<<  Третья жизнь. Часть 1


Джейлен

Меч безумного огня и долгий-долгий день…
Проклял ты свою судьбу, ты шагнул на тень
Ты заметил свет вдали, он быстрый режет взор
Ты решил, это игра, нет, ты ошибся – вздор!
Что же будет там пока? Всего не знаешь ты.
Ты продал свою любовь, ну так сжигай мечты!
Про раскаяние забудь, ты и его продал
И шагай-шагай вперед, как всю жизнь шагал.


Пролог

Долгий-долгий день… Вейдер устало опустил меч, надеясь, что его усталость не так заметна, как ему в данный момент казалось. Но как же долго… Не терпелось уйти. Не терпелось забыть. Не терпелось уснуть. Ситха с два.

«И почему Император так настаивает, чтобы я расправлялся с мятежниками сам?» Он удивился, как после всего у него еще есть желание возмущаться.

- Лорд Вейдер? – раздалось сзади.

- Да, капитан? – слова складывались сами собой на автомате.

- Четвертый заключенный выдал нам имя предателя, который скрывал у себя Мотму и других лидеров Альянса во время переноса их базы с Йавина на Хот.

- Прекрасно. Кто он?

- Бывший имперский сенатор от Галеада, Эдимириан Дин. В настоящее время живет на Куате.

- Он является родственником Куату с Куата?

- Насколько нам известно, нет родственной связи, но они вместе посещали имперское общеобразовательное учреждение.

Вейдер помедлил, прежде чем задать следующий вопрос.

- У сенатора Дина есть семья?

- Да, милорд. Жена и две дочери.

- Две?

- Да, милорд.

«Странно».

Вейдер смутно помнил Эдимириана Дина: тот присутствовал на общеимперском праздновании дня рождения Императора. Палпатин тогда закатил гигантскую вечеринку в Императорском дворце, собрались все сенаторы тогда еще существующего Имперского сената, все представлялись друг другу, и Гранд адмирал Траун познакомил его с сенатором Дином, его женой и одной дочерью. А на то, что есть вторая, никто даже и не намекнул.

Каким-то звериным чутьем Вейдер чувствовал: что-то здесь не так и что-то здесь неспроста. Будут сюрпризы. Ладно… Кто сказал, что сюрприз – это плохо?

- Передайте приказ адмиралу Пиетту, пусть готовит мой флагман. Наведаемся к сенатору.

-Как пожелаете, мой повелитель.


Глава первая. Куат

Вейдеру никогда особо не нравился Куат, да и нельзя сказать, что он часто бывал здесь до этого дня. Ему не нравилась здешняя атмосфера, здешняя аура, здешние умонастроения, здешние традиции, здешние люди. Взять хотя бы этот отвратительный обычай с тельбунами. Кошмар.

Но нравилось ему это или нет, он прилетел сюда не выражать Куату свое мнение о нем и его планете, а по делу. Ситху не пристало выражать свои эмоции при всем честном народе… даже если это темные эмоции. Или особенно если это темные эмоции? Опасный вопрос!

- Офицер! – окликнул он вахтенного. – Приготовьте штурмовой шаттл и прикажите отделению солдат подняться на борт. Также отдайте приказ на взлет звену ДИ-опережающих. Я спущусь на планету с ними.

- Да, милорд. Сию минуту.

«Конечно, сию, - с легким юмором подумал Вейдер. Все его дурное настроение улетучилось, как только удалось хорошенечко выспаться. – Посмотрел бы я на тебя, если б это было не сию…»

Он шагнул к окну. За обзорным экраном разворачивалась чудовищная панорама верфей Куата. Нагромождение надстроек, ангаров, корпусов, переходов, тьма кораблей, то ли ждущих своей очереди на создание, то ли прибывших на ремонт. «Нагромождение флота» - пришло ему в голову выражение. Так бывало, цепляются иногда слова к сознанию, и никак от них не избавишься. Он еще раз внимательно посмотрел и поправил себя: нагромождение жизни. Нагромождение мертвой, бездушной жизни. Нагромождение. Иным словом не скажешь.

Он ощутил вызов до того, как вахтенный доложил:

- Милорд, инженер Куат хочет с вами поговорить.

- Переведите сигнал в мою каюту, - распорядился Лорд Ситхов, уже уходя. Что-то ему подсказывало, что не стоит разговаривать с Куатом на мостике, где каждый может услышать их разговор. А Куат подождет. Он терпеливый.

