<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 2.

Все оказалось даже проще, чем он ожидал. Репутация ужасного Темного Лорда делала свое дело. Ни один человек не посмел открыто назвать его действия преступлением. Никто не посмел воспротивиться. Никто не назвал идею перемирия с повстанцами сумасшедшей, хотя некоторые так решили. В целом, на то, чтобы высший командный состав подтвердил верность новому Императору ушло чуть больше получаса. Вейдера это немного удивило. Все же, он считал власть Палпатина более прочной. Но Темный Лорд отдавал себе отчет в том, что в Центре Империи не все пойдет так гладко. Здесь все привыкли его не только бояться, но и уважать. Многие даже радовались перевороту. А там придется иметь дело с палпатиновской сворой всякого рода мерзавцев, которые сразу почувствуют, что их положение под угрозой… Но ситх знал множество методов воздействия, применимых к таким людям. Он управится с ними не хуже Палпатина… Сложнее дело обстоит с теми, кто действительно предан покойному императору. Для лучшей их части можно обнародовать объемистый списочек интересных дел и намерений Палпатина, остальных придется уничтожить…

Вейдер грустно улыбнулся собственным воспоминаниям. Как же странно устроена жизнь. Хочешь сделать что-то хорошее, а начинаешь с устранения тех, кто этого не хочет, потом так увлекаешься этим делом, что забываешь о первоначальных намерениях… Или годами идешь к цели, все сметая у себя на пути, а потом понимаешь, что ошибся…

Каким же идиотом он был двадцать пять лет назад, если поверил, что Палпатин хочет вывести Галактику из кризиса! Это сейчас Вейдер видел, что все действия его темного учителя, даже самые лучшие, были продиктованы безудержной жаждой власти, а тогда…

И все же когда-то давно Палпатин сумел поселить в сердце Анакина Скайуокера мечту о справедливом Новом порядке. Наверное, глупую и фантастичную, но очень красивую… Дарт Вейдер поднялся слишком высоко и увидел слишком много, чтобы продолжать в нее верить. Но он знал, что есть те, кого еще не постигло разочарование, кто предан Империи не из страха, а из убеждений. Ради них он обязан претворить мечту в жизнь.

А еще есть Люк … и повстанцы. Н-да… повстанцы… Если бы не сын, Темный Лорд уничтожил бы сегодня их флот при Эндоре, а затем их остатки на Суллусте.

Палпатин хорошо потрудился, заманивая бунтовщиков в ловушку. Хотя, в чем Вейдер никогда не понимал бывшего учителя, так это в пристрастии к излишнему риску. Неужели нельзя было, например, поставить на самой Звезде Смерти еще один генератор защитного поля? А зачем играть с повстанцами, если можно было сразу уничтожить их массированным ударом? Обращение юного Скайуокера на Темную сторону можно было провести и в более безопасной обстановке… А одно предложение Люку помахать мечом в опасной близости от себя любимого чего стоит?! Похоже, старик, действительно, начал понемногу сходить с ума и утрачивать чувство меры… Хорошо хоть удалось из этой ловушки для повстанцев самим выбраться…

- Лорд Вейдер, повстанческая делегация на второй посадочной палубе, - доложил Пиетт, прерывая мысли ситха.

Вейдер кивнул головой. Торопиться было некуда. До конференц-зала с ближайшей посадочной палубы шестьсот метров вверх на лифте и еще километр на своих двоих по коридору, потому как «Исполнитель» - это все-таки еще не Звезда Смерти, и горизонтальных лифтов на нем нет. А тот, кто проектировал суперразрушитель явно больше заботился об удобстве команды, чем об удовольствии высоких гостей.

Темный Лорд прислушался к своим ощущениям. Люк здесь. Это хорошо. Для кого, в конце концов, спектакль разыгрывается?

- Идемте, адмирал, - мягко сказал Вейдер, отворачиваясь от иллюминатора. От мостика до конференц-зала, конечно, значительно ближе, но тоже есть, где размять ноги. Пиетт тихонько вышел следом, пристроившись сзади и чуть справа.

Вот оно, начало этого идиотского эксперимента по сотрудничеству с Альянсом. Девяносто процентов гарантии, что ничего не выйдет. Хотя, с другой стороны, если что-то из этого получится, это будет полезно не только для личных целей. Все устали от войны. Нужен мир и порядок. Среди бунтовщиков много талантов, которые могли бы быть полезны для реформирования Империи…

- Адмирал, вы получили доклад с анализом наших повреждений? – спросил Вейдер.

