<<  Последнее предупреждение


Лита

ГЛАВА 8. ЗНАКОМСТВО

Световые блики скользили по лицам посетителей ночного клуба, голова кружилась, видимо, сказывалось действие алкогольного коктейля, выпитого для храбрости. Хрупкая девушка в белом сидела на мягком диване и пыталась расслабиться. Да, нервы были, мягко говоря, напряжены. Все-таки не каждый день убегаешь из дома.

Что будет дальше, она плохо себе представляла. Возможно, вернется обратно, когда начнется паника. Когда придут за ней и примут ее условия. И никак иначе.

Странно как подействовал на нее этот коктейль. Ей казалось, что она может читать мысли окружающих. Нужно будет спросить у официанта что он ей принес. Вообще-то она ни разу ничего такого не пила. За ней строго следил целый штат воспитателей вкупе с роботом-секретарем. И если воспитателей можно было обмануть или подкупить слезами, то этого несносного дроида ничего не пронимало.

Зато теперь можно было быть собой. Долой все запреты. Из нее делали дрессированную куклу. Плевать. Их воспитание породило в ней одно желание — быть невоспитанной.

Ночные клубы были под строжайшим запретом, и именно поэтому она пошла сюда. В самый скандальный. Где недавно выявили сеть наркодилеров.

— Милашка, ты одна? — горячий и липкий шёпот и точно такие же руки. Очень неприятно.

— Конечно, да, — отозвалась она, скользя рукой по бедру хама. Через мгновение бластер был у нее. Еще через мгновение — снят с предохранителя и уперт в бок липучки. — Ты сейчас встанешь и уйдешь. Понял, гад, — резко произнесла она. Надеясь, что употребила самые гнусные галактические выражения.

— Испугался. Да у тебя, солнышко, на лице написано, что ты не умеешь стрелять.

Солнышко нажала на курок, отвернув ствол бластера. Труп ей был не нужен. Только легкий ожог, боль.

Ее партнер взвыл от боли, на какой-то миг перекричав музыку.

Столик тут же окружила служба охраны клуба.

— Сдайте оружие и предъявите документы, — приказали ей.

Попалась и как глупо!

— Ребята, девчонка со мной, — раздался голос из-за спины, и на стол упала купюра, достоинство которой она не рассмотрела, — мы уходим.

Кто-то взял ее под локоть. И вывел из заведения.

— Будем знакомы, — проговорил незнакомец, — Хан.

— Лея, — сказала она и тут же себя обругала. Это же надо было сдуру назвать свое настоящее имя.

У незнакомца была хитрющая, но обаятельная улыбка. И синие глаза. Ситх знает почему, но это был любимый её цвет. И от него фонило безопасностью и одновременно приключениями.

— В первый раз в клубе?

— Ничего подобного! Посещаю его каждый день.

— Ага. Я тоже каждый день хожу по музеям.

— Вы не ходите по музеям.

— Ты, Лея. Не вы, а ты.

— Ты... благодарю за вмешательство. Сколько я тебе должна?

— А у тебя есть деньги?

— Глупый вопрос.

— Наверное, кредитная карточка?

— Да.

— И то, что тебя по ней в два счета вычислят, ты не подумала?

— Кому это может понадобиться? Я вполне самостоятельный и взрослый... — договорить она не успела, так как к клубу припарковался спидер начальника службы безопасности дворца. Лея юркнула за Хана.

Хан ухмыльнулся.

— Значит, удрала из дома, и сейчас тебя ищут?

— Не твое дело, — огрызнулась Лея.

— Ну почему — не мое. Я бы мог предложить тебе помощь, например.

— Какая тебе с этого выгода?

— Ну, во-первых, ты мне понравилась, я люблю храбрых людей, а уж когда это качество есть у девчонки...

— А во-вторых, ты думаешь воспользоваться моей кредиткой или даже запросить выкуп.

— Ты что читаешь мысли?

— Я не дура, Хан. И тебя спасает только то, что я тебе и вправду нравлюсь.

— Ты выстрелишь в меня?

— Если ты меня вынудишь.

— Так, я, кажется, попался, — Хан явно развеселился, — что дальше, мэм?

— Ты предлагал помощь. У тебя есть корабль?

— Да.

— Веди меня.

— Ну уж нет. Я не хочу получать срок за совращение малолетних.

— Ты не понял? Я угоняю твой корабль, вместе с тобой и с теми, кто там есть.

— Круто, — Хан улыбался во все лицо. От одного уха до другого.

