<<  Последнее предупреждение


Лита

ГЛАВА 19. БЕГЛЕЦЫ

— Милорд, у меня скверные новости, — Айзенн Исард сложно было отказать в смелости. Быть тем, кто приносит темному Лорду дурные вести — самоубийственное занятие. Но женщина отлично знала собственную вину. Если напакостничал — отвечай! Кодекс чести не предусматривал вариантов.

— Я бы удивился, скажи вы что-то приятное, — заметил Вейдер. Младшая Исард удивленно распахнула разноцветные глаза: любимый ученик Императора шокировал ее второй раз за сутки. Она узнала о его прошлом: разумеется, жаль, что подставилась, но информация стоила риска. В том случае, если она доживет до утра. А вот теперь Айзенн Исард имеет счастье лицезреть знаменитого ситха в отвлеченно-лирическом настроении. Вопрос в том, хорошо сие или плохо? Возможно, есть надежда?..

— Заключенные, за которыми вы приказали приглядывать, — полчаса назад сбежали.

— Что?! — вот теперь перед ней стоял знакомый каждому имперцу бескомпромиссный воитель. Хотя их и разделяло множество световых лет, появилась практически полная иллюзия присутствия. — Как это вышло?

Как, как… вопрос столь же непрост, сколь и закономерен. Женщина мысленно унеслась на несколько дней назад, когда принимала казавшееся столь удачным — и вылившееся в такие неприятности решение поместить пленников в Императорский дворец. Нужно сказать, что этот ход и сейчас, при осознании последствий, казался младшей Исард гениальным. В ее двусмысленном положении подобное решение требовало изрядной наглости, но почти не зависело от удачи. Дворец был гигантским комплексом, построенным больше для обеспечения ежедневного функционирования правительства, чем как услада глаз Императора. Это был своего рода мегаполис в мегаполисе, только более охраняемый. Помещая сюда экипаж «Сокола», дочь главы СИБ использовала магию корочки с надписью «контрразведчик». Подобного удостоверения было вполне достаточно, чтобы войти во Дворец, конечно, если ты не направляешься во владения Пестажа или Императора, а вот выйти оттуда без допуска — такие вещи относились к категории «нонсенс», так что Айзенн спокойно занялась делами. А зря.

— Им помог мой личный помощник, — выдавила из себя Исард. Признание далось нелегко: слова словно обдирали горло, отказываясь рождаться на свет.

— С какой целью? — удивился Милорд. — Потерял голову от любви? Подался в пацифисты? Или чтобы сдать коллегам за ближайшим углом?

Отличная версия. Айзенн мысленно сделала зарубку с целью проверить гипотезу. И правда, что будет делать этот идиот, когда пройдет первая паника? Наказание за измену — смерть. Это знали все служащие СИБ. Предателю нет надежды на прощение. Однако, измена — это дело тонкое. Можно изменять Милорду, храня верность родной структуре. А можно — наоборот. Например, как она.

— Он — испугался. Моя вина — и его недосмотр. Я приказала занять принцессу историческими документами. Выдать все, кроме тех, которые составляют государственную тайну. А он — допустил ошибку.

— Какая ирония, — в искаженном вокодером голосе действительно проскользнула язвительность, — второе разглашение за неделю. И опять на мою голову… о ком была информация?

— О вас.

— Помощник в страхе сбежал, увидев мой послужной список? — теперь Вейдер издевался уже откровенно. Исард предположила, что, по каким-то своим причинам, он хочет ее подбодрить. В официальном разговоре она бы и слова не выговорила. Страшно… произошедшее погружало сознание в ужас даже сейчас. Особенно — с этим человеком.

— Не о вас, как о Лорде Империи. Об… Энекине Скайуокере.

Секундная пауза, во время которой Айзенн уже попрощалась с жизнью.

— Людская глупость, увы, безгранична. Юные безумцы решились на верное самоубийство. Планы «Звезды Смерти» — это оправданный риск. Для многих такой приз слишком сладок. Но — погибать из-за имени, которое не сможешь использовать? — Лорд осуждающе покачал шлемом.

— Им бы никогда не сошло с рук разглашение тайны, — автоматически возразила Айзенн. В ответ раздался звук, очень напоминающий смешок.

