<<  Последнее предупреждение


Лита

ГЛАВА 12. ПОПЕЧИТЕЛЬ

Фермеры с удивлением смотрели на шаттл, севший у их дома. На штурмовиков и фигуру в черном.

— Прошу вас, — выдохнул Оуэн, сжимая бесполезное ружье, уже после того, как незнакомец прошел внутрь. — Вы из Академии?? Этот негодный мальчишка все-таки подал заявление?

— Я насчет Люка Скайуокера. Где он?

— В Мос-Айсли, уехал за деталями для влагосборников, но наверняка зашел в мастерскую к друзьям.

— Вы его опекуны?

— Да.

— Хорошо. В мои планы входило сначала поговорить с вами.

— А с кем мы имеем честь... — Оэун Ларс не успел договорить как незнакомец его перебил:

— Дарт Вейдер.

И все. Ни звания. Ни должности. Ни зачем ему понадобился Люк...

Оуэн стал раздражаться:

— Мы его не отпустим.

— Это не обсуждается.

— Поймите, мальчик юн и весьма романтичен. Он погибнет в первом же вылете, как и его отец.

— Да, разумеется, его отец. Как бы это сказать, я явлюсь душеприказчиком Энекина Скайуокера. Он бы хотел, чтобы я позаботился о его сыне.

— Он бы хотел?

— До самой последней секунды своей жизни он не знал, что его ребенок жив.

— Но почему вы возникли только сейчас?

— Как только появилась информация, что Люк жив, я прилетел. Официально его мать умерла до родов.

— А вы в курсе, кто его мать?

— Да.

— И?

— Вы не знаете, имя же вам ничего не скажет.

— Возможно, мы однажды видели ее. Когда Энекин прилетал на пятилетие...

— Возможно.

— Мы не располагаем сведениями, кто вы, и насколько вам можно доверять. Мы не знаем, говорите ли вы правду. Почему мы должны верить вам?

— Потому что от вас ничего не зависит.

Оуэн хлопнул кулаком по столу.

— Эй, мистер, с нами эти шутки не пройдут. Мы не дадим своего согласия...

— Вы хотите, чтобы юноша сгнил тут вместе с вами? Или все дело в том, что вам не хватает работников? Мне казалось, Энекин однозначно четверть века назад устранил рабство.

— Откуда вам это известно? — потрясенно спросил Оуэн. — Этого нет ни в одном официальном реестре.

— Я даже знаю, что Шми Скайуокер умерла у вас на кухне. И похоронена на вашем фамильном кладбище. И что ваш отец любил ее.

— Да это так. Мой отец любил ее. И собирался выкупить. Копил деньги, даже пытался заложить ферму. Ферму, — Оуэн горько вздохнул, — кто вложит деньги в рискованное предприятие? Когда вспыхнуло восстание — он помогал, чем мог. Спас многих, а Шми — нет. Если бы не горячность Энекина, если бы не этот глупый мятеж, через пару месяцев ее бы выкупили, и она была бы жива! Так же, как и мой отец. Он ведь так не оправился от потери. И последующие годы уже не жил, а существовал. Словно тень. Поймите, Люк похож на Энекина. Импульсивностью. Романтизмом. Максимализмом. С такими задатками либо погибнешь, либо погубишь других. Хотя скорее всего будет и то, и другое.

— Интересно. Значит, вы считаете, что он похож на своего отца?

— Да, и именно поэтому я запретил ему думать об Академии.

— Но если Люк до сих пор слушается, то от отца он мало чего унаследовал.

— Откуда вы знаете?

— Я же сказал, что был знаком с Энекином.

— Что вы хотите предложить мальчику? Стать пилотом, пушечным мясом Империи?

— Не волнуйтесь. Я больше вашего хочу, чтобы Люк оставался в живых. А предложить я ему хочу, ни много ни мало, — будущее.

— Как удобно появиться здесь, когда ребенок вырос! — недоверчиво буркнула Беру. — И утверждать, что недавно узнали.