Инженер Куат… В отличие от многих аристократов Куата, Куат не признавал церемоний, именуя себя инженером. И заслуживал это звание. Но Вейдера все равно раздражал. Потому что Император ему симпатизировал. Чем-то они были похожи; возможно, своей любовью к интригам?

Вейдеру надоело о нем думать. Но он дошел до своих апартаментов.

Вот голографическая пластина, ограничивающая зону обзора голографических камер.

Темный Лорд шагнул на нее, не склоняя голову: как бы ни был могущественен Куат, Вейдер кланялся только Императору. Его всегда доставала эта дурацкая необходимость кланяться… но сейчас он не мальчик-джедай, который боялся восстать против этой необходимости. Сейчас он ситх, и необходимость в его руках.

Правда, иногда руки скованы ею.

- Инженер Куат? – полувопросительно пророкотал он в пространство.

- Милорд Вейдер! – незамедлительно откликнулся голопроектор, сформировав изображение высокого человека с тонкими чертами лица и острым взглядом. На руках Куат держал зверька, поглаживая его. Тонкие белые пальцы проходились по темной шерсти, туда и обратно, и вид их вызывал тошноту. – Какая честь для меня и для всей нашей планеты! Вы так давно не посещали нас.

Вейдер подавил желание сказать, что, будь его воля, он не посетил бы это место еще лет так двадцать, и ограничился вежливым:

- Благодарю за радушие, инженер. Что вы хотели?

- О, разумеется, поприветствовать величайшего из Лордов Ситхов! – Куат быстро улыбнулся. Напрасная лесть, Вейдера она редко трогала. Он обычно чувствовал ее фальшь. – И, конечно же, узнать, что привело могущественного советника императора в наши края.

Вот это уже ближе к делу. Вейдер постоял несколько секунд молча, обдумывая свой будущий ответ.

- Мы получили сведения о том, что на планете в данный момент находится… человек, симпатизирующий Альянсу и оказавший в свое время повстанцам некую помощь. Мы пришли осуществлять возмездие.

- Вот как… - Куат явно слегка растерялся. – Но кто же это? Куат – планета, полностью преданная Империи. Сложно представить, что один из ее представителей может оказаться предателем!

- Тем не менее, это так, - сухо сказал Вейдер, - и это прискорбно.

- Но кто?..

- Мне кажется, вы понимаете, что вести такие разговоры в эфире опасно, инженер. Поэтому избавьте меня от вашего любопытства.

- Да, да, конечно, - Куат несколько раз кивнул. – Желаю, чтобы ваша миссия увенчалась успехом, милорд. Возможно, мы встретимся на поверхности, тогда и поговорим.

У Вейдера дернулись губы. Он наклонил голову, чтобы это скрыть. Светлые волосы упали на глаза. Не счел ли это Куат с Куата за согласие? Экий любопытный. Интересно, чувствует ли он что-то по отношению к бывшему однокашнику? И что о нем знает? Насколько Вейдер мог чувствовать эмоции Куата во время разговора, удивление того было вполне искренним. Значит, о предательстве Дина тот не знает. Или искусно притворяется.

Ситх прислушался к Силе.

Что-то грядет.


Глава вторая. Солнечный сон

- Ты не права.

- Это ты так считаешь.

- И считаю правильно.

- Я тебе не верю.

- Ну, и не верь. Тебе же хуже.

- Кто из нас старше?

- Ты.

- Значит, права я.

- Много хочешь.

- Ди, заткнись!

- Фиг!

- Зануда!

- Я не зануда, я гундос.

- Чем они отличаются?

- Гундос всегда прав.

- З-зануда!!!

- Син, поверь мне. Я просто чувствую.

- Господи, ну что ты чувствуешь???

- Я чувствую, что нам надо пойти на эту дурацкую гулянку. Поверь мне, мы просто обязаны!

- Ну, почему, Ди? Почему?

- Не знаю. Так надо.

- Что надо???

- Не быть сегодня дома.

- Объясни.

- Не могу!

- Девочки! Девочки!!! Домой!

- Сейчас, мам! – звонко откликнулась Синтия Дин, поднимаясь на ноги. До этого она и ее сестра Димиа валялись в саду на шезлонгах и говорили о вечеринке, которую устраивала их подруга Ликара. Вернее, не подруга, а так… Синтии не хотелось идти, Ликара ей не нравилась, собссно, Димиа она тоже выводила из себя, но та почему-то уперлась и упрашивала сестру пойти. Ну, зачем, спрашивается. Может, знает чего? Да нет, если бы знала, уже не удержалась бы и сказала. Так в чем дело??? Для себя Синтия твердо решила, что не пойдет. А Димиа – если хочет, пусть идет и мучается одна.

