<<  Сон Вейдера


Jamique

Рассказ исходит из реальности того, что Вейдеру несколько месяцев пришлось жить бок о бок с безумным императором.


Пепел. Ему снился пепел. Сожжённый Корускант.

Молчали дома. Само небо потрескалось и почернело. Этому было совершенно правдоподобное объяснение. Два дефлекторных щита защитного поля планеты сожгло в один момент. Конечно, это не правдоподобное объяснение. Защитное поле не может гореть. Но оно сгорело. Как пластик. Как пенопласт. И застыло полупрозрачной закопчёной плёнкой над мёртвой планетой.

Умер Корускант. В одно титаническое мгновение столб огня обрушился на него. И прекратилось всё. Огонь прокипел рекой лавы, жидким пламенем вниз. В секунду заполнил все поры. Огнём пахло и до сих пор. Через несколько недель после того, как остыла планета.

Неправдоподобней всего выглядели чёрные остовы зданий, выгоревших дотла, местами смявшихся в странных позах, местами обрушенных. Но в основном - почти целых. Здания остались целы, хотя должны был расплавиться в таком огне. Но здания остались целы.

Пепел скрипел под его сапогами, когда он шёл по коридорам бывшего императорского дворца. Здесь тоже выгорело всё. Окна. Обстановка. Люди. Остался остов. Остался пепел.


Почему?

Что случилось?

Он не знал, как вспомнить.

Император. Мой император.

И тогда пришла память.


-Безумный император в самом деле опасен, - сказал один из высших чинов на совещании. - Он сможет произвести всё, что угодно. А мы не сумеем остановить его.

-Нет, - ответил ему он. - В этой империи есть только один император. И все вы ему присягали.

-Но он...

-Какому угодно. Безумному или нет. И ваша присяга может закончиться только с жизнью. Вашей или его.

-Или его.

-Или вашей.

Высший чин первым опустил глаза.

–Это относится ко всем, - произнёс Дарт Вейдер. - К любому подонку, который посмеет предать своего императора.


...Ты первым его предал.

Да. Голоса. Голос. В этом коридоре с ним вечно говорит голос.

-Когда?

-Когда променял его на сына.

-Я не менял. Я всего лишь...

-Оставил своего учителя и послал его к ситху. Впервые понял, что такое: быть отцом. А учитель заглянул в испод вещей и ответил: это иллюзия. Ты ищешь самого себя. Ты всё ещё подвержен слабости: обманываться в том, что и у тебя может быть нормальная жизнь. Жизнь обычного человека. Ты устал всю жизнь бороться. Брать высоты. В каждый из моментов быть сильнее себя самого. Сначала к этому тебя подталкивала твоя кипящая Сила. Твоя юношеская бравада. Твой азарт. Твоя молодость. Потом тебя к этому вынуждала твоя болезнь. А ты терпеть не можешь, когда тебя к чему-то вынуждают. Я вырвал тебя из смерти, и теперь вынужденность болезни ты приписываешь мне. А твой сын - всего лишь символ прошлого. Полноценности, которая никогда не повторится.

Ты не простил ему этого. Ни один человек не прощает другого, когда другой не вовремя тычет его носом в правду. А император тоже совершил ошибку. Он выбрал не то время. Он его вообще не выбирал. Это был всплекс слабости. Раздражения. Боли. Вы совпали в минуту слабости, а раньше никогда не совпадали.

Вот из-за такой фигни и начался ваш общий путь к смерти.

-Фигни?

-Фигни, мой Вейдер. Осечка. Одна осечка. Один клочок непонимания. И рушится мир. Слишком сильные оба, чтобы...

-Из-за этого не могла погибнуть планета.

-Почему не могла? Разве безумный император не мог призвать сюда Звезду Смерти, приказать настроить её пушку не на полную мощность, а на плазменный выстрел - и приказать дать залп?

-Зачем?

-Ты видишь будущее, Вейдер. Не буду лгать: один из возможных вариантов будущего. И в этом будущем произошло вот что. Заговор высших правительственных и военных чинов. Не забывай, вы оба отошли от дел на четыре года. Император ещё не был безумен, но уже терял интерес к жизни и делам. Сначала он концентрировался на тебе. Он болел тобою. Всё надеялся вернуть. Совершил на этом пути несколько глупостей, которые тебя от него окончательно отвратили. И тогда его настигло отчаяние.

