<<  Лабиринт Силы


Марга


Глава 1.

Дарт Вейдер то смотрел на экран, то нетерпеливо косил глаза в сторону Люка. Тот все еще медлил, но Темный Лорд чувствовал, как сына переполняет ярость. Значит, предстоящая вспышка - лишь вопрос времени.

Лучше бы Скайоукер все же сдался побыстрее. С каждой секундой бессмысленное сражение уносило новые жизни и становилось ожесточеннее. А на Эндоре и вовсе происходило непонятно что: оттуда шла такая мощная волна негативных эмоций, словно число сражающихся в несколько раз превышало имперский гарнизон и повстанческую диверсионную группу вместе взятые. И это при том, что там вообще не предполагалось никакого сражения – только быстрое обезвреживание кучки диверсантов. Странно, неужели император этого не чувствует, или остатки здравого смысла уже благополучно покинули его?

Не было никакой возможности поторопить Люка так, чтобы Палпатин ничего не заподозрил. К счастью, император сам обо всем позаботился.

- Повстанческая эскадра проиграла,- почти с сожалением протянул он,- и твоим друзьям на планете Эндор не выжить.

Да, Палпатин говорил как раз то, что нужно, чтобы разозлить Люка. Проблема была только в том, что звук его голоса, похоже, пугал мальчика, заставляя того прилагать еще больше усилий, чтобы сдержаться. Судорожно вдохнув, Скайуокер все же заставил себя медленно выдохнуть и расслабиться.

- У тебя нет выхода, мой юный ученик, - продолжил император уже немного более холодным тоном. – Альянс погибнет, как и твои друзья.

Люк, наконец, оторвал взгляд от экрана и повернулся к Палпатину. Мальчик жадно хватал ртом воздух. В его широко раскрытых глазах плавали ярость и страх. Вейдер чувствовал, как сын подсознательно все больше открывается Темной стороне Силы, чувствовал его отчаяние и боль, но сейчас ничего нельзя было сделать. Люк должен пройти через все это. Другого столь верного шанса запросто убить себя император может и не предоставить. Оставалось надеяться, что краткий контакт с Темной стороной не повредит личность сына. Неожиданно Скайуокер посмотрел на Темного Лорда, затем – снова на императора. Интересно, что это было: оценка обстановки или немой вопрос? Ситх все же рискнул едва заметно кивнуть головой, чтобы поддержать Люка.

- Я чувствую твой гнев,- от удовольствия Палпатин даже закрыл глаза. – Я беззащитен,- тут умиротворенное выражение исчезло без следа, уступая место хищному возбуждению; бледно-желтые глаза императора широко раскрылись, впившись в лицо Скайоукера. – Возьми твое оружие, вложи в удар всю свою ненависть, и твое путешествие к темной стороне будет завершено!

Люк резко отвернулся к экрану в последней отчаянной попытке сохранить контроль над своими эмоциями. Бесполезно. И Император, и Вейдер отлично знали, что эта задача под силу лишь опытному ситху, но никак не новичку, только что соприкоснувшемуся с Тьмой и еще даже не осознавшему этого факта. Если бы Палпатин еще знал, что это не его победа, а его поражение…

Скайуокер сдался через две секунды. Еще бы… Перед ним, самоуверенно улыбаясь, сидело абсолютное зло, бесчеловечно играющее его чувствами и готовое уничтожить все, что ему дорого…

Развернувшись к императорскому креслу, Люк схватил световой меч и замахнулся для удара. Как медленно! Так он, пожалуй, один не справится…

Пришлось срочно менять план действий. Темный Лорд активировал свой световой меч в десяти сантиметрах от лица Палпатина, чтобы тот догадался о предательстве бывшего ученика лишь в последнее мгновение. Наконец, сверху обрушился удар Люка, и оба световых меча почти одновременно вошли в тело императора. Тот умер мгновенно, не успев даже шевельнуться…

В этот момент Вейдер увидел один существенный недостаток импровизированного изменения своего плана. Если бы Скайоукер захотел, он мог бы сейчас немного подправить траекторию полета меча и заодно избавить Галактику и от еще одного воплощения зла.

