<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 16.

Ощущения Силы часто бывает очень сложно выразить словами. Но для впечатления от этой планеты словесное определение напрашивалось само собой: здесь воняло как в сливной яме. Почти как на нижних уровнях Центра Империи. Только там это перекрывалось аурой верхних кварталов, а здесь шло прямиком в космос.

Ничего. Это, и правда, похоже на запах: сначала чуть не задыхаешься, но со временем к ощущению привыкаешь, и оно становится почти незаметным фоном.

Вейдер оглянулся, чтобы встретить внимательный взгляд Пиетта, ожидающего распоряжений.

- Приготовьте челнок и эскорт, - сказал Темный Лорд после секундного размышления. – Пошлите моффу Глессен официальное уведомление.

- Так точно, милорд.

Ситх незаметно вздохнул под маской. Еще Палпатину не раз приходила в голову мысль заставить промышленников Эриаду больше следить за экологией и условиями жизни рабочих. Но вместо этого силы и средства уходили на стабилизацию власти и подавление восстания… И, кажется, от переворота мало что изменилось…

Пока мало…

- Оставайтесь на высокой орбите и не опускайте дефлекторов, - распорядился Вейдер. – Пусть вторая тактическая группа отправляется на Слуис-Ван через два часа, если к тому времени я не отменю этот приказ.

Ох не напрасно они сюда пожаловали! Темный Лорд оправляясь от шокирующего воздействия трущебной ауры все сильнее ощущал другой гнилостный запашок – сильные сего мирка явно имели, что от него скрывать. Он почти видел, как со стороны губернаторского дворца распространяется паника… Ситх вдруг нахмурился: слишком много паники. Там что-то произошло!

- Милорд, нам только что сообщили, что мофф Глессен отсутствует, - доложил Пиетт, отвернувшись от терминала.

- Вот как… - медленно проговорил Вейдер голосом, заставившим адмирала побледнеть и сделать едва заметное движение назад.


Адмирал Дегоен заставил себя не сдерживать дыхание, глядя на спускающуюся по трапу челнока фигуру Темного Лорда. Кажется, тот был весьма недоволен отсутствием моффа… И, кажется, здесь есть единственный человек, который может за это ответить…

- Ваше величество, мофф Глессен отбыла на Слуис-Ван четырнадцать стандартных часов назад, - о том, что она сделала это, сославшись на приказ Темного Лорда, адмирал на всякий случай решил промолчать…

- Я не давал такого приказа. И ее сейчас нет на Слуис-Ван, - холодно ответил Вейдер.

Повисла пауза. Ситх явно не спешил продолжить, а Дегоен, во-первых, не знал, что ответить, а во-вторых, все равно чувствовал, что язык его плохо слушается…

- Насколько вы преданы Империи, адмирал? – вдруг спросил Вейдер.

- Милорд… - изумленно выдохнул Дегоен, глядя на маску императора невольно расширившимися глазами; что-то подсказывало ему, что отвечать нет смысла…

На этот раз пауза оказалась куда продолжительнее. Ситх стоял молча и совершенно неподвижно, как изваяние.

Адмирал старался делать то же самое, но чувствовал, как от щек предательски отливают остатки крови. Мысли проносились в голове одна за другой. Неужели, Темный Лорд таким образом испытывает его? Но ведь факты известны говорят сами за себя… Так значит, дело не в провале задания, а… Предательство! И предатель не только мофф Глессен, но и… И кто? А может, слухи о случившемся на Суллусте правдивы? Конечно! Тогда мофф ничего не сделала для улучшения ситуации из-за предательства!

Вейдер чуть шевельнулся, по черным складкам плаща прошла легкая волна. Едва заметное движение, но иллюзия неживого изображения снова сменилась ужасом Империи. Или символом ее мощи и величия?

Неудивительно, что Глессен так поспешно сбежала. Невозможно стоять напротив Темного Лорда без панического ужаса, если совесть не чиста…

Совесть… Пауза слишком затягивалась, ощущение озарения проходило… И мысли об Империи все настойчивее сменялись мыслями о своей шкуре. Кроме верности есть еще доверие. Доверие высокого положения, которое нельзя не оправдать… Нервы натягивались как струна, готовые сорваться… Дегоен прерывисто вздохнул…

«Да сделай же ты хоть что-нибудь! – почти отчаянно подумал он. – Сколько можно тянуть?!»

