<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 18.

С прогулки Лея вернулась довольная и раскрасневшаяся. Глаза принцессы радостно блестели…

Мон женским чутьем сразу же заподозрила, чем они занимались с Хэном…

Впрочем, все это было не ее дело. В конце концов она не мамочка маленькой девочки, а всего лишь бывший друг семьи уже взрослой девушки. Плохо только, что настроение у Леи было самое неделовое.

- Лея, я хочу обсудить с тобой очень важное дело. Извини, я понимаю, что сейчас уже поздно, но это действительно важно. Двое наших пилотов не подчинились приказу о вылете вне очереди и нанесли оскорбление офицеру-имперцу. Я считаю, что будет лучше пока не разглашать этого дела и впоследствии смягчить наказание. Ты согласна?

Органа с полминуты смотрела куда-то в стену, видимо пытаясь переключиться на серьезный вопрос с того, что сейчас ее действительно занимало.

- Извини, Мон, я сейчас как-то плохо соображаю. Допустим, я согласна, что дальше?

- Проблема в том, что Лорд Вейдер с этим точно не согласен, - Мотма на секунду замялась, чувствуя себя очень неловко. – И… я думаю, что ты лучше всех подходишь для того, чтобы поговорить с ним… если ты, конечно, согласишься… Все же ты имеешь на него какое-то необъяснимое влияние…

На слове «необъяснимое» Лея вдруг оживилась и пристально посмотрела в глаза собеседнице.

- Скажи, Мон, а что ты знаешь о моем происхождении? – спросила она каким-то странным тоном.

Слегка сбитая с толку, Мотма немного помедлила с ответом.

- Немного. Я знаю, что ты приемная дочь Бэйла Органы, и что со всем этим была связана какая-то темная история, но ничего больше…

Мон Мотма нахмурилась. Учитивая, что Лея подняла эту тему, в ней зашевелилось какое-то подозрение…

- Ты уверена? – переспросила принцесса, вглядываясь еще пристальнее.

- Да, конечно…

- Ну так вот, все «необъяснимое» на самом деле объясняется тем, что мой настоящий отец – Дарт Вейдер. И, кстати говоря, он и Анакин Скайуокер – один человек.

Челюсть самопроизвольно пошла вниз. И даже непонятно, от какого известия больше. Лея… Вейдер… Анакин… Люк… Лидер Альянса поджала губы. Как все неожиданно и пугающе! И как многое объясняет…

Мотма постаралась вспомнить Анакина Скайуокера… Как же давно это было! Вспомнились только смеющиеся голубые глаза, озорная улыбка и светлые волнистые волосы. Юный друг сенатора Амидалы, всегда умеющий заставить окружающих улыбаться, дерзкий, но иногда даже застенчивый, окруженный ореолом героя Республики, не вписывающийся в рамки представлений о джедае… В чем-то он был очень похож на непонятно откуда взявшегося сына, наверное, умением с первого взгляда располагать людей к себе.

Вейдер… Теперь это Вейдер…

Ну что ж, все встает на свои места. Теперь понятно поведение Леи и Люка. Понятно и поведение самого Вейдера. Остался последний маленький вопрос:

- А твоя мать… ее звали Падме Наберрие?

- Да, - Лея кинула взгляд, полный подозрения, - а откуда ты знаешь?

- Во времена Республики я хорошо знала их всех: и Анакина Скайуокера, и сенатора Амидалу, то есть Падме, и Бэйла Органу.

От неожиданно свалившейся на голову правды Мон вдруг почувствовала себя постаревшей на двадцать лет.

Значит вот как все случилось… Ну что ж, пожалуй, Бэйл был прав, что ничего ей не рассказал. Иначе она не смогла бы смотреть, как Лея ненавидит своего отца… И вряд ли смогла бы доверять ей… А так все само собой получилось не так уж плохо, как могло бы. Хотя, наверное, это слабость вот так радоваться, что все удачно пошло на самотек…

- Откуда ты все узнала? – спросила Мотма, чтобы получить представление до конца.