— Вы умная женщина, а повторяете глупости Арманда. Подобная информация может навредить только мне. Да и то — слегка, лишь создаст ненужную шумиху. Ограничение в доступе связано с обещанной конституцией тайной частной жизни. А не с соображениями госбезопасности. Даже вы могли бы изъять часть своего досье из общего доступа, — если бы захотели. Таково право гражданина.

— Значит, вы не сердитесь?

— Очень сержусь, но — по иной причине. Вы же знаете, что с ними будет.

Айзенн автоматически кивнула. Императорский дворец — это самое охраняемое место в Галактике. Даже не ставя у комнат «гостей» персональной охраны, можно было не сомневаться: им некуда деться с территории. Несанкционированный выход автоматически припишут к заговору против государства, — и это было главной причиной ее «звонка» Вейдеру. Зная, как работает СИБ, контрразведчица не сомневалась: уже через час Корускант будет стоять на ушах, а пойманных «заговорщиков» ее отец определит очень далеко и надолго. Такие организации редко признаются в ошибках, а в том, что касалось Темного Лорда, Арманду и вовсе плевать на истину.

— Они вам нужны?

— Какая проницательность. Ответ: да. По многим причинам, — пристальный взгляд невидимых глаз, скрытых светозащитой. — Мадам, вы вполне можете реабилитироваться.

Сердце младшей Исард радостно забилось. Она слабо рассчитывала на второй шанс, и точно знала, о чем он промолчит.

«Не подведите меня».

Угроза повисла в воздухе. Ха! Она слишком опытна для болтовни и знает, как и чем закрывают рты любопытным. Если начнешь говорить, эта «тайна частной жизни» аукнется тебе почище государственной…

— Перехватите беглецов раньше СИБ. Спрячьте. Потом — передайте Зейну Линнарду. Дела Империи держат меня вдали от Корусканта.

«Но я вернусь».

Еще одна невысказанная аксиома. Нет, леди Исард слишком страшно играть с ним краплеными картами. Слишком большая цена для ошибки… к тому же, свой выбор она уже сделала. Лучше идти с Лордом до конца, и разъяснить ряду глупцов пользу молчания.

— Так что придется действовать через посредников.

«Ага! Значит, доктору мы НАСТОЛЬКО доверяем — ответы рождают новые вопросы. О чем же молчит наш Главный Специалист Империи? О многом, как подсказывает элементарная логика. У руководства много тайн. И сомнительно, что Линнарда вдруг пробьет на откровенность.

Хотя… тут есть разные способы», — она чуть не улыбнулась.


— Я все сделаю, Милорд.

— Верю. Конец связи.

«Ну, разумеется, сделаешь, Айзенн. Тебе просто некуда деваться».

Прелесть некоторых ловушек в том, что, гипотетически, они имеют массу выходов.


«Кажется, что эти ситховы звуки сирен доносились со всех сторон. Их ищут. Скоро дойдет очередь и до этой темной подворотни. Что теперь делать? Их схватят, точно, схватят. А дальше? Запрячут куда-нибудь в каменный мешок? Или отдадут на расправу Вейдеру? Уж лучше первое...»

Числясь оперативником, но занимаясь в основном скучной кабинетной работой, Тим Венет и не предполагал, что в правительственном квартале могут быть темные подворотни, где можно, прячась от погони, приютиться на время. Из памяти всплыла фраза: «черный вход для персонала, парадный — для гостей». Откуда? Странно, что о таких вещах знала принцесса — ведь именно она свернула в эту арку.

Тусклая подсветка здания выхватывала лишь силуэты. Лиц не разобрать. И Тим Венет этому очень даже рад. Только так он мог скрыть то, с чем никак не мог совладать: свой страх. Панику остановить удалось, хотя Тиму порой казалось, что ненадолго. Внутри все чувства и ощущения замерли, словно, натянутая до упора, дрожащая струна, которая вот-вот лопнет. Но хоть так, чем полчаса назад, когда у него тряслись руки, и ни о чем логично он думать не мог.

Когда сибовец начинал вспоминать о собственных промахах, ему становилось не по себе. Столько ляпов! И самое главное — ничего уже не исправишь. Самая важная ошибка, конечно, — это раскрытие информации. Вторая, но не менее важная, — подчинение панике и выполнение ряда действий, продиктованных страхом, а не рассудком. Если бы он дал себе время успокоиться, если бы он подумал, что можно с принцессой договориться, сделать вид, будто они ничего не знают! Ведь вряд ли кто стал бы проверять, что там от безделья читала Лея Органа. Но он словно сошел с ума. И на что он собственно надеялся? Спрятаться на Альдераане? От СИБа?! Это невозможно! От Вейдера? Тем паче!

