<<  Дарт Онерис


Джейлен

Я – меча острие…


Анакину казалось, что он сходит с ума.

Они улетели. Они улетели… Они улетели!!! Они – они – бросили его? Почему? Что он сделал не так? Он же помог им! Помог выбраться отсюда, помог, может, спасти их жизни, а они даже не предложили ему присоединиться!

И этот настойчиво-печально-наигранный прощальный взгляд высокого джедая в крестьянском пончо… Он же знал, как Анакину хочется улететь. И даже не предложил…

Почему? За что?

Эти мысли одолевали его уже второй день. Лично он считал, что с ним обошлись несправедливо, хоть и готовился забыть об этом. Что толку помнить об этом? Все равно он больше их не увидит. А если увидит, то тогда это уже не будет иметь ровным счетом никакого значения. Он точно это знал – как знал всегда. Не знал только, откуда…

Усилием воли он заставил себя оторваться от этих черных мыслей. И в самом деле, пора забыть об этих странных пришельцах, подаривших ему надежду, а потом так жестоко ее разбивших…

Нет! Забудь!

Он еще раз заставил себя обратить внимание на ржавый трансмиттер, который Уотто приказал ему вычистить к вечеру и который чистить было бесполезно – разве что ради того, чтобы тот стоял и сверкал на полочке в качестве безделушки. Все равно он бы уже не заработал.

Гнев и слезы снова подкатили к горлу, да так, что Анакин чуть не зашвырнул трансмиттер в заросли колкой пустынной колючки. А потом подумал – и зашвырнул. Чертыхнулся, и полез за железякой в колючку. Может, боль приведет его в чувство.


На панели странного черного корабля, отличавшегося даже внешне удивительно хищной и воинственной конструкцией, упорно мигал и мигал красный огонек, свидетельствовавший, что кто-то очень хочет говорить с хозяином этого корабля. И хозяин даже знал, кто это, но почему-то медлил. Вихрь мыслей в черно-красной рогатой голове хозяина не давал ему включить связь, чтобы тот, кто был на другом конце Галактике, их не почуял.

Ибо они могли бы ему не понравиться…

Наконец, когда тянуть уже не было никакой причины, и мысли пришли в обычный порядок, Дарт Мол вышел на связь с Дартом Сидиусом.

- Да, мастер? – развеял гробовую тишину «Подстрекателя» хриплый голос молодого ситха, только что потерпевшего неудачу.

- Мальчик мой, - второй ситх не скрывал упрека, - ты упустил их.

- Да, мастер, - Мол еще ниже опустил голову. Капюшон наехал ему на нос, ему это не нравилось, но сделать он ничего сейчас не мог.

- Каковы причины твоего… неуспеха?

- Я опоздал, мастер. Я должен был быть ближе к кораблю, чтобы быстрее добраться до него, когда там появились джедаи и королева. Я был слишком далеко. Мы не успели завершить схватку.

Мастер молчал. Повисла пауза, и юнец не сдержался.

- Я виноват, мастер! Но… Но если бы у меня было больше времени, я бы исполнил задачу! Я побеждал! Мне просто не хватило времени!

Мастер молчал.

- Тебе всегда его не хватает, - тихо сказал он и неожиданно сменил тон на командно-резкий: - Выжди некоторое время и лети на Корускант. Не больше, чем четыре часа. Но они не должны чувствовать, что ты продолжаешь слежку.

Мол был несколько озадачен, настолько, что не задал того вопроса, который ему хотелось задать. Он молча поклонился, и Сидиус отключил связь.

Для юного ситха все сложилось более менее удачно. Ему велена отсрочка – ну что ж, значит, просто не придется объяснять мастеру причину задержки, которая могла бы выйти, если бы не последовало этого приказа. Он и не намеревался тут же покидать Татуин, хотя планета ему не нравилась.

Нужно было кое-что проверить.


Исцарапанный мальчишка сидел на грязном колесе от траулера и яростно драил трансмиттер. Шми горько вздохнула. Она понимала, каково ему сейчас. Рухнула возможность осуществить свою мечту, а мальчик сейчас наивно думал, что это была последняя возможность.

Она не пыталась ему объяснить, что это не так. Все равно мальчик не поймет, пока не убедится в этом сам. Такой уж он – учится только на своих ошибках, а остальные проходят для него незамеченными и невоспринятыми.

Она сочувствовала ему, так как знала, что такое – собирать осколки мечты, но ее материнское сердце радовалось, что сын остался с ней. Ани чувствовал это и злился на нее: его тянуло к звездам, и он не мог понять, что она не разделяет этого чувства.

А еще ей казалось, что она его скоро потеряет. Или он отдалится от нее, или все же найдет лазейку, как удрать с Татуина. И она его больше никогда не увидит…

Шми Скайуокер с испугом отогнала от себя эти мысли. Глупости, сказала она себе и зашла в дом.


