<<  Третья жизнь. Часть 1


Джейлен


Глава одиннадцатая. Встреча

Димиа стояла рядом с лазаретом, терзаясь муками совести.

Она была обижена на Скайуокера за то, что он не пришел, а он едва не погиб. Она краем уха услышала, что с ним случилось; что он пошел взглянуть на метеорит, встретил снежного монстра – вампу, и только Сила помогла ему выжить. За ним поехал Хэн Соло, умудрился еще и найти – чудо, иначе не скажешь. Они пережили ночной буран под открытым небом – нет, но это уже вообще сверхъестественное везение - а утром их нашел Зев Сенеска, один из пилотов-истребителей Альянса.

Она думала, входить или все же не стоит. Она ведь ему совсем чужая. А там могут быть его друзья, что они подумают, если увидят ее?

Она поморщилась и толкнула дверь. Нет ничего страшного, если она навестит приятного ей человека.

Внутри никого не было. Ритмично мигали огоньки на медицинской аппаратуре, ритмично поднималась грудная клетка человека в резервуаре с бактой. Подсвеченная изнутри розоватая жидкость отбрасывала на пол полутемного помещения теплые блики.

Она стояла там минут десять, ожидая, что он очнется и хотя бы кивнет ей, но он был по-прежнему без сознания. Она повернулась и просто вышла. Почему-то она чувствовала, что он должен был сказать ей нечто важное. И одновременно у нее возникло предчувствие, что теперь, если она и услышит это, то очень нескоро.

Она с задумчивой неторопливостью шагала по тесному коридору, нарвалась на проклятие от какого-то механика, спешащего по своим… механистическим? механным? механическим?.. делам. Обругала его в ответ. Вместо того чтобы продолжить перепалку или просто уйти, он виновато улыбнулся. Улыбка оказалась заразительной. Так они и разошлись, улыбаясь.

Придя в свою комнату, она с размаху уселась на кровать. Дека мигала.

Отвечать не хотелось.

Но надо.

Она старательно заперла дверь, откинула одеяло. На всякий случай - вдруг кто-то попытается войти, а она скажет: вы меня разбудили. Я долго вставала, а вовсе не прятала деку.

Она горько усмехнулась. Развела здесь… конспирацию.

«Мы прибудем через два часа», - значилось на деке.

«Принято».

«Как ты?»

«С чего это стало тебя волновать?»

«Спросить нельзя… Знаешь, что я думаю…»

«Не знаю. И не хочется».

«Резкая какая».

Вот сейчас – сейчас это был Китстер. Она не могла сказать толком, почему… но это был он.

«Какая есть».

«Короче, вот что я думаю. Когда повстанцы начнут эвакуацию… а они ее начнут, лучше бы тебе убраться с ними».

Она со всхлипом втянула себя воздух. Он хочет сказать, что Вейдер отказался… отказался их помиловать?!! Он это хочет сказать?

«Это ты о чем?»

«Нет-нет! Это не значит, что все пропало!»

Он как всегда понял, чтО она думает.

«А что это значит???»

«Хм… Постарайся улететь на первом же транспорте. Я сумею сделать так, чтобы он прорвался сквозь кольцо разрушителей. А там уже будет не до преследования. Ты поняла меня?»

«Поняла. Почти. Ты не ответил на вопрос».

«И не буду. До связи».

До связи? Он что, собирается продолжать контакт после этого? Все же уже ясно… Все получили все, что можно. Вернее, он получил, но не она.

Хоть предупредил, и на том спасибо.

Она, не думая, что делает, вскочила, отперла дверь и куда-то помчалась. Как затащить семью на первый же транспорт? Для этого нужно, чтобы они оказались неподалеку, когда объявят эвакуацию. Ага, а как она им объяснит, для чего они будут торчать в ангаре битых два часа? И где искать отца? Он в последнее время зачастил к лидерам, апартаменты тех были в охраняемом секторе, и попасть туда без пропуска или предварительной договоренности не представлялось возможным.

Ситх, ситх, ситх, как быть?

Она резко остановилась, с трудом избежав столкновения со стеной, и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, понеслась обратно. Здесь все так ходили – хотя словосочетание «ходили бегом» звучит несколько странно – так что на нее никто не обратил внимание.

Бежала она к Синтии. Безумно хотелось все рассказать. Но она опять себя удержала. Раз наделала глупостей, то и разбираться ей.

Поэтому, не добежав метра четыре, она снова развернулась и снова рванула к ангару.

На полпути она обнаружила, что выдохлась, и яростно почесав в затылке, поплелась к себе в комнату.

«Итак, - заключила он, заперев дверь и усевшись на постель, - мы вернулись туда, откуда вышли».

Она посмотрела на себя в зеркало. Рыжая. Бледная. Глаза горят. Кошмар.

Голова варить отказывалась.

Она уставилась в одну точку и просидела так около часа. Все желание действовать исчезло, вся прыть канула в Лету. Она ощущала себя, словно проглотив значительную дозу сладоцвета. Разум был ясный-ясный… чистый-чистый… ни одного выхода, ни одного решения в нем не было.

Наконец, она встала и направилась к сестре. Родители с ней сейчас не пойдут, а Синтия может быть. Тогда они окажутся на этом транспорте вместе.

Почему она вообще поверила Китстеру, когда тот сказал, что первый транспорт пройдет? Как он это сделает? Начнет отплясывать джигу перед канонирами? Или он все-таки не тот, за кого себя выдает?

«Прекрати, - приказала она себе. – Даже если тебя сейчас озарит, тебе это никак не поможет. Ты должна думать, о том, как спастись тебе и твоим близким».

К чести Димиа надо сказать, что ей ни разу не пришла мысль умотать самой, бросив родных. Хотя это было бы значительно проще.

Она еще не дошла, когда из громкоговорителей полился взволнованный мелодичный голос девочки-диспетчера:

- Внимание! Внимание! На орбите войска Империи! Всеобщая эвакуация! Повторяю, всеобщая эвакуация!

«Рановато вы, - равнодушно подумала Димиа. – А мы-то вас и не ждали…»

Началась суета.

- Димиа! – услышала она позади себя свое имя. – Димиа, девочка, ты здесь!

Мама. Дебора взяла младшую дочь за плечи, заглянула в глаза:

- Ди, мы улетаем. Сейчас.

- С первым транспортом? – апатично спросила Димиа. Вся паника где-то растворилась.