- Да, милорд, - нервничая больше обычного, ответил Пиетт. – От перегрузки дефлекторный генератор близок к выходу из строя. Наши техники сейчас работают над этим, но полностью восстановить мощность дефлекторов будет возможно только после замены генератора.

- То есть, в ближайшее время «Исполнитель» должен быть поставлен в док для ремонта? – заключил Вейдер голосом, лишенным всех эмоций. Хотя эмоции были. И сколько! Из-за дурацкого императорского приказа не атаковать флагманский «разрушитель» час изображал бесплатную мишень! И ни один болван на мостике не догадался, что бортовой компьютер в этой ситуации перекачал энергию с турболазеров на дефлекторы и тем самым заставил генератор работать с непредусмотренной мощностью. В результате «Исполнитель» потерял половину боеспособности в самый неподходящий момент.

- Да, милорд, если вы не хотите рисковать, - подтвердил адмирал, Вейдеру почти стало его жаль, настолько бедный Пиетт уверился, что делает последний вздох в своей жизни.
Немного повернув голову, ситх еще и увидел, как побледнело и вытянулось лицо адмирала. Грустно улыбнувшись под маской, он поспешил успокоить Пиетта.

- В таком случае вы отведете «Исполнитель» на Фондор для ремонта. Оттуда мне придется отправиться в Центр Империи, не дожидаясь вас. Надеюсь, вы сумеете заставить персонал верфей работать с нужной скоростью?

- Да, сэр, я постараюсь, сэр, - ответил адмирал, не сумев скрыть своей радости по поводу чудесного спасения.

Слово «постараюсь» Темный Лорд недолюбливал еще со времен обучения в Ордене, но он решил не обращать внимания: все-таки Пиетт никогда не общался с Йодой.

Несколько десятков метров Вейдер прошел молча, обдумывая, как лучше подойти к собеседнику, чтобы вызвать его на откровенность. Раз уж он решил менять Империю, начинать надо с себя самого. То есть менять свои отношения с подчиненными.

- Скажите, адмирал Пиетт, как вы относитесь к созданию Звезды Смерти, - спросил Темный Лорд, найдя, наконец, достаточно острополитическую, но лишенную излишней личной окраски тему.

- Э-э… Простите, милорд, что вы имеете ввиду? – осторожно переспросил адмирал. Идея поговорить с ситхом по душам вовсе не вызывала в нем энтузиазма.

- Так, скажем, я хочу предложить вам на минуту забыть, что вы военный и вообразить себя политиком, - пояснил Вейдер.

Пиетт очень внимательно посмотрел в визоры маски и, на всякий случай втянув побольше воздуха, тихо ответил:
- Если вы действительно хотите знать мое мнение, милорд, я никогда не был сторонником создания супероружия… Слишком ужасными могут быть последствия его э-э… необоснованного применения…

Кажется, состояние доблестного адмирала было очень близко к панике. Он сказал то, что думал. Вейдер это чувствовал. Пиетт вообще никогда не пытался лгать ему. В отличие от Оззеля, Пиетт хорошо усвоил, что ситха невозможно обмануть. Не считая вечно испытываемого страха за свою жизнь, адмирал очень быстро приспособился к службе под началом Темного Лорда и безошибочно делал именно то, что от него ожидали. Наверное, именно поэтому за последние полтора года Вейдер почти начал испытывать к Пиетту привязанность.

- Вы имеете ввиду Алдераан? – рискнул спросить Темный Лорд, надеясь, что нервы адмирала выдержат продолжение разговора. Он понимал, что потом, когда Пиетт все проанализирует в спокойной обстановке, результат будет тем лучше, чем больше они обсудят сейчас.

- Да, милорд, - выдавил из себя адмирал. Он побледнел еще сильнее, прекрасно понимая, что только что неодобрительно отозвался о действиях самого Вейдера, присутствовавшего на первой Звезде Смерти при уничтожении Алдераана.

