<<  Дарт Вейдер. Ученик Дарта Сидиуса


Jamique


Партия в саббак.

Картина вторая.

Достаём новую упаковку колоды.

Хроники пишутся победителями, потому что побеждённых не остаётся.


Тронный зал.

В околопланетном пространстве догорал бой. Итог его был: две трети сборного флота Альянса уничтожены полностью. Одну треть спас Акбар, согласившись на безоговорочную капитуляцию.

Имперский флот почти не пострадал.

Из тронного зала были видны обломки кораблей, медленно дрейфующие прочь, чтобы через некоторое время либо уйти в космос, либо на время стать шлаком на орбите планеты, который когда-нибудь в виде различной величины метеоритов упадёт на её поверхность. Где-то там же плавали обломки “Сокола” и антиллесовского “крестокрыла”. Как ещё одна жертва пропавшему будущему.

В тронном зале были только Вейдер и император. Ещё гвардейцы. Они снова застыли алыми изваяниями по обе стороны от дверей.

Они вернулись почти сразу после этого.

И вошли в зал тем немного западающим от поспешности шагом, который выдаёт тревогу, переходящую в сильную боль.

Остановились. Застыли.

И не ринулись к императору с намерением чуть ли не ощупать его и обнюхать только из-за своего железного профессионализма. Вейдер видел, как им этого хотелось. Они чувствовали, что чуть не произошла беда. Профессионал - это тот, чей глаз на детали отточен до такой степени, что сродни чутью Силы.

Палпатин встретил их лукавой, тщательно скрываемой в стариковских складках рта улыбкой.

Но гвардейцы увидели её в глазах. Те всё больше молодели и живой блеск их становились все ярче.

- Мальчика к медикам, - отдал он им приказ. - Очень хорошо обходиться. Но не давать делать глупостей.

Короткий поклон - и успокоенного разве что коротким кивком Вейдера Люка - увела за собой другая пара.

Они остались ждать.


Когда в тронный зал привели принцессу и её дружка без вуки, диспозиция там была примерно такая. Император сидел в кресле. Спиной не к тем, кто вошёл. Спиной к звёздам. Вейдер стоял рядом. По правую руку от кресла. И свою собственную отрубленную прикрыл плащом. Дыхательная система почти пришла в норму. И это было хорошо. Не то впечатление произвёл Тёмный лорд на повстанцев, встреть он их сипением изношенного механизма.

Когда отряд штурмовиков втолкнул в зал отчаянно брыкающуюся худосочную девчонку и её дружка-контрабандиста, Вейдер шагнул от трона императора и спустился вниз.

Возможно, девчонка испытывает де жа вю. Звезда смерти? Или Беспин? Не важно. Хан Соло ругается на хаттском. Повелитель тьмы ответил ему несколькими мерными фразами на том же. На контрабандиста это произвело впечатление, будто под ним всё же взорвали Звезду смерти. Он даже с лица спал. И отступил, потрясённый. Замечательно, мрачно подумал Тёмный лорд. Какое убийственное впечатление производит, оказывается, обнаружение мелких человеческих слабостей у машины для убийства.

- Поскольку мы с вами всё же нашли общий язык, Хан Соло, - сказал он так же мерно, - то надеюсь, наш с вами разговор всё-таки состоится.

- Как на Беспине? - прищурился контрабандист.

- А он у нас там был? - спросил его Вейдер. - Вы в основном кричали.

- Мерзавец, - сказала принцесса.

- Да, - ответил он. - И я вам сочувствую, ваше высочество.

-Х отите сказать, вы нас обоих убьёте, я так должна вас понимать? - кривящимися от ярости губами спросила принцесса. - Как Ландо и Веджа?

Тёмный лорд только приподнял под маской кожу надбровных дуг. Изо всех потерь флота их интересуют только эти. Как забавно.

- Убить вас могли и раньше, - в ритм дыханию ответил он. - А господа Калриссиан и Антиллес были уничтожены при попытке совершения террористического акта, который мог повлечь за собой не только гибель нескольких сот тысяч людей, но и угрожал существованию Империи в целом. На этом же основании были уничтожены две трети вашего флота. Вы удовлетворены?

- Нет! - плюнула Лея. - Они ещё ничего не начали делать - а вы заставили их броситься на щит!…

- Две трети флота?

- Вы издеваетесь.

- Конечно, - он это и не скрывал. - Появиться возле станции вместе с флотом, с целью проникнуть внутрь и взорвать её реактор после отключения щитов, это, безусловно, “ничего не делать”.

- Мы слышали разговоры в том ангаре, куда вы согнали всех пленных, - зло сказал контрабандист. - Они бросились на щит, потому что решили, что щит отключён.