- Да-да, - кивнула мама, - с первым. Мы с отцом уже идем. Зайди за Синтией и приведи ее в ангар. Транспорт ждать не будет, так что руки в ноги. Если не успеете, уходите вместе на следующем. Но не теряйте друг друга, ни в коем случае! Ди, ты поняла меня?

Она говорила очень быстро, почти захлебываясь словами, ее руки на плечах Димиа сжались так, что той стало больно.

- Я поняла, - сказала она. – Мы сейчас.

Не успеем, подумала она. Никак. Мама с папой улетят, и с ними будет все в порядке. А я и Синтия…

Она не стала заканчивать мысль, потому что это было бесполезно.

Она побежала дальше. Но не так быстро, как тогда, полтора часа назад. Сейчас почему-то происходящее ее не затрагивало, и это было странно.

Синтии в комнатах не было.

Вот теперь паника появилась вновь. Где же она?

Словно во сне она отметила объявление диспетчера:

- Первый транспорт эвакуирован! – и восторженный вой голосов.

Она кинулась к командному центру, не думая, а что, собственно, там стала бы делать Син. Приходилось словно плыть против сильного течения – людской поток просто сносил все на своем пути. Где-то над потолком что-то глухо бухало.

Она ухватила за рукав генерала Риеекана, оказавшегося рядом с ней.

- Где Синтия, генерал, вы не знаете, не видели ее? – прокричала она, чтобы перекрыть гул толпы.

- Да, леди, - крикнул генерал в ответ, - я отослал ее на транспорт, она уже должна быть в околопланетном пространстве! И вам лучше бы поспешить! Последний транспорт уходит через три минуты!

Она согласно кивнула и, успокоенная, побежала вместе со всеми.

В каких-то дверях возникла давка. Она повернула вбок, намереваясь обойти опасный участок, вбежала в какую-то дверь и пошла по коридору. Стены были покрыты изморозью, сверкавшей, как кристаллы нова.

Теперь она поняла, что это были за удары. Там вверху было… нечто. Оно там ходило, отчего на голову сыпались комья снега. Что же это?..

За очередным поворотом возник аварийный выход в ангар. Она бросилась к нему, но в этот момент послышался особо сильный удар. Она еле-еле сумела отпрыгнуть, закрыв голову руками. Дверь завалило снегом. Выход отрезан.

В отчаянии она бросилась обратно. Толпа там должна была бы уже рассосаться, и можно было пройти.

Когда она подошла к началу этого коридора, послышался автоматический голос. Видимо диспетчер уже улетела.

- Эвакуация – завершена. Последний транспорт – эвакуирован. База – закрыта. Двери – загерметизированы.

Она села прямо на снег. Протянула руку к двери. Датчик движения должен был отследить это и открыть дверь, но – не тут-то было.

Она умрет здесь, в ледяной клетке. Или имперцы сумеют открыть двери, если сочтут, что здесь есть что-то интересное, и тогда она тоже умрет. Она не знала, какую смерть предпочесть. По ней, смерть – есть смерть. Без разницы.


Вейдер зло шагал по тому, что осталось от базы «Эхо». В голове крутились слова: «Блестяще проведенная операция». Да какая же она блестящая… Ни Скайуокера, ни Димиа. Новый ответ на заданный давеча вопрос.

Скайуокер улетел. Кореллианин тоже, он уже послал за «Соколом» вдогонку свои корабли, а сам все искал чего-то здесь. Интуиция подсказывала ему, что еще не все потеряно.

Он шел, и запертые двери ему не мешали. Световой меч прекрасно с ними справлялся.

Вот еще одна – в аварийный боковой коридор. Он бы прошел мимо, но… Там кто-то есть?

Он отчетливо чувствовал струящуюся из-за двери безнадежность. Кто-то готовился умирать.

Ему стало почти интересно. А потом – очень интересно. Потому что, похоже, он знал, кто его ждет там, за дверью.

Он в очередной раз активировал сейбер и в два взмаха отворил дверь.

Было слышно, как кто-то кинулся удирать.

«Ну, и ради чего? – с легким сарказмом подумал Вейдер. – Та дверь-то все равно закрыта».

Он спокойно пошел по коридору.

У завала, отмечающего место, где когда-то была дверь в ангар, сидела Димиа Дин. Он знал, каким она его видит – черный призрак, с огненно-красным мечом, активированным, чтобы убить ее. Ее глаза размером напоминали плошки.

Он остановился за три шага, чтобы у нее, не дай Сила, не случился инфаркт, а то это возможно; запугали детей, рассказывая на ночь страшные сказки о злющем страшнющем Дарте Вейдере, карающем всех подряд, без разницы, сделал он что-то или нет; вон побледнела как, даже жалко.

- Ну, и чего ты здесь делаешь? – максимально дружелюбно спросил черный карающий призрак, легким жестом останавливая маленькую лавину, летящую на девушку с верхушки завала. – Ясно же сказал, убирайся с первым транспортом.

Она все-таки грохнулась в обморок.

«Ты ее добил, - обратился Темный Лорд сам к себе, - не умеешь с детьми, сразу видно…»

Смеясь, он поднял ее на руки и пошел на шаттл. Нужно было доставить ее в лазарет. А то вдруг она заикание заработает.

А Скайуокер… Ладно, найдется и на это… чадо… управа.


Глава двенадцатая. Первый урок

Димиа медленно приходила в себя. Просыпаться не хотелось, хотелось лежать вот так, завернутой в какое-то одеяло, и не думать, и не помнить, а просто спать.

А потом она разом очнулась.

Она вскочила на ноги, запутавшись в одеяле, чтобы обнаружить, что она находится на каком-то имперском шаттле, а завернута в чей-то черный плащ. Почему-то ей показалось, что она знает, чей это плащ.

Ее теплая куртка лежала рядом с неуютным спартанским диваном. Здесь было почти жарко. Но это было одно из условий, придававших ей уверенность.

Вернее, так было раньше… А сейчас… Какая же сейчас может быть уверенность? О ней даже и речи не шло.