Жаркий полдень.

На Куате царил общий умеренный климат, но сегодня было жарко, как никогда. Димиа чувствовала, что еще чуть-чуть – и ее кровь закипит. Как от жары, так и от гнева. Ну, в кого Син такая упертая, а? Вроде родители не такие. Разве что чуть-чуть. Ну, чего сестренке стоит пойти с ней? Ведь ничего не стоит. Ровным счетом ничего.

Сердце снова тревожно екнуло.

Надо было куда-то идти.

Что-то делать.

Предотвращать.


- Ди, ты как?!! – Синтия рванулась к младшей сестре, когда та вслед за ней вошла в обеденный зал. Димиа была бледна как смерть и едва стояла на ногах. Зрачки ее были расширены, отчего голубые глаза казались черными. Из-за бледности рыжие волосы казались полыхающими.

- Да нормально… Не дергайся, Син, это все жара.

- Какая жара? – возмутилась старшая сестра. – Тебе всегда нравилась жара, ты, когда на Рилоте была, блаженствовала! А сейчас чуть в обморок не падаешь!

- Син, пошли к Ликаре, а?

- Нет, у тебя точно лихорадка! – воскликнула Синтия, потрогав лоб Димиа. – Тебе врача надо, солнышко. А не идти куда-то.

Димиа жалобно посмотрела на сестру.

Окружающие всегда удивлялись, насколько они непохожи. Рыжая, голубоглазая Димиа и черноволосая зеленоглазая Синтия, на полголовы выше младшей сестры. Родители любили это объяснять тем, что Димиа внешне похожа на маму, Дебору, а Синтия – на отца, экс-сенатора Эдимириана Дина. А потом прибавляли – хотя характеры у них одинаково невыносимые.

- Син, ну пошли! Пожалуйста!

- Ди, отстань! Тебе в постель надо!

- Ну, пойдем!

- Что, сейчас?

- А почему нет?

- Вечеринка будет только вечером, очнись! А сейчас время обеда.

- Ну и что?

- Опять спорим? – спускаясь по лестнице, с притворной строгостью спросил Эдимириан. – О чем на этот раз?

- Пап! – авторитетно заявила Синтия. – По-моему, у нее горячка. И вообще она не в себе.

- Это жара, - рассеянно отмахнулся Эдди, как его ласково называла жена. – К вечеру станет прохладней, и все пройдет.

- Будем надеяться, - недоверчиво пробурчала Синтия.

- Дебора! – позвал Эдди. – Ну, где ты? Все уже за столом.

- Быстро вы, - улыбнулась Дебора Дин, зная, насколько идет ей ее улыбка. Эта улыбка в свое время соблазнила не одного выдающегося человека и нечеловека…


Они уселись за стол. Димиа чувствовала, как тяжело бухало сердце в груди. Она знала, что происходит что-то непоправимое.

Поэтому, когда от взрыва вылетела парадная дверь их особняка, вернее, особняка Куата, любезно предоставленного им хозяином верфей, она не особо удивилась. Даже почти совсем не удивилась.

Вопль штурмовика, усиленный громкоговорителем, ударил по ушам:

- Всем оставаться на местах! Именем Императора! Сенатор Дин, вы обвиняетесь в государственной измене!

Она даже не сразу поняла, о чем говорит этот солдат. Какая еще измена? Это какая-то ошибка, это точно ошибка!

А потом увидела его. Если бы ее взяли тогда с собой, на тот праздник по случаю юбилея Императора, она бы узнала его еще раньше. Но все равно поняла, кто это. Высокий, очень высокий блондин, волосы до плеч, пронзительно синие глаза, черная туника и плащ…

Дарт Вейдер.

Страх появился в глазах ее родителей и сестры. Они смотрели на грозу Империи. Олицетворение гнева Империи. Значит, это не ошибка. И отец, действительно, предатель. Темный Лорд никогда не ошибается.

Она как в замедленном сне оглянулась на родителей. И удивилась крайне странному выражению на лице своей матери.


Глава третья. Допрос

Вейдера сейчас дико мучил вопрос: почему он не заметил ЭТОГО раньше. Ну, неужели он совсем утратил наблюдательность???

