<<  Альтернативная история. Часть 2


Лисса


Предисловие автора

Всему есть время на земле… если в первой части альтернативной истории пришло время сорвать маски, увидеть истинные лица и чувства героев, то во второй они должны принять правду – и научиться с ней жить. Написанием этого фанфика я хотела показать, что прошлое должно остаться в прошлом, а сила дружбы – и сила любви способны сокрушить любые препятствия. Даже те, которые казались героям непреодолимыми НИКОГДА.

А начинается это повествование с героя, в первой части отсутствовавшего – с Люка Скайуокера. Этот человек никогда не носил масок, ни в прямом, ни в переносном смысле, и именно поэтому не появлялся на страницах моего фанфика до настоящего момента. Зато теперь пришло его время!


Часть первая.

В качестве эпиграфа к повествованию я выбрала фразу из произведения братьев Стругацких «Волны гасят ветер», которая, ИМХО, должна являться девизом каждого истинного Джедая:

«Из всех возможных решений выбирай самое доброе».


«Как приятно снова действовать! Не просто наставлять других и гордиться их успехами, а самому погрузиться в гущу событий!» - Мастер джедай, буквально переполненный энергией, просто не мог усидеть на месте и бродил по «Соколу», разрываясь между желанием помочь Чубакке в ремонте и сунуть нос в навигационный компьютер.

Хэн Соло усмехнулся: в этой Вселенной все меняется – кроме Люка. Несмотря на высокий титул Мастера и множество учеников, постигших тайны Великой Силы с его помощью, в душе этот человек по-прежнему оставался татуинским мальчишкой-сорванцом. Любой другой был бы, как минимум раздражен тем, что его оторвали от дел и потащили в самый дальний уголок галактики. А Скайуокер светился от счастья! В свои тридцать пять, пройдя сквозь огонь и воду, познав сладость побед и горечь тяжких утрат, его шурин остался тем же восторженным идеалистом с Татуина. Корелианцу оставалось только восхищаться его жаждой жизни и неиссякаемым желанием изменить мир к лучшему, восхищаться и завидовать. За пятнадцать лет их знакомства, Хэн твердо усвоил одну истину: Люк – лучший человек, которого он знал в жизни. Не самый добрый, не самый искренний, не самый благородный – просто ЛУЧШИЙ. Потому что он желал добра для всех без исключения, а остальные, как правило, ограничивались какой-либо группой: семьей, планетой, Алиянсом. Не потому ли Лея предложила кандидатуру брата для переговоров с имперцами? Соло думал об этом все время, пока летел с Корусента до Явина-4. Недавно провозглашенная Новая Империя добавила его жене головной боли. Надо ли говорить, какой важной стала казаться столице поддержка окраинных миров! Тем более, единственной проимперской колонии, признавшей Новую Республику законным государством… Результатом бесконечных интриг и подводных сенатских течений и стал полет Люка Скайуокера на Симар – решение, казавшееся Соло отнюдь не бесспорным. Внимание такого человека явно польстит руководству колонии… но, с другой стороны, всем известна роль Люка в падении Империи. Кроме того, джедаям не доверяли: отсутствие достоверной информации породило волну слухов и домыслов. Даже сам Хэн, знающий о реальных способностях форсюзеров куда больше среднестатистического обывателя, временами откровенно их побаивался. Особенно вспоминая, какие дела проворачивала в Галактике незабвенная команда Вейдер-Палпатин! Именно по этой причине Соло решил сохранять личность посла в тайне до самого последнего момента…

- Эй, малыш! Рули сюда! Через десять минут выходим из гиперпространства!

Люк жадно рассматривал Симар в иллюминатор. Он уже побывал во множестве миров, но всякий раз ощущал себя первопроходцем, каждая планета являлась для него восхитительным источником новых впечатлений. Хэн уже получил у наземной службы координаты для посадки и теперь уверенно снижался, проходя атмосферу. «Пожалуй, цветом этого мира является красный» - решил джедай. Фиолетовое небо, темно-зеленая листва и почва цвета крови… потрясающее сочетание. Больше подходит для экзотического курорта, чем для форпоста Империи. Впрочем, самое интересное, как выяснилось, ждало впереди: на горизонте блеснула водная гладь – и через секунду Люк с Хэном увидели колонию... Далее последовала немая сцена: это было весьма э-э-э… необычное поселение, необычное и хорошо защищенное. В центре небольшой долины поблескивал алыми боками звездный разрушитель класса «виктория»(«как, интересно, его умудрились посадить на планету?») , окруженный деревянными домами вперемешку с типовыми имперскими блокгаузами… а с окрестных холмов в небо смотрели черные стволы плазменных орудий. Впрочем, «Тысячелетнему Соколу» они не угрожали, и приземление прошло без приключений. Никто не поднимал гарнизон по тревоге, не брал Хэна и Люка в заложники… не собирался устраивать им торжественную встречу.

«Надо отдать симарцам должное, - подумал Скайуокер, покидая корабль, - свое отношение к Новой Республике местные выразили достаточно определенно… но не опустились до оскорбления гостей».

Причина подобных размышлений джедая была проста: их все же встретили. Спустившись по трапу, друзья обнаружили внизу рыжеволосого офицера в имперской форме без знаков различия. Люк, как посол, выступил вперед:

- Добрый день. Я – Люк Скайуокер, представитель Новой Республики. – джедай приветливо улыбался, глядя прямо в серые глаза имперца, - а это мой друг и капитан корабля.

- Хэн Соло, - не очень любезно буркнул последний, против воли поглаживая рукоять бластера.

Симарец бросил на капитана короткий взгляд и снова переключил внимание на Люка:
- Сам джедай Скайуокер, да еще вместе с генералом Соло… Не слишком ли большая честь для Симара? – задумчиво протянул имперец, а затем внезапно сменил тон и заговорил по деловому:

- Я – Лионель Риони, губернатор колонии. Не могу сказать, что герои Восстания – желанные гости в нашей общине, но мы постараемся создать для вас и вашего спутника максимально комфортные условия.

«Ну и ну, - подумал Хэн, - прямо в лоб. А я-то считал Харди уникумом! Похоже, все симарцы не желают затруднять себя недомолвками и проклятым дипломатическим этикетом!» Нельзя сказать, что Соло это не нравилось, как раз наоборот. Он ОЧЕНЬ любил определенность и был благодарен имперцу за прямоту.

А Люка больше занимал сам Риони: «До чего занятная личность! Никогда не заподозрил бы в нем крупного начальника, а тем более, – имперского моффа. Никакой рисовки и самодовольства».

Скайуокер пропустил визит посла Харди на Корусент и сейчас, глядя на губернатора, искренне сожалел об этом. У такого, как Риони, и помощник должен быть выдающейся личностью: он явно не из тех, кто боится за свое кресло. Движимый любопытством, джедай призвал Силу. Да, обида, да, неприязнь, но никаких коварных планов. Впрочем, способности форсюзера только подтвердили выводы рассудка: Риони для них не угроза. Но, Люк ощутил еще что-то… Он не мог дать название странному ощущению, но оно явно не имело ничего общего с губернатором. Какое-то эхо в Силе… Может, на Симаре обитает кто-то из его имперских «знакомых»?