О, Сила… Как же, должно быть, Вейдер над ней посмеялся… Она вспомнила: «…ясно же сказал, убирайся с первым транспортом…» Это не оставляло ни малейших сомнений в том, кто же все-таки скрывался под именем Китстера, штурмовика. И как она могла подумать, что у какого-то завалящего штурмовика найдется тот необходимый минимум мозгов, чтобы додуматься пойти против Империи??? Ну, или не совсем против, но продажа компромата на высокопоставленных чинов Империи довольно близка к государственной измене. Да всем же известно, что они вымуштрованы так, что у них даже мыслей на эту тему не возникает! Или ты подумала, что тебе попался просто недовымуштрованный солдат? Умница ты, Димиа, других слов нет.

Слегка успокоившись, она решила осмотреться. Да, она не ошиблась, это был шаттл, и он куда-то летел. А значит, кто-то его пилотировал.

Она притихла и с опаской посмотрела на приоткрытую дверь в рубку. Там было темно. Не-не, туда она не пойдет.

Ее словно ударило по голове – она ведь жива. До сих пор жива. Значит, ее смерть никому не нужна?

Она ухватилась за спасительную мысль, но тут же засомневалась: а что, если ее везут на допрос? Чтобы она рассказала все, что успела узнать о повстанцах. На лбу выступила испарина.

Тут же появился аргумент за первую версию: а почему тогда ее не связали? Или Вейдеру это просто не надо, с его Силой?

«Да ну ты уверена, что челнок ведет сам Вейдер? – усомнилась она. – Заняться ему больше нечем».

Она неуверенно посмотрела на плащ, в который бессознательно зябко куталась, хотя температура была нормальная. Решительно размоталась. Прикинула рост его обладателя.

Вейдер… Больше некому.

Она представила, как он сидит там, в кресле пилота, и смеется над ней, над тем, как он провел ее.

Она просто не сможет взглянуть ему в глаза. Потому что ей было стыдно. Он увидел всю ее наивность во всей ее красе.

Это всегда было для нее тяжело – переживать унижения. Ранимая гордость никогда не давала ей жить свободно. Она должна быть если не самой первой во всем, то хотя бы одной из первых. Иначе она чувствовала себя униженной. Ее очень легко было обидеть, просто при всех сказав какую-нибудь совсем безобидную колкость. Ей это мешало, но она не могла ничего с собой сделать. А сейчас было совсем плохо. Ей было даже не столько страшно за свою жизнь, сколько стыдно, что она выглядела дурой в глазах в глазах самого Темного Лорда.

И еще ухитрилась грохнуться в обморок, как… как… У-у-у! Всех ненавижу!!!

Она неожиданно поняла, что ей терять нечего.

И рванула в рубку. Если там Темный Лорд… этот подлец… этот интриган… она ему все выскажет! А если не он, то все равно выскажет! Пусть автопилоту, но выскажет!


Вейдер с интересом прислушивался к богатой оттенками, меняющейся ауре Димиа. Вот покой… растерянность… ужас… стыд… ярость. Ой-ей. А она настроена серьезно. Сейчас он выслушает обвинения во всех смертных грехах.

Главное при этом не смеяться, если это возможно, иначе она его без сейбера на кусочки порвет. Хорошее начало получится.

Нет, начало и впрямь хорошее. Какой гнев. Какое поле действия для ситха. Душа поет, какой из нее темный форсъюзер получится.

В этот момент она влетела в рубку. Рыжая кошка. До чего на тетку похожа. Интересно, а они знакомы? Нет, вряд ли… Любопытно будет свести…

- Вы мерзавец! – заявили ему.

- Юной леди аристократических кровей не пристало знать такие слова, - ответил он, почти с нетерпением ожидая продолжения.

- Пристало! Как вы могли…

- Мог что?

- Обмануть меня! – выпалила Димиа. Что-то шло не так, она не могла понять, что, и это ее нервировало.

- Я соврал только в двух вещах, - он лукаво скосил на нее синий глаз.

- Да ну?

- Точно. Насчет своего имени и звания. А насчет всего остального – чистая правда.

- Неужели?

Девочка начинала остывать и перепугалась собственных действий и слов. Сейчас снова потеряет сознание… Надо ее подогреть. Для этого он просто снисходительно улыбнулся. Ого! Ситх, она сейчас начнет гоняться за ним по всему шаттлу…

- Ну да. Я же сказал тебе, что первый транспорт пройдет? Сказал. Сказал, что твоей семье ничего не будет? Ей и не будет. Пока я их не найду. Вот видишь.

- Вы сказали, что собираетесь добыть информацию о том, для чего сами же нас и отпустили, - обвиняюще наставив на него палец, сказала она. Дышала она тяжело.

- А я, может, хотел проверить, стоило ли это делать.

- Ну, конечно! А продавать для чего вы ее собирались? Денег не хватало меч в мастерскую сдать, чтобы его от ржавчины отчистили?

Его брови взлетели вверх. Это она на что намекает?

- Он из нержавейки сделан! – не остался Вейдер в долгу. – И мало ли, для чего мне деньги. Может, хочу евроремонт мостика «Экзекутора» сделать.

Она прыснула. Он тоже представил себе мостик «суперразрушителя» с отделкой из панелей ароматического дерева фиджи и кнопками на панелях из бивней банты. И чехол на голопроектор из парчи. Сдержаться не удалось.

Смеяться Димиа прекратила резко. В один момент.

- Не смешите, - сердито сказала она. – Вы, между прочим, говорили, что и мне ничего не будет.

- Ну, так и это правда, - он пожал плечами. – Ты мне сильно помогла, почему я должен быть неблагодарен?

- Тогда куда вы меня везете?

- На «Экзекутор».

- Зачем? – мгновенно насторожилась она. Он мысленно ругнулся: опять сбил все настроение.

- А ты можешь назвать какой-то другой пункт назначения? Или я должен был оставить тебя там на Хоте?

Она на мгновение замерла, подыскивая ответ. Повторила:

- Зачем?

Умеет девочка задавать вопросы. Он потянул паузу, внимательно рассматривая ее:

- Я хочу предложить тебе должность моей ученицы и помощницы, - наконец, сказал он, решив, что, действительно, хватит изводить Димиа ложью.

- Че-его? Ни за что!

Бурная реакция. Подольем масла в огонь.

- А выбора у тебя нет.

- Это еще почему?

- Потому что я его тебе не оставил.

- Я не буду учиться у вас… а, кстати, чему?

Он усмехнулся. Заглотила.

- Силе, - терпеливо разъяснил он. – Если точнее, ее Темной Стороне. После смерти Императора получишь официальное признание моей преемницы, возьмешь имя ситха, а пока будешь оставаться в тени.

