было надето нечто камуфляжной раскраски, напоминающее униформу повстанческого десантника. Интересный выбор одежды для такого рода визита. Значит, алдераанка пыталась подчеркнуть, что ее присутствие здесь не имеет никакого официального значения.

- Добрый день. Могу я сразу спросить, что привело вас сюда? – начал Темный Лорд, при всем богатстве воображения не сумев придумать, что понадобилось Органе.

- Я хочу знать, что случилось с Люком Скайуокером, - прямо и очень требовательно заявила принцесса; вуки и кореллианин тоже не отличались робостью, прямо глядя на ситха в ожидании ответа.

Так… стоп! Они не могут этого знать…

- Что именно вы имеете в виду, ваше высочество? – переспросил Темный Лорд.

В глазах экс-сенатора сверкнула ярость.

- Только не говорите мне, что все в порядке, я чувствую, что это не так.

- Чувствуете? – Вейдер очень внимательно присмотрелся к принцессе, вспомнив волнение Силы, которое он ощутил полчаса назад. Ну, конечно, как он мог это пропустить…

- Что с Люком? – повторила Органа, не обращая внимания на заданный вопрос.

Вейдер понял, что пока он не ответит на ее вопрос, он не вытянет из нее больше никакой информации. Значит придется сначала все рассказать.

- Люк тяжело ранен. Сейчас он еще под наркозом для сложной операции. Он полностью поправится. Завтра вы сможете с ним поговорить, если захотите.

- Как он оказался в таком состоянии? – подозрительно спросила принцесса.

- На борт «Исполнителя» проникли три человека, хотевших отомстить за смерть Палпатина. Они постарались уничтожить корабль, а после неудачи, через вентилляцию спустили в каюту Скайуокера детонатор.

Органа молчала, осмысливая только что сказанное. Дав ей на это полминуты, Темный Лорд задал интересовавший его вопрос:

- Кто вы такая? В семействе Органа не могло появиться ребенка, чувствительного к Силе.

Ситх почувствовал, как изумил принцессу его вопрос. Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами, но выражение ее лица отражало лишь небольшую часть того, что она испытывала.

- Вы что, не знаете? – наконец, сумела произнести бывший сенатор. – Или вы снова пытаетесь надо мной издеваться?

- Не знаю чего? – спросил Вейдер, начиная чувствовать, что, действительно, упустил что-то очень важное в отношении этой принцессы. Ответ был где-то совсем рядом, но…

- Вы не знаете, что я … ваша дочь… - пробормотала Органа. – Так вот оно что… Вы тоже этого не знали…

«Принцесса Органа – моя дочь…» Темный Лорд невольно сделал шаг назад. Этого не может быть! Но… да, это так… И она похожа на Падме…

Великая Сила! Вот эта твердолобая девчонка – его дочь! …в молодости он и сам был таким же… Но какой ужас из нее воспитал Бэйл Органа!

«За то, что она попала на Алдераан Оби-Вана стоило бы убить еще раз. С другой стороны… я мог бы гордиться ей. Несмотря ни на что, она незаурядный человек».

Вейдер заметил, как смотрит на него Соло, и тут же ощутил вспышку ярости. Не хватало еще только провести такой разговор в присутствии этого контрабандиста и его вуки!

… так он допрашивал на первой Звезде Смерти свою дочь! Участвовал в уничтожении планеты, где она выросла! А потом использовал ее как приманку для Люка! Список отвратительных деяний по отношению к собственной семье начинал расширяться с угрожающей скоростью… Но в каком-то смысле это даже хорошо, что он узнал правду только сейчас. В отличие от Люка, Лею было бы слишком легко обратить на Темную сторону. Принцесса стала бы великолепной находкой для Палпатина…

- Да, я не знал этого, - наконец, ответил Темный Лорд, стараясь не замечать явного недоверия Соло и вообще не замечать присутствия бывшего контрабандиста.

- Понятно. Впрочем, я сомневаюсь, что это имело бы для вас какое-нибудь значение, - почти насмешливо заметила принцесса. – Кажется, вы знали, что Люк – ваш сын, когда едва не убили его.

- Я вовсе не собирался убивать его. Мне нужно было доставить его к императору живым, - возразил Вейдер.