Но Люк этого не сделал. Он просто стоял и смотрел на результат их работы широко раскрытыми глазами, утратившими фокусировку. Видимо, Темная сторона Силы все же успела повлиять на него больше, чем рассчитывал Вейдер. Темный Лорд почувствовал, как сын, переваривая только что полученную информацию, приходит не к самым желательным выводам. Надо что-то делать!

Ситх резко выбросил вперед руку, и стена внезапно ставшего твердым воздуха отбросила Скайуокера на четыре метра назад, заставив впечататься спиной в стенну. Со сдавленным стоном мальчик начал сползать на пол. Вейдер тут же оказался рядом, не позволяя сыну упасть. Может, выбранное им средство и было несколько жестоким, но оно действовало: боль заставила отвлечься от эмоционального шока. Теперь есть смысл говорить.

- Люк, опомнись! Ты джедай и пришел сюда, чтобы спасти меня, а не самому стать ситхом, - в эти слова Темный Лорд постарался вложить все доступные ему средства убеждения: и Силу, и соответствующую интонацию – и кроме того сжал рукой плечо сына.

Кажется, помогло. Скайуокер наконец-то начал проявлять признаки трезвой оценки ситуации. Зажмурившись, он тряхнул головой, а потом посмотрел на Вейдера со смесью надежды и недоверия.

- Отец? – только и сумел выговорить Люк.

Все остальное Темный Лорд почувствовал без слов. Несмотря ни на что, сын любит его и готов принять таким, какой он есть. И первый шаг уже сделан. Внутри него все словно перевернулось и озарилось светом. Чтобы пережить это мгновение, стоило пройти через почти двадцать пять лет того ада, который устроили ему Оби-Ван и Палпатин.

Но придется, как это ни тяжело, прямо сейчас заняться неотложными делами. Люк никогда не простит ему уничтожения Альянса.

- Нужно остановить это, – бросил Вейдер, указывая рукой на обзорный экран и стремительно направляясь к креслу покойного императора.

Скайуокер, до этого чуть не забывший обо всем происходящем, вдруг осознал, что его друзья в смертельной опасности, и взволнованно помчался следом. Впрочем, через три шага он чуть не налетел на остановившегося Темного Лорда.

Притормозить еще на несколько секунд Вейдера заставило мертвое тело бывшего учителя. Палпатин! Раньше его внимание было сосредоточено на сыне и только сейчас ситх полностью ощутил, какое невероятное воздействие оказала на него самого смерть Императора. Он остался один. Впервые за сорок пять лет своей жизни он почувствовал себя полноправным хозяином своей судьбы. Это было такое странное чувство… и оно порождало целую бурю самых разнообразных эмоций…

В памяти всплыло пророчество об Избранном, рожденном самой Силой, который восстановит Равновесие… Как же оно раньше портило ему жизнь! Хорошо еще, что все это знал только Совет Ордена… А сейчас… В каком-то смысле он все же исполнил это проклятое пророчество, уничтожив и джедаев, и ситхов. Для полноты осталось только с собой что-нибудь сделать… И тогда Люку придется все начинать практически с нуля….

Вейдер еще раз посмотрел на Императора. Палпатин умер с самодовольной улыбкой на лице. Все произошло слишком быстро и осознание предательства появилось лишь в широко открытых остекленевших желтых глазах. Казалось, даже при жизни они никогда не были такими выразительными. Сейчас же в них отражались ярость, презрение, разочарование, насмешка, недоверие… Вейдер медленно покачал головой, опровергая самого себя и то, что говорил мертвый взгляд. Нет, это не он предал Палпатина, а наоборот. Император всего лишь обманывал и использовал своего ученика, поэтому никакое чувство долга не имеет смысла.

