<<  Третья жизнь. Часть 1


Джейлен


Глава двадцать первая. Срыв

- Адмирал, сэр…

- Они оказали сопротивление?

- Нет, сэр. Мы не можем с ними связаться, у них отключены системы связи.

«Зачем ему понадобилось связываться с ними?» - молча удивился Пиетт, но вслух этого говорить не стал.

- Их статус?

- Предположительно враждебны. У них нет повреждений, они не откликнулись на наши предложения опустить трап и выйти в главный ангар, но сенсоры показывают, что их орудия отключены от питания.

- У них еще и орудия?

- Так точно, адмирал, сэр. Судя по мощности вооружения и значительной грузоподъемности, это могут быть пираты или контрабандисты.

Пиетт кивнул. Хотелось связаться с ситхом и поинтересоваться, что делать. Но нельзя.

Он посмотрел на офицера. Тот терпеливо стоял на месте и ждал приказаний.

- Хорошо, лейтенант, - заставил себя говорить адмирал, - пошлите в ангар два взвода штурмовиков с тяжелыми ракетными установками, чтобы подавить возможное сопротивление. Закройте ангар. Постарайтесь выкурить пленных из корабля и распределите их по камерам в тюремном отсеке. А сейчас – отходим за пределы системы, чтобы не светиться. Нам нужна неожиданность.

- Есть, сэр!

Пиетту смертельно хотелось спать. Но он не намеревался делать ошибок. Он все сделает правильно.


Скайуокер обалдело приходил в себя. Сзади тревожно щебетал Р2Д2. По монитору бежали строчки. Маленький астродроид интересовался, все ли в порядке с его пилотом.

- Да, - выдавил Люк, - со мной все в порядке.

Р2 свистнул. Он не поверил.

- Все хорошо, - с бесконечным терпением повторил джедай. – Это Сила.

Астродроид притих. Слово «Сила» пугало его с тех пор, как он испытал ее на себе, плавая в воздухе на планете с нормальной гравитацией. Это до сих пор не укладывалось в его электронные мозги.

Скайуокер тоже замолчал. Надо было осмыслить, что же все-таки произошло.

Он летел на Беспин с предчувствием беды, которая могла случиться с его друзьями. Он должен был их спасти, несмотря на предостережения Йоды и Бена. Они говорили вроде бы правильные вещи, но его чувства, его Сила подсказывали ему другое. Он сорвался с места, не закончив обучения… но так надо было.

Вот он почти на месте. Лететь в гиперпространстве остается не более восьми часов, а он… что же это было? Ощущение, словно кто-то с ним хочет поговорить. Такое же, когда Оби-Ван появился перед ним на Хоте, но гораздо более слабое… неуверенное, что ли.

Он понял, что неизвестному собеседнику надо помочь, потянулся в ответ, и все пропало… Осталось только ощущение темного пятна на глади Силы, нарушения ее спокойствия, ее баланса. Его пробрало до самых костей. Дарт Вейдер.

Это была ловушка. А его друзья приманка. Но ничего, он же не может оставить их там, он все равно попытается… нет, он их вытащит.

Он отвлекся от мыслей о Лее и Хэне, снова вспоминая, что же произошло. Это ощущение темного присутствия, оно не дало ему войти в контакт.

Кто-то хотел ему что-то сообщить? А Вейдер помешал, потому что это не соответствовало его планам?

Нет, подожди, - Люк помотал головой. – Это все означает, что где-то там есть еще один форсъюзер, достаточно развитый, чтобы входить в контакт. Но разве Йода не говорил ему обратное? Как все это может быть? А Вейдер тут при чем?

Картинка не складывалась.

Люк ничего не понимал. Он сосредоточился и попытался нащупать того, кто контактировал с ним. Тишина. Если не сказать, гробовая тишина. Присутствие Дарта Вейдера тоже пропало, но Люк не сомневался, что тот просто затаился. Но если ситх хотел застать его врасплох, то почему так открыто дал себя почувствовать? Или он его сильно недооценивает? Тогда его ждет сюрприз. Хотя скорее он издевается, чтобы юному джедаю было чем помучиться на пути к ловушке.

Люк снова помотал головой. Отбросим мысли о неизвестном форсъюзере, об этом мы подумаем потом. Сейчас надо спасать друзей. Это важнее.

Он вдруг подпрыгнул. А если это Лея пыталась дать ему понять о ловушке? Совершенно бессознательно. Он иногда чувствовал в ней подспудную Силу, наверное, присущую каждому лидеру. Так что, может быть…

Нет, приказал он себе. Ты не можешь ничего сделать, так что иди вперед. И не думай о постороннем.

Р2 тихо чирикнул.

- Нет, Р2, боюсь, ты ничем не можешь мне помочь, - ответил Скайуокер, читая перевод. – Я отдохну. Если что-то найдешь, в смысле, что-то аномальное – буди.

Р2 подтвердил. Люк улыбнулся и погрузился в сон.


Их встречала целая делегация. Из соображений безопасности они не стали выходить на связь, собственно, и докладывать было не о чем. А сейчас всем хотелось узнать о результатах миссии.

- Ведж, - воскликнула Мон Мотма, когда лохматый комэск выпрыгнул из «крестокрыла». – Где вы пропадали столько времени? Нашли кого-нибудь?

Рядом Синтия Дин умоляюще подняла глаза, ища в толпе пилотов худенькую девушку. Той не было. Сенатор Дин стиснул зубы.

- Нет, госпожа, - устало ответил Антиллес. – Мы обыскали всю базу, там никого не было. Ни живого, ни мертвого.

- Почему так долго? – спросил Карлист. – Мы начали беспокоиться.

Ведж хотел было ответить, но его взгляд упал на незнакомого офицера, стоящего позади генерал Риеекана.

- А это кто? – подозрительно спросил Антиллес.

Генерал развернулся, улыбкой предложил офицеру подойти и сказал:

- Ах, да. Позвольте представить вам полковника Мадину. Он работает над планированием новой операции против Империи.

Ведж уставился на этого Мадину. Знакомое имя, однако. Что-то он о нем слышал, и не особо приятное. Ах, вот что.

- Полковник Мадина? – уточнил он. – Один из лучших имперских шпионов?

Офицер легко улыбнулся.

- Один из лучших имперских дезертиров, я бы сказал, - ответил он.

Ведж решил огрызнуться, но вспомнил, что не ответил на вопрос генерала.

- Была буря, сэр, - нехотя доложил он. – Мы не могли взлететь, пока она не окончится. Зато получили время хорошо осмотреться.

- Вы нашли что-то необычное? – спросила Дебора Дин.

Ведж помедлил, прежде чем кивнуть.

- Да, необычное. Я не эксперт, конечно, но похоже на то, что двери на базе Эхо вскрывались чем-то, весьма напоминающим по характеристикам лазерный меч.

Ведж наморщил нос, пытаясь разобраться в том, что только что наговорил. Потом продолжил:

- Скайуокер прибыл на базу? Возможно, ему легче будет определить, то ли это, о чем мы подумали.

- Нет, коммандер, - задумчиво проговорила Мотма. – Коммандера Скайуокера еще нет. Нет подозрительно долго. Среди некоторых кругов стали ходить предположения, что он дезертировал.

- Че-его? – от удивления Антиллес полностью забыл про устав. – Нет, этого не может быть! Только не он.

- Оставим эту тему, - вмешался Риеекан. – Сейчас это не столь важно.

