<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 3.

- После того, как генератор защитного поля будет установлен, отправьте половину рабочих в отпуск. Поставка материалов и оборудования будет проходить в десять раз медленнее, чем предполагалось прежним графиком. Больше нет смысла изматывать ваших людей непрерывной работой.

- Как прикажете, Лорд Вейдер, - лишенным каких-либо эмоций голосом ответил мофф Джерджерод. Но он не смог скрыть от ситха разочарование.

Вейдер еще раз задумался, правильно ли он поступает, доверяя такому человеку Звезду Смерти. Слишком много уязвленной гордости и амбиций… Чудовищная станция давала Джерджероду ощущение собственной значимости. При Палпатине он вполне рассчитывал стать чем-то вроде Таркина… А приостановка строительства Звезды Смерти наглядно демонстрировала честолюбивому моффу, что пришли другие времена.

Но все же Темный Лорд решил оставить Джерджерода на его месте. Во-первых, мофф не создавал впечатления законченного идиота, который не устоит перед соблазном, оставшись без жесткого контроля, опробовать новую игрушку. Во-вторых, пока на Звезде Смерти нет гипердрайва, никто не сможет увести ее из системы Эндора, а гипердрайв, способный сдвинуть такую громадину существует в Галактике в единственном числе и неоконченном виде. В-третьих, то, что Джерджерод не лишился места показывало остальным, кто был назначен на командные должности не Вейдером, а самим Палпатином, что не время впадать в панику. Наконец, строительство станции было делом, на которое Темному Лорду не хотелось отвлекать кого-то из своих надежных людей. Так что польза от такого решения явно перевешивала риск.

Молча кивнув моффу головой, Вейдер отключил связь.

Очень захотелось тяжело вздохнуть. Вот оно. Самое страшное. Он сделал все, что было запланировано на сегодня. И теперь уже ничто не отвлечет от мыслей о себе.

- Лорд Вейдер, Люк Скайуокер только что совершил посадку в главном ангаре, - доложил Пиетт, поднимаясь из вахтенной ямы.

- Отлично, пусть его проводят сюда, - не отворачиваясь от иллюминаторов, распорядился ситх. Он чувствовал себя немного виноватым из-за того, что полтора часа назад позволил себе сорвать на Пиетте дурное настроение. Если их первый разговор о Звезде Смерти можно было считать попыткой изменения отношений к лучшему, то следующий был ни чем иным, как моральным издевательством. Вейдер прекрасно помнил чувства, которые вызывало в нем самом анологичное поведение Палпатина. Пиетт такого вовсе не заслуживает. Но дело было сделано. А как загладить вину Темный Лорд не мог придумать. Оставалось лишь в будущем держать себя в руках. – Рассчитайте курс на Фондор. Отправляемся, как только будете готовы.

- Так точно, сэр, - адмирал четко развернулся и отдал приказ лейтенанту-навигатору.

Вейдер оглянулся ему вслед. Хуже всего было то, что Пиетт не испытал ничего и близко похожего на обиду. Только страх. Похоже, адмирал решил, что неприятный разговор – всего лишь маленький безобидный каприз ситха по сравнению с перспективой быть задушенным за какую-нибудь глупую ошибку. Почти правильно. Темный Лорд сам приучил своих людей всегда ждать от себя худшего. Почти правильно…

Пытаясь отогнать тягостные мысли, Вейдер снова принялся рассматривать силуэт недостроенной Звезды Смерти. Солнечный свет отражался на броне станции золотистыми нитями, придавая ей необычайно красивый, волшебный вид. Трудно было поверить, что этот неровный сверкающий шарик только что побывал в центре ожесточенного сражения. Трудно было поверить, что такая вещь сама по себе могла быть самым смертоносным оружием из когда-либо созданного.

«Исполнитель» начал медленно разворачиваться, чтобы уйти из гравитационного колодца Эндора. Вместо Звезды Смерти стали видны корабли повстанцев, тоже начинающие группироваться для гиперпрыжка. Потом их сменили бесконечные огоньки далеких звезд. Темный Лорд всегда любил смотреть на звезды. Но сейчас они только заставляли забыть обо всем окружающем и смотреть в себя.

