<<  ПСИХ НАКРЫЛ ГАЛАКТИКУ…


Джейлен

Акт третий: Случайные связи

Анакин:

Довольный, как стадо слонов, падаван отправился гулять. Долгое время он решал, куда полететь, но, промучившись с пару часов, решил, что Сила поведет его.
И Сила повела его.

Сначала она повела его не на ту воздушную магистраль, и он не сумел избежать немного неожиданной встречи с проводами линий электропередач.
«Хорошо все-таки, что я джедай, - с облегчением думал Анакин, выдираясь из проводов, - есть возможность прикинуться диэлектриком…»
Пока он выпутывался, на поднятую тревогу примчались полицейские. А Избранный, как назло, забыл меч, чтобы доказать, что он джедай и ему все можно, даже обрывать силовые линии. Да и туника черного неуставного цвета…
В ответ на предложенную бутылку стражи закона разбили ее о голову непутевого ученика Ордена.
А вот этого им делать не стоило…
Анакин, может, и был диэлектриком, но вот спирт отлично проводил ток…
Четверо в ауте.
Анакин был горд собой.
Увы, его гордость долго не продлилась, так как на помощь товарищам кинулось полтора десятка коллег в резиновых перчатках.
Он уже решил было использовать Силу, но потом решил, что это он всегда успеет. А вот если он проверит санитарное состояние участка, так сказать, вживую, то ему потом будет о чем говорить про управителя этого участка. Ой, как тому не повезло! Уж Анакин знает, куда смотреть, что искать и что подкинуть при случае…


Оби-Ван:

- Вы говорите о будущем?
- Вот именно! Как же вы не поймете!
- Я здесь именно для того, чтобы понять. Расскажите мне.
- О чем?
- Что будет в будущем.
- А зачем вам?
Оби-Ван уже терял терпение. Свидетель ничем не отличался от бамбука. А если по нему постучать?..
- Вы не слушаете меня!
- Вы же все равно ничего не говорите.
- Я говорю.
- Я вас очень внимательно слушаю.
- Но не понимаете!
«О, Великая Сила, - вздохнул про себя джедай. – Винду что, над ним специально поработал, чтобы его мстя была еще страшней? Надо проверить этого отморозка на предмет ментального вмешательства…»
- Вы будете меня слушать?!
- Я это и делаю!
- Не вижу! То есть, не слышу! То есть… Короче, ничего вы не делаете!
Оби-Ван встал.
- Так, - грозно нависая над обывателем, изрек он. – Отвечайте на вопросы, которые я буду вам задавать. Четко и понятно. Вам ясно?
- Возможно, - пробурчал собеседник. – Даже вполне. Что вы хотите узнать?
- Что будет в будущем, ситх порежь вас на колбаски!
- Да я и так уже сколько времени пытаюсь вам рассказать… Что вы сказали? Это оскорбление! Да как вы…
Оби-Ван приложил титанические усилия, чтобы ненароком не оказаться на Темной Стороне. Так сказать, в процессе…


Анакин:

Падаван был в ударе. Он вещал, как противопожарная система во время пожара, когда та рассказывает гражданам, что им нужно сделать, так же витиевато и непонятно, зато красиво и грамотным языком.

- Я не очень понимаю, для каких целей добропорядочные и, безусловно, неподкупные стражи нашего демократичного великого закона доставили меня в сие место. Хотя для меня составляет честь присутствовать в этом благородном и высокоинтеллектуальном обществе, тем более в таких условиях, не могущих не внушать благоговейный восторг присутствующим здесь гостям, - он красноречиво осмотрел маленькую тесную допросную, при этом его взгляд остановился на разбросанных и забрызганных кровью признаниях в виновности прежних посетителей, а также на гигантском пауке в углу, - моим интересом в данный момент, является только и только выяснение истины, коя, как вы, достопочтенный капитан, несомненно, догадываетесь, является первейшей ценностью в нашей совершенной Галактике, и не может не требовать внимания к ее вопиющему нарушению. Посему я бы очень просил ваше уважаемое общество прислушаться к голосу разума и сердца, так как милосердие – это последнее, что может спасти нашу Республику от наплывающего на нее фронта злобы и недоверия, которые сеют в наших сплоченных рядах зловредные враги, приверженцы Темной Стороны, а мое дело, как джедая, уберегать от них наивных и непросвещенных граждан нашей светлой Республики…
Он, наверное, мог бы продолжать еще долго, у Кеноби он получил большую практику, но заметил, что капитан смотрит на него с открытым ртом, словно только что получил величайшее откровение в своей жизни, а помощник капитана, явно более практичный человек, сладко спит, положив голову капитану на плечо. Поэтому он остановился, но, чтобы окончательно сразить капитана, добавил:
- …и вообще.