Под маской губы ситха перекосила вымученная улыбка. Если бы можно было так же легко заставить себя поверить в свои же логические выкладки… Но он слишком привык считать себя только частью человека, давно утратившей личные стремления и оставшейся в живых лишь по воле Палпатина... Пока не появился Люк, превратив тревожащие воспоминания прошлого в реальность и воскресив призрак Анакина Скайуокера…

Возвращая себя к реальности, Темный Лорд активировал переговорное устройство в подлокотнике кресла:
- Командующий Джерджерод, немедленно прекратите огонь, - спокойным, исключающим сомнения голосом приказал он.

- Так точ…

- Установите связь с флагманом повстанцев, - перебил Вейдер, - я буду на мостике через полминуты.

- Что?! – от изумления Джерджерод даже позабыл о субординации, что случалось с ним крайне редко.

- Выполняйте приказ, командующий! – отрезал Темный Лорд ледяным тоном и почувствовав привычный испуг собеседника отключил связь, не слушая подтверждений.

Нужно было торопиться. Даже больше, чем нетерпение Люка, ситха подстегивало предчувствие опасности. Неужели, несмотря на все принятые меры, повстанцы все же нашли возможность отключить щит? Пока тот был на месте. Но, если щита все же не станет, недостроенная Звезда Смерти окажется последним местом, где Вейдер хотел бы находиться в это время.


Если через пятнадцать, самое большее - двадцать минут щит не будет отключен, от флота Альянса останется лишь куча обломков. А если имперские «звездные разрушители» наконец-то перестанут изображать беззащитную мишень и откроют огонь той плотности, на которую действительно способны – то же самое случится через пять минут.

Это понимали все. Но на мостике «Дома Один» не было паники или подавленности. Отступать уже поздно. Судьба восстания решалась здесь и сейчас.

- Адмирал, мощность дефлекторов правого борта – 35%! – доложил капитан флагмана, - поврежден главный двигатель.

Акбар ничего не ответил. Он понимал, что команда «Дома Один» и так делает все возможное и невозможное, чтобы продлить жизнь крейсера, а в тесном пространстве между Звездой Смерти и имперским флотом у них нет возможности маневра. Лучше бы команда генерала Соло поторопилась… если они там еще живы…

Неожиданно из вахтенной ямы появилась главный связист, возбужденно вращая глазами и размахивая плавниками; щупальца под ее нижней челюстью испуганно вздрагивали.

- Адмирал, получен сигнал вызова со Звезды Смерти! – кажется, эта новость пугала связиста больше, чем если бы Звезда Смерти взяла «Дом Один» на прицел.

- Принимайте, - кивнул головой Акбар и только потом, передвигая кресло к экрану, вспомнил, что человеческий жест, которым он приучил себя пользоваться под влиянием Таркина, ничего не значит для большинства мон-каламари.

- Истребители противника отступают к кораблям-носителям!.. - конца доклада не последовало, потому что как только на экране треск помех сменился картинкой, на мостике воцарилась вакуумная тишина.

С экрана смотрела зловещая маска Дарта Вейдера. Хотя Акбару раньше не раз приходилось видеть Темного Лорда в живую, мон-каламари почувствовал искушение немедленно отключить связь. Вместо этого он заставил себя спокойно ждать, когда это живое воплощение ужаса заговорит.

Ждать пришлось недолго: Вейдер сразу решил взять банту за рога.

- Адмирал Акбар, я предлагаю вам заключить перемирие, - без всякого вступления заявил ситх.

Сказать, что известие поразило всех, как гром с ясного неба, значило не сказать ничего. На мостике стало еще тише, хотя это и казалось уже невозможным.

- Перемирие? – переспросил Акбар. Он сразу понял, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Если бы Империя предлагала сдаться, Вейдер сказал бы об этом прямо: играть словами не в его обычаях.

Тут Темный Лорд окончательно добил всех умопомрачительным продолжением.

