<<  ПСИХ НАКРЫЛ ГАЛАКТИКУ…


Джейлен

Акт шестой: И кто теперь мастер

Балкон Императорских покоев:

- Не полечу!

- Я сказал, полетишь!

- Не полечу!

- Полетишь!

- Не полечу!

- Полетишь!!!


Через два дня:


- Не полечу.

- Полетишь.

- Не-а.

- Ну, чего тебе стоит?

- Не хочу.

- Ну, пожа-алуйста…

- Вейдер! Не ной! Не полечу.

- Ну, учите-ель…

- Зачем? – смягчаясь.

- Кто-то же должен лететь, - с плаксивыми нотками. На самом деле, у Вейдера просто заложило нос, так как два дня на балконе Императорских покоев, открытом всем инфекционным ветрам, не прошли для него бесследно.

- Нет, ну, что я там буду делать?! Я же не умею обращаться с твоими военными.

- Я тоже не умел, а потом научился.

- Не уговаривай! Ты был молод и вообще…

- Вы хотите сказать, что сейчас я не молод?!!

- Не…

- Ах, да, я понял, вам уже просто поздно учиться, так?

- Не дерзи! Думаешь, Император, так все можно?!

- Если честно… да, думаю.

- О, Сила, проклятье на мою голову!

- Это – всегда пожалуйста, учитель, - усмехнулся Темный Лорд. По нелепому стечению обстоятельств в это время над балконом пролетала нетопырка. Не буду продолжать… но то, что приземлилось на голову Палпатину, было не совсем проклятьем…

- Вейдер! – в голосе Палпатина была безнадежность. Он успел забыть, как невообразимо упрям мог быть его ученик, ну, просто невозможно! Аж оторопь берет! Спасите меня, кто-нибудь! На город спускается лавина, внимание, всеобщая эвакуация, на Корусканте – Скайуокер. Ну, Вейдер. Какая разница. Одно и то же. Только Скайуокер мучил Орден джедаев, а Вейдер – меня. Ну, так вы сравните: их там целая ватага, а я – один. Скоро и того не останется. Помогите!

- Что, учитель? Неужели так трудно полететь на задание? Меня гоняли, как сидорову козу, а мне низя-я, да???

- Вейдер!!!


Через четыре дня:


- Долго мы еще торчать здесь будем? Я есть хочу!

- Не знаю…

- Ничего-то ты не знаешь, мой юный повелитель…

- Я – все знаю.

- Умник… Ну, например?

- Вот вы, учитель, помните, чего мы здесь обсуждали?

- Не-ет. Запамятовал что-то. А чего?

- А я – помню! У вас, учитель, годы, память уже не те…

- Не дерзи! Думаешь, Император, так все можно?!

- Вы у меня уже это спрашивали.

- Что, правда? И что ты ответил?

- А ситх его знает…

- Так что мы здесь делали?

- Вы уговаривали меня, чтобы я отправил вас на задание, а я упирался.

- Серьезно? – Палпатин покосился на Избранного: мордашка невинная, только перекошенная немножко; глаза горят: сожрет и не поморщится, тоже голодный; а так все как обычно: пальцы веером, сопли пузырем… Круче нас только яйца! Выше нас только звезды!.. Да и то не все. Ладно, поверим. Память, действительно, не та…

- Ну, так что… Можно я полечу на задание, а? Пожалуйста! Я есть хочу…

- Да пребудет с вами Сила, учитель, уговорили.

- Не припомню, чтобы ты хоть когда-то так просто согласился, - Палпатин подозрительно уставился на ситха.

Тот зверски оскалился:

- Вы не поверите, учитель…

- Что???

- Я тоже есть хочу!!! Шесть дней из-за вашего упрямства голодать! Я сейчас на все согласен!!!

- Что, совсем на все???

- Нет… Яичницу я есть все равно не буду.


В это время в зале Малого Совета Ордена:

Джедаи обессилено лежали на полу. Спать им хотелось так же, как ситхам – есть. Наши желания и наши возможности… Драка была на славу. Уже через три часа светлые стражи равновесия потеряли всяческую способность ориентироваться в пространстве и с закрытыми глазами молотили соседей.