Наверное, Палпатин был величайшим из всех ситхов. Вейдер знал, что таким ему не стать никогда. Но он и не хотел этого. Никогда не хотел. Для этого нужно отдать себя Тьме полностью. Забыть все, что дорого и жить ради власти. Наслаждаться каждым мигом необыкновенного могущества. Чувствовать в себе самом весь мир. И знать, что совершенен в нем только ты сам… Таким был раньше Палпатин. Или казался… Тот Палпатин вызывал восхищение. А человек, который умер сегодня... Почти сумасшедший, доведший жажду власти до стремления к полному порабощению, начавший править не превосходством, а страхом перед грубой силой. И все же смерть бывшего повелителя оставила в душе Вейдера болезненную рану. Словно что-то умерло в нем самом.

«Учитель, я поверил вам, я следовал за вами … сколько мог. Но ваш путь ведет в никуда. Посмотрите, во что превратились вы сами. Неужели вы стремились именно к этому? Или вы хотели этого избежать но не смогли? А я… Смогу ли я не повторить ваших ошибок?»

Может, сейчас Палпатин и слышал этот вопрос, который Вейдер никогда не решался ему задать при жизни, но какое значение теперь имеют для него сомнения бывшего ученика? Сила не давала никакого ответа на вопрос. Вместо этого «Исполнитель» ушел в гиперпространство, и картина звездного неба сменилась бешеным водоворотом света. Темный Лорд полуприкрыл глаза. То, что он видел перед собой так соответствовало тому, что он чувствовал в себе.

Раньше он был слишком нетерпелив и несдержан, чтобы стать великим джедаем. Потом стал слишком безразличным к себе самому, чтобы быть настоящим ситхом. А сейчас появился Люк, и Вейдер запутался в самом себе окончательно. Единственное, что он понял, так это то, что ошибся, считая единственным оставшимся смыслом своей жизни служение Палпатину. Все ошибались. И джедаи с их одряхлевшими принципами, и Палпатин с его беспринципностью. И все заплатили за свои ошибки. Но как выпутаться из того, что они оставили после себя?

Темный Лорд уже чувствовал нетерпеливое желание Люка задать сотню вопросов. Что же он скажет этому доверчивому мальчику, если половины не понимает сам? И почему он продолжает считать Скайуокера мальчишкой? Ведь Люк уже старше, чем был он сам, когда стал ситхом. Но как трудно, глядя на человека, готового бескорыстно броситься на помощь любому и пытающегося увидеть добро даже там, где это исключено, считать его взрослым…


В ангар, рассчитанный на ДИ-шки, «крестокрыл» не хотел вписываться никоим образом, поэтому пришлось поставить его среди лямбда-челноков.

- R2, оставайся здесь, потом я вернусь за тобой, - распорядился Люк, спрыгнув на пол.

Астродроид недовольно чирикнул, но остался сидеть в гнезде. Оглядевшись по сторонам, Скайуокер заметил, что к нему приближается молодой имперский офицер. Кажется, энсин.

- Добрый день, мистер Скайуокер, - как-то нерешительно обратился к Люку молодой человек, и джедай с удивлением понял, что имперец его боится.

Люк постарался улыбнуться как можно дружелюбнее, но прежде, чем он успел ответить на приветствие, энсин продолжил:
- Пожалуйста, следуйте за мной. Лорд Вейдер ожидает вас на мостике.

Все еще улыбаясь, Скайуокер кивнул головой и направился к лифтам вслед за своим проводником. От удивления по поводу испуганного состояния имперского офицера его отвлек вид ангара. Нечто подобное Люк видел только на Звезде Смерти. Ровный до миллиметра ряд лямбда-челноков производил потрясающее впечатление. Неужели, тем, кто здесь работает, больше делать нечего, как поддерживать такой порядок? На кораблях Альянса ничем подобным никто не занимался. Люди в ангаре украдкой бросали на джедая любопытные взгляды. Они тоже чего-то опасались.

