<<  Третья жизнь. Часть 1


Джейлен


Глава двадцать шестая. Перемирие

Димиа чувствовала легкую панику. И что он собирается делать?

Втолкнув ее в свою каюту, он снова закрыл за ней дверь. Несчастного энсина оставил вместе с едой валяться на полу, его судьба, видимо, ситха не волновала.

Девушка мрачно посмотрела на младшего офицера, переступила через его бесчувственное тело и уселась в полюбившееся кресло.

Темный Лорд ничего не сказал…

Судя по недовольному выражению на бледной мордашке Вейдера, Люка он не захватил. Подтверждает ее подозрения на то, что Люк на «Соколе». А «Сокол» за бортом. Пока.

Она бессильно швырнула в замершего дроида инфочипом. Тот не пошевелился, что и так понятно.


Вейдер стоял на мостике перед иллюминатором. Предчувствия ухудшались и ухудшались.

Что же он наделал…

Нет, не умеете вы обращаться с детьми, милорд… Так учитесь.

Его сын предпочел прыгнуть в шахту, чем присоединиться к нему в его правлении. И хотя Вейдер знал, что это дурное воздействие компании на Дагоба, все равно было обидно.

А сейчас, отринув обиду, он продолжал звать своего сына в надежде, что тот соизволит снизойти со своей джедайски-чисто-светло-и-непорочной позиции и признать родство. Сын подспудно что-то чувствовал, его умения хватало, чтобы различить правду и ложь, но он отрицал то, что ему открывает Сила.

Вейдер уже почти смирился с тем, что Люк сейчас сбежит, но у него оставалась Димиа… Гм.

И что с ней делать? Возмущенная, обиженная… сейчас будут разборки. Смешно, он даже их немного побаивается. Почему?..

А вот что с ней делать, знаю. Тащить на Вьюн.

Как зачем? Чтобы обучить вдали от помех. Придется оттуда часто сматываться, чтобы старик не задавался вопросом, а где это пропадает его ученичок, но ничего. Там прекрасное поле для тренировки, обучающие дроиды разных моделей, большая база информации, в том числе и описания упражнений. Она найдет, чем заняться в его отсутствие. И не сбежит… не в кислотный дождь.

Она будет с ним.

Вейдер в последний раз позвал сына:

«Люк… пойдем со мной, сын… это твоя судьба…»

Светлое присутствие неожиданно пропало. Вейдер разлепил глаза. Как??? А разве их гиперпространственные мотиваторы не были деактивированы по его приказу? Не понял…

Он попытался догнать мыслью стремительно уносящийся «Сокол»… почти-почти… дотянуться бы… нет, бесполезно. Слишком далеко.

И снова Димиа.

Надо с ней поговорить.


Димиа, мрачно глядя перед собой, думала о том, что ее ждет. Люк ушел, она это четко ощутила, и злость Вейдеру, кроме как на ней, срывать не на ком.

Она почувствовала его приближение. Легок на помине.

Странно. Он шел, широко распахнув перед ней свой ментальный щит, этакий своеобразный белый флаг. Кажись, не злой. Но расслабляться было рано. Но перемирие примем, это нам на руку.

Дверь открылась. Димиа еще больше нахохлилась в кресле, не поднимая головы. Пусть сперва выговорится он. А потом уж мы ему все-е выскажем…


Эдди Дин мрачно ходил туда-сюда по комнате. Дебора так же мрачно следила за перемещениями супруга. Синтию они отправили в ангар к пилотам – она в последнее время сдружилась с парнями из Разбойного Эскадрона.

В дверь постучали. Они оба давно ждали этого стука, поэтому отреагировали бурно: Дебора встрепенулась на стуле, а экс-сенатор одним прыжком оказался возле старомодной, открывающейся вручную, двери и открыл ее.

Вошла Мон Мотма.

- Мон, - без приветствия начала Дебора, искательно заглядывая снизу вверх в темные глаза гостьи, - есть новости? Только не тяните, умоляю вас!

- Новости есть, - без спешки согласилась Мотма. – Но я бы не сказала, что они очень хорошие.

- То есть? – нервно переспросил Эдимириан.

- Ваша дочь была в плену, - устало пояснила основательница Альянса за вР. – Это стало известно нам из достоверных источников. Она попала в плен в течение или чуть позже битвы при Хоте, некоторое время содержалась на почетном… кгхм… положении военнопленного, провела несколько часов в лазарете, затем сбежала…

- Сбежала? – неверяще воскликнул Эдди. – Неужели?

- В лазарете? – одновременно с ним заговорила Дебора. – С ней что-то случилось?

Мотма сделала паузу, очевидно, раздумывая, кому отвечать первому. Наконец:

- У нас нет данных, были ли у нее какие-то серьезные повреждения, но по свидетельствам и рапортам медиков, которые мы смогли взломать и прочесть из внутренней сети «Экзекутора», она была доставлена на борт с легкими обморожениями и без сознания. И, да, ей каким-то образом удалось сбежать. Вот как это у нее получилось, мы узнать не смогли.

- Главное, что с ней все в порядке, - сказала мать с облегченным видом.

- Это еще не все, - возразила Мотма. – Согласно полученным сведениям, ее делом занимается лично Дарт Вейдер. Похоже, вы были правы, Дебора. Это почетное положение… лазарет из-за каких-то обморожений… я думаю, что он действительно собирается сделать из девушки своего последователя.

- А кто сомневался? – прорычал Эдди. – Сила, она же еще ребенок… Кстати, а от кого вы получили эти сведения? Из сети их так просто не выкачаешь.

- У нас есть осведомитель на борту, - Мотма спокойно встретилась глазами с убитым горем отцом.

- И как он не боится? – вслух подумала Дебора.

- Мы хорошо платим, - чуть улыбнулась Мотма. – Так что можете быть уверенными в качестве информации…

Дверь распахнулась без стука. Мотма поморщилась: она не терпела такой бесцеремонности.

Влетел какой-то мальчишка-курьер:

- Новая информация о вашей дочери, - сообщил курьер и только тут заметил главу Альянса. Покраснел до корней волос: - Ой, здрасте, мэм…

- Здравствуйте, молодой человек, - прохладно поздоровалась Мон и протянула руку за инфочипом. – Можете быть свободны.

Курьер покраснел еще сильнее и спешно освободил помещение.

Мотма протянула запечатанный пакетик с кристаллом внутри сенатору Дину.

У того дрожали руки, пакетик порвался, сенатор, не глядя, бросил его на пол. Чуть не уронил инфокристалл, вставляя его в деку. Он вгляделся в строчки и застыл.

Мон тем временем говорила Деборе:

- Если она на свободе, дело осталось за малым, просто найти и…

- Она не на свободе, - яростно бросил Дин. – Она снова захвачена! Дня два назад, на Беспине. А сбежала вообще недели две назад! Информация достоверная, это да, но несколько неактуальная!

На лице Мон Мотмы не дрогнула ни одна черточка.

- Вы же понимаете, - ровно сказала она, - как сложно кому-то связаться с нами с флагмана Дарта Вейдера. Неудивительно, что сведения запаздывают. Благодарите и за это.

- А если не будем благодарить? – бушевал Дин.

- Эдди, - мягко окликнула его жена. – Успокойся. Ты все прекрасно понимаешь, так что держи себя в руках.

Эдди направился к выходу.

- Ты куда? – немедленно встревожилась Дебора.

- Найду Син, - сказал он, не оборачиваясь. – Она имеет право знать.

Мотма старательно смотрела в иллюминатор звездного крейсера Мон Каламари. Из него была видна вся Галактика.


Вейдер вошел и замер у порога. Девчонка неумело делала вид, что не замечает его. Ярость кипела в ней, он чувствовал, но она ее сдерживала.

- Поговорим? - спокойно предложил он. Да, он был все еще зол, но не так уж и сильно. Он сожалел, что не стал с ней тогда говорить, глядишь, не пришлось бы сейчас препираться. А что прения будут, он не сомневался.

- Говори, - равнодушно сказала она. Плохая из тебя актриса, солнышко. Для ситха – плохая.

- У меня только один вопрос, - все так же мягко проговорил он, - и ты его знаешь.

- Почему я решила предупредить Скайуокера? – она в упор взглянула на него. Боится.

- Нет, - он качнул головой и сдул непокорную прядь, упавшую на лоб. – Вторая попытка.

- Ради чего я выбиралась из запертой каюты?

Вейдер внимательно посмотрел на валяющегося энсина. Кажется, он заметил его впервые.

- Нет. Последняя попытка.

Она продолжала смотреть на него в упор. Не доходило. Эх, молодежь, мысленно вздохнул он, вечно вы концентрируетесь на пустяках. Ну, сама посуди, зачем мне разбираться с тобой, без пяти минут моей ученицей? Какая разница мне, что ты сделала или попыталась сделать, если тебе это не удалось, намерения легко можно вытравить, а твои действия вреда никому не принесли… Ну, почти никому. Он снова посмотрел на энсина. В лазарет его… Он потянулся к терминалу, отрывисто отдал распоряжения, дождался, пока неудачливого мальчишку уберут с глаз долой, и только потом вновь обратил внимание на Димиа. Та не меняла позы. Молча.

- Ну, - напомнил он ей и о себе.

- Что – ну?