-Это было их проблемой, не так ли?

- Вы внушили им это! - крикнула Лея.

- Не я, - он позволил себе улыбнуться.

-Вы убили их, - сказал Соло.

- Это война, - Тёмный лорд вновь позволил себе усмешку. - Вы с таким же удовольствием взорвали бы нас.

- Если представится возможность - взорву при первой же!

- Благодарю за откровенность.

Вскинула голову принцесса:

- Хватит издеваться, лорд Вейдер! Вы уже показали вашу суть, когда просто так бросили на щиты Веджа и Ландо, - она скривила губы в язвительной улыбке. - Только потому, что они, как вы говорите, были потенциально опасны. И вы говорите, что не собираетесь нас трогать, - она язвительно рассмеялась. - А мы, значит - не опасны? Хотя бы потенциально? И мы на Эндоре ничему не угрожали?!…

- Вы с вашими эвоками - нет.

Принцесса даже задохнулась и не смогла ответить. Вейдер своё глубочайшее презрение и не думал скрывать.

- Значит, не убьёте? - вдохнув опять, она снова бросилась в атаку. - Понятно! Дайте-ка я угадаю…Так значит, пытать?

- Ваше высочество, - он ничего не мог с собой поделать. Уж больно это было глупо. - Я никогда не забуду, как вы на первой Звезде смерти упали в обморок от одного вида шприца медицинского дроида.

- Медицинского дроида?!… - у принцессы началась стадия нового задоха. - Чёрный медицинский дроид?

- Да, ваше высочество.

- Зачем?!…

- Чтобы напугать вас до полусмерти, ваше высочество. Что с блеском и удалось.

- Зачем? - севшим голосом спросила принцесса.
Прим. ред. Может, «переспросила».

- Чтобы гранд-мофф поверил в реальность допроса, - ответил Вейдер. - Так вы бы у меня и минуты не протянули.

Принцесса стала холодна, как камень.

- Я вам не верю, - ледяным тоном сказала она. - Это очень в вашем стиле, лорд Вейдер: оскорблять беззащитных перед вами людей.

- Привыкай, дочка, - сказал он спокойно.

Принцесса задохнулась снова. Хан Соло рванулся из рук штурмовиков:

- Не смей над ней издеваться, чёрный урод!…

- Чёрная уродливая маска, - поправил его Вейдер. - Простите, господин Соло, но это не издёвка. Лея и Люк - мои дети. Так что позвольте представить вам заново вашу подругу: Лея Органа, урождённая Скайуокер, моя дочь.

После этого наступил долгий промежуток полного молчания. У девчонки вся кровь отхлынула от лица. А она сейчас опять в обморок упадёт, понял Вейдер. Что ж это она, при всей своей стервозности, такая чувствительная?

А вот контрабандист, кажется, поверил. Посмотрел в лицо своей возлюбленной - и поверил. Вейдер с усмешкой, скрытой под маской, смотрел на то, как Соло медленно отодвигается от…

Лея это тоже увидела. Взгляд её, обращённый к Соло, стал взглядом затравленного животного. Тот сглотнул и отвернулся.

- Вот видишь, - сказал Тёмный лорд девочке. - Как интересно реагируют люди, когда видят, что ты не такой…

Она, мгновенно взорвавшись, чуть не кинулась на него:

- Вы хотите убедить меня, что вас надо пожалеть? Так вот, у вас ничего не выйдет! Да, Хан, Люк - мой брат. А раз он сказал, что наш отец Вейдер… Мне наплевать на это! Вы ничего, кроме отвращения, мне не внушаете, Тёмный лорд! Мой отец - садист и убийца! Я не считаю вас своим отцом! Вы… нелюдь. Виновник, быть может, моей жизни! Но это значит только то, что я вас за это ещё больше ненавижу! Моя мать не зря спрятала нас от вас! Она-то знала, что вы из себя представляете! Да лучше жить, как Люк, на Татуине, чем рядом с вами…

-Но вы-то жили в королевском дворце на Альдераане, ваше высочество, - насмешливо прервал её Вейдер.

- Который вы взорвали.

- Собственноручно.

- Кажется, - язвительно бросила ему в лицо Лея, - вы гранд-моффа за руки не хватали.

- Мне только этого не хватало, - усмехнулся Вейдер.

- Значит, вы виновны…

- А у тебя очень хорошо получается, девочка, - донёся сзади из кресла задумчивый голос. - Твоя ненависть просто превосходна. И мне даже не надо предлагать тебе выпустить её наружу и дать собой завладеть.

Лея секунду смотрела на императора.