Самая страшная смерть – это та, перед которой ты бессилен. Можно умереть в бою. Но там ты сражаешься с врагом и можешь выжить… А смерть от руки палача… Особенно, если эта рука даже не видна, и ей невозможно противостоять… Не бесполезно, а именно невозможно!..

Стоп! Так заслужил он это или нет? Ведь он не предатель! И ничего не мог изменить… Или мог?

Адмирал одернул себя, вдруг сообразив, что его руки нервно теребят полы кителя. Как он показывает себя императору?! Впрочем, наверняка, и так видно, что он напуган. И Дегоен вдруг совершенно не к ситуации подумал, что не очень-то стыдится этого факта. По настоящему пугает лишь неизвестное и неотвратимое. Да и кто может не бояться Темного Лорда, особенно, когда все висит на волоске?

Впрочем, нет… не висит, вдруг понял он. Карающая рука Империи неотвратима и молниеносна. Если уже прошло так много времени…

- Теперь у вас есть приказ, - сказал Вейдер таким тоном, как будто продолжил только что сказанное предложение. – Если в эту систему без моего распоряжения войдут любые военные силы, орбитальные платформы Эриаду должны открыть огонь.

- Да, милорд, - почти уверенно ответил адмирал; ощущение было такое, как будто с плеч упала гора; только сейчас он понял, что на самом деле был напуган куда сильнее, чем ему казалось полминуты назад.

- Отлично. Через полчаса у меня должен быть список всех, кто исчез вместе с Глессен. Остальных я хочу видеть здесь прямо сейчас. Теперь вы исполняющий обязанности моффа… не подведите меня, адмирал.

Странно, но Дегоену вдруг показалось, что последние слова были сказаны с какой-то слишком легковесной интонацией и прозвучали как ободряющая шутка. На всякий случай адмирал, отходя, зажмурился и едва заметно тряхнул головой: мало ли что можно услышать, едва оправившись от испуга, в искаженном маской почти монотонном голосе Вейдера… Но на душе как-то сразу стало немножко легче, и мысли сами собой переключились с только что пережитого на новую работу.


Люк устало выключил деку и встал из-за стола. Как ему надоели эти проклятые столбцы информации про каких-то людей, которых он едва знал! Ну зачем отцу понадобилось занимать его ЭТИМ?!

«Тебе стоит привыкать к большей ответственности, чем эскадрилья истребителей…» - вспомнил он.

Ответственность… Власть рождает ответственность… И это слова ситха. Да… опять Бен ему что-то недорассказал… Интересно, что сказал бы о власти Палпатин? Наверное, все же не то, что Вейдер, раз они между собой не поладили…

«Но мне-то этой власти не надо ни в каком понимании!»

Не надо… Но будет. Будет, как только кто-то узнает, что он сын императора. Вот она обратная сторона их с отцом отношений. Он-то думал, что камнем преткновения является Сила! Почему-то тот факт, что Вейдер правит Империей, юный джедай ухитрился упустить из вида.

«Пойдем со мной, отец!» - так он тогда сказал. Как он был наивен, думая, что все можно просто взять и перечеркнуть одним жестом! Почему он не догадался, что отец служит не Палпатину, а Империи!

Чтобы хоть немножко отвлечься, Скайуокер направился в столовую. Тем более, что как раз подошло время обеда.

«Что тут у нас? А, ну да… как обычно…»

Почти машинально взяв поднос и усевшись в углу, Люк принялся думать об Альянсе.

Он ведь никогда не был так же предан восстанию, как его отец – Империи. Альянс был для него людьми, которые ему дороги. Друзья, соратники, просто хорошие парни, которые ему доверяют и почему-то даже иногда ставят его в пример и восхищаются им…

Но душа восстания, его настоящая душа – стремление к свободе – так и не была принята им по-настоящему. Теперь он это видел. В отличие, от Леи он просто был повстанцем потому, что ему нравились окружавшие его люди, потому что туда пришли Биггс, Бен… Других людей он просто не знал. Так сложилось с детства.

«Я тоже ненавижу Империю». Что он знал об Империи, когда это сказал? Да ничего! Но говорил не раз…

Конечно, потом были дядя Оуэн и тетя Беру, Алдераан, Звезда Смерти, с которой пришлось бежать и гибель Бена… После этого Люк уже не мог не стать повстанцем.

