<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 20.

- Подождите, вы что же, хотите бросить раненых?! – спросил Люк, упрямо оcтанавливаясь в дверях.

- Вы понесете их Силой? – Ханна очень постаралась, чтобы в голосе не было никакой издевки, просто констатация факта.

Но Скайуокер еще упрямее взялся руками за створки, абсолютно перегораживая путь.

- Нет, так не пойдет! Подождите. Я мог быть не прав и вообще…

Корнелл почувствовала огромное искушение плюнуть на все и валить отсюда, бросив этого джедая. Скайуокер, кажется, судя по выражению лица, был не менее близок к тому, чтобы убить ее на месте…

- Послушайте с ними ничего не случится, - Ханна сделала над собой усилие, чтобы говорить нормально, а не заорать на Скайуокера матом. – Их просто посадят в тюрьму, как военнопленных, не представляющих особой значимости. Возможно, когда-нибудь вы даже снова встретитесь с ними… С вами все куда хуже. Во-первых, вас могут использовать для давления на Лорда Вейдера. Во-вторых, вас могут и вовсе не оставить в живых. Не забывайте, что вы джедай. А ситуация вовсе не игра вашего воображения. Все серьезно. Капитан Ресмонди только что попытался войти в базу данных станции и обнаружил там несанкционированную смену кодов.

Скайуокер опустил голову, мрачно глядя из-под нахмуренных бровей… а потом вдруг резко оттолкнулся от двери.

- Хорошо, вы меня убедили.

О-о! Ну наконец-то! Корнелл не знала, какой именно из ее аргументов возымел такое чудесное действие, но готова была возблагодарить кого и что угодно.

- Тогда идемте быстрее. Я уже отправила сигнал нашему дроиду-разведчику, оставленному на орбите. Теперь нам осталось выбраться самим.

В коридоре их уже поджидали остальные члены отряда. Ресмонди показал ей и Скайуокеру деку со схемой сектора.

- Вот здесь, здесь и здесь шахты лифтов, - показал он. – Лифты, разумеется, еще не запущены, потому что связь с поверхонстью пока не предусматриваетя. Но по краю шахты идет лестница. Почти километр. Дальше временные рабочие помещения и недостроенные постоянные, откуда можно попасть к грузовым челнокам или на поверхность станции. Некоторые из них могут быть разгерметизированы при отключении защитного поля.

- Я поняла, мы будем осторожны, - Ханна замолчала, пару мгновений не решаясь задать вопрос. – Капитан, вы сможете преодолеть этот путь?

Ресмонди тяжело покачал головой.

- Ни единого шанса, мэм. Мне придется остаться здесь.

Скайуокер подскочил как ужаленный.

- Не говорите глупостей, капитан, - отрезал он неожиданно властным и уверенным голосом. – Если понадобится, я вам помогу.

Ресмонди посмотрел на джедая с сомнением и… надеждой. Скайуокер твердо кивнул головой. А потом очень пристально посмотрел в лицо Корнелл.

- Хватит! – его голос задрожал от едва сдерживаемой ярости. – Мы никого больше здесь не бросим.

Ханна опустила глаза. Если бы этот джедай только знал, как она хочет, чтобы он оказался прав…

Но у нее есть приказ охранять жизнь Скайуокера. Остальные приоритеты вторичны. Как он не может понять этого?

Еще один взгляд на Ресмонди.

Здоровый, сильный молодой человек. Может, он все же выдержит? Разве она имеет право отнять у него надежду, которую вселил Скайуокер?

- Хорошо, мы пойдем все. Но пойдем со скоростью, которую позволяет тренировка алой гвардии. Вы все понимаете, джедай?

- Да, более чем. Я думаю, нам стоит пойти через вот эту шахту. Там сверху должны быть рабочие, поэтому больше вероятность того, что нас не выбросят в вакуум.

Корнелл кивнула подтверждая согласие и небольшой отряд быстрым шагом направился к входу в шахту.

Пока им никто не встречался. Если противник уже и знал, что они пошли на прорыв, преградить дорогу им решили наверху…

Двери были наглухо закрыты, но взмах светового меча устранил эту проблему за секунду.

Дальше оказалось хуже всех ожиданий. Узкая лестница в пяти сантиметрах от стены уходила в темноту на неопределенное расстояние.