- Мне рассказал Люк. А потом мы встретились с отцом, когда я полетела в Центр Империи. Вейдер тоже ничего не знал. Он никогда не видел своих детей и думал, что они мертвы. Точнее почему-то он даже не знал, что нас двое. Видимо, мама не проходила обследование, чтобы скрыть беременность. Или не хотела портить сюрприз.

Между ними надолго повисла тишина. Каждая обдумывала свои мысли.

- Давай я сейчас пойду спать, - предложила Лея голосом явно говорящим о смене темы и самого характера разговора. – А завтра утром я как следует подумаю насчет нарушения нашими дисциплины. Ладно?

- Да, конечно, иди…

Мон Мотма тяжело посмотрела на закрывшиеся двери. Кажется, она сегодня спать не сможет…


Настоящий страх приходит только тогда, когда дело сделано, опасность миновала, и ты оглядываешься назад и словно просыпаешься, начиная понимать, что ты сделал и как это было невозможно.

Сегодня Дарт Вейдер чувствовал себя именно так. Ощущение походило на пробуждение после кошмара, когда мысли еще путаются, но все уже начинает потихоньку вставать на свои места. Или хотя бы продвигаться в их сторону. И ты понимаешь, что важно совсем не то, что казалось важным во сне.

Короткая передышка. Ему так ее не хватало с того самого момента, когда Люк появился на Эндоре! Решение, предательство, переворот, дети, новый мятеж… Интересно, ему это только кажется, или раньше время летело медленнее? Как же тяжело выбираться из двадцатилетнего полусна, закончившегося одновременно кошмаром и нереальным бредом сумасшедшего счастья…

Ему казалось, что он проснулся, когда решил, что его верность Палпатину исчерпала себя. Он ошибался. Окончательно проснулся он здесь и сейчас. В одно совершенно непримечательное утро по корабельному времени, когда у него наконец-то нашлось достаточно времени, чтобы наедине с собой остановиться и посмотреть назад.

Время… Его становится все меньше. Все труднее привыкать к темпу жизни, бешено растущему с каждым днем. Все меньше возможностей оглянуться, не боясь упасть… Наверное, это возраст. Хотя, если вспомнить, он, оказывается, куда моложе, чем иногда себя ощущает. Что поделаешь… жизнь не была к нему слишком ласкова.

Вейдер потер глаза руками, пытаясь выкинуть из головы ненужные мысли и сосредоточиться на главном.

«Да… протезы сейчас стали куда совершеннее, не то, что во времена моей юности… - непонятно зачем пришло вдруг в голову. – Эй! Я сказал: на главном!»

Ну что ж… на данный момент имеется:

Первое. Куча новых бунтовщиков, решивших, что уж теперь-то с Империей без Палпатина можно творить что угодно. Вероятно, они готовились давно, раз выступили так быстро.

Ну этим он гарантированно покажет, что они глубоко заблуждаются. Это даже не Альянс за восстановление Республики. Это просто предатели, которые никого не смогут привлечь на свою сторону, если он сам не предоставит им такой возможности кучей поводов всем и вся для недовольства новым правительством. А, учитывая, что он как раз начал с окончания войны, снижения финансирования ВПК (пусть и секретного, но результат будет налицо) и постепенным наведением порядка сначала в центре, а потом и на окраинах… Пожалуй, мешает только приобретенная им репутация чуть ли не маньяка… Но тут уже ничего не поделаешь. Пока что ему некого поставить формальным императором (да и не факт, что это верный шаг), значит, придется работать над собственным имиджем.