С другой стороны его оправдывало то, что в свою прежнюю встречу с сенатором Дином он был слишком занят, чтобы присматриваться к нему. Мимолетное знакомство, вежливое приветствие – и прощайте, я вас не помню. И все. Но это не повод, чтобы так проколоться.

Хотя почему проколоться? Еще неизвестно, как все обернется.

И какая разница, что у сенатора Эдимириана Дина лицо Джанго Фетта?

А на выражение на лице Деборы он не обратил внимания – как и много раз до этого.


Дебора сидела в камере и думала, что на этот раз всему действительно пришел конец. На нее не обращали внимания, игнорировали, и это было плохим знаком. На этот раз снисхождения к ним проявлять никто не станет. Она могла только надеяться, что ее девочкам ничего не будет. Они-то были ни при чем и ничегошеньки не знали. Вейдеру хватит умения это понять, и, может, их отпустят. Насчет себя она не тешилась подобными иллюзиями. А с мужем мысленно попрощалась уже тогда, когда рухнула дверь их уютного убежища.

Она услышала звук – это дверь легко скользнула в сторону, впуская высокую черную фигуру с ледяными глазами. Она вскинула голову, с безумной надеждой глядя на свою любовь, на свою жизнь, на свое счастье. Когда-то эти глаза были не такими ледяными, когда смотрели на нее. Но это было давно… слишком давно…

Вейдер качнул головой, глядя на женщину, которая почти заменила его Падме в его темной душе. Нет. Это было слишком давно.

- Ты всегда была умна, - мягко сказал он. – Почему ты позволила ему сделать такую глупость?

- Это был его выбор, - ее голос почти не дрожал. – Я не могла запретить ему. Он бы не послушал.

- Это точно, - весело подтвердил Темный Лорд, почему-то думая о мандалорском шлеме Бобы Фетта. – Все в его семье несгибаемые.

Губы Деборы дрогнули в жалкой пародии на улыбку.

- Не причиняй ему вреда, - безнадежно прошептала она, уже зная, что это бесполезно. – Не надо, прошу тебя.

Он прервал ее небрежным взмахом руки.

- Ты прекрасно знаешь, что это не в моей власти…

- Это не в твоем желании, - перебила она его. – Не говори мне о границах твоей власти.

- Почему?

- Ты сам однажды сказал, что их нет.

- Я был молод и глуп, - усмехнулся он и без намека на переход продолжил: - Твоим дочерям не будет вреда. Скорее всего, им будет запрещено встречаться, но у них не будут отобраны ни жизнь, ни свобода, ни положение.

- Ты присмотришь за ними? – в голосе Деборы Дин звучала тайная мольба.

- С чего бы? Делать мне больше нечего, по-твоему?

- Хотя бы за младшей. Прошу тебя. Она же еще совсем ребенок…

Вейдер внимательно посмотрел на нее. Что-то было в ее словах, что-то глубже, чем просто на поверхности, нечто очень важное. Но сосредоточиться ему не дал зуммер комлинка.

- Лорд Вейдер слушает.

- Милорд, Дин во всем признался.

- Так быстро? А я думал, он будет покрепче… - Лорд Ситхов не заметил, как побледнело лицо женщины от этих, ненамеренно жестоких, слов. – Составляйте протокол. Это все?

- Нет… Милорд, на связь выходил инженер Куат… Он интересовался, а что мы делаем…

- Интересовался?

- Ну да, мой повелитель. Не в очень уместных выражениях, но в нем чувствовался искренний интерес, - в голосе докладывающего прорвалась насмешка. Вейдер тут же представил себе мечущего громы и молнии разъяренного Куата. Ну, еще бы.

- В следующий раз, когда инженер выйдет на связь, соединяйте его напрямую со мной, - Вейдер добродушно усмехнулся. – Думаю, он будет вежлив и сдержан.

- Да, милорд.

Темный Лорд почти физически увидел улыбку мальчишки-офицера.

Он вновь посмотрел на Дебору. Прощально кивнул и вышел из камеры. Предстояло навестить еще ее детей.


На Синтию было достаточно взглянуть. Ее старшая дочь, видимо, поняв, что ее отец действительно предал Империю, тут же приняла его взгляды и гордо молчала в ответ на вопросы допрашивающего ее офицера, очевидно полагая, что этим чем-то поможет отцу. Ой, молодежь, молодежь… Ни одной своей мысли. Как легко на них воздействовать. Вот такие и становятся добычей Альянса. Но пока она не сделала ничего опасного для Империи, Империя ей ничего не сделает. Интересно только, как долго продлится это перемирие?..