Лионель Риони отвлек джедая от размышлений, пригласив следовать за собой…


Дариен Харди очень устал. За последнюю неделю ему пришлось объехать пол Симара: приближалась короткая «зима» и необходимо было убедиться, что у колонистов, не живущих в главном поселении, все нормально. «Зима» означала две недели проливного дождя и непредсказуемо коварных ветров. Разумеется, в таких условиях ни один нормальный пилот не рискнул бы поднять машину в воздух! Так что воздушное сообщение временно замирало, чем и объяснялась необходимость «осенней» инспекции. Харди заложил крутой вираж… и увидел на посадочной полосе знакомое блюдце «Тысячелетнего сокола». Значит, новореспубликанское посольство уже прибыло. Неужели Лея прислала Хэна и Чубакку? Соло в роли дипломата вызвал у Дариена невольную улыбку… впрочем, он сам подходил на роль миротворца еще меньше, но ничего, справился. Кто знает, какие еще скрытые способности заложены во вредном кореллианце?

Подобные мысли привели Харди в прекрасное расположение духа и он, узнав от техников, куда отправились послы, направился в кабинет губернатора Риони…

Случайности подобного рода вершат историю. Если бы Вейдер обратился к Великой Силе… даже просто поинтересовался именами послов, вся эта история имела бы абсолютно иной финал. Впрочем, любой форсюзер однозначно ответил бы, что случайностей не бывает.

Пользуясь правами близкого друга, Дариен вошел в кабинет губернатора без стука… и оказался лицом к лицу с собственным сыном.

Звук открывшейся двери заставил Соло обернуться:
- А, посол Харди! А я-то уже, грешным делом, решил, что…

Хэна прервал грохот падающего стула, – Люк поднялся с места слишком быстро. Кореллианец очень удивился: подобное поведение было крайне необычным для джедая. Он уже открыл рот… но увидел ЛИЦО Скайуокера, – и все вопросы просто замерли на губах. Джедай побелел, как полотно, а его глаза… Мастер смотрел на Дариена Харди как утопающий на спасательный круг. Хэн еще не видел столь глубокого потрясения!

- Люк! Малыш! Что случилось?

Скайуокер слышал голос Соло – но не понимал слов. Весь мир как бы исчез, растворился - весь, кроме этого лица, лица из его снов. Он видел его лишь однажды – на второй Звезде смерти, после гибели Императора и потом горько сожалел, что слезы помешали ему как следует запомнить дорогие черты. Но теперь одного взгляда хватило, чтобы разрозненные воспоминания собрались вместе, как кусочки мозаики. Глаза, нос, губы, даже нитки шрамов… это было больше, чем сходство, в этой истине Мастер джедай уверился сразу и на 200%. Но ведь тогда получается… получается…

Шатаясь, как пьяный, Люк сделал несколько шагов к двери, и, не удержавшись на ногах, упал на колени… точнее упал бы, если бы Харди его не подхватил. Хэн и Лионель не поверили своим глазам: еще секунду назад Дариен стоял возле двери, вцепившись в косяк, – и вдруг оказался прямо перед Скайуокером. В глубине души Вейдер все же надеялся, что его не узнали, но Люк быстро развеял последние сомнения. Не отводя от отца наполнившихся слезами голубых глаз, он прошептал непослушными губами только одно слово:

- ПАПОЧКА…

И этого оказалось достаточно, чтобы заглушить голос разума, наплевать на здравый смысл, забыть про удивленных Соло и Риони… чтобы впервые в жизни по-настоящему обнять собственного сына.


Лионель Риони метался по кабинету, как голодный рэнкор по пещере. Злость, смущение, страх – он не мог до конца разобраться в собственных чувствах. Он отказывался верить в то, что узнал – и в то же время осознавал истину. Дариен Харди и Дарт Вейдер…

«Нет, нет, нет! Боги, Сила, кто там еще! Пожалуйста, пусть я ошибусь! Вот сейчас Харди откроет рот и скажет, что я все неправильно понял, что есть абсолютно логичное объяснение сцене в кабинете, что я полный кретин, что предположил ЭТО…»

Сейчас Лионель с радостью принял бы любую, самую нелепую историю, но Дариен… Дарт совершенно определенно не желал прибегать к подобным уверткам… и это заставляло губернатора кипеть от ярости. Строго говоря, только непоколебимое спокойствие помощника, удобно устроившегося в кресле, позволило этой эмоции доминировать. Первым чувством Риони, когда он осознал истинное положение вещей, был страх… да нет, просто ужас, всегда ассоциировавшийся с Темным Лордом. Но… ведь это был Харди, его друг и помощник, человек, которого он знал двенадцать лет! Как они могут являться одним человеком?

Лионель резко остановился перед креслом и посмотрел прямо в глаза сидящего в нем человека.

- Я должен был задать этот вопрос много лет назад, но почему-то дотянул до сегодняшнего дня. Возможно, просто не хотел ЗНАТЬ… Кто ты?

Вейдер не отвел взгляда и улыбнулся уголком рта:
- Я Дариен Харди, бывший служащий Империи, а ныне один из симарских поселенцев. Но ты ведь спрашивал не об этом, правда? Ну же, Лионель, смелее! Как можно получить ответ, если боишься задавать вопросы?

Риони бросил на Харди еще один раздраженный взгляд: тот вполне определенно не хотел оставлять губернатору возможность утешиться какой-либо приятной ложью.

- Хорошо, я спрошу прямо, - Лионель перевел дыхание: у него просто язык не поворачивался произнести это имя, - ты… Лорд Вейдер?

- Я был им… так же, как был Анакином Скайуокером, джедаем, солдатом Старой Республики… и отцом Люка.

Губернатор сделал шаг назад и лишь потом осознал свой поступок. Рефлекс, ситх его побери! Теперь он точно знал КТО перед ним, а каждый имперец был свято уверен: состояние здоровья обратно пропорционально расстоянию до Темного Лорда. Он был символом Нового порядка наравне с Императором, а для флота – пожалуй и больше. Его боялись до судорог, но каждый мичман свято верил: Вейдер решит все проблемы. Казалось, даже готовая к взрыву сверхновая готова замереть при его появлении, так и не обрушив на свои планеты смертельное море огня. Лорда ненавидели – и одновременно перед ним преклонялись… губернатор Риони попытался совместить своего давнего приятеля Харди и двухметрового гиганта в черной броне - и не смог. Дариен… нет, Дарт Вейдер внимательно наблюдал за ним, и Лионелю очень хотелось поежиться от этого пристального взгляда.

- Милорд…, - нерешительно начал Риони – и замолчал, пораженный произошедшими в собеседнике переменами. Вейдер мгновенно утратил свою грозную царственность, а его лицо стало печальным.

- Не думал, что когда-нибудь снова услышу это обращение, Лионель и мне вдвойне тяжело от того, что это говоришь именно ты. Я никогда не нуждался в глупых титулах для собственного возвеличивания, ни во времена Империи, ни сейчас. Еще утром мы считали себя друзьями … Вейдер - это просто имя из прошлого, глупый набор букв, но оно не оставило камня на камне от наших доверительных отношений.