Надвинув капюшон чуть ли не до подбородка, Мол шагал по пыльным улицам Мос-Эспы. Он не видел и не слышал ничего, кроме того, что творилось внутри него – он внимательно прислушивался к своим ощущениям. Он пытался вспомнить то чувство, которое промелькнуло на краю его сознания, когда он раскинул себя в Силе, чтобы следить за джедаями. Чувство, что он находится совсем рядом с чем-то… или кем-то… весьма интересным, скажем так.

Ощущение слегка напоминало чувство от присутствия кристалла Кайбурр, источника Силы, но сходство было такое – из одного ковша пили.

Ну, вот же оно… Как же близко, а…

Мол шел в толпе, толкаясь и распихивая мешающих ему зевак, стараясь не потерять тонкую нить этого странного присутствия. И никто почему-то не рискнул дать ему оплеуху в ответ.

Городская площадь закончилась как-то незаметно для ситха, не останавливаясь, он нырнул в какую-то лавчонку и пришел в себя только тогда, когда хозяин, жирный синий тойдарианец, третий раз спросил, что интересует зашедшего.

Мол воззарился на хозяина лавки, смутно соображая, что где-то его уже видел.

Хозяин терпеливо повторил вопрос в четвертый раз. Сейчас, когда половину сбережений пришлось отдать из-за проигрыша, он не мог позволить себе быть невежливым с потенциальными клиентами. Даже такими странными, как этот.

Мол, ощущая странное бурление в Силе где-то совсем поблизости, только махнул рукой и кинулся на склад, не дожидаясь хозяина.

- Обкурился, что ли!!! – заорал тойдарианец, бросаясь следом за незваным и очень хамоватым гостем.

Мол резко остановился. Во-первых, потому что его оскорбил выкрик Уотто (эх, и где вся его хваленая вежливость, а???), а во-вторых, он сообразил, где видел эту синюю муху-переростка.

На экране в своем корабле, который принимал изображение с камеры дроида-шпиона. Точно! И этот экзот о чем-то базарил… ха-ха-ха, угадайте с кем? Ну, конечно! С этим проклятым мастером-джедаем! Как бишь его… Квай-Гон Джинн, ага.

Но потом ситху пришло в голову, что это уже не имеет значения, а сейчас есть дела и поважнее. Тем более что время ограничено. А выкрик… да мало ли он слышал подобного за свою жизнь? И еще не раз услышит. Вперед! Цель близка!

Уотто опешил. Когда гость остановился, он машинально сжал кулачки, готовый к драке – что ни говори, трусом он не был – но в следующее мгновение незнакомец рванулся вперед с прежней прытью. Прямо на забор. На внушительный забор в рост среднего ранкора, которым Уотто заботливо окружил свои владения. И перемахнул его.

Уотто еще пару секунд пялился вслед незнакомцу, а потом хмыкнул, потер лапкой хоботок, подумал напоследок: «Хорошо прыгает! А вроде гуманоид» и до поры до времени выкинул из головы странного пришельца.

А Мол несся дальше, по переулкам, пронизывавшим кварталы рабов, пару раз перемахнул производственные заборы, пока наконец не оказался на пустыре, заросшем сорной колючкой. Его ощущения походили на то, как если бы он оказался в глазу бури. Вокруг Сила штормила и волновалась, а здесь рядом с источником беспокойства было как-то очень тихо.

Ситх оглянулся вокруг.

Пусто. Пусто?

Да нет же! Он поймал на себе внимательный взгляд какого-то мальчишки человеческой расы. Взглянул ему в глаза. И этого хватило, чтобы понять – вот оно. То, за чем он пришел. Точнее – тот, за кем. Ситх подошел поближе и присел на корточки, глядя в синие глаза.

- Привет, - сказал он, смутно опасаясь, как бы не напугать мальца своими повадками. Но пацан просто кивнул в ответ.

- Привет. Откуда ты здесь?

- Да так… проездом, - он опустил взгляд, следя за деятельностью мальчика. Тот чистил трансмиттер. И думал совсем не о том. Мальчик был расстроен. По ходу, Сила так бесилась именно из-за этого…

- А знаешь, - поделился Мол своими наблюдениями, - по-моему, эту штуку чистить бесполезно, ее надо выкинуть.

- Да я-то согласен, - важно подтвердил юный механик, - но прежде надо объяснить это Уотто. А это гораздо бесполезнее.

- Уотто?

- Это мой хозяин.

- Так ты раб? – осенило ситха.

Мальчик почти с яростью глянул на него.

- Я человек!

Не зли его, подсказала юному воину Сила. Тебе нужно не это.

- Прости, - покаянно сказал ситх. – Я же не знал.

- Да ничего, - мальчик махнул рукой, - это я сегодня на всех бросаюсь.

Ситх осторожно улыбнулся.

- Как тебя зовут? – поинтересовался он.

- Анакин. Анакин Скайуокер.

Мол протянул пацану руку.

- А я Кэмер, - сказал он весело и сам себе удивился. Еще никто, кроме мастера, не знал его настоящего имени. Если что, потом ведь мальчишку убить придется…

Не придется, решил ситх. Я сделаю так, чтобы не пришлось.

Мальчик аккуратно пожал протянутую руку и снова спросил:

- Откуда ты здесь?