Она смотрела на него круглыми глазами. После смерти Императора?..

- Не буду, - упрямо повторила она.

Это ему было знакомо. Подросток… гормоны бушуют… Упертость на уровне…

Ну, мы еще посмотрим, кто кого переупрямит. Сомневаюсь, что это будешь ты.

- Будешь, - наставительно сказал он ей и слегка повел рукой, прикасаясь к линиям Силы. – А теперь спи.

Он легко поймал ее – она уснула тут же – и перенес обратно на диван. Снова укрыл своим плащом, постоял несколько секунд, прислушиваясь к Силе.

Она будет учиться. Она поможет ему свергнуть Императора. Больше толку, конечно, будет от Скайуокера – времени все меньше, основательно учить ее нет возможности, чтобы старик не разнюхал о предательстве, - а у пацана уже есть основные навыки… Но ничего. Ей тоже отводится серьезная роль в установлении его Империи.

Бесшумно он вернулся в рубку. Скоро они подлетят к «Экзекутору».


Глава тринадцатая. Пропажа

Ведж обошел все – прописью все – корабли, перевозившие повстанцев с Хота на Карракт-5. Димиа Дин не было нигде.

У него было отвратительное предчувствие. Можно, конечно, было предположить, что она вышла одна из первых и где-то здесь, в толпе, но кореллианская интуиция подсказывала ему – ее нет. Ни в толпе, ни в эвакуационных транспортах.

Неужели ее забыли на Хоте? Великая Сила!

Когда к нему час назад прибежала рыдающая Синтия и сообщила о пропаже сестры, он успокоил ее, заверил, что, разумеется, Димиа здесь, и он сейчас ее найдет. И что теперь говорить?

Но сказать, так или иначе, надо.

Он направился туда, где стояли лидеры. Дины всегда следовали за ними, наверное, так чувствуя себя более уверенно.

Он подошел, невольно став свидетелем разговора Эдимириана Дина с Карлистом Риееканом.

- Генерал, вы говорите…

- Да, господин сенатор. Первый транспорт только-только отошел, когда я встретил вашу дочь. Она искала Синтию, - он кивнул на старшую из сестер.

Та заломила руки, заплакав.

- Это я во всем виновата, - всхлипнула она.

- Нет, милая, - вмешалась Дебора, - если кто-то и виноват, так это я, а не ты. Именно я попросила Ди найти тебя.

Мотма сочувственно смотрела на говоривших.

- Можно послать разведчиков, - предложила она. – Если все же она осталась на Хоте, нужно это проверить и забрать ее.

- Не говори чушь, Мон, - поморщился Дин. – Там были имперцы. Ты думаешь, они ее там оставят? Вряд ли! Если она была на Хоте, то сейчас уже в имперском плену!

Дебора не выдержала – слеза скатилась по нежной коже.

Генерал обратил, наконец, внимание на мающегося поблизости Антиллеса.

- Коммандер, - кивнул он. – Какие успехи?

Антиллес мотнул головой, неуставная челка упала ему на глаза.

- Никаких, генерал, - сумрачно отрапортовал он. – Я не нашел ее.

Ведж не был знаком с Димиа Дин лично, но видел ее. Если судить по первому впечатлению, то эта симпатичная, немного нервная девушка была совершенно невинным существом, не разбиравшимся в политике и попавшим в такую ситуацию по чужой вине. Он пожалел ее.

- Осмелюсь предложить, - неуверенно сказал он. – Но двери на базе «Эхо» были загерметизированы. Если в этот момент она оказалась в каком-нибудь служебном коридоре… Ну, посудите сами, нафиг имперцам туда лезть? Я думаю, все же стоит проверить.

Мотма одобрительно кивнула.

- Я буду благодарна вам, коммандер, - произнесла она, - если вы со своей эскадрильей проверите базу. Но будьте осторожны – имперцы могли оставить там сюрпризы.

- Возьмёте инструкции в диспетчерской, - добавил генерал. – Вы свободны, коммандер.

Антиллес четко развернулся и пошел в диспетчерскую. Давно пора дать ребятам размяться.

Дебора отрешенно смотрела ему вслед.

- Они не найдут ее там, - грустно констатировала она.

- Ну, леди, откуда такая… – попытался возразить Риеекан, но осекся, увидев, какая обреченная уверенность светится в ее глазах.

- Я думаю, здесь нечто большее, - сказала она. – Все началось с того, как Вейдер нас отпустил. Я думаю, именно она была ему нужна.

Эдимириан уставился на жену, как на немного больную. Карлист и Мон Мотма переглянулись.

- Почему вы так считаете? – деликатно осведомилась она.

- Понимаете, - сказала Дебора, явно чувствуя себя не в своей тарелке под перекрестными взглядами, - Империя имеет тенденцию забирать детей, чувствительных к Силе… ну, вы знаете об этом?

- Да, я слышал о чем-то таком, - сказал Риеекан. – Продолжайте.

- Так вот, я знаю об этом не понаслышке. Но большинство считает, что Император убивает таких детей…

- А разве это не так?

- Нет… - она сделала паузу. – Он заставляет их служить себе. Называет своими Руками.

- Что? – Мон Мотма резко подняла голову.

- Да, именно так. Я сказала, что знаю об этом не понаслышке – у меня забрали младшую сестру…

Эдди кивнул, словно, наконец, понял, к чему ведет его жена:

- Мара, - выдохнул он.

- Да, - Дебора опустила голову. – Мара. Мара Джейд.

- Но Димиа-то здесь причем? - с недоумением спросила Синтия.

- При том, девочка, что, насколько я слышала, восприимчивость к Силе передается по наследству. И если Мара получила откуда-то свои способности, то и Ди вполне могла. Ее предчувствия, помнишь?

- Господи, - Эдди закрыл глаза. – Так что же это получается, а?

- Получается, - жестоко объяснила Дебора, - что с Димиа может приключиться нечто похуже смерти.

Мотма тряхнула головой.

- Надо ее как-то спасать, - решительно сказала она. – Иначе у нас будет одним могущественным врагом больше.

Дебора скривила губы. Мон Мотма всегда ухватывала самую суть.


Димиа опять проснулась в незнакомом месте. К этому она начала привыкать, и ей это не нравилось.

- Ну, наконец-то, - резюмировал ее состояние низкий звучный голос от двери.

Она повернула голову. Там стоял Дарт Вейдер собственной персоной, подпирая плечом косяк.