- Держитесь в середине, - сказала Ханна Скайуокеру, вознамерившемуся пойти первым.

Вопреки ее опасению, на этот раз джедай согласился сразу, пропуская вперед шестерых гвардейцев под началом лейтенанта Нолгарта, которому Корнелл кивком головы приказала занять место во главе колонны.

Сзади Откинс и Льюар уже трудились над дверью, чтобы та выглядела снаружи максимально целой.

Ну что ж… Больше никак не подстраховаться…. Ханна взялась руками за перекладину и полезла кверху вслед за Скайокером и Ресмонди.

Больше никто ничего не говорил. Полная темнота вообще не располагала к разговорам, к тому же сейчас нужно было только собрать все силы, следить за дыханием и стремиться кверху, не сдаваясь.

А эта лестница так близко к стене, что нога каждый раз едва не срывалась…

Рука нащупывает в темноте следующую перекладину. С каждым разом все увереннее. Взяться… переставить ногу… другую… Еще раз… Еще… Еще…

Корнелл знала, что этот подъем будет для нее серьезным испытанием выносливости. Ведь ей уже не двадцать пять лет, чтобы бегать по лесенкам наравне с молодежью…


- Лорд Вейдер!

Кажется, Пиетту еще никогда не доводилось видеть, чтобы лицо чисса было растерянным. Тем более, слышать, как гранд-адмирал говорит в повышенном тоне…

Резкость, с которой обернулся Темный Лорд говорила, что Пиетт был не так уж одинок в своих впечатлениях.

Траун быстрым шагом подошел ближе и тихо, так что это было слышно только им троим, сказал:

- Из-под Эндора пришел доклад о мятеже на Звезде Смерти.

Адмирал почувствовал изумление от полнейшей нелогичности происходящего…

- Приказ немедленно отправить флот с Феррена и Кей-Лаэса на Эндор? – голос Вейдера прозвучал абсолютно спокойно. Как всегда.

- Уже отправлен, милорд, - подтвердил чисс, дернув левым уголком губ.

Пиетт постарался вспомнить все, что он знал о состоянии Звезды Смерти. Суперлазер уже в действии, но внешняя броня не закончена, а защитное поле деактивировано… Кажется, ситуация не так страшна, как может показаться на первый взгляд…

- Ваши соображения? – как-то слишком мрачно спросил гранд-адмирала Вейдер.

- Этот мятеж имеет смысл только в том случае, если на Эндор доставили гипердрайв для Звезды Смерти. Иначе он обречен на поражение.

- Абсолютно невероятно, но я тоже не вижу другого выхода, - согласился Темный Лорд. – Тогда это отлично объясняет, на что сделали ставку наши новые противники, поднимая мятеж.

Вот тут-то до Пиетта дошло, почему Траун выглядел таким потрясенным. Если Звезда Смерти будет завершена и пущена в ход мятежниками… Это будет ужасно! Более того, это может изменить расстановку сил…

Палуба просто вдруг начала уходить из-под ног. Адмирал в ужасе посмотрел сначала на Вейдера, потом на Трауна… Теперь он восхитился бы их спокойствием, если бы не был настолько выбит из колеи…

- И как бы вы оценили шанс того, что наш флот прибудет туда раньше, чем станция уйдет в гиперпространство? – хладнокровие Вейдера показалось адмиралу просто нечеловеческим.

Траун опустил голову.

- Я не знаю. Это не прогнозируемо, - кажется, чисс посмотрел на Темного Лорда; насколько можно было судить по мерцанию красных огней, под которыми при таком освещении совершенно не угадывались зрачки. – А что вам подсказывает Великая Сила, ваше величество?

- Только то, что там может погибнуть мой сын…

Пиетт потрясенно уставился на ситха, чувствуя как мир окончательно переворачивается вверх дном… Потому что, хотя Вейдер и произнес эту фразу совершенно обычным тоном и выглядел непоколебимым как всегда, образ железного несгибаемого Темного Лорда вдруг беззвучно посыпался острыми, обжигающими осколками.


Корнелл повисла на лестнице, всеми силами не давая ногам соскользнуть, а рукам выпустить перекладину.

«Ребята, ну давайте тем шустрее, мать вашу!» - хотелось поторопить Нолгарта, но она молчала, понимая, что надо не быстрее, а аккуратнее.