Тут Вейдер невольно поморщился, мысленно сказав покойному учителю большое и искреннее «спасибо» за все «хорошее». Впрочем, как будто кто-то тогда хоть раз был против… А сейчас уже поздно… ничего не вернешь. Такой козырь бунтовщики имеют. Да еще и смерть Палпатина, которая явно выглядит более, чем подозрительно, как бы ее не представляла официальная пропаганда, разглагольствуя о сумасшествии и самообороне. Интересно, как бы все это представили, если бы повстанцы все же взорвали Звезду Смерти? И главное, кто тогда смог бы остановить всю эту свору, решившую развалить Империю? Конечно же, Дарт Вейдер далеко не лучший символ возрождения прежних палпатиновских идей, но за неимением никого другого…

И все же проблема решаема. Что-то, а военная сила Империи на его стороне при практически любых обстоятельствах. За это Палпатину уже можно сказать настоящее спасибо. А к страху все уже привыкли. За это можно и Таркина помянуть добрым словом. Мерзость, а полезно…

Ситх задумчиво прищурился, прислушиваясь к Силе. Ощущение будущего снова было более, чем размытым. «Тьма затмевает взор. Ничего не видно…» - как говорил когда-то Йода. Только Тьма теперь союзник, а такая вещь как неясность того, что джедаи называли волей Силы, не может слишком смутить Темного Лорда. И вообще, интересно, было ли Тьмой то, что чувствовали четверть века назад магистры Ордена? Ведь Палпатин, если верить его словам, в то время тоже чувствовал себя неспособным предвидеть дальше собственного носа. Скорее уж это просто следующая точка неопределенности в развитии системы, когда достаточно небольшого воздействия, чтобы все пошло по совершенно неожиданному пути.

Ну что ж… Палпатин смог выйти победителем тогда. Он, Дарт Вейдер, сейчас постарается оказаться достойным учеником своего учителя. Еще не пришло время, когда ситхи лишатся власти над этой галактикой. Все же это было слишком необдуманное решение – уничтожить Темный Орден. Решение, продиктованное сиюминутными эмоциями. Он еще поборется за то, чтобы примирить Тьму и Свет.

Проклятая джедайская легенда о Равновесии! Вроде бы уверишь себя, что все это сказки, а она все равно ухитряется оказывать влияние, прямо-таки сидит в голове несмотря ни на что. Вот так пророчества и исполняются…

Так… ладно… Главное, бросать надо все эти полеты и исследования окраинных систем. Пора менять привычки. Исард, конечно, присматривает за прочищенным вариантом палпатиновского Кабинета… И она просто идеальное пугало для тех, кто имеет сомнения в выборе стороны, но пора брать это дело в свои руки. От одного пугала здесь куда меньше толку, чем хотелось бы.

Далее. Альянс. Как-то все с ними получилось вроде бы и поразительно легко, а вроде бы и так неудачно. Ведь хотел же тихонечко заткнуть их куда-нибудь на Дальние Рубежи, оставив при себе парочку их лидеров в качестве советников с весьма ограниченными правами. А вместо этого они оказались замешаны в новой войне, учитывая, что именно они и попали под первый удар и понесли наибольшие потери.

А главное, Империя победила в решающей битве, повстанцы практически сдались на условии совершенно незначительных уступок, но теперь, чем больше они маячат на первом плане, тем больше нового императора обвиняют чуть ли не в намерении восстановить демократию. Абсурд!

Темный Лорд чуть покачал головой. Вот что получается, когда в политике или на войне начинаешь руководствоваться личными соображениями. Было бы куда проще, если бы повстанцев просто уничтожили. Но теперь сама эта мысль уже порождала укол внутреннего неодобрения. Повстанцы больше не враги. И они достойно отреагировали на сложившуюся ситуацию. Теперь не может быть и речи ни о каком уничтожении. Дело сделано. Надо отвечать за последствия.

Но уж на место-то господ бывших бунтовщиков он поставит. Нарушений дисциплины он никогда не прощал и своим. Если Альянс хочет доверия, пусть его заслужит. Настолько, насколько им вообще можно доверять… Хотя Мон Мотма и на его стороне, кажется, не все с ней согласны, не говоря уже о тех, кто все еще не вышел из подполья.

И все же Альянс наименьшая из всех проблем. С ними все должно получиться. Как же иначе?