- Я не буду вашей ученицей, - авторитетно заявила она, еще толком не придя в себя.

Вейдер потер бровь.

- Оставим эту тему, - предложил он. – Что спорить, все равно ведь будешь. Как самочувствие?

- Почему я должна отвечать?

- Потому что, если не будешь, я сочту тебя враждебно настроенной и вообще буйной сумасшедшей, и жить тебе придется в менее комфортном месте, - осадил он ее.

Она фыркнула.

- Ой, как страшно.

Он внимательно посмотрел на нее. Ему пришло в голову, что теперь-то он понимает, до чего с ним было трудно в юности.

- Отдыхай, - сказал он. – Тебе понадобятся силы, когда я начну тебя обучать.

Он ощутил, что у нее возникло зверское желание показать ему язык, но она сдержалась, решив, что дерзость – хорошее дело, но не тогда, когда она становится глупостью. Да и неуместно.

Он улыбнулся на прощание и вышел.

Димиа немедленно вскочила с больничной кушетки и рванулась к двери. Там мгновенно возникло силовое поле, преграждающее выход.

- Вот ситх! – в сердцах вырвалось у нее.


Сидеть здесь ей пришлось долго.

Ничего интересного не было. Мимо открытой двери проходили неинтересные имперцы. Врач к ней и то не заходил.

Она немного потренировалась, побегав наперегонки с включающимся полем. Ноль – поле успевало включаться в самый последний момент, когда ей начинало казаться, что она уже почти на свободе.

Ей пришло в голову, что эту систему безопасности здесь установили исключительно, чтобы поиздеваться над ней.

В очередной раз приготовившись сказать себе «на старт – внимание – марш!», она вдруг резко затормозила. Мимо двери проходил – не-а, не имперец. Некто более… впечатляющий.

Мандалорские доспехи, глухой шлем, над плечом поднимается узкая боеголовка, с другого – еще что-то свисает: в темноте она не разглядела.

Ух, ты. Боба Фетт. А чегой-то это он здеся поделывает, м-мм?

Интере-е-есно.

Да, сказала она себе, в зоопарке такого не увидишь. А на «звездном разрушителе» суперкласса – пожалуйста, без клеток ходят тут… всякие.

Ей в голову пришел план.

План побега.

Жаль, что он касался той части, как она будет выбираться с «Экзекутора». А из палаты ее вытащить некому. Но – время есть. Щас подумаем.


Глава четырнадцатая. Побег

Думай, Димиа, думай.

Надо выбираться отсюда.

Ей приходила, собственно, мысль – а зачем выбираться-то? Убивать ее здесь, кажись, не собираются, Империя всю жизнь forever, то бишь ее больше устраивает, нежели Альянс, Вейдер по заслугам оценил – вон, аж пост ученицы предложил. Что-то, значит, в ней есть. Как хорошо он с ней обошелся. Такие роскошные палаты предоставил…

Она осмотрела больничную палату и, вздохнув, вновь начала мерить ее шагами. Шесть шагов в длину, восемь – в ширину. И поле, включающееся при каждом ее приближении.

Ну, как отсюда выбраться???

Это стало для нее делом принципа. Она не собиралась служить Вейдеру. Он над ней откровенно издевался – ну, так она поиздевается над ним. Она доставит ему хлопот… если не сбежит. Эх, даже и сбегать не хочется при одной мысли, чтО она бы начала выкидывать в течение обучения. Тривиальная кнопка на стул, конечно, не прокатит – здесь надо что-то покруче. Но так как у нее прорежутся новые способности к Силе, то и "что-то" покруче станет для нее доступным.

С одной стороны, она почему-то веселилась, предаваясь мечтам о будущем. С другой – понимала, что ситха с два они исполнятся. Может, Вейдер и склонен до сих пор был ей прощать ее дерзости, но скоро ему это надоест. А потом надоест сильнее. А потом вообще надоест возиться с ней. И маловероятно, что он ее отпустит. Скорее уж – придушит.

Нет, надо сматывать удочки.

Она будет вне закона? Ха! Она и так вне закона. Посещение базы повстанцев на правах желанной гостьи убедит в этом кого угодно, а не только Дарта Вейдера. Обидно, конечно, но с этим уже ничего не поделаешь.

Бежать надо.

Она хорошо понимала, что это – безрассудство чистейшей воды. А ее учили, что к безрассудству нужно относиться осторожно. Но не хотелось. Ей уже все было до ситха, она решила – будь что будет. Попытка не пытка. Игра стоит свеч.

… Только как пройти это ситхово поле?

Она села на кровать, слезы были готовы покатиться из глаз. Паникерша, мрачно подумала она. Прекрати сейчас же.

Она уставилась на дверь, изо всех сил желая, чтобы это поле куда-то пропало. Чтоб генератор взорвался. Ну, пожалуйста…


Лейтенант Тонкарт, прихлебывая каф, наблюдал на камерой – ну, в общем-то, палатой, но про себя он называл это помещение не иначе как камерой – на экране монитора. Он получил строгие инструкции, переданные самим Темным Лордом, наблюдать и глаз не сводить с этой девахи. Почему-то она была очень важна высшему командованию. Ему стало интересно, и он попытался залезть в ее досье, хоть узнать, кто она такая, и наткнулся на внушительный "лед". Досье было под грифом "совершенно секретно" и запаролено так, что не каждый ледоруб справился бы. Далеко не каждый. А Тонкарт себя, к сожалению, к ледорубам не причислял.

Видать, непростая деваха.

Она села на кровать и уставилась на дверь. Поле ей определенно не нравилось. Тонкарт ее понимал – оно никому бы не понравилось, если ты внутри, а не снаружи.

Он присмотрелся. Что она делает?

Ее лицо менялось – от напряжения и злости к расслабленности и покою. Что за ситх?..

В следующий миг в пульте что-то взорвалось, и тот окатил его искрами. Тонкарт упал и ударился головой. Перед глазами поплыло. Он потянулся к кнопке вызова подмоги, но она показалась ему такой далекой, а собственная рука – настолько тяжелой… Как она это сделала? Почему-то он не сомневался, что это она. А точно, непростая деваха…

Лейтенант Тонкарт хотел бы умереть, но просто потерял сознание.


На мостике "Экзекутора" стояли охотники за головами. Вейдер не испытывал особого энтузиазма по этому поводу, но это было необходимо.