- Ты будешь учиться или нет?

- Нет, - буркнула она.

- А ты хорошо подумала?

- Лучше некуда.

- А мне так не кажется.

- Зря.

- Почему?

- Потому что.

- И это все твои объяснения?

- Да.

- Скудно. Словарного запаса не хватает?

- Этого всегда хватает, но я не вижу причин расписывать свое решение.

- Ну и не надо.

- Не надо?

- Я и так все знаю.

- Зачем тогда спрашивал?

- Проверить твою искренность и дружелюбие.

- Не знаю таких слов. Для тебя.

- А говорила, словарного запаса хватает.

Она промолчала. Явно не любит, когда ее подкалывают. Вейдер вздохнул и подошел ближе, к самому креслу, задумчиво оперся на спинку.

- Так было надо, - сказал он чуть ли не извиняющимся тоном.

- Не верю.

- Я тебе честно говорю.

- Не верю.

- Он же жив остался.

- Ты его пытал. Ни за что.

- Ты хоть знаешь, что он однажды сделал?

- Я знаю, что он не так уж и плох для контрабандиста и повстанца.

- Он меня однажды подстрелил.

Димиа уставилась на Темного Лорда. В каком смысле???

- В том, что во время атаки на первую Звезду Смерти… знаешь об этом, да?

- Слышала.

- Так вот… Я вылетел на прототипе ДИ-опережающего. И он – на своем драндулете. Он расстрелял моего ведомого, подбил второго – тот врезался в стену каньона, взорвался, - и подбил меня. Так что можешь считать мой поступок местью. Это ты можешь понять?

- Нет.

- Нагло врешь мне в глаза.

- Отстань.

- Не дождешься.

- Знаю…

- Мир?

- Ни за что в жизни.

- Злюка.

- С кем поведешься…

- Это называется – переводишь стрелки. Не выйдет.

- Посмотрим – выйдет или нет.

- Посмотрим, посмотрим… Так мир?

- Ситх с тобой.

Вейдер улыбнулся. Легко смиряется. Сговорчивая.

- Он с тобой, - возразил он.

Запищал комлинк.

Лорд Ситхов включил связь.

- Лорд Вейдер слушает.

- Милорд, - голос Пиетта, - пришло срочное сообщение от Его Величества. Требуется наше присутствие в Центре Империи.

Ах, ты, слимо…

- Временные рамки?

- Тотчас же.

- Курс на Центр Империи, адмирал, - отдал приказ Вейдер и отключился.

- В чем проблема? – поинтересовалась без зазрения совести подслушивающая Димиа.

- В том, как тебя спрятать под самым носом Императора, - насмешливо сказал он, хотя ему было невесело.

- А где-нибудь по пути выкинуть? – живо предложила она.

- И как ты это себе представляешь? – он усмехнулся. – Даже я не смогу скрыть твое исчезновение от всего экипажа суперразрушителя. Навигаторы, канониры, весь офицерский состав, обслуга – все они будут в курсе. А когда прибудем на Корускант, кто-нибудь да проболтается.

- И что мы будем делать?

- Ничего. Ты не сойдешь с корабля. Кроме того, одну я тебя все равно не отпустил бы. Ищи потом по все Галактике…

- А если обо мне узнает он? – она выразительно кивнула куда-то вверх.

- Будем стараться, чтобы не узнал. Тренировки отменяются. Попытаешься применить где-то Силу, когда будем на подходе к столице – я тебя лично из шкурки вытряхну. Понятно?

- Ага. Только один вопрос.

- Валяй.

- Почему ты называешь Центр Империи Корускантом? Это ведь республиканское название, а ты ж столп Империи. Непатриотично как-то.

Кажется, она веселилась.

- Мне это название ближе, - отрезал он. – Времени нет выговаривать этот «Центр Империи». И вообще – какая разница?

- Ну, не знаю…

- Это был риторический вопрос.

- Так на Корускант?

- Точно.


Глава двадцать седьмая. Заговор

Казалось, все было настолько хорошо, что лучше быть просто не может быть. Какой-то странный мир настал в душе Димиа Дин: не переставая бояться своего покровителя, не переставая с ним спорить до хрипоты, не переставая тосковать по семье, не переставая ощущать себя пленницей, она почему-то чувствовала, что все наконец-то встало на свои места. Что все идет так, как и должно идти. Это должно бы заставить девушку призадуматься, но думать ни о чем просто не хотелось. Хотелось – быть. Как она была сейчас. Под защитой.

Защита и опека убаюкивали все чувства, Димиа ходила словно во сне, говорила словно во сне, жила словно во сне.

Вейдер делал все, чтобы установить с ней предельно дружеские отношения, она чувствовала его усилия: временами ему было очень сложно, еще бы вот так просто запанибрата общаться с какой-то посторонней гражданской – это требовало… она даже не могла сформулировать, чего именно это требовало. Но Темный Лорд не привык к такому общению, он, кажется, вообще не привык к общению, и сейчас его попытка подружиться с ней колоссально его напрягала.

Она по мере возможности старалась идти ему навстречу, не доставала вопросами, которые и так куда-то делись. Кажется, он был ей за это благодарен.

В последнее время он почти не появлялся в своих апартаментах. Теперь, так как она сменила статус пленницы на статус подопечной, ей отвели собственную комнату, но все равно время она коротала у Вейдера – по привычке. Там, во-первых, было кресло, к которому она привязалась похлеще, чем к какому-нибудь домашнему зверьку, а во-вторых, компьютер. Вейдер не очень одобрял ее страсть к ГолоНету, но не запрещал. Прекрасно понимая, что общаться в Сети сейчас категорически нельзя – опасно, она даже не пыталась, и Вейдеру не было нужды ей об этом напоминать. Ей просто нравилось лазить в паутине, искать там новости обо всем на свете, сейчас это стало почти единственным развлечением.

Поначалу было еще одно – рассказы Вейдера о ситхах древности, об Экзаре Куне, о Марке Рагносе, о Нага Садоу, о Фриддоне Надде, о легендарном Дарте Бэйне и многих других. Его уроки помогали ей понять философию и идеологию ситхов – идеологию и философию свободы. Ей она казалась такой естественной и в то же время такой мистической…

Идеология провозглашала первым достоинством ситха терпение, так как именно терпение помогло выжить ситхам под гнетом Светлого Ордена. Вот уж о чем Димиа бы никогда не подумала… Вейдер долго объяснял ей разницу между такими стихиями человеческого разума и вселенского пространства, как Зло, Хаос, Смерть, и Тьмой. По его словам, общего там было столько же, сколько у вуки с суллустианином.

«Две ноги, две руки и одна голова, зато и конечности вуки руками и ногами, собственно, не назовешь, только лапами, и вообще, один – антропоид, другой – грызун. Вывод: общее между этими стихиями одно – они существуют».

Тьма, как он объяснял, «есть такое состояние разумной души, в котором не существует предрассудков, не существует стадного инстинкта, не существует «слепоты», а есть только свобода действий. Есть обостренные чувства. Причем совершенно естественные чувства: жажда быть первым, жажда знать, желание делать то, что тебе хочется, а не то, что тебе предписано, тяга поворачивать против течения толпы».

А разве ненависть, страх – это естественные чувства, хотела спросить Димиа, но он уже отвечал.

«Да, они абсолютно естественны. А разве ты этого не замечала? По большей части люди враждебны друг другу, не все, но большинство. Это доказывает хотя бы то, что испортить отношения с пусть и близкими людьми гораздо легче, чем потом их налаживать. А если бы разумные существа имели иную структуру, то было бы наоборот. И все – боятся. Чего-то, но боятся. Все без исключения боятся той же смерти».

«А ты боишься?» – спросила Димиа.

«Да, - ответил он. - Я тоже боюсь».

«А почему тогда кто-то говорит, что не боится?»

«Лжет. Или просто никогда не задумывался о смерти».

«Но из ненависти вытекает жестокость, беспричинный садизм. И это Тьма?»

«Пойми, ненависть не бывает беспричинной. Ненавидеть можно за что-то. И жестокость, и садизм – это просто месть».

«Месть за что?»

«За ненависть…»

«Я не поняла».

«Поймешь».

«Так ты отрицаешь, что садизм бывает беспричинным?»

«Нет».

«Тогда что ты тогда только что говорил?»

«Я говорил, что из ненависти вытекает месть. А садизм… Садизм есть садизм, и к Темной Стороне он не относится».

«А к чему относится?»

«К сумасшествию…»

«Чего-чего?»

«Тьма – это не огонь бешенства, ты сама это поняла, на собственном опыте, так?»

«Ага».

«Тьма – это холодный расчет, удержание своих эмоций в себе с целью найти в них Силу для осуществления мести. Тьма не допускает опрометчивых шагов. Кто их допускает – сходит с ума. Садизм – опрометчивый шаг».

«Но я… я ведь не сошла с ума».

«А могла бы. Не окажись меня поблизости».

«Это все очень сложно».

«Напротив. Это – азы жизни».

«Значит, жизнь – крайне сложная штука…»

«А кто спорит…»

«А ты ненавидишь?»

«Ненависть – моя жизнь».

«То есть?»

«В ненависти моя Сила. Я способен на многое, но раскрыться полностью ситху возможно, только ненавидя. Сочетание холодной головы и сдерживаемой ярости дает поистине неограниченный источник энергии».

