<<  Третья жизнь. Часть 1


Джейлен


Глава шестая. Переговоры

Димиа не совсем нравилась ситуация, в которую она попала. Правильнее сказать, совсем не нравилась. И она как-то не могла предположить, какие последствия вызовет тот или иной ее ответ.

Ночь прошла беспокойно. Она так и не смогла уснуть. Нервы. Она боялась, что примет неверное решение – и что тогда? Что этот Китстер сможет ей сделать? Наябедничает Дарту Вейдеру? Но Вейдер, если бы не захотел, то и не отпустил бы их. Значит, обратно их не заберут.

Кроме того, тогда Вейдеру станет известно о том, что Китстер связывался с ней. Она не могла сказать, запрещено ли это или нет, но Вейдеру станет ясно, что это неспроста, он докопается до сути, а в том, что эта суть ему не понравится, Димиа была уверена.

Тогда Китстер будет о ней молчать.

А если она все же расскажет о нем родителям? Или хотя бы сестре? Стоит ли? У Димиа не было возможности проверить, правду ли ей сказал этот таинственный авантюрист насчет своего осведомителя, приглядывающего за ними, но если правду? Тогда Китстеру придется несладко, но сумеет ли он как-то отомстить ей до того, как сам понесет наказание? С другой стороны, как? Через этого осведомителя? Нет, это просто глупо. Потому что это будет означать наказание и для осведомителя, это очевидно, но будет ли этот шпион сознательно подставляться под удар? Ой, вряд ли. А что еще может сделать Китстер? Нанять охотника? Как, интересно?

Эта перспектива, если честно, заставила ее засомневаться. А если и в самом деле?.. Терять ему будет уже нечего, он может и…

Да нет же, нет. Где он деньги возьмет, спрашивается? Димиа подумалось, что обеспеченный офицер, ну, ладно, штурмовик, не станет ввязываться в настолько сомнительное предприятие ради денег.

Интересно, насколько ее предположения верны? Но если верны, то получается, что ничего серьезного ей не угрожает. Значит, у нее свобода выбора. Теперь проблема в том, как бы этой свободой воспользоваться. Шанс-то только один.

И вот в подобных раздумьях и прошла вся ночь. Так что к завтраку Димиа спустилась с синяками под глазами и с сонным видом. Но она не могла не отметить, что бессонная ночь была не только у нее – остальные выглядели не лучше. «Ну, хоть не одна я страдала», - мрачно подумала она, глядя на маму, глаза которой бегали из стороны в сторону. Мама что-то знала, ну, знала ведь! Но почему она им не скажет? «А почему ты не скажешь о Китстере? – укорила она сама себя и сама себе возразила: но у меня же есть причины! Тогда почему ты думаешь, что у нее их нет?»

Она обвела взглядом завтракающую в молчании семью. Какие еще у них выявились секреты и тайны? Что с ними сделала Империя?

Димиа тряхнула головой. Ей никогда не нравился Альянс, несмотря на весь юношеский максимализм и безрассудность, но Империя нанесла их семье удар, от которого они вряд ли когда-нибудь оправятся. Она начала понимать повстанцев, хотя и по-прежнему сомневалась, что когда-нибудь присоединится к их воинству.

Отложив вилку, оставив недоеденный завтрак, она поднялась из-за стола и, извинившись, направилась в сад – хотелось подышать свежим воздухом. Может, там, на относительной свободе от каких бы то ни было клеток она начнет мыслить продуктивней.


Вейдер сидел в архиве и, если честно, от всей души надеялся, что никому не придет в голову сейчас зайти сюда. Дарту Вейдеру не пристало самому копаться в устаревших документах, на это у него и есть целый сонм адъютантов. Но он не стал перепоручать кому-то эту работу – не все из его помощников были идиотами, далеко не все, а ему не хотелось, чтобы о его планах стало известно кому-то еще. Мало ли что они почерпнут из найденных сведений. Он и сам не был уверен, чтО найдет. Он даже не знал, что хочет найти. Или хочет ли что-нибудь вообще находить.

Но все равно искал.


В архиве он просидел до позднего вечера. В очередной раз подняв голову от мерцающего экрана компа, он не стал созерцать круговорот пыли под потолком от сквозняка, создаваемого вентиляционными системами, а взглянул на часы. Удостоверившись, что дал девочке достаточно времени, Вейдер вышел в режим общения, не забыв установить флажок «Диалог».

«Ну, и как наши выводы? Ты согласна или нет?»

Запрос висел гораздо дольше, чем в прошлый раз. Когда Темный Лорд начал думать, что с техникой здесь в архиве что-то не то, пришел ответ.

«Ты хочешь, чтобы я дала ответ так быстро?»

«А разве времени было недостаточно?»

«Нет».

Вейдер почти физически чувствовал ее неуверенность и растерянность, он даже пожалел ее, но напор сбавлять не собирался. Девочка была нужна Империи, его Империи, и если для того, чтобы она сама это поняла, ее придется подвергнуть некоторым испытаниям, он сделает это, несмотря на ее юность и неопытность. Игра стоит свеч.

А в осторожности ей не откажешь. Он мог поспорить, что она уже приняла решение, мог поспорить, что положительное, но она тянула время. Стратегически это было правильным шагом. Вот только он и сам превосходно знал все правила стратегии.

«А, по-моему, вполне достаточно».

«Что ты ожидаешь от меня услышать?»

«Мало ли что я ожидаю, мне нужно знать. Да или нет?»

«Да».

«Прекрасно! Зачем было столько тянуть?»

Нет ответа. Этот вопрос поставил ее в тупик и понятно, почему. Что она может на это ответить?


Димиа мрачно смотрела на экран деки. И что она должна ответить? Что она не тянула, что она буквально только что приняла решение? Или что?