- Это было ужасное преступление, - заявил Темный Лорд немного резковатым голосом; он вспомнил бессильную ярость и боль, которые испытал тогда, еще думая, что это решение Палпатина, и шок впоследствии, когда понял, что испытание Звезды Смерти на населенной планете – всего лишь инициатива Таркина. – Я ненавижу себя за то, что не смог предотвратить это.

Напрасно он начал говорить про Алдераан. Воспоминания того дня еще были слишком свежи в его памяти. Впрочем, наверное, всегда останутся такими… Раньше можно было хотя бы спрятаться от самого себя под маской безразличия, а сейчас…все стало совсем иначе. Как же это тяжело – снова приучать себя чувствовать…

Пиетт изумленно раскрыл глаза. Теперь он смотрел на Вейдера совсем не так, как в начале разговора.

- Прошу прощения, милорд, я не хотел сказать ничего обидного, - немного более эмоционально, чем обычно, сказал Пиетт.

- Все в порядке, адмирал, - поспешил заверить его Темный Лорд. – Я ничуть не сержусь на вас.

Дальше они пошли молча. Пиетт не рвался продолжить разговор, а Вейдер устал его допрашивать. Ситх вообще никогда не считал себя мастером этого дела. Даже будучи Анакином Скайуокером, он испытывал сложности в общении, а став Дартом Вейдером, привык неофициально разговаривать только с самим собой.

Сейчас ему куда больше хотелось немного поразмыслить. Неужели Пиетта так удивило только то, что Темный Лорд неодобрительно высказался об уничтожении Алдераана? Или есть что-то еще, что он упустил?

В любом случае повстанцы были сейчас более важной задачей…


Состав делегации Альянса неприятно удивил Вейдера. Мало с него одного Соло, так тут еще Калриссиан! А вести переговоры, похоже, собралась экс-сенатор Органа. Тоже не много приятного… Хотя вполне предсказуемо.

Конференц-зал представлял собой средних размеров помещение с овальным столом, рассчитанным на двадцать человек, посредине. Все стандартного темно-серего цвета, ярко освещенное и лишенное украшений. Стандартная имперская рабочая обстановка.

Обменявшись официальным приветствием с повстанцами, Вейдер занял место посреди более длинной дуги овала. Лея Органа села точно напротив. По правую руку от нее разместились адмирал Акбар и Люк, по левую – генерал Мадина, Соло и Калриссиан. Итого: шесть делегатов. Ладно, хоть не тридцать. Темный Лорд был почти уверен, что бунтовщики придут в более внушительном числе. Сам он вообще собирался вести переговоры один, но потом решил по какому-то внезапному вдохновению прихватить с собой Пиетта.

Вейдер еще раз внимательно осмотрел бунтовщиков. Все, кроме Люка, просто лучились недоверием и неприязнью. Да, переговоры будут нелегкими.

- Я понимаю, что конечной целью Альянса является восстановление Республики, - ровным, нейтральным тоном начал Темный Лорд. Он не составил речь заранее, но сейчас слова легко подбирались сами собой. – Я никогда не пойду на это. Но я считаю, что во многом мы могли бы быть не врагами, а союзниками. За двадцать четыре года своего правления Палпатин сумел превратить Империю в отвратительного монстра.

«Не без твоей помощи!» - сверкнуло в яростном взгляде принцессы. Вейдер притворился, что ничего не заметил, и спокойно продолжил:
- Оставить все дальше в таком виде невозможно, поэтому я решился занять место Палпатина. Я сделаю все возможное, чтобы Империя прекратила быть источником жестокости и беззакония.

- Могу я уточнить, что вы имеете ввиду под беззаконием? – вежливо перебила Органа.

- То же, что и вы, ваше высочество: геноцид, рабство, расизм, процветание преступных картелей, направление огромных средств на безумные проекты вроде строительства супероружия. Список будет очень длинным. Я займусь искоренением всего этого, как только вы развяжете мне руки. Но я повторяю, что предпочту ваше сотрудничество нейтралитету или тем более враждебности. Вы должны понимать, что реформирование Империи – это сложная задача, которую не решить в несколько дней. На это понадобятся годы. Слишком многое успело прогнить насквозь за время правления Палпатина. Многие, стоящие сейчас у власти, будут стремиться сохранить все, как есть. Поэтому я не хочу оттолкнуть ни одного возможного союзника.

- И вы считаете, что все эти преступления не являются прямым следствием Нового Порядка? – спросила экс-сенатор с плохо скрытым чувством собственного превосходства.