«Разве это не противоречит друг другу?»

«Нет».

«Но как???»

«Когда перейдем от теории к практике, ты увидишь, как это».

«А что или кого ты ненавидишь?»

«Все. Весь окружающий мир».

«Весь? Ни фига себе… Но почему?»

«А за что его любить?»

«Ты считаешь, в жизни нет ничего хорошего?»

«Я же не максималист… Просто плохого – больше».

«И это надо исправлять?»

«Конечно. А чем я, по-твоему, занимаюсь?»

«Собираешься захватывать власть, э?»

«Угадала».

«И жизнь от этого станет лучше?»

«Моя – точно».

«Типичная оговорка… А если жизнь станет лучше, то ненавидеть будет нечего. Будешь ли ты тогда ситхом?»

«Буду. Хотя бы потому, что найти объект для ненависти – самое простое дело в Галактике. Мир не бывает идеален».

«Поэтому ситхи и творят зло? Чтобы им потом было, что ненавидеть и откуда брать Силу?»

«В точку».

«А джедаи?»

«Что – джедаи?»

«Откуда они черпают Силу?»

«Ты что, на джедая учишься? Мы о другом, кажется, договаривались».

«Ну, да… Но я же должна знать своих врагов».

«Отговорка. Ты просто суешь свой любопытный нос во все щели».

«Какой ты ласковый…»

«Только ради тебя…»

А сейчас он был занят таинственными приготовлениями в высадке на Корускант и где-то пропадал. Она тосковала и лазила по Сети в своем очень странном состоянии защищенности.


- Мон Мотма зовет вас к себе, - в комнату к родителям заглянула Синтия. Лицо ее было усталым и вымазанным в смазке. Позади маячили Йансон и Антиллес.

- А что такое? – раздраженно спросил отец.

- Какие-то новые подробности, - сказал Антиллес. – И предложение Мотмы по поводу, как вызволить вашу дочь из плена.

- Пошли, - сказала Дебора и незамедлительно последовала собственному совету.

Апартаменты Мотмы были близко. Они дошли быстро.

Мон была одна, и сама открыла гостям дверь. Увидела пилотов и вежливо приказала:

- Коммандер Антиллес, лейтенант Йансон, не будете ли вы так любезны оставить на время? После я поговорю с вами.

- Как прикажете.

Пилоты ушли. Син помялась и неожиданно ушла вслед за ними. Дебора поглядела ей вслед с недоумением и обидой. Мон сделала вид, что не заметила.

- Итак, - начала она, когда закрылась дверь, - мы узнали кое-какие подробности о повторном пленении Димиа.

- Какие именно?

- На Беспине имперцы заметили небольшой корабль, принадлежащий некоему Тэлону Каррде. Наши специалисты утверждают, что он мелкий контрабандист и торговец информацией, ничего серьезного. Не знаю, для чего имперцам понадобилось их захватывать, по-видимому, это была случайность, они чем-то помешали Империи, странно, что их просто не уничтожили… но так или иначе на борту фрахтовика оказалась ваша дочь. Как она туда попала, наш осведомитель не знает, и знать не может.

- Как это нам поможет?

- Еще не знаю… Интересный факт: наш человек считает, что ваша дочь сдалась практически добровольно, уж не знаю, почему…

- Почему что? Почему сдалась или почему считает?

- И то и другое. Есть еще кое-что: в ангар для передачи заложницы прибыл лично Лорд Вейдер, немного задержавшись – его не было на флагмане. А после того, как Димиа препроводили в место заключения, из ангара… кгхм, вынесли несколько десятков мертвых и тяжелораненых штурмовиков.

- Что?

- Странно, не правда ли? Не мог же лорд Вейдер убивать своих же людей?

- Но не Димиа же! Она на это просто не способна… - воскликнула Дебора и почему-то осеклась, побледнев.

- Будем на это надеяться, - жестко сказала глава Альянса. – И еще – я выдвигаю предложение выслать на «Экзекутор» опытных коммандос, чтобы они вернули ее на нашу базу. Но сперва надо узнать подробности сдачи, действительно ли она сдалась добровольно, чтобы знать, чего от нее ожидать.

- Резонно, - кивнул Эдди. – Но как вы?..

- Как я уже сказала, наш шпион этого не знает, кроме того, мы не хотим им рисковать, его помощь может нам пригодиться при спасательной операции, так что я намерена отправить Разбойный Эскадрон на поиски Тэлона Каррде.

- Мы можем только поблагодарить вас, - Дебора склонила голову.

Мон Мотма молча кивнула в ответ и потянулась к комлинку, чтобы позвать к себе Антиллеса с Йансоном.


- Принц…

- Инженер Куат, - зеленокожий антропоид, в котором любой взгляд мог определить фаллиена, изящно кивнул в знак приветствия. – Вы что-то хотели мне сказать?

- Безусловно, принц…

- И что же это?

- Буду ли я прав, если предположу, что ваши отношения с милордом Вейдером в данный момент несколько напряжены?

- Вы переходите прямо к делу, - тонко улыбнулся фаллиен. – Мне нравится это в разумных существах. Да, будете.

- В таком случае, вы можете рассчитывать на мою всестороннейшую поддержку.

- Я и не сомневался, инженер. У вас есть полезная нашему делу информация?

- Вы проницательны, как всегда, принц…

- О, обойдемся без лести, инженер. Поверьте, я уже устал от нее. Что же это за информация?

- Дорогая и очень интересная, мой принц.

- Предполагаю, что двенадцати миллиардов кредиток на счету верфей Куата хватит, чтобы измерить ее цену?

- Разумеется, принц.

- Тогда говорите, инженер. Я сгораю от любопытства.


Глава двадцать восьмая. Корускант

Димиа молча смотрела в иллюминатор. Молча – потому что не было слов, чтобы выразить увиденное. Не просто шар, не просто мир, нечто… Капля расплавленного дюракрита, еще не остывшая, с вкраплениями сверкающей драгоценной крошки. Темный шарообразный кристалл с выступающими далеко за пределы атмосферы выступами и протуберанцами строгой геометрической формы, каждый из которых при кажущейся хаотичности занимал свое место, воссоздавая гармонию, давно забытую в этой Вселенной. Мир… урбомир. Монумент прогрессу и загниванию одновременно. Воплощение всех пороков всех рас… Стоп, это я подумала?

- Нет, не ты, - успокоил ее незаметно подошедший сзади Темный Лорд. – Это я.

- Тебе чем-то не нравится Центр Империи?

- Он мне всем не нравится.

- Почему???

- А что в нем хорошего? Знаешь присказку: что естественно, то не безобразно? А в Корусканте давно нет ничего естественного. Он – безобразен.

Димиа скептически приподняла бровь. Ей не верилось.

- Ты поймешь, когда поживешь там некоторое время, - посулился Вейдер. – Уже спустя недели две, если, конечно, мы задержимся здесь настолько, ты начнешь тосковать.

- Почему?

- По жизни.

- Какой жизни? Что, на Корусканте ее нет? А я не сказала бы…

- Там, внизу, - Вейдер кивнул на планету под ногами, - сотни и тысячи миллионов живых существ. Но они – не живут. Они либо существуют, либо портят существование другим. Психология столичного жителя очень сильно отличается от психологии жителей нормальных планет, - он выделил голосом слово «нормальных». – Здесь нет ни взаимовыручки, ни взаимопомощи в масштабах, превышающих семью.

- Почему?

- Хочешь знать? Видишь ли, социологи выделяют здесь некий феномен – в Центре Империи почти нет среднего класса, который повсюду считается обычными людьми. Здесь либо нелегалы – нищие существа, прибывшие для того, чтобы заработать на жизнь темными делишками, либо существа высшего разряда – такие как Ксизор, скажем, - которым зазорно при их влиянии и силе жить где-то еще, кроме как в столице. И их основное занятие – интриги. Иными словами, те же темные делишки, только задевающие судьбы тысяч людей и экзотов. И не для того, чтобы заработать себе на жизнь, а ради тупого развлечения.

- А сам ты?

- А меня нельзя назвать столичным жителем.

- Разве ты не здесь живешь?

- Я сюда наведываюсь. По возможности, реже.

- А где тогда твой дом? – подумав, спросила Димиа.

Вейдер задумчиво смотрел на чудовищный мегалополис.

- Везде, - сказал он странным тоном.

- Это как?

- Вот так. У меня нет дома. Мой дом там, где моя Империя.

- А как же отчий дом и все тому подобное?

Темный Лорд хмыкнул.

- Не напоминай мне о нем.

- А мне интересно.

- А мне нет.

- А мне интересно.

- Отвяжись.

- Это я к тебе привязалась? – искренне возмутилась девушка. – А не наоборот?

- Какая разница?

- Большая.

- Ну, где ты родился?

- Не помню.

- Нагло врешь мне в глаза. Все ты помнишь, только упираешься.

- И буду упираться.

- Я не буду с тобой разговаривать, - Димиа демонстративно отвернулась и надула губы. Ну, и что, что он не увидит. Зато почувствует.

Она ощутила, как он бесшумно развернулся от обзорного экрана и уставился на ее затылок. Вздохнул. Качнул головой.