- Так вы сказали, что Люк придет в себя завтра? – спросила принцесса; попытка сменить тему была довольно неуклюжей, но Темный Лорд ее поддержал. Он больше всего нуждался в том, чтобы остаться в одиночестве и все обдумать, а говорить с Органой … то есть Леей… сейчас все равно бесполезно. Она слишком охвачена ненавистью и страхом…

- Завтра вечером, - уточнил Вейдер. – Если вы не слишком торопитесь, вы можете подождать. Я уверен, Люку будет приятно увидеть вас.

Темный Лорд вспомнил сцену после переговоров на «Исполнителе». Так вот что означала та виноватая физиономия Люка. «Он не сказал мне, что Лея его сестра…» Тут же мелькнувшую подозрительную мысль о недоверии ситх постарался сразу выбросить. Люк просто не успел. У него не было подходящего случая. Ведь не мог же он рассказывать об этом посреди коридора…

- Хорошо, мы подождем, - согласилась принцесса. – Благодарю вас за предложение, Лорд Вейдер. Но… я не могу увидеть его прямо сейчас? – ее голос взволнованно дрогнул.

- Боюсь, что нет, ваше высочество, - как можно мягче ответил Вейдер. – Разве что показания скрытых камер, которые установлены в операционной… Я прикажу, чтобы эти изображения транслировали в вашу комнату.


- Так, готово, - объявила Мара. – Ведж, проверь, как там, работает?

- Угу, порядок, - вскоре откликнулся Антиллес. – Сейчас доложу Ландо, что мы справились со вторым ангаром.

Джейд выключила паяльник. Сегодня она неплохо потрудилась. Сначала добрых четыре часа возилась с главным компьютером, потом решила помочь пилотам и механикам переоборудовать ангары под «крестокрылы» и «ашки». Единственное, чего после этого хотелось, так это принять душ и выспаться. Но Мара чувствовала себя почти хорошо. Впервые с момента смерти императора. Напряженная работа позволила ей отвлечься от переживаний и мыслей о мести.

- Мара, - немного нерешительно начал Ведж, - ты неплохой пилот. Если хочешь, я мог бы взять тебя в свою эскадрилью... Хм-м, если нас, конечно, вскоре не распустят к ситхам на все четыре стороны.

Джейд подавила вздох. Ну зачем он заговорил об этом?! Ей так не хотелось снова думать о делах. Тем более, из-за этой вейдеровской дури все ее планы основательно перемешались. Что ей теперь делать с мятежниками, если Империя, действительно, заключит с ними мир? Ладно, сейчас надо думать не об этом, а о том, где больше вероятность найти Скайуокера. Во-первых, Ведж – его друг, во-вторых, Скайуокер – тоже пилот. Соваться в Центр Империи, по крайней мере, неразумно: там ее могут опознать, тогда… вот о том, что с ней тогда сделает Вейдер, точно лучше не задумываться. Итого: ее лучший шанс здесь.

- Я очень хочу, Ведж, только… мне еще никогда не приходилось пилотировать «крестокрыл», - Мара уже знала, что она услышит в ответ: управление «крестокрыла» не сложнее, чем у спортивного спидера.

- Ничего, ты справишься, - как и ожидалось радостно заявил Антиллес. – Если ты летала на ДИ-шке, полетишь и на «крестокрыле». Это даже проще.

«Надо же, как мы о любимом Инкоме…» - подумала Джейд, снова начиная возвращаться к менее мрачному настроению. Как ни странно, ей нравилось работать рядом с этим обманчиво неловким вне кокпита истребителя вечно лохматым парнем. Даже несмотря на то, что он повстанец и друг Скайуокера.


Лея думала, что снова не сможет уснуть всю ночь, но вырубилась за секунду и проспала часов двенадцать. Впрочем, от этого ей вовсе не стало лучше. Вчерашняя встреча воскресила ее сомнения.

Или Вейдер хороший актер, или его действительно очень взволновало их родство. Но, даже если он способен к каким-то чувствам, разве он не перестает от этого быть негодяем? Почему же Люк считает его другим? «Все мы были потрясены невероятным преступлением, когда Звезда Смерти уничтожила Алдераан. Я никогда не смогу забыть ужас того дня,» - вспомнила принцесса. Но это ложь! Он мог бы тогда сказать пару слов и ничего бы не произошло… или, нет?