- А что важно? – кипятясь, возразил Антиллес.

- Что с нашей дочерью, - сказала Дебора Дин. – Вот это важно.

Коммандер смутился. Сила, как он мог такое ляпнуть в присутствии родителей! У него покраснели даже уши.

- Будем ее искать, - вынесла вердикт Мон Мотма. – Запустим в ход шпионов. Они выяснят, попадал ли кто-то в имперский плен, подходящий под описание Димиа Дин. Дальше решим, как действовать в зависимости от обстоятельств.

Никто не обмолвился, что худшие подозрения, связанные с Дартом Вейдером, исполняются. Это и так было ясно.


- Коготь, что делать? – этот вопрос звучал из уст каждого члена экипажа на все лады. Ну, откуда он знает? На этот раз вопрос задал Кайв.

- Ты привел ее в чувство? – задал Каррде встречный вопрос.

- А она не приходит…

- Так приведи!

- Зачем?

Каррде начал терять терпение, но объяснил.

- Мы знаем, что имперцы охотятся за ней, так? Я даже знаю, кто именно. А вот зачем – это знает только она. Когда получим от нее больше информации, тогда и решим, что нам делать.

Кайв хрипло расхохотался.

- Переводишь стрелки, босс? – дружелюбно поддел он чифтайна и ушел будить спящую красавицу.

Каррде остался наедине с Чином.

- А вообще, это все очень странно, - неожиданно сказал он. – Она нужна имперцам, я уверен. Но у меня такое ощущение, что они не знают, что она здесь. Иначе бы уже прорвались внутрь. Силой. А пока только уговаривают.

- Хочешь сказать, что мы им попались по чистой случайности? – с подозрением осведомился Чин.

- Именно. Скорее всего, они проводили здесь какую-то секретную операцию… помнишь, челнок ушел на ночную сторону, ага? А мы им попались как нежеланные свидетели.

- И чего они с ним сделают?

- А вот этого, - Тэлон позволил себе горько усмехнуться, - я и не знаю. Зависит от того, что именно они здесь намереваются сделать… И от того, для чего ситху понадобилась девчонка. Они, если не узнают о ней, могут подержать нас на привязи, а потом отпустить. Если узнают, могут забрать, а потом отпустить. Могут забрать, а потом развеять. Могут вообще вместе с ней развеять. Но это сомнительно. Для чего тогда нас сюда тащили?..

Чин морщил лоб. Работа мысли ясно отражалась на его мясистой физиономии.

- А есть шанс, что они о ней не узнают? – наконец, выдал он.

- Шанс есть всегда. Только очень и очень маленький.

- Мы попытаемся ее скрыть?

- Если она сама об этом попросит.

- Почему мне кажется, что не попросит? – пробормотал бородач как бы сам себе.

- Мне тоже кажется, что не попросит, - рассеянно кивнул Каррде. – Но давай лучше спросим у нее.

Он смотрел в дверь. Поддерживаемая Кайвом, к ним шла Димиа.

Вошла, добрела до кресла и с размаху уселась.

- Коготь, - начала она без предисловий, - помнишь, я сказала, что на следующей остановке дам ответ?

- Ну, да. И каков он?

Димиа скривила губы.

- Не полечу я с тобой на твою базу. Сдается мне, я здесь останусь.

- Ди, - быстро заговорил он, - мы можем попытаться…

- Ага, - перебила она его, - а потом вас всех убьют. Так, может, хоть живыми останетесь.

Все смотрели на нее.

- И что делать? – теперь этот вопрос заинтересовал и Каррде.

- Сдаваться, - без запинки ответила Димиа. – Свяжись с адмиралом, скажи ему, что я у вас на борту, попроси обменять вашу жизнь на мою.

- А ты так уж нужна им живой? – усомнился Чин.

- Я это знаю.

- Ну, смотри, - сказал Тэлон, внимательно глядя ей в глаза. – Если у тебя есть какой-то план, может, поделишься?

Димиа покачала головой: нет. Ее глаза безумно блестели.

Каррде молча наклонил голову, признавая за ней право самой выбирать свою судьбу.


- Адмирал Пиетт! – крик оператора пробился даже сквозь гам мостика, который всегда воцарялся в отсутствие ситха.

- Офицер? – откликнулся Пиетт.

- Они хотят выйти на связь лично с вами.

Пиетт не стал уточнять, кто «они», и так было ясно, что контрабандисты.

- Соедините, - отрывисто приказал он.

- Адмирал, - услышал он тягучий низкий голос. Изображения не было. – Говорит капитан Каррде. Я хозяин фрахтовика, занимаемся независимой доставкой грузов.

«Контрабандист» - перевел про себя Пиетт.

Капитан продолжал:

- Могу я узнать, на каких основаниях мы были задержаны?

- Нет.

Пауза.

- А дальнейшую судьбу нашего экипажа?

- Это решит лорд Вейдер по возвращении на флагман.

- А если у меня есть для него подарок?

Подарок? Пиетт вздрогнул. Какой еще подарок?

Он озвучил свой вопрос. После почти незаметной паузы пришел ответ.

- У меня на борту находится некто Димиа Дин. Она утверждает, что милорд был бы очень рад видеть ее живой. А если вы нас не отпустите, мы убьем ее. Думаю, логично предположить, что ему это не понравится.

Адмирал украдкой стер испарину.

- Как мы можем знать, что вы не блефуете, и она действительно у вас на борту?

- Приходите в ангар, и убедитесь в этом сами.

- А если я приведу роту штурмовиков и…

- Я успею выстрелить первым, адмирал, - в голосе контрабандиста звучала сухая насмешка, - или вы желаете проверить?

- Нет, капитан, - сказал Пиетт, отчаянно желая, чтобы это решение оказалось верны. – Ждите, я иду к вам.

Он отключил связь.


- Ты уверена? – спросил Коготь у Димиа. В его лице было сомнение.

- Абсолютно, - решительно кивнула она. – Пошли.

- Димиа… - он вдруг остановился. – Я ведь не смогу выстрелить… если что… Стрелять в безоружного заложника… Я же не пират, в конце концов.

- Тебе и не придется, - успокоила она его. – Пошли, не заставляй адмирала ждать, он и так, наверное, нервничает, бедняга.


Пиетт ждал. Трап неуклюжего фрахтовика с мощным вооружением и увеличенной грузоподъемностью медленно открывался.

Первым оттуда показался чей-то бластер. Потом второй.

Адмирал сглотнул.

Потом показался высокий длинноволосый человек. Он держал бластер у виска смутно знакомой девушки. Пиетт опознал ее мгновенно. Это действительно была Димиа Дин.

- Итак, адмирал, - заговорил человек, Пиетт узнал его голос: Каррде. – Убедились?

- Убедился, - кивнул адмирал.

- Отпускаете нас? Или мне стрелять? – капитан словно невзначай вжал дуло бластера в кожу девушки.

- Не стреляйте, - Пиетт достал комлинк, вызвал навигаторов. – Дежурный пункт, приготовьтесь открыть ангар. Деактивируйте антенны лучей захвата и орудия на пути следования фрахтовика «Дикий Каррде».

- Прекрасно, адмирал, - кивнул капитан фрахтовика. – Я начинаю верить, что не все офицеры Империи – безнадежные идиоты, хотя не раз убеждался в этом в прошлом.

- Отпустите ее, - сказал Пиетт.

- Как скажете, - человек отнял бластер от головы Димиа и медленно попятился внутрь.