Капитан, зачарованно глядя на юного джедая, пролепетал:
- Уважаемый джедай! Вы поразили меня до глубины души! Я и не думал, что сейчас могут существовать такие чистые и бескорыстные люди, как вы! Я попрошу вас остаться здесь, в нашем участке, чтобы попытаться внушить преступникам ваши светлые идеи, а мы пока разберемся с вашим обвинением. Вы, как джедай, не откажете мне в скромной просьбе?

Ошарашенный до глубины души, Анакин медленно вскипел. Он-то надеялся, что, не вынеся его болтовни, капитан распорядится отправить его на все четыре стороны, а тут такая подстава… Но он еще не потерял остатки здравомыслия, поэтому сумел выдавить нечто вроде:
- Да?
Капитан, смущаясь и краснея, попросил:
- Можно ваш автограф?
Анакин понял, что сейчас начнет биться в истерике, поэтому, не глядя, черкнул что-то на протянутом замусоленном листочке.
Капитан расцвел и с чувством пожал джедаю руку.
- Пройдемте в общую камеру, - нежно сказал он.
Анакин мысленно взвыл.

Его встретили недобрыми, но уважающими взглядами. Падаван сглотнул. Штук десять амбалов, которых иначе как «урки» не назовешь, заинтересованно изучали новичка. Куда ни глянь, всюду татуировки типа «Не забуду мать родную», черная кожа и бицепсы размером с динозаврий окорок. Анакин оглядел свою тунику и понял, что его примут за своего… возможно.
Урки ждали обещанной лекции, усевшись в кружок. Анакин усмехнулся и громко сказал:
- Драпать отсюда надо, братаны. У кого идеи есть?


Оби-Ван:

Джедай был готов усесться в уголок и залиться горькими слезами. Увы, это было невозможно, так как Оби-Ван всегда четко следил за своим имиджем.

- Я не намерен разговаривать с представителем Ордена, если тот говорит со мной в таком тоне. Я попрошу Совет прислать ко мне кого-нибудь другого… - капризно нудил под ухом простой обыватель, которого требовалось всячески оберегать и лелеять. Сейчас Кеноби с большой охотой согласился бы холить и лелеять его… но только в виде костей в склепе.
В голове поплыл туман. В конце концов, джедай решил, что хуже уже не будет, а значит надо развлекаться, как он умеет. У Анакина получилось бы лучше, но, раз его здесь нет…

Оби-Ван медленно поднялся и сжал кулак. Свидетель, захрипев, схватился за горло.
- А теперь,- очень вежливо и очень любезно проговорил наставник Избранного, - вы расскажете мне все…
Обыватель, не в силах вымолвить чего-либо, ретиво закивал головой.


Анакин:

Идей, к сожалению, ни у кого не оказалось, поэтому пришлось коротать время за дружеской беседой. Когда Анакин сумел в честном армрестлинге отжать главаря амбалов, его стали слушать.

И вот уже часа два новые приятели болтали обо всех прелестях жизни: о контрабанде, о сладоцвете, о женщинах и инопланетянках. Почерпывая сведения в головах соседях, Анакин быстро убедил их, что до такого крутого барва, как он, им так же далеко, как до Щели Катол. И одновременно он начал понимать, сколько же он теряет, сидя в своем Храме.
Он уже почти решил, что когда выйдет отсюда, плюнет на Храм (возможно даже в прямом смысле) и вступит в какое-нибудь преступное общество, когда…

- Вы не имеете права! Я сообщу Сенату о некомпетентности этого отделения, и вы будете расформированы!
- Да держите же ее! Она же разнесет весь участок! Дайте ей успокоительное!
Анакин просто не поверил своим глазам. Это была женщина его мечты, его первая и последняя на этот момент любовь – сенатор Падме Амидала Наберрие, бывшая королева Набу. Что она делает – здесь?