«Хотелось посмотреть, насколько это нужно тебе».

«Хотела проверить, буду ли я тебя уговаривать и униженно умолять?»

Она усмехнулась. Да неплохо бы. В подобном союзе всегда один из партнеров главный, а другой подчиненный. Ей бы хотелось играть первую роль, но она не обольщалась. Этот парень, в нем чувствуется способность к интригам. Он ее обойдет.

«Возможно».

«Ха… К делу. У тебя есть предположения, почему Вейдер вас все же отпустил?»

«Предположим, есть».


Есть? У нее есть предположения? Это интересно. Вейдер неосознанно улыбнулся. Посмотрим, что она думает на этот счет.

«Поделишься?»

«А куда я денусь? Я думаю, Вейдер готовит ловушку».

Ловушку? Какую еще ловушку? Насколько ситх помнил, никаких ловушек он не устраивал.

«А поподробнее?»

«Я не думаю, что арест моего отца останется в тайне, так? А когда об этом узнают повстанцы, они постараются как-то помочь ему. Вот тут-то он их и сцапает».

Хм… Хорошая мысль, кстати говоря. Почему она раньше не пришла ему в голову?

«Так ты признаешь, что твой отец спутался с Альянсом?»


Димиа сцепила зубы. Он что, специально задает такие вопросы. Провоцирует ее?

«Я не уверена, но допускаю».

Будем надеяться, такой ответ его удовлетворит.

«А почему ты не знаешь?»

Вопрос звучал, мягко говоря, глупо.

«Потому что меня, по возрасту лет, в это дело посвятить не посчитали нужным».

«А твою сестру?»

«Нет, нет, конечно. Она бы мне рассказала».

«Но ты не уверена?»

Вот прилип!

«Может, и не уверена. Но не уверена… максимум процентов на пять».

«Узнай у нее».

«Зачем?»

«Нужно точно знать. Родители тебе все равно не скажут, правда это или нет, а сестра – возможно. Если она подтвердит, начнем прорабатывать эту версию. Но действовать нужно быстро. Завтра днем я свяжусь с тобой».

«Ты предлагаешь мне шпионить за своими родными!»

«А разве это и так не было ясно? До завтра».

Димиа чуть было не швырнула деку на пол. А он нахал. Но уже поздно. Он уже дал понять, кто у них на первых ролях. А ей от договора никуда не деться.


Вейдер, улыбнувшись, отключил связь. Она действительно достойна того шикарного спектакля, который он придумал для нее.


Глава седьмая. Скайуокер

Если кто-то подумал, что Димиа собралась что-то у кого-то выяснять, то этот кто-то сильно ошибается. Это было для нее своеобразным принципом – ее, считай, носом тыкнули, что ей делать, как следствие, она этого делать не будет. И не почешется, как говорится.

Да и зачем, если и так ясно, что Син ничего не знала. Они с сестрой никогда не могли долго хранить секреты друг от друга. «А сейчас?» - вмешался ехидный голос здравого смысла. «Сейчас? А сейчас другая ситуация!» - оправдала она себя и тут же устыдилась. Ее учили, что оправдания нужны только слабакам и тем, кто боится последствий собственных действий. Ни к тем, ни к другим причислять себя не хотелось.

Будем мыслить последовательно, решила она. Меня спросили – я дала ответ. Я знаю, что он правильный. А откуда я это взяла, уже мое дело. Китстер хочет знать, в курсе ли была Синтия об отношениях отца с Альянсом, я ему сказала, что нет. Если не хочет, пусть не верит. Ему же хуже. Так что он поверит. Все равно другого способа это выяснить у него нет. Дождусь связи и все ему выскажу.

Придя к какому-то определенному выводу, Димиа почувствовала некоторое облегчение. Все их положение было каким-то несуразным, сумбурным, и не укладывалось в голове. Так что любой порядок, пусть даже в мыслях, приносил удовольствие. Она решила, что ей делать, и больше не будет об этом думать.

- Ди? Ди, ты здесь?

Синтия. Димиа оглянулась и увидела сестру. Та стояла на пороге приоткрытой двери, солнце золотило ее темные волосы.

- Привет, Син, - слабо улыбнулась младшая сестра.

- Первый раз я сказала тебе: «Привет, можно зайти?» минут пять назад, так что повторно здороваться не буду, - невозмутимо заявила Синтия и плюхнулась на кровать. Попыталась покачаться. Не получилось.

- Ха! – фыркнула Димиа. – Этот матрац не пружинит.

- Почему это?

- Спроси у производителя.

- Если без шуток, - Син неожиданно резко посерьезнела. – Ди, можно с тобой кое-чем поделиться?

У Димиа снова кольнула совесть, но она с готовностью кивнула.

- Говори.

- Ди, мама что-то знает.

Она опустила голову. Теперь и Син заметила. А когда отец заметит? Или он знает, но скрывает?

- Ты, я вижу, не удивлена, - спокойно заметила старшая сестра.

- Я замечала… что-то странное, - с неохотой выдавила Димиа.

- Почему мне не сказала?

Димиа предпочла промолчать. И покраснела.

Синтия молча смотрела на нее. Наконец, вздохнула.

- Ладно, что уж там… Не знаешь, о чем она молчит?

Девушка все также молча покачала головой.

- Точно?

- Син!

- Точно, я спрашиваю?

- Точно.

- Нужно поговорить с ней, - предложила Синтия. – Может, расскажет.

- Нет, Син, я не… Ситх, не знаю, как сказать… Я, в общем, думаю, что нужно подождать с этим. Когда захочет, сама расскажет. Если б это было что-то важное, кажется мне, она бы не стала молчать. Иначе она подумает, что мы ей не доверяем… ну, и всякое такое.