Третье. Лея. Вот уж точно средоточие всевозможных ошибок. И самая сложная проблема хотя бы потому, что он не в состоянии подойти к ней спокойно. Неожиданный феномен глубинной памяти, в которую залегли знания ситха. Памяти, вызываемой гневом и страхом. Какой же он все-таки был дур-раак, когда пошел на этот прокляьый телепатический контакт! Только кто же знал, что у Леи такие таланты лезть куда не просят… (Вся в папу!)

А потенциал у дочери неплохой. Возможно, вместе с ней они смогут найти все ошибки прежних поколений ситхов и понять, как избежать того, что привело Палпатина к сумасшествию.

Вот только Люк… В ситхи ну никак не годится. Как и в старые джедаи. И все же он джедай. Джедай, обуреваемый всеми видами страстей и привязанностей, но ухитряющийся при этом быть свято уверенным в том, что познал гармонию Света. Может, дело именно в этой уверенности? Хотя какая уж там уверенность, если сын постоянно боится Тьмы в себе? Но подход к Тьме и Свету у Люка очень даже интересный: не «как», а «что». Делай Добро и Свет с тобой… Все еще не может поверить, что ситхи не Зло.

Вейдер тепло улыбнулся воспоминаниям. Люк – это Люк… второго такого нет… Улыбка стала грустнеть на глазах.

«Вот только никто не сможет вечно уберегать его наивность и порывистость от правды жизни, - жестко и прямо сказал себе Темный Лорд. – Однажды настанет момент, когда сын увидит, что мир не всегда можно поделить на плохих и хороших, и в конечном счете руководствоваться приходится просто своей выгодой. Что тогда в нем останется от нынешнего джедая?»

Неожиданно перед внутренним взглядом промелькнула острая, как лезвие бритвы, картина: Люк и Лея, скрестившие мечи.

Вейдер зажмурился и тряхнул головой. Вот оно. То, что по-настоящему страшно. Брат и сестра, оказавшиеся по разные стороны тысячелетней битвы. И ни один из них не может оказаться на стороне другого. Люк слишком верит в возможность служить Добру, а Лея уже носит в себе знания Темного Лорда ситхов. Отсюда пути назад нет. Есть только один путь: заставить ситха и джедая не быть врагами. Воистину, из такого лабиринта способен выбраться не каждый…

А ведь кроме его детей есть еще и он сам. И вновь проснувшееся желание не дать умереть всему, что создано его Темными предшественниками. А, может, и Светлыми тоже? Ведь он теперь не только последний ситх, но и последний джедай тоже, хотя от джедая в нем и осталось так мало… Но, может быть, и это тоже одна из тех ниточек за которую можно ухватиться, чтобы примирить остатки двух Орденов? Может, не так уж плохо, что он сам так и не стал ситхом, как Учитель…

«А вот и наша самая сложная проблема…» - мысленно заметил Дарт Вейдер, почувствовав приближение Леи.

Темный Лорд поморщился, взглянув на хронометр. Все же время летит как бешеное… А, казалось бы, он всего-лишь на минутку задумался, пользуясь просветлением в голове…

Надеть костюм, расслабиться, позволяя манипуляторам точно поставить на место маску и шлем, подняться, застегнуть плащ…

Может, Лее в тот раз и понравилось его лицо без маски, но сам он уже ощущал себя в таком виде голым и беззащитным, и не собирался второй раз встречать дочь в медицинской камере.

Лею пропустили, как он и приказывал, сразу и без доклада.

Как всегда Вейдер встретил ее незаметным пристальным взглядом. Насколько она уже ситх? Насколько она приблизилась к тому, чтобы стать действительно его ученицей? Как себя с ней вести? Где та граница, до которой он может пользоваться правами учителя-ситха?

Главное Лея осознала практически сразу. Она не делает кому-то одолжение, а учится для себя. Осталось, чтобы она поняла, что учится, чтобы выжить. Кажется, она почти понимает…

- Доброе утро! – Органа непринужденно улыбнулась. – Спасибо за вчерашний совет. Мы отлично погуляли.