«Дарт Вейдер, как вы смеете! Я имперский сенатор и направляюсь на Алдераан с дипломатической миссией!» - вспомнил Темный Лорд. Сейчас у принцессы было такое же выражение лица, как тогда, на «Тантиве IV». Хотя… нет, что-то в ней было сейчас не так, как в той двадцатилетней девчонке. Тогда она смотрела на него просто с ненавистью и презрением, а сейчас она, кажется, бросала ему вызов. Как глупо!

- Некоторые из них процветали еще во времена Республики. Другие – всего лишь результат злоупотреблений, - ответил Вейдер и, чувствуя, что Органа снова хочет его перебить, поспешно добавил, - только не говорите, что злоупотребления – это и есть следствие Нового Порядка, а демократия – единственный способ их избежать. Иначе мы будем спорить до бесконечности и не придем ни к какому решению. Я пригласил вас сюда не для того, чтобы обсуждать достоинства различных форм правления. Мне кажется, я уже дал вам понять, что не может идти и речи о восстановлении Республики.

Кажется, он добился определенного успеха. По крайней мере, когда Темный Лорд сделал паузу, принцесса не воспользовалась этим, чтобы снова вставить реплику.

Еще ситх подумал, что все остальные, присутствующие здесь,- военные (плюс парочка незаконных дельцов), а поэтому им-то как раз, в отличие от бывшего сенатора, нужна не Республика как таковая, а нечто абстрактно справедливое, что они просто привыкли ассоциировать с Республикой. И предложенный Вейдером вариант начинал им нравиться. Осталось лишь преодолеть недоверие. Но это станет возможным только потом, на деле, а не на словах. Сейчас достаточно было и того, что он сам только что поверил в возможность сотрудничества с повстанцами.

- По-моему, я уже достаточно обрисовал свои планы, - сказал Темный Лорд, спрятав под маской удовлетворенную улыбку. – Давайте перейдем к делу. Я не могу потребовать от вас принять решение о сотрудничестве за спиной Совета Альянса. Не так ли? Но вы можете гарантировать соблюдение перемирия до того времени, когда Совет сделает окончательный выбор?

- Да, - процедила сквозь зубы принцесса, но тут же улыбнулась. – Но мы не можем гарантировать, что Альянс примет ваши условия, Лорд Вейдер. Вы должны понимать, что даже если кому-то из нас понравится ваше предложение, после всех лет войны нам будет сложно доверять вам.

Ну какой же дипломат будет так говорить? Вейдер еще раз улыбнулся не то с насмешкой, не то с грустью. Неужели только ненависть к нему так затуманивает ее высочеству мозги? Или есть что-то еще?

- Я не прошу вас торопиться с решением. Вы можете подождать и посмотреть, - предложил Темный Лорд. – Прямо сейчас я могу разве что предложить вам воспользоваться имперским ремонтным или медицинским оборудованием, если у вас имеется его недостаток.

Экс-сенатор вопросительно посмотрела на адмирала Акбара. Мон-каламари покачал головой. Это заставило Вейдера немного изменить к лучшему мнение о твердолобости принцессы. Все-таки, несмотря ни на какие эмоции, Органа не хотела оставить своих раненых без помощи. Уже неплохо для фанатичного повстанца.

- Лорд Вейдер, что вы предполагаете делать со Звездой Смерти? – вмешался генерал Мадина.

Хороший вопрос. Вернее, наоборот. Он может вызвать много противоречий. Очень много.

- На ближайшее время завершение станции будет приостановлено. Затем возобновится, но не в таком темпе как сейчас, разумеется, - все же Темный Лорд решил не начинать со лжи, хотя отлично понимал, что последует за его словами.

- То есть, несмотря на все, что вы только что говорили, вы собираетесь построить новую Звезду Смерти? – возмущенно спросила принцесса; кажется, к ней снова начинал возвращаться боевой дух.

- Звезда Смерти уже построена, - как можно спокойнее возразил Вейдер. – Вы видели ее в действии. Пустить ее сейчас на металлолом было бы, по крайней мере, нерационально. Суперлазер Звезды Смерти может быть использован не только в военных целях.

