<<  Последнее предупреждение


Лита

ГЛАВА 5. СТРАННЫЙ ДЕНЬ

Массивная дверь беззвучно отъехала в сторону, и в камеру вошла охрана. Четыре человека. Почтительно замерли.

Кто? Таркин или Вейдер решили побеседовать со своей высокопоставленной пленницей?

Мон оставалось только подняться и ждать.

Звуки шагов.

Не Таркин и на том спасибо.

Повелительный взмах руки, и охрана выходит, старательно чеканя шаг. Он умеет произвести впечатление на людей, и не только — на непосредственных подчиненных. Дверь закрывается.


Черная камера. Человек напротив тоже в черном, практически еле заметен в этом тусклом свете. Зато она видна и заметна невыносимо ярким бликом, непонятно как заблудившимся здесь светом звезд.

А на «Тантиве» все было наоборот: она сливалась с белой обшивкой пластика, а Вейдер казался ярким пятном …


Ей здесь не место.

Эта мысль посещает обоих. Но по разным причинам. Одна и та же мысль.


— Милорд, — она вновь проигрывает молчание, — на борту «Тантива» были люди, отказавшиеся выполнять мой приказ. Оставшиеся верными Империи.

— Вы хотите заступиться за них?

— Жаль, если они пострадают.

— С какой стати я обязан вам верить, мадам? Особенно — после столь явного обмана. С одной стороны они могут быть преданными вам. Тогда, освобождая их, я дам им шанс на повторный саботаж или диверсию. А с другой — возможно, вы хотите поквитаться? Весьма умно, ибо после вашего внимания к их судьбе указанные персоны будут допрашиваться гораздо тщательней.

Мон опустила голову.

— Да, с моей стороны было неосмотрительно заступаться за них.

— Именно. Еще раз советую вам перестать делать глупости — для последующих допросов.

— Простите?

— Будем считать эту беседу личным разговором.


Ее словно хлестнули по лицу. В крови подскочил адреналин. Вот она — надежда.

Он ей поверил. Принял к сведению ее слова. И предупредил.


Мон начала лихорадочно размышлять: есть ли шансы убедить его в своей правоте? Увлечь за собой?

Если получится, допустим, то что дальше?

У обоих крепкое положение. Есть некоторое влияние. Можно бы… попытаться отодвинуть военных от власти и создать свой порядок.


Голова пошла кругом. Это было самое сладкое видение. Которое убила трезвая мысль: для того чтобы отодвинуть военных, придется убрать Императора.


«Ах, как бы все могло быть!» — снова надежда, снова вера, бурлящая в клетках организма. На смену которой приходит волна отчаяния.

К сожалению, — нет, не может.

Ты слишком хорошо знаешь Дарта Вейдера. Он предан Императору. И не пойдет против.

— Вы нездоровы? — спрашивает он, видя ее смятение. — Я зайду позже.

— Я не на великосветском рауте, да и вы не в гости пришли. Просто я не знаю, сколько сейчас времени. А это меня несколько выбивает из колеи.

— Сейчас четыре часа дня.

— Какого дня?

— С момента захвата Тантива прошло пятьдесят семь часов и почти девять минут.

— Я тут уже двое суток?

— Почти двое с половиной стандартных корусканских суток, — уточнил Вейдер.


Минута тишины. Отголосками разных мыслей. Невыносимым шквалом беззвучья.

Как ни парадоксально, нет ничего громче безмолвия.


— Вы так и будете меня допрашивать? — не выдержала она.

— Я вас не допрашиваю. Вы хотели мне что-то рассказать. Я готов вас выслушать.

— На вторые сутки, — усмехнулась Мон.

Вейдер пожал плечами.

— Как только у меня возникло время.

— Но вы же ответили, что знаете…

— Да, знаю.


Как странно. Мон поднесла руку лбу. Прошлась по камере. Абсурдный визит. Нелепый разговор. Информативности ноль.

Что же она не учитывает? Что заставляет ее ощущать себя маленькой девочкой?

Непонимание? Преступная в ее положении слепота в отношении целей этого человека?

Нужно срочно менять тактику.

А была ли изначально хоть какая-то тактика?


Мон Мотма, госпожа сенатор Чандриллы поворачивается и, отчеканивая каждое слово, произносит:

— Насилием Империя добьется разве что ненависти. Стремление к свободе в крови у каждого человека. И это самая мощная сила в Галактике.

— Да? — перебивает ее Вейдер. — А Таркин, например, думает, что самая мощная сила — эта вот станция.

— Он заблуждается, — запальчиво говорит Мон. Этого требует от нее выбранная маска.

— Я же полагаю, что сильнее всех Великая Сила, — не обращая на нее внимания, продолжает Вейдер, — а Император считает…

— Милорд, когда мне предъявят обвинения?

Пауза. На этот раз Вейдеру тяжело отвечать.

— Никогда.

— Простите?

— Звезда Смерти секретный объект и официально его не существует. Так что…

— Никакого суда не будет?

— Да, мадам.

— Но как вы объяснили пропажу целого корабля?

— Тантив зацепило метеорным потоком, он послал сигнал бедствия, но помощь опоздала. Никто не спасся.

Мон сникла.

— Понятно. Достаточно убедительно.

— Вам нравится?

— Ваша идея?

На вопрос Вейдер не ответил. Вместо этого, как бы случайно, произнес:

— Бейл Органа был очень огорчен потерей корабля и команды. Да, кстати, неприятный вопрос, но я вынужден его вам задать. Что связывает вас с вице-королем Альдераана?

— Простите? — в голосе Мон зазвучало негодование. — Но это не ваше дело, милорд.

— Увы, мадам, именно мое. Вы отдавали приказы его команде. И я должен узнать, входит ли Альдераан в Альянс, или его вы тоже подставили ради идеи. То есть, Органа являлся заговорщиком осознанно или нет.

— Я не буду отвечать. И отказываюсь продолжать разговор.

— Что ж, для Бейла Органы разницы нет никакой. Его участь решена. Но я весьма рад, что вы пришли в себя.

— Не замечала раньше вашего остроумия… — криво усмехнулась Мон.

— Хотите сказать — язвительности? Сенатор, искреннее благодарю за беседу.

— Простите?

— Умные собеседники — редкость, увы, — он подошел к двери, которая плавно отъехала в сторону, потом словно что-то вспомнил, затормозил. — Последний вопрос, мадам. Действительно, последний, на Татуине что-то есть?

— Нет, — поспешно выпалила она.

— Понятно, мадам. До свидания.

Дверь закрылась за его спиной.

Дальше. Глава 6.

Назад. Глава 4.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™