- Не выйдет, - сообщили ей. – Меня ты этим не проймешь. Будешь молчать – мне же лучше.

Она сохраняла упорное молчание, изо всех сил закрываясь ментальным щитом, чтобы он не понял, что это она так прикалывается. Он, конечно, легко мог бы проломиться сквозь ее щиток, но не делал этого. Лучше ему… Этак и по-настоящему обидеться можно.

Она гордо прошествовала к выходу. Ее проводили пристальным взглядом. На Вейдера она не смотрела, и так было понятно, что на его точеной мордашке формируется слегка недоуменное выражение. Она представила, как выходит, на пороге оборачивается и показывает ему самый распространенный неприличный жест из комбинации пальцев. Эх, жаль, смелости не хватит на такое.

Ой… Кажется, от напряжения эмоций ментальная защита слетела. Он это видел?..

Дверь захлопнулась перед носом. Видел, значит…

- Дожил, - горестно пробасил сзади Вейдер. – Никакого уважения. Малолетки издеваются над Темным Лордом и выкручивают fuckи. Не думал, честно говоря, что когда-нибудь докачусь до того, что стерплю такое…

- Стерпишь, - дрожа от собственной наглости, заявила она. – И не то стерпишь, раз решил, что я подходящая кандидатура в ученицы.

- Стерплю, - мрачно согласился Вейдер. – Но это, пока ты не можешь защищаться – я слабых не трогаю.

- Ты меня обрадовал.

- И не сомневался, - он мягко глянул на нее и пошел к двери, чуть задев ее плащом. Димиа как током огрело от этого случайного прикосновения.

- Куда?..

- Вниз, - усмехнулся он. – Дела, понимаешь ли…

- А мне что делать?

- Ждать, - последовал краткий ответ.

- Мне с тобой точно никак нельзя?

- Стопудово.

- Милорд, где вы нахватались таких выражений?

- А ты как думаешь? – он покосился на нее, она в очередной раз отметила, как идет ему этот косой взгляд.

- Да есть предположения…

- Молодец. Сиди тихо и не высовывайся; динозавры высовывались – вымерли, а тараканы до сих пор ползают.

- С чего такое хорошее настроение?

- Кто его знает… До встречи.

Димиа провожала его взглядом.

На пороге он остановился.

Она замерла: неужели сейчас покажет?..

Он покачал головой.

- Каждый думает в меру своей распущенности, - авторитетные заявления получались у него просто на диво авторитетными. – Кстати – родился я на Татуине. Хороший отчий дом, не правда ли?

- Зато тепло, - ошалело пробормотала она в удаляющуюся широкую спину.


- Воистину интересно, - фаллиен задумчиво барабанил по подлокотнику тонкими когтями. На полировке оставались царапины. – Сбежавший сенатор, пропавшая дочурка, тетя – Рука Императора… Из этого может получиться нечто интересное.

- Да, мой принц… Когда Император узнает, что его ученик строит козни за его спиной…

Ксизор прервал Куата легким жестом.

- Оставлю на запасной вариант, - небрежно сообщил он. – У меня есть другая идея, как низвергнуть Вейдера с тех незыблемых высот, где он, по его ситховскому мнению, пребывает. Ваша информация, инженер, стоит затраченных кредиток, но нужны доказательства и еще раз доказательства. А не ваши голословные утверждения.

- Принц, это не голословные…

- Для Императора – голословные. И, можно у вас поинтересоваться, Куат, – вам-то что выпадает с этого дела?

- Этот сенатор был моим другом, принц, - голограмма Куата взглянула в фиолетовые глаза фаллиена. – Он теперь вне закона… из-за Вейдера. Мне… обидно за него, скажем так.

Ксизор покивал.

- О да, друзья – это самое важное, что бывает в жизни, и за них стоит рисковать всем, что имеешь, - издевательство так и сочилось в его равнодушном голосе.

Куат замер. Оскорбление было откровенным. Ксизор остро наблюдал за его реакцией. Провоцировал, зараза… Не выйдет.

- Полностью с вами согласен, принц, - инженер склонился в церемонном поклоне.

Ксизор отключил связь, не прощаясь. Вот идиот. Идиот и трус. Впрочем, с такими легче всего работать. Жаль, они долго не живут, а может, это хорошо? В любом случае, такие затраты средств…

Фаллиен с отвращением поглядел на поцарапанную полировку и легко поднялся с кресла.

- Заменить, - бросил он дроиду-секретарю, маячившему в углу, и сам себе проговорил. – Когда что-то портится, это надо менять… И вообще надо заменить интерьер. В Империи.


Глава двадцать девятая. Шпионка

В мрачном туннеле гиперпространства летели изящные хищные силуэты «крестокрылов».

Ведж мрачно думал. Конечно же, никого, кроме них, послать на это задание не могли. А сейчас они должны носиться по всей Галактике, чтобы разыскать какого-то контрабандиста. И ведь не какого-нибудь, а старого знакомца… Эх, не хотелось Антиллесу еще раз встречаться с Когтем.

Он вспомнил: долгая дорога вместе с посредником, множество предосторожностей, потом он сидит в довольно роскошном помещении, ему было всего пятнадцать, Сила, это было вечность назад, заходит Каррде, этакий киношный импозантный контрабандист, не то, что взлохмаченный мальчишка с оттопыренными ушами и дерзкими глазами, торчащий перед ним сейчас, язвящий: «Я не возьмусь за заказ того, о ком не слышал ничего плохого… Потому что, если о человеке не слышно ничего плохого, это значит, что о нем вообще ничего неизвестно…», как же тогда захотелось вжать голову в плечи, он ожидал выстрела, но Коготь просто наклонил голову в знак уважения и вышел…

Кажется, предстоит новая встреча. Если они его найдут. Но – приказ есть приказ. Разыскать – вот параметры миссии, и как он любил говорить, проигрыш в план операции не входит. Они его найдут, даже если на это придется потратить станг времени и станг топлива. Казенное, не жалко.

Он отбросил со лба непослушные темные пряди: в кокпите он снял шлем, плюя на все правила техники безопасности. И начал готовить истребитель к выходу из гипера, насвистывая сквозь зубы приевшиеся, приторные, не оправдывавшие себя, но все равно магические слова:

Мы пара стреляющих звезд,

Нас ничто не остановит!


- Мотма, - Дин вежливо поклонился, приветствуя статную темноволосую женщину в кресле. Та неторопливо кивнула в ответ, давая понять, что рада видеть, ждала, заходите, не стесняйтесь, присаживайтесь, быстрее бы вы уже ушли…

- Я попросила вас придти, чтобы сообщить о том, что план операции по спасению вашей дочери уже разработан, осталось лишь получить уточняющую информацию от Проныр.

- Но вы же говорили, что эта информация полностью определяет план операции… - усомнился Эдди.

- Да, но наш план предусматривает несколько вариантов развития событий. Проникновение на «Экзекутор», затем связаться со шпионом, добраться до камеры – там либо спасти, либо захватить вашу дочь – наш человек обеспечит беспрепятственный отход с «разрушителя», затем – сюда.

- Просто, как все гениальное, - недовольно проворчал экс-сенатор.

- Вы чем-то недовольны? – картинно удивилась глава Альянса.

- Это безумно, - не колеблясь ни секунды, сказал Дин. – Безумно. Вы загубите людей и мою дочь вместе с ними.

- У вас есть другие, более приемлемые, предложения? Мы с удовольствием их рассмотрим.

Не в бровь, а в глаз. Эдимириан сник.

- Нет, - сконфуженно признался он. – Я не тактик, и тем более, не стратег.

- Тогда позвольте действовать нам, - железно подвела итог Мотма.

- Когда операция?

- Как только Проныры сообщат нам о том, что нашли Каррде. В тот момент мы вышлем людей. Ко времени прибытия, они уже будут знать, с чем примерно им придется столкнуться.

- Мне не нравится ваш тон. Что вы имеете в виду – столкнуться с чем?

- С враждебностью или сотрудничеством со стороны Димиа, - отрезала Мон. – Вы были на предыдущих обсуждениях и прекрасно все понимаете.

- Мне это все равно не нравится!

- Реальность жестока.

- Вы тоже.

- Все мы должны быть реалистами.

Эдди бросил, уходя:

- Как вы попали в лидеры Альянса? По-моему, самое подходящее для вас место – это место Йсанне Исард. Вам не говорили, что вы на нее похожи?

И, не дожидаясь ответной реакции, с силой захлопнул за собой дверь.


Димиа тренировала реакцию: лежа на полу, подбрасывала вверх дротики и уворачивалась от них. Занятие нескучное – только расслабишься и тебе рраз по лбу или в другое чувствительное место! – и проявлений Силы не требовалось.

Она чувствовала, что что-то назревает. Вейдер улетел, но она почему-то подозревала, что он скоро вернется. Что-то ей говорило об этом.

…Холодная волна накрыла ее с головой и тут же отпустила, оставив в душе пряное ощущение кромешной темноты. Она вскочила и подбежала к иллюминатору, так подсказала интуиция.

Внизу проплывали остроконечные башни Императорского Дворца. Димиа стало страшно.