Вот и ответ: он пришел в Альянс из мести и страха, еще ничего толком не зная и не понимая. Он хотел уничтожить зло, но не имел ни малейшего представления о том, что хочет построить. И таких как он, в Альянсе были тысячи…

Конечно, тогда он не мог даже представить, что привязанность Вейдера к Империи может быть чувством светлым и совершенно обыкновенным. Не мог представить, что существуют люди, котороые преданы империи не из страха, а просто преданы, так же, как он был предан Альянсу. И многим из них тоже нет дела до политики. Просто это их жизнь. А кому-то и есть, как, например, его отцу. Но теперь-то Люк увидел таких людей своими глазами. Почувствовал это…

И, конечно, даже в самом кошмарном бреду Скайуокер не смог бы вообразить, что когда-нибудь ему придется командовать ими.

Он вообще не очень-то задумывался о будущем. Он просто хотел спасти своего отца. В каком-то смысле, он достиг своей цели.

Но что из этого вышло?!

А что будет спустя много лет?!

Люк даже отложил вилку и откинулся на спинку стула, когда его воображение нарисовало ему ТАКОЕ, что…

Нет-нет! Никогда! Лея, может и смогла бы продолжить дело его отца, но только не он! Пусть известие о том, кто он такой, несколько изменит его статус… С этим он еще справится… Но только не так кардинально. Иначе он просто не выдержит.

А Лея? Она ведь самый настоящий повстанец! Конечно, последние события очень изменили ее, но недостаточно. Вряд ли Вейдер доверит ей Империю…

Впрочем, Люк очень надеялся, что времени у них еще предостаточно, и этот вопрос можно отложить подальше… Чем дальше, тем лучше. Да и в конце концов, разве в Империи нет достойных лидеров, которые могли бы взять управление? Вот только у них нет Силы…

Нет-нет! Это потом. Не сейчас!

Сейчас ему придется учиться и привыкать к своему новому статусу. Только надо будет все-таки как следует поговорить с отцом насчет его планов на будущее… На всякий случай…

Надо немного развлечься и отдохнуть. Медитировать почему-то соврешенно не хотелось. Да и вряд ли сейчас получится… Попробуй выкинь все из головы, когда странные новые мысли так и лезут!

Почти на автомате Люк направился не в свою каюту, а в ангар. И только на входе у него в голове оформился вопрос, а что он собственно собрался там делать?

В это время в ангаре было почти пусто. Только пара механиков упорно возилась с солнечной батареей ДИ-шки. Увидев вошедшую невысокую фигуру в черном оба настороженно оторвались от занятия, вытянувшись по стойке смирно.

- Вольно, можете продолжать работу, - смущенно пробормотал Скайуокер.

Тут ему в голову наконец-то пришла мысль, чем себя занять, и одновременно, как выпутаться из ситуации, не выглядя полным идиотом. В результате юный джедай пересек ангар и направился к кабинкам летных тренажеров. Кажется, это была, действительно, неплохая мысль… особенно, если там есть место.

Но тут Люк к своему удивлению заметил троих гвардейцев, выходящих из летно-тренажерного зала. Все были без формы, но таких трудно не опознать: высокие, все почти одного роста, хорошо тренированные – одним словом элитное показательное подразделение…

Вот только что они тут делают? Это что, популярное место развлечения, что ли?

Присмотревшись, Люк слегка удивленно моргнул. Генерал. Точно. Та самая, словно стукнутая кирпичом по макушке, пучеглазая рожа, которую отец зачем-то решил к нему приставить… Но на этот раз в дружеской компании своих подчиненных.

Ох! Ну сколько раз он говорил себе не судить о людях по внешности! В конце концов, на это в крайнем случае, есть Сила.

Двое свернули вправо, а Корнелл неторопливым шагом пошла к главному входу, то есть прямо навстречу.

- Добрый день, джедай Скайуокер.

- Добрый день… А вы тоже умеете управлять космическими истребителями? – не удержался Люк.

- Скорее, умела лет двадцать назад. Но тогда у Империи были совсем другие машины. С ДИ-истребителем я знакома только по тренажеру.

- А я вообще только пару раз видел, какой он внутри, ну и конечно, видел в бою. А… может, вы мне немножко расскажете? Только самое основное. Я быстро схватываю.

При словах «быстро схватываю» по лицу Ханны скользнула понимающая улыбка. И так же быстро исчезла.

- Конечно, идемте.

Скайуокер с легким сердцем забрался в кабину, рассматривая непривычную панель управления.