- Да вот, летел на Корускант, остановился, чтобы заправиться. Это займет время, так что я пока гуляю по городу. Местности рассматриваю.

- А-а… Скоро улетаешь?

- Через два с половиной часа.

- Знаешь, чтобы осмотреть здешние местности, тебе хватит и половины этого времени. А еще лучше, не трать на это время. На Татуине нечего смотреть.

- Я заметил… Тебе, я вижу, не по душе здесь?

Мальчик только горько фыркнул: мог бы и не спрашивать.

Они замолчали.

- Ани! – раздался женский крик из ближайшего дома. – Ани! Иди домой! Обед готов!

- Ладно, - грустно сказал Анакин новому другу, - мне пора. Прощай, Кэмер.

Мол поднялся с корточек.

- До встречи, Анакин, - спокойно ответил он, - что-то мне подсказывает, что мы еще увидимся.

- Я надеюсь, - сказал мальчик и побежал домой.

Ситх повернулся и пролез сквозь дырку в заборе. Снова сигать как бешеному ему не хотелось. А еще он точно знал, что сюда еще вернется. В пацане что-то есть… некий потенциал. Правда, это надо проверить…

Он зашагнул за забор и притаился. Мальчик почти подошел к дому. Проходя мимо торчащего из стены дома штырька, он споткнулся и случайно зацепился за него. Ойкнул и пошел себе дальше, не замечая, как настоящий мужчина, кровавую царапину. И не видя, как штырек сам по себе вывинтился из стены и лег в руку ситха. Нужно было сделать анализ.

А Анакин пытался объяснить себе, что это за совпадение такое, и почему на поясе у его нового знакомого висит световой меч.


Квай-Гон был, что называется, в печали. Ему было искренне жаль мальчика. Мальчик считал тебя другом, а ты, джедай, так подло кинул его. Но ведь не было другого выхода! Его нельзя было везти с собой, это опасно! Позже, когда все уляжется, он за ним вернется. Наверное. Процентов этак семьдесят. Но надо же как-то его отблагодарить, он же, считай, спас их.

И забудь о своем желании посвятить мальчика в таинство Силы! Это невозможно. Мальчику много лет, и в нем самом много гнева. Его опасно обучать. Сам Квай-Гон плевать хотел на все это с верхней полки, но Совет… Они не поймут. Никто. Даже Йода – особенно Йода! – даже Мэйс, друг. Никто. А он так устал с ними спорить…

Но просто сделать для мальчика что-то – это его обязанность. Выкупить из рабства Анакина с матерью, Орден с радостью пойдет на это, узнав об их роли в спасении королевы. Хотя бы это. А об обучении – не заикайся! А то и этого не добьешься.

Эти мысли должны были бы успокаивать джедая, но они только усиливали угрызения совести.

Он смутно чувствовал какую-то опасность, грозящую мальчику, но отмахивался от нее, уговаривал себя и занимался своим любимым занятием – бездействием, чтобы убедить себя, что все будет хорошо. Но осознание чего-то грозного, висящего над их головами и головами всей Галактики, осознание чего-то идущего не так беспрестанно мучило его. Но изменить что-либо он был уже не в силах.

И никому на королевском корабле не приходило в голову, что будет с мальчиком, которого они оставили на Татуине. Никому не пришло в голову, что таинственный напавший на королеву может выяснить, кто помог жертве сбежать, и отомстит за свое фиаско. Таковы люди.


Анакин сидел на перилах крыльца и смотрел на звезды. Как они манили его! Странная грусть и безысходность овладевали его сознанием каждый раз, когда он думал, что все – все! – улетают, а он остается здесь. Он, наверное, останется здесь навечно.

Его сонный разум представил картину: проходят тысячелетия, прах становится песком, а песок прахом, города давно обратились в пыль, а он живой, но обреченный на вечную муку, стоит здесь – только дома и родного двора уже нет, одна пустыня – и бессильно запрокинув голову, смотрит на звезды и кричит, кричит, кричит… Но звезды, как всегда, молчат, нет им дела до такой букашки, как он, для них вообще все – букашки, и он чувствует, как и сам он распадается песком, ведь он не нужен никому и ничему, только этот песок, бывший его телом, чувствует все, как живой, и больно, больно там, где-то в том месте, которое называется душа. И уже не ноги людей попирают его, но и все живое, и сами звезды наваливаются на него всей своей чудовищной яркой тяжестью, погребая под собой, уничтожая саму память о нем… За что? И только где-то вдалеке он видит знакомое лицо и слышит знакомый голос, кто-то зовет, кто-то спешит помочь, но это бесполезно, бесполезнее, чем чистить безнадежно сломанный трансмиттер, бесполезнее, чем убеждать Уотто в его бесполезности. Кэмер, как ты не поймешь? Уходи, я песок, ты мне не поможешь, уходи!

- Анакин! Анакин? – услышал он неожиданно мамин голос и открыл глаза. Солнце светило ему в глаза, кажется, было уже утро. Странно, он заснул на крыльце, а сейчас почему-то лежит в постели… Потом он вспомнил свой кошмар, и холодок пробежал по коже.