«Я стала законченной дурой, если воспринимаю всерьез слова, сказанные перед холокамерой…»

Органа прошлась по комнате, налила себе стакан воды. Может стоит позвать Хэна и Чуи? Они, наверное, уже устали ждать, когда она проснется… Нет. Что-то заставляло ее желать одиночества. Она не хотела, чтобы те мрак и пустота, которые она чувствовала в себе, коснулись еще кого-то. Друзья и так сделали для нее больше, чем могли, больше, чем она заслуживает.

Ну почему Люка сейчас нет рядом?! Может быть, он помог бы ей разобраться во всем этом… Хотя, Лея все равно знала, что он может сказать. Люк верит в … их отца. А Скайуокер очень редко ошибается в людях. Он словно видит насквозь и предчувствует каждый шаг.

Пытаясь отвлечься, принцесса включила холовизор. Там как раз показывали сводку новостей.

- Два часа назад закончена широкомасштабная операция по «расчистке» нижних уровней Центра Империи. В результате приостановлена деятельность более, чем тысячи, нелегальных организаций. Выделены крупные денежные средства на обновление осветительных систем и приведение к стандартам санитарных условий нижних уровней. Давайте послушаем, что по этому поводу говорит полковник полиции Джордан Нэлтон – человек, который проработал над сохранением правопорядка в подобных местах почти тридцать лет.

На фоне охваченной ремонтом улицы, явно хранившей следы невообразимой грязи, различимые даже при скудном освещении, появилась фигура крепкого коренастого человека в полицейской форме.

- Насколько по-вашему была необходима эта операция? - спросил невидимый в кадре журналист.

- Я уверен, что ее стоило провести еще тысячу лет назад, - ответил полицейский голосом, в котором читалось неуважение к холорепортерам, никогда не видевшим, что здесь было на самом деле, но примчавшимся со своими дурацкими вопросами. – Многие честные граждане только сегодня наконец-то смогут уснуть спокойно, зная, что мир под ними попал под власть закона.

«Вот как… Уже от слов к делу…» - с каким-то смешанным чувством подумала Лея. Как-то раз, когда ей было восемнадцать лет, принцесса решила взглянуть на нижние уровни столицы своими глазами, не поверив тому, что ей рассказали. Как оказалось, не поверила она тогда напрасно… Сейчас она была вынуждена признать перед самой собой, что Вейдер, действительно, начал именно с того, о чем говорил перед холокамерами.

Но как он может на самом деле хотеть что-то изменить к лучшему, если он до этого двадцать четыре года исполнял все самые грязные императорские замыслы?! На этот вопрос Органа с жадностью выслушала бы любой ответ…

В новостях уже рассказывали про какой-то праздник на Агамаре. Лея снова упрекнула себя за невнимательность. Почему она начала все время отвлекаться от окружающего на свои мысли? С этим надо что-то делать.

Приняв вдруг нелегкое для себя решение, принцесса выключила холовизор и направилась к интеркому.

- Я хочу поговорить с Лордом Вейдером.


Решимость едва не покинула Лею, когда через две минуты она оказалась в соседней комнате наедине с Темным Лордом. Он отреагировал на ее просьбу так быстро, как будто ждал, что она захочет поговорить с ним…

Все же она продолжала бояться этого человека, непостижимым образом оказавшегося ее отцом.

- Я… прошу прощения, если этот вопрос окажется не корректным… - принцесса постаралась успокоиться с помощью привычной вежливости, но у нее мало что вышло, и в конце концов она решила атаковать в лоб. – Если вы были недовольны решениями Палпатина, почему вы … не сделали … этого раньше?

На мгновение ей показалось, что сейчас Вейдер скажет, что это не ее дело и в лучшем случае выставит ее вон. Но после солидной паузы Темный Лорд ответил:

- Я не мог предать его.

- Предать? – удивленно переспросила Лея; она поняла бы все: страх, надежду, равнодушие… но верность!

Вейдер повернулся к ней спиной и медленно отшел в дальний угол комнаты. Там он и остался, неподвижно глядя в окно и спрятав руки под складками плаща.

