<<  Последнее предупреждение


Лита

ГЛАВА 23. КАНУН ОПЕРАЦИИ

Утром Айзенн повторила попытку выйти на связь с «посредником» Милорда — доктором Линнардом. Ночью она пробовала неоднократно, но с отрицательным результатом. Разрушитель был в зоне недосягаемости. И сейчас она не ожидала, что с первого раза связь установится.

— «Девастатор», код допуск.

Айзенн пощелкала клавишами, отсылая требуемую информацию.

— Ждите...

Доктор Зейн Линнард. Случайный человек или игрок? Судя по всему — скорее игрок, до времени державшийся в тени. Около Императора случайных людей нет, и никогда не было, — а этот врач занимает высокий пост. Однако традиционно держится в стороне от интриг, поправочка: держался до последнего времени. Зато теперь дебютировал, да с каким шумом! Леди Исард всегда боялась незаметных. Они — как ядовитые змеи: никогда не знаешь, как они ужалят и каков будет укус. По последствиям. И теперь перспектива сотрудничества с человеком, о котором она почти ничего не знала, кроме скупых строчек стандартной биографии, заставляла Айзенн нервничать. Ставки слишком высоки для ошибки — Милорд ясно дал ей понять. Из этой авантюры она выйдет либо заместителем Директора СИБ, либо ее вынесут вперед ногами. Неудачники в таких сферах никому не нужны. Особенно — очень информированные неудачники.

Мысли контрразведчицы снова вернулись к посреднику. Линнард — как себя с ним вести?? Это — коалиция, направленная против Его Величества, или просто старые знакомые? Что его связывает с Вейдером? По данным СИБ, у Главкома не было особых друзей в Центре Империи. Его уважали, ненавидели, презирали, — но никто не делал явных попыток к сближению. Такое положение, казалось, устраивало всех. И вот теперь — этот врач... Запоздалые мысли.

— Переключаю, — дежурный связист флегматично не любопытен и спокоен. И где таких набирают?

Айзенн готовит дежурную улыбку голографическому собеседнику, от аппарата идут помехи, когда вдруг...

Посредник. Только — не тот, который ожидался. Вместо уже знакомого по досье лица Линнарда перед Исард возникло другое. Еще более знакомое.

Как раз то, которое женщина меньше всего ожидала узреть при таких обстоятельствах. Хорошего же заместителя выбрал себе Милорд! Хотя — скорее, наоборот: Император не оставил выбора Главкому? Знать бы еще, что там у них произошло.

Поспешно согнуться в поклоне.

— Айзенн Исард. Я наслышан о ваших «подвигах». Кстати, рад вас видеть во здравии, — ей кажется, или Император тоже язвит, как до этого Милорд, — так долго продержаться в эпицентре облавы. Вероятно, у вас есть свои люди в контрразведке.

— Да, Повелитель, — а мозг тем временем лихорадочно работал, анализируя информацию. Император не в Центре Империи? В космосе? Странно, почему об этом не было в новостях. Похоже, в высоких сферах политики дуют новые ветра. Знает ли отец этот маленький факт? Вряд ли. Если бы Палпатин поддерживал Арманда, он не стал бы раскрывать такую информацию его противнице. Значит, действия Главкома имеют высочайшую поддержку...

— Вы нашли беглецов? — вопрос, прерывающий раздумья.

— Да, Повелитель. Мой бывший помощник решил сдаться. Сегодня вечером они будут у меня.

Палпатин хмыкнул, похоже, уверенности ее не разделяя. Да Айзенн и сама понимала, что СИБ тоже бдит. И проблемы будут в любом случае. Можно было бы попросить поддержку, но интуиция настойчиво советовала не дурить.

— И вам хотелось бы знать, что теперь с ними делать? — следующий вопрос Императора со всей очевидностью сказал: «Теперь их поимка — это твоя проблема. Вызвалась — отвечай». И по тону Властелина было сложно понять, доволен он подобной самонадеянностью или нет.

— Да.

— Ваш договор с Вейдером по-прежнему в силе. Доставляйте беглецов на корабль, — здесь до них не дотянется ни СИБ, ни прочие интересующиеся. А Линнард наконец-то перестанет скучать в обществе столь веселых людей. Да, Зейн?