- Вы говорите, что собрались изменить Империю, но оставляете себе слишком много лазеек для обратного хода! – заявил Соло, не обращая внимания на попытку Калриссиана утихомирить его и предостерегающие взгляды остальных повстанцев. – Получается, что как бы далеко вы не зашли, все ваши добрые намерения все равно будут держаться исключительно на честном слове.

Ситх случайно поймал изумленный взгляд Пиетта. Да, раньше адмиралу, наверное, никогда не приходилось слышать, чтобы кто-то в здравом уме так разговаривал с Дартом Вейдером.

- Генерал Соло, вы считаете, что я хочу вас обмануть? – мягко спросил Темный Лорд, даже сумев выговорить присвоенное бывшему контрабандисту звание. Он вообще сегодня уже начинал сам удивляться своему терпению. Наверное, надо было взять более жесткий тон. Слишком уж быстро повстанцы проникаются чувством безнаказанности и вседозволенности. Протяни им палец, и не успеешь моргнуть, как останешся без руки. – Подумайте, зачем мне это нужно. Если вы не заметили, я мог бы час назад уничтожить вас здесь и затем расправиться с вашими остатками на Суллусте.

На несколько секунд воцарилось тягостное молчание. Похоже, бунтовщики совсем не ожидали, что Империи известно местонахождение их тайной базы. Вейдер отвернулся от Хэна Соло, давая кореллианину понять, что их разговор окончен, и снова обратился к принцессе.

- В любом случае, сейчас Звезда Смерти совершенно безопасна для восстания. На ней еще нет гипердрайва. Впоследствии у нас будет много времени для обсуждения этого вопроса. Несомненно, что такое оружие никогда не должно попасть в руки существа, подобного Таркину.

«Или подобного тебе!» - почувствовал Темный Лорд в яркой вспышке эмоций Органы. Принцесса тоже не скоро забудет Алдераан и винит в гибели своей планеты только его…

Вейдер посмотрел в сторону Люка. Все время переговоров Скайуокер сидел тихо и неподвижно, внимательно слушая. Часто Люку очень хотелось высказаться, но он сдерживался, опасаясь сказать что-нибудь не то. Темный Лорд мысленно улыбнулся сыну. Тот все делал правильно. Само его присутствие успокаивало и придавало сил.

- Так вы согласны изложить услышанное Совету Альянса? – вежливо спросил ситх.

- Да, Лорд Вейдер, - принцесса слегка кивнула головой.

- Отлично. Я буду ждать ответ столько времени, сколько вам понадобится. При условии, что за это время не произойдет ни одного нападения на имперские объекты.

Органа снова кивнула головой.

- Но вы должны понимать, что в рядах Альянса могут появиться радикально настроенные сепаратисты, - предупредила принцесса. – Реакция на ваши действия может быть очень непредсказуемой.

- Я понимаю, - ответил Вейдер и все же не удержался от замечания. – Надеюсь, что их число не достигнет большей части Альянса.

Темный Лорд поднялся на ноги. Все последовали его примеру. Переговоры были окончены.

Перед тем, как покинуть конференц-зал, Вейдер подошел к принцессе Органе.

- Подождите, ваше высочество. Одна вещь, которую я хотел сказать лично вам, - попросил он с удивлением заметив, что алдераанка словно окаменела и приготовилась резко отказать. Что это с ней? – Представьте себе на мгновение, что повстанцы выиграли битву при Эндоре. Нет ни Звезды Смерти, ни Палпатина, ни меня… И что дальше? На этом война вовсе не закончилась бы. Большая часть имперских вооруженных сил никогда не примет вашу сторону. Вместо восстановления Республики вы ввергли бы Галактику в невообразимый хаос. Неужели вы будете стремиться к этому, даже если есть другой способ решения большей части проблем? Все слишком устали от войны, нужен мир. Подумайте об этом.

Бывший сенатор зло сверкнула глазами. Темный Лорд почувствовал в ней какую-то странную смесь облегчения и разочарования.

- Я уже давно не маленькая девочка, Лорд Вейдер. Не стоит пытаться учить меня, - язвительно улыбнулась принцесса и пошла прочь, не давая ему времени ответить.

Вейдер удивленно посмотрел ей вслед. Что за бред она только что сказала? При чем тут детство и поучения?

Люк, подошедший ближе и слышавший вторую половину разговора, состроил очень виноватую рожу. Так что Темный Лорд окончательно уверился в том, что упустил нечто важное. Ну да ладно, это он выяснит потом.