Пальцы были как ватные. Ханна абсолютно не чувствовала ни материала своих перчаток, ни формы и размеров лестничной перекладины. А еще она задыхалась. Самым отвратительным образом, когда кажется, что никак не можешь сделать достаточно глубокий вдох…

«Ненавижу куда-то карабкаться!»

Сверху Ресмонди и вовсе держался на лестнице только благодаря помощи Скайуокера, тоже изрядно выдохшегося работать за двоих. Отвратительно. Просто отвратительно. Когда они выберутся наверх, надо будет стремительно прорываться, а у них в отряде три человека никуда не годны. Ну два-то точно… Скайуокер, может, еще куда-то и сгодится. Все же он крепкий парень. Джедай.

А ведь помнится, всего каких-то лет пять назад она и сама могла бы пробежаться по этой лесенке, почти не запыхавшись…

«Старость, знаешь ли, - зло усмехнулась она сама себе, - скоро вообще превратишься в кабинетную крысу, которая с трудом помнит, как пахнет озон…»

И все же, какой тяжелый возраст, когда ты вроде бы еще и не стар, но уже и не молод… Интересно, дальше будет только хуже? Или найдется что-то новое, что будет казаться главным в жизни?

Сверху вниз по цепочке прошел сигнал: приготовиться!

Тело ответило на попытку оторвать одну руку от перекладины, чтобы вытащить бластер, предательским приступом головокружения и дрожи в позвоночнике, но Корнелл только стиснула зубы, сжимая оружие. Зеленый свет скайуокеровского меча, вспыхнувший сверху, показался едва ли не остлепительным после подъема в полной темноте.

А потом створки двери разъехлись в стороны и сверху полыхнул залп. Как и ожидалось. Кто-то из гвардейцев – кто именно Ханна не успела понять – сорвался с лестницы и полетел вниз, едва не прихватив с собой еще пару человек.

Но наверху через несколько секунд все уже кончилось. Ребята со станции допустили парочку очень грубых ошибок. Ждали, когда беглецы сами откроют двери, чтобы расстрелять их в упор, вместо того, чтобы перехватить инициативу. Не учли, что Скайуокер сумеет отразить большинство выстрелов. А главное, не ожидали, что трое ребят Нолгарта будут в момент открытия двери сверху, а не снизу. В результате расстреляли, как беззащитных, самих незадачливых охотников.

Коридор перечертили выстрелы с обеих сторон. Это товарищи глупо погибших мятежников поливали пространство перед дверями огнем, отойдя за угол. Впрочем, им очень мешала баррикада из тел, выросшая перед лифтом. Ответный огонь гвардейцев хотя и был менее плотным уносил куда больше жертв. И все же сержант Тайрис сорвалась вниз, заработав выстрел в голову, а неудачно высунувшийся Нолгарт вдруг отшатнулся от дверного проема и выронил бластер, но хотя бы удержался наверху…

- Скайуокер! – крикнула Корнелл, пытаясь перекричать выстрелы и одновременно пробираясь кверху, чтобы занять освободившееся место на линии огня; от прилива адреналина, кажется, стало чуть полегче в плане выносливости. – Вы можете сдвинуть с места вон ту повозку?

Джедай повернул голову в сторону пустой репульсорной платформы.

- Да! – его голос сорвался от напряжения.

- Хорошо… - Корнелл кричала во всю глотку, не опасаясь, что противник что-то услышит. – Нолгарт, ты слышал? Давайте по команде…

Люк кивнул головой.

Четырехметровая повозка сдвинулась с места. Сначала как-то нерешительно, зато потом недурно набрала скорость…

- Пошли!

Беглецы один за другим высыпали из шахты, воспользовавшись заминкой, произошедшей у врага. Бешеная перестрелка на открытом пространстве унесла жизни еще двоих гвардейцев, но с противником в этом коридоре было покончено.

Дико захотелось прислониться к стене, чтобы отдышаться, а еще лучше лечь на пол и как следует отдохнуть…

- Вперед! Бегом, - приказала вместо этого Корнелл.