Трап закрылся.

Девушка стояла, рассеянно глядя куда-то мимо них. Потом сфокусировала взгляд на них и пошла к Пиетту и его свите. Ее тут же взяли наизготовку.

Димиа обернулась – защитное поле закрыло ту часть ангара, где она находилось, а сам ангар распахивал свою пасть в открытый космос. «Дикий Каррде» улетал.

Она дождалась, пока выхлоп от его дюз станет неразличим на фоне звездного неба, а потом продолжила путь, не обращая внимания на тяжелые карабины штурмовиков. Остановилась, осмотрелась, будто во сне.

У Пиетта мелькнула дикая мысль, что, возможно, контрабандисты чем-то ее накачали, вот она и заторможенная такая, а потом…

Стена ударила в лицо. Пиетт ее успел удивиться, а потом потерял сознание. И уже не увидел, как его солдаты, изломанные белые фигурки, разлетаются от яростных мановений ее руки.


У Вейдера перехватило дыхание. Ах, ты ж сволочь! Началось.

Он чувствовал, как разрушение охватывает Димиа, как она изливает темную энергию, уничтожая жизнь вокруг себя. На его корабле.

Он оборвал разговор с Феттом на полуслове и понесся к шаттлу. Фетт перепугался, видимо, и понесся следом. Вейдер на ходу бросил ему:

- Лети к Калриссиану, предупреди его о Соло, как мы договаривались.

- А если он упрется?

- Не упрется.

И забыл о его существовании. Димиа нуждалась в его помощи. Плевать на секретность.


Глава двадцать вторая. Объяснение

Димиа, глядя перед собой расширенными зрачками, шла прямо между искалеченных тел. Те, кто был еще жив, пытались отползти подальше. Она не преследовала.

Сила, и это устроила она?

Димиа была в растерянности. На нее навалилось все сразу и слишком много. Но… как? Как она могла все это сделать?

Она услышала чей-то хрип:

- Не надо…

Оказалось, она шла прямо на того офицера, который пришел за ней. Адмирал… как там его? Пиетт, что ли?.. Он сидел у стены, щупая пульс у какого-то солдата, забыв стереть кровь, хлещущую из разбитых носа и губы. Да, хорошо она его приложила…

Пиетт мрачно смотрел на нее. В его глазах плескался страх… Понятно, он ведь просто человек.

Она открыла рот, пытаясь сказать, что сожалеет, что не хотела… но не произнесла ни звука. Она – не хотела? Если б не хотела, милочка, не получилось бы такое побоище. Врать было противно. Она хотела… она всем сердцем алкала увидеть, как они – все они – ползают у ее ног, и вот ее желание осуществилось. Ее гневом. Так почему так тошно на душе, и словно не бьется сердце? И внутри так пусто-пусто, и нет ни единого чувства: ни боли, ни страха, ни жалости. Почему? Что она сделала не так?

Она молча смотрела на него и знала, что он видит в ее глазах только свою смерть.

Злость снова волной поднялась, контроль над собственным телом куда-то пропал. Она видела, как страх в лице адмирала сменяется паническим ужасом, и порадовалась этому. Помни, червь, кто ты и что ты по сравнению с Тьмой…

Ее рука указала на него и сжалась в кулак. Адмирала подбросило вверх, он повис в воздухе, царапая горло. Напрасно, солнце мое, эту удавку ты не сбросишь…

Она шагнула к нему, наслаждаясь его умиранием, но вдруг…

Адмирал обрушился на пол, хватая воздух, вдруг снова проникший в его легкие.

Димиа яростно обернулась. Кто посмел?..

Вейдер.

Расширенные зрачки вмиг сузились, и она начала свою настоящую атаку.

Бластеры всех солдат, находившихся в ангаре, внезапно словно сами по себе развернули дула к Темному Лорду и дали залп. А потом еще один. И еще. И еще.

Бесполезно. Ситх словно окружил себя защитным экраном, который был непроницаем для лазеров.

Она нахмурилась. Нет, так неинтересно.

И почему он не нападает? Вдвойне неинтересней.

Он улыбнулся, приглашая ее продолжить.

Она оскалилась в ответ и усилием воли подняла громадный погрузочный контейнер с тем, чтобы опустить его на голову своему обидчику.

Он даже не пошевелился! А контейнер отлетел в другой конец ангара! Как он может иметь Силу большую, чем есть сейчас у нее?.. Она не могла понять.

Вейдер снова улыбнулся:

- Легко могу, - сказал он, давая ей понять, что ее мысли – открытая книга. Для него. – Я – обучен. Ты – нет. Ну, еще есть природные данные, но это уже другая статья.

Она выдохнула ругательство.

Он покачал головой.

- Хорошо же тебя родители воспитывали. Не учили, что, во-первых, старших надо уважать, а во-вторых, аристократке такие выражения знать не положено?

- А не пошел бы ты…

- Ситха с два!

Она почувствовала, что происходит что-то странное.

Лорд Ситхов поднял руку, и она, как безвольная кукла, приземлилась рядом с тем контейнером. Она смотрела, как он идет к ней, и ужаснулась, потому что в воспаленный разум прорвалась-таки мысль, что как бы то ни было, а ей с ним не сравниться. Он убьет ее?

Она уперлась лопатками в прохладную шершавую боковую поверхность контейнера. Все, отступать некуда.

Но сдаваться она не была намерена.

Вейдер был уже совсем близко. Она попыталась оттолкнуть его Силой, как он проделал с ней, но он шутя блокировал ее слабую попытку атаки.

- Собственно, - буднично сказал он, остановившись в двух шагах, - ты уже проиграла. Но не веришь. Хорошо, я дам тебе еще шанс убить меня… хоть и не верю, что это приведет тебя к чему-то хорошему. Но сперва я тебе кое-что расскажу, а ты будешь слушать, потому что выбора у тебя нет.

- Я буду слушать, - выдохнула она одними губами. Это было что-то важное, она чувствовала. Пусть он, действительно, сначала расскажет, а убить его она успеет.

- Это история, - сказал он негромко, - про одного молодого рыцаря-джедая, которого до смерти достал существующий порядок вещей. Извини, что начинаю издалека, но я хочу, чтобы ты все уяснила. Так вот. Этого рыцаря очень поздно взяли в Храм, и он, наверное, поэтому, не привыкший к тамошним порядкам, чувствовал себя… чужаком. Из всех рыцарей он мог доверять только одному… Правда, тот рано погиб. Тот джедай тоже был чужаком, хотя чужаком в другом роде. А рыцарь, про которого я тебе рассказываю, он был учеником ученика погибшего джедая. У них вечно возникали конфликты. От ученика требовалось беспрекословное подчинение, а он любил только одно – свободу. Он не подчинялся учителю, тот ругался, и мало-помалу ученик стал ненавидеть своего учителя. Для джедая, как ты знаешь, ненависть запрещена. И он решил уйти из Храма, так как узнал, что обитель рыцарей – не единственное место, где можно закончить обучение. Он нашел нового учителя… учителя-ситха.