Пока Скайуокер глазел по сторонам, энсин успел вызвать лифт и терпеливо ждал у дверей. Бросив свое увлекательное занятие, Люк вошел в кабину. По-прежнему молча имперец набрал на панели управления уровень мостика, и лифт плавно пошел кверху. Джедай снова, как и пару часов назад, отметил, что на каламарианском крейсере их бы сейчас вжало в пол ускорением. А импы вот не поленились поставить инерционный компенсатор.

Едва заметная вибрация показала, что «Исполнитель» ушел в гиперпространство. Люк постарался ощутить присутствие отца, но как и раньше чувствовал лишь знакомое средоточие Темной стороны. Никаких эмоций, как в случае с другими существами, где Сила давала больше информации, чем глаза. Анакин по-прежнему оставался совершенно закрытым.

Устав от бесполезной попытки заглянуть под еще одну маску отца, Скайуокер принялся как можно более ненавязчиво разглядывать проводника. Это был молодой человек немного постарше Люка и на голову выше ростом. Продолговатое смуглое лицо казалось бы красивым, если бы не было слишком напряженным. Поймав на себе взгляд Скайуокера, энсин поспешно опустил глаза, хотя до этого тоже занимался изучением внешности спутника.

Может, стоит спросить имя этого молодого человека? Немного подумав, Люк отказался от такой идеи. Он чувствовал, что единственное, что на данный момент хочет его проводник, - это оказаться на расстоянии не меньше километра от него. Тоже опустив глаза, Скайуокер задумался, в чем причина такой популярности. Неужели этот энсин уже знает, что имеет дело с сыном Дарта Вейдера? Вряд ли… Тогда что же такое заставляет его бояться? Уж точно не то, что перед ним повстанец…

Лифт остановился. За дверями оказался обычный серый коридор. Имперец свернул налево, Люк последовал за ним. На этот раз идти оказалось намного ближе, чем до конференц-зала. Несколько поворотов и, пройдя через два восьмиугольных проема, джедай оказался на мостике суперразрушителя.

Вопреки ожиданиям мостик был совершенно обычным. Но так тоже получилось очень интересно. Раньше Скайуокер никогда не видел в живую мостик звездного разрушителя. Почти круглое помещение с двумя вахтенными ямами, разделенными узким прямым перешейком. За ними полоса трапециевидных иллюминаторов. Впереди несколько экранов и терминалов.

Анакин стоял спиной к Люку, глядя в гиперпространственную мозаику света. Спустя секунду отец повернулся, едва заметным жестом приглашая юного джедая подойти ближе.

Стараясь игнорировать настороженно любопытные взгляды себе в спину, которые он тем не менее чувствовал, Скайуокер пересек мостик и оказался рядом с отцом. В это же время подошел невысокий, относительно молодой человек в адмиральской форме, которого Люк видел сегодня за столом переговоров. Адмирал остановился в трех шагах, встревоженно глядя на Анакина.

- Милорд, только что задержали человека, который пытался вывести из строя главный реактор, - взволнованно доложил он.

От удивления у Люка едва не отпала челюсть. Если бы диверсант добился успеха, «Исполнитель» взорвался бы в гиперпространстве, не оставив ни малейшего намека на то, что же случилось на самом деле. И кто-то был готов для этого пожертвовать жизнью.

- Повреждения? – коротко спросил Анакин.

- Никаких, милорд. Но восемь штурмовиков погибли при задержании диверсанта.

- Он был один?

- Да, милорд. Скорее всего. Я уже поднял по тревоге все штурм-подразделения. Если у него были сообщники, их найдут.

- Отлично. Кто этот человек? Он жив? – уже совершенно спокойно, без тени гнева спросил Анакин.

Люк заметил, что все на мостике пытаются прислушиваться к разговору. Подавляющая атмосфера страха не исчезла, но к ней примешивалось нечто очень похожее на восхищение. Джедай понял, что эти люди боятся его отца, но верят, что одно его присутствие решит все проблемы. Такого Люк не ожидал. Оказывается, несмотря на репутацию бездушного монстра, отец сумел заставить своих людей верить в него.