- Это сложно объяснить… Нас связывало гораздо большее, чем можно было бы предположить со стороны. Но, наверное, самое главное - я все время чувствовал себя чем-то меньшим, чем просто человек. Когда случилось то, что теперь заставляет меня носить вот это, я почти умер. Я остался в живых только потому, что был нужен Палпатину. Я не просил его спасать мне жизнь. Тогда я почти успел смириться со своей смертью. Но Палпатин решил иначе. Фактически, мне приказали жить дальше, и я подчинился.

Лею передернуло от отвращения. То, что она слышала было … противоестественно. Вейдер всегда казался ей сильной личностью. Чтобы нечто могло настолько сломить его волю… Ситх слегка шевельнулся, и принцессе показалось, что под плащом его пальцы стиснули плечо.

- Тогда же я потерял Падме – так звали вашу мать, - продолжил Темный Лорд тем же непривычно тихим и мягким голосом, - и, как я думал, нашего неродившегося ребенка. Так что служение Палпатину и Империи осталось единственным, что у меня еще было. Я исполнял любые приказы моего повелителя, потому что был создан им именно для этой цели. Какая-то часть меня умерла. Когда я только пошел за Палпатином, я хотел изменить мир, сделать всех счастливыми… Вот этой глупой юношеской мечтательности я тогда и лишился. Как будто я отгородился от окружающего мира невидимой стеной. Точнее всего это можно описать словом «безразличие». Наверное, Палпатин был доволен таким моим состоянием. По крайней мере, он делал все возможное, чтобы я еще больше замкнулся в себе. Именно так ко мне прилип ярлык придворного палача. В моем лице императору требовалась машина, готовая делать что угодно без возражений или даже раздумий. Я не стал разочаровывать его. Я считал, что, если он дал мне эту вторую жизнь, которая мне самому все равно была не нужна, он имеет право сделать из меня все, что пожелает…

Органа нервно сглотнула. К горлу подкатывала тошнота. Ей было даже стыдно за себя. Ведь этот человек только что открыл ей свою душу. Как ни странно, она ему верила. Раньше она сомневалась в каждом сказанном им слове. Сейчас она точно знала, что вот ЭТО правда. И Вейдер сумел вырваться из такого состояния. Но принцесса не могла избавиться от какого-то непонятного чувства не то презрения, не то жалости. Как он мог позволить сделать с собой такое?! И ведь от этого пострадал не только он сам, но и миллиарды ни в чем не повинных существ, кровь которых на его руках…

- Я чувствую, если я продолжу, вы заткнете уши и потребуете, чтобы я замолчал, - с горькой иронией заметил Темный Лорд после небольшой паузы.

Что?! Он же стоит к ней спиной! Откуда он… Он что читает ее мысли?! Лея почувствовала вспышку ярости.

- Вы… Я думала, что вы жестокий самовлюбленный монстр! Но вы еще хуже! – не владея собой, выпалила она.

- Кажется, мой рассказ произвел на вас впечатление, - насмешливо заметил Вейдер, но потом перешел к совершенно серьезному тону. – Я не хотел этого. Я всего лишь хотел помочь вам. Мне больно видеть то, что делают с вами ваши страхи и сомнения.

- Мне не нужна помощь… от вас! – снова теряя контроль, заявила принцесса. Так он еще и знает о ее страхах! Осознание собственной прозрачности и беспомощности было просто невыносимо.

- Полчаса назад, когда вы были спокойнее, вы так не считали, - невозмутимо возразил Темный Лорд. – Иначе, почему мы сейчас здесь?

Лея резко выдохнула. Ситх прав. Но от этого она вовсе не начинала злиться меньше. И вообще, он что, так и собирается весь разговор простоять к ней спиной?

- Не знаю, - процедила сквозь зубы Органа. – Иногда мне кажется, что я вас ненавижу. Иногда я думаю, что хотела бы понять вас, как Люк… Но, чем больше я узнаю вас, тем меньше понимаю!

Темный Лорд медленно отвернулся от окна.

- Я сам понимаю себя с трудом. Все было так просто, пока не появился Люк. А теперь я запутался не меньше вас. Но… я раскаиваюсь во многом из того, что сделал. Раньше я считал, что у меня не было выбора. Сейчас я понимаю, что это не так.