Вейдер сделал паузу. Димиа внимательно слушала. Она догадалась, что тот рыцарь – это, видимо, сам Вейдер. Почему тогда он упрямо говорит от третьего лица? Она хотела спросить, но ситх продолжил:

- Он нашел себе новую правду, и эта правда устраивала его больше, чем та, которую проповедовали рыцари-джедаи. Их правда гласила – все равны, а правда ситхов – все свободны. Все было хорошо, только он не умел толком обращаться с этой свободой – понимай, с Темной Стороной. Для этого нужны были свои навыки, которых у этого рыцаря не было. Его новый учитель предложил ему подождать, поучиться, обрести Силу, но рыцарь не захотел ждать, он хотел отомстить. И учитель не удержал его, потому что Тьма – это свобода. Он начал уничтожать рыцарей, и они открыли за ним охоту. Ему пришлось встретиться с бывшим учителем и сражаться с ним. Его он ненавидел, наверное, больше всех и… не удержал в себе контроль над Темной Стороной. Он впал в неконтролируемую ярость, а это грозило проигрышем и смертью.

Он снова замолчал. Димиа поняла, к чему он ведет, но решила узнать все до конца.

- Битва шла на планете… не буду вспоминать ее название, оно тебе не нужно. Они сражались на мостках над кратером действующего вулкана. Понятия не имею, для чего они там понадобились, эти мостки, но противники встретились именно там. Рыцарь забыл про осторожность и… его учитель подсек ему ноги. И рыцарь упал туда, вниз, в лаву. Что его спасло, я не знаю. Он падал у внутреннего края кратера, и там… был выступ. Крошечный такой выступ, только-только хватило, чтобы распластаться по скале и не упасть в вулкан. Он вовремя опомнился, сумел заморочить голову бывшему учителю, чтобы тот решил, что ученик упал и умер. Учитель ушел… самонадеянный и спесивый, он даже не стал проверять, так уверен был в своей победе. А рыцарь стоял там, на выступе, медленно крошащемся под ногами, наверное, с вечность, чувствуя, как его жгут снаружи капли поднимающейся магмы, а изнутри – неизлившаяся ярость. Он мог сгореть… и умереть равно, как в жерле вулкана, так и в жерле собственного бешенства. Но за ним прилетели. Ситх почувствовал, что его ученик в беде, и пришел, чтобы вытащить его.

Димиа подняла голову, глядя в глубокие синие-синие глаза. Они смотрели жестко. Он столько раз прокручивал в голове эти воспоминания, что они для него уже ничего не значили.

- И тогда, когда его вытащили, рыцарь окончательно поклялся в верности Темной Стороне. Он ощутил ее Силу, ее вызов. Ее было трудно сдерживать, и он захотел подчинить ее себе. Для этого требовалось полностью отказаться от прежней личности. Рыцарь забыл, как нарекла его мать, и выбрал себе новое имя и новую судьбу. Закончив обучение, он стал великим. Ты поняла, в чем смысл – для тебя?

- Да, - Димиа медленно-медленно кивнула, не отрывая взгляда от Вейдера. – В том, что неконтролируемая ярость для необученного может стать смертельной.

- Правильно. Молодец. И как, ты все еще хочешь убить меня? Или предпочтешь назвать своим мастером?

Димиа задумалась.

- А поразмыслить и прикинуть последствия можно? – мрачно поинтересовалась она.

- Да, пожалуйста. Только не так уж и долго.

Он протянул ей руку в черной перчатке, чтобы помочь встать. Она спокойно взяла ее и, поднимаясь, спросила:

- Хочу уточнить… Так тот рыцарь – это вы, я правильно поняла? И все это было на самом деле?

- Да, - ответил Вейдер, подходя к Пиетту, лежавшему без сознания. – Ди, ты садистка. За что его так?

Она смогла только виновато пожать плечами. Ярость ушла, и она не могла объяснить свои действия.

Ситх взвалил своего адмирала на плечо и потащил к выходу из ангара. Димиа пристроилась за ним.

Вейдер неожиданно заговорил.

- Я ведь никому об этом не рассказывал, - задумчиво проговорил он. – Знаешь… нет, расскажу до конца. Я думал о происшедшем… и видел разные варианты того, что могло бы случиться. Скорее всего, я бы упал в лаву. Но не думаю, что умер бы, Сила была со мной и защитила бы меня. Но я бы сгорел. И изнутри, и снаружи. Не знаю, что бы со мной стало, - он мотнул головой – волосы снова упали на глаза, - наверное, стал бы калекой, инвалидом с восприимчивостью к Силе. Смешно. Носил бы дыхательную маску, специальные доспехи…

Она вдруг представила себе эту картину и поморщилась от ужаса. Не желая, чтобы он продолжал, она спросила:

- Там, на челноке, после того, как вы поймали меня на базе Эхо, вы что-то говорили о…

«Не стоит болтать об этом вслух», - он недовольно покосился на нее. Ладно, как хочешь, будем общаться мысленно.

«Ах, ну да. Так вы говорили что-то о смерти Императора. Это вы к чему? Я до сих пор мучаюсь вопросом. Вы что, решили его убить?»

«И давно пора. И я не понял – так мы на ты или на вы?»

«Пусть будет на ты. В каком смысле, давно пора?»

«Я говорил, что Тьма – это свобода, ага? А он почему-то об этом забыл. Я хочу ему напомнить».

«А для этого обязательно убивать?»

«Если я его не убью, то он убьет меня. И не тебе критиковать мои планы».

«А кому?»

Ответа не последовало.

Димиа мысленно показала Дарту Вейдеру язык. Он споткнулся, чуть не уронив адмирала.

Она фыркнула.

Мастер, тоже мне…


Глава двадцать третья. Одомашненный наштах

Димиа Дин уютно устроилась с ногами в кресле Дарта Вейдера в его покоях и с интересом наблюдала за его приготовлениями: он отдавал приказы. Согласно им, несчастный Беспин должен был полностью оказаться в руках Империи. Вейдер лично распределял группы солдат, так, чтобы они оставались незамеченными до поры до времени, а потом получили бы максимальное поле для действий.

Кое о каких отрядах не должен был знать даже барон-администратор Ландо Калриссиан. Поэтому распределению надлежало вестись с особой тщательностью, и ситх не рискнул передоверить это кому-то из своих офицеров.

Димиа долго молчала, потом все же спросила:

- А ты уверен, что Калриссиан не предупредит Соло?

- Уверен.

Димиа вздохнула. Ее слегка раздражала эта его пресловутая немногословность, по слову вытягивай из него, понимаешь, а потом еще говорят, что она задает много вопросов.

- Почему?

- У него свои счеты к этому контрабандисту, - немного суховато пояснил Вейдер. Он выговорился в ангаре, и это его немного смущало. Раньше обо всем этом знал лишь он, да Император. Ну, и парочка оставшихся прячущихся джедаев, но они не в счет. Как-то не по себе было снова – доверять. Настолько, что поделиться самым сокровенным. И с кем? Он ведь не только дал понять ей о вреде неконтролируемого бешенства, он раскрыл ей самое себя. Объяснил, почему он стал таким как сейчас, дал шанс разложить собственную психологию по полочкам и раскритиковать, как неадекватную. Он ждал критики сейчас, ждал, слегка ощетинившись, готовый принять еще одну боль, но… Димиа не стала его критиковать. Она даже не стала расспрашивать о деталях. Он был благодарен ей за это и надеялся, что это и не придет ей в голову.

Девчонка недовольно запрокинула голову. Что ее опять не устраивает?..

- Какие?

- Я говорил тебе о корабле Соло, "Тысячелетнем Соколе"?

- Нет. Но я на нем была.

- Ах да, это на нем вы с семьей улетели с Набу?