- Понятно, - задумчиво сказала Синтия. Взгляд ее был направлен куда-то за плечо сестры. Димиа охватило ужасное предчувствие. Она медленно оглянулась. Дека подавала признаки жизни.

- Ну, что же ты не ответишь? – заговорила Синтия. В глазах ее был какой-то нехороший блеск.

- Син, я не…

- Отвечай же! – почти крикнула старшая сестра. – С кем ты переписываешься?

- Син, ты не понимаешь!

- И не хочу! Кто это!

- Да откуда я знаю! Сейчас посмотрю.

Она скользнула к тумбочке, молясь всем богам, чтобы это оказался не Китстер. Мало ли, мог кто-то из знакомых обеспокоиться их долгим отсутствием? Мог? Мог. Или та же Ликара, потеряв новых подруг из виду, решила набросать пару укоряющих строчек. Почему так не может быть???

Пальцы слегка дрожали, когда она вводила пароль, открывая сообщение. Все надежды напрасны.

«Что удалось узнать?»

И ниже, словно штурмовик почувствовал что-то неладное:

«Димиа, где ты? Срочно выйди на связь, я говорю, срочно!»

- Ну, так кто? – ударил по ушам холодный голос Синтии.

- Знакомый, - сухо сказала Димиа.

- Знакомый, значит… - Син несколько раз кивнула. – Тайны, как видно, есть не только у мамы. Не зря ты на нее похожа.

Она вышла.

Димиа с проклятьем бросила деку на кровать, отключив ее, не заметив еще одной появившейся строчки, и кинулась вдогонку.

Дом тряхнуло.


Вейдер с тем же самым проклятьем ждал ответа. Его не было. Тогда он напечатал еще:

«Димиа, вы в опасности, ответь мне!»

Только-только он отослал запрос, как экран мигнул, выдав ему ехидным металлическим голосом:

- Соединение разорвано, абонент недоступен. Соединение разорвано, абонент недоступен. Соединение…

Вейдер нетерпеливо вскочил. Вот ситх!

Две минуты назад он стоял на мостике «Экзекутора» и не сомневался, что все пойдет согласно его плану. Он подозревал, что девушка не станет ничего выяснять у сестры, но это ему и не было нужно. Он и так знал, что Синтия Дин в вопросе сведений и информации полный ноль. Ему нужно было просто подтвердить свой искренний интерес к их делу, и это ему удалось. Он стоял и думал, о чем поведет разговор с ней сегодня, думал, как бы его развернуть к Силе, ситхам и джедаям, а потом и возможности обучения, когда подлетел вестовой.

Сердце захолонуло. Что-то было неправильно. Что-то не то было в том, как курьер несется, лавируя меж операторов, как он склоняется к уху Пиетта, как тот, согласно уже выработанной традиции резко бледнеет. Что заставило капитана побледнеть?

Вейдер повернулся и решительно зашагал к ним.

- Капитан! – окликнул он Пиетта. Тот поспешно поклонился.

- Да, мой повелитель?

- Какие-то новости? – спросил Темный Лорд, борясь с желанием взять капитана за грудки и поспрошать, как следует.

Пиетт откашлялся.

- Да, милорд… кгхм, сенсоры фрегатов, оставленных на орбите Набу, доложили о тайном проникновении, кгхм, на поверхность планеты фрахтовика, предположительно, кгхм, фрахтовика повстанцев.

Рука Вейдера сжалась в кулак.

- Предположительно? – тоном, не предвещающим ничего хорошего кому бы то ни было, переспросил он.

- Да, мой повелитель, их засекли при прохождении терминатора, согласно инструкции запросили код доступа, они не ответили и начали прорываться к поверхности. Это могут быть пираты или контрабандисты, но в этом секторе от них уже давно избавились, кгхм. А в соответствии с полученной вами информацией о возможном проникновении войск Альянса, наши люди сделали вывод, что это они и есть…

Вейдер уже не слушал его, его разум стремительно скользил по невесомым путям Силы, туда, туда, к Набу.

Он чуть не вздрогнул. Да, это были повстанцы. И пришли они именно за Эдимирианом Дином и его семьей. И там были не только повстанческие солдаты, о нет. Видимо, Дин был для лидеров Альянса не просто человеком, единожды оказавшим помощь. Здесь было нечто большее. Раз уж они послали джедая. Ну, или почти джедая. Все равно, это плохо.

Он словно очнулся. Шасса, прошипел он про себя. Мятежники улетят с Эдди Дином и прихватят с собой и Димиа Дин. Нетрудно понять, что на нее начнут давить, чтобы она присоединилась к Альянсу. Это будет означать крах всех далеко идущих на ее счет планов. А Темный Лорд не любил, когда кто-то рушил его планы. Очень не любил.

Не дослушав Пиетта, он рванул в свои апартаменты – к компьютеру. Сначала он хотел завязать с ней разговор, а потом намекнуть, чтобы она уматывала оттуда. Повстанцев засекли, так что у них не будет времени ее искать.

Она не отвечала.

Он плюнул на осторожность, откровенно давая ей понять, что нужно поговорить.

Ноль внимания.

Время шло.

А теперь связь вообще разорвалась. Отпад!

Он вызвал мостик.

- Адмирал Оззель, - сказал он. – Передайте на ударную группу фрегатов на Набу: пусть образуют кольцо вокруг планеты. Не дайте повстанцам уйти. Пусть приготовятся к абордажу – все, кто будет на борту фрахтовика, нужны мне живыми.

Он не стал выслушивать подтверждения, вскочил с места и нервно прошелся по комнате, молясь Силе, чтобы командующие ударной группой оказались достаточно расторопными. Иначе им придется умереть.


Димиа остановилась. Не понравилось ей это «тряхнуло». Почему-то возникало ощущение дежа вю. Забыв о Синтии, она вернулась в комнату и выбежала на лоджию. И обомлела. Рядом с домом завис фрахтовик – неровная тарелка, выступающие вперед «жвала». ИТ-1300, определила она. И что дальше?