Беглецы Хэн Соло и принцесса Органа, за которыми он гнался уже долгое время, норовили выскользнуть из рук. Они подобно пробке шампанского вылетели с Хота и занырнули в астероидное поле. Кораблю их размеров было слишком легко там спрятаться. Как бы то ни было, а помощь охотников не помешает.

Он прохаживался перед ними, выстроившимися в ряд как на параде, заканчивая инструктаж, подолгу останавливаясь у края вахтенной ямы, где стоял Боба Фетт.

"Почему? – мысленно удивился сам себе ситх. И тут же предположил: - Наверное, из-за схожести характеров. Если у Бобы Фетта есть то, что принято называть характером, конечно". Иногда Вейдеру казалось, что за серо-зеленым, повидавшим виды, потрепанным мандалорским шлемом нет ничего, кроме холодного расчета и ненасытной жажды наживы.

Вот стоит Босск, трандошан. Его мягкая колыхающаяся физиономия выглядит на редкость глупо. И думает он не о задании, а о том, как бы при всех не вцепиться Бобе Фетту в горло. Из охотников он – номер второй, и это его не устраивает. А недавно Фетт заработал еще одно очко, проведя Босска, подставив его отца и разрушив Гильдию охотников по наущению Куд’ара Муб’ата. Через того действовал принц Ксизор, но об этом знает мало кто – всего трое. Сам Вейдер, Ксизор и Куд’ар Муб’ат, сборщик и посредник. Даже Император не знает. И от Ксизора давно пора избавляться…

Вот Денгар по кличке Расплата с Кореллии. В его мыслях – любовь. Он устал, он хочет на покой, мечтает о доме, и взялся за это задание, откликнувшись на клич, чтобы получить прощение за то, что дезертировал из подразделения киборгов. А еще у него личные счеты к Хэну Соло – из-за того он стал киборгом.

Вот ганд Зукусс и его подельник 4-ЛОМ. Зукусс, наверное, думает, что его дыхательная маска со свисающими с нее трубками выглядит устрашающе, но она выглядит смешно.

Вот ИГ-88, дроид-терминатор. Силу бесполезно применять к дроиду. А выглядит он так же невозмутимо, как и всегда.

Имен других Вейдер не знал, и знать не хотел.

Странно, что Д’хар’хана нет. Возможно, старый охотник уже погиб? Ну, и слава Силе. Галактика стала намного безопасней.

Надо побыстрее расправиться с этим и пусть охотники принимаются за дело. За ту сумму, что он им пообещал, стоит за него взяться. А если учесть, что за голову Соло цена назначена еще и Джаббой Хаттом, так это вообще королевское вознаграждение.

- Вы вольны выбирать любые методы, какие вам по вкусу, - размеренно сказал он, снова застряв возле Фетта, - но…

Пауза размером с биение сердца. Ни вздоха. Сила.

Что происходит?


Пиетт стоял в вахтенной яме и неприязненно наблюдал за охотниками. Мерзкие существа. Отбросы Галактики. Зачем они ему? Они справятся сами. Но он бы не решился сказать об этому хоть кому-то. Смерть Оззеля по-прежнему стояла перед глазами. Предшественник сделал ошибку и поплатился за это.

Вейдер инструктировал охотников, прохаживаясь перед ними, подолгу останавливаясь перед Бобой Феттом.

Наверное, из-за схожести характеров, предположил Пиетт. Если у Темного Лорда есть то, что принято называть характером, конечно. Иногда ему казалось, что за льдистыми синими глазами нет ничего, кроме бушующей Тьмы.

- Адмирал? - услышал он шепот.

- Да, энсин?

Юнец неуверенно зашептал:

- Сэр, из отсека лазарета, где содержится Димиа Дин, поступило сообщение о неправильной работе системы безопасности.

Пиетт нахмурился.

- А что говорит наблюдательный пост? – осведомился он.

- Он не отвечает на вызовы.

Принесли еще какую-то записку.

Он поднял голову, посмотрел на охотников и ситха. Поднялся к ним и стал ждать окончания инструктажа.


Вейдер ощутил незначительное возмущение в Силе. Оно шло… с корабельного лазарета, не так ли? У девочки способности. Но что она делает?

По Силе пробежала рябь, как по темной водной глади, и тут же улеглась. Не поймешь. Надо закончить инструктаж и пойти посмотреть.

Хотелось кинуться туда сию же секунду. Нет. Надо заботиться об имидже. Что бы ни случилось, он с этим справится, потому что он – Лорд Ситхов. И не меньше. Что они все подумают, если он сорвется с места и куда-то понесется?

Терпение, напомнил он себе и словно наяву услышал голос Императора:

- Терпение, мальчик мой. Тебе всегда не хватало терпения…

Что это? Воспоминание или предвидение? А, неважно.

- … но они нужны мне живыми. Не убивать, - неторопливо закончил Вейдер и повернулся к Пиетту. Тот нервно поправил воротничок кителя и сообщил:

- Мой повелитель. Мы нашли их.

Вейдер кивнул на вахтенную яму: спустимся. Адмирал последовал за ним.

- Хорошо, - спокойно сказал он, чудовищным усилием преодолевая нетерпение. – Какой крейсер их преследует?

- "Возмездие", милорд.

"Возмездие"… А имя капитана – Вирар Нида. Посредственный офицер. Портят их в Академии. Могут и не справиться. Вот тогда будет черед охотников…

Он задумался. Потом понял, что Пиетт еще не все сказал.

- Что-то еще, адмирал?

- Да, милорд. Что-то с системой безопасности при корабельном лазарете.

Дыхание Вейдера сбилось, но он тут же его выровнял и покосился на адмирала. Тот, кажется, ничего не заметил и продолжал что-то говорить. Вейдер прислушался.

- … пожелаете отправить туда штурмовиков для проверки?

Штурмовиков? Нет, это ее напугает. Страх, конечно, хорош, но не тогда, когда собираешься устанавливать доверительные отношения.

- Нет, адмирал. Я сам… разберусь.

Не слушая недоуменного подтверждения приказа, он повернулся и вышел прочь с мостика, стараясь не сорваться на бег.


… ну, пожалуйста!!!

Ее желание было до безумия сильным, она даже зажмурилась.

Услышала хлопок и в изумлении открыла глаза. Косяк дымился.

А? Чего?