-Император и отчаяние? Невозможно.

-А император и безумие? Это возможно? Да, всё возможно, Вейдер. Ты забыл, что твой учитель тоже есть всего лишь человек. У него остались впереди только ты и старость. А потом ты исчез. И осталась старость.

Будь он молод, всё было бы проще. Но он одинок. У него не хватило сил. Сил пережить уход своего последнего ребёнка.

И наступило отчаяние. И потеря интереса к делам. Он был сильный. Он боролся. Он продолжал заниматься политикой. Чисто механически. Он перестал замечать вещи, которые раньше мгновенно отлавливал его ум. И полезло изо всех щелей. Пошло мелкое шуршание за спиною. Повылезали те твари, что раньше дрожали по своим углам. Сконцентрировалась оппозиция.

-За четыре года?

-Они ждали. Они просто ждали. И четыре года - большой срок. Теперь они стали уверены, что им не помешаешь ни ты, ни император.

Но теперь император обрёл вкус к жизни. Он сошёл с ума и забыл то, что хотел забыть. Его мир теперь находится только в его голове. Но, как бы тебе это не было неприятно слышать, в этот мир входите все вы. Внешние объективно, для него вы - часть его реальности. И в этой реальности он полон сил. Он ситх, он тёмный. Он не тоскует о своём ребёнке. И это даёт ему новые силы, чтобы снова всё видеть и всё замечать.

-Что он может заметить в своей реальности?

-Вейдер, не смеши меня. Ваша реальность - она и его. Он переделывает вашу под свою. Безумец вовсе не тот, кто не видит внешнего мира. Он тот, кто по-иному его воспринимает. А император при этом настолько силён, что сможет изменить под свою - вашу реальность.

-Как?

-Очень просто. Ты видишь один из вариантов таких изменений. Внешний стимул: раскрытие заговора высших чинов. Император составил безупречную комбинацию. Ты помнишь, у вас запланированна инспекция на Звезду смерти.

-Да.

-Тебе кажется, что это твоя идея. Тебе кажется, что всё это сделано лишь для того, чтобы поймать твоего мальчишку. Ты даже что-то по этому поводу придумал. Только император придумал тоже.

-И?

-И. Инспекция на Звезду смерти. Ты и он. Мальчишка откажется переходить на вашу сторону. Он его убьёт. Ты будешь в горе. Не говори, что не так. Хоть сейчас ты выбрал императора, мальчишка - твоя кровь. Тебе будет так же больно.

Император сам будет раздражён. И в его уме, не думай, на его изнанке, которая отделена сейчас от его безумного сознания, живёт память о том, что ты его бросил. Он об этом не помнит, но чувство потери и едкой горечи в нём останется всегда. Он вспомнит о заговоре. Через несколько месяцев Звезда смерти будет полностью готова к эксплуатации. До этого времени император поселится на Звезде. А теперь вспомни. Помнишь, что было вашим самым сильным кошмаром? Неконтролируемый Таркин на борту боевой станции уничтожения. Теперь представь на этой станции безумного императора.

Он прилетит к Корусканту. И он приведёт внешний мир к состоянию своего внутреннего мира. Взгляни вокруг. Таким представлялся императору мир, когда ты его бросил.

Вейдер оглянулся. Прах и пепел.

-Да-да, Вейдер. Видишь, я тебе не лгу. И не уменьшаю трагизма. Но подумай: что будет? Что будет, если ты не сможешь дозваться императора оттуда? Что будет с вашей галактикой, в которой появится сильный, воистину сильный, и совершенно безумный правитель?

Решай, Вейдер. Будущее в твоих руках.

Хочу лишь сказать, что это - угрожает не только Корусканту. Что ты будешь чувствовать, летая с императором на станции уничтожения и постепенно стирая галактику в пыль?

-Этого не может быть.

-А безумный император - может?


Вейдер открыл глаза. Глухо гудела аппаратура в медицинской камере. Ему снова приснился кошмар. Очередной навязчивый кошмар его жизни. И как всегда, он был слишком правдоподобен, чтобы принять его за сон.


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™