Вейдер оглянулся. Беру Ларс. Он запомнил её заплаканной испуганной девчонкой. Как же эта планета и тяжелая физическая работа старит людей. Его мать была моложе, много моложе, когда он уехал, но тоже выглядела изнеможенной и старой. Как и Беру сейчас. А ведь она ровесница Мон, нет даже младше, а выглядит... А Бен Кеноби, ставший стариком за двадцать лет, проведенных здесь?! Люди сгорают тут, от ведения натурального хозяйства, от невыносимых солнечных лучей. Бесчеловечная планета.

— Это правда, — ответил он ей, — я случайно увидел Кеноби. Который, кстати, тоже числился в мертвых, а оказалось — жил здесь.

— Но если все живы, может и Энекин где-нибудь рядом на Татуине? — пошутила Беру.

— Может быть, — туманно произнес гость, и хозяева поежились.

— Мы привязались к мальчику, своих детей у нас нет. Поймите правильно, нам бы не хотелось чтобы с ним что-то случилось, — после некоторой паузы проговорила Беру.

— Что ж, ваши чувства делают вам честь. У меня один вопрос: как Люк попал к вам?

— Бен Кеноби, его принес Бен Кеноби. Ребенку требовалась мать, а Беру... — Оуэн отвернулся.

— Наш сын умер сразу после рождения. Он был практически ровесником Люка, родился на пару дней позже, — промолвила Беру. — Бен узнал об этом. Люку требовалась кормилица. Мы сразу привязались к малышу. Бен был не против.

— Ясно.


Лорд Вейдер вышел на солнцепек. Зачерпнул горсть песка.

Глядя на утекающие сквозь пальцы крупинки, он дошел до каменной таблички, на которой ветер и песок практически стерли имя Шми Скайуокер.

«Мама, ты говорила, что все беды оттого, что никто никому не помогает», — в мозгу возник голос из прошлого, голос десятилетнего мальчика.

Четверть века назад он помог. Но помощь была половинчатой. Рабство исчезло с этой планеты. Но проблемы остались. И он ни разу не вспоминал об обреченных людях, прозябающих здесь, о людях, получивших свободу, но о которых все забыли.

Можно оправдывать себя тем, что тебе было пятнадцать лет, и ты просто не думал, что будет потом, после восстания. А после победы тебе было проще забыть о Татуине, ссылаясь на то, что слишком сильна была рана.

Проще забыть о тех, кому помогал.

«Мы в ответе за тех, кого приручили». Еще одна народная мудрость. Или не народная? Скорее всего из какой-то книги, которые ты жадно глотал до обучения в Храме джедаев.

Мы в ответе. И вот сейчас тебе придется отвечать по полной.

Ты как хотел? Забрать Люка?

А его приемные родители? Подумал ли ты о них? Забирая Люка, ты обесценишь двадцать лет их жизни. Ведь гуманнее их убить, чем оставлять здесь в одиночестве. Сражаться с песком и старостью. Лишив последней привязанности.

Вьюн! Он может их забрать в свою резиденцию.

А остальные? Мало ли еще таких печальных судеб. Тех, кому не посчастливилось вырасти и воспитать твоего сына.

Вьюн — это половинчатое решение. И оно не годится. Забирая только Ларсов, ты фактически их перевозишь в изоляцию, пусть даже и с отличными условиями и комфортом. Планету-тюрьму.

Учитель как-то сказал, что его недостаток в том, что он пытается вобрать в себя всю вину Вселенной помимо своей.

А ты сам сказал, что совесть — самый строгий диктатор.

Стоит ли тогда идти у нее на поводу?

Ты ведь знаешь, что никогда ничего нельзя предпринимать под действием вины.

Но ты так же знаешь, что в ответе за этот залитый солнцами клочок Вселенной.


Люк, вернувшись домой, был весьма удивлен, заметив шаттл, штурмовиков и встревоженных Ларсов.