- В общем-то все не так уж сложно. Вот это тяга двигателей. Эти рычаги управляют горизонтальным и вертикальным смещением, если нажимать под углом, происходит поворот вокруг своей оси. Здесь же управление огнем.

Ага, логично, мысленно отметил Люк, положив руки на рычаги и мысленно представив, как он легко поразит цель, выполняя хитрый разворот. Вот импы, мерзавцы, какую удобную штуку придумали!

- Не забывайте, что дюзы двигателей расположены намного ближе к центру тяжести, чем на Инкоме, поэтому поворот при той же тяге происходит медленнее. Но истребитель куда легче и в целом менее стабилизирован.

Скайуокер уже приготовился активировать простенькую программу тренировки, когда неожиданно вернувшиеся недавние тревоги заставили его задать еще один весьма важный вопрос:

- Могу я спросить, почему вы бросили летать? Вы же сказали, что когда-то летали, да?

Корнелл чуть улыбнулась, глядя на него невидящими глазами.

- Не знаю, как бы это так выразить попроще и поприземленнее… В общем, в жизни часто приходится делать то, где от тебя больше проку, если хочешь чего-то добиться.

- А чего вы хотите добиться? – неожиданно осмелев, спросил Люк, предвкушая разочаровывающий ответ вроде положения или денег.

Но генерал только усмехнулась.

- Сейчас уже ничего особенного. Так… пойти на пенсию, снять домик на какой-нибудь мирной планетке… Обязательно рядом с морем, чтобы вечерами сидеть у костра, слушать волны и смотреть на звезды, - она все же засмеялась, и Скайуокеру показалось, что перед ним вовсе не та холодная, вечно официальная женщина. – А тогда… кто в двадцать пять не стремится открыть себя, узнать, на что способен? Может, просто найти свое место в мире.

«Место в мире…» - мысленно повторил джедай, окончательно разворачиваясь от панели управления к собеседнику.

- То есть вы хотите сказать, что вам больше нравилось летать, но ВАШЕ место не там, где вам нравилось, а там где вы нужны?

Корнелл изумленно раскрыла глаза, приподняв брови. Похоже, сейчас она смотрела на него как на немного ненормального…

- Ни в коем случае. Тогда произошло много всего из-за чего из меня получилась именно я. Не факт, что я тогда думала, как сейчас. Ваше место – это просто то, где вы чувствуете, что вам это надо. И вовсе не надо брать с меня пример. Я могу дать только один дельный совет: смотрите на жизнь проще. Есть ваши желания и есть обстоятельства. Вот и все.

- Что вы имеете ввиду? – нахмурившись спросил Люк.

- Что жизнь вещь больше практическая, чем теоретическая. Тьфу! Какую завернула фразу… - оборвала она сама себя. – Знаете, у меня ведь всегда, и в школе, и академии, были ужасные отметки по философии. Кажется, это у меня на всю жизнь. Вообще не знаю, зачем я взялась философствовать, да еще и с джедаем… Извините, после стольких лет работы на Инччоре сказывается привычка поучать молодежь. К тому же у вас потрясающий дар располагать к откровенности… Не хуже вирренского выдержанного.

- Да ладно! Я вот учился только на дому. Хотя я старался. Я тоже хотел в академию. Но я, кажется, понял, о чем вы. И я бы не сказал, что это неумно, - Скайуокер на секунду остановился, но потом, решившись, выдал сидевшую в голове мысль. – Знаете, …э-э, Лорд Вейдер сказал, что мне стоит познакомиться с вами поближе, чтобы кое-чему поучиться.

- Вот как? Кажется, у него «хорошее» чувство юмора, - спокойно заметила Корнелл. – А кто-то еще говорил мне, что мне надо быть серьезнее, чтобы не казаться редкостной сволочью, извините за выражение…

Люк слегка покраснел, так и не поняв, обозвали ли сволочью его отца или нет.

- Нет, вы не правы. Мне очень интересно. Конечно, мне неловко лезть с такими откровенными вопросами к едва знакомому человеку. Но мне очень важно разобраться в своем отношении к Империи и моему новому статусу. Поэтому я и хочу познакомиться поближе с кем-то, кто служил Империи. Вы не против?

Люку впервые показалось, что Корнелл смотрит на него с серьезным, глубоким выражением. Все же, он не зря избрал предельно откровенный подход… Впрочем, с другим он бы вряд ли справился.