- Мама! – выдохнул он и прижался к ней, такой близкой, пахнущей хлебом и влажной землей. Но и она не могла ему помочь. Ему мог помочь только Кэмер.

Он сморгнул, ему показалось, что сон снова завладевает им. При чем здесь Кэмер?

- Кошмар приснился? – спросила мама.

- Да, - он поглубже зарылся лицом в ее волосы.

- Ты плакал во сне, - сказала она мягко, - и звал какого-то Кэмера. Кто такой Кэмер, Ани?

- Да я и сам не знаю, - попытался отмолчаться мальчик.

- Правда?

Анакин вздохнул.

- Мы с ним познакомились вчера, - насупившись, сказал он. – Он уже улетел с Татуина. Мы почти и не говорили, ты меня на обед позвала.

- А что ж ты его не пригласил? Где же твое гостеприимство?

Анакин промолчал.

Недосказанное повисло в воздухе; молчание, казалось, говорило само за себя – однажды я уже пригласил, мама, и что из этого вышло? Они улетели, и я знал, что они улетят. Хоть этому-то помощь не требовалась, приглашать его бессмысленно – я бы к нему только привязался, а он бы тоже тут же исчез из моей жизни. Надо оно мне?

Шми тихо вздохнула и отпустила сына.

- Иди завтракать, - сказала она и взлохматила светлые волосы сына.


Квай-Гон стоял перед джедаями и говорил без малейшей надежды, что они поймут.

- …единственный вывод, который я могу сделать - это ситх.

Среди джедаев послышался недовольный шепоток. Еще бы, как посмел ты нарушить наше спокойствие этим словом? Всеобщее настроение высказал Ки-Ади-Мунди, гневно воскликнув:

- Не может быть! Ситхи вымерли тысячу лет назад!

Квай-Гон обвел членов Совета долгим взглядом. Нет, не верят. Никто. А какое мне дело, неожиданно подумал он – в первый раз, наверное, за всю свою жизнь, это ведь их проблемы. А моя проблема – как справиться с совестью. Пусть каждый сам решает свои проблемы.

- Плохо республике будет, ситхи вернутся если, - услышал он и вздрогнул от неожиданности. Йода подал голос в защиту и поддержку своего ученика.

Снова шепоток. Снова неверие.

Квай-Гон неожиданно понял: они все чувствуют этот рок, что он ощутил на корабле, но делают вид, что ничего не замечают, хотя это заставляет их нервничать и метаться из стороны в сторону. И сейчас их мысли заняты не тем, чем надо, и Империя Ситхов будет восстановлена – джедаи не смогут помешать, несмотря на всю свою кажущуюся Силу. Словно дети, честное слово, думал он, считают, что если залезть с головой под одеяло, то угроза пройдет стороной или вообще перестанет существовать. Но это же глупо, как они не понимают? И ему пришло еще одно неожиданное озарение: да все они понимают! Но слишком боятся этого, боятся высунуть голову из песка, и не проронят на эту тему ни слова, а тот, кто проронит, станет изгоем. И он, Квай-Гон, уже им, фактически, стал. А значит, не ему их убеждать. «Учитель, будьте осторожней, - мысленно попросил он Йоду, - вы-то к положению блаженного не привыкши, вам это не по вкусу придется». Он так и не понял, дошло или сообщение до адресата.

- Трудно поверить, Квай-Гон, - степенно высказался Мэйс Винду. Этот никогда не промолчит, - я не могу понять, как ситхи могли вернуться без нашего ведома.

И снова на помощь пришел учитель:

- Не видна взгляду Темная Сторона, - вздохнул он.

- Может, чужак снова объявится? – неприязненно предположил Ки-Ади-Мунди. Он упорно не хотел произносить слово «ситх», словно веря поговорке: кликнешь ситха, увидишь воочию.

- Да, - снова вступил Винду, - я согласен. Его цель – королева; потерпев неудачу, он может повторить нападение.

Йода ткнул трехпалой лапкой в ученика.

- С королевой Набу оставайся, Квай-Гон. Беречь ее должен ты.

- А мы тем временем узнаем, кто напал на тебя, - подхватил Мэйс. – Ступай. Да пребудет с тобой Великая Сила.

Надо же, как выгоняют, подумал мастер-джедай, выходя из зала Малого Совета. Не скрываясь.

И снова безразличие овладело им. С королевой, так с королевой.


Перелет проходил скучно. Мол думал о мальчишке. Кто он, и что значит их встреча? Он провел анализ крови и долго сидел, мотая головой из стороны в сторону, потом повторил, но результат не изменился. Столько мидихлориан не было в крови даже у его мастера, даже у прославленного магистра Йоды! А вот что это значило, его мозг категорически отказывался переваривать. Пророчество?

Другого ответа он не находил. И ему жутко становилось при мысли, на что будет способен Анакин, если его соответствующим образом обучить.

Обучить? Мысль, конечно, гениальная, но кто это сделает?