Он подошел к третьей камере. Над головой черный глаз голокамеры шевельнулся отслеживая его движение и отсылая изображение в командный центр. Там оператор отсортировал полученную информацию, отправив ее в виртуальную папку «допустить», так что дверь в камеру откроется, как только Вейдер сделает еще один шаг по направлению к ней. Темный Лорд хмыкнул, представив себе, как сонный оператор, зевая, одной рукой щелкает по клавишам и бормочет про себя: «И чего ему не спится в ночь глухую?»

Почему-то он медлил, покачиваясь на месте, но не делая того самого шага. Камера, сердито зажужжав, отвернула от него свое черное око, словно говоря: «Ну, чего же ты ждешь? Иди! Не стой, иди!»

И он вошел. Время было дорого.

Димиа, младшая дочь Деборы, спала на жесткой тюремной койке. Нет, ну почему Дебора ему не сказала, что у нее родилась еще одна дочь? Хотя, какая ему разница?..

Он еще раз, более внимательно, посмотрел на девушку-подростка, и внезапно понял, какая.

Димиа была восприимчива к Силе. Дебора, конечно же, почувствовала это и решила скрыть дочь от Империи. Поня-ятно. Она его хорошо успела узнать и понимала, что Вейдер не будет молчать при Императоре насчет еще одной возможной Руки. И так обезопасила дочь. Ну, что ж, для обучения еще не совсем поздно. Можно подумать насчет этого. Но не сейчас. Позже.

Девушка, словно почувствовав его взгляд, застонала во сне и свернулась в клубок. Поддавшись неожиданному импульсу, ситх подошел поближе и положил ладонь на лоб, покрытый испариной, чтобы прогнать дурной сон, но…

Его словно током ударило…


В пыточную, где занимались составлением протокола по делу о государственной измене, ворвался Дарт Вейдер. Плащ реял за его спиной, шаги были стремительны, как бег. Капитан удивился этому, но ненадолго: страх вытеснял все эмоции.

- Протокол, - сумрачно потребовал Лорд Ситхов, протягивая ладонь.

Дека с инфочипом тут же оказалась в его руке. Он неспешно вытащил инфочип и сжал кулак, превращая хрупкий кристалл в блестящие никчемные осколки.

- Все обвинения – снять, - распорядился он. – Шаттл – приготовьте сейчас же. Освободите его семью и его самого и отправьте на Набу. Проследите, чтобы они оттуда никуда не делись. Под вашу ответственность, капитан.

Капитан ретиво закивал. Если его и удивил приказ, или даже возмутил, то он не подал вида. Жизнь была ему дорога. Он никогда не обсуждал приказы, и по сию пору она оставалась при нем.

Вейдер понял, что его подчиненный уяснил, что нужно сделать, и вышел из пыточной. Нужно было кое-что сделать. Как всегда.


Глава четвертая. Перелет

Димиа казалось, что все это ненастоящее. У нее бывало подобное состояние, обычно во сне. Только сны эти, как правило, были приятными. И, если они снились ей не один раз, она начинала во сне убеждать себя: это не сон, это происходит на самом деле, я так хочу, чтобы это было на самом деле!

Сейчас было наоборот. Наяву она пыталась убедить себя, что это сон, что она проснется и все будет по-прежнему.

Но какая-то ее часть всегда подспудно знала правду.

Над головой словно висел дамоклов меч. Их отпустили, это, несомненно, было прекрасно, но очень уж странно. Почему, зачем, каким образом?!! Кто, она не интересовалась, это и так было понятно. Но зачем?

Она осмотрела салон челнока класса «эль». Темнота и тишина. Синтия спала, вымотавшись до предела. Отец сидел в кресле пилота и пытался его пилотировать, несмотря на то, что периодически терял сознание. Мама наматывала круги вокруг него, встревожено оглядываясь на нее, Димиа. Почему? Что мама знает обо всем происходящем? Димиа отказывалась верить, что ничего.

Но выяснять это сейчас было бы неуместно. Девушка дала себе слово, что, когда они прилетят на Набу, и ситуация более-менее наладится, она все узнает.

Полет шел в молчании. Отец, сидящий за штурвалом, наконец, отказался от мысли вести шаттл. Он сильно устал, чтобы что-то делать. Она пожалела его: теперь мысли начнут одолевать и его. А ответов он не найдет.