- Император Палпатин мертв. Я постараюсь исправить его ошибки. А именно уничтожить многое из того, что стало причиной восстания. Так вы согласны начать переговоры? Если да, прикажите прекратить огонь! Одно я вам обещаю точно: весь флот повстанцев сможет беспрепятственно покинуть Эндор.

Мысли смешались, закрутившись сумасшедшим водоворотом. Император мертв? Вейдер взялся восстанавливать справедливость? Какой абсурд! А что, если это просто обман? Но зачем? Империя же может просто уничтожить повстанцев! Их заманили в расставленную ловушку. Если он сейчас заключит соглашение с Вейдером, что предпримет Совет? Ведь никто ему таких полномочий не давал! Но разве он не обязан сохранить жизнь своих подчиненных? Это сражение они все равно проиграли… Или нет? А как же зло, причиненное Империей? Оставить все это без наказания? Но главного виновника уже нет в живых… Поверить Дарту Вейдеру – ситху, ближайшему к Палпатину человеку?! Кто знает, что скрывает его черная маска?..

- Прекратить огонь! – приказал Акбар. – Отзовите все эскадрильи. Я беру ответственность на себя, - добавил он, заметив нерешительность капитана. Мон-каламари и сам сомневался, не совершает ли он в данный момент предательства.

Помедлив еще секунду, капитан помчался исполнять приказ.

- А ваши люди … э-э, то есть диверсионная группа … на Эндоре… у них нет связи с вами? – спросил Вейдер.

- Нет, Лорд Вейдер - покачал головой Акбар; на экране позади Темного Лорда он вдруг заметил взволнованную физиономию коммандера Скайуокера. – Боюсь, что вы сейчас знаете об их положении больше, чем я.

- Скорее всего, они живы, - сказал ситх. – Я не уверен, что генерал Соло окажется достаточно здравомыслящим человеком. Будет лучше, если вы пошлете на Эндор кого-то, кто мог бы подтвердить перемирие.

- Это вполне могу быть я, - заявил Скайуокер, подходя ближе к Темному Лорду.

- Нет, Люк, ты останешься здесь, - тут же возразил Вейдер непривычно мягким голосом. Как ни странно, Скайуокер почти что решил поспорить с Темным Лордом, но в последний момент передумал.

- Я пошлю коммандера Антиллеса, - вмешался Акбар, пока Скайуокер не передумал еще раз.

«Интересно, что за отношения у Скайуокера с Вейдером, - мысленно удивился адмирал, - Неужели дело только в таинственных способностях к использованию Силы?»


Операторы на Эндоре следили за ходом сражения уже без особого интереса и лениво спорили, сколько еще продержатся нелепые деверсанты со своими копьями и дубинками против AT-ST и бластеров. Кто-то вспомнил, что их уверяли, будто местное население примитивно и абсолютно безвредно. Кто-то пообещал оторвать знатоку голову при встрече.

Время от времени изображения на экранах покрывались полосами помех. Видимо безобидные аборигены добрались до внешней антенны.

После очередной порции зигзагов и хрипа на одном из экранов появилась физиономия водителя самоходки.

- Все кончено. Мятежники отступают в лес. Нам нужно подкрепление, чтобы продолжить преследование.

В бункере радостно приветствовали сообшение. Никто, конечно, не сомневался в исходе боя, но за время пребывания на Эндоре Дарт Вейдер доходчиво объяснил всему персоналу, что с ними может случиться крайняя неприятность, если щит дрогнет хоть на секунду. Майор – командующий гарнизоном – хотел было открыть рот, чтобы послать на выход три подразделения, но именно в этот момент радость победы оказалась основательно испорчена появлением на другом экране маски Темного Лорда.

- Лорд Вейдер, мятежники разбиты и отступают в лес. Через десять минут они будут уничтожены, - доложил майор, превозмогая страх и стараясь говорить ровно.

- П..кра..ть ..есл..ов..ие, - приказал Вейдер; на этот раз связь была еще хуже, и казалось, что ситх заикается. – От..вит.. ваш.. л..ей и д..те ..вст..цам ..ст..пить.