Из фрахтовика выбежали люди. У Димиа подкосились ноги. Знала она этих людей. Видела голограммы на листовках «разыскиваются Империей». Лея Органа. Мон Мотма. Генерал Риеекан. Последним вышел невысокий молодой человек. Лица она не рассмотрела, но было видно, что волосы у него светлые. Что-то внутри тоскливо заныло. Ну, что же это творится? Я не хочу так! Это нечестно!

Генерал Риеекан оглянулся в ее сторону, махнул рукой: иди сюда. Она осмотрелась. Отец уже выходил из дома, путаясь в рукаве легкой куртки.

Значит, так надо.

Она рванулась в комнату, на автомате схватила деку и припустила на улицу.

Когда она выбежала, они уже взлетали. Незнакомый светловолосый повстанец ухватил ее за руки и втянул внутрь корабля. Трап поднялся.

Она посмотрела на повстанца и чуть было не ляпнула: «А вы, случайно, не родственник Дарту Вейдеру?» Как-то похожи они были. Даже чересчур.

Повстанец, заметив ее взгляд, и не в курсе ее мыслей, обезоруживающе улыбнулся:

- Добро пожаловать на «Тысячелетний Сокол», самый быстрый корабль в Галактике, - он протянул ей руку, помогая встать. – Я – Люк Скайуокер. А вы, должно быть, Димиа Дин? Очень приятно познакомиться.


Глава восьмая. Прорыв

Скайуокер явно хотел добавить что-то еще, но не успел. Его перекрыл голос из интеркома, звучащий с явным кореллианским акцентом:

- Так, а теперь – держитесь!!!

Перегрузка вдавила Димиа в палубу. Очевидно, старт мог посоперничать с остротой и резкостью давешнего папиного снижения. По крайней мере, в переборку вжимало также.

Потом ее перекатило в сторону и чуть не ударило о ящик. Еще один сумасшедший маневр. Чтобы как-то удержаться на месте, Димиа вцепилась в то, что под руку попалось. Под руку попался, как оказалось, Скайуокер. Он смущенно улыбнулся, поднял ее на ноги и аккуратно поволок в сторону воплей. Что там орали, различить она пока не могла: заглушал возмущенный визг двигателей.

- Самая быстрая лоханка в Галактике, - пробормотала Димиа. Люк услышал.

- Я согласен, но не вздумайте сказать это при капитане и его первом помощнике, - он тронул ее за правое плечо, показывая, куда повернуть, - а то кто-нибудь из них оторвет вам руку или голову… на выбор.

Повстанец явно хотел пошутить. Может, в другой ситуации ей и стало бы смешно. Но сейчас ей было тоскливо, и все раздражало. И сходство Скайуокера с Дартом Вейдером настораживало. И вообще… она хочет домой, разве это не понятно?!

Может, он почувствовал ее настроение? А то так сочувственно и понимающе посмотрел… сразу по голове заехать захотелось… чем-нибудь тяжелым.

Раздражение, почти ненависть ко всему и всем, навалилось, как всегда, неожиданно. Если бы он что-то сказал, она бы не удержалась и огрызнулась. А может, и нагрубила. Ну, не нравятся ей повстанцы, что она может с этим поделать.

Молча, они дошли до рубки. «Сокол» трясло, не переставая.

Она услышала спор. Спорили Синтия и какой-то человек, темноволосый, на несколько лет старше, чем Скайуокер, в котором Димиа определила капитана корабля.

Синтия:

- Вы, безбашенный, безрассудный, без… без…

- Без что, милая леди?

- Без все! Так и убить можно, между прочим!

- Если вам не нравится, как я пилотирую, можете выпрыгивать прямо здесь! Я только за!

- Ах вы!..

- Хэн, - успокаивающе сказала принцесса Органа, - обрати лучше внимание на приборы.

Огромный волосатый антропоид, сидящий в кресле второго пилота, рыкнул. По интонации было понятно, что он полностью и целиком согласен.

Отец сидел, опустив голову, чтобы не было видно, что он смеется. Рядом с ним сидел генерал Риеекан, с симпатией поглядывая на него. Деборы Дин и Мон Мотмы здесь не было: должно быть, они сидели в салоне.

Синтия смерила Хэна гневным взглядом и гордо развернулась, очевидно, намереваясь присоединиться к матери и главе Альянса. В этот момент капитан завалил фрахтовик на правый бок. Синтия с визгом плюхнулась животом на колени отцу. Хэн не сумел сдержать торжествующую улыбку. Димиа тоже.

Лея Органа осуждающе покачала головой. Поймав ее взгляд, пилот весело пожал плечами: это не я.

Люк помог Димиа сесть на кресло радиста, сам устроился рядом, сосредоточенно глядя в пустоту.

- Хэн, будь осторожнее, - неожиданно сказал он. – Что-то мне подсказывает, что здесь не все так просто.

- Это тебе Сила подсказала, парень? – насмешливо отозвался Хэн. – И без тебя ясно, что просто никогда и ничего не бывает.

Сила? Сила?! Этот повстанец владеет Силой? Он что, джедай? Она посмотрела на него, не в силах сдержать удивление и интерес. И заметила то, что раньше пропустила мимо глаз: на поясе Люка Скайуокера висел лазерный меч.

По спине прошлись мурашки. Сила и сходство с Вейдером. Это не может быть совпадением, решила она. Она спросит у него… потом.

- Я серьезно, - настойчиво промолвил Люк.

- Да ну я осторожен, - отмахнулся капитан. – И вообще, это же я!

Лея снова покачала головой.

- Хвастун, - усмехнулась она.

- Ага… ох ты, ситх, сколько их!