- Он жив, но без сознания из-за парализатора, - ответил адмирал. – Наши люди не смогли опознать его. Вы желаете допросить его?

- Да.

Люк невольно вздрогнул. То, каким тоном было произнесено это «да» не предвещало диверсанту ничего хорошего.

- Адмирал, сообщите мне, если произойдет что-то еще, - приказал Анакин, быстрым шагом направляясь к выходу. – Люк, иди со мной, если это кто-то из повстанцев, ты, возможно, сможешь мне помочь.

Скайуокера просто передернуло от перспективы присутствовать на допросе, но он тем не менее поспешил следом, стараясь не отстать от стремительно шагающего отца. По дороге его посетила не самая приятная мысль о том, на кого он будет похож, если неизвестный диверсант и вправду окажется повстанцем.

- Люк, если ты не хочешь в этом участвовать, лучше скажи прямо, - мягко предложил Анакин. – Я не хочу причинить тебе боль.

- Нет, все в порядке, - заверил его Люк. «Так я по крайней мере увижу, что ты сделаешь, и не буду терзаться мрачными подозрениями.»

- Хорошо, но я честно предупреждаю тебя, что не дам снисхождения этому человеку. Особенно, если это тот, кого я подозреваю.

Скайуокер очень внимательно посмотрел в визоры маски, но не извлек из этого никакой полезной информации. Зато он почувствовал холод и пустоту, которые сейчас почти осязаемо исходили от Анакина. Юный джедай мог только представлять, какая буря Темной стороны Силы сейчас скрыта за внешним спокойствием.

- Отец, ты спас меня от Тьмы. Но почему ты сам не обратился к Свету? – требовательно спросил Люк.

- Неужели Йода и Оби-Ван не говорили тебе, что это невозможно? – на этот раз удивление Анакина было настолько сильным, что джедай это почувствовал. – Никто не возвращается к Свету. Никогда.

- То есть ты хочешь это сделать? – переспросил Люк, хватаясь за скрытый смысл слов.

- Нет, Люк. Потому это и невозможно, что тот, кто познал Тьму никогда не захочет вернуться к Свету. Теперь она часть меня, от которой я уже не могу отказаться. Я не хочу, чтобы это случилось с тобой, потому что тогда я потеряю тебя… То есть, тебя таким, какой ты есть. Но в случае со мной уже невозможно вернуть прошлое.

- Но я чувствую в тебе добро! – отчаянно возразил Скайуокер.

- А кто сказал тебе, что Темная сторона – это зло в чистом виде? – спросил Анакин, совершенно поставив Люка в тупик; это было все равно, как если бы отец спросил уверен ли он, что на Хоте есть снег. – В большинстве случаев она ведет к злу, но она всего лишь способ использования Силы. К ней приходят черех ненависть и страх, но остальное зависит от того, позволишь ли ты им не только поддерживать, но и вести тебя, или нет. Темная сторона опасна, потому что ее слишком трудно контролировать, а если дать ей свободу, она опустошает. Примерно это произошло с Палпатином, когда он, наконец, добился власти. Но я помню его совсем другим человеком. Тогда он был достоин восхищения.

Анакин замолчал, пропуская группу штурмовиков, шедших навстречу. Люк не мог ничего сказать в ответ. То, что он сейчас услышал, не хотело согласовываться с тем, чему его учили.

- Да, ты прав, Люк, - подтвердил отец, видимо, почувствовав причину его недоумения, - Йода не похвалил бы тебя за то, что ты меня сейчас слушаешь.

- Да-а… Очень ободряет… Скайуокер подавил вздох.

- Но тебе все равно никогда не стать таким же, как джедаи времен Республики. Хотя бы потому, что несмотря на все, чему тебя учили, ты все же пришел ко мне, - продолжил Анакин. – Сейчас совсем другие времена. Поэтому постарайся вообразить на минуту, что никто, даже Йода, не может быть всегда прав, и взглянуть на мир собственными глазами. Джедаи считали себя хранителями мира и справедливости, но они не справились со своей задачей. Не стоит повторять их ошибки. Ты избрал путь Света, и я помогу тебе, как сумею. Но то, к чему ты хочешь прийти, ты должен будешь понять сам. Кроме тебя, этого не может знать никто.