Айзенн не видела доктора, но слышала его голос — голографический аппарат на «Девастаторе» обладал неплохим микрофоном.

— Никогда не думал, что вместо врача я вдруг стану воспитателем, — проворчал главный специалист Империи.

— Линнард, естественно, согласен, — перебил Император не терпящим возражений тоном, а Айзенн все еще не могла отойти от шока: Повелителю, оказывается, кто-то может панибратски возражать. Хотя — толку-то!

— Значит, доставить беглецов на «Девастатор»? А где он будет находиться ближе к вечеру?

— На орбите Центра Империи.

— Да свершится воля Императора! — Исард попыталась закончить разговор, думая, что все важное уже сказано. Но Палпатин снова перебил:

— Пусть она свершиться поскорее — время сейчас дорого. Учтите это в своих планах. И еще одно: пленников доставите лично. И постарайтесь потише, — я очень расстроюсь, увидев их лица в новостях. После передачи беглецов доктору, — ах да! — простите, капитану Линнарду, я хочу видеть вас в своем кабинете. Во Дворце.

— Да, Повелитель, — выдохнула она, но уже в пустоту. Император не стал ждать ответа.

Аудиенция с Властелином Галактики! Это сулило многое. В случае удачной операции — повышение, в случае поражения — смерть. Впрочем, этот расклад был известен и раньше. Только ставки взлетели. С одной стороны, хорошо знать, что ты не пакостишь Императору — он плохо относится к измене. С другой: что Повелитель потребует за свою... доброту? Нужно абстрагироваться от этих мыслей, иначе она все провалит. Но ей уже начинало казаться, что место зам. директора у нее в кармане.

А может, и не только зама.


Айзенн Исард смотрела на комлинк. Тим Венет пять минут назад связался с ней и сказал, что сдается, если она сделает всё, чтобы он остался жив. Гарантии она дала, разумеется. Зачем бедолаге знать, что Исард в данную минуту не уверена, останется ли сама в живых. Ставки высоки как никогда. Жизнь или смерть. Но ей не привыкать. Если хочешь выиграть — нужно рисковать и не бояться. Только так перемалываются обстоятельства, и всё, что против тебя.

Тим попросил ее достать коды видеонаблюдения миссии Альдераана. Айзенн сразу поняла, для чего. Так вот где они укрылись от СИБа! Зашли без спросу в госздание. Как им удалось? Девчонка со своими способностями или просто удача? Второй раз везение — это уже не случайность. Им повезло, что их не взяли на выходе из Дворца. Теперь вот снова повезло. Продержаться так долго в столице, без документов и денег, в квартале, где на каждом углу патрули! Она не ожидала. Думала, что их возьмут очень быстро. Все-таки девчонка точно пользуется своими способностями. Скорее это, чем сверхоперативная помощь от Венета.

Помощник оказался глупым и слабым. Столько ошибок! Провал за провалом. Как же его готовили, кто же его аттестовал? Первая сложная ситуация — и человек дрогнул.

Страх. Аффект? Что-то слишком долго он у него длится. Ведь называя здание дип. миссии, помощник выдал, где они находятся, поставив себя в уязвимое положение по отношению к ней. Это непозволительное раскрытие!

Исард поморщилась: и с такими людьми приходится работать. Да первый попавшийся любитель, насмотревшись шпионских фильмов, будет вести себя умнее.

Тим Венет — дурак. И она легко его переиграет.

Но вместо уверенности и спокойствия Айзенн ощущала тревогу. Ей что-то не нравилось. И это требовалось обдумать.

«Тим Венет — слабак. И не соперник. Но тогда почему я чувствую неладное? Разве может опасность исходить от такого сотрудника? Допустившего такой прокол?»

Конечно, ему надо продержаться до вечера. До того времени, которое назвала ему она. И в здании, если не контролируешь его, если ты проник туда несанкционированно, находится так долго — опасно. Менее опасно попросить помощи. И плевать, что ставишь себя в зависимое положение и даешь в руки другого такой козырь.

Вот что ей не нравится! Эта «мнимая беспомощность». Весьма тонко разыгранная, так что придраться не к чему. И этим — подозрительна. Подарочек.

«Вот, кажется, нашла!»