Окончание его фразы перекрыл мощный рык вуки – Димиа вспомнила название расы антропоида. А вот что тот хотел сказать, осталось для нее тайной.

Она машинально перевела взор на обзорный иллюминатор. Вот уж точно…

На них несся рой огоньков. Насколько она могла понять, каждый из огоньков при ближайшем рассмотрении окажется истребителем.

- Это ловушка, - встревожено сказал генерал Риеекан.

- Они не стреляют! – одновременно с ним сказал Люк.

- Но почему? – в голосе темноволосого пилота слышалось недоумение.

- Мы нужны им живыми, - пояснил Скайуокер. – Вот, смотри – они загораживают нам путь от планеты. А если мы не выберемся из поля ее притяжения, мы не сможем прыгнуть в гиперпространство. Единственный путь, который нам оставлен, - он показал рукой, - прорываться мимо во-он того фрегата. Готов спорить, там уже прогрели установки захвата.

Синтия икнула.

- Так что мы будем делать? – спросила принцесса.

- То, чего они от нас не ждут, - безмятежно сказал Хэн и обратился к Димиа с Люком: - А вам лучше пристегнуться.

Димиа тут же послушалась. Жить ей еще хотелось.

Пилот рванул в самую гущу истребителей. У них, точно, был строгий приказ не стрелять, так как они даже не почесались навести на повстанцев пушки. И плотнее сомкнули строй. Пролететь, не задев кого-то, казалось невозможным. Димиа зажмурилась в ожидании неизбежного удара. Она еще ощутила, как кто-то коснулся ее руки, и услышала успокаивающий шепот Скайуокера:

- Не волнуйтесь, все будет хорошо…

А потом началась свистопляска. Люк, видимо, прикусил язык, очень уж резко он замолчал. Она тихо хрюкнула, хотя и знала, что смеяться над чужой бедой нехорошо.

А потом все кончилось.

С перепугу она открыла глаза.

Они были в гиперпространстве.


Глава девятая. Прыжок

Как они умудрились заснуть все, Димиа не понимала. Сама она в гиперпространстве спать никогда не могла. Почему, она не знала. Просто не могла. А эти – хе, и еще как!

Корабль был тесный и темный. В рубке спали генерал Риеекан, отец, Хэн Соло (она выяснила его фамилию у принцессы Леи) и вуки со странным неблагозвучным именем Чубакка.

В салоне устроились дамы: мама, Син, Мон Мотма, принцесса Органа.

В капитанской каюте – вот наглость! – устроился джедай Скайуокер.

А ей пристроиться было негде. Разве что в трюме.

Все ее злило. Они так спокойно общались в повстанцами, вся ее семья, даже Син, когда-то хотевшая поступить в Имперскую Академию. Отец ее потом отговорил, сказал: «Женщина во флоте… Ну, как же так?!» И сестренка отказалась от своей мечты. А уж мама и папа общались с этой Мотмой, как с дальней, но очень любимой родственницей. Уй, как это было противно.

Но до ее чувств никому дела не было.

Даже присесть некуда…

Что ж, в трюм, так в трюм.

Деку она таскала с собой. Она вообще обнаружила, что зачем-то взяла ее, только когда встала с кресла после выхода в гиперпространство, а та упала с ее колен. Карлист Риеекан неодобрительно на нее покосился, и она поспешила ее поднять. А теперь боялась оставить хоть на минуту, опасаясь, что кто-нибудь из этих шизанутых мятежников включит ее и прочитает сообщения. Ой, что будет… И если Синтия расскажет о ее таинственном знакомом, ей тоже будет. Сначала будет разбираловка, а когда выяснится, что знакомый – штурмовик, первый помощник Чубакка выкинет ее за борт без скафандра.

Сейчас она всех ненавидела.

Включать деку ей тоже не хотелось. Еще бы. Китстер начнет выяснять, отслеживать, ругаться… Интересно, а ей признаться ему, что она находится на корабле повстанцев, или нет? Или он и без нее знает?

А вот говорить ли ей о местонахождении повстанческой базы, когда они туда прибудут? Стоит ли? Да, повстанцы ей не нравились, она была бы не прочь натравить на них Империю, но… ее учили, что стукачи – это самые отвратительные существа в Галактике. Хуже, чем даже трандошаны. И ее семья тоже попадет под удар.

Мысли логично, посоветовала она сама себе. Вейдер отпустил Динов, чтобы заманить повстанцев в ловушку. Так? Так. Повстанцы клюнули, но не попались. Так? Так. Они ведь в гиперпространстве, а не на «Экзекуторе». Вейдер разозлится… ух, как он разозлится! И когда Дины вновь попадут ему в руки, пощады не будет. Так? Стопудово!

Так что делать?

Разум подсказывал: молчи.

Но что-то в глубине ее сердца протестовало. Оно шептало, что молчать не стоит. Но почему?

Димиа сердито потрясла головой. Очнись! Что с тобой?

Пальцы сами собой потянулись включить деку.

Она поднесла ее поближе к глазам и вздрогнула.

«Ответь!»

«Ответь!»

«Ответь!»

«Ответь!»

«Ответь!»

«Ответь же!»

Он все это время пытался с ней связаться. Почему?

Ей захотелось убить себя, но руки словно сами напечатали ответ:

«Отвечаю».

В ответ возникла целая тирада:

«Тебя где Сила носила? Что с тобой? Почему ты молчала, я спрашиваю?! Если бы соизволила ответить, я бы тебя предупредил! Что у вас там происходит? Где ты сейчас???»

Так я тебе и ответила.

«Я не могла тебе ответить. И сейчас не могу».

«Почему?»

Строчка висела. Димиа медлила. Она не должна отвечать. Если он доложит о местонахождении базы Альянса, Вейдеру будет до фени, откуда у него такие сведения. А ее семья погибнет.