На этом их разговор был окончен, потому что они пришли к энергоотсекам. Здесь кипела активнейшая деятельность. Штурмовики прочесывали эту часть корабля вдоль и поперек. И визуально, и с помощью сканирующего оборудования.

- Лорд Вейдер, больше никого не обнаружено, - доложил подошедший офицер. – Задержанный находится здесь, - добавил он, указывая рукой на дверь справа.

Темный Лорд кивнул головой и вошел в небольшое помещение, охраняемое четырьмя штурмовиками. Преодолевая внезапно нахлынувшее волнение, Люк тоже вошел и посмотрел на диверсанта. Определенно, раньше он никогда не встречал этого человека.

- Я знаю, кто он, - сказал Анакин, чуть наклонившись над креслом, к которому был прикован двумя парами наручников задержанный. – Это человек из личной гвардии Императора.

Люк, невольно заинтригованный, присмотрелся к диверсанту внимательнее. Да, такого редко встретишь посреди улицы. Высокого роста, в отличной физической форме. Даже будучи без сознания и привязанным к креслу, гвардеец производил впечатление опасного человека.

- Милорд, я уже вызвал медика, чтобы привести задержанного в чувства, - вмешался офицер, встретивший их в коридоре.

- Предоставьте это мне, - возразил Анакин, и офицер тут же испуганно отошел, но сделал штурмовикам знак быть наготове, когда диверсант очнется.

Люк очень внимательно следил за тем, как отец положил руку на лицо гвардейца и воспользовался Силой. Оказывается, Темный Лорд умел исцелять не хуже, чем убивать. Через две секунды диверсант открыл глаза. На мгновение в них отразилась растерянность, но лишь на очень короткое мгновение. А потом все утонуло в бешеной ненависти.

- Предатель! – прошипел сквозь зубы гвардеец, его руки яростно вцепились в подлокотники кресла.

Люку показалось, что сейчас этот человек попытается вскочить вместе с креслом и броситься на Дарта Вейдера с голыми, да еще и скованными руками. Но гвардеец этого не сделал, видимо, отлично понимая, что ему не сдвинуть с места кресло, прикрепленное магнитными захватами, да и от такой атаки в любом случае было бы мало пользы. Вместо этого он даже расслабился в кресле и немного откинул назад голову, прямо глядя в ненавистную маску врага. Без тени страха. Скайуокер сразу понял, что легенды, ходившие об алой гвардии Императора не так уж далеки от истины. А вот почему кто-то может быть так фанатично предан Палпатину, осталось для юного джедая загадкой.

Анакин никак не отреагировал на обвинение в предательстве. Или ему было глубоко безразлично, что думает о нем провалившийся диверсант … или он действительно чувствовал себя виноватым… Последняя мысль причинила Люку боль. Неужели Император по-прежнему имеет над отцом такую власть?

- Значит, ты пришел сюда только для того, чтобы убить меня? – медленно спросил Анакин; он говорил тихо, но в его голосе звучала сдерживаемая ярость.

Гвардеец тонко улыбнулся, ничего не отвечая. Он осознавал, что не выйдет отсюда живым и уже не сможет никому причинить вред, а остальное ему похоже было безразлично. Люк еще раз присмотрелся к диверсанту. Суровое лицо человека много повидавшего в жизни и не привыкшего отступать перед трудностями. Но ведь ему еще даже нет тридцати! Сложись иначе, у него все могло бы быть впереди…

- И ты пришел один?

Ответа снова не последовало, но на этот раз Анакин не удовольствовался молчанием. Люк ощутил волнение Силы, и до этого отрешенно спокойное лицо гвардейца исказилось от страшной боли; спустя еще пару секунд сквозь стиснутые зубы прорвался сдавленный стон. Джедай почувствовал, что сейчас сам начнет корчиться от боли, если немедленно не отгородится от окружающего. Но даже сквозь экран Силы он продолжал улавливать особо яркие вспышки боли.