— Люк, — сказала тетя Беру, — к тебе прилетели в гости. Душеприказчик твоего отца.

Это было невероятно.

— И где он?

— На заднем дворе, ждет тебя.

— Значит, он знал его, да? — просиял Люк. — Он сможет мне о нем рассказать? И я смогу улететь?

Ларсы поникли.

— Мы не хотим тебя отпускать, но мы также не в силах пойти против Лорда Вейдера, — мрачно сказал Оуэн.

— Люк, что с тобой? — всполошилась Беру. — Ты побелел.

— Лорда Вейдера? Это он душеприказчик?

— Да, он говорит, что знал твоего отца, и что тот поручил бы ему о тебе позаботиться, если бы не был уверен, что ты мертв.

— Но Бен говорил, что Вейдер убил моего отца!

— Может, это какой-то другой Вейдер?

— А может тот самый. И он хочет обо мне позаботиться! Как же! Так же как и о моем отце!

— Это говорит страх. Но твоя любознательность сильней, юный Скайуокер, — послышался голос у входа.

Проем заслоняла высокая фигура в черном.

— Вы... вы...

— Дарт Вейдер, к твоим услугам и к услугам твоего любопытства.

— Вы убили моего отца?

— Люк! — одернул его Оуэн, а Беру тихо ойкнула.

— Вижу прямолинейность, свойственную всем Скайуокерам.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Нет. Я не убивал твоего отца. Ни прямо, ни косвенно.

— Но Бен...

— Бен за двадцать лет отшельничества чего только не насочинял.

— Помешанный колдун, — пробурчал Оуэн.

— Значит, вы были другом моего отца?

— Очень близким.

— И вы знаете как он погиб?

— Да.

— И?

— Ты пока не готов услышать правду.

— А когда я буду готов?

— Когда я решу.

— Я бы хотел услышать от Бена, зачем он мне соврал.

— Что ж встречу вам можно будет организовать.

— Он что, арестован?

— Ты думаешь, у меня для этого есть соответствующие полномочия?

— Я многого не знаю, но я вижу шаттл, вижу штурмовиков. Думаю, вы имеете кое-какую власть.

— Да, КОЕ-КАКУЮ власть я и вправду имею.

— Так он арестован?

— Нет, он на Альдераане.

— ГДЕ?! — воскликнули все разом.

— На Альдераане. В гостях у своего сообщника. Вижу, вы были не в курсе его планов, значит, Империи не изменяли.

— В курсе чего?

— Бен хотел совершить переворот. Устранить Императора.

— Чушь! Как может отшельник...

— Этот отшельник сейчас является гостем короля Бейла Органы.

Воцарилась пауза. Беру сделала знак мужу и они вышли на улицу.


— Мне кажется, что я сошел с ума, — проговорил Оуэн, — все это не может быть правдой. Мы не должны отпускать Люка с этим Вейдером.

— От нас ничего не зависит. Мы не можем давить на мальчика. Пусть они сами решают.


Люк даже не заметил их ухода.

— И Бен был вашим учителем и учителем моего отца? — у него дрогнул голос.

— Да.

— Я ничего не понимаю.

— Я предупреждал, что ты не готов к правде.

— Зачем ему нужно было прозябать здесь столько времени?

— Хороший вопрос, юный Скайуокер. Не хочешь спросить у него сам?

— Но вы ведь сказали, что он на Альдераане.

— Шаттл ждет.

— Я не поеду. Опекуны без меня пропадут.

— Мы их тут не оставим.

— Они полетят с нами?

— Не совсем. Но им будет предоставлен выбор, где жить.

— Но...

— Это неразумно. Ты не можешь заставить пожилых людей сопровождать тебя, пока будешь мотаться по всей Галактике.

— Значит, вы позаботитесь о них?

— Не только о них. Верь мне, не только о них.

«И о Татуине», — прошептал он под маской.

Пришла пора платить долги.

Дальше. Глава 13.

Назад. Глава 11.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™