Честно говоря, Риони еще не думал над проблемой в таком ракурсе, – слишком велик был шок. Но теперь он с удивлением осознал, что собеседник испытывает схожие чувства. Удивительно, похоже, неприступный Лорд Империи действительно дорожил их дружбой… Риони неожиданно поймал себя на том, что говорит в прошедшем времени. Лионель впервые подумал о грозном ситхе, как о человеке. Кто мог назвать себя ДРУГОМ Дарта Вейдера? Он всегда был сам по себе и казался абсолютно самодостаточным… но видимо, только казался.

Может, кому-то это и покажется удивительным, но Вейдер был действительно огорчен подобным поворотом событий. У него не было друзей с девятилетнего возраста. Сначала Мастер увез Анакина от татуинских приятелей, а потом Сила рукой Дарта Мола забрала и Квай-Гона. Остальные… в Ордене он навсегда остался белой вороной, источником проблем и не смог влиться в коллектив. Вынужденная изоляция среди сверстников наложила свой отпечаток: Скайуокер вырос одиночкой и привык рассчитывать только на себя. Он хорошо понимал людей и с первого взгляда казался веселым и общительным юношей… но никогда не стремился сойтись с кем-то поближе, излить ему душу. Пожалуй, Падме была единственным исключением. Ну, конечно, еще были Оби-Ван и Палпатин, но назвать их друзьями у Анакина просто не поворачивался язык: слишком далеко завела его эта «дружба». Здесь, на Симаре, Темному Лорду начало казаться, что все изменилось, что он снова может жить, как обычный человек…

« Я пытался обмануть себя, - горько подумал Вейдер, - но, в глубине души прекрасно сознавал истину: все это – временно. Спокойная размеренная жизнь, уютный дом, посиделки с друзьями после работы – все это не для меня. Все эти двенадцать лет я считал себя… недостойным людского тепла и доброты, ибо нес с собой слишком много холода и мрака. Хорошее отношение симарцев было для меня хуже любых угроз и оскорблений, потому что заставляло со всей очевидностью сознавать, насколько они ЛУЧШЕ меня. Они смогли пройти через все испытания – и остаться ЛЮДЬМИ, в то время, как я… тут мне абсолютно нечем гордиться. Меня можно было бояться, даже уважать, но – не любить».

В данный момент, Лорд испытывал двойственные чувства: с одной стороне, сожалел о потерянной дружбе и доверии, а с другой… с другой радовался, что все снова стало на свои места.

- И что теперь? – решился прервать молчание Лионель.

Вейдер просто пожал плечами. Если бы он знал! В голове было поразительно пусто, да и думать почему-то не хотелось. Все изменилось – или скорее, стало на свои места? Будучи по натуре человеком прямолинейным, Лорд всегда тяготился ложью и недомолвками. Будь что будет! Он был тем, кем был и сделал то, что сделал. Более того, многое он повторил бы и сейчас, если бы пришлось принимать решение заново. К чему бесплодные сожаления? Пытаться изменить мир – неблагодарная работа. Они с Палпатином потерпели неудачу, – может, именно потому, что ПЫТАЛИСЬ? Так или иначе, их время ушло. Ситуация в Галактике изменилось и теперь стали нужны совсем иные лидеры. Люк и Лея? Почему нет!

- Теперь у нас есть два варианта: либо мы научимся жить с этим знанием, либо нет.

- И что будет, если нет? – настороженно поинтересовался Риони, попутно подумав, не пора ли впадать в панику. Разговор с Вейдером в подобном ключе, по его мнению, сулил значительные неприятности, но губернатор все же решил выяснить все до конца.

- Тогда я просто покину Симар. Навсегда. Впрочем, я, вероятно, все равно уеду… Подобное открытие невозможно сохранить в секрете. Люк бы еще мог промолчать, но Хэн… к тому же, они все равно скажут Лее, а такой расклад в любом случае потребует от меня активных действий.

- Почему Вы мне все это рассказываете?

- Не знаю… по привычке, наверное. Двенадцать лет – долгий срок, их трудно перечеркнуть за один день. Я порой забываю о том, что наши отношения изменились.

Лионель и сам готов был многое отдать, чтобы сегодняшнего утра просто не было. К сожалению, путешествия во времени так и остались фантастикой. Как бы то ни было, прояснив для себя дальнейшие планы Лорда, Риони вздохнул свободнее. Возможно, все не столь трагично? Харди прав: Вейдер – лишь имя, не более. Да, про него говорили всякое… но ведь он знает Дариена двенадцать лет. Как можно после этого доверять слухам и сплетням? Губернатору нравился этот человек. И потом, не он ли молчаливо закрывал глаза на прошлое Харди? А ведь подозревал, подозревал… Так что же изменилось? При повторном рассмотрении идея дружбы с Вейдером уже не казалась столь дикой и невозможной. Риони снова посмотрел на собеседника: все тот же Дариен, то же лицо, те же глаза. Хватит ли у него духа совершить задуманное? Сможет ли он не думать об этом человеке, как о воплощении вселенского зла? Но Вейдер был мрачной легендой из имперского прошлого, а Харди сидел рядом… точно так же, как и всегда.

- Дариен, я хотел сказать… тебе не обязательно уезжать, - это оказалось даже легче, чем он думал.


Соло положительно не находил себе места – слишком уж много событий свалилось на его голову. Подумать только: посол Харди, человек, которого он уже начал ценить и уважать вдруг оказался Дартом Вейдером! И, что самое интересное, никого, кроме него этот факт, похоже, не шокировал. Даже этот имперец… Риони, кажется? В первый момент доблестный губернатор выглядел, как человек, только что получивший по голове куском арматуры… а теперь они с этим ситхом только что лум на брудершафт не пьют! О Люке и говорить нечего – малыш с самого начала таскается за «папулей», как банта за хозяином! К ненависти, которую Хэн испытывал к своему тестю, всегда примешивалась значительная порция страха. Теперь же он с удивлением осознал, что подозревает Вейдера чуть ли не в черной магии. Разве могли люди по собственной воле взять и простить ТАКОЕ? Нет, умом Соло, конечно, понимал, что все это бред голодного сарлака… но суеверия оказались сильнее. И теперь упорно лезли на ум. Хэн и сам не знал, чего ему хочется больше: никогда не встречаться с живым воплощением собственных страхов, или, наоборот, побыстрее сменить устрашающие фантазии на жестокого и коварного, но живого противника. Как бы то ни было, любая дорога куда-то приводит, и, в один прекрасный день они просто столкнулись нос к носу в коридоре «Вестницы». Двое пилотов, двое воинов, двое врагов. Эта встреча была неприятна им обоим…, и вместе с тем каждый понимал ее неизбежность. Каждый придумывал какие-то речи, изобретал увертки и «железные» аргументы... И вот момент настал – и они просто стояли и смотрели друг на друга. Молча. Слова вдруг сделались глупыми и ненужными. Эти двое знали друг о друге ВСЕ (за что Соло мог бы поблагодарить Люка, а Вейдер – имперскую разведку). Так зачем же притворяться? Хэн впервые получит возможность хорошенько рассмотреть своего тестя – и вынужден был признать, что без брони и черного шлема тот потерял значительную часть своей зловещей ауры. Нет, Вейдер, конечно, был крайне опасен, но уже не вызывал столь явного желания провалиться вниз на три палубы. С ЭТИМ Лордом можно было побеседовать на понятном Соло языке. Едва успев подумать об этом, генерал перешел к активным боевым действиям: его правый кулак начал быстрое сближение с челюстью противника. Хэн и сам не мог сказать, зачем он это сделал: подобное нападение на форсюзера выглядело откровенной глупостью, а уж бросаться с кулаками на Вейдера - это глупость вдвойне. Однако, наблюдая за учениками Люка, кореллианец подметил их практически полную беспомощность в рукопашной схватке. Дело джедая – махать лазерным мечом, а не кулаками, поэтому хороший удар промеж глаз вполне может вывести его из строя. Правда, ненадолго, но об этом Соло как-то не подумал, как не учел и другую важную истину: Анакин Скайуокер был намного старше и опытнее юнцов из явинской Академии. Нет, он не стал бить Хэном о потолок, используя телекинез. И даже меч не достал! Но удар коррелианца почему-то пришелся в никуда, в то время, как его ноги неожиданно утратили сцепление с полом. Сохранить равновесие было не в человеческих силах , так что Соло попытался хотя бы развернуться… но времени не хватило и на это. Разве что упал на пол не спиной, а боком, разбив локоть о палубу.