Прошло уже более семи часов, как Вейдер улетел. Быстрее бы он уже появился… Она обхватила себя за плечи. Звенящая темнота все никак не оставляла ее в покое. Нестерпимо захотелось упасть в прохладный мир Силы, спастись там от всепронизывающего мокрого мрака – совсем не того, что показывал ей Вейдер. Этот мрак был… она не сразу нашла слов. Он был сумасшедшим. Хотя бы потому – что иным. До невозможности иным.

И это… это был Император?

Она обязательно спросит у Вейдера. А если он скажет, что да, она спросит, как он до сих пор жив. Она бы не выдержала. Ей и сейчас-то трудно. А он вот так – подолгу… Кошмар. Понятно, что он здесь надолго не задерживается.

Ну, где же он???

- Да здесь, - раздался от двери яростный низкий голос. Димиа подпрыгнула. Ни фига себе маскировочка! Она даже биения в Силе не почувствовала.

- Зачем же так прятаться? – осторожно поинтересовалась она. – Я так заикой могу стать.

- Вылечу, - буркнул он и сбросил плащ – в каюте было жарко.

- Как?

- Вот начнешь заикаться и узнаешь.

- Почему ты такой скрытный?

- Пугать тебя раньше времени не хочется.

Димиа застыла с открытым ртом. О нахал...

- Не махал, а дирижировал, - поправил ее Темный Лорд, видимо, стремясь перевести все в шутку. Она не сдержалась, улыбнулась.

- Так зачем ты так прячешься? – повторила она. – От него?

И кивнула куда-то вверх. Это уже стало у них условным обозначением. Чтоб не произносить лишний раз всуе, кого.

- Угадала, - он небрежно смахнул с кресла ее расческу и сел. – Иначе нельзя.

- Почему?

- Я бы уже был поджаренным. В румяной корочке.

- Че-его?

- Император любит молнии Силы. А еще больше любит поджаривать ими тех, кто провинился.

- Ого, - протянула она, - а твоя… закрытость его не настораживает?

- Наверное, настораживает, - Вейдер пожал плечами. – Но он недостаточно силен, чтобы проломиться сквозь мою защиту.

- Недостаточно?

Он усмехнулся.

- Ну, не проламывается же, - пояснил ситх, - значит, не может. Значит, недостаточно.

Она хмыкнула.

Он глянул на нее и тут же отвел взгляд. Проверял, не издевается ли. Издевается…

- А почему у меня такое чувство, что ты чем-то сильно недоволен? – наконец, нарушила она молчание.

- Потому что я недоволен, - мгновенно откликнулся он. – Как ты правильно заметила – сильно недоволен.

- А почему?

Он поморщился и нехотя начал:

- Ты знаешь, кто такой Ксизор?

- Принц какой-то… с Фаллиена, что ли, не помню. Ты его вчера упоминал еще.

- Маловато ты знаешь.

- Так расскажи мне больше.

- Ну так слушай… Этот принц, короче, один из моих заклятых врагов. Я его терпеть не могу, он меня тоже, в основном потому, что он метит на мое место, это злит меня, я уступать не намерен, и это злит его. И вот сейчас, после нескольких лет мелкой грызни, я чувствую, что он начал какие-то действия против меня. Не могу еще понять, какие именно, но начал. Как только я спустился на Корускант, он вызвал меня и предложил поговорить. Мы встретились через два часа, и он сообщил мне о базировании повстанцев в довольно далеком секторе. Не буду пока говорить, каком, ладно? Кроме того, тебе это и не нужно. В общем, мои люди проверили инфу об Альянсе, оказалось, что там действительно база с сотней кораблей. Ремонтные доки мятежа. Лакомый кусок для Империи. Я доложил об этом Императору, и он послал меня на задание – расправиться с ними. Это недели две, как минимум! И Ксизор. Он специально это спланировал, чтобы избавиться от меня. Ситх, а я даже не знаю, как возводить защиту!

Димиа молча посочувствовала.

- И знаешь, какая у меня появилась идея? – неожиданно снова сказал он.

- Не-а, не знаю.

- Ты спустишься в Центр Империи, засядешь в моем замке на границе Невисека, и будешь через поисковые системы копать на Ксизора. Глядишь, и накопаешь чего.

- Ты хочешь меня бросить здесь? – громко возмутилась она. – А что такое Невисек?

- Невисек – Невидимый Сектор. Резервация для экзотов. И я не бросаю, так будет лучше. Для нас обоих.

- Чем это будет лучше?

- Ксизор сейчас в фаворе, - угрюмо признался Вейдер. – А Император, слушая его, будет ждать моей ошибки. И будет наблюдать. Лучше тебе при этом не присутствовать.

Димиа сглотнула.

- Я не хочу одна, - жалобно проговорила она.

- Я буду связываться с тобой через ГолоНет, - утешил ее ситх. – Кроме того, это легко. Тебе не придется выходить из покоев…

- Еще лучше!

- У-у, привереда! Сама же хотела пожить на Корусканте! А теперь упирается! Нет, никогда я не пойму женщин!

- Будто мужчин понимаешь!

- …

- Вот именно! Я не хочу! Я что-нибудь сделаю не так! И все провалится!

- Делай, что я скажу, и ничего не провалится.

- Не хочу!

- Это приказ!

- Какой, нафиг, приказ! Не хочу!

- А придется!

Она хмуро смотрела ему в глаза. Он смотрел на нее. Вскоре она не выдержала и опустила глаза, отведя взгляд.

- Уступаю грубой силе, которой мне нечего противопоставить, - пафосно заявила она. – Но все равно, я выражаю свой протест.

- Твой протест значения не имеет. А теперь твои цели – все, что только найдешь. Все, что услышишь. Любой мусор, какой валяется в Галактической Сети. Что находишь – запоминаешь, и на сеансе связи выкладываешь мне. Будет что-то важное, связывайся сама, но по особому каналу – его я дам тебе потом. А теперь пошли. Я подготовил челнок. Еще надо показать тебе замок, а то потеряешься.

Она встала и пошла следом. Почему-то она сомневалась, что высидит две недели взаперти. Афера будет – ой-ей. По-другому не скажешь.


Глава тридцатая. Рука Императора

Димиа чувствовала себя в буквальном смысле брошенной. И это чувство ей не нравилось.

Здраво поразмыслив, она решила, что действие это оправдано – она как ученица должна уметь выполнять самостоятельные работы без надзора учителя. Вот только она не ожидала, что эти «самостояхалки», как называли у них такие мероприятия в школе, начнутся так рано и с такого уровня сложности.

Так ведь это тебе не арифметика и не языки, уныло подумала она. Ты не два плюс два учишься вычислять, а кой-чему посерьезнее. Вот и задания – посерьезнее. Или ты ждала, что Вейдер будет все время около тебя носиться и пылинки сдувать? Если ожидала, то, извиняй, глубоко разочаровалась. Он дает тебе знания – ты принимаешь. Но нельзя все время принимать, нужно уметь и отдавать что-то, чем-то жертвовать. Вот и отдавай. Вот и жертвуй. Отдавай свою жизнь за его цели. Жертвуй своими. А потом уже не ты будешь жертвовать и отдавать… тогда, когда станешь истинным ситхом. Тогда жертвами будут другие.

Значит – жди и терпи.

Она мрачно осмотрела просторные покои. Царил уютный полумрак. Можно было открыть тяжелые портьеры – в мегалополисе был солнечный денек (иных и не бывало), но она не хотела. Так – лучше.

Перед ней стоял новейший компьютер. Со всеми наворотами, которые только придумали имперские и иные ученые.

Димиа не считала себя хакером, так, нахваталась кое-чего по верхам, но этого было мало, чтобы полноценно исполнить данную ей миссию. Вейдер сказал ей, что у Ксизора великолепная шпионская система. Так просто его «лед» не взломать. Она вздохнула и полезла в банк инфочипов за руководством начинающего ледоруба. Учиться - так учиться. Учиться – так всему. И это в жизни пригодится.

Хм. Нужный инфочип лежал с самого верху. Не иначе ситх озаботился. Что ж… спасибо, мастер.

Она открыла инфочип и углубилась в чтение.


Мара беспокойно ходила туда-сюда по отведенной ей небольшой комнатке в самом сердце Императорского дворца. Она чувствовала что-то… странное.

Она попыталась проанализировать свои чувства. Ни фига. Что-то странное – и все тут. Ну, это еще не основание для подозрений. И все-таки…

Она недовольно тряхнула огненно-рыжей шевелюрой.

Что происходит?

Она уже хотела вызвать Повелителя, когда на панели замигал огонек вызова. Повелитель и сам желал с ней поговорить.

Она торопливо опустилась на одно колено и Силой включила голографическую связь.

- Да, мастер?

- Мара, - прошелестел старческий голос. Император никогда не любил здороваться. Словно не желал никому здоровья… нет, нет, это не так, так нельзя думать… - Я рад видеть тебя, дитя мое.

- Это моей радости нет предела, Учитель, - она еще ниже склонила голову.

- Ох, оставь, - отмахнулся он. – Лесть тебе не идет.

Он помолчал.

- У меня для тебя задание.

- Все, что вы пожелаете, мой повелитель.