За всеобщей суматохой никто не видел, что Ки-Ади-Мунди вышиб стекла и выпрыгнул из окна Совета, чтобы спастись от гнилых палли. Что дальше с ним стало, точно неизвестно, но, по неясным свидетельским показаниям, обросшим позднее слухами и легендами, он ухитрился в прыжке зацепиться за флаер, тот попытался его сбросить, пошел на снижение, и во время резкого поворота джедай свалился в заброшенный мусоросборник (символично, а?), огромный и пронизанный тоннелями. И по сию пору оттуда несутся стоны и злобные крики потерянной темной души, обещающей как смерть обидчикам, так и вечную жизнь тому, кто «вытащит меня из этого мешка мусора, полного гнилых палли, сарлакк бы их сожрал, ситх вас подери!!!» Легенда гласит, что каждое полнолуние дух Ки-Ади-Мунди вылетает из мусоросборника и носится по городу, заглядывая в окна гипнотическим взглядом. Каждый, кто попадает под этот взгляд, идет к мусоросборнику и пытается найти там неупокоенное тело бывшего рыцаря, но никто из них не вернулся, все канули в темных катакомбах…

Кое-кто, скептик, наверное, говорит, что все это вранье, и что идут туда люди не для того, чтобы искать чье-то там тело, а чтобы как следует развлечься, ведь этот дух - отпадный ди-джей и умеет разогреть публику!!!

Отходя от линии повествования, не могу не сообщить о том, как Вейдер однажды проникся этими легендами и пошел проверить сей зловещий мусоросборник. Его не было почти стандартную неделю, и уже объявили розыск, потом траур, но потом он приплелся в Императорский Дворец в нетрезвом – мягко говоря – состоянии, распевая разухабистые песенки, что-то вроде:

«Мы – рыцари-джедаи,

Мы – крутые парни,

Надаем мы Темной Силе

По башке огненным мечом…»

Потом эта песенка стала хитом.


Итак, джедаи.

Пластом лежащие хранители мира и порядка храпели как проклятые, трудясь во всю силу своих легких. Не спал только Оби-Ван…

Вернее, он только что проснулся, потому что выспался аж целых два часа до этого. Сейчас он поднялся, кряхтя, взвалил себе на плечо магистра Йоду, поморщился от доносившегося прямо в ухо богатырского храпа и вытащил магистра на свежий воздух.

- Магистр, - бесцеремонно потряс он маленького джедая за плечо. – Магистр!!!

- Чего надо, Оби-Ван, тебе? Спать моя хочет зело сильно! – сонно пробормотал Йода.

Оби-Ван уставился на него – «моя?!»

- А я и не знал, что вы родственник гунганам, - нашелся он.

Йода подскочил и закашлялся. Оби-Ван хлопнул его по спине, не рассчитал сил, и магистр пробил головой стенку. Оби-Ван, перепугавшись, кинулся за ним.

Хотел было ему помочь подняться, но тот замахал на него лапками из лежачего положения:

- Сила есть – ума не надо, как говорили мне учителя великие, - недовольно пробормотал Йода и вдруг жалобно уставился на Кеноби: - Рыцарь… Не скажешь ты о тайне моей?

- Какой тайне? – поразился Оби-Ван.

- Ну, что… гунган был моя.

- Ваша был гунган?!! – Оби-Ван запутывался все больше и больше. – Как?

- Вот бывает так, Оби-Ван, - Йода пригорюнился. – Родился моя… я, то есть… на Набу много-много лет назад было это. Над семьей моей опыты проделаны были, зачем – интересоваться бесполезно тебе, я дела того корней не нашел. И родился… Вот таким, как видишь меня ты.

Оби-Ван с интересом посмотрел на великого магистра. Сколько же он в бытность свою падаваном спорил, почему никто не знает названия расы, к которой принадлежит Йода…

Сила!!! Он же однажды поспорил с приятелем, что узнает это название, и проспорил тому двадцатку! Свою единственную в жизни двадцатку! Ничего, он вскоре вернет потерянное!

- Куда, Оби-Ван, направляешься ты? – немедленно встревожился Йода, глядя на стремительно уносящуюся спину джедая.

- Возвращать долг! – патетически взвыл Оби-Ван.

Йода вытаращил глаза. В каком смысле, возвращать долг? Он что, должен казино, где в прошлом месяце отмечал профессиональный праздник, еще что-то сверх того, что Храм заплатил за него?!!

Видимо, Оби-Ван неправильно выразился.

Огорченный сверх всякой меры, Йода вернулся в зал Малого Совета, где ему так хорошо спалось. Силой он начал растаскивать тела джедаев в тщетных поисках предателя Ки-Ади-Мунди.

Того не было.

Йода посетовал про себя: «Никогда нет, когда нужен тебе!»

…и вдруг насторожился. Постойте! Он должен быть здесь! Разве не его закидывали гнилыми палли? Его? Или не его?

Да ну его! Кого же еще?