Лея почувствовала, как ее лицо заливается краской. Если он собрался попросить у нее прощения… Нет это уже слишком! Она могла разговаривать со своим врагом, но это… Напрасно она заговорила о Люке и понимании. Она еще ОЧЕНЬ далека от этого.

- Оставьте эти слова для репортеров, Лорд Вейдер, - резче, чем она хотела перебила принцесса. – Вы вчера очень красочно расписывали, как вас потрясло уничтожение Алдераана.

- Вы считаете, что это неправда, ваше высочество? – тоже резковато спросил ситх; от него почти осязаемо повеяло холодом, но Лею уже понесло вперед и так просто останавливаться она не хотела.

- А как же ваши россказни про безразличие и покорность? – вызывающе спросила она, с удовольствием отметив, что Вейдер вздрогнул. – Или вы это придумали?

- Я не имею привычки придумывать, - ледяным тоном заявил Темный Лорд. – Мне казалось, мы уже достигли определенного уровня взаимопонимания. Но вы беретесь рассуждать о вещах, о которых не можете иметь никакого понятия.

- Я не могу иметь понятия об уничтожении Алдераана?! Это же мой дом, моя семья! Это десять миллиардов мирных жителей! Это целая планета, которую вы уничтожили меньше, чем за минуту! Что из всего этого ВЫ можете понять? Да вы, наверное, смотрели на все это как на развлечение, забавную игру, демонстрацию мощи…

Лея едва не задохнулась от ярости и боли при воспоминании о том дне.

- Развлечение? – судя по голосу, Вейдер рассмеялся бы, если бы мог это сделать. – А вы знаете, что в этот момент я чувствовал боль всех этих десяти миллиардов мирных жителей так же, как сейчас чувствую вашу слепую ярость, которая убивает ваш разум?

- И это для вас что-то значит? – усмехнулась Органа. – Вы могли бы и так догадаться, что они не будут, умирая, цвести от удовольствия!

- Вы не понимаете…

- Не понимаю чего? – перебила принцесса. – Может быть, вы мне это покажете? Я же тоже, вроде как, могу ощущать эту вашу Силу!

- Вы сумасшедшая! Вы не выдержите и секунды. У вас же нет никакой подготовки.

- Вот как?! – Лея рассмеялась. – Так вы, правда, можете не только прочитать мои чувства, но и поделиться со мной своими? А я-то думала, почему на Звезде Смерти мне так хотелось рассказать вам, где база Альянса? Дело, оказывается не только в сыворотке! Может, я и сейчас пришла сюда потому, что вы мне это внушили?

Она чувствовала, что потеря контроля превосходит безопасные границы, но не могла остановиться… это было так опьяняюще… стоять напротив воплощения своих страхов и все сказать ему в лицо!

- Вы рассуждаете нелогично. Если я не смог справиться с вами тогда, как я сделаю это сейчас, когда вы стали старше и сильнее? - холодно заметил Темный Лорд.

- Так вы поделитесь со мной впечатлением от гибели планеты? – неожиданно для самой себя спокойно спросила Лея. Все же она хотела пройти до конца… Увидеть все.

- Зачем вам это? Разве вам недостаточно собственной боли? Неужели вы хотите пройти через это еще раз?

Органа глубоко вдохнула. Ей надо успокоиться. Она и так ведет себя более, чем странно. Но она должна узнать…

- Да, я хочу! – уверенно заявила принцесса. «Если ты способен испытывать боль, я хочу это увидеть!»

- Вы приняли странное решение, но если вы считаете, что вам от этого станет легче, я покажу вам все, - согласился Темный Лорд, снова возвращаясь от привычной холодности к несвойственной ему мягкости. – Это непросто, но я думаю, вы сможете. Постарайтесь открыть свое сознание, представьте себе, что вы это я.

Лея едва не приоткрыла рот, но все же постаралась сделать то, что от нее требовалось. У нее возникло очень неприятное ощущение того, что в ее голове появляется что-то лишнее. Так же, как тогда, на Звезде Смерти…

- Я сказал: представьте себе, что вы это я, а не сконцентрируйтесь на негативных эмоциях, - заметил Вейдер, неожиданно прервав это странное ощущение. – Так ничего не выйдет.

