<<  Последнее предупреждение


Лита

ПРОЛОГ. ПЕРЕГОВОРЫ

— Это последнее предупреждение. Отключите двигатели. Только добровольно сдавшись, вы избежите ареста.

В коридорах завыли сирены. Служащие, отдыхавшие по графику дежурств, спешно покидали каюты и занимали места по штатному расписанию. Посреди всей этой суеты мостик казался оазисом спокойствия. Капитан корабля, помощники — все на местах, собранные и готовые действовать. Необычным было лишь то, что кроме командного состава на мостике находилась важная персона. Госпожа сенатор. Вся в белом, она застыла на месте, словно скульптура из музея. Голова слегка повернута в сторону, взгляд устремлен на обзорный экран… поверх головы бледного, как ее одежды, капитана. Последний обречено склонился над пультом, держа пальцы на кнопке вызова. Уже потеряв надежду, он покорно ожидал распоряжений.

— Дайте канал связи, — наконец проговорила она, и ее спокойный голос подбодрил команду, — будем тянуть время.

— Связь установлена.

— Тантив IV на связи, по какому праву… — начала, было, она, но ее перебили.

— Госпожа сенатор? — удивление в знакомом голосе. Голосе, который отлично знала вся Империя, включая офицеров «Тантива». Экипаж испуганно переглянулся, а старший помощник нервно сжал рукоятку бластера.

— У меня дипломатическая миссия, я не понимаю…

— Что ж, я поднимусь на борт и объясню.

Теперь побелели даже те, кто раньше сохранял видимость спокойствия. Общее настроение не затронуло только сенатора, — на ухоженном лице не дрогнул даже мускул. Хотя одна сила знала, чего ей стоило такое спокойствие.

— Исключено. Мы опаздываем.

— Вы перехватили передачу, — в стальном голосе собеседника пропала всякая вежливость, — от повстанцев.

— Вот как?

— На «Тантиве» — изменник. Не усложняйте положение, сенатор. Давайте обойдемся без насилия.

— Ваши обвинения документально подтверждены?

— Да. Я мало кому верю на слово.

— Хорошо. В таком случае мы не можем нарушать закон.

— Рад, если вы будете благоразумны.

— У меня к вам, милорд, одна просьба.

— Слушаю.

— Позвольте мне провести внутреннее расследование.

— Нет.

— Мы выключим двигатели и будем дрейфовать в зоне действия луча захвата. Я хочу лично выявить предателя.

— Это опасно. Более целесообразно…

— Пока вы подниметесь на борт, у изменника будет достаточно времени на диверсию. Милорд, на борту около тысячи человек, которые не виноваты в проступке одного. Позвольте нам своими силами убедить его сдаться.

— У вас есть подозреваемые?

— Так как мне неизвестно ничего о передаче, предполагаю, что круг ограничен командным составом и офицерами связи.

— Вы скрываете информацию… но заслуживаете шанса. Хорошо, даю вам полчаса. И очень советую использовать их именно на то, что сказали. Конец связи.

Сенатор посмотрела на капитана. На старших офицеров.

— Вы можете подготовить передачу данных?

— Куда?

— Альдераан, Явин IV, Дантуин.

— Да, но, госпожа сенатор…

— Передачу можно будет списать на диверсию.

— Тогда нужно будет предоставить кого-то для трибунала, госпожа, — мягко возразил капитан.

— Неужели вы думаете, что у нас нет героев? — брови сенатора взметнулись вверх.

— Нет, вы не поняли, они просканируют разум и раскроют обман.

— Сыворотка правды разрешена законами только для подследственных.

— Я и говорю про это…

Сенатор просто посмотрела на него. Капитан отвернулся.

— Человек чести способен сам выбрать смерть, чтобы не допустить дознания.

— Вы говорите о суициде?

— Да.

— Я понимаю, госпожа сенатор, это единственный шанс для нас всех, но…

— Нет, капитан. Это единственный шанс для Галактики.

— Есть еще одна проблема. Боевые орудия заряжены и нацелены на нас. Все каналы прослушиваются. Как только мы начнем передачу, нас сразу уничтожат.

— А если мы отлетим на некоторое расстояние?

— Тогда мы выдадим себя.

— Будем действовать по обстановке. Необходимо отослать данные.

— Можно их просто уничтожить.

— И потерять надежду на победу? Я этого не слышала, капитан. Кроме того, это не избавит нас от вопросов. Думаю, имперцы знают, как их задавать.

Имперцы. Давно ли они перестали включать себя в это определение? Граждане Империи. Их государства. Государства, которое они собирались уничтожить.

— Я повторю только то, что вы сказали Лорду Вейдеру: на борту около тысячи человек, которые не виноваты в том, что вы решили принять передачу от мятежников.

Сенатор нахмурилась.

— Версии «один диверсант» никто не поверит. Тут нужен как минимум заговор офицеров.

— Вы правы. Я сейчас в рубке. Здесь весь командный состав корабля. У кого какие будут соображения?

— Мэм, согласившись принять передачу, после вашего объяснения, что она значит для будущего, мы пойдем до конца.

— Согласен.

— Согласен.

— Согласна.

— Согласен.

— Капитан, а вы?

— Согласен. Но как быть с экипажем? Который не в курсе? И не понимает, почему нас преследует звездный разрушитель.

— Экипаж не тронут, незачем его посвящать.