- Люк, ты сейчас отправишься в Центр Империи или на Суллуст? – вслух спросил Вейдер и дал сыну почувствовать остальное: «Нам нужно очень многое сказать друг другу».

Скайуокер посмотрел в сторону удаляющихся друзей-повстанцев, повернулся к Темному Лорду и кивнул головой.

- Я только сначала улажу некоторые дела и сразу вернусь, - пообещал Люк.

- Постарайся уложиться в два часа, - попросил Вейдер. Чем быстрее он окажется в Центре Империи, тем лучше. Но сейчас надо было еще приготовить флот к отлету и разобраться с Джерджеродом.

Люк еще раз кивнул головой и быстрым шагом пошел догонять остальных делегатов, которые уже шли к посадочной палубе в сопровождении взвода штурмовиков и офицера, выполняющего роль проводника.

Вейдер остался вдвоем с Пиеттом. Все-таки не напрасно он взял адмирала с собой. Во-первых, то, что он говорил повстанцам, полезно услышать и своим. Во-вторых, сейчас есть на ком сорвать непонятное полуудовлетворенное настроение в худших палпатиновских традициях.

- Ну, адмирал, что вы об этом думаете? - спросил Темный Лорд, кажется, начиная понимать прелесть вот такого изощренного издевательства над подчиненным. Тем более, что опять же приятно услышать от Пиетта что-нибудь, кроме «Да, милорд».

Чтобы скрыть изумленное негодование при виде такой подлости, адмирал был вынужден срочно симулировать приступ кашля. А может, и не симулировать…


Лея сидела в отведенной ей на «Доме Один» каюте, мрачно глядя в стену. Ее ждало много работы, но, наверное, впервые в жизни ей было наплевать на все дела. Альянс подождет.

Вейдер - ее отец…

Тогда, на Эндоре, она восприняла это почти спокойно. Ее мысли были слишком заняты предстоящим сражением. Но сейчас принцесса наконец полностью осознала весь смысл сказанного Люком. Вот тот холодный, жестокий, самоуверенный человек в черной маске, который только что сидел напротив нее за столом переговоров – это и есть ее настоящий отец. Человек, который уничтожил ее планету, ее семью, пытал ее саму, издевался над Хэном, едва не убил Люка… Да у него на руках кровь миллиардов! А он сегодня так просто отмахнулся от этого и принялся рассуждать о справедливости… Неужели у нее может быть с ним что-то общее… Но ведь Вейдер не придал их родству никакого значения. Никогда не придавал. Почему она должна поступать иначе?

- Вот ты где! - торжествующе начал Хэн, входя в каюту, но увидев лицо принцессы, запнулся. – С тобой все в порядке, Лея?

- Да, - резко ответила Органа и отвернулась, сильно ссутулившись. – Нет… я…

Соло сел рядом с ней и мягко обнял ее плечи рукой. Даже несмотря на нестерпимую сырость каламарианского крейсера, прикосновение было приятно теплым.

- Хэн, это так… Я не знаю… Мы столько лет боролись за свободу, а сегодня все перечеркнуто одним движением руки…

Принцесса сама не знала, почему начала именно так… Наверное, говорить о том, что касалось не только ее, было намного проще.

- Нет, подожди все совсем не так! – воскликнул кореллианин. – Ничего не перечеркнуто. Пусть мы не добились всего, но если этот ситх сделает половину того, что наобещал, это уже будет хорошо. И потом, мы же живы, мы не сдадимся, мы будем продолжать бороться!

Лея грустно улыбнулась, слушая воодушевленную речь бывшего контрабандиста. Как же его изменили любовь и дружба! Где тот человек, который спас ее только из-за денег? Как мог Хэн Соло, которого она любит, возить спайс для хаттов? Повстанцы поверили в Хэна, дали ему раскрыться, и преступник превратился в борца за свободу…

«Я чувствую в нем добро. Я могу вернуть его…» Неужели Люк верит, что такая же метаморфоза может произойти с Вейдером?! Но это же совсем разные вещи… Лея покачала головой. Как может она поверить в этого подонка после всего, что он сделал?! Есть вещи, которые невозможно исправить при всем желании… Даже если проклятый ситх захочет измениться, между ними стоит слишком много ненависти и страха…

Но она должна научиться жить со своим новым знанием. Должна перешагнуть через это.