- Задумка хороша, - в холодном голосе Харди угадывалась тень насмешки, - а вот исполнение хромает.

Взгляд, который кинул на него Хэн, был откровенно мрачным, но, вероятно, изумление там тоже присутствовало. Как бы то ни было, Вейдер пояснил свою мысль:
- Слишком медленно. Ты мог бы стать покойником шесть раз, пока подходил, и еще раз тридцать, пока «отдыхал» на полу и поднимался.

- Так почему же не стал?

- Потому что это не входило в мои планы, - улыбка у Лорда вышла весьма неприятная. – Соло, давай начистоту. Я тебе не нравлюсь? Что ж, ты мне тоже не симпатичен. Ни один ребел за всю историю Алиянса не доставил Темному Лорду столько проблем. А я не настолько альтруист, чтобы забыть эти подробности!

- Да уж, куда тебе до подобных высот! Что и говорить: Дарт Вейдер – просто образец всепрощения. Посмертного! Отпустил наш герой капитану Соло все грехи – и вперед! В карбонит вниз головой с выходом в ад вперед ногами!

- Ну, извини. Меня за твои фокусы Император тоже не по голове гладил. Попробовал бы, умник, с Гранд Моффом Таркином в догонялки поиграть - он бы тебя не только в карбонит, в главный реактор вниз головой засунул.

- Так, значит, я еще поблагодарить тебя должен?

- Ну, поскольку ты еще не в аду, то, может, и должен. Хотя меня больше устроила бы возможность спокойного диалога без криков и рукоприкладства.

- Кстати о рукоприкладстве, - Соло придирчиво ощупал правый локоть, - здорово ты меня приложил.

- Сам виноват - не успел сгруппироваться. Открой секрет: где учат столь глупым защитным приемам?

- В имперской Академии, - злорадно сообщил Хэн.

- Ну и ну. Теперь понятно, почему мы проиграли войну. Судя по записям, ты был одним из лучших курсантов… страшно подумать, каковы же тогда худшие?

- Худшие собирались в штурмовые колонны, - проговорил коррелианец, дивясь собственной наглости, - и вперед, умирать за Императора.

- Подумать только, а еще меня безжалостным называет! Ты хоть знаешь, ГЕНЕРАЛ, сколько твоих однокурсников погибло, пока ты мотался по Галактике, набивая карманы?

- Уж не от твоих ли рук?!

- Тебе пора бы знать, зятек, что я никогда не убивал без необходимости. Я придерживаюсь мнения, что смерть – единственное необратимое явление в этой вселенной, а посему она должна быть последним выходом. Конечно, мне приходилось пренебрегать этим принципом, и не только в бою. Но кто ты такой, чтобы судить меня? Разве ты всегда поступал так, как лучше для других, а не для тебя? Разве на твоих руках нет крови?

- Я не хотел никого убивать! Ни своего командира, будь он трижды проклят, ни тех верзил, которые жаждали распылить меня на молекулы, ни ситховых штурмовиков, норовящих поджарить пятки. И вражеских пилотов, горящих желанием всадить мне ракету под хвост… тоже не хотел.

Вейдер неожиданно рассмеялся:
- Да уж, Соло, вы – поразительно не кровожадный человек. Когда я стал Темным Лордом, трупов на моем счету было, пожалуй, поменьше.

Хэн ничего не мог с собой поделать, – кровь горячей волной прилила к щекам, придавая им э… несколько более темный оттенок красного.

« Посмотрел бы кто на нас со стороны: на полу сидит генерал Новой республики, выглядящий так, словно ему в лицо плеснули кружку кипятка, а в уголке напротив мрачный и невозмутимый Лорд Империи покатывается от смеха. Положительно, кто-то из нас сошел с ума: или я, или весь мир».

Впрочем, Соло не пришлось долго сомневаться в собственном душевном здоровье, потому что, отсмеявшись, Вейдер совершил нечто и вовсе непредставимое: протянул ему руку, явно предлагая помощь для принятия вертикального положения. Видимо, взгляд кореллианца был достаточно красноречив, потому что в ответ милорд весьма выразительно поднял бровь, сопроводив сей жест ехидной улыбкой. Соло открыл было рот, чтобы выразить свое отношение к подобному предложению – и с удивлением понял, что весь его боевой задор угас. Краткая, но эмоциональная перебранка с тестем сыграла роль выпускного клапана, и в душе Хэна зашевелилась позабытая осторожность. Совершенно очевидно, что Вейдер вышибет из него дух самое большое вторым ударом. В свете этой истины желание Темного Лорда закончить дело миром выглядело более чем благородным, а предложенный способ даже позволял Соло сохранить остатки самоуважения. Кроме того, этот мерзкий тип - отец Леи, а, значит, его все равно придется терпеть… осознав, что выбора у него, собственно говоря, нет, Хэн с тяжелым вздохом взял протянутую руку.

- Ну, что, заключим мир?

- Скорее уж, перемирие, - буркнул корелианец, - до выяснения обстоятельств…

Вейдер промолчал, но Соло мог бы поклясться: в его глазах снова мелькнули веселые искорки.


- Я не представляю, как сказать об этом Лее, просто не представляю…

«Похоже, его заклинило», - огорченно подумал Люк. Хотя, как ни крути, а проблема существовала… Неизвестно, каким образом его отец нашел общий язык с Хэном, но с сестрой этот номер явно не пройдет. Впрочем, поживем – увидим! Пытаться «просчитать» Вейдера – дело неблагодарное, в этом Скайуокер уже убедился. Он так опасался встречи Соло с Темным Лордом – и что? Все решилось удивительно просто и, главное, бескровно. Конечно, их отношения больше всего напоминали вооруженный до зубов нейтралитет… но это все же лучше, чем открытое противостояние.

- Да ладно тебе, Хэн. Справимся, как нибудь…
- Ага, справимся… да меня жена за такие новости… просто убьет!