К счастью, скоро все кончилось. Несчастный диверсант сидел тяжело дыша и глядя в никуда остекленевшими глазами. Люк вдруг понял, что только что произошедшее не было пыткой. Но это было грубое насильственное вторжение в сознание человека, который хотя и не имел ни малейшего понятия о Силе, неосознанно пытался противостоять воздействию Темного Лорда. Скайуокеру стало жаль диверсанта. Отец поступил с ним жестоко. Наверняка, существовал другой путь.

Тем временем Анакин, совершенно утратив интерес к пленнику, повернулся к офицеру:
- У нас на борту еще двое его сообщников, - уверенно сказал он. – Найдите их немедленно. Но помните: никакого геройства. Они намного опаснее, чем вы думаете.

В подтверждение его слов гвардеец, как оказалось, не терял времени даром. Неожиданно оказавшись свободным от наручников, он с быстротой молнии бросился на Анакина. Никто из штурмовиков не успел даже шевельнуться, и только невероятная реакция позволила Темному Лорду развернуться и перехватить руку нападавшего. К тому времени, как все опомнились, на полу лежал труп диверсанта.

Люк, пришедший в себя немного раньше остальных уже успел потянуться к отцу Силой и понять, что все в порядке.

- Вы целы, милорд? – с тревогой спросил кто-то из штурмовиков.

- Да.

Люк встал рядом с мертвым телом на колени и посмотрел в лицо неудавшегося убийцы. Оно казалось почти умиротворенным, не выражая больше ни ненависти, ни презрения, ни боли. Джедай рассмотрел, что вместо левой руки у бывшего гвардейца протез, в котором было скрыто небольшое острое лезвие. Видимо, именно с его помощью диверсант сумел быстро и незаметно расстегнуть наручники. Да, этот человек определенно был профессионалом высочайшего класса. И все же против ситха у него не было ни единого шанса.

Анакин уже стоял около двери, глядя на джедая. Его непроницаемая маска, казалось, вполне выразительно намекала, что делать здесь больше нечего.

Люк поднялся и пошел следом.

- Почему ты так поступил с этим человеком? - укоризненно спросил Скайуокер-младший, чувствуя запоздалые муки совести из-за своего бездействия.

- А что я должен был с ним делать? – почти насмешливо переспросил отец, но тут же вернулся к серьезному тону. – Этот человек ради того, чтобы отмстить лично мне, хотел убить тысячи людей, никого не предававших. По-твоему, он заслуживает сочувствия?

Люк опустил глаза. По-своему, Анакин прав. То, что он сделал, справедливо. Но безжалостно…

- Ты мог бы дать ему второй шанс… - все же возразил юный джедай, не замечая, что его слова звучат двусмысленно.

- Второй шанс для чего? Поверь мне, такие люди очень редко пользуются вторым шансом на благо. Он всего лишь попытался бы убить меня еще раз. Что, впрочем, и так сделают его товарищи.

Люк не до конца уверился в правоте отца, но понял, что спорить дальше бесполезно. Зато он заинтересовался более практичным вопросом:
- Куда мы идем?

- У меня еще есть пара неотложных дел на мостике, а тебе я предложил бы пойти выспаться, хотя я сомневаюсь, что ты прислушаешся к такому совету…

Такого Скайуокер точно не ожидал.

- А как же те двое?..

- Они сами найдут меня, - ответил Анакин тоном, слишком уж легкомысленным для столь важного вопроса. – Они здесь для того, чтобы убить меня. Возможность уничтожить «Исполнитель» они уже упустили. Им сейчас не проникнуть ни к реактору, ни к торпедным складам, ни даже к гипердрайву. Там выставлена такая охрана, что я сам на их месте задумался бы, стоит ли туда соваться. Значит, наши диверсанты пересидят пик поисковой активности там, где они есть, а потом отправятся на охоту.

Люк сегодня уже устал удивляться. Ну как отец может так спокойно говорить о таких вещах? Джедай прислушался к Силе, но не уловил ничего важного. Он ощущал тысячи людей, но не мог почувствовать, откуда исходит опасность.