А где тогда его хладное тело?

Йода меланхолично подковылял к разбитому окну и глянул вниз. А потом заорал:

- Воины Ордена! Предатель, найденный среди нас – сбежал!!! Всем ловить!!!

Ади сонно подняла голову и вопросительно поглядела на великого магистра. Тот повторил, срываясь на фальцет:

- Ловить!!! Это всех касается!!!

У Ади волосы стали дыбом, но она – истинный джедай! – уточнила:

- Да-да, конечно, магистр… А что нам за это будет?

Вполне возможно, что огорченный сверх всякой меры Йода от такого вопроса впал бы в неконтролируемую ярость, и Галактика узрела бы свирепую зеленую тень с зеленым лазерным мечом в миниатюрной лапке, пронесшуюся по всей Республике, сея вокруг себя только страх и разрушение, но…

…Вошел какой-то падаван. Очевидно, сегодня была его очередь разносить газеты. Он буднично осмотрел кучу малу из магистров всех мастей и равнодушно протянул газету Йоде со словами:

- Последние новости.

После чего неторопливо удалился.

Йода достал из заднего потайного кармана плащика очки, не по размеру большие, и, морщась, начал читать.

Первая страница. Объявления. «Молодая красивая блондинка-родианка найдет себе глотталфиба для серьезных отношений… Где ты, огненный мой?..»

Йода недовольно перелистнул. Вторая страница. «Пропала сенатор Наберрие!»

«Это кто? – удивился Йода. - А чё я такую не знаю?» Ну, и какое ему дело до незнакомых сенаторов? Перелистнул.

Третья страница. Заголовок гласил: «Таинственное обрушение половины кровли Сената похоронило под собой весь комитет Лоялистов! Совпадение или их все-таки не бывает?»

Кого похоронило? Наверное, обычная утка, решил магистр. А совпадений не бывает. Наверное. Ему так кажется. Но, конечно же, он не может ни в чем быть уверен…

Перелистнул. Страница последняя. В уголку газетного листа Сила помогла великому магистру различить скромный заголовок: «Власть переходит к сторонникам Нового порядка».

Дальше вытаращивать глаза не было смысла, да и не получилось бы, поэтому Йода просто начал читать:

«После заседания Сената наши корреспонденты, которые еще остались на работе, потому что половина из них вспомнили, что будет в будущем, и смотались в соседнюю галактику, к вонгам, прихватив большую часть бюджета газеты, нет, это разве справедливо, смылась половина, а бюджета хапнули большую часть… Короче, наши корреспонденты получили наконец комментарии от представителей власти насчет объявления Республики Империей и смены исполнительной власти. Бывший вице-спикер Мас Амедда официально заявил, что Сенат распустили большинством голосов самих сенаторов, канцлер Палпатин объявил о смене политики и формы правления, давно бы так, между прочим, а Императором, ну соответственно Республика – канцлер, Империя – Император, все поняли, да, стал некто Анакин Скайуокер, при входе на престол он сменил имя и теперь именуется Дартом Вейдером. Насколько помнит редактор газеты, который с оставшейся частью бюджета улетает сегодня, это ващще несправедливость, не делится ни фига, Дарт Вейдер – это был, то есть будет Лорд Ситхов и вообще крутой парень, лучше с ним не спорить, пусть правит, глядишь, что хорошее из этого получится. Все ждут реакции Храма Джедаев, но те упорно молчат, по предположению наших читателей – все поголовно висят в ГолоНете. Что ж, это дело хорошее. Я прощаюсь, с вами, дорогие читатели, бюджета больше нет! Газета закрывается. Письма просьба не писать – что мы с ними делать, по-вашему, будем? Гудбайте!»

Йода хмыкнул. Да что же это творится в Сенате?

В следующий момент он подпрыгнул. Что-о??? Скайуокер – Император, а вдобавок еще и Лорд Ситхов??? Позвольте-позвольте… А что нам тогда Кеноби наговорил?

Блин, реакция. Какая может быть реакция у Ордена? Бежим!

- Воины Ордена! – снова завопил он. На этот раз поднялось больше голов; это прогресс. Или им Сила подсказала, что, когда дают команду к отступлению, лучше не спать, как бы ни хотелось?

- Последние новости узнал я, - продолжил вещание великий магистр. – Им согласно, солгал Кеноби нам. Не Ки-Ади-Мунди ситх. Извиниться перед ним надобно будет… когда по ту сторону окажемся. Кто первый, тот и извиняется. Не я, чур. Ситхи к власти пришли путем законным, противопоставить им нечего нам. Короче, братва - бежим! Кто куда, только подальше! Я лично на Дагоба, кто со мной? Никого? Ну, и слава Силе! Прощай, родимый Храм! Как счастлив я, что избавиться от тебя возможным стало!..