- Хэн… - принцесса сделала паузу, чтобы собраться с силами и продолжить; кореллианин, затаив дыхание, смотрел ей в глаза с непередаваемым выражением любви и заботы. – Дарт Вейдер – мой отец…

Ей стало намного легче. Все же она сумела перешагнуть через свой страх. Это был первый шаг к победе.

А вот реакция Соло очень удивила принцессу.

На мгновение кореллианин утратил дар речи, потом вскочил и принялся быстро вышагивать круги в тесной каюте.

- Ситх побери! Тут что, все с ума посходили?! – ошалело пробормотал он. – Мне Люк час назад то же самое сказал…

Несмотря на ужасное настроение, Лея улыбнулась.

- Все правильно: он мой брат, - подтвердила она.

Совершенно поставленный в тупик, Хэн замер посреди каюты. На его лице медленно расползалась на редкость тупая, к тому же, как всегда, косая улыбка. Глаза широко раскрылись, брови полезли к верху. Жалко, что под рукой не было зеркала, чтобы показать Соло его рожу…

- То есть как это… - изумленно пробормотал Хэн, запуская руку в волосы и отворачиваясь к противоположной стене; там он тихо, но очень эиоционально высказал несколько витееватых кореллианских выражений, а потом вдруг повернулся обратно с совершенно серьезным, хотя и раскрасневшимся лицом.

Лея была ему очень благодарна за то, что на этом серьезном лице не появилось ничего похожего на разочарование и отвращение. Скорее, оно говорило: «Я понимаю, как тебе должно быть тяжело. Скажи, чем я могу тебе помочь? Я сделаю все, что угодно». Если бы Лея только знала, чего она сейчас хочет…


Скайуокер не планировал долго задерживаться на Корусканте. Он должен будет вернуться к друзьям и помочь убедить Совет доверять Империи. Поэтому Люк решил прихватить с собой «крестокрыл» и R2.

Забросив в багажный отсек за креслом пилота свой небольшой рюкзак с личными вещами, джедай повернулся к астродроиду:
- R2, я скоро вернусь. Только скажу пару слов друзьям.

К счастью, размеры «Дома Один» позволяли пройти расстояние от ангара до мостика за две минуты. Но на мостике Скайуокер обнаружил оживленнейшую политическую дискуссию и полное отсутствие Хэна и Леи. На его появление никто из начальства даже не обратил внимания, и, принеся извинения вахтенному офицеру, джедай предпочел тихонько выскользнуть и поискать в другом месте, то есть в каюте Леи.

Люк надеялся, что сестра поймет, почему он отправляется на Корускант. Он очень хотел наконец-то познакомиться со своим отцом в нормальной небоевой обстановке, поговорить, узнать ответы на многие вопросы…

Подойдя к каюте принцессы, Скайуокер почувствовал, что она там, и Хэн тоже. На всякий случай Люк решил осторожно постучать, чтобы не застать их врасплох.

Дверь отъехала в сторону, и юный джедай увидел подавленное лицо Леи почувствовал заботу и тревогу Соло. Он сразу понял, что здесь только что имело место выяснение семейных отношений…

Оба с удивлением смотрели на его летный комбинезон.

- Ты уже куда-то собрался, малый? – подозрительно спросил Хэн.

- На «Исполнитель», - сразу честно ответил Скайуокер. – Мне нужно очень многое обсудить с отцом…

- Почему? – с болью в голосе спросила Лея. «Почему ты признаешь его своим отцом? Как ты смог все простить?»

- Лея, он хороший человек. Он только выполнял приказы императора. Он не мог поступить иначе. Когда ты больше узнаешь о Силе, ты это поймешь… - начал Люк, но понял, что сестра ему не верит. – Ему сейчас больно, он нуждается во мне! Я нуждаюсь в нем! Я всю жизнь мечтал об этом… Прости, я не могу поступить иначе…

Медленно развернувшись, Скайуокер пошел к ангару.

Люк! – окрикнул его Соло; джедай остановился и оглянулся. – Да предудет с тобой Сила…

Спустя секунду растроганный Скайуокер очутился в крепких объятиях сестры и ближайшего друга.

Только не забывай, что нам ты тоже нужен… - прошептала Лея.

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™