- Видишь ли, - Учитель начал издалека, - у меня есть основания подозревать милорда Вейдера в некоторой… нелояльности, скажем так. Постой, не перебивай. Дай, договорю. Это неправдоподобно звучит, но все же… Как я уже говорил тебе – у Империи появился новый и довольно могущественный враг – Люк Скайуокер. Это мальчик с богатым потенциалом. Лорд Вейдер обещал доставить его мне. Но – когда тот уже был в его руках, юный джедай сбежал. Странно, не правда ли? Не отпустил ли его милорд? Но это только догадки. У меня нет твердых оснований для подозрений, а Вейдер представил убедительный отчет. Но, исходя из всего этого, у меня сформировалось впечатление, что милорд собирается воспользоваться Скайуокером для каких-то своих целей. И я хочу выяснить, для каких.

- Вы хотите, чтобы я проследила за лордом Вейдером? – пылко предложила Мара.

- Нет, нет, что ты! Не твоих способностей это дело, извини уж меня за такую некорректность. Он тебя вмиг вычислит и станет только осторожней.

- Тогда что?..

- Я хочу, чтобы ты полетела на Татуин, - мягко прошептал Сидиус, - устроилась у Джаббы Хатта танцовщицей… Ты знаешь, кто такой Джабба Хатт?

- Конечно, мастер, - отозвалась Мара с толикой обиды.

- Так вот… танцовщицей, значит. Войди в доверие, а когда там появится Скайуокер – убей его. Я прослежу, чтобы Вейдер ничем не сумел ему помочь, если он попытается, а заодно погляжу на его реакцию. И сделаю заключение о его лояльности.

- Учитель, а вы уверены, что Скайуокер там появится?

- Уверен, дитя мое. Джабба сделал заказ Фетту на голову Хэна Соло, Соло уже у охотника, и скоро тот доставит его в логово Хатта. А Скайуокер – не того разряда человек, чтобы оставить своего друга подыхать у какого-то жирного гангстера. Так что он там появится. И ты убьешь его…

- Да, мастер! – Мара неистово поклонилась, так и не поднявшись с колен.

- Ступай, моя Рука, - властно приказал Император. – Или ты хотела что-то еще?

И случилось что-то неслыханное: Мара впервые в жизни промолчала о своих чувствах в разговоре с Учителем. Нет, это недостойно того, чтобы загружать его высочайший слух. С этим она справится сама. И она ответила:

- Нет, мастер.

- Тогда лети на Татуин, - прошелестел Палпатин. – Да пребудет с тобою Сила, дитя мое.

- Да пребудет Сила с вами, Учитель.


- Тааак… А это что у нас? Нет, не то. Слышишь, ты, жестянка недовинченная, хватит виснуть!.. Нет, не то… не то… не то… Ой, мамочки, а это что? Уй, блин… Где??? Иди сюда, радость моя, я так страдаю без тебя… Ксизор, Ксизор, Ксизор… Не то… Еще раз зависнешь, ты, контейнер для сетевого мусора… и болтов тоже… и гаечек… и транзисторов… Нет, это я так, о своем, о женском, о карбюраторах… Нет, долбану я тебя… не то… снова не то… Куда я влезла? Помотали отсюда! Сколько вы путей ни выбирайте, все они ведут на порносайты… И опять не то… Не, долбану все-таки… семь бед – один reset… Что такое «reset», кстати? А карбюратор? Не то… Ксизор, Ксизор…

Димиа уже не замечала, что говорит вслух – типичная болезнь начинающего ледоруба. В Сети она искала все, что только связано было с именем Ксизора. Пока не попалось ничего стоящего. Принц попал в десятку самых перспективных женихов года… семидесятый раз. Это сколько ж ему лет? Ага, вот… Сто два. И до сих пор неженатый? Подозрительно… А о юбилее до сих пор вспоминают. Вот воспоминания некоего Дамра Мибеча, журналиста «Солнца Алдеры»: «Это было одно из самых грандиознейших празднеств, которое имело место на Корусканте. Принц Ксизор задействовал для доставки гостей на свой орбитальный дворец свои ТСК (Транспортные Системы Ксизора)… После застолья гостей развлекали танцами и гладиаторскими боями…» И тому подобная бредятина. Снова десятка самых перспективных женихов года… А почему здесь не то, что там?! А, это галактическая десятка, а то была корускантская… Ишь, ты, Ксизор на пятом, а Вейдер на третьем! Надо будет ему показать… перспективный жених! Уй, мама, я счас упаду! Женишок…

А это еще что?

На белом экране висело:



Запрос № 3552\89

Место назначения: ГолоНет

Запрос отправлен из: Рука фаллиена, орб. дворец, орбита №977

Автор запроса: принц Ксизор

Срочность: максимум

Уровень секретности: высший

Приоритет: синий (выс.)



И ниже мигало:

<подробнее>>>



Димиа, недолго думая, мацнула на мигающее «подробнее». Пошла загрузка…

Ровно через три секунды всплыло окно:



Ошибка загрузки!

Вы не имеете прав для просмотра запроса № 3552\89!

<Ввести пароль>>>



Пароль, э? Не нравится мне все это! Ладно, интересно же… А вдруг удастся?

Она влезла в поле пароля и досадливо охнула. Ничего себе паролик…

*******************

Хотя… Такие длинные пароли вряд ли будут содержать цифры. Это, скорее всего, какое-то словосочетание… или предложение. Чтобы реально было запомнить. А значит реально будет и угадать… Если пароль на общегале, конечно.


- Мой принц?

- Что такое, Гури?

- Вот ваш распечатка вашего запроса на Скайуокера.

- Спасибо… Есть что-то интересное?

- Я не нашла ничего выдающегося ни в досье, ни в Скайуокере.

Ксизор усмехнулся. Резкая и холодная… но чего еще можно ожидать от дроида-репликанта? Что он сойдет за живую женщину? Не-а…

Гури уходить не спешила.

- Что-то еще? – поинтересовался он.

- Я проверяла системы безопасности, принц, - спокойно ответила блондинка, - и нашла, что кто-то пытается взломать этот запрос.

- Неужели? И кому же понадобился мой запрос? Откуда идет взлом?

- Мы работаем над этим.

Запищал комлинк.

- А вот и результаты, - сказала Гури и посмотрела на принца. Ксизор взглядом разрешил: ответь.

- Да.

- Мистрисс, мы обнаружили вызов запроса.

- Говорите.

- Попытка взлома идет из… гм… из замка милорда Вейдера.

- Из замка милорда Вейдера? – Ксизор поднял брови. – Но самого его нет в Центре Империи, я готов поклясться.

Он поправил угольно-черный конский хвост на затылке.

- Значит, это кто-то из его людей, - констатировала репликант.

- Ну, да, - пробормотал Ксизор. – Хотя странно мне… Не думал, что Вейдер держит у себя людей, которые светятся, как люминесцентные лампы в ночи. Интересно, ничего не скажешь. А я всегда отдавал должное его ледорубам… Отсюда следует только одно…

- Что же?

- Тот, кто взламывает мой запрос, не имеет к Вейдеру прямого отношения. Может, это даже незваный гость в его замке…

- То есть?

- То есть мы окажем лорду Вейдеру услугу, если захватим этого… ледоруба.

Гури кивнула. Логично.

- Мне отправиться лично? – спросила она.

- Да, будь уж так любезна.

Гури поклонилась и вышла, на ходу переключая волну комлинка, чтобы вызвать команду для захвата.


Глава тридцать первая. Нападение

Димиа перепробовала все возможные словосочетания, которые только ориентировочно ассоциировались у нее с мышлением Темного принца, но ничего не получалось. Видимо, пароль был все-таки не на общегале, а на каком-то другом языке, может, на фаллиене, может, на родиане, может… Да мало ли! Этих языков…

Она твердо решила: все, последний раз попробую и вылезу. Ну его нафиг. К тому же, ее одолевало какое-то странное чувство опасности.

Ей почему-то захотелось прикольнуться.

В бланке для ввода пароля она напечатала без пробелов:

«Вейдер-злобный****р»

И обалдела.

Получилось…

Ксизора хотелось тут же и без жалости распять на дыбе. Это надо ж так обозвать ее мастера… Сволочь зеленая. Ящер гребаный. Даже не ящер, а ящур. Попадись ты мне…

Интуиция взвыла: сейчас что-то будет. Димиа встревожилась. Вейдер учил ее доверять своим предчувствиям, но… что сейчас может случиться? Она вроде и не делала ничего такого… только запрос взломала.

А что, если запрос был защищен системой безопасности? – ожгла ее догадка. И тут же воцарилась уверенность, что все так и было. А она… Что же она наделала? Мастер говорил ей не высовываться, а она…

Кстати, запрос…

В этот момент затылок пронзила холодная игла. Да что же это такое???

Димиа начала закачку, прочитает потом. Еще десять секунд… пять… три… одна… Save или open? Save, save, только побыстрее… И сразу на инфочип.

И – пошли вниз, в дежурку. Там преданные Вейдеру люди. Там можно избавиться от ледяной иглы в основании шеи.

Чип в карман, и вниз, вниз, вниз по пологому ровному спуску – Вейдер ненавидел ступеньки. Почему, она так и смогла у него допытаться. Наверное, когда-то пришлось по ним много ходить, и ему надоело. Потом спросит… если будет это потом…

Она вздрогнула от последней мысли. О чем ты думаешь, деточка? Почему «если»? Все будет в ажуре, не парься! Что может с тобой случиться здесь, в твердыне Дарта Вейдера, величайшего из Лордов Ситхов? Да ровным счетом ничего! Разве что комары покусают. Но это не смертельно. Если они не малярийные.