Соло…

Все же есть вещи, с которыми трудно примириться…

- Я знал, что тебе понравится. Садись и рассказывай, что ты вынесла для себя из пробежки.

- Но я…

- Никаких «но». Ощущения, объяснение, выводы. Все по порядку.

На секунду Лея нахмурилась, видимо собираясь спорить. Но передумала. Это хорошо, что передумала…

- Не знаю… просто, когда я уже начала выбиваться из сил я вдруг почувствовала, что все заполняет нечто связывающее… огромное, - принцесса мечтательно улыбнулась, покрутив кончик косы. – Что я – это… больше, чем просто я. Это весь этот корабль и даже еще больше. И бежать стало так легко: я чувствовала в себе энергию целой вселенной.

Вейдер только покачал головой. Значит, вместо самоизучения и самоконтроля дочь любовалась вселенной… Ну прямо как он в юности! Да еще и все было так необдуманно, что сейчас попытка сформулировать ощущения словами вызывает такое затруднение и в то же время восторг. И где самоанализ?! Девочке, однако, уже за двадцать… можно было подойти несколько серьезнее…

- А потом под конец было очень плохо, когда с энергии вселенной переключилась на себя? – участливым тоном спросил ситх.

- Честно говоря, да! – переход с чудесных воспоминаний на возмущение был прямо-таки мгновенным. – Почему ты не предупредил меня?

- Я говорил тебе, что надо концентрироваться на ощущении своего тела, - заметил Вейдер. – А не отвлекаться от него. Сила, конечно, не позволила тебе загнать себя. Когда что-то делаешь, доверяясь ей и не думая, это почему-то обычно выходит хорошо. Так можно даже, к примеру, отразить бластерный выстрел в нужную точку. Почему – большая загадка. Но полдня головной боли от переиспользования Силы, когда сотворишь такое на начальном этапе обучения гарантированы. А возможен еще и эффект ухода с головой, когда после возвращения в обычный мир все кажется тусклым и незначительным. У тебя такого не было?

- Э-э… нет…

Вид у принцессы был весьма ошарашенный свалившейся на голову лекцией. Настолько ошарашенный, что Темный Лорд решил разрядить обстановку.

- Ну что, понравилось? Я имею ввиду это твое ощущение вселенной.

- Потрясающе. Никогда бы не подумала, что это возможно, - Лея больше не улыбалась; она была просто серьезнее некуда; в глазах сверкнуло самое настоящее упорство одержимости. – Я хочу познать секреты Силы! Знаешь, я… Вот станг! Я так счастлива, что все так получилось и ты теперь меня учишь.

Так, оказывается, у алдераанской принцессы еще и проблемы с культурой речи… Наверняка, это из-за этого контрабандиста!

Органа рассмеялась. Немного истерично. Нет… уже не немного… Называется, разрядили обстановку…

- Извини, я не хотела… То есть, наоборот, я хотела… Короче, это просто потрясающе, что ты мой отец! Я тебя обожаю!

Ситх ощутил укол от какой-то неправильности сказанного. Оно, конечно, приятно… Было бы просто чудесно, если бы только все это было сказано в чуть более спокойном состоянии. А так внушает опасения на счет неосознанности…Чем бы ее таким отрезвить? Или не стоит – само пройдет? Да нет… стоит.

- Только не забывай, что Сила – это очень серьезно. Когда можешь заглянуть в самое сердце мира, все чувствуешь и оцениваешь совсем иначе. Я знаю: я помню себя без нее. Скоро ты почувствуешь, что ты такая одна, и отношения с миром придется строить заново. Может быть, ты полюбишь его, а может быть, и почувствуешь себя окруженной врагами. Лучше все-таки полюбить. В любом случае тебе придется стать сильной, потому что большие возможности требуют большей требовательности к себе.