И вот теперь они на задворках какого-то правительственного учреждения, отрезаны от пути к докам, где их ждал «Сокол». Теперешнее положение — продолжение цепочки тех первых необдуманных шагов. В спешке он забыл, что на выход нужны пропуска, и когда у них потребовали удостоверения, он на автомате протянул пластиковую карточку патронессы. Так как на ней стоял значок СИБа, их выпустили, и это уже была ошибка охранников. Службу безопасности не любили и боялись, и удостоверение сотрудника действовало безотказно, словно магическое заклинание. Но недолго. Охрана тут же связалась с самим СИБом и просто передала факт необычного прохода. Оставив за службой безопасности решать, важно это или нет. СИБ, конечно, отреагировал моментально — не успели они отойти от дворца — район уже был оцеплен. Всех, попавших в оцепление, невзирая на чины и статус, проверяли.

Скорее всего, охрана экипажа «Сокола» была тайной операцией. И не все в организации о ней знали. Если бы охрана промедлила минут на пять, они бы успели проскочить в доки. А сейчас, когда, наверняка, нашли патронессу, к кораблю идти никак нельзя. Даже если они прорвутся сквозь отряд, который появится здесь с минуты на минуту, воспользуются чьим-то спидером, и им повезет уйти от погони и невредимыми появиться в ангаре — все равно это бесполезно. Там их уже ждут.

Да и как прорываться к докам? У Тима необходимого опыта нет. Только теоретический. Разумеется, всяческие нормативы он сдавал, но вот на практике никогда не применял. Потом, у них один бластер на всех. И помочь, если что, ему сможет разве что этот волосатый алиен. На парня рассчитывать не приходится, несмотря на кореллианскую браваду. А уж на девчонку тем более.

И зачем надо было спешить?


Как только Вейдер исчез с экрана, ум Исард вступил в фазу бешеной активности. Цель поставлена, участники определены — а теперь нужен результат.

«Как поймать беглецов?»— Айзенн досадливо качнула головой: — «Нет! Некорректная формулировка. Как добраться до них раньше отца? Так намного лучше. Цель ясна. Осталось обозначить проблемы».

Ошибка номер один: следовало больше верить чутью Милорда. То, что пленники обратили на себя высочайшее внимание, должно было насторожить. Да, у ситха было достаточно объективных причин для задержания подозрительного экипажа, но не ко всем задержанным представляют нянькой карьеристов из СИБ. Тогда она сочла это проверкой. Сейчас, после анализа, — склонялась к версии «предчувствие». Ведь многие вещи мы замечаем, не осознавая, пока они не достигли порога осознанного восприятия, а потом грешим на Силу и интуицию. Наверное, у Вейдера как раз был такой инсайт, и позор ей в том, что проморгала! Чутье, конечно, вещь врожденная, но в случае принципиального наличия его вполне можно тренировать. А младшей Исард вовсе не улыбалось провести всю жизнь на кабинетной работе. Она хотела большего! А для того, чтобы быть на шаг впереди других, нужно брать от них все, до чего сможешь дотянуться. Надпись на кресле директора СИБ гласила: «Будь жадным!». Подобная эксцентричность Арманда Исарда заставляла большинство гостей смущенно хихикать, а прагматичное меньшинство наводило на мысли о взятках. Однако работники данного ведомства с первых дней умудрялись прочувствовать «жадность» шефа на собственной шкуре. Никогда не останавливаться на достигнутом. Вечно стремиться вперед. Отринуть понятия «напрасный труд» и «лишняя информация» во всем, что касается работы. Впрочем, насколько могла судить его родная дочь, в семейной жизни директор придерживался тех же правил. Айзенн их переняла, — и теперь применяла на практике. При этом ни на миг не забывая о первоисточнике.