Дебора обняла его, помогла подняться. Вдвоем они прошли в темноту салона, где стоял диван. Было слышно, как мама помогает Эдди лечь, шепотом приговаривая: «Вот так… Давай, устраивайся, тебе нужно отдохнуть… Ложись поудобнее… » Димиа не нравилось, когда мама начинала так кудахтать над отцом, или над ней или Син, когда они заболевали. Ее это раздражало. Потому что звучало неискренне, или, по крайней мере, демонстративно, чересчур показушно. Что-то вроде: «Посмотри, как я забочусь о тебе, а ты меня как за это отблагодаришь, а, сволочь?»

Димиа сама себе не поверила. Что у нее за мысли! Как она может так думать о матери?

- Что же с нами происходит? – вырвалось у нее.

- Это еще ничего, котенок, - откликнулась Дебора. – Нам еще повезло, ты даже не представляешь, как сильно нам повезло.

- Представляю, - тихо сказала она.

- Нет, - раздался голос мамы. Димиа не могла ее видеть, но знала, что сейчас та покачала головой. И что у нее на лице то же самое выражение, какое было при появлении Дарта Вейдера.

- Мам, - позвала Димиа.

- Что, котенок?

- Что теперь будет? Что нам делать?

Дебора молчала долго. А потом сказала:

- Жить. Пока – просто жить. А там посмотрим.


Полет до Набу прошел чисто. Еще бы, при сопровождении эскадрильи ДИ-опережающих любой полет пройдет как по нотам. Димиа неожиданно вспомнила, что ДИ-опережающие – разработка Дарта Вейдера, и сам ситх летает на таком истребителе. Она задалась вопросом, а не было ли его здесь, в их «эскорте». Но, подумав, пришла к выводу, что, скорее всего, нет. Зачем ему это?

А самое главное – зачем ему было их отпускать? Что он с этого имел?

Поняв, что она скорее сломает голову, чем придет к какому-то определенному выводу, она решила плюнуть на это дело.

Синтия застонала во сне.

Димиа подошла к ней и тряхнула сестру за плечо.

- Син! Син, проснись!

- А? Что? Чего? – сестра спросонья, кажется, потеряла ориентацию.

- Да, ничего. Тебе что-то снилось?

Син качнула головой.

- Может, да, а может, нет. Не помню. Мы уже прилетели или как?

- Прилетели-прилетели. Ты-то в порядке?

- В основном.

- Эт-то хорошо. Тебя допрашивали?

Син горделиво выпрямилась.

- Еще бы! – с мазохистской радостью сказала она. – Какой-то офицеришка. Он думал, что я ему все тут же выложу на блюдечке. Ха! Не на ту напал.

Димиа не удержалась и тихонько хрюкнула.

- Син, а то можно подумать, ты что-то знаешь.

Сестра недоуменно посмотрела на нее.

- Ну, не знаю, ну и что?

Димиа в буквальном смысле покатилась со смеху. Этому поспособствовало резкое снижение с орбиты в нижние слои атмосферы Набу. Отец, отоспавшись, вновь уселся в кресло пилота.

Где-то что-то загрохотало.

- Ух, ты, - сказала Синтия, которую перегрузкой прижало к переборке. – А я и не знала, что папа умеет управлять шаттлом военной модели.

- Син, - выдавила из себя Димиа, оказавшаяся в менее комфортабельном положении на полу, - сестренка, ну, так он и не умеет.

Старшая сестра уставилась на нее как на полоумную. Димиа, чтобы не смеяться, отвернула от нее голову, что далось нелегко, и уставилась в обзорный экран. Там виднелись истребители сопровождения. Димиа смотрела на них долю секунды, а потом ткнулась лицом в пол. Ее распирал смех.

ДИ-опережающие повторяли крутое пике, проделанное шаттлом. Получалось это у них на троечку. Часть машин состорожничали и исчезли из виду, безнадежно отстав. Другая часть упорно справлялась с управлением, справиться удавалось не всем. Вот еще один пилот вошел в штопор.

Внизу расстилалась равнинная приветливая Набу. Их новый дом. Хотя бы временный.

«Прива, Тид! – подумала Димиа, все еще веселясь. – Мы идем, ты только держись!»