— Не зли меня, я могу нечаянно нажать на курок.

Хан шутливо поднял руки.

— Ну тогда пошли, детка.

— Я. Не. Детка. Иди вперед.

— Ок. Какая интересная игра. Меня еще не похищали столь пылкие девушки.

Его явно забавила ситуация.

— Заткнись, — Лея подтолкнула его бластером, — далеко до твоего корабля?

— Пару кварталов.

— Отлично.

Пару секунд они прошли в тишине.

— Солнышко...

— Я не солнышко, — огрызнулась она.

— Хорошо, не-солнышко, как скажешь. Скажи, почему ты удрала?

— Достали.

— Коротко и ясно. Но не слишком ли ты категорична? Тебя наверняка будут искать.

— Еще как будут.

— Подумай, они тебя любят, а ты так жестока.

— Любили бы не выдавали бы замуж за полного идиота!

— А, так ты сбежавшая невеста.

— Что-то вроде того.

— Как романтично. Я просто польщен, что ты выбрала меня. Ведь ты не считаешь меня идиотом?

— Нет.

Он повернулся к ней. Дуло бластера уперлось ему в грудь.

— Сегодня прекрасная ночь. Молнии в твоих глазах. Свет фонаря. Бластер. Знаешь, это определенно настраивает меня на романтический лад. И пусть меня посадят, или ты всадишь мне разряд в сердце, но...

Договорить он не успел. Лея выстрелила. В фонарь.

Осколки брызнули на тротуар.

Хан оценил.

— Ничего себе! Такой знакомой у меня еще не было. Определенно, я очарован. Ты богата?

Он, было, наклонился, чтобы поцеловать ее, но все испортил звук сирены.

— Скорее, — он схватил ее за руку. — Уже рядом.

Задыхаясь от быстрого бега, они влетели на территорию космопорта. Остановились и отдышались.

— Хан, — предупредила Лея, — перестань играть с огнем. Я убежала от жениха не для того, чтобы выйти замуж за кого-то другого.

— А кто тебе тут предлагал руку и сердце? — деланно возмутился Хан, явно надсмехаясь над ней.

— Пошли, — приказала она.

Вновь бластер уперся ему в спину.

— Командовать ты умеешь. Стрелять тоже. А вот ругаться — нет.

— Как это нет?

— А вот так. Ты слишком вежливая, Лея. От тебя за квартал несет хорошим воспитанием.

— Разве?

— Например, в клубе тебе нужно было сказать «Отвали, ублюдок!» и все.

— Отвали, ублюдок, — повторила Лея.

— Не тот тон.

— Отвали, ублюдок.

— Уже лучше. Теперь поработаем над словом «заткнись». Говори лучше — захлопнись.

— Зах-лопнись.

— А ты способная, ученица, — хмыкнул Хан, — А вот и мой корабль.

— Этот? Такой старый!

— Зато самый быстрый.

— В каком это году он был быстрым?

— Эй, принцесса, — издевательски произнес Хан, и Лея испуганно вздрогнула, но довольно быстро сообразила, что он не знает ее титула и вкладывает другой смысл в это слово, — я тебе говорю, что это самый быстрый корабль, так верь мне. Он выглядит только так, но фору даст всем. А внешний вид — это специально.

— Зачем?

— Узнаешь. Проходи.

Они вошли внутрь.

Раздался приветственный рык, перешедший в бешеный вой.

— Чуи, Чуи, — Хан принялся успокаивать разъяренного вуки, — мне ничего не угрожает. Это моя знакомая — Лея. Лея — это Чуи. Все нормально. Бластер говоришь? Она так шутит. Лея, ты же шутишь?

«Нет», — хотела было сказать Лея, но, посмотрев на вуки, поставила бластер на предохранитель.

Чуи обиженно рыкнул и сел в кресло.

— Эй, старая жестянка, — к ним пришло сообщение от соседнего новейшего кореллианского лайнера, — ставим сотню кредитов, что догоним вас до выхода из атмосферы, даже если дадим фору в пару минут.

Хан ухмыльнулся и включил связь.

— По рукам. Только я на мелочевку не размениваюсь. Тысяча кредитов и стартуем одновременно.

— Ты псих? — спросили разом Лея и соседи.

— Чуи, задраить люк. Сейчас повеселимся.

Хан включил двигатели.

Соседний корабль тоже.

Несколько минут два корабля стояли на стартовой площадке, вибрируя от холостых оборотов. Потом резко рванули вверх.

Соседи внезапно осознали, что, даже врубив все системы на полную мощность, они никак не могут сбросить с себя старую развалюху.