«Эта история важна для Лорда Империи, но еще более важна для меня лично. Да, и в карьерном плане — тоже, но это — мишура. Главное, что мы с отцом впервые встретимся почти при равных исходных. У него есть СИБ, у меня — карт-бланш от Вейдера. И мы оба почти ничего не знаем о беглецах. Но у меня преимущество: я хорошо изучила помощника. Он человек настроения, легко ведущийся на эмоции. По сути, столь впечатлительным натурам место в театре, а не в рядах контрразведки, но квалификационным тестам виднее. В конце концов, его же никто не просит вести допрос с пристрастием или застрелить парочку людей. Каждый хорош на своем месте, а вот сейчас нашего дорогушу напрочь вышибли из рамок. Естественно, он паникует — вопрос лишь в том, на какое из зол толкнет его паника».

«Зная то, что знает он — ты пошла бы с повинной?»

Да. Она так и поступила. Лучше изложить свою версию событий, чем ждать, что напоют начальнику другие.

«Однако наш объект трусливее меня — и плохо знает Милорда. Следовательно, сюда не пойдет... есть ли у предателя другой путь? Да. Об этом Дарт Вейдер тоже упомянул. «Сдать коллегам за ближайшим углом», — вспомнила младшая Исард. Темный Лорд часто доказывал правоту собственных выводов, следовательно, велик шанс, что он прав и сейчас. Если исходить из данного сценария — что можно сделать?» — спросила у себя Айзенн, — и с сожалением заключила: — «Ничего».

К сожалению, ей придется отдать инициативу противнику и «держать руку на пульсе». Ситуация в таких делах изменяется поминутно. И уж теперь она не промахнется!


Арманд Исард пересматривал последние видеозаписи камер слежения. Настроение было весьма скверным: у них под носом объявилась преступница, находящаяся в межзвездном розыске, а его сотрудники ни сном — ни духом.

Разумеется, он слишком хорошо знал лицо своей дочери, чтобы без всевозможных проверок биометрических данных не опознать ее. А вот его сотрудники, зная ее приметы, весьма отличительные для человека, — чего стоят только разноцветные глаза! — ничего не заметили. И этому находилось лишь одно объяснение: у Айзенн были свои люди в ЕГО организации. А так же было понятно, что помимо людей у Айзенн была весьма мощная поддержка со стороны какого-то влиятельного лица. И он даже предполагал, КАКОГО. Помня свой последний разговор, он легко вывел с вероятностью в девяносто девять процентов, к кому могла обратиться за помощью дочь. К Лорду Вейдеру. И хотя доказательств у Исарда не было, и он даже начинал беспокоиться, благополучно ли добралась она до Центра Империи, то теперь все сомнения отпали. Добралась и неплохо устроилась. Да еще и подшутила над ним, разместив во Дворце своих людей. Если бы не их прокол — хорошо бы она посмеялась над ним.

Плохое настроение директора весьма продуктивно сказалось на служащих: через полчаса у него были на столе все данные по лицам, неосторожно вышедшим из дворца по временному пропуску Айзенн. Личные дела, сжатая справка, что они делали поминутно, пока были на охраняемой территории. Вплоть до того, что ели и читали. Исард просмотрел материалы. Не все. На все у него не хватило бы и оставшейся ночи. Он как всегда доверился чутью. И...

Интересно. Все-таки это была не группа, а охранник и пленники. Зачем они Айзенн? Как свидетели? Или это пленники Милорда? Если так, то можно собрать интересные улики. Айзенн официально объявлена в розыск как агент Альянса. То, что у нее самописец Звезды смерти, весьма на руку. Если с помощью этого нерадивого помощника Айзенн, Тима Венета, ее выманить и арестовать. А так же выдать беглецов как пленников Вейдера, то получится хорошее доказательство ее связи с Милордом. И Императору придется поверить в предательство помощника. Ведь формально будет раскрыт заговор. Что скажет Император, узнав об измене своего помощника? Ему придется принять правду. Рискованная игра, но выигрыш обещает быть главным. И проигрыш для Арманда — не кресло директора, а жизнь. И он это хорошо понимал. Айзенн рано или поздно выйдет на настоящих преступников, и тогда ему несдобровать. Ее нужно остановить, а для этого необходимо выйти на беглецов.

Почему их выпустили? Корочка СИБа? Вздор! В охрану набираются не малахольные новички. Может, это саботаж? Или кто-то из убежавших обладал такими же способностями, как Лорд Вейдер, как и джедаи? И почему они решили убежать? Тим Венет был заодно с пленниками? Его подкупили? Шантажировали? Что двигало этим человеком? Если это узнать, то, считай, он выиграл у Айзенн. У Милорда. Даже у Императора.