Кажется, Темный Лорд приказал отпустить бунтовщиков. Майор почувствовал себя полным идиотом. Не мог же этот ситх проклятый и правда говорить такую ерунду! А все из-за этих проклятых эвоков и этой проклятой антенны!

- Простите, сэр, очень плохая связь. Я не могу понять, что вы говорите, - уж лучше показать себя Вейдеру болваном, что, конечно, тоже небезопасно, чем по ошибке выполнить такой приказ, если его на самом деле вовсе не давали!

Темный Лорд ничего не ответил, но майор внезапно все понял: Император мертв, с повстанцами заключено перемирие, его задача – прекратить боевые действия на Эндоре.

- ..ак п..нят..е? – каким-то странным, почти насмешливым тоном спросил Вейдер спустя секунду.

- Д-да, сэр, - в ужасе ответил майор; он вдруг понял, что с ним только-что сделали что-то неестественное; еще он к не меньшему ужасу обнаружил, что известие о смерти Императора, которое еще пять минут назад просто потрясло бы его, сейчас не вызывало никаких эмоций.

Удовлетворенно кивнув головой, Темный Лорд избавил персонал бункера от созерцания своей маски, перекошенной серыми полосами помех. Все сразу вздохнули свободнее.

- Сэр, к нам приближается повстанческий Инком Т-65, сбить его?

- Нет. Пусть заходит на посадку, - ответил майор, не успев даже подумать. Впрочем, сейчас он все равно был не в состоянии думать. Какой-то непонятный внутренний голос с успехом заменял в этом деле его собственный рассудок, усыпляя и подчиняя себе волю майора. Повиноваться этому голосу было страшно, но почти приятно. Да, все правильно, так и должно быть… - Пусть все наши подразделения отступают к генератору щита.


Хэн начинал волноваться. Если бы хитрость сработала, импы уже давно должны были бы открыть двери, чтобы выпустить подкрепление … прямо в радостные повстанческие объятия…

Вместо этого, возбужденно взрыкивая, примчался Чубакка. От его оглушительного рева у всех заложило уши.

Что?! – от изумления Соло постарался вытянуть шею вдвое против обычного, к счастью – безуспешно.

- Сэр, он говорит, что Империя и Альянс заключили перемирие, поэтому… - услужливо начал переводить тут же возникший под боком С-3РО.

- Болван! Я понимаю, что он говорит! – обозлился Хэн.

- Какое еще перемирие?! – нетерпеливо перебила принцесса; если бы вместо глаз у ее высочества были бластеры, С-3РО, наверное, тут же превратился бы в оплавленный металлолом.

Несмотря на отсутствие мимики, дроид ухитрился изобразить полную растерянность. А из леса в это время вышли три самоходки, но ни одна из них не стреляла в ответ на безвредный для них град камней, запущенный эвоками. Перед входом в бункер появилась голограмма бравого имперского парня в форме майора.

- Прекратите огонь! – заговорило изображение. – Только что заключено перемирие. Повторяю: прекратите огонь. Иначе мы будем вынуждены защищаться. Сейчас к вам прибудет посыльный с приказом адмирала Акбара.

Эвоков красноречие импа ничуть не впечатлило. Некоторые из них даже попробовали атаковать голограмму, разумеется, без успеха. Повстанческая диверсионная группа, в отличие от них, дружно опустила бластеры, но не спешила убирать их.

- Но это невозможно! – выразила Лея общую мысль.

Ее слова прервал рев фузионных двигателей, сменившийся затем тонким воем репульсоров. Наконец, из-за кромки деревьев показался «крестокрыл» с красными полосами Разбойного эскадрона. Из кокпита истребителя выбрался Ведж Антиллес собственной персоной, тут же оказавшись в центре внимания.