- Ну не может Лея быть настолько кровожадной, - ответил Люк, старательно пряча улыбку.

- Где-то я уже это слышал, – Соло продолжал кипятиться. - Готов позакладывать «Сокол» против драного сапога: при слове «Вейдер» у твоей сестрицы все папочкины гены проснуться. Вот тогда посмотришь на семейную доброту и всепрощение!

- Неужели все так плохо? – в голову Скайуокера впервые закралась мысль, что зять имеет серьезные основания для паники. Нет, он, конечно, знал о неприязни Леи к настоящему отцу, но просто не представлял масштабов этого явления. Кореллианец был осведомлен несколько лучше…

- Плохо? Малыш, ты выбрал неверное слово! Ужасно! Хуже некуда! Твоя сестра не просто ненавидит Вейдера, – она одержима этой ненавистью. И когда Лея узнает, что он жив…, - Хэн поежился, - не хотел бы я оказаться поблизости.

- Поблизости от кого? – оба спорщика непроизвольно вздрогнули: Вейдер вошел слишком тихо.

«Интересно, как много он услышал», - подумал Люк. От того, что отец застал их за подобными разговорами, Скайуокер чувствовал себя немного неуютно.

- От вас обоих! – Соло хотел добавить что-то еще, но потом махнул рукой и вышел из комнаты.

- Думаю, он несколько преувеличил, - произнес Люк и поразился, насколько фальшиво и неубедительно это прозвучало.

Вейдер отрицательно покачал головой, не отводя взгляда от двери.
- Нет, наш бравый капитан сказал истинную правду, - бывший ситх тяжело вздохнул и добавил, - она же все-таки МОЯ дочь.




Часть вторая.

«Самое лучшее свойство человеческой
психики – умение забывать».


Шум, раздавшийся в кают-компании, заставил Чубакку отвлечься от приборов. Интересно, что они не поделили на этот раз? Когда Соло забрал Вейдера с Симара, вуки шкурой почувствовал грядущие неприятности. Но не думал, что они примут такую оригинальную форму!

«Похоже, этим двоим просто нравится ругаться. Детский сад, да и только!»

Поводом для обмена колкостями могло стать все, что угодно, начиная от приготовления обеда и заканчивая наладкой гипердвигателя. В начале полета эти ссоры пугали Чубакку до колик в животе: излишне живое воображение второго пилота терзали ужасные видения размазанного по стенке кореллианца. Однако, хотя слово «мерзавец» в их лексиконе занимало примерно то же место, что «здравствуй» у нормальных людей, эта парочка великолепно сработалась. Более того, «Сокол» еще никогда не был в столь идеальном состоянии… а вуки нашел ответ на загадку века: почему из всех возможных помощников в деле, по вытаскиванию Великого Джедая из неприятностей, Хэн выбрал именно Темного Лорда. Чудесное преображение корабля показало, что он был классным специалистом по разной хитрой электронике. Нет, действительно, великолепным! Вейдер как будто чувствовал неисправности… а такого Чуи не замечал даже за Люком, являвшимся, в его понимании, эталоном форсюзера. Ну, а, поскольку неисправностей на «Соколе» хватало с избытком, второй пилот был готов пересмотреть свое мнение о Темном Лорде. Нет, он, конечно, не воспылал горячей любовью к Империи, долгие годы притеснявшей его расу… но за отремонтированный корабль готов был позабыть о многом. Тем более, что, возвращаясь в памяти к событиям на Беспине, вуки прекрасно понимал, что они очень дешево отделались. Приятного было мало… но они уцелели. Чубакка помнил, как моффы убивали его сородичей за мелочи, вроде пролитого сока. Вейдер, по крайней мере, не делал различий в наказании людей и существ других рас! Вуки привыкли считать всех служащих Империи ярыми расистами, страдающими ксенофобией… так вот, для старшего Скайуокера этот штамп тоже был не актуален. Чуи в очередной раз подумал, что ни за что не принял бы его за имперца. Теперь, когда страх вуки перед зловещим Лордом несколько уменьшился, он смог судить о нем более объективно... и не мог не заметить, что, несмотря на мрачную репутацию, отец Люка и Леи – личность яркая и, чего скрывать, интересная. А сколько раз Соло вынужден был замолкать, сраженный его меткими остротами! Теперь, когда Чубакка перестал опасаться за жизнь и здоровье своего капитана, их перепалки казались ему хорошим способом разогнать полетную скуку. Как будто головизор посмотрел… Вуки окинул взглядом приборы, и, убедившись, что все в порядке, направился в кают-компанию.

Соло и Харди играли в сабакк.

«Точнее, это занятие стоило бы назвать на «сабакк», а турнир «кто кого перемухлюет», - подумал Чубакка. Судя по расстроенному лицу Хэна, оппонент выигрывал с хорошим отрывом, и кореллианцу никак не удавалось поймать его на мошенничестве. Когда вуки поинтересовался счетом, Соло в сердцах швырнул карты на стол:

- Да какой счет!!! Такое впечатление, что этот проклятый ситх всю жизнь не вылезал из казино!

- Наш уважаемый капитан проиграл все партии, - сообщил Дариен Харди с ангельской улыбкой. Недовольство Хэна его явно очень забавляло. Выигрывать все партии подряд – это здорово походило на издевательство… и, несомненно, им было. Другого противника кореллианец бы просто пристрелил – и все дела, но в данном случае приходилось терпеть.

- Он играл нечестно!

- Не пойман – значит, не обманывал. А вот у кого-то до сих пор карта в рукаве. В правом, - подсказал Харди, поймав любопытный взгляд Чубакки.

Судя по раскрасневшейся физиономии, крыть Соло было нечем, поэтому он быстренько решил сменить тему разговора:

- Вместо того, чтобы маяться дурью, давайте обсудим планы. Если кто-то не знает, мы скоро прилетаем.

Вейдер повернулся к вуки и спросил со всей возможной серьезностью:
- Неужели ты не знал?

Соло мужественно проигнорировал веселое завывание второго пилота, и продолжил:
- Наш Великий Джедай прочно застрял на этом Геонозисе… но, надеюсь, мы заберем его без всяких неприятностей.

- На это можете не рассчитывать, - «порадовал» собеседников Харди, - скорее всего, нам предстоят «агрессивные переговоры» с туземцами. Очень агрессивные.

- Ты бывал на этой планете?

- Ага, и еле ноги унес. После того, как нас всех чуть не убили, - Вейдер нахмурился: видимо, Геонозис будил в его душе не самые светлые воспоминания. - И зачем Люка туда понесло?

Вопрос был риторическим, поэтому Хэн только пожал плечами. Джедай Скайуокер имел редкий талант влипать в неприятности… а вот за каким ситхом носило на Геонозис его папочку? Соло хотел было прощупать почву, но весь вид Харди говорил о нежелании беседовать на эту тему. Что ж, даже кореллианец понимает значение термина «тактическое отступление».

- И что делать будем? – вопрос не блестел оригинальностью. Более того, Хэн, фактически, переложил на Вейдера руководство спасательной экспедицией. И дело только частично было в хорошем знании местности…

Харди выразительно поднял брови:
- Сядем по маяку, и будем действовать по обстоятельствам. Есть другие предложения?