Он бы вопил еще долго, но вдруг понял, что разбегающиеся джедаи сейчас захватят все храмовые корабли, и на Дагоба он не попадет.

Тогда он тоже поковылял к ангару, на бегу обещая себе, что с Кеноби еще разберется. Чтоб тот не выдал никому его маленький секрет.


На «Экзекуторе»:

- Адмирал Пиетт, вы мне не скажете, что за задание мне было дано? А то в последнее время память что-то не та.

- Конечно, милорд Сидиус. Через полчаса мы прибудем на планету под названием Миркр. Вы должны будете спуститься и убедить местное население присоединиться к Империи.

- Присоединиться? И как я это сделаю?

- Вот этого я не знаю, милорд.

- Вы дадите мне отряд? Ну, чтоб убеждать было сподручнее?

- Извиняюсь – но приказа от Императора не было.

- Вы что, хотите сказать, что я один должен убедить все население планеты в том, что они хотят войти в Империю?

- Ну да.

- О, Великая Сила. Срочно канал связи с Императором.

- Пожалуйста.

- Ваше Величество! Анакин, мальчик мой, тебе не кажется, что ты дал мне невыполнимое задание?

- Учитель, вы в пятый раз вызываете меня, чтобы это спросить? Только для этого?

- А что… я уже спрашивал тебя об этом?

- Пять раз!!!

- Ой… ну, извини. Склероз, что я могу сделать?

- Обратиться к врачу! Или к знахарке.

Палпатин сделал оскорбленную мину.

- Кстати, - поменял он тему, - как называются те туземцы, которых мне предстоит… гм, убеждать?

- Ворнскры.

- Ворнскры?

- Ага. Учитель, выспитесь, как следует, вам предстоит долгая работа. У туземцев Миркра просто отвратительный характер.

- Да? Спасибо за заботу, мой мальчик. Тогда я пойду… отдохну…

- Спокойной ночи, учитель.


Разбудить Палпатина, заснувшего нездоровым крепким сном, Пиетту удалось только, когда они на шаттле приземлились в джунглях. Пока тот не очнулся, они с Виерсом вытащили беднягу за руки и за ноги наружу, спешно пожелали удачи, оставили бластер и улетели.

Сидя на земле и хлопая глазами, Палпатин долго не мог понять, где он находится. Потом все же вспомнил – Миркр.

Он потянулся к Силе, чтобы поискать население, не дотянулся, решил повторить, а потом понял, что в этом нет нужды – они были повсюду. Ворнскры.

… А характер, действительно, несговорчивый.

Палпатин третий день убеждал их присоединиться к Империи, сидя на самом высоком дереве, а они все рычали и смотрели на него голодными глазами. Какое нищее население! И зачем оно Анакину?.. Никакой пользы!


Оби-Ван подошел к дроиду-справочнику. Немного нервничая, он достал монету, скормил ее дроиду и стал ждать.

Монетка долго гремела где-то во внутренностях железного шкафа. Наконец, тот зажег правый фоторецептор и буркнул:

- Не-ет, приятель за такую сумму ты от меня прогноза погоды и то не дождешься.

Оби-Ван с проклятием полез в карман за добавкой. Жалко, но мысль о двадцатке была слишком соблазнительной.

Получив еще две монеты, дроид зажег оба глаза и радостно пробасил:

- Ну, вот, уже другое дело! Чем могу помочь?

- Мне нужно узнать адрес некоего Зека Гоблина.

- Зека Гоблина? – переспросил дроид и тонко-тонко захихикал. Контраст с голосом был потрясающий. Наконец справочник отсмеялся и вытер с фоторецепторов выступившие капли масла. – У-у… Это который учился на джедая, а потом попал в Селькорпус?

- Он самый!

- Ну-у, - протянул дроид. – Откуда ж я знаю, где он сейчас? Постой, я попробую угадать.

Фоторецепторы его засияли разными цветами, причем вразнобой.

- Ага, - объявил дроид через некоторое время, - все понятно. Его выкинули из Селькорпуса за контрабанду фруктов. С главным не делился, забыл про ближнего своего. Потом он… м-мм, что ж потом? Ага! Потом он полетел на Татуин. Там построил себе на краю Дюнного Моря дом.

- И там я его найду? – с надеждой спросил Оби-Ван.