Арманд сел просматривать данные дальше. Последний час беглецов. Что делали, что читали. И не пожалел об этом.

Что ж. В свое время он пытался узнать хоть что-то о кураторе. Но впустую. Теперь было ясно почему. Искать нужно было прошлое совсем другого человека.

Самое главное, стало понятно, из-за чего оперативник предал Айзенн. Страх, что открылась тайна Темного Лорда, занимающего столь высокое положение в государстве. Имеющего карт-бланш от Императора на убийство и, судя по разговорам, пользующегося им. Установить причастность Милорда к смертям не представлялось возможности: у кого-то останавливалось сердце, у кого-то случался внезапный приступ астмы — все выглядело естественным, но по разным причинам приписывалось Вейдеру. Да, наверное, были прецеденты. Но в основном, вся слава ситха зиждилась на слухах. Ох уж эти слухи... Венет, видимо, верил в них, как и в эти сверхъестественные способности. А вот Арманд — нет. Хотя порой случались удивительные вещи, и даже его наполнял суеверный ужас. Но не сейчас, когда ситх обрел прошлое. Ведь неуязвимым и пугающим его делала неизвестность, зловещая маска, выверенный до жеста имидж. Но не тогда, когда знаешь, что ситх на самом деле, — просто человек, про которого сочинили кучу небылиц. Обычный человек с реальной биографией. Вполне уязвимый.

Жаль девчонку, Айзенн поставила явно не на того человека.

Переманить струхнувшего сибовца и взять партию. У дочери, у куратора. У Императора.

И Арманд отправил Тиму Венету приглашение.


Импульсивность, необдуманность поступков. Страх. Попытка избежать заслуженного наказания — все это и привело его к тому, что их теперь ищет СИБ, а они зажаты, словно крысы в мышеловке, в каменных джунглях правительственного квартала. Если появится патруль, то он их отрежет от улицы — ведь за ними запертая дверь. Если б он был один! А то эти — Тим оглянулся: девушка, съежившись, вжалась в стену, вуки выглядывал за угол, готовясь защищать своих, а кореллианец со скуки играл с кодовым замком. Не хватало только, чтобы тут раздалась сирена из-за попытки несанкционированного взлома.

— Перестаньте немедленно! — потребовал сибовец, но дверь поддалась и с тихим звоном отворилась. — Какой код вы ввели?

— Не знаю, — пожал плечами Хан. — Я просто вразнобой жал на клавиши... — кореллианец прислушался к отдаленным звукам. — Предлагаю поговорить внутри.

— Это государственное здание. Нас обнаружат! Там наверняка есть камеры слежения и дроиды... Я знаю, как могут охраняться подобные сооружения...

Послышался шум приближающегося патруля: шаги и негромкий разговор, в котором разобрать можно было только отдельные слова: «опять», «час», «никого», «вечер насмарку», «какой вечер, выходные».

— Раз знаете, значит, сможете отключить их, — Соло подтолкнул сибовца вперед. — Быстрее! Лея, Чуи!

Выбирать не приходилось. События разворачивались столь стремительно, что не оставалось времени на обдумывание хоть несколько шагов вперед.

Забежать в полутемный холл и захлопнуть дверь. Услышать, как снаружи рапортует в комлинк начальник отряда:

— Здание дип. миссии Альдераана. Тут чисто. Идем дальше.

Лея прикусила ладошку, чтобы только не вскрикнуть... а ведь это она завернула в эту арку.

«Дип. миссия! Я почти дома. Дождаться сотрудников — и нам не страшен злобный ситх».

— Так, похоже, все спокойно. Выходим по одному... — выждав некоторое время, проговорил Тим.

Лея и Хан, замершие у входа, повернулись к нему.

— А зачем нам выходить? — спросила Органа. — Мы почти дома. Утром кто-нибудь приедет и всё — мы спасены.

— Сегодня суббота, — возразил ей Хан, — и если мы не сделаем что-то с камерами, то нас задержат как преступников и передадут полиции.

— К тому же эта миссия находится не во Внешних территориях, где у Альдераана есть суверенитет, а в столице, — добавил Тим.

— Так мы находимся в Центре Империи! — воскликнула Лея.

