<<  Последнее предупреждение


Лита

ГЛАВА 13. АДАПТАЦИЯ

Появление незнакомца в черном, назвавшимся попечителем, вызвало целую гамму чувств. От недоверия и страха до удивления и шока. И в первую очередь тут сыграло предубеждение Люка: Бен Кеноби говорил, что Энекина Скайуокера убил именно Дарт Вейдер. Но последний утверждал, что являлся другом отцу Люка и никогда того не предавал. Это был парадокс, выхода из которого не было, так как Люк верил и тому, и другому. Он ощущал, что оба были искренне. Но как такое могло быть?

Если только. Если только оба говорили ту правду, в которую верили, но не факт, что ту, которая была. И был один единственный способ разобраться с этим — принять приглашение Вейдера.

Попечитель был малоразговорчив и скорее угрюм, хотя, возможно, Люку так казалось. Эмоций разобрать он не мог — маска тщательно все скрывала. И несмотря на то, что у молодого человека было много вопросов, спрашивать он пока не решался, предоставив карт-бланш своей фантазии. Жутко интересно было, что за будущее он собирается предложить.

— Скажите, вы пилот? — единственный вопрос, который позволил себе Люк, пока они находились в шаттле.

— Нет.

Так... тут провал. На чиновника не похож. Вейдер был не в форме, значит, не был военным. Сплошные вопросительные знаки.


— Младший лейтенант Смоу проводит тебя в твою каюту, — мальчишка чуть старше Люка щелкнул каблуками, засияв от радости — Обустроившись, без промедления отправляйся в медицинский блок для обследования. Это — стандартная процедура для новичков.

Люк кивнул: в условиях длительных перелетов мера казалась логичной. Не хватало еще пропустить на борт какую-нибудь местную инфекцию! Однако Вейдер продолжил инструктаж, и Скайуокер поспешил навострить уши. Сомнительно, что «душеприказчик» будет повторяться:

— После осмотра ты можешь проводить время, как пожелаешь. Но есть ряд правил. Гражданским строго запрещен вход на мостик, в машинное отделение, на орудийные палубы, и к системе жизнеобеспечения корабля. Советую запомнить. Если тебя там поймают, — отправишься прямиком в камеру. Кстати — это еще один режимный объект. Информация ясна?

Очередной кивок. Жаль, что нельзя поглазеть на механизмы, но в армии должна быть дисциплина. Юноша прочел все проспекты Академии, найденные в Мос-Айсли и окрестностях, так что причины подобных приказов почти представлял. Гражданский…

— Если «да» — вперед, шагом марш.

И Скайуокер поспешил за бравым лейтенантом, поспешно закинув на плечо вылинявший мешок с вещами. А Лорд Вейдер задумчиво смотрел вослед собственному сыну.


Мон Мотма следовала по коридорам «Девастатора», как королева. С тем же выражением лица она вошла в кабинет Линнарда, заставляя охрану чувствовать себя ее свитой. Именно поэтому штурмовики, смущенные неожиданной ролью, так охотно вышли за дверь, повинуясь кивку доктора.

— Вы свободны. Для возвращения сенатора назад я вызову дежурных по палубе.

Последний штурмовик, задержавшийся в дверях, с облегчением кивнул. Ему не слишком-то понравилось целиться из оружия в беззащитную спину этой женщины. Протокол обязывает, но чувствуешь себя гадко. Великолепно, что испытание позади.

Мон Мотма с интересом посмотрела на врача — и, естественно, тут же узнала. Зейн Линнард редко мелькал на экранах, не смотрел с обложек газет, но он принадлежал к элите Империи. Таких людей надобно знать в лицо... особенно, когда предаешь собственное правительство.

— Господин Линнард, — на сей раз она была действительно удивлена. — Что привело сюда Главного Медика Империи? Неужели проблемы моего здоровья?

— И вам доброго дня, госпожа Мотма. Нет, эти проблемы привели сюда вас. А мое соседство с Лордом Вейдером — увы, лишь приказ Императора.

— Сожалеете? — Мон немедленно уловила грустную нотку в голосе врача.