- Ты тоже не чувствуешь, где они? – спросил он.

Анакин покачал головой.

- Они знают, с кем имеют дело, лучше, чем хотелось бы. Если бы они сейчас предавались мечтам о мести, я мог бы почувствовать их эмоции на общем фоне. Но они держат себя под контролем. К тому же здесь и так достаточно ненависти и страха.

Да, вот про страх отец правильно сказал. Люк уже начинал привыкать к тому, что все встречные в ужасе вытягиваются по стенкам, стараясь оказаться как можно дальше от Темного Лорда. Джедай подумал, что его отец, наверное, чувствует себя ужасно одиноким в таком окружении…

- Люк, скажи, почему ты так упорно считаешь меня Анакином Скайуокером?

- Но ведь это твое настоящее имя! – изумленно возразил Люк.

- Скорее, оно было моим двадцать пять лет назад. Ты придаешь ему больше значения, чем оно имеет. Я понимаю, что Оби-Ван научил тебя считать Дарта Вейдера убийцей Анакина Скайуокера. Но это вовсе не так. Тьма многое изменила во мне, но не настолько, чтобы я считал себя настоящего и прошлого совсем разными людьми. К тому же ты напрасно думаешь, что я смогу сейчас считать себя Анакином Скайуокером. Это была бы глупая попытка перечеркнуть большую половину моей жизни и притвориться, что ничего этого не было. Я раскаиваюсь во многом из того, что совершил, но я не могу отказаться от этого. Я не могу сбежать от самого себя.

Люк вдруг почувствовал себя ужасно усталым. Сегодня был длинный день. Как же он запутался во всем этом! Отец спас его от Темной стороны, уничтожил императора, пошел на мир с повстанцами и тут же уверяет, что на всю жизнь останется ситхом. А этот совет «взглянуть на мир своими глазами»! Да… Бен бы его точно по головке не погладил…

- Кажется, я начинаю разочаровывать тебя, Люк? – с каким-то странным непонятным выражением спросил отец. – Ты ведь хотел вернуть меня к Свету и воскресить Анакина Скайуокера? В каком-то смысле ты, действительно, воскресил меня… Только не Анакина. Ты заставил меня снова почувствовать себя живым, позволил мне прикоснуться к Свету… Но большее, действительно, невозможно.

- Нет. Ты ни в коем случае не разочаровываешь меня, отец. – возразил Люк, даже немного обиженный таким предположением. – Удивляешь – да. Но я чувствую в тебе добро и чувствую, что ты искренен со мной. Я верю в тебя. И … я постараюсь тебя понять… То есть я сделаю это!

- Спасибо, Люк, - тихо сказал Анакин … то есть Дарт Вейдер, раз уж он так хочет… Юный джедай чуть не усмехнулся над самим собой. Сколько времени он приучал себя считать отца Анакином Скайуокером! А теперь вот занимается обратным… - Ты не представляешь, как я тебе благодарен. Я никогда не смел даже рассчитывать на что-то подобное. С тех пор, как я тогда, на Беспине, пытался обратить тебя на Темную сторону, я больше всего боялся, что ты будешь меня ненавидеть.

«Нет. Я не мог этого сделать. Я слишком хотел обрести отца…» А еще Люка вдруг посетила интересная мысль, что все это они говорят посреди коридора, гле любой может их подслушать. Что же подумает тот, кто их услышит?!

- А почему в Облачном городе, когда я бросился в вентилляционную шахту, ты не вытащил меня оттуда? – задал Люк давно интересовавший его вопрос. – Ведь ты же мог это сделать?

- Ну, вообще-то, я всегда считал, что лучшее лекарство от желания совершить самоубийство – это неудачная попытка…


Столовая третьего класса пассажирского лайнера «Новая звезда» в этот час была переполнена, тем не менее, Мара Джейд сумела отыскать себе место за столиком в углу. Ей очень хотелось напиться в стельку и ничего не чувствовать, но бывшая Рука императора не позволила себе ни капли спиртного. Она должна быть сильной. Должна отомстить.