- А зачем он тебе? – не понял дроид.

- Ну, как я тебе скажу… Рассказать ему надо кое-чего.

- А-а… Нет, там ты его не найдешь. Однажды пьяный фермер принял его за тускена и… - дроид снова вытер фоторецепторы. – Бедный старина Гоблин…

- Что же делать?

- Езжай на Татуин, - посоветовал справочник. – Двадцатка твоя там… Зек ее как память сохранил. Лежит в его доме. Найдешь на кровати, под подушкой. А может, под матрацем, я не уверен.

Оби-Ван уставился на дроида. Откуда он знает про двадцатку?

- Чего смотришь? – сердито поинтересовался дроид, доставая кружевной платочек и вытирая лицевую панель. – Только предупредить тебя надо – той двадцатки тебе на обратный путь не хватит. Поедешь на Татуин – там жить останешься. Но я бы поехал.

Дроид чихнул и с сожалением поглядел на платок, выпачканный в масле.

- Зато там сухо, - сказал он. – Да и родная двадцатка…

- Я понял, - отстраненно сказал Оби-Ван, глядя в никуда. – Я полетел.

- Эй, - окликнул его дроид, – звать-то тебя как? А то начнет кто тебя искать, чтоб я знал, что сказать…

- Зови меня Бен, - сказал Кеноби и улыбнулся. Двадцатка. Моя двадцатка. Я нашел тебя. Прости, Анакин, я не отомстил тебе за то, что ты меня подставил перед Йодой. Ничего, еще сочтемся. Когда-нибудь.


Вейдер сидел на троне, радостно разминая пальцы. Рядом стояли Пиетт и Виерс. Им явно что-то хотелось сказать, но их господин молчал, а они не смели его перебивать.

Наконец, Вейдер открыл рот. Чтобы зевнуть. А потом сказал:

- Поздравляю, господа, вы отлично поработали.

- Спасибо, господин, - неуверенно промямлил Пиетт, - а что вы теперь будете делать?

- Хороший вопрос, - согласился Вейдер. – Надо над ним подумать. Хотя я уже знаю. Кто-нибудь хочет угадать?

Виерс исправно поднял руку:

- Вы попытаетесь найти сенатора Амидалу? – предположил он.

Вейдер уставился на него.

- Три аспекта, - сказал он и поднял три пальца. – Во-первых, нельзя пытаться, надо делать. Так что пытаться ее найти я не стану. Во-вторых, я и так знаю, где она. А в-третьих, зачем?

- Как зачем? – удивился Виерс. – Она же будет вашей женой… и дети… тоже без нее не родятся.

Вейдер мрачно ухмыльнулся.

- Генерал, вы меня представляете возящимся с пеленками?!! – и скорчил зверскую рожу. Пиетта куда-то сдуло. Куда – Вейдер не успел заметить.

- Нет, ваше величество, - сознался Виерс, тайком вытирая выступившую испарину.

- Вот то-то же. Кроме того, у меня есть целых полгода, чтобы передумать. Целых полгода привольной жизни! Кто от них откажется?

- Никто! – хором отозвались офицеры. Причем голос Пиетта шел с люстры.

Вейдер с интересом посмотрел на своего адмирала, но ничего не сказал.

- Я-то, - мечтательно сказал он, покачиваясь на троне, - я на эти полгода собираюсь к вонгам…

- Зачем, милорд? – поразился Пиетт.

- Как это зачем? Все же там будут!

- Кто все?

- Ну, все… Весь республиканский народ туда сбегает. И джедаи. И Амидала. И даже редактор газеты «Последние новости», у которого на первой странице всегда объявления и знакомства… Короче, подданные мои. Куда ж я без них? Нельзя их бросать. Так что я тоже туда. Вы со мной?

- Да, - сразу же заявил Виерс.

- Спасибо, Максимилиан, - прочувствованно сказал Вейдер. – Никогда этого не забуду. Пиетт? А вы? Не полетите?

- Полечу, - мрачно ответил адмирал. – Если только смогу отсюда слезть.

- Слезайте, как залезли.

- А я что, помню, как залез?

Вейдер усмехнулся и стащил Пиетта с потолка с помощью Силы. Правда, вместе с люстрой.

- Полетели, - весело сказал он. – Покажем вонгам, кто форсъюзер, а кто чайник.


И только Палпатин, убеждающий ворнскров влиться в Империю, остался обделенным в этой истории. Мне уже жаль его до слез. Но ничего, будет и на его улице праздник. Наверное. Галактика ведь не всю жизнь будет накрыта психом…

The End

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™