Капитан глянул на Чубакку, но тот ограничился маловразумительным ворчанием, так что Соло бросил в ответ весьма туманное:
- Там видно будет.


Вейдер слегка улыбнулся…


«Дикий Каррде» вошел в атмосферу Геонозиса. Хозяин корабля на секунду отвлекся от приборов и посмотрел на Лею: глава Республики явно нервничала. А такое состояние, даже у необученного форсъюзера, говорило: «жди неприятностей». Впрочем, их «спасательная» операция проходила под этим девизом с самого начала. Взять хотя бы то, что он отправился на Геонозис без половины экипажа! Точнее, в тот момент, когда на борт «Дикого Каррде» вбежала Лея, кроме самого Тэлона там находился только Дункан и зашедшая в гости Мара… и, поскольку ждать Органа-Соло отказалась наотрез, экспедиция стартовала малым составом. Теперь, глядя на Госпожу президента, Каррде жалел, что не прихватил пару взводов коммандос. Его всегда изумляло хладнокровие, проявляемое Леей в экстремальных ситуациях, и это делало сегодняшнее поведение экс-принцессы действительно пугающим… додумать мысль до конца Тэлон не успел: сканеры зафиксировали «Тысячелетний Сокол», - и весь экипаж прильнул к иллюминаторам. Да, Лея беспокоилась не зря: на поверхности шел бой. Двое мужчин, в одном из которых Карде узнал Соло, пробирались к кораблю через толпу аборигенов. Последние больше всего напоминали экзотических насекомых и вовсю использовали преимущества анатомии, пикируя на парочку с воздуха. Впрочем, положение беглецов явно не являлось трагическим: они поражали врагов с поистине снайперской точностью и, грамотно пользуясь особенностями ландшафта, медленно приближались к кораблю. Ситуация, конечно, была достаточно плохой, но отнюдь не критической… и выражение ужаса на лице Леи поразило Тэлона до глубины души. Настолько, что он даже перестал следить за событиями внизу и пропустил момент, когда случилось ЭТО.

Низкий вой ионных двигателей, заполнивший каньон, заставил Хэна поднять голову… и противники не преминули воспользоваться потерей бдительности. Дариен бросился к союзнику, преодолев разделявшее их расстояние одним нечеловечески быстрым прыжком… и еще в полете понял, что не успевает. Нож, пущенный рукой умелого убийцы, летел прямо к незащищенной спине Хэна. Под левую лопатку. Насмерть. Уже падая на землю вместе с Соло, Вейдер с проклятием подумал, что, за прошедшие тридцать лет, аборигены слишком хорошо изучили человеческую анатомию… и не иначе как опытным путем: расправляясь с неосторожными путешественниками. Его бросок все же изменил направление удара: быстрый осмотр показал, что Хэн жив, но совершенно не боеспособен. Из спины кореллианца торчала темно-красная витая рукоять, а одежда быстро промокала от крови. А нападающие вовсе не собирались ждать, пока Соло окажут первую помощь! Дариен пробормотал очередное проклятие: вот теперь ему придется по-настоящему тяжело.

Когда Лея увидела рядом с мужем посла Харди, ее охватила предательская паника. Только один человек во Вселенной мог оказать на принцессу такое воздействие. Вейдер, Вейдер, Вейдер. Темный Лорд здесь. Он снова вернулся в ее жизнь… вернулся, чтобы все разрушить. Хэн считал, что новость о воскрешении отца из мертвых вызовет у Леи ярость. Внешне, все так и было, но ярость принцессы скрывала панический страх: вот уже много лет Вейдер воплощал собой тайное зло ее подсознания, превратившись из реального человека в собирательный образ галактической мерзости. И теперь выясняется, что их с Люком отец жив… Лея никак не могла свыкнуться с этой мыслью. Точнее, она признала истину: Темный Лорд существует. Но встретиться с ним, посмотреть в глаза… нет, это уже слишком.

Громкий крик Мары вывел Органу-Соло из прострации…, и гипотетические страхи сменились вполне реальным ужасом. Камеры «Дикого Карде» взяли крупный план, и экипаж корабля увидел все подробности случившейся с Хэном трагедии. Обрадованные успехом, нападающие кинулись вперед – добивать, но не учли одного: Дарта Вейдера не зря называли лучшим воином в Галактике. Засунув бластер за пояс, Харди принял боевую стойку. Он не использовал лайтсейбер долгие годы… но класс – есть класс, его так просто не растеряешь, поэтому сейчас ярко-красное лезвие легко остановило натиск геонозцев. Круговую оборону Харди удерживал без особого труда… но все же его положение было отчаянным. Лежащий у ног Соло лишал Дариена свободы маневра, и ему оставалось только одно: обороняться, надеясь на изменение ситуации. И она изменилась, когда в игру вступил новый участник. Трагедия с Хэном и фантастическое мастерство неизвестного форсюзера поразили Мару Джейд до глубины души… но, к счастью, не настолько, чтобы она позабыла о действиях. Залп из тяжелых лазерных пушек мгновенно очистил пространство между сражающимися и «Соколом», и Харди блестяще воспользовался шансом на спасение. Взвалив кореллианца на плечо, Дариен преодолел расстояние до корабля за несколько секунд. Даже в таком, крайне уязвимом, положении, Вейдер оставался страшным противником, и уцелевшие аборигены спешно разлетелись в стороны с целью перегруппироваться. Это удалось далеко не всем, но выжившие воспылали решимостью отомстить зубастой добыче, ударив с тыла… к счастью для героев, в этот момент подоспело подкрепление в лице Чубакки. Вуки начал действовать, даже не дождавшись полного открытия люка, и, метко пушенные арбалетные стрелы вынудили наступление захлебнутся. Второй пилот «Сокола» пропустил Харди и Соло внутрь, а затем закрыл дверь прямо перед носом у нападавших.

Оказавшись внутри «Сокола», Дариен без сил рухнул на пол. Отточенное годами тренировок фехтовальное мастерство только что спасло их жизни, но интенсивная физическая нагрузка грозила Вейдеру серьезными неприятностями. Тяжелейшие, практически смертельные раны не для кого не проходят бесследно, даже для форсюзеров. Нося устрашающую маску, Лорд относился к собственным увечьям, как к неизбежному злу… но теперь, привыкнув жить и дышать, как обычные люди, не мог смирился с ограниченностью возможностей. Тридцать пять лет! Тридцать пять лет минуло с момента трагедии, перечеркнувшей его надежды на нормальную жизнь, а он до сих пор не оправился от последствий!

Вопросительное рычание Чубакки заставило Вейдера повернуть голову, а затем неимоверным усилием воли подняться с пола. Каждый вдох причинял ужасную боль, а перед глазами плавали темные круги… но, он все же смог рассмотреть рану капитана Соло. К счастью, ничего опасного, если не считать большой потери крови из перебитого сосуда.

- Он будет в порядке, - собственный голос показался Харди сиплым и незнакомым. Какая-то часть Дариена страшно обрадовалась самой способности выговаривать хоть какие-то слова. – Принеси аптечку и поднимай корабль.