Уж точно не джедаи! Кстати, неужели тот магистр настолько туп, что не понял, какое рядом сокровище? Что помешало ему отвезти мальчишку в Храм? Странно все это. Может, здесь очередная их интрига… Вот в этом ситх разбирался плохо, оставляя политику «и подобные штуки» на совести мастера – тот это любил.

Стоп. Придется рассказать мастеру о мальчике? Ну… ну, да, конечно. У нас сроду секретов друг от друга не было. А стоит ли?

А почему, собственно, не стоит? Мастер лучше его знает, что делать с Избранным, он сможет его обучить…

Обучить, э? А он, Дарт Мол? На вечном втором месте? Или еще того хуже – в могиле, ведь законы не позволяют иметь Темному Лорду двух учеников? Нет уж, фигушки! Я хочу жить и не хочу быть отстоем!

Так говорить или не говорить?

Не говорить!

Но мастер…

К ситху мастера! У тебя в руках… почти в руках… Избранный, а ты думаешь о мастере! Мастеру недолго осталось, здоровье у него ни к наштаху. Когда его… не станет, ты будешь Темным Лордом, а пацан… а пацан учеником. Вот и славно! План выработан. Только как бы теперь мастер все не испортил – тем, например, что проживет лет этак пятьдесят. Тогда Анакина учить будет несколько поздно.

Ничего. Если мастер задержится на этом свете, мы ему немного поможем… откроем дверь, так сказать.

Мол улыбнулся, чувствуя себя истинным Ситхом.


Анакин мрачно размышлял о перспективе быть выпоротым. Где он посеял трансмиттер?

Чистил-чистил и тут такая подстава. Несправедливо!

Хотелось куда-нибудь уйти, хотя бы просто побродить по улицам. Но почему-то ему казалось, что это наказания не убавит, а скорее даже наоборот.

Анакин подумал еще пять секунд, решительно встал и пошел. Ну их всех… Я пошел искать приключений. Может, не так тошно на душе станет.

Выйдя, он сразу же увидел Китстера. Молча улыбнулся ему в знак приветствия и солидно сказал:

- Китстер, как насчет того, чтобы проведать Йаваса?

Йавас был старый скандалист и пьяница, живший на другом конце Мос-Эспы, и «пойти проведать Йаваса» означало пойти и оторваться где-нибудь и на ком-нибудь, а где и на ком неважно. На Татуине это любили все.

Китстер заулыбался в ответ и закивал, правда, с сомнением в глазах. Но с приятелем спорить не стал, а просто пошел следом, зная, что проведать Йаваса – это единственное, что сейчас поможет его другу.


Даже время, кажется, сдвинулось. Суматоха, царящая в Сенате, потом на корабле, потом на Набу, гунганы, Тид и так далее, - все казалось Джинну страшным сном. Он знал, что все идет не так, как они задумывали, что есть большая вероятность, что все погибнут, что все даже хуже, чем кажется, но не мог остановить великое Колесо. Только жалел, что это ему не под силу. И даже знал, кому под силу, но этот вариант был откинут еще тогда, когда он заключал пари с синим торговцем, тогда, на гонках. Так что хватит страдать фигней, Квай-Гон, делай, что можешь и пока можешь, а в момент гибели не забудь гордо поднять голову – это все, что остается.

Он совсем не удивился, когда дверь из ангара во дворец открылась прежде, чем они к ней подошли, а там стоял ситх с активированным красным мечом, надвинув капюшон на лицо.

Он не удивился, и просто сказал:

- Это наше дело. Мы справимся.

И неожиданно для себя добавил:

- Прощайте, ваше Величество.

Амидала вскинула глаза на него. Испуганная девчонка. Она никто в этой игре Великих Сил, она просто пешка и ничего здесь не решает ни ее подпись, ни ее существование. Но марионетке знать об этом не положено.

Он и его ученик шагнули вперед. Ситх пятился до тех пор, пока дверь автоматически не закрылась. И тогда остановился.

Противники неспешно скинули плащи, чтобы те не мешали в драке.

Взглянув в лицо врагу, мастер-джедай обомлел. Это была не уже знакомая черно-красная физиономия из ночного кошмара, а человеческое лицо. Ученик даже не сдержался и воскликнул:

- Сенатор? Сенатор Палпатин?!!

Теперь тебе тоже понятно, мой ученик, как бессмысленно наше общество, прогнившее насквозь. Интересное открытие, правда?

Палпатин еле заметно улыбнулся. В его почему-то желтых глазах светилась Тьма, если можно так выразиться. Он выглядел очень уверенно.

Они начали бой. Палпатин был не просто противником, а мегапротивником, если есть такое понятие. Его нельзя было назвать выдающимся фехтовальщиком, но едва он чувствовал, что его отжимают назад, он применял Силу. Чувствовалось, что в это он был мастером. Телекинез, молнии, хватка, амок, боевое безумие, - все это позволяло ему успешно стоять против двух неслабых джедаев. Вот снова Оби-Ван летит на пол, сбитый с ног мановением руки ситха, и снова поднимается. Он уже стал уставать.