Глава пятая. Китстер

Димиа не особо понравилось их новое жилище. Все с ним вроде было хорошо, но… слишком уж чувствовалась в обустройстве рука прежнего хозяина, слишком резко были запечатлены в интерьере чьи-то личные черты и пристрастия, так что, казалось, будто они вторглись в чужой дом, а воздух еще не остыл от теплого дыхания предыдущего обитателя. Это нервировало.

Сейчас она стояла на громадной лоджии, выходящей на озеро. Ей удалось узнать у охранника-конвоира, привезшего их сюда, что это место называется Озерный край. Название было подходящее.

И дом был великолепен. И сад, окружающий его. Но Димиа не пришлось по вкусу его буйство и обилие в нем белых и пурпурных оттенков.

А вот горы ей понравились сразу. Они отражались в воде. Их отражения слабо мерцали и покачивались, вонзая в отраженное небо свои отраженные пики, и это было волшебством. Ненатуральным, но все же.

Она повернулась спиной к волшебству и вошла в предназначенную ей спальню.

Большое полутемное – Димиа не захотела включать свет – помещение с уютным камином вполне ее устраивало.

Хотя, она знала, что ночью снова тени поползут к ней из всех этих просторных углов, что она сожмется на кровати, до боли напрягая зрения, ожидая атаки тьмы, но не дождется. А когда ожидание станет совсем невыносимым, она встанет и пойдет гулять по дому, все так же ловя боковым зрением любое движение – занавесок от ветра, теней на полу, порхающих дроидов-очистителей воздуха – и нервы ее будут напоминать напряженные, натянутые неопытной рукой струны, но она не сорвется.

Раньше, когда она была совсем маленькая, она могла пойти к родителям или к сестре, но не сейчас. Сейчас – нет. Сейчас она стеснялась своей слабости, своей боязни.

А еще она знала, что эти ночные тени больше не будут ей напоминать руки-щупальца чудовищ тумана. Теперь они будут у нее ассоциироваться с обрывками плаща Дарта Вейдера.

Она беспокойно дернулась. Откуда у нее такой страх по отношению к нему. Персонально ей он не сделал ничего плохого. Ее отцу – да, сделал, но почему она тогда так боится за себя, а не за отца? Он даже не приходил ее допрашивать… Или приходил? В любом случае, она спала и не проснулась. А он даже не стал ее будить… если приходил, конечно. Или не приходил? О, Сила, как это все запутано!

Она нетерпеливо потрясла головой, пытаясь избавиться от этих ненужных мыслей, и внезапно поймала свое отражение в зеркале. Но не оно привлекло ее внимание, а нечто на заднем плане, лежащее на ее кровати.

Она развернулась. На узорном тяжелом покрывале ее дека световым миганием пыталась привлечь внимание хозяйки, сигнализируя о полученном сообщении. Ну, конечно, Димиа сама выключила звуковое оповещение: резкие звуки ее раздражали.

Она нахмурилась. Кто бы это мог быть?

Она взяла деку, открыла сообщение. Посреди пустого экрана висела единственная строчка:

«Как долетели?»

Внизу электронной страницы мигал индикатор диалогового режима. Кто бы ни был этот интересующийся, он сейчас ждал ее ответа.

Она повертела в руках деку, думая, что все это значит. Кто мог знать, куда они летели? Только кто-то из высшего командования, подчиненного Вейдеру. И никому больше. И что этому самому командованию нужно от нее? Разве не легче связаться с кем-то из пилотов сопровождения?

Она снова опустила взгляд на деку. Сообщение пришло шесть минут назад, а индикатор все мигал и мигал. А у этого парня терпение на уровне. Или он очень хочет поговорить.

Что ж. Если невозможно решить, что делать, добудем информацию. Сделать это просто – нажать клавишу «Ввод» и набрать пару слов. Посмотрим, что из этого получится.

«Нормально. Кто вы?»

Ответ пришел незамедлительно:

«Доброжелатель».

Она помедлила и все-таки напечатала ответ. Очень уж хотелось сдерзить:

«Правда? А почему мне в это упорно не верится?»

«Не знаю… Как твои родители?»

«Какое вам дело до них?»

«Да собственно никакого… Но вежливость требует. Так как?»

«Сносно. Кто вы?»

«Тебе не будет спокойнее спать, если ты этого не узнаешь?»

Димиа похолодела. Откуда он знает, о чем она думала буквально пару минут назад? Он не может этого знать, если только это не… Нет! У нее паранойя! Что может быть нужно Темному Лорду от дочери изменника, отпущенного из-под плахи?

Пальцы сами потянулись к клавиатуре.