Почти наполовину поредевший отряд рванул к временной посадочной палубе для грузовых челноков, пока не подошли свежие силы противника, если они здесь есть. Раненый лейтенант Нолгарт остался сидеть у дверей лифта, зажимая рукой плечо. На этот раз Скайуокер даже не замедлил шаг. Только оглянулся застывшими глазами. Ханна его понимала, но на переживания просто не было времени и сил. Но все же хорошо, что джедай все понял… Многие умнеют от практики больше, чем от теории…

Сердце колотилось как бешеное, словно собираясь вырваться наружу. Но близость цели открыла второе дыхание. И генерал вопреки собственным пессимистическим ожиданиям очень даже неплохо выдерживала общий темп…

Когда до места оставалось преодолеть последний поворот, взявший на себя командование авангардом Льюар, упал, пораженный выстрелами из-за угла.

Проклятье!

Прежде чем Корнелл успела хоть что-то сообразить, Люк прорезал световым мечом стену, за которой оказалася недостроенный дек.

- Сюда! – крикнул джедай, бросаясь мимо пустующих канонирских постов и еще не установленных орудий к переборке, отгораживающей это помещение от посадочной палубы.

Остальные побежали следом. Ощущение, когда мимо проносилась очередная ниша для орудийной башни, было прямо-таки жутким: если сейчас вырубить поле, им всем крышка. Но джедай прав: в лоб им уже не прорваться…

Когда Ханна добежала до стены, Скайуокер уже заканчивал вырезать второе отверстие. Но в тот момент, когда дюрастиловый кусок грохнулся на пол, сзади прилетели первые выстрелы. Значит их прорыв не остался незамеченным. Несколько точных ответных выстрелов, сбили с нападавших желание лезть прямиком в дыру. Из-за этого обстреливать беглецов стали только изредка высовываясь из-за горячего края дыры. Все эти выстрелы Скайуокер без труда отправил в потолок.

Но главное, впереди был пока еще чистый путь к спасению!

- Быстрее! – крикнула Корнелл, хотя это и не требовалось; ребята уже мчались к ближайшему челноку, пристрелив пилота, пытавшегося закрыть люк у них перед носом.

- Давайте вперед! – приказал Люк, толкнув Корнелл в дыру. – Я…

Внезапный порыв ветра подхватил ее как пушинку, чтобы выбросить наружу. Но на пути встретилась стена, удар животом об край которой едва не вышиб из Ханны дух. Спас только бронежилет. Скорее благодаря рефлексу, чем осознанному действию, она ухватилась руками за противоположный край, ухитрившись задержаться вопреки потоку воздуха…

Корнелл почти не почувствовала того, как раскаленные края дыры прожгли ей перчатки и впились в руки, а пролетевший мимо чемоданчик с инстументами чуть не пробил бронежилет, ударившись в бок, потому что в этот самый момент черный силуэт Скайуокера последний раз мелькнул на виду, прежде, чем вылететь наружу.

«Люк!!!»

Ханна не услышала собственного голоса, заглушенного ревом ветра.

С другой стороны что-то кричал командир вражьего отряда. Несколько штурмовиков тоже вынесло наружу. Видимо, он пытался донести до начальства, что идея опустить поле была далеко не лучшей и сейчас угробит всех без исключения…

Ветер вдруг стих. Как раз тогда, когда обожженные руки перестали держать. Корнелл шлепнулась на пол как мешок. Встать и бежать куда-то сил уже не было…

Это конец.

Но чьи-то сильные руки в красной униформе уже поднимали ее с пола, таща в сторону челнока, а уцелевшие гвардейцы отстреливались от наступающего противника, выигрывая время, чтобы всем выжившим подняться на борт…


Создать вокруг себя защитный пузырь казалось невозможным. И все же он сумел это сделать! Как будто сама Сила подсказывала ему путь к выживанию…

Люк едва не утратил концентрацию, почувствовав, как рядом несколько человек погибли от декомпрессии. Еще одному повезло чуть больше – его разорвало пополам вырезанным куском стены, прежде чем он успел оказаться в вакууме…

Джедай подавил в себе позыв удариться в панику.

В голове начинало проясняться – страх уступал место спокойствию и уверенности в своих силах. Он это сделает.