Эта роль явно пришлась кореллианину не по вкусу, поэтому он прямо заявил:
- Все, ребята, сворачивай плоскости! Сегодня вечером будем распивать с импами каф и мило беседовать о погоде, - физиономия у Антиллеса была очень-очень хмурая и почти такая же озадаченная, как у всех вокруг.

Соло хотел было спросить Веджа, как тот это себе представляет, но солидный опыт политических дебатов снова позволил Лее опередить его.

- О каком перемирии может идти речь? Ты что, хочешь сказать, что адмирал Акбар решил сдаться? А как же… Мы почти отключили щит.

«Ага, почти…» - саркастически подумал Хэн, глядя, как выходят из леса имперцы, до этого погнавшиеся было за эвоками. Сейчас даже ку-па стало бы ясно, что операция пошла наштаху под хвост. А ведь все так хорошо начиналось… И кто это из импов там такой умный нашелся?..

- Ну, все не совсем так, - неуверенно возразил принцессе Ведж. – Кажется, у импов там что-то вроде государственного переворота. Не знаю. Меня самого очень кратко просветили, но я понял, что Вейдер куда-то дел императора и собрался наводить справедливость.

Н-да… Судя по голосу и выражению лица, Антиллес верил в добрые намерения Темного Лорда не больше, чем все остальные.

- Он что, там совсем свихнулся что-ли?! – возмущенно спросил Хэн. – Или это ему Люк так наподдал по шлему? – последняя мысль показалась бывшему контрабандисту не очень правдоподобной, зато интересной.

- А как же наши союзники? – запоздало вспомнила принцесса.

Соло оглянулся на вождя Чирпу. Морда эвока и правда выражала нечто весьма похожее на ярость и разочарование. Остальные аборигены тоже выглядели не менее угрожающе, чем когда кореллианин святотатственно поднял нечестивую руку на божественного С-3РО.

Имперский офицер воспринял слова Леи, как согласие начать переговоры. Поэтому, напугав всех неожиданностью (кто же знал, что импы подслушивают повстанческие разборки!), голограмма снова ожила и внесла весьма конструктивное предложение:
- Переведите им, что не позже, чем через десять дней на Эндоре не останется ни одного солдата Империи. Ведь им нужно именно это?

Хэн и Лея удивленно переглянулись. Странно было слышать такое предложение от импа. При желании его даже можно было расценить, как первое реальное свидетельство перемены имперских методов. Принцесса кивнула С-3РО, чтобы тот перевел слова майора. Дроид что-то забормотал по эвокски. Конечно, милых пушистиков, возжелавших крови врага, вряд ли удовлетворит такое решение: все-таки, дикарский менталитет – штука сложная. Но на их месте Соло почувствовал бы себя вполне счастливым. Правда, его больше беспокоил другой вопрос: хотелось надеяться, что до решения эвокского вопроса додумался не сам майор, а кто-нибудь повыше рангом.

- Переговоры через час. На «Исполнителе», - вставил Ведж, попытавшись сдуть с глаз непослушную челку, нагло заявившую свои права, как только он стащил с головы шлем. – А сейчас адмирал ждет вас.


- Адмирал, что все это значит?! – Органа была готова метать громы и молнии, но Акбар невольно отметил, что в деле устрашения до Таркина ей далеко. – Кто дал вам право принимать такие решения?

Мон-каламари подавил вздох. Вот оно. Началось. А ведь это еще принцесса Лея, с которой они были почти друзьями. Потом придется со всем Советом разбираться…

Интересно, Вейдер сейчас тем же самым занимается? Вряд ли… Но адмирал едва не развеселился, представив себе Темного Лорда, оправдывающегося перед своими подчиненными и объясняющего им, что случилось с Императором и кто дал ему право заключать перемирие с повстанцами.

- Ваше высочество, у нас не было возможности выстоять в космическом сражении. Я уже совершил одну ошибку, не отступив, пока это было возможно, а дав генералу Соло время для отключения щита. Но щит так и не был отключен. Неужели я должен был позволить Империи просто уничтожить нас? – Акбар старался говорить спокойно и уверенно.