— Тише! Ради Силы, — вполголоса произнес Тим. — Нас скорее сдадут СИБу, чем отправят на вашу планету.

— Меня узнают альдераанцы.

— А если нет? Вы уверены, что первый, кто придет сюда будет подданным Альдераана? Мы не можем рисковать. Нас ищет СИБ.

— А почему? Нас же спокойно выпустили? Разве нет? С чего потом возникла тревога? — приглушая голос, спросила Лея.

— Моя начальница разместила вас под вымышленными именами на территории Дворца. Официально оттуда вы не должны были выходить без получения попусков. Я вас вывел по ее удостоверению. Автоматика засекла, что по одному пропуску прошло три человека и один алиен. Так как удостоверение было СИБовское — нас выпустили, но персонал, отвечающий за безопасность, направил запрос в СИБ. Получилось, что мы рассказали о побеге всей столице.

— Да, убежали мы несколько нескромно... — хмыкнул Соло.

— Я не понимаю, СИБ был не в курсе, что нас задержал Лорд Вейдер? — удивилась Лея.

— Весь СИБ — нет. Но ведь проверку инициировали те, кто не был в курсе. А теперь уже разницы нет никакой.

— Если нас найдет СИБ — что будет? — поинтересовался Хан.

— Если они не знают, что вы гости Милорда, то мы для них — нарушители. Поэтому, сначала нас запрячут в какой-нибудь каменный мешок.

— А с учетом того, что мы узнали… — подхватила Лея.

— Да. Разница небольшая. Что так, что так мы попадем к Вейдеру. Вопрос только как скоро. А уж он вряд ли оставит в живых свидетелей, раскрывших его инкогнито.

— Попадаться нам нельзя, — жестко произнес Хан, — что вы предлагаете, как специалист? Где нас не будут искать, и когда можно будет проскочить к кораблю?

— Давайте останемся здесь, хотя бы до утра. А утром попытаемся пробиться к докам.

— А почему не сейчас?

— Это опасно.

— Если СИБ не знал, что мы были в плену, то ничего не знает и о нашем корабле, — заметил Хан.

— Это только до тех пор, пока не отыщут мою начальницу. А после моего фокуса с ее удостоверением — она в розыске. И маловероятно, что там будет долго. А как только ее найдут — сразу свяжутся с Милордом...

— Тогда точно, надо сейчас прорываться к докам!

— Есть один еще вариант: вы остаетесь здесь, а я выйду, проверю обстановку, — решился Тим. — Вернусь — там посмотрим, когда лучше будет двинуть к Соколу, — и, предотвращая скепсис, добавил. — Действовать нужно наверняка.

— Вы проверите, есть ли патрули? — наивно спросила Лея.

— Не надо иллюзий, — жестко отбрил сибовец. — Патрули есть. И пока нас не найдут, никуда они не денутся.

— На что же вы надеетесь? — поинтересовался Соло.

— Возможно, меня еще не распознали. Я не пользовался своим удостоверением. Пока у меня есть допуск. Я могу узнать информацию и, возможно, раздобыть вам документы.



Тим Венет вышел за дверь и включил комлинк. Так и есть, как он и думал: два сообщения. Одно от патронессы. Не читая — стереть. Другое — от... самого господина директора!


— Господин директор. Вы просили сообщить...

— А, да. Впускайте его.

— Вы уверены?

— Да, ситх меня возьми. Вы же проверили его, так? Бластер отобрали? Думаете, он мне вцепится зубами в горло? Или задушит?

— Если бы вы оставили камеры... мой долг предупредить вас официально.

— Предупредили? Отлично. Давайте теперь перейдем к делу.

— Есть, сэр...

Арманд вздохнул. Ничего не поделать: разговор будет щекотливым. И записывать его никак нельзя. Да, приходится удивлять собственных помощников, которых ничем нельзя пронять. Еще бы: глава огромного ведомства встречается с мелким диверсантом. Не слишком ли он перегнул палку, встречаясь с Венетом у себя в кабинете? Может, стоило действовать поскромнее: на нейтральной территории, вовлекая в операцию минимум людей? Нет, поскромнее — не значит лучше. Некоторые вещи требуется делать открыто. К тому же, кабинет — это само по себе неплохое давление на предателя.

«А вот и он сам.