Но у ситха тоже шло что-то не так. Квай-Гон не раз заметил, что в момент передышки он оглядывался по сторонам, словно искал кого-то глазами. Может, того юнца, напавшего на них на Татуина. Наверное, кого же еще? Но, так или иначе, тот в поле зрения не появлялся. И хорошо, что не появлялся! Будто нам этого ситха мало, так еще и второго на нашу голову… Не приведи Великая Сила!

«Пейзаж» менялся. Они спускались все ниже и ниже. Слышался грохот работающих механизмов. Похоже, это какой-то завод. Завод под королевским дворцом. Набу, и этим все сказано. Их так просто не понять. Что королеву, что капитана дворцовой охраны. Наверное, остальные не лучше.

Не отвлекайся, сказал он себе, а лучше подумай, почему ситх отступает. Нельзя сказать, что это мы его тесним, он сам. Но почему? Какая-то ловушка?..


Плавильный завод под дворцом? Странный народ, думал Дарт Мол, стоя на узком мостке очень высоко в помещении завода размером с внутреннее подземное море Корусканта. Внизу он видел, как идет технический процесс, как открываются и закрываются лазерные поля. Видел, как два джедая и его учитель идут к шахте, пронизывающей реактор, двигающий весь этот завод.

Квай-Гон задавался вопросом, почему ситх ведет их сюда, а Мол это знал точно. Потому что они с учителем договорились, что он будет захватывать королеву, пока учитель займется джедаями, а когда королева будет захвачена, Мол присоединится к мастеру и поможет ему – Джинн все же старик нехилый, да и ученик его не бездарность. Маршрут, по которому поведет джедаев мастер, они заранее обговорили такой, чтобы туда было легко попасть из любой точки дворца. И шахта была концом этого маршрута.

Шанс открыть двери на тот свет для мастера представился так скоро, как Мол не смел и мечтать. Просто прелесть!

Не нужно и говорить, что он и не собирался захватывать королеву – она сейчас была где-то наверху, разбиралась с Гунраем. Так ему и надо. Неймодианцы и так противная раса, а этот все рекорды бьет.

Он ждал здесь уже довольно долго, желая лично проконтролировать избавление Галактики от Дарта Сидиуса. Чтобы потом не жалеть. А то и подсобить при случае.

Он увидел, как троица пробирается через лазерный коридор. Джинн немного отстал, не успел за молодым и горячим ученичком, и его отрезало полем от Сидиуса и Кеноби. Те дрались тет-а-тет. Мол усмехнулся. Интересная комбинация. Мальчик что, не понимает, насколько не равны его силы и сила Темного Лорда? Но я помогу тебе умереть героем, мальчик…

Юный ситх потянулся к Силе, охватил ее упругий поток и, дождавшись момента, когда его мастер стоял спиной к шахте, а падаван – напротив, этим потоком, свернутым в жгут, толкнул Кеноби на мастера. В шахту упали оба…

Ан нет! Мастер уцепился за какой-то выступ на стене шахты. Он все сразу понял и сейчас и Силой, и глазами искал предателя Мола. Извините, учитель, я не могу позволить вам меня найти. Прощайте, мастер. Ситх – без пяти минут Темный Лорд – Силой разжал пальцы мастера, отправляя ее в свободный полет. Прощайте. Через несколько секунд из шахты выплеснулся столб голубого огня. Мастер умер. Да здравствует мастер.

Лазеры, наконец, открылись. Квай-Гон Джинн просто выпал из коридора, рванувшись к шахте. Полегче, дубина, там еще огонь, сгоришь. Впрочем, чего это я, одним джедаем меньше, одним больше…

Мол презрительно глянул вниз и пошел в сторону ангара. По его мнению, шло все очень даже так. Пора было на Татуин.


Квай-Гону хотелось метаться вдоль стены лазерного поля, как дикому зверю, но он усилием воли сдерживал себя. Да, он знал, он предполагал, он подозревал, но смотреть, как убивают твоего ученика – это выше сил человеческих. Душевная боль была тем сильнее, что он знал, чем все это закончится. Но он не ожидал, что закончится так…

Оби-Ван, понимая, что его гоняют по все площадке, что он проигрывает, взвыл как раненый зверь и, словно под влиянием некой Силы, рванулся вперед, массой своего тела столкнув ситха вниз, в шахту. И упал вниз… На несколько мгновений Квай-Гон ослеп от горя, а потом невзвидя света кинулся вперед. Если бы в этот миг лазеры не отключились, его бы поджарило, но не это занимало сейчас его мысли. Странный голубой огонь опалил волосы и усы, когда джедай лег на краю шахты, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь внизу.

Но там не было ничего.

Он сидел на одном месте, наверное, не меньше часа или двух. А потом сообразил, что его сидение здесь никому не поможет, и ему в первую очередь. Пора было выбираться отсюда.

Он не помнил толком, как ему удалось добраться до ангара, как удалось угнать истребитель, и как он преодолел кольцо блокады. Он помнил только, что его поразило полное отсутствие истребителей Набу… наверное, их всех уничтожили. Станция управления дроидами, конечно же, невредимая висела на орбите. Не вступая в бой, он ушел в гиперпрыжок.