Айзенн вообще — не любила подарков. Особенно таких. Ведь, как правило, бескорыстие означает только одно: плату возьмут после, и какую! Большую, чем оно того стоит. Из памяти выплыла строчка куртуазного стиха, который она знала только из-за того, что написан он был к опере. Как там: мы приходим из ночи вьюжной/нам от вас ничего не нужно/кроме ужина и жемчужин/и быть может еще души... Вот-вот. Тот самый случай. Ничего взамен, кроме жизни.

Показать самое уязвимое — глупо. И умно одновременно. Все зависит от того, что стоит за подобной откровенностью. Как еще можно усыпить бдительность и ввести противника в расслабленное состояние, чтобы потом переиграть? Только дав ощущение своего изначального проигрыша. А что, если бы она была на его месте? Чтобы она делала? Ведь именно это! Рассудим: противник сильнее и у него больше ресурсов. Как его обмануть? А просто: дать почувствовать силу, дождаться эйфории от будущей победы, и в тот момент, когда он потеряет внимание — нанести удар исподтишка. В таком случае, подобное раскрытие информации — необходимо. Противник будет думать о твоей глупости и уязвимости. А ты будешь ждать его ошибок. Определенно — умно. Но то — она. А Венет, мог ли он сам дойти до такого? Вообще-то, во время обучения должны были что-то подобное проходить все оперативники. Вспомнил урок? Или кто-то другой напомнил?

Кто же вы, мистер Тим Венет? Игрок? Дурак? Или марионетка в руках опытного кукловода?

В голосе у него не было страха. Он явно на что-то решился. Вот знать бы, на что. Но мыслей читать она не умела. Зато умела анализировать и ставить себя на место другого.

Нет, все-таки, после побега, голова у него работала только в одном направлении. Нет, он вряд ли притворялся раньше и вел двойную игру. Поэтому тут два варианта: либо он действительно не просчитывает свои поступки, либо действует по чьей-то указке.

Все-таки Тим Венет — не игрок. Не тот характер.

Что мы имеем сейчас. Если отбросить самую простую версию о наивности мистера Венета и о том, что за ним никто не стоит. Что думает другая сторона: неважно, Венет как игрок, — хотя это и маловероятно, но сбрасывать со счетов все равно не стоит, — или его кукловод. А то, что она, по идее, уже должна прийти в состояние полной уверенности и превосходства, полагая, что значительно умнее, сильнее и опытнее. Что Тим полностью зависит от нее. Что он — изначально в проигрыше и деваться ему некуда.

Коды здания она переслала сразу. И так же сразу пресекла в зародыше идею идти за ними в миссию. Там патрули, это раз, а во-вторых, вся операция должна пройти без шума. Это только по Галактик Веб, в развлекательных фильмах, сотрудники спецслужб могут разнести полгорода. На самом деле с нее строго спросят за каждую царапину в стене. Как минимум нужно безлюдное место. И близкое к докам. И одно место такое было.

Айзенн назвала Тиму место и время. Придумала объяснение для принцессы и ее спутников. Венет скажет, что они улетают, но только по пути зайдут за разрешением, без которого автоматическая система безопасности столицы не выпустит их за пределы атмосферы и попросту собьет. Тим заведет их в кафе. И всё.

Всё, что нужно знать Венету.

Рассветает. Поспать бы пару часов... но — нет. Потом. Впереди еще половина суток, а сейчас ей надо приготовиться. Просчитать все варианты, составить план на тот случай, если все пойдет не так. Один, а лучше — парочку. В ситуации, когда промах означает или смерть, или отставку — перестраховка необходима. Да, она рискует. Но это будет строго просчитанная опасность, без всяких там непредвиденных «если».

На экране комлинка появилась карта района.

Айзенн довольно улыбнулась: отец хорошо ее обучил. На свою голову. И приступила к работе.


Арманд Исард стоял у окна. Итак: противник информацию получил. Где дочь собирается встретить Венета и его спутников? Что сделает с помощником? Придет ли одна?

Бесконечные вопросы.

Уже восходит солнце — поспать сегодня не получится.

«Ничего, выспимся после смерти», — подумал директор, и тут же сплюнул, — «чур, чур меня. Что за мысли!»

Ситх! Арманд выругался. Пальцы его легли на кнопку вызова помощника.