- Мы отключили бы щит, если бы не это перемирие! Мы уже были в шаге от выполнения задачи…

- Я не мог этого знать, - несмотря на все старания обида все же просочилась в голос. Значит, он теперь не просто трус и предатель, а еще и главный виновник поражения! Адмирал посмотрел Органе в лицо. Впервые за все время их разговора. Какие же все-таки у людей непонятные глаза: такие маленькие, черные, почти неподвижные – как мертвые.

А с Леей вдруг произошло нечто странное. Тяжело вздохнув, она зажмурилась и тряхнула головой. На лице у нее появилось не совсем понятное, вернее, совсем не понятное выражение.

- Простите, я не должна была вам это говорить. Вы не заслуживаете того, чтобы кто-то срывал на вас плохое настроение. Я все еще не могу успокоиться после сражения, поэтому говорю, не думая. Конечно же, вы ни в чем не виноваты.

Акбар пару раз мигнул, наклонив голову набок. Такого он не ожидал. Значит, Органа все же решила понять его поступок…

- Пожалуйста не сердитесь на меня, - попросила Лея.

- Все в порядке, ваше высочество, - ответил адмирал, постаравшись убедить самого себя в том, что говорит правду. Сейчас, когда им предстоят сложнейшие дипломатические переговоры, нет времени для выяснения отношений. – Давайте обсудим состав делегации. Я думаю, будет лучше всего, если ее возглавите вы.


Сразу после остановки сражения на отца навалилась такая куча политической работы, в которой от Скайуокера-младшего не было и быть не могло никакого толка, что Люк решил за это время проведать друзей и тихонечко выскользнул со Звезды Смерти в направлении флагмана повстанцев.

Лямбда-челнок сложил крылья, опускаясь на палубу главного ангара «Дома Один». От волнения Люк едва не забыл опустить трап. Слишком много сегодня обрушилось на него. Но, несмотря на полный беспорядок в голове, Скайуокер чувствовал себя счастливым. Сегодня он обрел своего отца, которого долгие годы считал мертвым. И его отец оказался вовсе не тем чудовищем, которое описывал ему Бен. Сколько же человек лгали ему про отца, как могли! И дадя Оуэн, и тетя Беру, и Бен, и Йода, и сам Вей… Анакин. Но он, наконец-то, выпутался из этой паутины и нашел истину, которую подсказывало ему сердце еще в детстве: его отец жив! и они смогут быть вместе!

Войдя в лифт, Скайуокер-младший набрал уровень мостика. Там он надеялся найти Хэна и Лею.

И все же осталось еще столько всего непонятного. Анакин спас его от Темной стороны Силы, уничтожил императора, но Люк продолжал чувствовать в своем отце Тьму. Вопреки ожиданиям юного джедая Анакин не обратился к Свету. Это пугало. Скайуокер понял, что его представления о Свете и Тьме – то, чему учили его Йода и Оби-Ван – не точны. То, чем стал его отец, никак не хотело вписываться в рамки джедайского учения…

- Люк! – окликнули его из-за угла сразу три голоса, едва только раскрылись двери лифта.

Скайуокер оглянулся. Навстречу ему шли Хэн, Ландо и Ведж. Все трое так и лучились любопытством.

- Привет, малый! Рад, что с тобой все в порядке, - поприветствовал его Соло, выдав одну из своих коронных косых ухмылок.

В ответ Люк счастливо улыбнулся до ушей.

- Я тоже! А где Лея? – спросил он, хотя чувствовал, что с сестрой ничего не случилось.

- У Акбара. Политические разборки устраивает, - немного вяло пояснил Хэн, но тут же оживился. – Да, кстати, а может хоть ты, наконец, толком расскажешь, что произошло с Империей?

Скайуокер озадаченно обвел взглядом три любопытных физиономии и слегка кашлянул, прочищая горло. Было бы легче, если бы пришлось начать с Леи. Ей он уже хотя бы часть рассказал. Люк вспомнил, почему отец не пустил его на Эндор.