— Я хотел бы приехать по ЕГО приглашению, — ответил Линнард с убийственной прямотой, глядя сенатору в глаза. Мотма даже несколько смешалась. Искренность плохо действует на политиков, вгоняет их в конфузионный транс, — врач это знал и без стеснения использовал в своей практике. В таких условиях господа сенаторы быстро бросали играть в хитрые игры. — К сожалению, такой расклад мало реален.

— И за что же Палпатин наказал Вейдера вашим обществом? — смущение Мон длилось недолго. Зейн Линнард ощутил что-то вроде восхищения, и одновременно понял, зачем она Темному Лорду. Сильный союзник, хотя сомнительно, что мотивы нашего ситха ограничиваются политикой.

— Мы разгласили массу секретной информации. Точнее — разгласил я, а отдуваться за все пришлось Лорду Вейдеру. Так что я ему, скорее, обязан, чем наоборот...

— Разгласили информацию? Линнард, я в шоке! — Мотма демонстративно округлила глаза, хотя любопытство было отнюдь не наигранным. — Сложно представить себе Вейдера, нарушающего закон.

— Думаю, он вас еще удивит, — хмыкнул врач. — Советую на досуге спросить у Милорда, не предавал ли он Империю.

— Уже спросила, — частью рассудка Мон не могла не поразиться, в какую странную плоскость катится разговор. — Он ответил, что нет.

— Что, именно так и спросили?

— Ну, — Мотма задумалась, вспоминая разговор, — не совсем. Вопрос звучал: «Вы не предадите Императора?».

— Вот! Ошибка во времени, кроме того, Владыка лично, и Империя, как режим — понятия различные. Учитесь правильно задавать вопросы, сенатор. В моей профессии это важно, как не в одной другой.

— Хорошо, начну тренироваться. Что за сведения вы разгласили, — Мон усмехнулась: — Или, это секрет?

— Секрет, известный всей Галактике! Это были медицинские карты персонала «Звезды Смерти».

— Что??? Линнард, во имя Силы — зачем вам это понадобилось? Помимо медицинской тайны и прочих вещей — это ведь информация по секретному объекту!

— Поправочка — БЫВШЕМУ секретному объекту. А медицинская тайна не распространяется на покойников.

— Доктор, я не понимаю, о каких покойниках вы говорите?

— О тех полутора миллионах глупцов, что служили на станции, — Линнард кивнул в сторону терминала. Забыв ледяное достоинство, Мон подбежала к консоли и вошла в Галактик Веб. Доступ не был блокирован, и через минуту смертельно бледная сенатор сползла на пол в глубоком обмороке. Зейн Линнард лишь сокрушенно покачал головой и начал настраивать диагностическую аппаратуру. Похоже, мед обследование, служившее вывеской для беседы, все же состоится.


Люк Скайуокер был несколько часов на звездном разрушителе и уже дошел до состояния полной прострации. Предел, после которого перестаешь удивляться и щипать себя за рукав, был пройден после приземления шаттла в главном ангаре «Девастатора». Необычное воодушевление, ощущение того, что жизнь круто повернула, сменилось тревогой. Он был готов ко всему. Но не к почетному построению, которое встречало их, не к тому, что офицеры будут замирать и отдавать честь Вейдеру. Первоначальное мнение о статусе попечителя приходилось пересматривать. Друг Энекина, видимо, был главным и тут. Примерив новую форму (военная, но без знаков различия) Люк в очередной раз пожалел об Академии. Ему здесь нравилось. Нравился образцовый порядок вокруг, подтянутые и немногословные офицеры, так отличающиеся от татуинских обывателей. Даже он сам в новой одежде нравился себе намного больше. Уже не фермер из Анкорхэда, а вполне приличный юноша, почти столичный… пока молчит. И Люк это прекрасно сознавал.

М-да… как ни крути, а единственный объект, который Скайуокеру НЕ нравился, звался Дартом Вейдером. Краткое, но эмоциональное общение с опекуном разрушило былую неприязнь… и все. «Друг Энекина желает добра, но отказывается подпускать его близко», — вот, вкратце, финал этого общения. Вейдер казался Люку человеком вроде и не плохим, но здорово себе на уме, а это почти исключает доверие.