Молод. Младше дочери, но не намного. Бледное лицо, испарина. Тяжело мальчишке. Что ж, подыграем его совести. А заодно выясним, знает ли он, кто такая Айзенн. Если нет, то, сыграв на страхе и амбициях, пешку временно сделаем ферзем».

— Рад, что вы проявили благоразумие и зашли. Присаживайтесь. Давно вы у нас работаете?

Тим дернулся.

«Ведь знает же все обо мне. Прочел досье, наверняка».

— Ну и? — мягко, но с нажимом спросил Арманд.

— Если считать учебу, то десять лет.

— И как вам, нравится ваша работа?

«Я всегда был недоволен своим положением. Мне хотелось событий и даже приключений. И вот попав в них — больше всего желаю вернуть все назад».

— Да, — тихое и выдавленное. И потухший взгляд.

— А что она вам дает, Тим?

Молодой человек поднял голову:

— В смысле, господин директор?

— Ни карьеры, ни славы. Ни уважения, — Арманд сел напротив и, заглянув в глаза, вкрадчиво спросил: — У вас что — нет амбиций?

Тим нервно сглотнул и посмотрел на дверь. Долго будет тянуться эта мука?

— Я просто люблю свое государство, — таким же, как и глаза, потухшим голосом выдавил он.

— Вот как, — директор словно и не замечал нервозности собеседника. — Значит, служите из-за патриотических соображений. Это хорошо. Но не все такие, как вы, Тим. К сожалению, к нам идут и карьеристы. И, разочаровываясь в текущей работе, начинают плести интриги, которые не идут на пользу Империи. Находятся и предатели, продающиеся Альянсу. Повстанцы неплохо платят, в отличие от государства. И сулят славу. И на это ведутся не только новички, но и проверенные сотрудники. Например, ваша патронесса, чьим удостоверением вы воспользовались. Кстати, вам известно ее настоящее имя?

— Настоящее имя? — растерялся Тим. — Но я полагал...

— Нет. Это поддельное удостоверение.

— Поддельное?!

— Да, наше ведомство официально не выдало его. Эта женщина — шпион Альянса.

— Не может быть! — от удивления Тим стал отходить от страха.

Арманд был на редкость добродушен:

— Отчего же не может?

— Но как же так?! Она не может быть агентом повстанцев. Ведь ее курирует сам Лорд Вейдер! Именно он приказал охранять экипаж корабля, который застали после взрыва станции.

— Вот как, — удовлетворенно произнес директор. И внезапно понял, что это его козырь. Даже не придется имитировать улики. Осталось найти дочь с черным ящиком, и мотив «милорд скрывал улики» — налицо. — Значит, догадки мои верны.

— Простите?

— Повторюсь: в наших рядах, увы, есть и предатели. Причем на самом высоком уровне.

— На кого вы намекаете? На Милорда? Но ведь это невозможно! Это ведь тоже самое, как сказать, что сам Император предает себя!

— Извольте выслушать факты, молодой человек, прежде чем делать выводы. Имидж штука такая — работает на предубеждения. Но наша организация не идет на поводу внешнего, а анализирует факты. А они следующие: перед тем как станция взорвалась — пропали ее планы. Вернее не пропали, а оказались у повстанцев. Выкрасть их мог только высокопоставленный чиновник. После взрыва станции — Зейн Линнард публикует данные медицинского обследования персонала станции, между прочим, режимного объекта, опережая следствие. На предварительном дознании он говорит, что согласовывал свой шаг с Лордом Вейдером. Далее, на сцену выходит ваша патронесса. Дело в том, что я ее неплохо знаю, так как она — моя дочь. Наш лучший агент. Была внедрена в Альянс. Видимо, ей там понравилось, и она переметнулась на другую сторону. Пользуясь нашим неведением, ей удалось исчезнуть с места взрыва станции вместе с бортовым самописцем. После такой явной измены — Айзенн Исард, да, это ее настоящее имя, была объявлена в розыск. Но, пользуясь поддержкой Лорда Вейдера, осмелилась появиться в Центре Империи. И то, что она скрывала от правосудия экипаж судна, причастного к взрыву станции — тоже говорит не в ее пользу. И не в пользу Милорда.

У Тима все поплыло перед глазами. И он смог только растерянно произнести:

— Меня вовлекли в операцию двое с половиной суток назад. Я считал, что это задание СИБ: охрана свидетелей.