Скайуокер еще никогда не пробовал перемещать при помощи Силы себя самого. Тем более, не пробовал что-то перемещать, когда голова занята другим более сложным занятием. Поэтому сначала он едва снова не впал в панику, чувствуя, что у него не получается вернуться обратно к станции, от которой его уже отнесло на весьма приличное расстояние. Но снова заставил себя успокоиться. Главное держать Силой воздух вокруг себя… Сейчас все получится…

После еще пары неудачных попыток исчез поток вырывающегося со станции воздуха, а сила притяжения работала в нужном направлении… Это оказалось более, чем вовремя. Иначе Люк бы вряд ли справился сам…

Ограждающее поле показалось почти осязаемым. Хотя джедай уже столько раз пересекал его внутри челнока или истребителя, ничего при этом не чувствуя. С невыразимым чувством свалившейся с плеч горы он опустил барьер Силы, которым окружил себя.

Искусственная гравитация, направленная иначе, свалили Люка на пол.

«Какой я идиот! Надо было хотя бы попытаться попасть в ангар, а не возвращаться сюда! - запоздало сообразил он, обнаружив вокруг себя человек тридцать штурмовиков. –Только, наверное, все равно бы не получилось…»

Вырваться из такого кольца Скайуокер никогда не смог бы даже в нормальном состоянии, но после того, как он только что едва не ознакомился с вакуумом, он был неспособен даже отразить один выстрел.

- Я сдаюсь… - пробормотал он, поднимая руки.

«Вот сейчас я узнаю, насколько генерал была права, считая, что мне надо бежать, - подумал Люк, - Но ведь Сила еще со мной… Неужели это конец? Нет, не может быть…»

Остаток сил пришлось угробить на то, чтобы внушить командиру, что пленный джедай слаб и беспомощен – то есть совершенно безопасен… Учитывая, что штурмовиков изрядно вывело из равновесия собственное спасение от перспективы ознакомиться с вакуумом, некоторые шансы имелись…

Скайуокер окончательно упал на пол. Ну все, теперь он точно не встанет на ноги самостоятельно. Люк вдруг потерял ощущение верха и низа и почувствовал как картинка расплывается перед глазами…


Чувство беспомощности. Люк… там на Звезде Смерти… А он не может не то что хоть чем-то помочь – даже почувствовать, что происходит. И это ведь он сам послал сына туда…

Люк… Вот он поднимается по ступеням – враждебный настороженный. «Я твой отец.» - «Нет! Это невозможно!» Колеблющийся, едва ощутимый контакт… Сын ранен: физически и морально, но не сдался… «Это твоя судьба.» - «Бен… почему ты мне не сказал?..» Почувствовать в перспективном враге человека, ощутить его близость… Эндор… тот же Люк… и уже совсем не тот… джедай, сделавший выбор… «Пойдем со мной, отец!» Джедай, решивший понять ситха… бывший враг, которого осталось лишь поддтолкнуть… И просто поразительное стремление продраться сквозь все сети жизни, чтобы отыскать Правду. Люк… Такой никогда не сможет принять путь Тьмы. Как не принял путь Света. Он найдет свой собственный путь... Люк…

Темный Лорд стиснул зубы, выбираясь прочь из тумана видений, накатывающего стоит лишь чуть отвлечься от реальности. Такой тесной, давящей реальности: мостика «Исполнителя» и лишь полупрозрачной голограммы оттуда. Оттуда, где все происходит…

С такого расстояния Вейдер при всем желании не сумел бы отыскать Корнелл в Силе, чтобы ощутить ее настроение. Но внешний вид, отображаемый голопроектором, был ничуть не менее понятен. Такое впечатление, что человека переломали и выбросили, а тот еще пытается распрямиться… Ситх ее понимал…

- Милорд, Люк Скайуокер мертв, - сразу заявила она, тяжело глядя в пол. – Насчет Звезды Смерти не могу добавить ничего нового.

- Он жив, - возразил Темный Лорд, - я это чувствую.

Корнелл медленно подняла глаза… Кажется, то, что ее якобы погибший подзащитный выжил, окончательно доконало генерала. Вейдер никогда не смог бы представить такого взгляда у дерзкой девчонки, которую он спас от пинка под зад с флота, или старательного профессионала, с рвением взявшегося заглаживать прежние ошибки, но иногда вспоминающего старенькое… Болезненный удар по профессиональной гордости?

- Расскажите, как это случилось, - приказал ситх.

Прежде, чем Корнелл заговорила снова, ее губы беззвучно шевельнулись. Но потом все же пошли слова – как пробившись через стену:

- Мы почти прорвались к грузовым челнокам, но бунтовщики попытались разгерметизировать помещение, и Скайуокера вынесло наружу. Больше я ничего не знаю. Я… мы… думали, что он погиб.