Стиснув зубы, принцесса постаралась выбросить из головы ненависть и подумать об их родстве… Это было непросто, но вскоре она вдруг обнаружила, что видит себя со стороны. Она почувствовала сострадание и раскаяние по отношению к миниатюрной девушке в камуфляже... самой себе! Еще она поняла, что не может дышать, вместо легких работал респиратор маски, и комната стала выглядеть немного иначе с высоты большего роста. Лея хотела бы испугаться, но на это не было времени: ее все больше охватывали новые впечатления, в которых начинало растворяться ее собственное я.

Она начала погружаться в пучину воспоминаний. Необычайно четких, из которых со временем не стерлась ни одна деталь.

Командный зал Звезды Смерти… Самодовольная физиономия Таркина, ужас и растерянность принцессы. Разочарование и боль, которые никому нельзя показать. Двадцать лет служения Палпатину надежда не умирала. Но это… это то, что навсегда проложит пропасть между Учеником и его Темным Учителем. Рука на плече девчонки сжалась сильнее, сейчас эта маленькая храбрая бунтовщица стала неожиданно близкой: она единственный человек в командном зале, кому тоже больно. И она ведь уже сказала, где база Альянса (если только она не солгала, но различить правду и ложь в этом раскрывающемся аду…), значит можно помочь ей, постараться заставить ее на этот миг забыть, что здесь происходит. Но принцесса слишком сильная для того, чтобы можно было это сделать…

Несмотря на попытки их отогнать, образы будушего вырисовывались все яснее. Разрушение. Боль. Смерть. Жаль, что Палпатин так далеко отсюда и не сможет испытать это полностью, а услышит лишь отголоски Силы… Сейчас это станет настоящим, это уже неотвратимо.

Луч суперлазера достиг голубоватого шарика планеты. В ответ пришла почти видимая мощнейшая волна боли…

Лея пронзительно закричала, обхватив голову руками. Видение тут же исчезло. Она снова чувствовала себя самой собой и находилась в комнате императорского дворца рядом с Вейдером…

Но не все вернулось на свои места. Органа чувствовала себя как-то иначе. Как будто до этого она была слепой, а сейчас впервые взглянула на мир. Она чувствовала, как кипит жизнь во дворце. Тысячи людей, их настроение. Центр Империи и невообразимое число живых существ… Где-то на окраинах ее расширившегося сознания – другие планеты, уже сливающиеся в немыслимый водоворот…

А в центре всего этого, внутри нее, стремительно разгоралось черное пламя, подпитываясь ненавистью, болью и страхом… И… Лея начинала чувствовать в себе новые силы и возможности. Ее переполняла непонятная энергия, требуя действия…

- Не делайте этого! Вы не умеете обращаться с Силой. Вы убьете себя!

Вейдер… Его она чувствовала особенно ярко. В отличие от остальных он не вписывался в поток энергии, а искажал ее течение. А ведь это именно он вызывает ненависть! Кажется. Впрочем, какая разница… «Нет! Что со мной происходит?! Я не хочу этого!» Но Лея уже не могла сопротивляться. Чтобы ни было там, внутри нее, это было сильнее, чем ее разум. Она почувствовала, что Темный Лорд снова пытается войти в ее сознание, чтобы помочь ей избавиться от власти ненависти и жажды разрушения. Ну уж нет! Она убьет себя? Пусть! Но сначала…

Принцесса протянула вперед руку, и с ее пальцев сорвалась молния. К сожалению, разряд бесследно исчез, достигнув руки Темного Лорда. Следующие постигла та же судьба. Лея видела, что молнии не могут пробить защиту ситха и начинала слабеть, но она чувствовала изумление и ужас врага, это придавало ей сил.

- Лея, сейчас ты ничего не сможешь мне сделать. Но после того, как ты пройдешь обучение, ты, возможно, станешь сильнее, - совсем другим, холодным, расчетливым голосом сказал Вейдер, но принцесса почувствовала, что он лжет. Он вовсе не собирается учить ее тому, что она сечас открыла.

Отходя назад, Органа возобновила феерическое представление. У нее кружилась голова и дрожали колени, но она не собиралась сдаваться.

Темный Лорд понял, что она не верит ему и сменил тактику.