Ее что-то словно толкнуло: но надо ответить. Надо. Надо. Отвечай.

Голова медленно склонилась набок.


Вейдер сидел за компьютером, отчаянно тянясь через Силу к разуму этой упрямой девчонки. Он очень плохо знал ее, и видел-то два раза, так что установить подчиняющий контакт вряд ли удастся. Но хотя бы подтолкнуть к нужному решению. Это-то он сможет…

Он чувствовал ее растерянность, ее сомнения, ее – ишь ты, а это интересно – преданность Империи. Он почти видел ее окружение – какое-то темное помещение, тесно, обида. Ненавижу.

Контакт получался на удивление хорошо. Лучше, чем он мог бы предположить.

Он мягко, почти ласково, взял ее разум в бесплотные ладони Силы. Такой податливый… Ответь на вопрос. Тебе же хочется. Ты сама знаешь, что правильно, а что – нет, и никто тебе не указ. Они изменники, тебя не должно волновать, что с ними может случиться. Тем более что с ними ничего не случится, ты и это знаешь. Ответь. Предатели не могут быть твоей семьей. Ответь.

Он ощутил, как она печатает вопрос.

«Разве то, что я отвечу, и буду продолжать сотрудничество, не повредит моему отцу?»

Вот на это Темный Лорд мог ответить однозначно и совершенно искренне:

«Нет. Это ему поможет. Как знать, может, это спасет его?..»

«Объясни».

Он уже ничего не внушал ей, но продолжал держать контакт, изучая ее эмоции, ее реакцию. Кое-что его заинтересовало. Но это потом. Когда минует кризис.

«Это сложно. Но можно будет все повернуть так, будто твой отец сам раскаялся в содеянном и приказал тебе связаться с имперцами. В таком случае, его приговор будет значительно смягчен, а остальным – тебе, твоей матери, сестре – ничего не будет».

«Невозможно. Скажи это Вейдеру».

Он улыбнулся. Уже сказал. Он одобряет. В основном.

«Он сам это сказал. А если упрется – он тоже человек. Его можно убедить».

«Ты так хорошо его знаешь…»

«Работа такая».

Шутки шутками, но кризис миновал. Нужно уточнить.

«Димиа, так мы продолжаем работу? Выгода ясна. Где вы сейчас?»

«В гиперпространстве».

«Все еще? Далеко вы собрались, однако… Сообщишь, когда прибудете на место?»

Пауза. Наконец:

«Хорошо».

«И еще одно. Кто там с вами, из лидеров кто-нибудь есть?»

Снова пауза.

«Есть»

По слову, что ли, из нее вытягивать?

«Кто?»

«Все»

«А конкретнее?»

«Мон Мотма, Лея Органа, Карлист Риеекан, Хэн Соло и это его ручное волосатое чудище, Люк Скайуокер».

Ну, как он и предполагал. А ну-ка…

«И как тебе Люк Скайуокер?»

«В каком смысле?!!»

«Да что ты так нервничаешь? Я просто спросил. Какой он?»

«На Вейдера похож».

Ну, еще бы. Темный Лорд знал, что пацан – его копия в уменьшенном размере, судя по смазанной голограмме, конечно. А вживую на Звезде Смерти он его толком не рассмотрел.

«Что, серьезно?»

«Честно говорю. Мурашки по коже».

Мурашки? Обидно.

«Почему? Ситх вроде не такой уж и урод».

«Не ерничай, ты знаешь, о чем я… Раз уж работа у тебя – все знать».

«Я не ерничаю… Я свяжусь с тобой через два дня, договорились?»

«Нет. Я сама. Что будет, если меня отец потащит с собой на ихнее какое-нибудь важное совещание, и тут ты? Кинь мне адрес, куда я смогу написать».

«Логично. Пиши на этот, куда и сейчас».

«ОК».

Она отключилась. Вейдер усмехнулся. Спектакль ему нравился все больше и больше.


Димиа расслабленно откинулась назад, прижалась щекой к прохладной шершавой переборке.

А ведь он не знает, что Син меня почти раскусила, запоздало ударило ей в голову. Ну, и хорошо. С этим все равно справляться мне. И самостоятельно.

Сейчас ее мучил другой вопрос.

Какого фига она вообще согласилась отвечать?..


Глава десятая. Хот

Димиа прыгала на одном месте, стараясь согреться. Рядом Синтия занималась тем же самым. Она ничего не говорила о том «знакомом», словно забыла о нем. Димиа это устраивало.

Их уверили, что они здесь почетные гости, выдали им, по выражению генерала Риеекана, лучшие помещения, но это не грело. Совсем не грело. Здесь было просто невыносимо холодно!

«Из всех форм жизни, готова спорить, здесь могут выжить только повстанцы, - со злостным ознобом думала Димиа. – Но я-то не повстанец, мне тут не по вкусу. Это не планета, а одна большая морозилка!»

Синтия стучала зубами.

- Может, вернемся в комнаты? – жалобно предложила она.

- Ситх тебе, - флегматично ответила младшая сестра. – Я не для того оттудова вылезла, чтобы тут же вернуться.

- А зачем?

Димиа призадумалась. Правда, а зачем? В их апартаментах было хоть ненамного, но теплее.

- Чтобы осмотреть базу, - чисто из природного упрямства она нашла предлог.

- Зачем тебе осматривать базу Альянса? – скептически фыркнула Син. Она тоже была упрямой.

- Для общего развития, - не осталась в долгу Димиа. – Так ты идешь?

- Нет, - буркнула Синтия и отвернулась от сестры.

Димиа показала язык удаляющейся сестринской спине. Та не обернулась. Димиа тихо расхохоталась и очень вовремя отшагнула в сторону, уворачиваясь от снежка.