Не думая, что делает, она сорвалась с места как полоумная и кинулась к двери. Поля не было. Оно заработало только спустя три-четыре секунды после того, как Димиа пулей вылетела из палаты. И осталось работать и дальше. Пусть поломают голову, как она выбралась из запертого помещения!

«Ух, ты, - подумала она, несясь дальше по коридору, - а мне нравится эта игра!»

Куда бежать, она понятия не имела. Какой недостаток обнаружился в плане. А ей надо не куда-нибудь, а в ангар.

Она услышала голоса и прижалась к стене в каком-то ответвлении коридора. Мимо промаршировали штурмовики. Напряженными они не выглядели, значит, о ее побеге неизвестно. И желательно, чтобы стало известно попозже.

Она осмотрелась. Где это она? А, это служебный турболифт. Она пригляделась к стене.

Повезло… Ай, как нам везет! Какой там Вейдер, если мне все время будет так везти!

Надпись на стене гласила: «В главный ангар».

Она смело залезла в турболифт и нажала кнопку «вниз». Легкая перегрузка заставила ее опереться на стенку.

Ехать пришлось долго. Наконец, двери открылись. Димиа осторожно выглянула из лифта, но никого не увидела. Только корабли.

Она нахмурилась. Легкие фрахтовики, вооружение, мощные двигатели, даже ее взгляд «чайника» мог определить, что это военные модели. Но не имперские, Империя такое не использует. Чьи же тогда?

«Тебе есть разница? – спросила она у себя. – Мне кажется, что нет. Давай, быстро залазь внутрь!»

Но Димиа медлила. Здесь был не один и не два корабля. Как знать, который из них улетит в ближайшее время? И вообще улетит ли?

О, если б она умела управляться со звездными кораблями! Но что поделаешь, не научили. Надо восполнить этот пробел.

Мысленно пообещав себе, что найдет, где этому научиться, она крадущимся шагом двинулась вдоль кораблей, прячась за их корпусами.

Шаги!

Не подумав ни секунды, она залетела в первый попавшийся корабль, молясь, чтобы пришел не его хозяин. Ей надо время, чтобы найти убежище.

Сила! Куда она попала! Какие-то клетки…

Ей показалась, что она знает, при чем здесь клетки, а причем охотник, прошедший мимо ее палаты, но разговор снаружи становился все громче, хоть она и не могла разобрать ни слова, так что было поздно предпринимать какие-то контрдействия.

Хм… Клетка, а за ней какая-то дверь. Посмотрим…

За дверью оказался обычный чулан, пыльный и грязный. Здесь стоял старинный дроид-погрузчик в спящем режиме, швабра, ведра, какие-то коробки.

Найдя себе укромное место позади коробок, она устроилась там и приготовилась ждать отлета.


Вейдер быстрым шагом подошел к палате. Поле работало. Странно. Оно должно включаться только при попытках преодолеть его изнутри.

Использовав Силу, он отключил неисправную систему и зашел внутрь. Пусто. Как?!!

Как ошпаренный он выскочил в коридор. Сейчас не столь важно, как. Сейчас важнее – где???

Он лихорадочно оглядел коридор. Справа стояла стрелка-указатель «Казармы». Здраво рассудив, что туда Димиа не сунется, Вейдер побежал в сторону, противоположную направлению бегства Димиа, которая наплевала на какие-то там надписи. На ходу он вызвал адмирала:

- Адмирал, - проговорил он, стараясь, чтобы голос звучал ровно, - отправьте все свободные команды штурмовиков прочесывать «Экзекутор». Начинайте от лазарета и идите по расширяющей спирали. Обо всех аномалиях докладывать немедленно.

- Да, милорд.

- Охотники?..

- Уже улетают, милорд.

- Прекрасно. Освободите им путь.

Он отключился. Хотелось на кого-нибудь наорать, было бы лучше, если бы это оказалась некто Димиа Дин. Какие там доверительные отношения, к ситховой бабушке?..


Глава пятнадцатая. Поиски

Вслушиваясь в ровный мерный гул исправных двигателей, Димиа и сама не заметила, как заснула.

Ей снилось что-то урывочное, какое-то бегство, подобное ее безумному рывку с «Экзекутора», но там был Скайуокер, бегущий впереди нее, она отставала все больше, и ее отчаянию не было пределов.

Ей снилась крепость, втыкающая острые шпили в ядовито-желтое небо, и посадочная площадка перед этой крепостью. На площадке – множество незнакомых кораблей, и голос, требующий пароль. Она не знала пароля, и ее отчаянию не было пределов.

Ей снилась безжизненная равнина, плоские черные холмы под ногами. Она никогда не видела столь ужасающего зрелища, а потом поняла, что надвигающаяся черная волна пришла за ней, и ее отчаянию не было пределов.

Ей снился пустой мандалорский шлем, лежащий посреди бескрайних песков, и ее отчаянию не было пределов.

Ей снился город в облаках, и как рушатся его белые башни. Видела спасающихся людей и сама была среди них. Она искала кого-то, и ее отчаянию не было пределов.

Ей снилась гибель всего ее мира, гибель всего самого дорогого, гибель семьи, и ее отчаянию оттого, что она жива, не было пределов…

Ей снилось, что ее отчаянию не было пределов…

…Нет пределов…

И все это заглушал мощный голос Дарта Вейдера, зовущий, обещающий, грозящий:

- Где ты?..


Вейдер прекратил терзать Силу вопросами. Они пропадали в ее бескрайних пространствах. Бесполезно. Девчонка не отвечала.

Он надеялся, что она на «Экзекуторе», но ее не было. Он не чувствовал ее сейчас. Когда отлетели охотники, ощущение ее присутствия стало ослабевать.

Значит, она улетела с кем-то из них.

Но почему она не отвечает? Даже контакт установить не удается. Почему?

Неужели какой-то охотник, обнаруживший на борту безбилетного пассажира, причинил ей вред? Нет, вот это он бы почувствовал.

Да и охотники сейчас не те, что раньше – эти на все пойдут ради наживы и, увидев красивую молоденькую девушку, скорее решат продать ее. Так что нужно просто связаться с ними, приказать им обыскать корабли и доставить найденное. Если при этом пообещать небольшую сумму – прилетят тут же. Причин опасаться за ее жизнь нет.

Но он все равно опасался.


Она с трудом очнулась от бредового сна. Приснится же такое, а?