Еще час назад Мара всерьез собиралась по прибытии в Центр Империи проникнуть в императорский Дворец и найти способ убить Вейдера и Скайуокера. Сейчас она прекрасно понимала, что осуществить такое почти невозможно. Она должна будет действовать тоньше, если хочет чего-то добиться. У нее еще куча времени. Надо все как следует обдумать…

Джейд как раз хотела поднести вилку ко рту, когда внезапный толчок заставил ее налететь грудью на стол, а ее еду – улететь со стола на пол. В столовой поднялась паника. Мара тоже почувствовала всплеск адреналина. Толчок мог быть вызван только одним: кто-то или что-то вытащило «Новую звезду» из гиперпространства. Очень хотелось надеяться, что это не ошибка в расчетах, из-за которой они влетели в какую-нибудь гадость.

Преодолевая головокружение, Джейд вскочила из-за стола и принялась проталкиваться в направлении рубки. Команда лайнера ей, конечно, не обрадуется. Но, если еще можно что-то сделать, Мара не собиралась доверять свою жизнь каким-то недоумкам из гражданского флота.

- Граждане, просим вас сохранять спокойствие! Ситуация под контролем. Мы только что попали в зону действия гравипроектора имперского крейсера-заградителя. Это всего лишь недоразумение, которое сейчас разрешится…

На Мару это воззвание не произвело никакого впечатления. Какого ситха имперский крейсер-заградитель забыл на Кореллианском торговом пути? Они что, решили подработать пиратством? Пиратством?! Ну конечно, это пираты. Отчего иначе так проснулось ее чувство опасности? Только этого не хватало! А она еще радовалась, что успела купить последний билет на этот лайнер… Но как к пиратам мог попасть заградитель?.. Никаких официальных данных о захвате или угоне не было…

Преодолев последние несколько метров, Джейд наткнулась на закрытую дверь. Народ немного успокоился, поэтому толпы около двери не было. Но закрыто надежно. Мара едва не потянулась за бластером, но решила использовать Силу. Когда-то император учил ее разбираться с замками таким способом. На этот раз обилие эмоций явно помогало ее навыкам. Через пару секунд двери разошлись в стороны.

- Вам сюда нельзя!

- Что вы собираетесь предпринять? – властно спросила Джейд, проигнорировав предупреждение.

- Конечно же, уладить это недоразумение и продолжить полет! – раздраженно ответил второй пилот. – Пожалуйста, покиньте рубку. Вы мешаете работе экипажа.

- Это не имперский крейсер. Это пираты, - спокойно возразила Мара, снова не обращая внимания на попытку выставить ее по-хорошему.

- Что?! Вы сошли с ума, леди?

«Нет. Я это чувствую. Проклятье!» Сейчас у них еще был шанс уйти, прежде, чем это корыто их догонит. Они же на самом краю гравитационного колодца!

- Немедленно полный вперед и рассчитайте короткий прыжок! – приказала Джейд, прикидывая, сможет ли она быстро уложить пятерых человек в рубке.

Нет времени! Она даже попробовала использовать Силу для убеждения пилота, но, увы, до Повелителя ей в этом было явно далеко…

- Послушайте, вы! – зло заорал на нее пилот, явно не впечатленный ее навыками. – Не знаю, что вы о себе вообразили, но нам не нужны неприятности с властями! Вон отсюда! Немедленно!!!

«Вот псих тупой!» Мара достала бластер, но прежде, чем она выстрелила, второй пилот, не заметивший еще ее действий, взволнованно доложил:
- Сэр, только что появились еще шесть крупных боевых кораблей. Мы не можем их идентифицировать!

- Идиот! Это бунтовщики! – перебила его Джейд, тут же прицелившись во второго пилота. – Пошлите им сигнал бедствия. Сейчас же!

Для большей выразительности Мара выстрелила в потолок. Кажется, бластер подействовал лучше, чем Сила… На этот раз ее приказ выполнили.

«А это шанс… Ситх побери! Повстанцы!» Джейд уже точно знала, чем займется в ближайшее время…

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™