«Великая Сила, - все еще смеясь, подумала она. – У них снег даже во внутренних помещениях базы. Кошмар!»

В ответ она бросать снежки не стала. Для этого пришлось бы гоняться за сестрой, а ей стало лень.

Она неторопливо повернулась и побрела, как говорится, куда глаза глядят. Странное выражение, пришло ей в голову. Иногда она любила вот так пофилософствовать. Вот мои глаза глядят в пол. Но сказать, что я иду – куда? – в пол… Нет, так не скажешь. Я иду по полу, да, но не в пол же…

Увлекшись внутренними размышлениями на тему лингвистики и филологии, она не заметила, как налетела на спешащего куда-то Скайуокера.

- Простите, - пробормотала она, еще толком не разобрав, кто перед ней.

- Ничего страшного, - весело улыбнулся он. – Бывает.

Она стояла с ним, натужно пытаясь придумать, о чем с ним можно говорить. Ну, не о Силе же… и не о Вейдере. Хоть и хочется.

Парень, похоже, маялся теми же проблемами.

Наконец, он сказал:

- А вы что здесь делаете? В комнатах теплее.

- Еще один, - усмехнулась она. – В комнатах скучно. Вот, вышла посмотреть, как вы живете.

Она обвела рукой тесный коридор. Скайуокер с интересом проследил за направлением ее взгляда.

- Не впечатляет? – понимающе спросил он.

- Не очень, - призналась она.

- Да, - с неожиданной горечью сказал Люк, - как и весь Альянс. Не надо возражать, я знаю, может, и лучше вас знаю, что вы не хотели никого обижать, так ведь на правду не обидишься… Мы сейчас в тяжелом положении. Империя бьет нас по всем фронтам. Альянс на грани гибели.

- Тогда почему вы не с Империей? – хмелея от собственной дерзости и откровенности, поинтересовалась Димиа. – Раз уж Альянс на грани…

Он, кажется, не удивился. Словно с ним начинает откровенничать каждый третий совершенно незнакомый человек. А то и второй. Конечно, он же джедай…

- У меня с ней свои счеты, - задумчиво сказал он, собравшись с мыслями. Голубые глаза его смотрели на что-то, ей недоступное. – Империя погубила всю мою семью. Сначала погибли родители, мать, отца вообще убил Дарт Вейдер… Видно, он ему сильно мешал. Потом, приемная семья, дядя и тетя… Я не могу представить себя на стороне Империи… после всего этого.

У нее перехватило дыхание, горло сдавило, зубы свело от бессильного отчаяния и гнева. Она не сразу поняла, что это его эмоции, не ее.

- Я понимаю вас, - выдохнула она.

- Понимаете? – он задумчиво взглянул ей прямо в глаза. – Да… Вижу, что понимаете. Но на мою позицию никогда не встанете, верно?

Она открыла и тут же закрыла рот, не зная, что отвечать. Он заметил и успокаивающе взмахнул рукой в теплой меховой перчатке.

- Не надо, не отвечайте, если это вас затрудняет. Я не хотел заставлять вас нервничать, - он помолчал. – Мне сейчас нужно идти. Мне сегодня идти в патруль, но… когда я вернусь, мне хотелось бы продолжить наш разговор.

Он неожиданно запнулся. Она полуобернулась и поняла причину: по коридору несся Хэн Соло.

Он чуть было не пролетел мимо, но затормозил в самый последний момент.

- Эй, малыш, - радостно сказал он, подарив Димиа небрежный кивок. – Ты идешь или мне с Чуи взять баржу, чтобы сдвинуть тебя с места?

Люк неожиданно порозовел.

- Я иду, - сказал он и посмотрел на девушку. – До вечера. Да пребудет с вами Сила.

Она неуверенно отозвалась в ответ:

- Да пребудет Сила с вами, Люк.

Они ушли, а она все еще стояла на мете и думала над его словами.

С ним было очень легко разговаривать. Казалось, ему можно было доверить все сокровенные секреты, поделиться всеми своими тайнами. Нет, он нравился ей не как мужчина… просто, как человек. Как друг. Как брат. Она всегда хотела брата и представляла его именно таким.

Интересно, почему она не заметила этого во время их знакомства? Наверное, обстоятельства не поспособствовали. И она была слишком зла на всех окружающих, чтобы к ним присматриваться. Или это он вел себя сейчас по-другому? Но, так или иначе, она сейчас почувствовала к нему искреннюю симпатию.

Она покачала головой. И его ей придется предать. Когда он узнает об этом, он посмотрит на нее совсем другими глазами.

Да! Она же совсем забыла!

Ей надо связаться с Китстером.

А как не хочется.

Может, не надо? Отключить деку, выбросить ее в снег, и он никогда не появится вновь в ее жизни.

«Брось, - остановил ее голос, который она называла не то интуицией, не то совестью, - ты готова послать к ситхам все свои обязательства только из-за какого-то блондинистого повстанца. Думаешь, это правильно?»

Нет. Она не думала. Она знала. Или нет. Что же делать?


Скайуокер шел рядом со своим другом, почти не слушая его обычную трепотню, погрузившись в собственные мысли.

Из них его выдернул вопрос:

- Эй, Люк, признайся, она тебе понравилась, э?

- Кто?

- Ну, эта… Димиа Дин.

Люк споткнулся.

- Нет, о чем ты! Она хорошая… мне так кажется. Но она же еще совсем ребенок! Да и вообще.

- Что вообще?

- Ну… вообще. Мы не пара.

- Тогда что ты с ней лясы точишь?

Люк не стал обращать внимания на подкол, звучавший в голосе Хэна, он просто ответил:

- Она мне кого-то напоминает…

- Кого?

- Я еще не понял. Но сдается мне, что – меня…

Хэн только усмехнулся, мотнув в сторону головой.