Уй, ситх! Хватит!

И вниз, вниз, вниз!

Дежурка встретила ее мягким светом люминесцентных ламп и негромким гулом голосов. Она аккуратно постучала, прежде чем войти. В ответ раздался вежливый голос:

- Войдите!

Она зашла и немного смущенно поздоровалась, как школьница, право слово. Но она и чувствовала (да и была, если уж смотреть на вещи совсем трезво) себя школьницей в обществе этих тертых жизнью людей, которые побывали не в одной переделке и вынесли не одну потерю.

Четверо как на подбор высоких, накачанных и смуглолицых человек приветливо кивнули ей в ответ. Лорд Вейдер сказал им, что она его гостья, и они, не задавая лишних вопросов, назвали ее своей миледи и готовы были отдать за нее жизнь, даже не зная толком, что она за человек.

Ей даже немного страшно и странно стало при этой мысли. И все – влияние Дарта Вейдера. Что же он за человек, если кто-то готов умереть даже не за него, а за того, на кого он укажет? Откуда такая верность и преданность? Не обошлось ли здесь без Силы? Или она еще чего-то не разглядела в нем?

Она не знала.

- Чем могу помочь, миледи? – предупредительно спросил ее старший смены. На карточке с маленькой голограммой, висящей у него на воротнике, Димиа могла прочитать: «Заместитель начальника службы безопасности капитан Стормак Джохансон».

Она помедлила.

- Капитан, не происходило ли чего-либо подозрительного в последние несколько минут?

Теперь помедлил капитан.

- Нет, миледи, - наконец ответил он. – Ничего подозрительного. Несанкционированных перемещений посторонних лиц на территории дворца не обнаружено. Незаконных проникновений тоже. Все доклады, полученные мной в течение последнего часа, поступили вовремя, и в них не сообщалось ни о чем, заслуживающем внимания.

Расслабиться не получалось.

- Какие-то проблемы? – участливо спросил Джохансон. Убери это выражения с лица, капитан, не лицемерь перед собой и своими людьми, ты предан не мне!

- У меня плохое предчувствие, - призналась Димиа.

Капитан абсолютно серьезно кивнул. Он был приучен к ясновидению Дарта Вейдера, так что удивляться, что его гостья имеет ту же болезнь?..

Лица троих вахтенных тоже даже не дрогнули. Димиа стало совсем не по себе. Волны опасности катились… откуда-то извне. Больше она ничего не могла сказать.

- Усилить охрану? – предложил Джохансон.

- Да, капитан, думаю, это будет…

Она хотела закончить фразу словом «нелишним», но ей не дали.

Где-то я уже это видела, почти спокойно подумала она, когда сильный взрыв проломил внешнюю стену напротив дежурки. Внутрь неслись клубы ядовитого дыма – парализующий газ. ЭС-ВИ сто пятый. И откуда она это знает?..

Она как во сне оглянулась. Капитана, который стоял спиной к взрыву, отбросило вперед мимо нее, кажется, он ударился об угол стола, с его темного виска стекала алая струйка крови. Один из вахтенных глотнул газа и лежал сейчас без чувств, распростершись на своем рабочем месте. Мальчик даже встать не успел. Другой тормошил его. Третий кричал в комлинк: должно быть требовал подмоги.

Капитан рядом с ней пытался встать на ноги. Ее окатило жаркой волной чужой боли. Она нагнулась, чтобы ему помочь и увидела, что он сжимает в руке кумулятивную гранату.

- Уходите! – хрипло распорядился он, не беря предложенную руку и вставая сам. Он готовился умереть за нее - так зачем марать ее своей кровью?.. – Уходите. Мы тут сами справимся…

- Капитан, я смогу помочь…

- Как? – безнадежно спросил он. – Как вы можете помочь? Бегите, не глупите! Или вы хотите газа наглотаться? Я за вас отвечаю, между прочим!

- Стоит мне разозлиться, и я…

- Да знаю я о ваших способностях, миледи! Не применяйте их, это вам еще милорд Вейдер заказал! Кроме того, это опасно, Темная Сторона и всякое такое…

- Откуда вы знаете?..

- Нашли время выяснять! Уходите же!

- Ни за что!

- Да ну что вы из себя дуру корчите?! Марш отсюда!

И это тот обходительный вежливый капитан, ошеломленно подумала девушка, наблюдая за тем, как он шагнул к пульту, замотав нос и рот разорванным рукавом – дежурка была уже полна газа. Что-то нажал… и сзади раздался подозрительный шум. Димиа развернулась, как ужаленная, готовая встретить противника – но это всего лишь открывался потайной ход.

Джохансон оглянулся на нее.

- Идите! – повелительно сказал он, и что-то в его голосе подсказало ей: не сопротивляйся.

Она повернулась и вошла в проход. Там было темно, но она чувствовала все углы и ни на что не наткнулась.

Сзади раздался еще один взрыв – это капитан дорого обменял свою жизнь на жизни нападавших.

Она оглянулась. Никого вроде нет…

А потом из клубов пыли и еще не рассеявшегося ЭС-ВИ в проход шагнула невысокая фигурка. Кажись, женская. Она одной рукой держала за горло одного из вахтенных – неужели кто-то из них выжил после второго взрыва? – второй приставила к его виску бластер, и о чем-то спрашивала. Димиа даже могла догадаться, о чем.

Ее хлестнуло чувство вины. И этот мальчик погибнет… из-за ее неосторожности. Как там… преступная халатность. Вот.

Она разозлилась. Почему он должен умирать, если у нее есть Сила, способная ему помочь? Она было шагнула к дамочке, когда послышался характерный хруст… Эта женщина сломала ему шею? Одной рукой???

Димиа тряхнула головой – в глазах двоилось. Наверное, все-таки вдохнула…

И не поверила своим глазам: той же одной рукой вахтенного отшвырнули назад через всю дежурку. Силища… Полноте, человек ли это?

Димиа попыталась прислушаться к себе. Ничего… То ли от нервов не сосредоточишься, то ли еще что-то.

Она замерла на месте. Не нравилось ей все это… А дамочка пошла на нее…

Димиа сорвалась с места и понеслась сквозь Тьму. Ей было стыдно так драпать, но учитель сам сказал: не высовывайся. Если она попадется – кому бы то ни было, плохо будет всем. И в первую очередь ей. А во вторую – ее мастеру. Так что она лучше пробежит кросс, чем будет сражаться с противником, к встрече с которым абсолютно не готова.

А догоняет ведь… Бежим, бежим, бежим и будем надеяться, что это чудовище в темноте не видит и ее не запомнит, а то придется пластическую операцию по перемене - да не пола, тьфу ты, а внешности! - делать, а то со своим личиком Димиа расставаться не хотелось.

На угол она все-таки налетела и покатилась кубарем, проход резко – именно в этот момент! – пошел вниз, Димиа кувырком летела куда-то, как ей казалось, в пропасть, летела долго, летела неудачно, обдирая локти и колени, стукаясь головой и с грустью представляя, как она смотрится в зеркало – и видит там себя, всю в синяках, ни одного живого места нет…

Пол выровнялся. Приземлилась она аккурат на пятую точку. И если раньше падала молча, то сейчас не удержалась и взвыла в полный голос. Больно же!

И тут же заткнулась. Прислушалась.

Тихо…

Чувство опасности куда-то ушло.

И что сие означает?! И где она, спрашивается, находится? И как отсюда выбираться?

На всякий случай она прислушалась еще. Нет. Шагов нет. Криков нет. Погони нет. Ничего нет.

Она тяжко вздохнула и, выставив вперед руку – на всякий пожарный, а то вдруг… - направилась дальше по коридору. Возвращаться как-то не хотелось. А коридор этот куда-то да проложен. Значит, рано или поздно, она куда-то придет. И тогда выяснит, кто виновник этого ее падения…

Настроение было поганым, юмор черным, пол неровным, а коридор тесным.

Она пропела:

«А ну-ка выбей, брат, ему последний зуб!

Мы все покойники – он тоже будет труп!»

Нет. И кто сказал, что от пения настроение улучшается? И пол ровнее не стал. И коридор не расширился. Несправедливо. Чип-то хоть в кармане, на месте? Да, не потеряла. Ну, надо же. Одна радость в жизни.

Она ее раз душераздирающе вздохнула и прибавила шагу. Вдобавок ко всему, здесь было еще и сыро. А труп… труп будет. Если она сама им не станет в ближайшее время.


Глава тридцать вторая. Подземное море

Вейдер чувствовал волнение в Силе. И мало сказать, что оно ему не нравилось! Оно ему очень-очень не нравилось.

Он не мог толком сказать, в чем дело, но подспудно ему казалось, что это каким-то образом связано с Димиа. Но не могла же эта хоть и способная, но почти необученная девчонка поднять такую бурю в Силе???