— Нет, СИБ ничего не знал об этом. И не узнал бы, не вздумай вы убежать. Зачем, кстати?

— Я прочитал досье и посчитал, что нас не оставят в живых... — голос у Венета дрогнул, правда давалась нелегко. — Просто не понимал, что делаю... — он осекся, осознавая, что сам выдает свою профнепригодность, и внезапно встрепенулся, меняя тему: — Но зачем? Ведь Лорд Вейдер — главком флота. Зачем ему Альянс?

Арманд не стал развивать тему побега и охотно поддержал Венета:

— Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Слышали эту старую пословицу? А тут речь идет о власти.

— Но ведь он в свое время спас Императора!

— Это было очень давно. А сейчас — ситуация изменилась.

— Я читал его досье. Он не мог предать Империю. У него не было никогда подобных амбиций!

— Скажите, Тим, почему во время учебы вас учили опасаться женщин? Больше, чем кого бы то ни было.

— Женщин? Но причем здесь... Я не понимаю.

— Конечно, не понимаете. Через вас же не проходил один весьма любопытный отчет. Перед своей гибелью, гранд-мофф Таркин прислал видеозапись «допросов» сенатора Чандриллы, открыто перешедшей на сторону сепаратистов. Знаете, это было даже не дознание — а беседа двух старых знакомых. Близко знакомых.

— Вейдер предал Императора из-за сенатора Чандрилы. Но ведь он ситх!

— Бросьте, вы же читали досье. Это обычный человек. С обычными человеческими слабостями.

— Но слухи...

— Слухи, разве можно им верить? Или вы боитесь выступать против ситха? Считаете, что мы заведомо проиграем?

«Да...» — подумал Тим, но вынудил себя отрицательно покачать головой.

— Риск есть везде, — сказал Арманд. — Но если мы опередим их — то Вейдера можно будет не бояться.

«Мы?» — тупо подумал Тим. В горле пересохло.

— Вы можете стать новым героем, спасшим Императора.

От таких слов закружило голову.

Героем.

Как некогда Энекин Скайуокер.

Тим Венет станет новым героем. Раскроет заговор против Империи. Спасет главу страны.

— Вы поступите как настоящий гражданин, любящий своё государство, верный имперец. Вы получите награду из рук Его Величества.

Предатели получат по заслугам.

А он — прославится.

— Если вы готовы проявить мужество и отвагу...

— Я готов! — твердо сказал Тим. — Что нужно делать?


Теплый ветер в лицо... Прошло уже два часа, как он оставил сообщников. Идти туда не хотелось. Хотелось просто пройтись и успокоиться.

Со столицы не убежишь. Выхода нет: попасть к Вейдеру или пройти свидетелями у Исарда. Это не предательство. Но им лучше не знать. Они запаникуют. Сказать, что все нормально и можно проникнуть на корабль. Ведь всё, что он знает, рассказывать нельзя. А рассказывать только часть — нет смысла.

Еще оставались сомнения: а вдруг директор заблуждается. Но факты, факты все перебивали.

Тогда, после чтения досье, он явно не думал, предлагая помощь принцессе. Не думал, что их побег вызовет такую шумиху.

И не думал, что Вейдер вряд ли поручит своих гостей простому оперативнику. Его шефиня оказалась дочерью директора безопасности. Официально объявленная в розыск как агент повстанцев. А значит, значит, Милорд тоже на стороне Альянса. Принцесса сама обмолвилась, что их захватили у Звезды смерти. Значит, Вейдер решил укрыть улики? Значит, он мог быть причастен к взрыву? И Тим, пока охранял экипаж «Сокола», тоже был невольно вовлечен в заговор...

Сдаться Вейдеру? Но ведь это означает либо предательство Императора, либо смерть.

Альдераан? Нет, лететь туда нельзя. Там их быстро вычислят. И безопасники и Милорд. Наивно полагать, что они смогут выкрутиться. После всего, что стало известно им, особенно касательно Альянса — живыми они не уйдут.

Арманд Исард сможет их защитить только в одном случае: если они пойдут по программе защиты свидетелей, а Вейдер и Айзенн окажутся под трибуналом.

Так что у них у всех — выход один.

Тим поднял голову.

Ему уже мерещились вспышки голокамер.

Дальше. Глава 20.

Назад. Глава 18.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™