По лицу ее прошла короткая судорога. Он пожалел, что упомянул ее семью – не стоит бередить ее раны, слишком она привязана к близким. Надо будет узнать, где они, что с ними… Ее порадуют эти известия…

- Точно, - девчонка смешно наклонила голову набок, пытаясь прочесть его мысли. Он заулыбался, разумеется, это ей не удалось. Это не удавалось даже Императору, куда уж ей…

Димиа обиженно надула губы. Вейдер смилостивился и продолжил про "счеты":

- Так вот, этот корабль раньше принадлежал Калриссиану, они с Соло были когда-то близкими друзьями. Соло выиграл его в сабакк, хотя Калриссиан упрямо твердит, что он его украл. И горит желанием отомстить.

- Из-за корабля? – не поверила своим ушам Димиа. – Отомстить? Собственному другу?

- Таковы люди, - философски фыркнул Вейдер.

- Нормально… Что ж, с Калриссианом понятно… А "Сокол"-то тебе зачем? Там что, Скайуокер?

- А что тебе Скайуокер? – резко спросил Вейдер, неожиданно даже для себя. Димиа, в этот момент удобней обустраивающаяся в кресле, замерла на середине движения и с опаской подняла на него глаза:

- Просто, - машинально она начала оправдываться, - он мне интересен…

- Он, случайно, не говорил с тобой о Силе?

- Нет, - удивленно ответила она, умолчав, что что-то он все же собирался ей сказать, не исключено, что именно об этом.

Ладно… Значит, ее в джедаи он вербовать не пытался. Может, просто не различил в ней талант?

Сказать ей о нем, о том, что он ее сын и что именно его он хочет заманить в ловушку? Или не стоит? С другой стороны, а где же доверие? Ладно, потом.

- Знаешь, что еще… У меня к тебе еще парочка вопросов. На каком корабле ты в прошлый раз улетела с «Экзекутора»?

Димиа поколебалась. Он откровенно уходил от темы.

- Насколько я помню, он назывался «Раб-1».

- То есть с Феттом? – уточнил Темный Лорд. – Как тебе удалось его провести, девочка?

- Сила, - скромно ответила Димиа. – А ты – уходишь от темы. На «Соколе» будет Скайуокер или как?

Вейдер оказался припертым в угол.

- Нет, - сказал он, почему-то неохотно, хотя не собирался в конечном итоге ничего от нее скрывать. – Но я ожидаю, что он прилетит.

- Готовишь ловушку?

Догадливая девочка.

- Умница, - сказал он вслух. – И еще вопрос: какого ситха ты со своими контрабандистами приперлась на Беспин?

- Во-первых, - ядовито улыбнувшись, заметила Димиа, - они не мои, а во-вторых, мне нечего сказать, чтобы это звучало вразумительно.

- Сила, - полувопросительно, полуутвердительно сказал Лорд Ситхов.

- Ага. А Скайуокер тебе зачем?

- Во многом знании – многая печаль, юная леди. Иначе говоря, много будешь знать – скоро состаришься.

Она насупилась.

Ты же не хотел от нее ничего скрывать, упрекнул себя Вейдер. Но ведь то в конечном итоге, есть разница… Нет, послушай сам себя, ты уже говоришь как Оби-Ван. Гляди, ты ее снова задел.

- Ладно, - покоряясь, сказала Димиа. – Итак, тебе нужен Скайуокер. Сам будешь его захватывать?

- А то кто же?

- А штурмовики?

- Сила с ним, - покачал головой Лорд Ситхов. – У меня нет ни малейшей уверенности, что они чем-то ему смогут помешать.

- И ты полетишь на поверхность? – она кивнула на обзорный иллюминатор, за которым, переливаясь всеми оттенками розового, неторопливо поворачивался газовый гигант.

- Угадала. Только это не поверхность, астрономию изучала когда-нибудь, хоть в общих чертах?

- Подумаешь, ты же понял, что я хотела сказать… А я?

- А ты останешься здесь.

На Вейдера накатила волна возмущения. Гляди-ка, не хочет оставаться. Хочет с ним. Это еще почему? То она ненавидит его лютой ненавистью, то боится, как вомпа-песчанка крайт-дракона, то, видите ли, прямо расстаться не может… Ему раньше не казалось, что она склонна к таким резким перепадам. Сам Вейдер легко мог поменять отношение к кому-либо или чему-либо, но его мнение определялось первым впечатлением и больше не менялось. Любопытно, что творится в головке у его юной ученицы?

Он вдруг остановился. Пусть сама скажет.

- Почему это тебе так не нравится?

Она неожиданно усмехнулась.

- В первую очередь, это не нравится не мне, а твоему адмиралу. Когда он узнает, что ты улетаешь, а его бросаешь мне на съедение, с ним случится инфаркт.

Вейдер приложил немало сил, чтобы сдержать улыбку.

- Подойди к нему, извинись, - с напускной серьезностью предложил он. – Скажи, что была не в себе.

Димиа фыркнула.

- Да он, если увидит меня без смирительной рубашки на расстоянии менее двадцати метров от себя, без скафандра выпрыгнет в пространство!

- А ты подойди в смирительной рубашке.

Она уставилась на него, до нее дошло, что он издевается. Не вымолвив ни слова, она цапнула что-то со стола, у которого стояло кресло, какой-то инфочип, и запустила им в Вейдера. Инфочип застыл в трех дюймах от его приподнятой руки. Темный Лорд вынул инфочип из воздуха и положил на терминал связи, назидательно при этом сообщив:

- Информация, между прочим, после Силы, важнейшая вещь в этой Галактике, и уничтожение ее путем бросания в не ждущего этого Лорда Ситхов является вдвойне неразумным. А Силой бросить слабо, да?

- Щас как разозлюсь, тебе слабо будет, - пробурчала Димиа, косясь на него. Кажется, она ожидала, что он запустит что-то в нее в ответ. – А почему вдвойне?

- Не ждущий атаки информацией Лорд Ситхов, - весело пожал плечами Вейдер, тянясь обратно за чипом, - может от неожиданности дать сдачи.

И запустил в нее. Она дико взвизгнула, в девочке мигом проснулся азарт. Она оглянулась, что бы еще кинуть в него, но взгляд не нашаривал ничего подходящего.

- Димиа, - позвал Вейдер.

Она оглянулась, и он бросил ей в руки тренировочный лайтсейбер. Она с повторным взвизгом его поймала и радостно кинулась в атаку.

Он с легкостью отбил шквал ударов. У нее не было умения, но энтузазизм и рвение неплохо его заменяли. Подучить, так она будет неплохим бойцом. Даже очень неплохим, но на это нужно время.

А Скайуокер уже близко.

Вейдер перехватил меч одной рукой – как Оби-Ван вопил на него за этот стиль! Подумаешь, в Ордене было принято держать меч двумя руками! А если ему так удобней? Лорд Ситхов пошел в осторожное нападение. Сам он тоже взял тренировочный меч, но даже он оставляет чувствительные ожоги. Не задеть бы ее…

Удар справа, потом снизу, она парировала диким вывертом запястья… Э, нет, девушка, не так!

Он остановился и повторил вслух:

- Нет, не так. Смотри, как ты отбила, - он продемонстрировал наглядно, - так ты можешь стать уязвимой. Если бы я в последний момент поменял направление удара, то ты осталась бы без руки.

- А как надо? – послушно поинтересовалась она.

- Сделай разворот на сто восемьдесят. И отбивай свободно, к тому же наберешь размах, блок окажется сильнее.