Мара обхватила голову руками, тяжело глядя в стену. Полдня назад она еще пробовала найти логическое опровержение словам Вейдера, потом просто от души раз тысячу обозвала его негодяем с использованием всех известных ей синонимов этого слова… А сейчас энергия иссякла, она устала злиться, и ей было просто ПЛОХО.

Она ненавидела и Антиллеса, и Вейдера. Ненавидела себя. За то, что оказалась такой слабой. Она никогда не верила, что ее можно сломать. Думала, что выдержит все. Была так уверена в том, что то, что она знает, истинно, и ничто не заставит ее усомниться.

Джейд чувствовала себя потерянной. Нет, она не поверила вейдеровской лжи, но теперь не могла больше верить словам Повелителя. Она уже не верила ничему. Даже самой себе.

Было безумно больно от падения мифа ее собственной сущности. Она не та, кем считала себя всю сознательную жизнь. Она, на деле, куда слабее и мельче.

Кто она? Что ей делать? Теперь Мара ненавидела еще и Палпатина. За то, что он сделал ее такой. Хотя… нет. Все же себя она ненавидела больше. За то, что была слепой. За то, что ВЕРИЛА. На что-то надеялась.

«Что, уже второй кризис мировоззрения? – спросила она сама себя с каким-то болезненным наслаждением черного сарказма. – То мы выше всех на свете, то у нас могут быть друзья, до которых можно и снизойти – ха, и где они эти друзья! – а теперь мы значит дрянь дрянью… И поделом досталось. Ну-ну…»

Нет, она никогда не уступит Вейдеру. Пусть это будет пустая бессмысленная жертва ее былому самолюбию. Пусть. Ей это необходимо, чтобы не почувствовать себя полным дерьмом.

И что тогда? Сдохнуть здесь? Бежать? Легко сказать!

Нет выход один. Обмануть Вейдера. Тоже, конечно, не так-то просто сделать, но хотя бы не безнадежно.

А потом бежать. Куда угодно. В любую дыру. Чтобы забыть.

Забыть? Она сможет забыть?..

Может, лучше сразу повеситься? Только потолок уж очень гладкий… Да и нехорошо как-то выйдет… Совсем капитуляция. Все же надо бороться.

За что? За себя. За то, чтобы снова почувствовать себя человеком. Чтобы стать тем, кто она есть. А не мифом, который сотворил в ней Повелитель. И не очередной игрушкой в руках Вейдера! Тем, кем она могла бы быть, если бы у нее, как у всех, был выбор.

Выбор? Какое глупое слово! Разве он у кого-то по настоящему есть? Но у нее будет! Джейд яростно стукнула кулаком по койке, не обращая внимания на боль.

Наверное, Повелитель подумал бы, что она сумасшедшая неблагодарная тварь, если бы увидел ее… Ну и пусть! Может, она это и есть… Все равно она, похоже, никогда не была его достойна.

Мара горько усмехнулась, и усмешка сама-собой перешла в долгий приглушенный смех, весьма похожый со стороны на плач.

Кто она? Что ей делать?

Успокоиться. Надо успокоиться! Она слишком взвинченна, чтобы сейчас принять хоть какое-то мало-мальски разумное решение. И мысли в голову лезут одна бредовее другой. Ни в коем случае нельзя сейчас все окончательно испортить. Надо найти хоть какую-то опору, хоть что-то, от чего можно оттолкнуться, чтобы выстроить вновь картину ее мира.

Найти опору…


Капитан Уилхуф Глессен молча застыл на пороге, сверля взглядом тонкую металлическую заколку, стягивающую в хвост пепельную шевелюру гранд-адмирала.

Канерди явно слышал его шаги, но не спешил повернуться, дочитывая что-то на экране, куда молодой человек постеснялся заглянуть. На всякий случай Глессен негромко кашлянул, но опять же без всякого эффекта.

Наконец, гранд-адмирал отключил монитор и повернулся в кресле.

- Прошу прощения, - мягко улыбнулся он, заставив Уилхуфа покраснеть от смущения. – Что вы хотите, капитан?

- Я хотел сказать, что эскадра моффа Глессен прибыла в ваше распоряжение, сэр.

Канерди едва заметно нахмурился. Но спустя мгновение кивнул головой и поднялся с места.

- Хорошо. Я думаю, вам хотелось бы улучить пару свободных часов? Считайте, что они у вас есть прямо сейчас.