Лея слушала очень внимательно. Вейдер вообще отметил, что ей нравится слушать как он рассказывает о чем-нибудь. Неужели он, действительно, умеет заинтересовать? Вот уж что никогда не было возможности проверить…

Ладно, проехали…

- Скажи, ты боишься совершить ошибку? – старательно, ничего не выражающим тоном спросил ситх. – Боишься потерпеть поражение?

- Но… смотря что я могу потерять…

- Для начала, если ты ничего не потеряешь. Просто проиграешь бой ни за что. Этого ты боишься?

- Да не знаю я! – Лея отвернулась, поджав губы. – Наверное, нет… если терять все равно нечего…

Темный Лорд поднялся на ноги. Следуя его примеру, Лея тоже вскочила с кресла. Ее глаза недоуменно расширились, когда он активировал световой меч.

- Ну так, если ты не знаешь, давай проверим. Не бойся, я не пропущу удар. Ни твой, ни мой. И, кстати говоря, ты не должна бояться ошибки. Концентрироваться вообще надо на положительном. Это практически основа психологической подготовки: будешь бояться сделать что-то не так – обязательно сделаешь. Помнишь тот стреляющий шарик? У тебя ведь начало получаться только когда ты поверила в себя. Возьми меч.

Лея неуверенно покрутила в руках оружие, не решаясь его активировать.

- Да не бойся ты! Я, понимаю, что первая тренировка с боевым мечом – это страшно. Но тебе придется мне доверять – другого меча здесь нет. И в отличие от ситуации с шариком палка не подойдет. У нее совсем другое распределение веса. Потом, у нас сейчас будет совсем не бой. Скорее изучение основных принципов владения световым мечом и отличия живого противника от машинки. И, разумеется, проверка умения не бояться совершить ошибку.

Органа с некоторым замедлением нажала на кнопку активации и чуть шагнула вперед. Начальная база умения работать с клинком в ней, как ни странно, чувствовалась… Но сколько неуверенности!

Шаг вперед… нечто, что трудно назвать ударом… Нет, так не пойдет. Темный Лорд, легко отклонив это нечто, заставил Лею сделать шаг назад, чтобы освободить меч, легко прижатый противником к полу. При этом она едва не потеряла равновесие и едва успела обеими руками поднять меч перед собой, чтобы отразить удар, логически завершающий движение, которым ситх отклонил ее оружие.

Так… а если тут же быстро с другой стороны на уровне колен?

На этот раз руку пришлось останавливать самому. Лея явно не успевала. Не среагировать. Нет, тут-то ее зарождающиеся навыки не подвели. А вот сделать соответствующее движение руками… Кажется, кому-то надо работать над рефлексами. И над уверенностью в своих силах!

- Вот видишь, страх перед возможностью ошибки это и есть то, от чего руки не слушаются головы, - заметил Вейдер, отходя на шаг назад и опуская световой меч. – А, если от психологии вернуться к Силе, то получится вообще очень интересная вещь: наши возможности ограничиваются верой в себя. Если ты действительно убедишь себя в том, что ты в состоянии поднять с места АТ-АТ, ты это сделаешь. Только убедить себя куда сложнее, чем просто сказать «я могу». Надо поверить, чтобы не осталось и тени сомнения.

Лея зло фыркнула.

- Скажи, сколько лет ты учился всему этому, а?

- Мало, - ситх улыбнулся, поняв, куда она клонит, но тут же снова стал серьезным, - У меня не было времени. Но у тебя его еще меньше. Так что смотри внимательнее, чувствуй и доверяй своим ощущениям так, чтобы рука реагировала чуть ли не вперед головы…


Ландо Калриссиан застегивал перед зеркалом мундир, упрямо вставляя каждый крючок в петлю, расправляя вреднючий воротничок.

Зародившееся в незапямятные времена предчувствие того, что авантюризм когда-нибудь не доведет его до добра только усиливалось, но все же Ландо ничего не мог с собой поделать. Когда Соло объявил, что ему здесь не место и послал службу на все четыре стороны, у Калриссиана просто само-собой вылетело: «А спорим, я смогу стать имперским офицером?»