Она округлила глаза.

- Ни фига себе, разворот на сто восемьдесят! Да пока я развернусь, меня двадцать раз на кусочки порежут!

- Ну, так ты же быстро разворачивайся, а не как на подиуме. Давай попробуем.

Ситх повторил серию ударов, она развернулась…

- Сказала же, не успею, - без обиды проворчала Димиа, держась за обожженный бок и удобно расположившись на полу.

Он только покачал головой и протянул руку.

- Скорость придет, - сказал он, отметив, что неудача не пришлась ей по вкусу, не из-за боли, а из-за гордости. Это неплохо, конечно, но надо будет научить ее проигрывать, а все это плохо закончится. Потом ему пришло в голову…

- Кстати говоря, ты толком не ответила. Почему ты хочешь вниз?

Она поднялась, вцепившись в его руку, и тихо спросила:

- Честно?

- А как еще?

- Хочу увидеть Скайуокера, - упрямо сказала она. Он замер. Видела же, что ему не нравится, когда она о нем говорит, и все равно…

Димиа не смотрела на него. Он смягчился, в горле горчило.

- Ты все равно его увидишь, - сказал он, тоже отводя глаза. – Я притащу его на «Экзекутор».

Он ужаснулся собственным словам. Что я несу? Я же не собирался учить их вместе! Это же просто глупо!

С другой стороны, почему глупо? Завоевывать власть они будут вместе, править, как он планировал – тоже, так почему бы и не учить?..

- Он твой родственник, да? – напрямую спросила она.

Ситху стало смешно. Самый непосредственный. И не только он, юная леди, и не только он...

- Он мой сын, - честно сказал он, чертыхаясь про себя. Не нравился ему этот разговор.

- Ты хочешь его учить?

- Да.

- Тогда зачем тебе я?

Вейдер встал в тупик. Время для объяснений? Не-а. Пусть привыкнет ко мне, тогда сядем как-нибудь вечерком и обо всем обстоятельно поговорим. А сейчас:

- Думаешь, вдвоем с ним мы со всем справимся? - он не стал уточнять, с чем это – «со всем». И так ясно. Поймет.

- Если честно, - усмехнулась Димиа, - я думаю, что ты и один прекрасно справишься.

Поняла.

- А если нет? – осведомился он. – Обстоятельства… Я не могу предугадать или предвидеть их полностью – это невозможно сейчас. Слишком многое может измениться. Мне нужно перестраховаться.

- Целых два раза?

- А ты против? – добродушно поддел он ее. – По-моему, от этого тебе же лучше.

- Это да, - согласилась она. – Но я не пойму.

- И не надо, - сказал он. – Понимать тебе и не нужно. Потому что, если поймешь ты, то поймут все, и вся интрига наштаху под хвост.

- Интрига?

- Интрига, - кивнул он. – Единственное знание, в котором я пока не превзошел своего учителя. Но кое-что, основные правила, я усвоил. И намерен обойти Императора.

- Ты объяснишь мне? Раз уж понять я не должна…

- Объясню. Но не сейчас.

- А что сейчас?

Он глянул на хронометр на стене.

- Сейчас мне пора. Скайуокер скоро прибудет, но надо его подстегнуть и немного разозлить.

- Как?

- Тебе лучше не знать, - скривился он.

- Ну, и ладно, - обиженно сказала Димиа. – валяй. Фетту от меня привет передай.

Вейдер хмыкнул:

- Обязательно. А тренировочный дроид – вон там, - он показал на дверь подсобки. – Я уже установил его на минимальный уровень сложности. Надоест тренироваться, просто прикажи ему отключиться. Чтоб к моему прибытию этот разворот исполняла на отлично, поняла?

-А когда ты вернешься?

- Зависит от Скайуокера.

Он ушел. Димиа посидела в его кресле еще минут пять, а потом подобрала сейбер и вызвала дроида.


Глава двадцать четвертая. Ловушка

Ни ситха у нее не получалось! «Чтоб к моему прибытию…» Тьфу! Не могу! Не успеваю! Достало!

Димиа приказала дроиду отключиться и попыталась сосредоточиться. Она помнила то ощущение, которое было так необходимо вызвать к себе, чтобы использовать Силу – ощущение контроля, но сейчас оно от нее ускользало. Она знала, что искусство фехтования не использовалось джедаями, да и ситхами, наверное, без участия Силы. Ей хотелось попробовать чувствовать Силу и одновременно вести бой с тренировочным дроидом. Проблема была в том, что совместить и то и другое ей не удавалось. Ей вообще плохо удавалось чувствовать Силу. Когда она злилась, это было легче, но она помнила, что это опасно, и решила не проводить эксперименты без Вейдера.

Ей сейчас казалось, что она его стала понимать. Испытав на себе, что значит Темная Сторона, она могла оправдать жестокость и жесткость Темного Лорда… Наверное. Возможно, она даже понимала его устремления. Или ей так просто казалось?

Во всяком случае, мысль о союзе и ученичестве сейчас не вызывала испуга или отвращения.

А Скайуокер – его сын… Кошмар.

Хотя ей, конечно, было подозрительно их сходство, но вот так озвученные и подтвержденные подозрения казались чем-то невероятным.

Она бросила оружие на пол. Хотя какое это оружие… Так, пародия.

Ей в голову пришла шаловливая мысль постараться связаться со Скайуокером и все ему рассказать. Интересно, какова будет его реакция, когда он узнает, что Вейдер - его отец? На миг она почти услышала вопль «Не-е-е-ет!», удаляющийся в какой-то… шахте?

Хм. Надо будет поинтересоваться у мастера, что это за… видения, предчувствия, или просто фантазии? Даже, как назвать, и то не знаю.

Что? Она уже думает о ситхе, как о мастере?

Однако.

Она игриво расслабилась, пытаясь вызвать контроль над Силой. К ее изумлению, получилось. Почти…

Димиа схватилась за виски и рухнула на колени, спасаясь от боли. Не своей – чужой.

В то же время она ощутила темный прилив. Не свой – чужой. Вейдера. Она услышала его голос, пробивающийся сквозь гул крови в ушах. Но он обращался не к ней… Он разговаривал… с кем-то…

«Эй, мне никто не сказал, что Хэна… то есть, капитана Соло отдадут охотнику! Мы так не договаривались!»

«Вы считаете, что с вами поступили нечестно, администратор?»

«Нет…»

«Вот и хорошо. Вы же не хотите, чтобы я оставил здесь гарнизон».

И все это на фоне боли, боли, боли… Соло? Раскаяние администратора. Запоздало оно, однако, твое раскаяние. А Вейдер? Что он чувствует?

Она могла только надеяться, что у нее просто не хватило сил это почувствовать, потому что иначе… иначе все теряло всякий смысл. Вейдер не чувствовал ничего. Ему было наплевать и на пленника, и на администратора… А на кого ж не наплевать тогда?


Люк сжимал зубы, чтоб не закричать. Хэн… его пытали! Он чувствовал. И даже знал, кто. Он чуть было не поклялся отомстить, но сдержался. Гнев – это Темная Сторона. Это не для него.

Он был на самом подлете. И тут снова чувство – то самое, кто-то хочет поговорить через Силу. Он рванулся к контакту, нельзя упустить…

«Кто ты?»

«Не узнаешь?»

«Димиа? Ты? Как ты? Ты на базе повстанцев?»