- Капитан, - окликнул он, - можно вас на пару слов?
Капитан тут же оказался возле него и принялся преданно поедать его глазами.
- Вы что-то хотели, господин джедай?
- Вам известно, кто это? – негромко спросил Анакин, кивая на бьющуюся в истерике Падме.
- Нет, - с сожалением признался капитан, - она отказалась предъявлять документы. Но она злостно нарушала общественный порядок, крича что-то о свержении Палпатина, пока не стало поздно.
- Чего?
- Именно это. Говорит, что знает будущее, и что их надо остановить.
- Кого?
- Этого мы не могли от нее добиться. Может, вы поговорите с ней? – с надеждой спросил начальник отделения.
Анакин задумался. Эх, жаль, нет рядом Кеноби, он сказал бы что-нибудь умное, а падаван поступил бы наоборот и, как всегда, выпутался бы из неприятностей. Что ж, нет так нет.
- Хорошо, - решительно сказал он. – Кстати, зовут ее сенатор Амидала, так что скажите своим мальчикам, чтобы обходились с ней поосторожнее, а то сдачи дать за ней не заржавеет. И выпустите меня, чтобы мы с ней могли поговорить наедине.
Капитан только что честь не отдал.
Анакин уже понял, что она – из числа тех, кто вспомнил будущее. Надо хорошенько порасспросить ее, ведь если он вернется с полезными сведениями, магистры не поймут, почему он здесь находился, а решат, что приехал он сюда, чтобы опросить свидетеля. Кроме того, с красивой девушкой поговорить всегда приятно…

Ее повели в допросную. Анакин тепло попрощался с друзьями и пошел вслед за ней.

Зайдя туда, он первым делом увидел ее, лежащую без сознания.
- Что вы сделали с ней?! – напустился он на капитана.
Капитан, заикаясь, пробормотал что-то в том смысле, что она, кажется, испугалась местного интерьера, а в частности паука, но они его сейчас же уберут…
- Не сей час, а сей секунд! – гаркнул Анакин. – И назовите вашу фамилию!
- З-з-зачем?
- Затем!
- Капитан Пиетт, начальник триста четырнадцатого отделения полиции Корусканта, по вашему приказанию прибыл! – от страха капитан понес что-то явно не то.
- Убирайте паука, капитан Пиетт, или я заставлю вас его съесть, и уж не говорю, что будет, если вы подавитесь!
Пиетт задрожал крупной дрожью и поверил в то, что, что бы это ни было, это будет рьяно противоречить словам о милосердии и разуме…

Паук исчез, и только тогда Анакин стал приводить Падме в себя. Положив пальцы ей на виски, он мысленно внушил ей, что заседание Сената вот-вот начнется, а если она на него опоздает, то по просьбе Торговой Федерации отменят закон на налогообложение, и зло воцарится в Галактике. Он не успел закончить внушение, а она уже открыла глаза, в которых светилась только одна мысль: «Смерть Торговой Федерации! Люди, у кого есть Звезда Смерти, Неймодию надо взорвать!»
Увидев его, она явно растерялась, но ненадолго, от души заехав по падаванской физиономии. Он слегка ошалел и запоздало подумал, что перестарался с внушением ненависти, этак она решит выместить на нем злость, хотя, впрочем, уже выместила, но она-то не джедай, ей можно, а вот почему так можно с джедаем, то бишь с ним, стало очень интересно. Пока он думал эту сложносочиненную фразу, она поступила по принципу: заехал по физиономии? Враг подставляет вторую щеку? Так он мазохист, чего стесняться! Продолжим! – и, повторив хлабысть правой, профессионально обложила его по-черному.
Анакин не понял. За что?!!


Оби-Ван:

- Что будет с Республикой через два года?
- Ее не будет!
- Чего? Ты что городишь, пацан?!!
- Я ничего не городю… горожу… господин магистр джедай! Я говорю, как есть!
- Почему ты считаешь, что Республики не будет?
- Я не считаю, я говорю, как…
- Ты опять за свое???
- Нет! Нет! Не за свое!
- А за чье? За чужое?
Оби-Ван радовался, как дитя. После того, как это… существо… язык не поворачивается назвать его человеком… поиздевался над ним, отплатить той же монетой оказалось крайне приятно.
- И не за чужое, что вы, что вы! Мне чужого не надо!
Кеноби стало смешно.
- Да, тебе и своего выше головы, - согласился он.
- Своего чего? – не допер «пацан».
- Да не своего, а своей.
По лицу обывателя можно было прочесть полную озадаченность и понимание того, что жизнь все-таки штука сложная.
- Глупости своей, - смилостивился джедай.
Собеседник не догонял.
Оби-Ван зловеще расхохотался и продолжил допрос.
- По каким причинам Республики не будет?
- Потому что ее вытеснит Империя, - охотно поделился новостью свидетель. Он хотел добавить что-то еще, но посмотрел на Кеноби и передумал.
- У кого ж это наглости хватило Империю объявить? – искренне восхитился Кеноби.
«Пацан» не понял, что вопрос риторический и радостно заорал:
- Палпатину!!!
- Что?
- Это не я! Это так будет!
- По делу!
- Палпатин, короче, нашел себе ситха, назвал его помощником, дал неограниченную власть, а тот уничтожил Орден светлых рыцарей джедаев, построил Звезду Смерти и взорвал парочку планет!
Оби-Ван тихо обалдел. Неостановленный протеже его продолжал орать:
- Этого ситха звали Дарт Вейдер, и, по слухам, он не настоящий ситх был, а джедай-извращенец, то есть, нет, отщепенец! А потом выяснилось, что и сам Палпатин… того… с Темной Стороной Силы якшается, но джедаев уже не осталось, и он захватил неограниченную власть! Прореспубликанцы собрали Альянс за… да повстанцы они, короче… и попытались отбить престол, но у них сначала не получалось, не получалось, а потом они взяли, да и взорвали Звезду Смерти!
- А Империя что? Развалилась? – живо поинтересовался Оби-Ван.
Свидетель надменно выпрямился, насколько это было возможно в подвешенном под потолком состоянии, и высокомерно процедил:
- Империя не сдается! Империя forever!
- Че-е-его? Ты что, за Палпатина?
- Я – имперец! И это звучит гордо! By the Emperor! Rebel scum!
- А? – если честно, половину фразы идеологического противника Оби-Ван понял как-то не очень.
- Больше я ничего не скажу!
- Что-о?
- Чтобы я, Уилхуфф Таркин, Гранд Мофф Империи, да святится имя ее ныне, и присно, и во веки веков, аминь, сказал что-нибудь повстанческому отродью?! Не бывать этому!
- А я же вроде и не повстанец, - от неожиданности Кеноби незаметно для себя перешел на оправдательный тон.
- Ты джедай, - с великолепным презрением ответил давно знакомый нам Мофф Таркин, - а это куда хуже! Аплодисменты Лорду Вейдеру, что он избавил нашу Галактику от вашего нечистого присутствия!
- Ну ладно, - примирительно сказал Оби-Ван, мысленно пообещав не оставить это оскорбление неотомщенным, - а дальше-то что было?
- Дальше? – задумался обыватель, а в будущем Гранд Мофф. – Да я ж после того, как мою Звездочку-то взорвали и не помню ничего… - он заметно пригорюнился.
- А что так?
- Да я там как раз в то время был…
- Ой, бедняжка, - посочувствовал джедай: они это умеют. – А ты мне про Вейдера, про Вейдера, главное, расскажи.
- Да что я про него знаю! Хороший человек был, да и сейчас, наверное, есть. Любого лентяя мог заставить работать. Все у него по струнке ходили! А летал как бог! Надеюсь, хоть он в живых остался, его-то на станции не было… Больше и за Империю мстить некому, только ему. Траун в ссылке…
- Какой еще Траун? А Император что, мстить бы не стал?
- Да он и не умел толком с войсками, это за него Вейдер делал! А Траун – это так, экзот один, зело умный. Но бла-атной! Вейдер у него крышей был, - пояснил Таркин, видя некоторое замешательство собеседника.
- А Вейдер – это что, фамилия такая?
- Не знаю, может быть.
- Странная фамилия какая-то, не то фашистская, не то еврейская…
- Не придирайся к человеку! Может, это и не фамилия, а это… как его… сценический псевдоним, вот!
- Почему сценический-то?
- А я ежик? Так называется, неуч.
- Я не неуч! А если не фамилия, так может, его по-другому звали?
- Да запросто! А что ты спрашиваешь?
- Да не припомню я в Храме коллег с такой фамилией. Винтер есть. Ватер есть. Даже Вольпер есть! А Вейдера нет.
Уилхуфф хрюкнул:
- Вольпер? Ну надо же, не повезло как…
- А еще мне говорил, не придирайся, не придирайся… Но не повезло, это да.
- Стой-ка, я что-то слышал про его имечко… Дай подумать.
Думал он недолго. А потом рассказал…

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™