«Твои друзья не примут случившегося. Чем позднее ты столкнешься с этим, тем легче будет для тебя, поверь мне.»

Тогда Скайуокер остался на Звезде Смерти, вспомнив лицо Леи, когда он рассказал ей… Он испугался. Но сейчас… Сейчас нужно честно все рассказать. Это же его друзья!

- Вейдер уничтожил императора. Он хочет исправить причиненное империей зло… То, что еще можно исправить… - начал Люк, с трудом подбирая слова. Как же сложно бывает описать то, что чувствуешь!

- Это он тебе такое сказал? – недоверчиво спросил Ландо.

- Да! – Скайуокер постарался вложить в голос уверенность. Он должен убедить их! – Я знаю, что это так, я чувствую…

- Джедайские штучки? – ухмыльнулся Хэн. – Слушай, Люк, а ты ему правда веришь? Только не обижайся. Я видел, как ты расправлялся с прихвостнями Джаббы. Но они и Вейдер – это не одно и то же! Он, наверняка, может обмануть даже тебя.

- Он не станет меня обманывать, – Скайуокер покачал головой. Чтобы набраться решимости продолжить, он мысленно потянулся к Звезде Смерти; в ответ оттуда пришла теплая волна. – Он мой отец.

От неожиданности Соло поперхнулся. Калриссиан молча приоткрыл рот и зачем-то потер рукой горло. Антиллес коротко присвиснул, вытаращив глаза; по сравнению с остальными его реакция, кажется, была наиболее благожелательная. Конечно, у Веджа же не было личного счета к Темному Лорду! В отличие от Хэна и Ландо… В другой ситуации три изумленных физиономии могли бы позабавить Люка, но сейчас ему было не до смеха.

- Он изменился, - почти с отчаянием в голосе сказал Скайуокер. – Освободившись из-под власти императора и Темной стороны Силы, он стал совсем другим человеком. Он вовсе не бесчувственное чудовище, каким он вам кажется. Да он же только что спас жизнь мне, всем нам! Зачем он стал бы это делать, если бы у него не было добрых побуждений?!

- Вот это я у тебя хотел спросить, - едва слышно пробормотал Хэн.

Люк судорожно вдохнул. Ох, лучше бы он не услышал этих слов, подумал юный джедай. Слишком свежо в его памяти было воспоминание о контакте с Темной стороной.

- Эй, парни, а может, не стоит ссориться? – вмешался Ведж.

- Прости, Люк, - опомнился Соло. – Знаешь, мне очень хочется, чтобы все было именно так, как ты говоришь. Но это слишком… Сам понимаешь, в это трудно поверить.

- Трудно поверить во что? – вмешалась только что незаметно подошедшая Лея.

Люк обернулся к ней. Кажется, по их смущенным лицам, принцесса уже поняла, о чем идет речь. В ее глазах появилось ледяное выражение, больно кольнувшее Скайуокера. А он-то надеялся, что сестра его поймет и поддержит.

- В то, что Вейдер решил измениться к лучшему, - буркнул себе под нос Ландо.
- Время покажет, - медленно проговорила Лея. – Но, что бы ни сделал Вейдер, существует слишком много того, что невозможно оставить без наказания.

При этих словах она пристально посмотрела на Люка, он ответил сестре тем же. Пару секунд они смотрели друг другу в глаза. Потом принцесса сдалась первой. И, к своему удивлению, Скайуокер почувствовал ее жалость. Почему ей должно быть его жаль, он так и не понял…

Все-таки, отец был прав лишь наполовину. Друзья-повстанцы, действительно, не спешили верить во внезапно подобревшего Темного Лорда, но тайна происхождения Люка не лишила его их дружбы. Скайуокер мысленно улыбнулся. Лея изменит свое мнение, как и Хэн, Ландо и Ведж. Анакин тоже скоро станет думать по-другому, ему нужно поверить, что людьми движут не только страх и корысть…

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™