Все шло не так, но он знал, кто может все это поправить. Поэтому и ввел в бортовой компьютер координаты планеты Татуин.


Контрабандист шел по темной улице Мос-Эспы, рукой ведя Анакина за ухо. Больно было, жуть. Но мальчик не позволял себе ни звука на эту тему. Обидно было только, что Китстер сумел убежать, и все самое неприятное досталось Анакину единолично, хотя он не претендовал, о нет, что вы, что вы.

Вдвоем они докопались до пьяного контрабандиста, идущего по улице, выклянчивая у него денег на мороженое. В первый раз контрабандист оказался щедрым, во второй раз – забывчивым, но когда они подошли в третий раз, возмутился. На четвертый они сумели убежать оба, а на пятый Анакину не повезло.

И вот теперь протрезвевший объект для докапывания куда-то вел Анакина, а тот молча думал о своей несчастной судьбе.

- Далеко собрались? – раздался голос в темноте. На их пути стоял чей-то темный силуэт.

Голос показался Анакину знакомым, но он не сразу сообразил, кто это. А, сообразив, заулыбался, хотя забрак не мог видеть его в темноте. Кэмер? Соврал, что улетает? Пофиг. Главное, он здесь, а самое главное – что он здесь с целью спасения его, Анакина, шкуры. Что это так, мальчик ни разу не усомнился.

- Да знаешь, далековато, - окрысился обидчик Избранного. Видимо, все же недостаточно протрезвел, грубить носителю светового меча, с гордостью подумал Анакин.

Кэмер только фыркнул. В следующий момент темная улица осветилась теплым красным светом от меча. Красный росчерк полоснул контрабандиста по руке, которой тот держал Анакина, и та беззвучно упала на землю. В следующий момент контрабандист тонко завыл. Мальчик застыл в шоке. Это не было похоже на джедая, однако.

Кэмер подхватил мальчишку и повел его куда-то подальше от того места, где женским голосом выл контрабандист.

- Ну, ни фига себе! – потрясенно выдохнул Анакин. – Ну, ты даешь, Кэмер!

- Да, я такой, - скромно согласился ситх, борясь с желанием провести рукой по волосам мальчишки… уже почти ученика.

- А куда мы идем? – спросил мальчик.

- Куда ты захочешь.

- Куда я захочу?

- Можем пойти домой, можем на мой корабль и отправиться к звездам.

Анакин резко остановился. Ну, откуда, откуда этот практически незнакомый забрак знает о его тайных мыслях?

Они стояли на перекрестке. Одна дорога вела в кварталы рабов, мама там, наверное, с ума сходила от волнения, а другая – в космопорт, где его терпеливо ждал корабль.

Куда?

Куда?

Куда?

Думать здесь было нечего. Анакин решительно повернулся к дороге на космопорт и остановился во второй раз.

- Кэмер, - жалобно сказал он. – Я не могу. Уотто меня не отпустит.

- А кто его будет спрашивать?

- Но… у меня передатчик где-то в организме. Он меня убьет… на расстоянии.

- Поверь мне, это не проблема.

У Анакина и не возникало сомнений, но еще одно не давало ему покоя:

- А если он причинит вред маме?

Кэмер серьезно смотрел на мальчишку, мучавшегося сомнениями.

- Она больше ему не рабыня. Как и ты.

- Что???

- Показать тебе бумаги о передаче владения?

Это было абсолютно честно. После того, как Мол выяснил, что методы убеждения не действуют на некоего Уотто, которым оказался тот самый хозяин лавки, ему показалось наилучшим использовать метод легкого удушения. Тойдарианец подписал все бумаги без споров. Ну, еще бы.

Уверенный тон ситха, наконец, убедил мятущегося пацана, и тот рванул к космопорту, забыв подождать своего освободителя. Дарт Мол усмехнулся и пошел вслед за ним.

Неладное он почуял еще на подходе. Но отступать он не привык, кроме того, у него было хорошее предчувствие.

Рядом со свом «Подстрекателем» он увидел двухместный истребитель Набу. И выходящего из него джедая. Было ясно, что джедай пришел по душу Избранного. Опомнился все-таки наш доблестный магистр от потери ученика. Быстро, ничего не скажешь.

-Квай-Гон? – потрясенно вопросил Анакин, прежде чем Мол успел сделать хоть что-то.

- Анакин? – отозвался джедай, а в следующую секунду увидел давешнего противника. – Анакин, залазь в истребитель. Быстро.

Мол неторопливо активировал меч. Анакин с паникой оглянулся на него, взглядом спрашивая, что ему делать.

- Кэмер? – еще и вслух спросил он.

- Иди на мой корабль, - мягко сказал он.

- Ани, не слушай его, - Джинн шел к ним, его меч также был включен. – Он - зло.

- А ты добро? – усмехнулся Мол. – Ты сначала бросаешь его, а потом начинаешь командовать. Как похоже на Светлый Орден.

Мальчик стоял на месте.

- Я, по крайней мере, не обманывал его…

- Почему ты считаешь, что я обманывал? – удивился Дарт Мол, и его удивление было искренним.