— Срочно выясните, как работают офисы в районе, координаты которого есть у моего дроида. И распорядитесь о чашке кофе.

— Да, сэр.

Дроид показывал карту района. Небольшая площадь, зажатая зданиями — обычный столичный ландшафт. Разве что тут меньше народу. Это деловой квартал, и вечерами и в выходные он почти мертв. Идеальное место для засады? Айзенн прокололась?

Не слишком ли он ее принижает? У девчонки есть чутье. И она будет настороже. Исходить из того, что она допускает ошибку, никак нельзя. Нужно думать наоборот. Искать плюсы.

Почему не оживленное место? Ведь там ей будет проще незаметно подойти? Все обычно назначают такого рода встречи в густом потоке людей. Там, где можно незаметно раствориться в толпе, и так же возникнуть. Это же азбука разведки. Вот! Оно самое! Плюсы оживленного места являются и минусами. Там проще растворить агентов, чем на безлюдном пустыре, где чужаков можно сразу заметить и распознать. Где можно понять ловушка это или нет. Где его люди должны стать ни много, ни мало — невидимками!

То есть... она таким образом — перестраховывается.

Значит — будет одна.

А может быть, она специально назвала эту площадь и кафе, чтобы СИБ ждал ее там, в то время как она перехватит принцессу раньше? Мда, неприятная мысль. Не может же он растворить по всему пути, от миссии до площади, оперативников.

«Итак», — сказал себе Арманд, отхлебывая кофе, — «она придет раньше и будет наблюдать. Значит, людей нужно ставить немедленно».

Она не доверяет Венету, это понятно.

Ну, конечно, она не доверяет Тиму. Доченька слишком умна для повторения ошибок.

Как бы он поступил на ее месте?

Ну, во-первых, не поверил предателю. Тот, кто раз предал из-за страха, сделает это еще раз. Кстати, не убедила ли она Венета, что Арманд опаснее Вейдера? Ждать или нет ему подвоха с этой стороны?

Да нет. Вряд ли у нее бы получилось. Слава Темного Лорда создавалась не один день. Так что... Тим бы не поверил. Значит, по крайней мере, здесь можно не опасаться двойной игры. Хотя Тим может разнервничаться и тогда — жди беды. Уж лучше пытаться обыграть противника, ведущего двойную игру, попытаться разгадать его логику, чем попытаться понять того, кем движет страх. На своем опыте Арманд знал: проще догадаться, как будет действовать профессионал, чем любитель, да еще и в состоянии аффекта. А Венету до профессионала ой как далеко. Нет, это безнадежный случай.

Арманд подошел к рабочей консоли стола. Открыл музыкальный архив, нашел инструментальную музыку.

Звуки невидимого оркестра заполнили помещение. Ломаный ритм, рисунок которого часто сбивался, инструменты, то играющие разом, то вступающие друг за другом, без всякой очереди — и не угадаешь, когда какой заиграет. Импровизация — любимая музыка Айзенн. А вот ему подобные вещи всегда казались какофонией. Хотя дочь пыталась разъяснять, что он просто не подготовлен для распознания всей композиции. Что за сложностью отдельных кусков скрывается единая красота, которую не разглядишь так, с бухты-барахты, не свяжешь воедино. Его раздражает бессмысленность, только оттого, что музыка распадается на фрагменты, и он не слышит ее в целом. Поэтому — не понимает. А смысл есть.

А еще она говорила, что постигать общий смысл ее когда-то заставило уважение к музыкантам: ведь такие вещи могли создавать только единичные виртуозы.

Что ж, у нее всегда была слабость к асам своего дела.

Да и сама она была такой.

Айзенн — их лучший оперативник.

Лишь только с одним минусом: СИБу, то есть Арманду, известны все ее операции. Ее стиль работы. Ее методы.

Ему даже не нужно заставлять своих людей сделать справку по ее делам.

Он и так все знает: его дочь придет раньше, и будет наблюдать. Сама к Венету не пойдет. Скорее — спровоцирует заваруху, — и будет уносить ноги со всеми, кто попадется под руку. В ее любимой музыке это называется — заранее подготовленной импровизацией. Импровизацией на заданную тему.

Что можно противопоставить этому?