Против всех ожиданий, вуки не ушел, а пролаял еще один, удививший Вейдера вопрос. Он, конечно, сознавал, что выглядит плохо – бледное лицо с бисеринками холодного пота, посиневшие губы… но никак не ожидал от Чуи даже тени заботы о собственном здоровье.

- Со мной все нормально, - явная ложь, но не жаловаться же, в самом деле. В этот момент раздался тяжелый удар по обшивке, - полунасекомые принялись вымещать зло на корабле. Вуки взвыл, а Харди с радостью ухватился за возможность избавится от повышенного внимания к собственной персоне.

- Поторопись, пока наши друзья не разнесли посудину вдребезги.

Через минуту корабль покинул негостеприимную поверхность Геонозиса.


Далеко убегать не стали: так, километров двадцать в сторону. Более долгого полета Лея бы просто не выдержала. Хэн, ее дорогой Хэн ранен… на фоне этой трагедии ей не было дела даже до Вейдера. Точнее, она так спешила к мужу, что просто оттолкнула своего злейшего врага с дороги, оттолкнула и даже не заметила. Лея подбежала к Соло, - и не смогла произнести ни слова от нахлынувшего облегчения: ее муж выглядел бледным и измученным – но, никак не умирающим. У него даже хватило сил на язвительную ухмылку:
- Вот видишь, дорогая, от меня так просто не избавиться.

Органа-Соло рассмеялась в ответ, подумав, что ей остался ровно шаг до полноценной истерики.

- Как он? – озабоченно спросил Каррде.

- Жить будет, - кратко ответил другой, смутно знакомый голос. Лея задумалась о том, что именно ей не понравилось в этом лаконичном ответе. Ах да, очень странная интонация. Тревога? Сожаление? Принцесса медленно повернулась: Тэлон беседовал с Дариеном Харди, а за их спинами тихо поскуливал Чубакка. Почему-то она считала, что в этот раз взглянет на симарца абсолютно по-новому… однако единственное, что сразу бросилось в глаза – это его поразительная бледность. Соло, лежащий на кровати с ножевой раной, выглядел куда лучше!

- А где же Люк?

Хэн выразительно показал вниз, отчего волосы у Леи встали дыбом:
- Он один, на этой планете! - госпожа президент ознакомилась с местным гостеприимством как раз достаточно, чтобы забеспокоится всерьез.

- Люка отвезли к местному начальнику, - пояснил Харди. – Мы как раз собирались лететь в его резиденцию, когда наткнулись на демонстрацию радикалов. Разумеется, меня и Соло немедленно «уличили» в дружбе с архи-герцогом. Остальное вы видели: протест против власти начался с палок и камней, а закончился кучей холодного оружия.

- И что теперь? – Мару Лея не заметила до тех пор, пока она не решила вступить в дискуссию.

- Прежний план по-прежнему актуален, - Дариен окинул Соло скептическим взглядов, - правда, состав экспедиции, похоже, изменится.

- Очень хорошо. Давайте координаты, и мы с Марой и Дунканом…

- Нет. Спасибо за предложение, но это дело начали именно мы. Мы его и закончим.
Непреклонная решимость в глазах незнакомца заставила Каррде отступить. Он был достаточно опытным руководителем, чтобы понять: спорить бесполезно. Стальную стену кулаком не прошибешь.

- Я поеду вместо Хэна, - Лея сама не знала, откуда взялось это решение, но твердо осознала: именно так и будет.

- Но…

- Не спорьте, я поеду. Я же его сестра.

Два упрямца на одном корабле – не слишком ли много. Впрочем, они уже далеко не дети – сами разберутся. Каррде махнул рукой на грядущие неприятности и вызвал Дункана по ком-линку. Уже поднимая носилки с подозрительно покладистым Соло, контрабандист заметил еще одну странность: Мара, холодная и уравновешенная Мара Джейд не сводила с Харди заинтересованного взгляда. М-да, странные дела творятся в Новой Республике.

- Береги себя, Ваша светлость… ладно? – пробормотал Хэн, старательно отводя глаза. Он искренне надеялся, что вопрос о том, откуда на «Соколе» взялся Вейдер, в ближайшем будущем не всплывет. Так и вышло:

- Кто бы говорил, старый пират, - нежно проговорила Лея, кинув на провинившегося мужа многообещающий взгляд: пусть не думает, что буря прошла стороной, выяснение отношений отложено только временно.

- Ну, удачи! – дверь за контрабандистами захлопнулась.

Принцесса подождала, пока стихнут шаги, сделала глубокий вдох и – повернулась. Теперь их разделяло меньше метра. Ее ночной кошмар, ее самый большой страх… и ее родной отец. Вейдер больше не носил маски, но Лея не могла с уверенностью сказать, какие чувства скрываются за непроницаемым мраком его глаз. Харди не отводил взгляда, и его лицо казалось совершенно бесстрастным. Органа-Соло всегда имела преимущество перед Люком и Хэном, открыто выражающими собственные чувства… а сейчас именно она, дипломат, приученный наблюдать за настроением соперника, очутилась в положении читаемой книги. Самоконтроль Вейдера был великолепен, куда совершеннее ее собственного. Странно, но Лея никогда не думала о Темном Лорде, как о политике… и, как выяснилось, зря. Человек, стоящий перед ней, действительно мог быть идейным лидером Империи и вторым человеком в государстве, а не просто прислужником для грязной работы. Теперь, когда окутывавший Вейдера ореол ужаса исчез, в глаза бросалась именно сила характера. Он мог быть массовым убийцей, жестоким диктатором и просто редкостным мерзавцем, но при этом оставался Личностью с большой буквы, и принцесса не могла это игнорировать. Жгучая ненависть и всепоглощающее желание оскорбить, ударить, причинить боль этому порождению Тьмы сменились неожиданной робостью: Лея почувствовала себя школьницей перед строгим учителем. Пауза в разговоре затягивалась, и Вейдер первым нарушил тягостное молчание:
- Ваше высочество… я знаю, нам многое надо обсудить. Но, может, сначала спасем Люка?

Харди, в принципе, не ждал возражений, но в ответ не последовало даже язвительной реплики: дочь просто кивнула.

«Неужели между нами возможно перемирие?»


«Тысячелетний Сокол» оторвался от земли и взял курс на резиденцию архи-герцога. Прильнув к иллюминатору, Хэн проводил родной корабль долгим взглядом.

«Они привезут Люка домой, это не вопрос. А вот стоит ли желать Харди успеха в… других начинаниях? Только Великая Сила знает, чем закончится эта авантюра! Если бы я был там…» – Соло стукнул левым кулаком по стене и обиженно зашипел, потревожив рану. Ничего нельзя изменить, остается только ждать, ждать и… надеяться.

- Архи-герцог никого не принимает! – служитель дворца не осмелился преградить Вейдеру дорогу и теперь мчался сбоку, передвигаясь забавными прыжками.

- Меня примет, - отрезал Харди. Лея с интересом прислушивалась к разговору: она по личному опыту знала, какой ужас внушает врагам Темный Лорд… и чувствовала себя в безопасности за его спиной. Как странно: они с отцом сражаются на одной стороне…

- Сейчас время отдыха! – в голосе аборигена слышались истерические нотки.