«Верь ему. Или — не верь. Но, пожалуйста, определись в приоритетах», — посоветовал сам себе Люк, остановившись у двери медотсека. Информация — вот, что тебе нужно. А единственный способ ее получения — общение. Есть еще компьютеры, но Люк весьма здраво представлял уровень своей подготовки. Любопытство хорошо на гражданке… а на военном корабле вполне сойдет за диверсию. Его ведь наверняка вычислят. Возможно, юноша и вырос в пустыне, но отлично понимал: в любом коллективе круг негласных «нельзя» куда шире очерченного Вейдером минимума. Ему понравился новый мир, и сейчас Скайуокер планировал жить строго по правилам. Пока. А выяснять границы дозволенного опытным путем как-то не хотелось. Люк мысленно пожал плечами: как источник информации врач ничем не хуже любого другого имперца.


Люк зашел в кабинет как раз в тот момент, когда Линнард ухитрился привести сенатора в чувство. Картина была еще та: еще один мужчина без униформы (Скайуокер считал, что Вейдер тут уникален) обнимает за плечи красивую женщину, чье лицо куда белее платья. По помещению распространялся резкий химический запах. Сдерживая тошноту. Люк подумал, как можно приводить людей в сознание такой гадостью? Хотя, наверное, только гадостью и можно. От подобного аромата лично он сбежал бы на край света. Мужчина стремительно повернулся, когда полностью раскрывшиеся створки двери издали мелодичную трель, — и юноша запоздало подумал о субординации. Человек, не затрудняющий себя униформой на имперском судне, должен был быть либо полным нулем, либо крупным начальством. Памятуя о Дарте Вейдере, Скайуокер быстро склонился к последнему.

— Простите меня, сэр… — начал, было, Люк, но этот необычный — врач? — быстро оборвал его оправдания.

— Не стой столбом. Раз уж зашел — помоги леди. Где твои манеры?

У Люка покраснели даже уши. Что бы сказала тетя Беру, увидев подобное? Вероятно, что-то вроде: «Какого хама я воспитала!». Юноша немедленно подбежал к таинственной даме и помог усадить ее на кушетку. Женщина кивнула с царственной благодарностью, и молодой человек замер, не в силах оторвать глаз от ее профиля. Наверное, так должна выглядеть Императрица… если у Его Величества есть супруга. В истории Люк разбирался куда хуже, чем в воинских уставах. Ибо, если первое интересовало ЕГО САМОГО, то о втором он знал лишь со страниц школьных книг, грешащих пробелами. И еще от Бена — но сомнительно, что слова отшельника достовернее бреда учебников. Их авторы искажают истину для одного, Кеноби — для другого, Вейдер — вероятно, для третьего. Юный Скайуокер усвоил постулат о вреде слепого доверия — и теперь верил только глазам. И теперешнее зрелище толкало лишь к одному — согнуться в поклоне перед Леди, достойной поклонения.

Зейн Линнард наблюдал за происходящим с понимающей улыбкой. Мальчик не глуп, но Мотма — слишком сильный удар по провинциальным нервам. Ничего, выдержит. Такой вещи, как наследственность, еще никто не отменял. Специалист, готовый написать трактат на тему «о невозможности выбить Вейдера из колеи», и правда мог только улыбаться.

— Мадам, вы просто прекрасны, — искренне воскликнул Люк

Мон усмехнулась и с любопытством посмотрела на юношу. Гражданский? Похоже да, да и манеры у мальчика не столичные. Там люди давно позабыли об искренности. Похоже, Милорд затеял новые игры…

— Спасибо. А теперь… Линнард, не соблаговолите вызвать мой эскорт до камеры?

— Вы заключенная?! — Скайуокер недоверчиво посмотрел на новую знакомую. — Дарт Вейдер поймал вас за руку в машинном отделении? Он сказал, что за это отправляют в тюрьму… вы ведь не похожи на преступницу.

Мотма рассмеялась. Первый смех со дня захвата «Тантива» — и такое колоссальное облегчение. Говорят, что веселье продлевает жизнь… во всяком случае, оно делает жизнь комфортнее.

— Вейдер, действительно, поймал меня за руку… в куда более серьезных вещах, чем праздное любопытство. Впрочем… — она кинула ироничный взгляд на Зейна Линнарда, — это, вероятно, относится к «тайнам следствия». Женщина решительной походкой направилась к двери… и резко обернулась на пороге.