«Да нет, вообще-то…»

«Димиа, что с тобой? Где ты?»

«Там, где тебе явно не место, Люк. Улетай отсюда, слышишь, улетай! Будет хуже, если ты останешься и попыта…»

«Димиа? Димиа?!»

Она куда-то пропала, и, как он мог чувствовать, контакт прервался не по ее воле. А по чьей? Он вздрогнул, снова слыша в уме: «Там, где тебе явно не место…»

Она где-то здесь. И ей тоже нужна его помощь.

Он почувствовал, что полностью растерян. Как она могла связаться с ним? Через Силу! И говорила так уверенно, словно это не в первый раз…

Он припомнил свои ощущения от их встречи на Хоте. Что-то знакомое… Может, он почувствовал в ней Силу? В таком случае, ее надо обучить…

Он начал уже планировать, как спасет Хэна и Лею, потом они вместе найдут Димиа, а потом он и она полетят на Дагоба. Йода не будет против еще одной ученицы, почему-то он был в этом уверен. Кроме того, вдвоем им будет легче сражаться против Императора и его темного подручного…

Это потом будет легче, прервал себя он строго. А сейчас тебе придется сражаться с этим темным подручным в одиночку. И от сражения ты не отвертишься, если хочешь спасти друзей.


Вейдер был в ярости. Она… Она попыталась предупредить Скайуокера!!! Почему??? Что он сделал не так? Он был с ней максимально дружелюбен, если не сказать – ласков, а она его… Предала! Нет другого слова! Он еле-еле успел прервать их контакт, но не знал, что она уже успела ему рассказать. Отпад!

Когда он вернется, Димиа достанется по полной программе. Он подавил желание улететь обратно на флагман прямо сейчас и как следует ей всыпать, но, увы, нет времени на эмоции. Но почему она так?..

Он краем уха слышал крики Соло и привычно отгородился от его боли. Сочувствия еще не хватало… к контрабандисту!

А может, все дело как раз в этом, подумалось ему. Если она сумела открыться Силе, то просто обязана была ощутить его страдания. Могла соотнести с его словами, что Люка надо подстегнуть и разозлить, а как – ей лучше не знать. Связала пытку с присутствием на Беспине Вейдера и пришла к закономерному выводу: Вейдер – монстр. Будто раньше этого никогда не слышала, усмехнулся он про себя. Наверняка, этот поступок возмутил ее до глубины души… Надо вытравить из нее идеализм, ни к чему хорошему он ее не приведет.

Он вдруг понял, что она сейчас на грани срыва, словно впервые увидела его истинное лицо. Хотя ее лицо, после той резни солдат в ангаре, должно отличаться от его только количеством капель крови на нем, образно выражаясь, конечно. Ну, ничего, у нее это впереди. Любая война не обходится без необходимых минимальных жертв, а лично он не виноват, что в масштабах Империи эти минимальные жертвы приобретают глобальный размах. Она привыкнет к этому, она уже знает, что такое Темная Сторона, и свыкнется с любым знанием, которое от нее получит. Без возмущения на первых порах не обойтись.

Вот поэтому, пришло ему в голову, и не стоит обучать ее и Скайуокера вместе. Возмущение одного плюс возмущение другой – равняется возмущению в квадрате. А в итоге, они сбегут – опять же вдвоем, и что станет с его Империей? Одного возмущенного джедая она еще выдержит, а двое развалят ее на части.

Но сейчас, хоть Димиа и одна, ей все равно может придти в голову повторить побег. И все начнется сначала. Ну, не может же он улетать с Беспина и успокаивать ее, когда Скайуокер появится здесь в пределах двух часов! Придется рискнуть.

Вот ситх! Нет, не справится он сразу с двумя! Не в смысле, не справится в бою, в бою-то он легко и десяток уложит, а вот удержать их сопротивление Темной Стороне будет тяжеловато. Что делать?

Только кого-то из них закатать в карбонит, горько фыркнул он. А может, и двоих. Не иначе.

Он остановился на середине шага. За своими мыслями он набрал довольно приличную скорость, так что его свите, бегущей за ним, пришлось приложить немало усилий, чтобы не воткнуться ему в спину и не устроить небольшую свалку прямо посреди коридора. Он не обратил на это внимание; он был занят, напряженно размышляя.

А что, это идея. Сразу двоих не надо, а вот одного – пожалуй. Впадет в спячку, мирно проспит до пункта назначения, а там уж ему все объяснят.

А вот кого замораживать-то? За Димиа лететь надо, затем еще тащить сюда – на «Экзекуторе», к сожалению, нет карбонизационных установок. Упущение, кстати. Хорошее наказание будет для провинившихся офицеров. Не тратить же на каждого сою Силу. Итак, в карбонит катаем Скайуокера. В любом случае, с Димиа будет легче справиться.

Два вопроса на засыпку. Первый: как заманить Скайуокера в карбонизационную камеру, чтобы тот до последнего ни о чем не заподозрил. Второй: как объяснить Императору, которому Вейдер пообещал доставить пацана, что тот куда-то делся, хотя все видели, что Вейдер его захватил в плен. Не тащить же его и в самом деле к старику!

Отсюда еще вопросы: как сделать так, чтобы этого захвата никто не видел? И чтобы никто не видел, как карбонитовую плиту доставляют на «Экзекутор»? И придумать еще надо, куда парень якобы денется, чтобы, как и говорилось выше, не тащить его к старику.

И последний вопрос: а ты уверен, что парень после заморозки вообще жив останется?

Уй, мама…

Вейдер однажды задумался над таким феноменом: почему каждый вопрос в нем порождает еще один, следующий из первого, и так до бесконечности. Этак окончательного ответа никогда не находишь, вечно сомневаешься, план не выстроишь, а импровизировать он любил только в одном случае – когда сидел за штурвалом ДИ-опережающего. Там все равно спланировать ничего не удается.

А если мальчишка и в самом деле загнется?

Проверим, решил он. На ком? Кандидатура однозначна – Соло. Принцесса пусть это увидит, хорошее ей наказание будет за все те неприятности, которые свалились на него по ее вине, так что ее пихать в карбонит не будем. Вуки тоже не подходит, Вейдеру была нужна реакция на заморозку человеческого тела, а не какого-то антропоида пристукнутого.

Но пусть сначала отдохнет, сказал он себе и приказал адъютанту прекратить пытку. Скайуокер уже наверняка все прочувствовал. М-мм, до конца, так сказать…

И самое насущное – распорядиться как следует запереть Димиа Дин, чтобы ей не пришло в голову улизнуть под впечатлением. Дверь в его покоях слабым толчком она не пробьет, а сильный он сумеет парировать. И тренировочный сейбер ей не поможет, пока она им прожжет металл, он сто раз успеет вернуться. А с замком она точно ничего не сделает, он защищен кортозисом.

Вейдер улыбнулся чему-то, наведя ужас на адъютанта, слушающего высочайшие распоряжения. Все будет в ажуре. Врожденный оптимизм даже Сидиус не выбьет.


Глава двадцать пятая. Беглец

Почему он показался ей человеком? Разве может человек быть таким? Запытать до полусмерти другого человека, пусть и повстанца, это же… Это жестоко, спокойно и жестко сказала Димиа сама себе. Ты и сама знаешь, что такое жестокость. Так какое право ты имеешь осуждать его? Никакого!