Капитан покраснел еще сильнее. Вообще-то он не собирался просить ни о чем таком… И даже сомневался, что мать обрадуется, увидев, что он отлучился со службы, чтобы поговорить с ней… Она же хочет, чтобы он был очень ответственным. Но поговорить хотелось! Все же хотелось…

- Надеюсь, вас не затруднит передать от меня моффу Глессен одну единственную вещь, - продолжил Канерди прежде, чем Уилхуф успел его поблагодарить. – Здесь все подчиняются моим приказам. Остальное она поймет.

Капитан почувствовал, что его щеки просто горят. Он знал, что гранд-адмирал не питает особого уважения к его матери. И осознание этого всегда боролось в нем с родственными чувствами. Равно как и собственное все ухудшающееся с годами мнение о маминых методах. Тем больше он ценил свое нынешнее положение и отношение к себе Канерди, понимая, что хоть этого-то он добился в жизни САМ, а не потому, что он сын моффа и родственник «великого Таркина».

- Да, сэр, я передам.

- Отлично, можете идти, если хотите. Я думаю, мофф Глессен не будет возражать, если я пока воздержусь от личной встречи с ней.

Уилхуф вышел в коридор с вечно преследовавшим его двояким чувством смущения и тайной радости. Все-таки это была его мать. Пытаясь отогнать щемящее чувство потери, он постарался вспомнить, как как-то раз, когда ему было шесть лет, они вместе ходили в парк аттракционов, и тогда он видел на лице матери такое редкое выражение обычного простого счастья.

Молодой человек не заметил, как улыбнулся. Вспоминая тот день – а он запомнился ему навсегда и так ярко, как будто это было только вчера – он всегда думал, что его мама самая красивая женщина в мире и ей очень идет улыбка.

На мостик Глессен заходить не стал. Он сразу по комлинку заказал себе челнок и направился на посадочную палубу, чтобы перебраться на борт «Угрожающего»

Как и ожидалось, мофф не пошла встречать его, а осталась в своей каюте. Как всегда.

Уилхуф осторожно толкнул дверь и вошел. Мать деловито раскладывала по полкам вещи, почти не обращая внимание на его приход. Ей никогда не было дела до внешней стороны их отношений.

- Привет, мам, - неожиданно для самого себя сухо поздоровался капитан.

- Вижу, тебя повысили в должности, - улыбнулась она, в ее голосе прозвучала неподдельная гордость. – Поздравляю. Капитан звездного разрушителя - это превосходно для двадцати пяти лет.

Уилхуф подавил вздох. Вот так всегда. Мама гордится его успехами. А ведь она по-своему очень любит его. Ну почему она при этом ухитряется быть такой холодной и прагматичной?!

- Ты как, нормально? – все же спросил он. Слухи распространяются с невероятной скоростью. Он уже знал, что мать ускользнула с Эриаду из-под самого носа у Вейдера и волновался, но мофф, кажется, даже не поняла, о чем он говорит.

- Конечно, - легковесно отмахнулась она.

С минуту они молчали. Но капитан вдруг почувствовал в настроении матери что-то новое. Она смотрела на него другими глазами.

- Я давно хочу серьезно поговорить с тобой, - сказала она, подтверждая эту догадку. – Ты уже не маленький и сам понимаешь, что в Империи происходят очень важные вещи. Теперь у нас есть шанс, которого, никогда не было. Палпатин развалил все, что мог, и Вейдер, похоже, собрался завершить это дело, хотя и ударившись в противоположные, хм… странности. Очень скоро в лакомый кусок Империи вцепится множество хищников и падальшиков.

Уилхуф замер от неприятного предчувствия. Что-то ему очень не нравилось в этом новом мамином откровении. Слишком много цинизма…

- Самое время обзавестись зубами поострее, - продолжила мофф, улыбнувшись собственному остроумию. – Ты должен знать, на что МЫ можем рассчитывать в этой борьбе. Потому что мы должны действовать вместе ради нашего будущего.

- Я знаю, что Я буду делать в этой войне, - резко перебил капитан. – Я пойду туда, куда меня зовет моя совесть. Если ты думаешь, что я хочу быть замешанным в эти ваши разборки из-за власти, то ты ошибаешься, мама! Мне вполне хватает моего нынешнего положения.

В кристально чистых голубых глазах моффа Глессен сверкнула молния. Такое выражение Уилхуф видел у нее на лице только раз в жизни: когда он однажды весь вечер просидел, читая интереснейшую повесть, а на следующий день завалил экзамен по анатомии. Но тогда это была всего-лишь детская игра, а сейчас…

- Вот как, когда это ты успел стать таким болваном? – холодно спросила мать.