«Будет. Но я хочу знать».

Пауза.

Она гадала, что же будет делать, если он ей прямо признается, что он – Дарт Вейдер. В голову ничего не лезло.

Пришел ответ.

«Я видел тебя на борту «Экзекутора». Я один из конвоиров, сопровождавших тебя на отлет. Меня зовут Китстер».

У нее словно камень с души свалился, хотя и не было гарантии, что этот парень ей не соврал. Она медленно набрала:

«Что тебе надо от меня?»

«А разве тебя не заинтересовало решение Темного Лорда?»

Димиа снова напряглась.

«Какое решение? Что ты имеешь в виду?»

«Ну, то, что он вас отпустил. Я хочу сказать, не правда ли, это странно?»

Да, Китстер, это странно. Но ты не ответил на мой вопрос. Может, он какой-то имперский шпион, а связался с ней, чтобы втереться в доверие и добыть какую-нибудь компрометирующую информацию на ее отца? Мысль была романтичной, но здравый смысл в себе не содержала. Они и так были у Вейдера в руках, и не казалось, что ему недостаточно улик.

«Это странно. Что тебе надо?»

«Ответ».

«Какой ответ?»

«Почему он это сделал».

«У меня нет этого ответа».

«Точно? А жаль. Но мы могли бы поискать его вместе».

«А не пошел бы ты…»

«Не-а. Посуди сама – это выгодно нам обоим».

«Я вижу свою выгоду, а где твоя?»

«Не смеши. Это информация, и информация реликтовая. Знаешь, сколько за нее даст принц Ксизор? Или тот же Куат?»

«Ты не успеешь получить деньги, а Вейдер уже придушит тебя».

«А я шустрый. Риск есть, но с той суммой, что я рассчитываю получить, я смогу смотаться в соседнюю Галактику. Туда за мной ни один ситх не полетит».

«Ты так уверен?»

«Абсолютно. Ну, что, будешь работать со мной?»

Димиа закрыла лицо руками. О, Сила. Амбициозный штурмовик. И попался он именно на ее пути.

Она вдруг встрепенулась. Как же она раньше не подумала!

«Откуда ты узнал, как связаться со мной?»

«Полазил в базе данных».

Она села, напряженно вчитываясь. Звучало правдоподобно… но это не значило, что все – правда. И работать с этим Китстером – что за дурацкое имя? – она определенно не собиралась. Хотя соблазн был. Имея доступ к имперской базе данных, он может накопать много чего интересного. А она – как живой свидетель. Нет, надо посоветоваться с родителями.

Она не успела набрать ответ, как он переслал:

«И не вздумай делиться с родителями. Они решат извлечь из этого свою пользу, а мне меньше всего надо работать чьей-то марионеткой. Родителям ни слова, поняла?»

Марионеткой? Парень, да ты и так всю жизнь марионетка, а возникать начал только теперь. Странный.

«Это угроза?»

«Нет. Это дружеское предупреждение. И я узнаю, если ты его проигнорируешь».

«Узнаешь? Как, осмелюсь спросить?»

«Скажем, так: у меня есть хороший знакомый из тех, кто приставлен за вами следить».

Димиа вдруг поняла – или ей показалось, что она поняла. Этот парень, Китстер, боится. Если то, что он связался с ней, да еще и цель этой связи выплывет наружу, ему каюк. И дело прогорит.

Она решила поиздеваться:

«Кстати говоря… Ты продашь информацию, станешь богатым… А моя доля из этих денег?»

Пауза. Она почти видела его недоуменное лицо.

«Здрасте… Так у тебя же тоже будет эта информация, и ты сама сможешь ее подкинуть, кому посчитаешь нужным, разве нет?»

«Ой, я такая тупая…»

«Ты издеваешься?»

«Что будет, если я скажу: да?»

Еще одна пауза. Димиа почему-то хотелось смеяться. А еще ее колотила крупная дрожь.

«Ретивый ребенок… Так ты согласна или нет?»

«Я подумаю над твоим предложением. Ты не против?»

«Думай, только недолго. Я свяжусь с тобой. И ни слова родителям!»

Индикатор диалога погас. Китстер оборвал связь.

Димиа, дрожа, повалилась на кровать. Ей предстояло нелегкое решение.


Вейдер встал из-за компа, потянулся, разминаясь.

«Поверит» - без уверенности подумал он. «Поверит?» - спросил он у себя самого. «Поверит!» - мощно подтвердила Сила.

Дальше...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™