Вейдер покачал головой. Сколько всего приходится за последнее время пережить сыну… И это далеко не конец.

«Люк… Ты должен выжить! Слышишь?! Не сдавайся… У тебя все получится…»

Конечно же, Люк не слышит…

Ощущение чьего-то пристального взгляда заставило Темного Лорда обернуться. Пиетт. Смотрит и уже почти сочувствует. Вейдер поспешно спрятал под плащ руки – единственное, что могло выдать его чувства. Права быть слабым ему еще никто не давал. Хватит и того, что он рассказал Трауну и Пиетту, что Люк его сын… Более, чем хватит!

- Оставайтесь сейчас там, где вы есть, - распорядился ситх, без всякой Силы, поняв по лицу Корнелл, о чем она думает. – Потом… если мы успеем, пусть «Комета» присоединится к атаке на Звезду Смерти.

Приказ был вести огонь по двигателям станции. Благо, именно они сейчас наиболее уязвимы. Но очень может быть, что Люк не выживет при атаке, даже если противник оставит его в живых…

Сможет ли он убить сына ради спасения Империи?

А что если изменники узнают, кто такой Люк и попробуют использовать это для шантажа? Маловероятно, но все же…

Вейдер опустил голову. Все платят за свои ошибки. За все приходится платить. Привязанность снова сделала его уязвимым. Как тогда много лет назад. И жизнь снова наносит все тот же удар.

Как же он ненавидел, когда дела Империи лезут в личную жизнь! Ненавидел эту вечную войну…

Но, если потребуется, он пойдет до конца.


Каким-то чудом Люк сумел, придя в себя, не пошевелиться. Так что теперь он слышал и чувствовал в Силе разговор, имеющий к нему самое прямое отношение. Почему-то говорили два человека прямо там, где он находился, и больше в этом помещении никого не было. Зато куча народу в соседнем. Странно. Где это они? Даже, не шевелясь, Скайуокер явно ощутил у себя на руках что-то твердое и явно ограничивающее… Впрочем, люди важнее.

Один просто поражал. Юному джедаю еще никогда не приходилось чувствовать такое отношение к себе: шок, ненависть, страх, зависть – все это выливалось в почти сумасшедший поток агрессии. Скайуокер недоумевал: что он сделал этому вроде бы совершенно незнакомому человеку?

Второй казался смутно знакомым… Ну конечно, это же Джерджеррод! Мофф так и лучился кучей сомнений. А еще угадывались недоверие и неприязнь к собеседнику. Но этот хотя бы был более или менее спокоен…

- Не спешите, коммандер, - ну точно: голос моффа. – Убить его вы всегда успеете. Раз уж он так удачно попал к нам в руки, я хочу сначала выяснить, кто такой этот человек, что он знает, и нельзя ли извлечь из этого что-нибудь полезное.

- Он джедай, - приятный, немного глуховатый мужской голос. – Вы можете просто не заметить, как он вас обманет.

У Джерджеррода заметно прибавилось раздражения.

- Вы начинаете действовать мне на нервы, - выпалил он. – Вы почти убедили меня вам поверить, но это уже чересчур. По-моему, ваш страх перед джедаями – порождение вашей больной фантазии. Вам к психиатру никто не советовал сходить?

С тем, кого Джерджеррод назвал «коммандер» творилось что-то уже совсем неладное. На секунду Люку показалось, что сейчас тот начнет биться в истерике: настолько человек разрывался от наплыва самых противоположных эмоций. Но он заговорил абсолютно спокойным голосом:

- Я уже давно состою на учете у психиатра. Но не по той причине, на которую вы намекаете, сэр, - от того, каким тоном он произнес это «сэр», Джерджеррод едва не сорвался, но, кажется, сдержал себя. – Он очнулся.

Оба перенесли все внимание на Скайуокера.

Притворяться дальше было бессмысленно. Видимо, какую-то ошибку он все же допустил. Дыхание, наверное… Люк открыл глаза.

Помещение оказалось не тюремным блоком, а больничной палатой. Сам джедай лежал на столе, прикрепленный не только за руки, что он уже успел ощутить, но и за ноги и талию. Рядом суетилась парочка меддроидов. Один из них как раз собрался воткнуть ему в вену иглу капельницы. Инстинктивно захотелось рвануться – мало ли, что там – но Скайуокер не позволил себе бесполезный жест страха.