Нужно вести ритм, то есть отделить часть сотрудников, которые будут вести операцию, как она была запланирована. Но, будет еще одна часть людей, которых необходимо выбрать. Эти люди не будут вмешиваться в операцию, но будут весьма тщательно следить за аномалиями и вмешаются в нужный момент.

А ему самому нужно выбрать точку обзора для себя. Упустить под чью-то ответственность это дело он просто не мог.

В случае неудачи Директор терял слишком многое. И был полон решимости этого не допустить.


— Вы так долго! Мы уж думали, что сбежали! — Хан не спал и был начеку. Зато девчонка задремала прямо у входа на холодной ступеньке холла. Не было видно вуки. Куда он делся?

— Как смог, — ответил Венет. — Я подключился к текущей информации СИБа и раздобыл коды от этого здания. Видеонаблюдение, пароли от кабинетов. Так что, мы можем с комфортом дождаться вечера. А где ваш алиен?

Но Соло игнорировал вопрос.

— Откуда у вас столько информации?

— У меня остался доступ к сведениям коллег.

— Почему нам нужно непременно ждать вечера?

— Как? Вы не хотите попасть на свой корабль?

— Почему бы нам излишне не рисковать? Не остаться здесь до понедельника? Зная коды кабинетов, мы может зайти к любому высокопоставленному чиновнику-альдераанцу. И потом, неужели о «Соколе» до сих пор не знают?

— Нет.

— Сомневаюсь. Контрразведка не может работать так скверно.

— О вашем корабле знают двое: я и моя начальница.

— Разве она нас не ищет вместе со своими коллегами?

— Нет. Получилось, что я ее подставил, когда выводил вас из дворца, и в СИБе считают, что действуем мы с ней заодно.

— Почему же она их не переубедит?

— Ее просто нет в столице.

— Откуда вы знаете?

— Она сама говорила мне об этом, когда оставляла свое удостоверение. Ну... что дела ее вынуждают улететь на несколько дней из системы, — лгать получилась очень достоверно. Но усыпить бдительность контрабандиста было непросто.

— Странно, что ВАС пока не вычислили...

— СИБ большая организация, да и я не в штате. Начальница же, которая все знает обо мне — улетела на внештатное задание и еще не в курсе, что случилось. Думаю, за выходные ее вряд ли найдут. Можно сказать — нам повезло: ваш корабль не фигурирует в «черных списках» контрразведки. Но вечером, перед выходом, мы, конечно, проверим это еще раз.

— Почему вы считаете, что нам повезло? Потому что ваша начальница пропала?

— Да. Ведь как только появится она, СИБ будет знать, что мы пленники Вейдера, и свяжется с ним. А тот не будет долго решать, что делать с нами.

— Вот это-то мне и странно. В прошлый раз я хотел вас спросить — откуда такая уверенность, что Вейдер нас убьет? С чего это вы вообще взяли?

— Потому что это его уязвимое место — прошлое. Тщательно выстроенный имидж — и вдруг все данные. И он весьма мстителен и безжалостен. Столько ходит рассказов, как он убирает негодных... не прикасаясь — душит, например...

— Это ваш домысел, основанный на слухах и суевериях про мифическую силу. Я же в нее не верю. А верю в то, что он должностное лицо и будет вынужден действовать строго по закону.

— Вы не знаете Вейдера...

— А вы знаете? — перебил безопасника Соло. — Пересекались лично?

Тим отрицательно покачал головой.

— То-то же. А я лично пересекался с ним. В первый раз он дал нам уйти. Во второй раз просто задержал.

— А в третий — он вас просто казнит.

— С чего такая уверенность? Мне он не показался мстительным.

— Мы можем ему просто надоесть. Особенно ты, — это проснулась Лея, — если уж мы решились на побег, значит нужно идти до конца. К тому же у меня есть некоторые планы, которые никак нельзя реализовать, будучи арестованной.

— Ты не была арестованной. Условия были весьма комфортабельными.

— Соло, какая разница, камера или удобная комната, когда и там, и там ты не свободен?

— Ты так говоришь только потому, что никогда не была в камере. Разница есть.

Лея упрямо сжала губы. Хан махнул рукой и повернулся к Венету:

— Значит, нам лучше попасть к безопасникам, а не к вашей начальнице?