Капитан зло усмехнулся. Чего-чего, а времени и возможности стать чем-нибудь неожиданным без маминого ведома у него хватало всегда.

- Я всегда был таким. Ты же знаешь, что я ненавижу политику.

- Как трогательно. Только знаешь ли, если не заниматься политикой, она однажды займется тобой. Надеюсь, у тебя хватает мозгов, чтобы понять, что Канерди, несмотря на свой тактический гений, всего-лишь сентиментальный дурак. И как только он перестанет быть нужным нам, которые занимаются грязными политическими разборками, он пойдет на дно. Ты хочешь туда же?

Уилхуф просто вспыхнул от возмущения. Он всегда подозревал, что мама вот так и думает, но услышать это прямо было слишком тяжело.

- Да, хочу!

- Не знала. Иначе никогда не отпустила бы тебя служить на флоте, - с непередаваемой иронией заметила мофф, но в ее глазах за дымкой гнева Уилхуф вдруг заметил боль.

- Мама, ты вообще не знаешь, какой я. Для тебя всегда было важнее, что-то другое. Но я не хочу быть таким же, как ты. Потому что в отличие от тебя я верю, что в мире есть место для чести.

Мофф скорчила величественно-презрительную физиономию.

- Юный идеалист. Неужели ты даже не понимаешь, что то во что ты влип, причем, заметь, вместе со всеми старыми политиканами, как бы тебе это ни претило, не имеет ничего общего с твоей мечтой о справедливой Империи? Чтобы воплотить твою мечту, ты должен добиться власти сам, а не ждать, пока это сделает кто-то другой.

- Не правда, - упрямо мотнул головой капитан. – Я знаю, что таких, как я много. И знаю, что адмирал Канерди хороший человек. Я не пойду за тобой.

Мать усмехнулась. Как-то очень не по-доброму.

- А куда ты денешься? Все мы идем вместе. Думаешь, Вейдеру есть разница, кто из нас зачем его предает? Скоро ты увидишь, какими методами будет действовать наш союз. И чем нам ответит император. Тогда мы поговорим еще раз. Так и быть, сейчас я ничего тебе не скажу. Будет лучше, если ты увидишь все своими глазами.

Усмешка исчезла с ее лица, и ее глаза снова были серьезными и напряженными.

- Вижу, что я, и правда, мало занималась тобой. Ладно, Уил, делай пока, что хочешь… Только постарайся все же уцелеть.

- Мама, я… - от того, что он в кои-то веки увидел на лице матери тревогу и заботу, Уилхуф едва не растаял, мигом забыв об их споре и вспомнив, что делает маме больно. Она ведь любит его… по-своему любит…

Мофф Глессен едва слышно вздохнула, окинув его проницательным взглядом.


Вейдер неподвижно стоял в дверях, наблюдая за дочерью, и невольно улыбался, вспоминая себя самого в первые годы ученичества. Впрочем, очень похожее чувство у него было и в самом начале ситхской жизни, когда он вдруг понял, что нет никаких ограничений и с помощью Силы можно делать все, что захочется. Хотя привычки обращаться с Силой как со всего-лишь инструментом, а не чем-то совершенно особым и непостижимым, он так и не приобрел. Зато почти открыл ее для себя заново, отбросив страх перед Тьмой.

Лея сидела за столом, а перед ней, повинуясь движению ее мысли парил в воздухе инфочип. Принцесса дышала слишком часто, а ее плотно сжатые губы побелели от напряжения, но в глазах светился детский восторг. Ситх ее понимал: бывают моменты, когда возраст не имеет значения.

С минуту она не хотела замечать ничего: ни открывшейся двери, ни звука шагов, ни шипения респиратора. Кристалл то и дело норовил вырваться из невидимой хватки Силы и упасть, но Органе пока удавалось удерживать его. В отличие от большинства знакомых Темному Лорду джедаев, Лея не делала никаких движений рук, символизирующих управление. Надо бы подсказать ей, что, особенно по первому времени, это помогает координации…

Инфочип все же упал на стол. Похоже, хотя Лея старалась не подавать виду, присутствие Темного Лорда помешало ее концентрации. Она повернулась к нему, и теперь все ее лицо сияло, казалось, что дочь готова вскочить и броситься к нему на шею. Немного восстановив дыхание, принцесса больше не могла сдержать счастливый смех. В Силе от нее шла ярчайшая волна радости – как поток солнечного света.