Вместо этого он перевел взгляд на парочку собеседников.

Взгляд того, что предлагал его убить, обжег джедая ломким льдом сумасшествия. Он стоял совсем близко – очень красивый молодой еще человек. Скайуокер никогда раньше его не видел.

«За что он так ненавидит меня? И почему он боится джедаев?»

Непонятно.

Люк перевел взгляд на Джерджеррода. И только сейчас заметил, какие у того живые подвижные глаза. Надо будет получьше изучить его. В конце концов, именно мофф здесь главный, и именно он, похоже, имеет сомнения, которые можно постараться обратить в нужную сторону. Джедай уже давно знал, как легко подтолкнуть в нужную сторону сомневающегося человека. Главное – понять, на чем именно основаны его сомнения.

Лекарство, вливающееся из капельницы, дало себя знать, заставляя расслабиться и успокоиться. С одной стороны, это было хорошо – уходила головная боль от перенапряжения. А с другой, плохо: лекарство явно притупляло реакцию.

В такой-то ситуации…

В голове Скайуокера закрутились смутные полуоформленные мысли. Одна невероятнее другой. Как он сможет воспользоваться ситуацией? Все же он джедай… и на Звезде Смерти… мятежной Звезде Смерти, где надо что-то делать…

Только сначала – просто выжить.

Джерджеррод подошел ближе. Теперь Люк мог его видеть, не поворачивая голову. Он явно чувствовал интерес моффа к своей персоне. Неприятно все это… Ну как сейчас начнут допрашивать?

- Расскажите мне для начала, в чем заключалась истинная цель вашего прибытия на станцию, - пока очень даже вежливо предложил Джерджеррод.

Второй – коммандер – слегка поджал губы, опустив глаза в пол. Даже без Силы было бы ясно, что он не доволен решением моффа. А Сила еще и показывала, что он нервничает.

Ну что ж… Вот и первая конкретная цель: посеять недоверие к этому человеку. И, к счастью, рычаг Джерджеррод предложил сам. Если Люк все правильно понял.

- Лорд Вейдер вам не доверял, - ответил джедай, старательно посылая моффу: «Я такой умный и все предвидел, зачем я буду слушать этого психа?». Пришлось изобразить на лице праведное негодование, потому что оно больше всего соответствовало поддерживаемому в голове передаваемому образу. – Мне нужно было проверить, чем вы тут занимаетесь.

Проклятье! Как же сложно сконцентрироваться на внушении, когда нельзя сказать это вслух! Но желание выбраться из этого банта пуду придавало сил.

- Почему именно вы? – спросил Джерджеррод. Внешне было абсолютно непонятно, увенчалось ли внушение успехом.

- Просто потому, что для другой работы есть другие. И для других есть другая работа.

Мофф улыбнулся.

- Возможно, но почему у вас был такой странный эскорт? Кто вы такой, джедай? Что вы для Вейдера?

Хаттова слизь! И как отвечать на такой вопрос?

Так, спокойно, без паники… Главное не запутаться самому. Короче, меньше лжи, больше правды… И ведь внушить Джерджерроду, что это вовсе не интересно, ни за что не выйдет. Потому что это как раз интересно вне сомнений. А мофф не так слаб как хотелось бы…

- Тот, кто может, как и он чувствовать Силу, - ответил Скайуокер. На следующую фразу он очень качественно нажал. – Просто на данный момент лучший из имеющихся. Что-то вроде того, кем был сам Вейдер при Палпатине. В перспективе.

- Тогда почему вы называете себя джедаем? Или вы ситх? - совершенно неожиданно вмешался коммандер.

Люк понял, что допустил ошибку, рассчитывая не незнание допросчиков… Хотя, вдруг еще не ошибку. «Псих! И вообще несет какой-то бред!» - отчаянно попытался он донести до моффа.

- Не мешайте! – отмахнулся Джерджеррод.

Подействовало! Скайуокер с трудом подавил вздох облегчения. Впрочем, этому очень помог взгляд, которым наградил его коммандер. Джедаю вдруг показалось, что тот определенно понимает все, что происходит…

- Неужели вы не видите, что он уже влияет на ваши мысли? – в голосе этого странного человека явно послышалось прорывающееся отчаяние. – Прислушайтесь к своим ощущениям, сэр! Разве вам не кажется, что все ваши сомнения разрешаются чересчур легко и приятно? Да и просто посмотрите на него. У него даже пот выступил от напряжения. Вы же видите, что он чем-то занят!