- Лея, подумай о Люке, о Соло, ты можешь их потерять, - на этот раз принцесса не чувствовала лжи, но ее ненависть была сильнее…

Она приготовилась к тому, чтобы вложить все оставшиеся силы в новый удар.

- Лея, ты не оставляешь мне выбора!

На этот раз разряд не исчез, а вернулся обратно. Ослепительные молнии Силы охватили тело принцессы, причиняя невероятную боль и словно высасывая остатки сил. Последнее, что она успела понять, прежде чем потерять сознание, это то, что нечто поддерживает ее, не давая упасть.

Преодолевая собственный шок, Вейдер положил Лею на стол (ничего лучше в комнате не оказалось). Ее жизни ничего не угрожало, но… Вот уже второй раз он стоял рядом с неподвижным телом своего ребенка. Это было слишком! И снова он сам виноват в этом…

Он слишком поторопился отгородить дочь от своих воспоминаний, слишком был сам выведен ими из равновесия. Конечно, это надо было делать аккуратнее, чтобы случайно не навредить Лее. Но такое! Чтобы совершенно не обученный человек вошел в контакт с Темной стороной Силы на уровне, возможном только для полностью тренированного ситха! Как эта девчонка вообще смогла ощутить Тьму?! Неужели она заглянула в него глубже, чем он мог ей позволить?

Разумеется, Лея не смогла контролировать, охватившую ее стихию… Она, действительно, могла бы погибнуть!

«Так, успокойся… Больше ошибки быть не должно…» - мысленно сказал себе Темный Лорд. Девчонка стала очень сильной. Почти такой же, как он сам… После поединка с ней ситх чувствовал себя слишком истощенным и физически, и морально, чтобы немедленно приступить к целительству. Хорошо еще, что комната звуконепроницаема, а он отключил камеры слежения, иначе сюда сбежалась бы куча охраны…

Что будет с Леей, когда она придет в себя? Не без некоторого смятения Вейдер понял, что не знает этого. Раньше НИКТО и НИКОГДА не знакомился с Темной стороной таким образом. Может быть, все вернется в норму, а может и нет… Тьма не оставляет так просто того, кто узнал, что это такое. Но Лея еще даже не может просто спокойно ощутить Силу вокруг себя… Как же тогда она сможет подвергаться влиянию Темной стороны?

Его дочь не станет ситхом! Он не допустит этого. Или… Она была бы великолепна. Она словно рождена для того, чтобы повелевать. Темный Лорд с легкостью представил ее своей истинной наследницей. Да, наверное, она была бы лучше него… Но скольким ей придется пожертвовать для этого! Она, конечно, не такая, как Люк, но и для нее это было бы слишком тяжело… Нет, он не будет учить свою дочь Тьме. Достаточно одного Скайуокера, ступившего на этот путь.

Вейдер вдруг подумал, что обо всем этом скажет Люк… Юный джедай уж точно не захочет, чтобы его сестра стала ситхом. А ведь отношения с сыном уже начинали налаживаться! Сколько же изменится с появлением дочери…

«Все зависит от тебя, Лея, - подумал Темный Лорд. – От того, чем ты станешь, когда откроешь глаза.»

Сконцентрировавшись, Вейдер начал осторожно после недавнего трагического опыта погружать принцессу в целительный транс. К счастью, она не пострадала физически. Просто недопустимая для нее концентрация Силы истощила ее. Это нетрудно исправить. В отличие от других возможных последствий…

Лея медленно открыла глаза… и попыталась отшатнуться, увидев в полуметре от своего лица маску ситха. Темный Лорд ощутил болезненный укол: он почти забыл, что его дочь – это и его враг. Но после того, как прошел первый порыв, принцесса посмотрела на него совсем другими глазами; в них было, если не примирение, то, уж точно, - понимание… Но в них был и страх. Не страх перед ужасным Лордом Ситхов, а страх перед тем, что только что произошло с ней.

Лея не раздумывая взялась за его руку, чтобы сесть на столе. Ее лицо все больше искажалось от волнения. Сейчас она больше не чувствовала Силу, но она в точности сохранила все воспоминания.

- Что со мной произошло? – испуганно спросила принцесса, еще крепче стиснув руку Темного Лорда.

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™