- Пошли, парень. Наши таун-тауны ждут нас.


Вечером Димиа долго ждала. Почему-то она думала, что Скайуокер зайдет, раз уж ему приспичило поговорить. Но он не пришел.

Ее это обидело. Эта обида решила все ее сомнения.

Ночью она дождалась, пока все заснут, и включила деку.

Набрав адрес ответчика, она напечатала:

«Тебя все еще интересно, где обосновались повстанцы?»

Ответ пришел с задержкой.

«Конечно».

Она помедлила последний раз.

«Хот».

«Ты – солнце».

Димиа удивилась неожиданной теплоте, проскользнувшей меж строк.

«Ты очень добр».

«Ну… да, наверное».

«Тебе нужны какие-то подробности?»

«В смысле?»

«Ну, там, обустройство базы, например. Я с ней как раз сегодня ознакомилась».

«Это необязательно».

Какой-то он сегодня неразговорчивый. Почему-то ее охватила тоска.

«Когда вы прилетите?»

«Через тридцать часов».

«И что мне делать?»

«Пока ничего».

Ясно. Он получил от нее все, что хотел, теперь она ему не нужна. И он отдаст ее Вейдеру. Ее и ее семью. На глаза навернулись слезы. Ну, почему она такая дура? Может, сказать мятежникам? Ага. И они смотаются отсюда, а ее оставят ситху на поживу. Благодарю.

Ну, а так и они не смотаются, и она станет… поживой. Ну, хоть не одной умирать. Хоть это и эгоистично.

«Не думай, что я получил от тебя все, что мне теперь на тебя наплевать» - строчка внезапно всплыла на мерцающем экране. Она вздрогнула и поспешно вытерла слезы, словно он мог сейчас ее увидеть. Он словно прочитал ее мысли.

«А что мне думать?»

«Что угодно, но не это. Я не забыл, что такое благодарность. Перед тем, как начать наземную бомбардировку с орбиты, я предупрежу тебя, чтобы ты с семьей успели найти безопасное место. Я обещал, что вам ничего не будет, значит, ничего не будет».

Почему-то Димиа показалось, что это не он. Властные, командирские слова, короткие, уверенные фразы. Не его стиль. Что произошло? Китстер ли это?

Повинуясь порыву, она набрала:

«Кто ты?»

«Я – это я».

Она похолодела. Нет, не он.

«А я – это кто?»

«Димиа… прекрати. Я есть я».

Он резко отключился. Слишком резко. Димиа уронила голову на скрещенные руки.


Вейдера донимали мысли. Множество планов вертелось в его (по-прежнему) вихрастой голове. Димиа и Скайуокер. Скайуокер и Димиа. Скайуокер или Димиа?

Что-то ему подсказывало, что поймать сразу двух рыбок ему не удастся. Вопрос не состоял в том, какую ловить – ловить он собирался обеих, а в том, кого ловить первым. Димиа или Скайуокер?..

Этот вопрос мучил его уже весь день. Он понимал, что был с Димиа излишне холоден и равнодушен, понимал, что не выдерживает тон, но не мог с собой ничего поделать. Да, он навлек на себя подозрения, и всему, уже установленному, хрупкому доверию – каюк, но сейчас он не мог сосредоточиться на ней. Даже не особо волновало местонахождение мятежной базы. Хот… он знал, что там есть поселение повстанцев, давно знал, но теперь выяснил, что это центральный командный пункт. Что ж, примем к сведению.

А тут еще это возмущение в Силе.

Он отстраненно убеждал ее в том, что он - это он, не удавалось ни на йоту, и вдруг накатило ощущение чего-то происходящего. Но не здесь. На мостике. Он должен был быть там.

Стремительным шагом он прошагал над вахтенной ямой, на миг задержавшись у дверей, и его слух уловил обрывок разговора. Пиетт и Оззель.

- …Пусть это фрагмент, но это лучшее, что у нас есть!

- Капитан, в Галактике сотни миров, где могут укрыться повстанцы, а вы предлагаете собрать весь флот из-за какого-то фрагмента! Это могут быть контрабандисты…

Вейдер без зазрения совести перебил высокомерный раздражающий голос Оззеля:

- Вы что-то нашли?

- Да, сэр… - капитан поперхнулся и тут же поправился: - … мой повелитель.

Темный Лорд сделал вид, что не заметил.

- Покажите.

Капитан бросился к голопроектору. Вейдер наблюдал за тем, как он возится с аппаратурой, размышляя о том, что будет делать дальше. Скорее всего, он все-таки примется за Скайуокера. Мальчик хоть немного, но обучен, выше риск, что он сбежит, искать потом – целую вечность. А Димиа – ребенок, никуда она не денется, да и к Империи настроена положительно. С ней успеется. Хотя контакт все равно терять не стоит.

Пиетт все же настроил проектор. Перед Вейдером возникла снежная пустыня и посреди нее горбы энергетических щитов. Местность он узнал тут же. Хот.

- Вот оно! – рука в черной перчатке сжала воздух. - Повстанцы там. И с ними Скайуокер.

- Но, мой повелитель, - заспорил Оззель, - это могут быть колонисты…

Вейдер не стал его слушать. Много чести. Он обращался к Пиетту.

- Курс на Хот, капитан.

И ушел с мостика. Надо будет не забыть сказать Димиа, чтобы убиралась с Хота вместе с повстанцами. Скайуокер попадет ему в руки, а разбираться сразу с двумя… Нет, спасибо. Но только чтобы она не покорно ждала его. Иначе повстанцы поймут, что с ней не все чисто. Убить не убьют, но дело осложнится. Пусть проведет с ними некоторое время, пусть посмотрит, насколько они жалкие. А он уж позаботится, чтобы они выглядели именно так.

Он улыбнулся, предчувствуя победу.

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™