Люк выложился на все сто, пытаясь удержать Джерджеррода, но начавшаяся паника явно мешала делу…

Мофф нахмурился, очень внимательно обведя взглядом обоих.

«Да нет же! Нет! Все нормально! Ну что со мной может случиться? Да и я бы явно почувствовал, если бы что-то было не так… Этот псих опять загибает! - из последних сил не сдавался джедай. – И вообще я уже устал. Надо передохнуть и все обдумать…»

Последнее получилось правдоподобнее всего, потому что безумно устал сам Люк. Он еще держался – спасибо тому лекарству, которое в него влили! – но чувствовал, что вот-вот снова вырубится. И это будет конец.

Выпускать Джерджеррода, конечно, тоже опасно, но выбора просто нет.

- Вы что считаете меня за идиота, который не в состоянии понять, что творится у него в голове? – огрызнулся мофф.

Коммандер вспыхнул в Силе ненавистью к джедаю и презрением к начальству, но был вынужден опустить глаза.

- Он играет на вашем раздутом самомнении. Это ваша очень опасная уязвимая точка, - тихо, но очень убежденно сказал коммандер. – Под прикрытием лести вас можно склонить почти к чему угодно.

Люк едва не бросил все в панике, но все же сумел заставить себя сжать хватку. Противник допустил большую ошибку, вот так вот сказав в лицо неприятную правду. Этим надо воспользоваться.

«Псих! Идиот! Грубиян! Наглец! Как он смеет нести такой оскорбительный бред?!!!»

- Послушайте, Райх, а я ведь еще не решил, что делать с вами, - зло прошипел Джерджеррод. – Не забывайте свое место! А с вами мы поговорим позже, джедай.

Мофф резко развернулся к выходу и, едва дождавшись, когда откроются створки, вылетел вон.

Получилось, ситх подери!

Люк не знал облегченно вздохнуть, или испугаться. Ведь теперь Райх остался с ним наедине…

Да нет. Он не решится… Да и меддроиды, если что, не позволят. Скайуокер изо всех сил постарался сохранить невинный вид на случай записывающих камер.

А коммандер просто смотрел на него застывшими глазами и к боли поражения все больше подмешивалось что-то впервые не такое уж агрессивное.

Они смотрели друг другу в глаза с минуту. За которую Люк мог только изучать игру серого и голубого в глазах врага, ни о чем особо не думая. Разве что о том, что перед ним, действительно, сумасшедший… И что этот человек подозрительно много знает…

- Вы же джедай, - наконец, проговорил Райх сдавленным голосом. – Как?!

- В смысле? – изумился Скайуокер.

- Вы не ситх. Я вижу это по вашим поступкам, но вы служите Вейдеру, почему? Кто вас учил? Как вы попали к ситху?

На секунду Люк замер с полуоткрытым ртом. Да кто такой этот Райх?! Что ему надо?

Что-то импульсивно-необдуманное заставило джедая ответить:

- Меня учил Йода, вы его знаете?

- Нет, - усмехнулся коммандер, но Скайуокер явно почувствовал ложь. – Впрочем, я все время забываю, что теперь мне больше не надо ничего скрывать… Да. Я знал его. Давно. И как же вы докатились до… такого интересного предательства?

Люк нахмурился.

- Что вы называете предательством? – спустя мгновение он сообразил, что сейчас ляпнет величайшую глупость, поддавшись порыву, и срочно сменил тон. – Идеалы джедаев давно мертвы. Я служу власти. Разве у меня есть выбор?

Боль, пронзившая Райха от его слов, взвилась как столб пламени. Даже красивое, обычно спокойное лицо коммандера исказилось от этой вспышки. Показалось, что он готов разрыдаться. На секунду. А потом он засмеялся. Зло и жестко, хотя боль никуда не делась. Он все еще пылал.

- Выбор всегда есть. Но вам повезло больше… возможно, - бросил Райх, уходя.

Когда двери за ним закрылись, Люка затрясло так, что встревожился меддроид. Передышка пришла очень вовремя.

Продолжение следует...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™