— Не лучше. СИБ рано ли поздно вас отдаст ему. Вы просто оттяните свой приговор, сдавшись СИБу.

— И ваш тоже? — ехидно спросил Соло.

Тим промолчал. А Лея поднялась и подошла к Хану, заглянула ему в глаза, но проговорила, обратившись к оперативнику:

— То есть — выхода нет, ведь так, Тим?! Только прорываться к «Соколу»?

— Надеясь, что Империя не дотянется до нас на Альдераане? — буркнул Соло.

— Да, — просто ответила Лея.

— Поскольку мы сейчас в одной лодке, — проговорил Тим, — голосую: чем к Вейдеру — лучше умереть. Хотя пожить мне, естественно, тоже хочется. Так что я в корне против варианта: сдаться.

— И я за прорыв к Соколу, — поддержала его принцесса.

— А я, — упрямо стоял на своем кореллианец, — против.

— Хан, — умоляющий взгляд, — мне нужна свобода. Чтобы довести свое расследование до конца. Альдераан. Да, безопасней дождаться своих подданных, но как только меня узнают — сразу возьмут под контроль и отправят под охраной домой. Я сменю одну клетку другой. А правду так никогда и не узнаю.

Она стояла вплотную к нему. Хан не выдержал и отвел взгляд.

— Хорошо. Все будет так, как того хочешь ты.

— Спасибо, — она провела рукой по его волосам, но он сделал шаг назад. Не нравился ему Тим Венет. Не нравился его план. Всё не нравилось. Неужели Лея не чувствовала западни?

— Кстати, насчет лодки: мы ваши пленники или сообщники? — тем временем спросила у Венета принцесса.

— Какие пленники! Если вы не верите мне — делайте что хотите, хоть даже — оставайтесь здесь, мне-то что, — голос Тима дрогнул от обиды. Хорошо получилось. Раньше он за собой актерских способностей не наблюдал. — Мне проще будет скрыться без вас.

— А как же помощь Альдераана? Уже не нужна? — усмехнувшись, спросила Органа.

— Я помог вам бежать. Разве вы откажетесь от слов, если я возникну на Альдераане и напомню их?

— Нет, не откажусь. Если буду на Альдераане.

— Значит, решили? Ждем до вечера?

— Значит, ждем до вечера...

— Сейчас я отключу видеонаблюдение в холле и кабинете — и мы немного поспим. И кстати, где ваш алиен?

— Дышит свежим воздухом, — сказал Соло.

Не нравилось ему это всё.


Министр обороны Галактической Империи Сет Пестаж разбирал документы. Так казалось со стороны. На деле же господин министр уже довольно долго смотрел на одну строчку отчета, думая совсем о другом. И, случайно подняв глаза, он очень удивился, увидев объект собственных раздумий. Император терпеливо стоял на пороге, пристально следя за подчиненным.

— М-мой Повелитель! Что...

— Нет-нет. Ничего не случилось. Я просто зашел в гости, — Палпатин демонстративно обвел взглядом элегантную обстановку каюты. Это были апартаменты для важных персон — новехонькие, потому как Вейдер предпочитал каюту попроще. А селить сюда кого-то в его присутствии капитан не рискнул. Теперь помещение наконец-то обновили.

— У тебя тут уютно. Тебе хорошо, Сэт?

— Хвала Силе, не жалуюсь, — настороженно отозвался последний.

— Тишина и спокойствие — какой контраст после столицы. Теперь ты согласен, что поездка была отличной идеей?

Нет, Пестаж так не думал. Слишком многое могло произойти в Центре Империи в отсутствие трех ключевых фигур имперской политики. Это опасно. А должность министра обороны как раз и предусматривала устранение опасностей для Империи. Но — не возражать же Императору?

— Щадишь меня, Сэт? — в мягком голосе Повелителя появились металлические нотки. — Не хочешь противоречить? Волновать по пустякам? А ведь ты отвечаешь за очень серьезные вещи. Вещи, связанные с безопасностью государства. В которых не должно быть места сантиментам.

— Император!..

— Молчи! Сейчас говорю я, а ты слушаешь. Потом — рассказывать придется тебе. И — не дай тебе Сила отказаться дать мне удовлетворительные ответы.

Пестаж подобрался, мгновенно покрывшись липким потом. Он слишком хорошо знал этот тон Повелителя. Обычно такие слова означали, что вот-вот полетят чьи-то головы.