- Анакин, иди в истребитель!

- Анакин, ты плюнешь сейчас на то, что я освободил и тебя, и твою мать и предложил тебе исполнение всех твоих желаний?

Мальчик стоял на месте.

- Анакин! – в голосе джедая звучало отчаяние. – Выбор за тобой, но…

- Правильно, - перебил его ситх, - выбор за тобой. Вот и выбирай, чего ты хочешь…

- Хочешь ли ты войти в Храм, - теперь очередь перебивать за Квай-Гоном, - стать джедаем, познать Свет…

- Да, да, да! Хочешь ли ты всю жизнь провести в рамках тупых Кодексов или же… - Мол помолчал. – Или же ты хочешь свободы.

Голос его был тих, но аргумент убеждал лучше, чем любой крик.

Анакин стоял еще мгновение, а потом побежал со всех ног на «Подстрекатель», отчаянно боясь передумать в последний момент.

В ту же секунду джедай пошел в атаку. Мол шутя оборонялся, позволяя оттеснять себя к собственному кораблю, потом ударил по джедаю молнией и, пока тот не опомнился, залетел в «Подстрекатель».

Мальчик уже подготовил его к взлету. Кэмер одобрительно кивнул, плюхнувшись в кресло второго пилота, и мальчик с радостной улыбкой повел корабль прочь с Татуина.


Квай-Гон Джинн обреченно смотрел в небо. Случилось самое ужасное из всего, что только могло произойти.

Галактика скоро перевернется с ног на голову, подумал он и неожиданно понял: в Храме ему делать нечего. Он туда не вернется. Он станет охотником. Он убьет Темного Лорда, хотя бы чтоб доказать мальчишке, что он выбрал не верный путь. Может, тогда появится хоть какая-то надежда. А пока…

Пока нужно приготовить действенные аргументы.

Он пошел прочь от истребителя. Если честно, ему хотелось сейчас только одного – напиться.

А может, его путь не такой уж и неправильный, подумалось ему напоследок.


Ситх и его ученик разговаривали. Все равно пока было нечем заняться. Мальчик уже насмотрелся на удивительный туннель гиперпространства, и его собеседник сейчас интересовал его больше, чем вид из иллюминатора.

- Так ты не джедай? – в который раз уточнил Анакин.

- Нет, я ситх.

- А это похоже на джедая?

- У нас схожие техники, - кивнул Мол, - но издавна считается, что ситхи и джедаи – заклятые враги.

- Так считается, или так и есть?

- Так и есть?

- А еще ситхи есть?

- Нет, мы с тобой последние.

Мальчишка зажмурился от удовольствия от слов «мы с тобой» и от того, что Кэмер поставил их как равных.

- А у кого ты учился?

- Его звали Дарт Сидиус, и это был великий Темный Лорд.

- Какое странное имя, - удивился Анакин.

- Это орденское имя.

- Ситхи – тоже Орден?

- Скорее уж братство.

- А орденское имя – это как?

- Когда вступаешь в орден, - пояснил Мол, - выбираешь себе имя сам. И так тебя называют до конца жизни. Моего учителя на самом деле звали Кос Палпатин, а мое орденское имя – Дарт Мол.

- Что, вы все Дарты?

- Не все. Были разные: Экзар Кун, Нага Садоу, Фриддон Надд, Марка Рагнос… Их много было.

- А где сейчас твой учитель?

- Как бы тебе сказать… Воссоединился с Силой.

- Умер, что ли?

- Увы.

- А что мы будем делать?

- Ну, ты будешь учиться, а я буду тебя учить.

- Нет, серьезно!

- Мы полетим на тихую планетку. Там ты немного подучишься управляться с Силой. Потом мы осуществим план моего учителя, который он воплотить в жизнь не успел. И будем жить припеваючи!

- Как?

- Как правители. Я и ты. И Галактика под нашей пятой.

- Ого! – сказал Анакин, представив себе эту картину.

- Сладкое зрелище, не так ли? – улыбнулся Мол.

- Да, есть такое… А чем мы будем заниматься сейчас?

- Я думаю, ты выберешь себе имя, а я проконтролирую.

- А… как мне его выбрать?

- Пять сек!

Мол встал с кресла и через несколько минут принес старинную книжку, еще на бумаге.

- Здесь есть словарь языка ситхов, - объяснил он в ответ на вопросительный взгляд Избранного. – Полистай.

Листание затянулось. Как раз тогда, когда Мол хотел спросить, как успехи, Анакин громогласно объявил:

- Я выбрал!

- Да? И что же? Как вас зовут, молодой человек?

- Дарт Онерис, - с сознанием чего-то очень важного произнес Анакин эти слова и повторил. – Дарт Онерис!

- Покоритель звезд? Неплохо! Амбиции есть, а остальное приложится.

Анакин улыбнулся.

- Галактика под нашей пятой, - мечтательно сказал он, - и звезды там же, все до единой…

Мол улыбнулся. Только они вдвоем понимали друг друга. И все идет, как надо!


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™