Она прислушалась – звук двигателей изменился. Они прыгнули в гиперпространство. Она могла только надеяться, что ненадолго, иначе она здесь просто умрет от голода и жажды.

Ей пришла в голову страшная мысль – а если цель полета настолько далека, что путь займет неделю… или две? Два-три дня она, может, протянет, а вот неделю? Неделю – нет. Не протянет.

И что тогда останется? Только показаться хозяину корабля. Не убьет же он ее? Или убьет?

Ой, ну и встряла ты, девочка. Надо тебе было убегать? Сидела бы сейчас в палате, страдала бы фигней, ела, что принесут, спала, сколько влезет, а Вейдер – так вообще душка, если трезво посмотреть на вещи. А что? Убивать не угрожал – значит, душка. А охотник, тем более, если ее везение выключилось, и это сам Фетт, вряд ли с радушием примет незваную гостью. Впрочем, если найдет.

А ты так уверена, что не найдет? Может, он чистюля и в этот чулан за шваброй каждый день заходит? Думаешь, что его шлем не оборудован сенсорами, различающими любые звуки? Охотнику слух не меньше нужен, чем оружие и быстрый корабль. Вот зайдет он сюда – и капут тебе. Услышит, как ты сопишь с перепугу – и капут.

Она внезапно насторожилась – ей показалось, что она что-то слышала. Точно. Чьи-то легкие-легкие кошачьи шаги.

Она вдруг усомнилась в том, что это Фетт. В самом деле, мало ли чей корабль мог стоять на палубе восьмикилометрового «разрушителя», а Фетт, по ее представлению, обязательно должен бренчать и звякать – сколько ж на нем понавешано. И в доспехах как маркот не пройдешься, они ж весят, небось, не килограмм и не два. Со всей амуницией.

Не умничай, оборвала она сама себя. Будто ты специалист по охотникам и их амуниции. Мало ли, из какого материала те доспехи сделаны. А может, Боба Фетт на корабле, где его никто не может увидеть, вообще без доспехов ходит? Ты этого знать не можешь.

Она с тоской подумала, что теперь точно уверена в двух, как минимум, вещах – во-первых, она не экстремалка, а во-вторых, она просто ненавидит импровизировать!

Она затаила дыхание. Шаги замерли. Дверь была плотно прикрыта, но Димиа была на сто процентов уверена, что тот, кто их производил, стоит сейчас перед этой самой дверью.

Она очень и очень тихо повернула голову, чтобы лучше слышать.

В тишине неожиданно раздался голос, слегка скрипучий, тихий, холодный, с непонятным акцентом:

- Фетт слушает…

Фетт! Так все-таки Фетт! О, мать безумия, спаси меня!

Тихо было так, что Димиа отлично расслышала голос, идущий и с того конца связи. Говорил имперец, она была уверена, ибо только имперская казенная аппаратура давала такое металлическое звучание.

- Приказ всем охотникам от Дарта Вейдера.

Голос звучал нервно – видимо, его обладателя пугало, что приходится говорить с сами Феттом, величайшим охотником в Галактике и опаснейшим из существ. Если не считать Дарта Вейдера и Императора Палпатина. И именно страх перед ними заставил этого безымянного имперца сделать то, на что он сам бы никогда не решился.

У Димиа поползли мурашки по коже. Страх – великое оружие, если уметь им пользоваться, словно наяву услышала она голос Темного Лорда и с трудом сдержалась, чтобы не вздрогнуть.

- Какой приказ? – она могла бы поклясться, что в голосе охотника прозвучало легкое недовольство. Он мало кому позволял отдавать себе приказы. Но Вейдеру было позволено все, поэтому Фетт и сдержал неудовлетворение.

- С флагмана милорда Вейдера был совершен побег политического заключенного. Лорд Вейдер предполагает, что побег мог произойти на одном из кораблей охотников…

- Я не брал никаких пассажиров, - с легким сарказмом прервал его охотник. – Не было предписаний.

- Это могло произойти без вашего ведома, - пояснили с «Экзекутора». – Обыщите корабль на предмет посторонних. О результатах доложите лично милорду Вейдеру по специальному каналу связи. Вред не причинять. Тут же доставить обратно на флагман.

Особые предметы сбежавшего: человек, женщина, на вид шестнадцать-семнадцать лет, рыжеволосая, голубоглазая, рост невысокий, сложение тонкое. Одета в больничное белье.

- Принято, - проскрипел охотник. Пискнул комлинк: наверное, связь разорвалась.

Вот проклятье, подумала Димиа. Быстро меня нашли. Сейчас Фетт обыщет корабль, найдет меня и… Ну, хоть «вред не причинять». И зачем я Вейдеру так нужна? Неужто и вправду хочет ученицу из меня сделать?

Обратно не хотелось. Она подтянула колени, обняла их руками и положила на них подбородок. Она ждала.

Шаги возобновились. Они приближались к ее убежищу.

Дверь бесшумно раскрылась. Свет ударил в глаза, привыкшие к темноте, высек слезы. Она спрятала лицо в ладонях.

«Нет, нет, нет, нет здесь никого, ты что, сам не видишь?»

Шаги продолжались. Замерли почти напротив ее. Она приготовилась к окрику, к удару. Ничего.

Она продолжила про себя скороговоркой:

«Нет здесь никого, никого здесь нет, здесь никого нет, здесь нет никого! Нет, нет, нет! Уходи! У тебя сейчас корабль взорвется, если не уйдешь! Здесь нет никого! Уходи! Уходи, уходи, уходи!!!»

Судя по звуку, Фетт переступил с ноги на ногу. Что-то его тревожило.

А потом он ушел. Дверь он не закрыл, так что было отчетливо слышно, как он ходит меж клеток, осматривает их, нет ли кого за ними.

Потом он исчез из трюма.

Прошло полчаса. Димиа сидела, не изменяя позы, все тело затекло. Но она боялась двинуться с места. Одновременно удивлял успех. Поэтому, наверное, Вейдер и ищет ее; если у нее без обучения такие способности, что же будет после него? От скромности она не умрет, это да, но можно же немного расслабиться, избежав неприятностей?

Откуда-то сверху послышался голос Фетта. Наверное, он докладывал лично Вейдеру. Она напрягла слух. Напрасно – ничего не было слышно. Ей только послышалось слово «никого», но она не стала бы это утверждать.

Она довольно улыбнулась и, наконец, позволила себе размять уставшие мышцы.

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™