— Что там с моим предателем? Его вычислили?

— Все следы ведут к высшему руководству СИБ. Но у нас нет прямых доказательств, кто...

— Арманд Исард. Пожалуй, у меня есть новые факты в твою копилку.

И Император вкратце поведал историю беглецов, умолчав про Айзенн и украденную пленниками информацию.

— Вейдер полетел на Альдераан. Там сходится очень много путей, и чутье подсказывает мне: он добудет нам доказательства. Вот только, вполне может быть, — поздно. Поэтому я решил, что для действий мне вполне достаточно, что Арманд проигнорировал мой приказ — оставить дело с планами. И все, что с ними связано. Собственно, я мог бы арестовать его прямо сейчас, но это будет слишком сильным ударом по СИБ, как структуре. Многие будут сомневаться в его вине. Арманд — хороший руководитель и весьма популярен в Центре. К тому же, он там, а мы — нет. Хоть это и тайна. Словом, последнее, что нам нужно — это слухи и домыслы. Вина Исарда должна быть совершенно очевидна всей СИБ. И, главное, нам нужен достойный преемник. Человек, который сразу же займет кресло Директора — и удержит организацию от внутренних дрязг. Даже, если придется устранить кого-то из смутьянов.

— У вас уже есть кандидатура?

— Да. Его дочь.

— А она согласится? Родственные чувства...

— Вот и проверим, достаточно ли она тверда для такой работы. Мы свяжемся с этой дамой — ты и я. Беглецы — шустрая мишень, и шанс, что Арманд промахнется, — очень велик.

— У него большой опыт.

— У парня — тоже, хоть и в других вещах. Вуки — сильны и известны своей способностью выживать в любых трудностях. А девочка — латентный форсъюзер. Уже то, что Милорд обратил на них внимание, должно было вас насторожить. Теряете хватку?

— Боюсь недооценки противника. Возможно, они хороши. Но беглецы — лишь любители. Если они смогут долго скрываться от СИБ, значит, нам надо набирать новый штат. По причине профнепригодности.

— Ты прав, Сэт. Но от них не требуется долгий марафон — только один краткий рывок. От этой троицы масса неприятностей. Арманд — вот единственная причина, по которой я это терплю. Мне нужна провокация, громкий провал, после которого Айзенн схватит отца за руку. Беглецы об этом не догадываются, но их единственный шанс спастись — это помочь МНЕ. Хотят выжить — придется попотеть.

— Мой господин, не слишком ли «круто»?

— Они ведь сами напросились на роль «наживки», — а глупость нельзя оставлять безнаказанной. Впредь будут умнее.

— Или хитрее.

— Очень может быть. Ну так и мы тут не без талантов, правда, Пестаж? И потом, у меня есть специалист, способный вбить чуть-чуть мозгов в юные головы.

— Вейдер?

— Не угадал. На сей раз — Линнард.

— Мне казалось, его назначение — лишь ширма...

— Правильно казалось. Но плох тот стратег, что не использует все выгоды ситуации. Сначала беглецов напугают. Потом, если доживут, Зейн с ними поговорит. И растолкует кое-что на предмет имперской политики.

Палпатин внезапно замолчал.

Хватит ли у Линнарда ума не сводить беглецов с Люком? Хотя врач ничего не знает о причинах побега, надобно его просветить. Но пересечений вряд ли удастся избежать: Люк привык заходить к врачу, а беглецам предоставят видимость свободы. Их уже охраняли, и что из этого вышло?

— Неожиданный план. Мне нравится, — прервал молчание Пестаж.

— Подлетаем, — невпопад ответил Император.

Сэт Пестаж перевел взгляд на экран, куда неподвижно глядел Император.

«Нет, лучше дать им свободу передвижения, ограниченную «Девастатором» и статусом гражданских лиц, дать пересекаться с мальчиком, но Линнарда обязательно обо всем предупредить. А слова, слова для них — доктор сам подберет. Он еще тот специалист по влезанию в душу».



Двое людей в чреве огромного корабля молча смотрели на обзорный экран, уже отобразивший панораму столицы. Их ждал Корускант.

Дальше. Глава 24.

Назад. Глава 22.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™