— Кто бы ты ни был… спасибо. Ты мне очень помог.

Удивленный вид Люка ясно озвучивал выкрик: «В чем???». Линнард рассмеялся:

— Именно то, что доктор прописал.

— Действенные рецепты. И… удачи, вам, Линнард. Думаю, удача вам скоро понадобится.

На этой ноте, сенатор Мотма гордо покинула кабинет, заставив врача уважительно хмыкнуть. Если бы не обморок, даже он мог бы обмануться. А так… язвите, сколько вздумается, моя госпожа. Вы не фанатичка… значит, посеянные сомнения скоро вырастут. Мы подождем… а пока займемся Вейдером-младшим. Скучать не придется.


Люк Скайуокер открыл страницу Галактик Веба и много чего интересного узнал о Линнарде. Оказывается, тот совсем не был заурядным корабельным доком. Интересно, что это была за пациентка? Тоже, скорее всего, кто-то из известных людей Империи. Складывалось впечатление, что на этом корабле сосредоточились самые сливки государства.

Кто же такой Дарт Вейдер? Военный или нет? Люк сам слышал, краем уха, в столовой, как применительно к его попечителю офицеры употребили слово «главком». Неужели он командовал флотом?

И такой человек начинал свою карьеру вместе с его отцом?

Значит, если бы его отец не погиб...

Ух...

Нет, все это невероятно. И «главком» — верно, означает что-то другое. А у тебя, дружище, комплекс неполноценности, раз тебе хочется вдруг обрести могущественных друзей.

А тогда, тогда остается один вопрос: кто вы — Дарт Вейдер?

— Лорд ситхов, — раздался ответ.

Люк обернулся. На пороге стоял его покровитель.

И улыбался. Но Люк, конечно, видеть этого не мог. Хотя как ни странно эмоциональный настрой ощущал.

«А парень — сильный эмпат»...

— Ну, как поговорим? — просто спросил Вейдер, и Люку стало легко.

— У меня столько вопросов, что я не знаю, какой стоит первым задать.

— Все твои вопросы мне известны. Ответы...

— Кто такие ситхи?

— Хороший вопрос.

— Так всегда говорят, когда не хотят отвечать.

— А ты не поинтересовался у Бена Кеноби — кто такие джедаи?

— Нет, — удивился Люк. — Но Бен сам сказал. Хранители мира и порядка в республике.

— И все?

— Ну да.

— Ситхи примерно то же самое, только в Империи.

— А на самом деле?

— На самом деле... как ты думаешь, мы сейчас разговариваем?

— Да.

— Вслух?

Люк хотел ответить: «Да!» — и...

— Но как?

— Это одно из отличий джедаев и ситхов от обычных людей. Для общения — не нужно сотрясать воздух.

— Но это невозможно!

— Ты продолжаешь молча общаться со мной и при этом не веришь в очевидное...

— Телепатия?

— Да, причем ты так тоже можешь. Просто никогда не пытался.

— Я никогда не знал, что это возможно.

— Многое возможно... Ты еще не распаковал вещи?

— Не успел...

— У тебя с собой оружие?

— Нет. Ой, да. Бен дал мне... Я и забыл, что это можно использовать как оружие.

Люк развязал мешок, достал отцовский меч. Протянул его Вейдеру. И тут произошло удивительное: меч, плавно описав дугу по воздуху, сам лег в руку попечителя.

— Да, я узнаю его. Это меч Энекина.

— Как вы это делаете?

— Что именно?

— Притягиваете предметы.

— Ты тоже это можешь делать.

— Нет, я не могу.

— А ты попробуй.

— Как?

— Просто представь, что он у тебя в руке. Потянись за ним.

Люк попробовал.

— Не получается.

— Просто в тебя вбит предрассудок, что это невозможно. Тогда как ты сам видел совершенно другое. Но не поверил.

— И пока не поверю — не получится?

— Именно.

— Я буду тренироваться.

— Разумеется, будешь. Только не советую тренироваться при посторонних, люди боятся того, чего не понимают.

— Раньше я считал, что у меня развита интуиция.

— Это не интуиция. Да, упущено много времени, но ничего, ты все наверстаешь.

Дальше. Глава 14.

Назад. Глава 12.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™