«Не иначе, он уже прощается с головой»

- Вот и прекрасно, мы тоже устали с дороги, - от такого заявления служитель просто лишился дара речи. И как раз вовремя: Харди, наконец, отыскал нужную дверь.

- Не надо так волноваться, - Дариен заглянул внутрь и галантно посторонился, пропуская принцессу, - мы с твоим хозяином – давние друзья.

«Да, - подумала Лея, - судя по отвисшей челюсти архи-герцога – очень давние и хорошие.

- Не может быть! – больше всего это напоминало сдавленный стон.

- Рад, что вы меня вспомнили. – Вейдер удовлетворенно кивнул и закрыл дверь.

- Чем опять провинилась наша бедная планета, проклятый ты джедай?

- Ну, во-первых, я уже давно не джедай, - Харди бегло осмотрелся и занял лучшее кресло, - а во-вторых, я приехал за своим сыном.

- Что-о! Здесь, на Геонозисе – еще один такой, как ты?!

- Нет, Поглль, нет. Двое таких как я – это слишком для несчастной Галактики. Но он – мой сын, и я заберу его обратно, - тут Темный Лорд хитро прищурился. – Ты отпустишь Люка сам или нам организовать спасательную операцию? Помню, в прошлый раз…

- Довольно! – истошно завизжал архи-герцог. Забирай что хочешь, Скайуокер, только убирайся поскорее!

Тут Лея с удивлением сообразила, что власти Геонозиса боятся вовсе не Темного Лорда. А Поглль продолжал орать:

- В прошлый раз ты и твои психованные дружки разнесли полгорода!

- Сам виноват – не надо было похищать джедаев.

- Джедаев?! Твоя подружка вовсе не была джедаем, но неприятностей от нее… кстати, этот «Люк» – часом, не ее родственник?

- Самый что ни на есть ближайший.

- Дурная кровь, - резюмировал Поглль. – и ты еще спрашивал, захочу ли я его отпустить! Вы с его матерью и по отдельности – хуже любого сепаратиста, а уж ваши дети… да их бы сам Темный император испугался до колик в животе!

И тут принцесса расхохоталась. Вейдер демонстративно хмурил брови, но Лее было все равно. Тем более, что он лучше других понимал весь юмор ситуации.

«Архи-герцог прав: Люк действительно напугал Императора».

Тем временем, Поглль схватил с трона колокольчик и принялся им трясти. Зал быстро наполнился полусонными придворными.

- Вы!!! В этом замке есть джедай. Я не знаю, откуда он взялся, не знаю, какой идиот притащил сюда эту адскую машину для разрушения… но он должен быть здесь! – придворные замерли в удивлении, что позволило архи-герцогу набрать еще порцию воздуха:
- Живее! А-то всем крылья поотрываю! – свита опрометью бросилась в коридор… на этот раз даже Харди не удержался от смеха.


Ну, наконец-то аборигены заинтересовались его судьбой! Джедаи очень ценят терпение, но, когда трое суток лежишь связанным в пыльной кладовке, да еще с вонючим мешком на голове, появляется склонность к пересмотру ценностей. В частности, вооруженное сопротивление перестает казаться скверной идеей…

Люк как раз обдумывал детали плана побега номер двести три, когда дверь темницы распахнулась, и тонкие лапки сорвали привычный мешок с головы. Неизвестно, что именно высматривали аборигены (разве поймешь в таком гаме!), но «насекомое» в фиолетовом неожиданно пробасило на стандарте: «Ты – джедай?». А после утвердительного ответа Скайуокера подхватили в двенадцать лап и резво потащили по коридору.

«Знать бы еще, что именно ожидает впереди: приятная беседа, допрос или экзотическая казнь. Хорошо, что они не разводят йсаламири…» Люк прощупал окрестности с помощью Силы – и сразу нашел два мощных источника возмущения, очень знакомых источника.

«Не может быть, - потрясенно подумал джедай, - это просто… невероятно».

Но, в этот момент процессия ввалилась – другого слова просто не подобрать - в зал и Мастер Скайуокер сразу заметил и отца, и сестру. Вейдер и Лея стояли рука об руку и – Люк не поверил своим глазам – широко улыбались.

- Хорошо, что ты заглянул, братик, - голос Президента Республики сочился медом, но в глазах вспыхивали опасные искорки. - Я, конечно, не против изменить к лучшему здешнюю политическую обстановку, да и отцовские штурм бригады застоялись… но мы же не имперцы. Джедаи стараются все уладить миром.

- Видел я ваши старания, - прогнусил старик с трона. – Ну, что, Скайуокер, парень здесь, руки-ноги целы, голова… - тут Поглль сделал паузу, придирчиво осмотрев Люка - … формально, тоже на месте. Правда, в наличии содержимого не уверен – он же твой родственник.

- Ну спасибо тебе, мой Малый друг. Нам так понравилось здешнее гостеприимство, что, как-нибудь, заглянем на пикничок всей семьей…

- У него еще и внуки есть… - добавила Лея заговорческим шепотом.

У архи-герцога было такое лицо…


- Да, давно я так не смеялась, - Лея пребывала в прекрасном настроении. Даже все неловкость, испытываемая в присутствии Вейдера, куда-то пропала.

- Отец… неужели ты действительно привез штурм бригады, чтобы обеспечить мое спасение?

- Твоя сестра пошутила – мы прилетели на «Соколе».

В ответ на вопросительный взгляд брата, принцесса только пожала плечами:
- Они же ранили Соло… имела я прав на небольшую пакость? К тому же, здесь так любят Вейдера…

- Хм… я слышал, как Поглль употребил фамилию «Скайуокер».

- И чего только не бывало в моей, полной приключений жизни…

- А поконкретнее нельзя? Что ты… и мама делали на Геонозисе?

- Это может показаться немного странным… но мы спасали Оби-Вана Кеноби.

- Чт-о-о? – Люк даже остановился от удивления.

- И разгромили полгорода? – спросила Лея.

- Архи-герцог немного преувеличил… мы разгромили только Арену, а полгорода разнесла армия клонов. Боевым дроидам почему-то нравилось прятаться за стенами…

- Ах, там еще и дроиды были? – младший Скайуокер подумал о том, что Анакин нескучно провел молодость. Временами Империи отцовские подвиги явно не ограничивались.

- Были, - согласно кивнул Дариен Харди, – ребята, я прекрасно вижу, что вы не отстанете… но это очень долгая история.

- А разве кто-то торопится, - принцесса неплохо разыграла удивление, - у наc уйма времени: трое суток в гиперпространстве.

На это Вейдер поднял руки, изображая покорность судьбе, - и вся компания весело рассмеялась.

«Возможно, иметь дело с… этим человеком – не так уж сложно?».

Трое Скайуокеров подошли к «Тысячелетнему Соколу». За тревогами и волнениями ночь пролетела незаметно, и теперь за кораблем вставало солнце, алое солнце чужого мира. Героев ожидал новый день, новые заботы… и новое будущее. Будущее, в котором нет место лжи и обману… в которое они готовились войти одной семьей.

Конец.

Назад. Альтернативная история. Часть 1


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™