Вот так вот бывший администратор Облачного Города, бывший шулер и делец и просто очень азартный человек прошел по спискам зачисляемых на службу как капитан того самого крейсера-заградителя…

Помнится, рожа у имперского адмирала тогда была просто прелесть, какая вытянувшаяся от недоумения и возмущения. Ага! Привет старым знакомым!

Ландо улыбнулся воспоминанию. Приятно все же иногда удивлять людей. Можно сказать, в этом-то и есть самые веселые моменты в жизни…

С настроением, заметно повысившимся от такого заключения, новоиспеченный имперский офицер счел-таки свой воротничок достаточно расправленным и гордо направился в сторону моститка.

Разумеется, это настроение ему обязательно нужно было испортить!

Навстречу с весьма мрачной рожей тащился Антиллес. Мрачность рожи Калриссиана совсем не впечатлила: Ведж отдавал ей, то есть мрачности, предпочтение последние несколько дней. Ландо начинал очень подозревать, что рыженькая красотка, пытавшаяся пристрелить Темного Лорда, произвела на коммандера куда большее впечатление, чем тот хотел признавать. Впрочем, оно и понятно: девчонка-то просто загляденье!

Но ведь Антиллес с чего-то решил именно сейчас поговорить по душам, судя по тому, с каким видом затормозил…

- Знаешь, Ландо, я тут подумал… какого ситха я здесь делаю?

О нет! Только не это… Ну полетали вместе над Эндором, ну, может – а кто в этой куче что толком разберет?! – пару раз спасли друг другу шкуру… Точнее, Антиллес ему, наверное… Ландо почувствовал-таки небольшой укол совести. Но не обязан же он теперь работать жилеткой! У него есть дела поважнее…

- Знаешь, Ведж, - как можно легкомысленнее ответил Калриссиан, - а по-моему тут очень даже неплохо.

Ведж хмуро посмотрел ему в лицо.

- И что тут такого хорошего? Работа, она и есть работа… Только не по мне. Уж очень тут вокруг крупные рыбки плавают.

- Ну, знаешь ли, вообще-то тут никого силой не держат, - ответил Ландо, постаравшись скрыть раздражение. – Хэн вот уже свалил. И я думаю, если бы не Лея, он давно отчалил бы на все четыре стороны.

- А вообще, ты как думаешь, наше начальство просто выкупило свою шкуру, или здесь нам правда есть, что делать?

Ландо взволнованно огляделся по сторонам… Команда, конечно, повстанческая, но кто их знает, еще донесут чего-нибудь…

- Ну конечно, нам здесь есть что делать! – на всякий случай ответил Ландо. – По крайней мере мне точно есть, – это уже было ближе к правде. – В конце концов, разве эти новые бунтовщики не нанесли удар именно нам?

Точно, блин! Как он сразу не догадался! Такой простой и не требующий долгих разъяснений аргумент. И, может, ему еще удастся наскрести остатки настроения, чтобы постоять в новой должности на мостике…

- Да знаю я… - поморщился Антиллес. – Только с этими импы и без нас расправятся как с нами. А мы здесь вообще никому нафиг не нужны.

У-уу! Калриссиан все же не удержал страдальческий вздох.

- Ведж, а кому мы были нужны в Альянсе? Ну да, я понимаю, нас там было мало, а здесь много… Но ведь ты же сам сказал: работа. Вот мы и работаем.

- Да пошел ты…

Ведж вдруг развернулся и ушел, буркнув себе под нос что-то вроде «извини, настроение у меня сегодня сволочное…»

Ладно ощутил второй укол совести. И главное, настроение все равно было безвозвратно испорчено. Плюнув, он помчался догонять Антиллеса.

- Эй, Ведж, подожди, ты куда?

«Ох чтоб вас всех! Ну ведь так хорошо день начинался… Ну за что мне это?! О-оо-ох..!»

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™