Несколько минут корабли летели на одном уровне.

— Ладно, хватит, — махнул рукой Хан, и Чуи врубил двигатели. Сокол разом вырвался вперед.

— Ура! — крикнула Лея.

— Я же говорил, — приподняв бровь, ухмыльнулся Хан, довольный произведенный эффектом. А Чуи буркнул на своем, на вучьем, что непорядочно нечестными методами морочить голову юным девушкам. Хорошо, что Лея не понимала вукийский язык.

— Эй, «Сокол», — проявились их бывшие соперники, — что у вас за двигатели?

— Так я вам и сказал, — отозвался Хан.

— Не хотите продать свой корабль?

— Лучше я лишусь руки.

— Жаль. Но если вдруг решитесь, свяжитесь с нами. Мы пришлем вам свои данные. Да, кстати, передайте номер своего счета — мы переведем деньги за проигранное пари. Тысяча кредитов — ваша, честно заработанная.

— ОК, ребята. Приятно иметь с вами дело. Пока!

— Удачи, «Сокол».

— А ты нахал, — восхищенно произнесла Лея.

— Да, — улыбнулся Хан. — Очень на это надеюсь. Теперь тебе понятно, для чего такой внешний вид? Я специально искал что-то допотопное. Эффект производит хороший. На «Тысячелетнем Соколе» я обгонял даже имперские крейсера. Они просто никак не могут поверить, что их делает старая консервная банка.

— И где ж ты нашел это? На какой свалке?

— Не поверишь — выиграл в саббак.

— Ну, конечно. Ты не идешь прямой законной дорогой.

— Конечно — нет. Это не мой стиль.

Лея сияла.

— Авантюрист!

— Спасибо за комплимент. Ты уже решила, куда мы полетим?

— Да. В Галактике есть только один человек, способный помочь мне, это сенатор Мон Мотма.

— Мон Мотма? — нахмурился Хан. — Я слышал это имя недавно в Голо-новостях. По-моему, она погибла. Или попала в плен. Или это не в новостях, а информация от моего предыдущего пассажира.

— Что за пассажира?

— Да был один чудной старик. Затащил меня на какую-то секретную станцию-тюрьму, откуда мы еле унесли ноги. Да и то — по причине немотивированного альтруизма кого-то из начальства. Я бы ни за что не выпустил столь подозрительных типов…

— Станцию? Что за станцию?

— Огромную, как планета.

— Что за небылицы.

— Никакие не небылицы. Чуи подтверди.

Вуки издал зычный рык.

— Очень достоверно. У тебя можно подключиться к Гала Вебу?

— Да запросто. Сейчас будет тебе Веб.

— Ты сможешь отвезти меня на ту станцию?

— Зачем?

— Мне кажется, что мне туда надо.

— Тебе кажется? Здорово!

— Не забыл, я угнала твой «Сокол»?

— Эй, это мой корабль. И командую здесь я.

— Я заплачу.

— Да по твоей кредитке нас тут же найдут.

— Тебе заплатят на той станции. Скажешь, что я захватила ваш корабль.

— С чего ты взяла, что заплатят?

— Станция имперская?

— Да.

Вуки давно уже пытался привлечь внимание Хана к одной из страниц Галактик Веба.

Там висело следующее объявление:

«Пропала принцесса Альдераана, Лея Органа. Сообщившему о ее местонахождении будет выплачена щедрая награда».

И фотография.

Хан ошарашено уставился на нее.

— Нет. Только не говори, что это ты.

— Это я.

— Чуи, мы возвращаемся.

— Если ты вернешься, я скажу, что ты меня похитил и прибегнул к насилию, сексуальному насилию. Никто не будет проверять справедливость моих слов. Никаких мед. экспертиз, никакого суда. Тебя сразу стерилизуют или казнят.

— Я не люблю шантаж.

— А я не хочу замуж. Мне тоже не сойдет с рук этот бунт. Если я не докажу, что могу быть самостоятельной. Ты можешь крупно выиграть, если станешь моим союзником. И первое что мне надо — найти Мон Мотму.

— Она погибла.

— Она жива. Я чувствую это.

— И ты всегда доверяешь чувствам?

— Да, и еще ни разу не пожалела об этом.

— А я вот жалею, что послушался своего внутреннего голоса там, на планете, когда заступался за тебя.

— На самом деле ты не жалеешь, — сказала Лея, и Хану нечего было ей возразить.

Дальше. Глава 9.

Назад. Глава 7.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™