И почему Император до сих пор не связался с ним и не спросил, не чувствует ли его ученик чего-то странного в Силе? Неужели Палпатин как-то сам связан с этим и желает посмотреть на реакцию ученика? Тогда с ним надо связаться и первым сообщить о беспокойстве… Или… ну, что еще может быть? Какой-то хитроумный план выжившего из ума старика на троне? Или… страшно подумать… или Сидиус не чувствует того, что чувствует он, Лорд Ситхов? И что это, в таком случае, означает? Что Палпатин потерял силу? Или что у Вейдера развился какой-нибудь психосоматический синдром на нервной почве, в результате чего он галлюцинирует по-форсъюзерски – через Силу?

Он с трудом сдержал желание повытряхивать из своей тяжелой невыспавшейся головы все эти дурацкие предательские мысли. Нельзя. Он на людях, в конце концов. Темный Лорд должен заботиться о своем имидже, хотя окружающим порой кажется, что для него это не обязательно.

До повстанческой базы в секторе Байи оставалось лететь еще целых четыре долгих-долгих дня…


Димиа упрямо шла вперед. Коридор раза три разветвлялся; каждый раз она выбирала левое ответвление, один раз попала в тупик, и вообще. Неудовольствие так и лезло из нее из всех щелей. Главным образом, через рот. Пару раз споткнувшись, Димиа проронила несколько таких словечек, что будь здесь мама или папа, она бы получила изрядный шлепок по губам. Будь здесь Вейдер – исход был бы тот же самый.

Как хотелось выбраться отсюда! Сила, сколько здесь крыс!

Не сказать, что она их боялась, из всякой неразумной мелкой живности она боялась только пауков, но омерзение охватывало ее всякий раз, когда дорогу ей неспеша переходила темная, маслянисто блестящая в темноте, тушка этого грызуна.

Очередной раз выругавшись сквозь зубы, но оставшись удрученной своим небольшим запасом матерных хаттских слов, она остановилась как вкопанная. Ей кажется или повеяло сквознячком?

Нет, движение воздуха ей не почудилось. Значит, поблизости есть выход на поверхность. Ну, или не на поверхность, но хотя бы из этого бесконечного хода.

С удвоенной силой ее усталые ноги понесли ее вперед.

Впереди вырисовывалось светлое пятно – светлый прямоугольник на фоне темных-темных стен. Выход!

Она рванулась к нему и еле-еле успела затормозить на самом пороге. Дальше дороги не было. Когда-то дверь вела на каменный балкон, но сейчас балкон обвалился, и за дверью была только пустота. Пустота, ведущая вниз…

Димиа высунулась, насколько хватило смелости, и не сдержала испуганно-восторженного вздоха. Дна не было видно.

Она вспомнила, что Вейдер ей как-то рассказывал о морях, для которых не осталось места на поверхности Центра Империи, поэтому они были искусственно наполнены в подземных пустотах. Видимо, здесь тоже когда-то было такое…

Может даже, там, внизу, еще есть вода… Но ни один отблеск не доходил до ее глаз из бездны.

Все это было, конечно, интересно, но путь ее был на этом закончен. Куда идти-то? Только возвращаться назад и пробовать пойти по другим ответвлениям потайного хода. Может, там удача ей улыбнется.

Но пока неплохо бы отдохнуть… хоть немного. Она шла, наверное, часов пять, не меньше.

Димиа осторожно присела прямо на пол и принялась зачарованно разглядывать темное пространство внизу. Сколько ж времени пришлось бы падать, если бы она с разгону вылетела в дверь, философски подумала она. Наверное, долго. Наверное, хватило бы, чтобы всех простить. Или – проклясть. Но скорее, все же проклясть. Прощать дольше. Всех – не успеть.

Совершенно случайно она подняла глаза на противоположную стену. Там тоже были вот такие выходы – по крайней мере, насколько она могла рассмотреть, и насколько хватало глаз. И балкон кое-где еще держался. Даже почти везде. Изящным полукольцом он опоясывал стену на одном уровне, отделанный тонкими колоннами, резными перилами, резьба на которых, наверно, давно осыпалась – туда, вниз.

И там шли люди…

Димиа изумленно сморгнула. Глюки, что ли? Или она видит то, что хочет видеть ее воспаленный бегством разум?

Не-ет… Идут. Вона. Тама. Чешут себе так спокойно…

- Эй, а вы здесь откуда? – отрешенно сказала Димиа и вздрогнула – пустое пространство отразило обертоны ее голоса, так что получился эффект громкоговорителя. И ее слова эхом разнеслись по всей подземной бездне.

Люди там, на противолежащем балконе, все подскочили. Они явно не ожидали здесь кого-то застать, к тому же, такого громкого… Кто-то завертелся на месте, пытаясь вычленить источник звуков, кто-то схватился за бластер… Димиа ухмыльнулась, вспомнив реакцию Когтя и его парней на ее появление там, на планете пауков. Коготь, Коготь, что с тобой сейчас? Где ты?

Стоп! У этих парней – бластеры? А хто им разрешал??? Кто, спрашивается, разрешал им носить оружие в ее присутствие, а?

Димиа вошла в раж.

- Эй, вы! – гаркнула она. – А ну, стоять на месте! А ты, парень, штаны лучше держи, а то щас упадут! А теперь объясните мне цель вашего нахождения на чужой территории!

- Какой еще чужой территории?! – прокричал кто-то из незваных гостей. – Это наша территория! Мы ее контролируем!

- Не ори так, я тебя хорошо слышу, не глухая! А то я сейчас как заору, оглохнешь! С каких это пор она ваша? Ты откуда, паря, свалился?

- Оттуда! Ты где?

- Тебе какая разница? Уматывай отсюда, пока я добрая!

- Ди ситха тебе в сумочку! У меня здесь встреча!

- Какая там, к ситху, встреча! Я тебе что сказала? Уматывай!

- А то что?

- А то сейчас оттудова свалишься! Хватит здесь шкериться, малой, подтяжки, что ли, купил бы!

- Да забейся!

- Завали пасть! И не разевай ее на чужой территории!

- А я на чужой и не разеваю! Я только на своей разеваю, а ты, девушка, наглеешь!

- Слышишь, ты! Откель ты, такой смурной, здесь взялся, мене интересно?!

- Да оттуда! Из «Черного Солнца»! Так что это ты уматывай, пока я добрый! А то найду – хуже будет!

- Такой тупой, как ты, меня в жизни не найдет и, тем более, до меня не доберется! Заканчивай понты кидать тут, не перед кем!

- Как не перед кем, когда ты тут торчишь, и людям дело не даешь справить!

- Свои дела люди справляют в туалете, а это тебе не общественный сортир! Вот садись на толчок и справляй, только подальше отсюда!

Разгневанный бандит не нашел слов, чем ответить на такую провокацию. Он просто заломил локоть в fuck’е и повел им по всей гигантской пещере. Тут Димиа не выдержала и показала в ответ.

Сразу заметили…

Она молниеносно нырнула за косяк двери, спасаясь от бластерных выстрелов. На губах блуждала странная улыбка. Вот удовольствие – безнаказанно поиздеваться над тем, кто способен в один прием душу из тебя вытряхнуть… Что ж, дух перевели, настроение подправили, можно и идти отсюда. А то вдруг эти знают, как перебираться с этого балкона на ее сторону. Лучше оказаться отсюда подальше…

А парни из «Черного солнца»… Еще одно доказательство, что Ксизор точит зуб на Вейдера. Иначе – что люди Ксизора делают поблизости от замка Вейдера? Шпионят, стопудово… Надо Вейдеру пожаловаться.

А еще она удивилась – неужели она оказалась так глубоко, что уже достигла поверхности планеты и даже спустилась ниже? Или тот полет был куда круче, чем ей с перепугу показалось, либо… Либо что? Других вариантов, собственно, и нет. Либо турболифты в замке Вейдера суперскоростные. До дежурки она сперва минут пять шла по спуску, еще столько же ехала на турболифте. И какой вывод?

Никакого. Мозги не варят все обобщить. Ну его нафиг.


- И каковы результаты, Гури?

- Результатов нет. Ледоруб не обнаружен.

- То есть это как?

- Мы не могли долго задерживаться в замке Вейдера – у него хорошая система безопасности, и преданные люди – пришлось отступить, не закончив полный обыск.

- Есть потери?

- Четверо.

- Плохо, - с неудовольствием подытожил Ксизор, откидываясь на спинку кресла. Репликант промолчала, и ее лицо не изменилось ни на йоту, но чувствовалось, что она тоже недовольна проваленным заданием.

- Какой шанс, что люди Вейдера поняли, кто на них напал и с какой целью?

- Минимальный. Это мог понять разве что ледоруб.

- А тебя кто-нибудь видел?

Молчание затянулось. Принц насторожился. На Гури это было непохоже.

- Возможно, - наконец с неохотой созналась репликант. - Я допрашивала одного из захваченных, когда увидела потайной ход, ведущий из командного дежурного пункта. Пошла проверить… там кто-то был. Но – сбежал.

Взгляд Ксизора заострился.

- Сбежал? И кто?

- Я не знаю, - еще с большей неохотой протянула блондинка: она не любила проигрывать. – Это мог быть кто-то из командования. Или один из вахтенных.

- Или ледоруб? – спросил принц.

- Да.

- Плохо, - повторил Ксизор. – Но – ничего не попишешь. Не расстраивайся, я еще дам тебе шанс исправить твое фиаско. Обещаю.

Гури молча поклонилась.

Конец первой части. Продолжение следует...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™