- У меня получается! Ты видел?

- Да, конечно, ты молодец, - улыбнулся Вейдер, сейчас ему казалось, что он сам помолодел на десяток-другой лет, он так давно не видел на лице Леи этого выражения счастья.

И давно позабыл, каково это, когда в твоем присутствии кто-то может быть беззаботно счастлив…

- Мы направляемся на Слуис-Ван? – спросила Лея, не догадываясь о его чувствах; ее лицо медленно приобретало более спокойное выражение, но отблеск востогра по-прежнему выглядывал из всех уголков.

- Нет, на Юстиду. На Слуис-Ван все спокойно. Туда пойдут корабли нуждающиеся в ремонте.

Лея кивнула. Она понимала, что эти корабли и так достаточная сила. И что у них одновременно нет времени из-за неспокойной ситуации и куча его из-за отсутствия информации.

«Кажется, кому-то пора возвращаться в Центр Империи, - подумал Вейдер. – Вот только пара операций и все… Положение обязывает.»

Виновница того, что он, в общем-то к своему удовольствию, на время покинул столицу, немного поразмыслив выдала следующий вопрос:

- А что Эриаду?

- Да ничего особенного. Мы опоздали. Те, кто здесь остался, это уже честные люди или перепуганные мелкие сошки. Остальные благополучно сбежали. А от этих я не добился ничего особенно полезного. Только ввел в системе военное положение.

Лея кивнула головой. Надо же, кажется, она спрашивала, чтобы оценить его действия и, если что, дать совет…

- Ты быстро учишься, - продолжил Темный Лорд, сменив тему. – Не понимаю, почему джедаи считали взрослый возраст непригодным для обучения. Видимо, они опять немного перемудрили со своей боязнью привязанностей… Урок следующий. Сила дает прежде всего ощущение себя, умение владеть каждой клеткой своего тела. Последнее – это, конечно, потом, со временем. Но для новичка вполне подойдет обычное занятие на выносливость.

Принцесса вопросительно нахмурила лоб.

- А как же развитие реакции? Уже все?

- Все?

Молниеносным движением руки он выхватил у Леи инфочип прежде, чем она даже поняла, что произошло.

- Эй! Я же спросила…

- А я ответил, - невозмутимо возразил Вейдер, чувствуя, что дочь на деле вовсе не возмущена небольшой выходкой.

- Ну у тебя и методы, - рассмеялась Органа. – Меня еще никто так не учил.

- Что поделаешь, это неисправимо. Мой учитель доводил меня до бешенства своей основательностью. Не хочу быть таким же. На самом деле все просто: предвидение опасности дает умение почувствовать Силу, но умение погрузиться глубже приходит только с осознанием того, что ты и Сила – одно целое. А дальше, я тебя уверяю: пробежишь километров десять, поймешь, как заставить Силу пульсировать в своем теле без всякого инструктажа. А в любом инструктаже только запутаешься, пока не попробуешь. Так что давай: бегом до первого носового дека и обратно.

При слове «десять» глаза принцессы уже несколько округлились, но сейчас ее просто прорвало:

- Что?!

- Не «что», а «да, учитель», - насмешливо поправил Вейдер. – И не думай, что я тебя терроризирую. Любой учитель-джедай, да в общем-то и ситх заставил бы тебя делать то же самое. Причем, не объясняя, зачем это вообще надо.

- Нет, подожди… это же почти тридцать километров!

- И что? – самым невинным тоном поинтересовался Вейдер. – А вот это инфочип, который не может летать.

- Ты и правда неисправимый, - вздохнула Лея, но улыбнулась. – Вроде бы все так несерьезно, а попробуй сделай не как ты хочешь, и сразу увидишь, что серьезнее некуда… Никак не могу понять, кто ты: строгий учитель или веселый старший товарищ?

«Если бы ты только знала, КАК не по-ситхски я тебя учу! Но может, хоть так ты станешь не тем, что разрушит нашу семью…»

- Не думай об этом. Лучше настройся на бег.

- Хм, а как на меня будут смотреть встречные?

- А вот это тебя тем более не должно волновать, - немного серьезнее заметил Темный Лорд. – Но могу тебя успокоить: коридоры здесь широкие и их часто используют для самых непредусмотренных вещей. Так ты переодеваешься и бежишь, или мне тебя немножко подтолкнуть?

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™