Но она осуждала, может, не вполне отдавая себе отчет в том, что будь пытаемый повстанец кем-то другим, а не знакомым ей капитаном Соло, то ее возмущение было бы гораздо меньше.

Она стала ходить по комнате, не в силах сдержать эмоции. Скоро «ходить» превратилось в «носиться с бешеной скоростью». Устав, она приостановилась и дала себе передохнуть. Непонятная сила погнала ее к двери, она хотела выйти, поговорить с кем-нибудь, это было необходимо, она чувствовала, разрядка сделала бы ее более подготовленной к предстоящему разговору с мастером.

Опять мастер. Не будет он ее мастером. После такого – не будет.

А разговор будет, ой, будет. Она предупредила Скайуокера, может, и не успела донести до него свою мысль, но он поймет, что здесь опасно. Может даже свалит на базу.

Она поежилась, вспомнив, как Вейдер с размаху оборвал их тонкую связь с Люком. Она в полной мере ощутила его ярость от предательства. Интересно, а почему предательство-то? Она не давала ему никаких клятв. Она не говорила, что станет, стопроцентно согласится стать его ученицей. Почему он тогда считает это предательством?

Потому что он почувствовал твою готовность к сотрудничеству, милая. Ты перестала сопротивляться, он учуял слабину и уложил тебя на обе лопатки. Что ж удивляться, что он уже считает тебя своей? А если учесть, что ты снова на «Экзекуторе», и на этот раз тебя вряд ли выпустят так же легко, то это становится совсем понятным.

Она шагнула к двери, и та захлопнулась перед самым ее носом. Димиа окаменела.

- Не поняла, - вслух сказала она. Ее голос странно прозвучал в тишине полупустой комнаты и растекся эхом по гладкому транспаристилу обзорных экранов.

Попробовала еще раз. Не дверь, а монолит. Двигаться и не собирается.

Вейдер, не иначе.

Странно, она не намеревалась снова сбегать, а он уже принял меры, чтобы это пресечь. Хм. Учтем, что он любит действовать с опережением.

Интересно, подумала она. А если она есть захочет? Или в тренировочном дроиде случится короткое замыкание, и он, сам себя поставив на высший уровень сложности, какой-нибудь, недоступный даже Вейдеру, начнет гоняться за ней? Она-то не справится. Хотя вряд ли у дроида есть такой уровень. В смысле, недоступный Темному Лорду.

Она сползла по двери. Та на ее недовольство чихать хотела. И на слабый удар кулачком тоже.

Димиа прикоснулась к Силе ценой чудовищного напряжения для достижения всеобщей расслабленности, как бы тупо это не звучало. Она хотела соединиться с Вейдером, сказать ему, что он может не бояться, что она не сбежит, что она не собирается это делать, что она готова выслушать его обвинения и не будет их отрицать, что… Короче, взаперти ей не нравится! И если он хочет, чтобы она стала его ученицей, и у них установились мирные отношения, то пусть с уважением к этому отнесется!

Она нащупала его, это было сложно и, морщась от напряжения, она начала устанавливать контакт.


Вейдер стоял рядом с карбонизационной установкой, наблюдая, как вуки пытается освободить своего друга, расшвыривая его солдат. Ему было почти интересно. В другой раз, он бы, пожалуй, досмотрел этот спектакль до конца, но сейчас было не до того.

Он чуть не вздрогнул при всех, чувствуя, как Димиа ломится к нему в сознание. Поговорить захотелось девочке. Сперва со Скайуокером, теперь со мной. Извиняй, я занят. Недосуг выслушивать твои претензии. Он ощутил, как она сочится недовольством. И оборвал контакт, намертво закрывшись.

Рядом Боба Фетт вскинул руку, целясь в вуки. Вейдер, лениво положив руку на бластер, заставил охотника опустить оружие. Тот равнодушно пожал плечами: ваше дело. Не хотите, не надо.

Вейдер усмехнулся, зная, что потом Фетт содрал бы с него деньги еще и за этот выстрел, и немалую сумму. О Димиа он забыл.


Эта сволочь даже не соизволила с ней поговорить! Димиа ошеломленно смотрела прямо перед собой. Ну, сволочь…

От нее отмахнулись, как от мухи, мешающей заниматься делами. Мастер, тоже мне!

Не зная, куда себя деть, не чувствуя себя в силах сокрушить окружающие ее стены, она схватила тренировочный сейбер и кинулась в бой.

Она не знала, сколько это, собственно, продолжалось. Она совершенно потеряла чувство времени, что случалось с ней только во сне. Когда она остановилась, в ожогах и синяках – правда, серебристый панцирь дроида тоже был покрыт черными полосами от ее меча – пройти могло как полчаса, так и три, так и пять.

Димиа чувствовала себя совершено опустошенной, вымотанной, как после всего, что она натворила в ангаре. Но сейчас было… по-другому. Легче.

Она заглянула в себя и нашла там разницу. Сейчас не было той неотвратимости, ощущения, что тело тебе не подчиняется, не было выжигающего отсутствия всех эмоций. Что ж, это радует. Ну, это понятно, убивать не пришлось, вон он дроид, стоит целехонький. Кстати, а почему он стоит? Когда это она успела его выключить?

Она подошла ближе и увидела, что на панели мигает какой-то индикатор. В виде пустого аккумулятора. Да, девочка, ты его убила…

Димиа подошла к обзорному экрану и шатнулась назад: прямо на нее летел кореллианский фрахтовик. Кажется, она его где-то видела…

Ее губы раздвинулись в улыбке. Значит, сумели сбежать? Молодцы! Хвалю.

А Люк?

Она напрягла до предела все свои нетренированные чувства, и… ей показалось, что он на борту. Но уверенной ее назвать было нельзя.

«Сокол» пытался уйти от преследующих его ДИшек.

Увы, она ничем не могла ему помочь.

Хотя… отключить основное питание главного компьютера, турболазеры и антенны захвата – в металлолом, экипаж устроит ей суд Линча, Вейдер активно поможет… Хотя он и так ее убьет. А если она ему нужна, то ей позволено все.

Только как отсюда выбраться?

Удивляясь самой себе, как это ей не пришла в голову такая простая мысль раньше, она подошла к терминалу и вызвала мостик. На связь вышел сам адмирал:

- Адмирал Пиетт, - холодно сказала она, радуясь тому, как изменяется его лицо.

- М-миледи, - он все-таки сумел поклониться; видимо, практика с Вейдером его закалила. – Вас заперли по приказу Дарта Вейдера…

Сразу оправдывается?

- А о том, что заключенных надо кормить, тоже нужен его персональный приказ? – прервала она его. – Или это все-таки понятно?

Адмирал побледнел. Эх, напугала она его, и впрямь надо будет с ним как-то поговорить…

- Вам сейчас же пришлют, - пообещал он и тут же, не спрашивая позволения, отключился.

Димиа пожала плечами: не хочет разговаривать, ну так и нам это не цель жизни. Сейчас главное подождать, пока придет человек, откроется дверь… И раз, а она уже на свободе.

Все удалось как нельзя лучше. Она аккуратно затащила бесчувственного энсина в каюту Вейдера, прикрыла дверь – как запереть, она не знала. И завернула за поворот, спеша, у нее ведь немного времени…

… и нос к носу столкнулась с Вейдером. Вид у того был, мягко говоря, недовольный.

- Ой, - только у нее и вырвалось.

Он резко и молча взял ее за плечо, развернул и подтолкнул по направлению к каюте.

Вот так и помогай джедаям.

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™