— Возражаю. Вы принимаете решение за всех, госпожа сенатор. Тогда как у людей должен быть выбор. Пойти против или отказаться. Они достаточно рискуют в случае нашего бунта. Вейдер, возможно, и хотел обойтись без насилия, — но теперь не постесняется его применить. Люди должны знать, за что умирают.

— Раскрывая им наши планы, мы поневоле втянем их в свое дело.

— Вы хотите, чтобы они рисковали своими жизнями, не зная зачем?

Сенатор прошлась по рубке. Потом проговорила.

— Наверное, пришла пора выступить в открытую. Вы правы, капитан. Команду нужно предупредить. Я хочу поговорить с экипажем. Установите связь.

— У нас менее двадцати минут.

— Успеем.

— Мэм, связь установлена. Можете говорить.

Госпожа сенатор выждала несколько секунд, прежде чем начать говорить. Ее голос звучал куда эмоциональней, чем обычно:

— Команда «Тантива»! Вы уже знаете, что мы остановились из-за преследования. Да, приборы вас не обманывают, это звездный разрушитель Империи. Не пираты, не контрабандисты. Свои. И у нас есть два варианта. Не подчиниться. Или сдаться. Первое однозначно будет трактоваться как государственное преступление. Это и есть преступление. Преступление черты, рубежа, когда невозможно не вмешаться, когда нужно выбирать, остаться в безопасности или проявить себя как гражданин. Дело в том, что Империя создала ужасное оружие — станцию, способную уничтожать планеты, звездные системы. Страшно подумать, что может случиться, попади эта станция в плохие руки. Должна быть защита от произвола. Предохранительная система. Но Император отказывается от обсуждения проблемы и не дает никаких гарантий неприменимости данного оружия, ужасного оружия, к мирным планетам, решившимся иметь собственное мнение.

Сенат узнал, что планы этого оружия были похищены силами Альянса. Было известно, в каком секторе находятся повстанцы. Флот Империи шел по их следам. Мы оказались рядом и приняли передачу. Передачу, поставившую нас перед выбором: сдаться или проигнорировать приказ. Я голосую за неповиновение. Капитан?

— За.

— Старшие офицеры?

— За, мэм.

— Как видите, командный состав уже решил. Кто возражает — может сделать устное заявление и уйти в каюту. Произвола не будет. Как и дисциплинарных взысканий. У вас есть выбор.

— Мэм, большинство осталось на своих местах.

«Ледяной» сенатор впервые улыбнулся:

— Хорошо.

— Приказывайте, госпожа. Мы ждем.

— Можно будет одновременно передать данные и попытаться уйти от преследования?

— От преследования мы не уйдем.

— Нам нужно просто несколько минут для связи. Корабль сможет маневрировать необходимое для передачи время?

— Да. Они будут стараться нас заглушить. Но можно попытаться прыгнуть в гиперпространство и выиграть несколько минут. Пока они разгонятся, пока все рассчитают, у нас будет время после выхода.

— Действуйте, капитан.

Госпожа сенатор отвернулась к экранам.

— Приготовьтесь к переходу в гиперпространство, мы прыгнем, как только нас попытаются отрезать от связи, — распорядился капитан.

— Лорд Вейдер вызывает Тантив IV, — осторожно проговорила связистка.

— Двигатели на полную мощь. Вперед. Начать передачу данных.

— Есть.

В тот же миг завыла сирена безопасности. Пульт словно сошел с ума, играя световыми бликами клавиш: это со звездного разрушителя дали предупредительный залп, озаривший темноту космоса. Одновременно с которым пришло столь же понятное сообщение:

— Сдавайтесь или будете уничтожены.

— Они глушат любую связь кроме радиоимпульсов, — заявила связистка. – Нет возможности послать сигнал за пределы системы.

— Уходим в гиперпространство.

— Мы не набрали достаточной скорости, — отозвался лейтенант, отвечающий за двигатели.

— Маневрируйте, — крикнул капитан.

— Они хорошо стреляют, — в голосе старшего помощника появилась паника. — Мы долго не протянем.

Капитан, играя желваками, махнул рукой.

— Пушки к бою, товь.

— Вы будете стрелять по своим, капитан? — изумился старший офицер координации.

— Для нас уже все равно: просто побег или вооруженное сопротивление. Вы не оставили пост, когда было время. Так что сейчас ваши действия квалифицируются как нарушение субординации. Так что, отставить разговоры, к сарлакку!

— Есть, сэр.

— Отлично. Поворот десять градусов.

— Есть.

— Лорд Вейдер вызывает Тантив IV. Остановитесь или будете уничтожены.

— Огонь! — скомандовал капитан.

Пушки корабля выплюнули залп огня, зацепив разрушитель, но защитные экраны последнего рассеяли ударную волну.

Капитан подошел к лейтенанту:

— Как скорость?

— Нам еще нужно время.

Ответный залп с разрушителя не замедлил последовать. На этот раз там не шутили. Вновь взвыли сирены. Щиты были практически сорваны.

— Вот и начался кошмар, — проговорил капитан, косясь на сенатора. Она хладнокровно замерла у экрана, спокойно наблюдая за боем. На лице снова не отражалось и тени эмоции. По опыту Антиллес понял: это значит, что эмоции хлещут через край. Такая женщина стоила уважения… и жаль, что теперь ей придется умереть. «Тантив» ощутимо тряхнуло, и капитан мгновенно вернулся к суровой реальности, позабыв всякую лирику. Поэтам не место на поле боя. Оды про храбрость будем складывать, когда победим. Если продержимся.

Дальше. Глава 1.

Назад. Вступление и эпиграф.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™