- С-старый сморчок! - вырвалось у неё.

Император поднял голову, так, что из-под капюшона стало лучше видно его лицо. Старческие губы образовали складку улыбки.

- Это твоя дочь, Вейдер.

Всё. Сказал - как холодом повеяло. Лея вдруг сжалась и отступила. И, кажется, испугалась. Контрабандист хмуро смотрел на всех вокруг.

- Нас убьют? - спросил он.

- Я повторяю, - ответил Вейдер, - вас давно убили, если б хотели.

- Тогда что? И где Люк?

- В медицинском отсеке…

- Что вы с ним сделали?! - взвилась Лея.

Ответ опять раздался из-за спины.

- У нас с ним, - императорские губы теперь сморщились в брезгливой складке, - вышел маленький спор. И я перестарался.

Контрабандист побледнел. Это уже не страх. Это холодная ярость.

- Сволочи, - сказал он. - И ты, тёмная нечисть, собственную дочку тоже, как сына? - он плюнул на пол, вложив в плевок всё своё презрение. - Мразь.

Вейдер порадовался на то, что штурмовики дисциплинированные люди. Они не будут никого бить ногами и заламывать руки, если о том не прикажет их господин. Им незнакомо чувство оскорблённости за командира. Они просто выполняют приказы.

- А куда дели вуки? - спросил он штурмовиков. Отвернувшись от плевка Соло и самого Соло.

Вперёд выступил командир.

- Он был слишком физически силён и неподконтролен, милорд. Мы решили дать ему дозу снотворного и так оттранспортировать в одну из камер станции. Прошу прощения, если поступил не верно.

- Всё верно, - махнул он перчаткой целой руки. - Здесь только его не хватало.

- И всё-таки вы сволочь, - сказал сейчас из-за его спины Хан Соло. Очевидно, он твёрдо решил добиться какой-то реакции на себя.

Добился. Вейдер задумчиво посмотрел на него.

- Что ж. Храбрости вам не занимать. Однако, это безрассудная храбрость.

- Вот уж без чего обойдусь - так это без ваших наставлений!

- Хотите умереть героем? - спросил его Вейдер.

Контрабандист хотел что-то сказать. Но замолчал. В интонации Тёмного лорда было нечто, что начисто отбивало охоту ему говорить хоть что-то.

Вейдер переждал паузу, за которую стало понятно, что Хан не скажет ничего. Тогда он холодно произнёс:

- Вас обоих отведут в камеры. Больше ничего в отношении вас предприниматься не будет. Я не могу позволить, чтобы по имперской станции на свободе разгуливали фанатики-террористы. Пока я считаю вас опасными для жизни людей и целостности объекта. И, пока я так буду считать, вы будете содержаться на положении военнопленных.

Хан поднял бледное лицо:

- Значит, это ты тут распоряжаешься, мордоворот? А старый сморчок, он просто для декору?…

Рука Тёмного лорда поднялась и опустилась. Соло отбросило на арматуру. Принцесса завопила. Контрабандист, взвыв и заскрипев зубами, попробовал подняться. Его больше всего убило то, что на него Вейдер пожалел даже своего знаменитого телекинетического захвата. Он просто дал ему пощёчину.

- Никто и никогда, - сказал Тёмный лорд, деля слова, - в моём присутствии не смеет оскорблять моего повелителя. Ты легко отделался, контрабандист, - кивок в сторону отряда: - Увести их. В камеры на общих основаниях, как военнопленных. Стандартный режим.

Он подождал, пока штурмовики поднимут на ноги ругающегося Соло. И уведут его вместе с принцессой, от горя и ярости плюющей какие-то ругательства.

- Запомните, вы мне - не отец!…

Очень было надо.

Когда тронный зал опять оглох тишиной, и в нём не осталось никого, кроме них с императором и гвардейцев, Вейдер медленно и тяжело повернулся к своему повелителю.

- Нам надо что-то делать, учитель…

Император поднял голову.

- Мальчики, - сказал он двум неподвижным алым фигурам, - за дверь, - и махнул маленькой старческой ладонью.


- Ты прав, конечно, - ответил император, зябко закутываясь в свой балахон. Почтительные подданные называли это мантией или хламидой. - Если нас не разомкнёт друг от друга, то я протяну самое большее ещё лет пятнадцать. Десять. И я не ручаюсь за состояние своего ума…

- Это я виноват…

Император прервал его нетерпеливым жестом.

- А ты после моей смерти не проживёшь и месяц. Такова грубая реальность, мой друг.

- Да, - ответил Вейдер.

- Пока мы замкнуты друг на друге, - медленно продолжил император, - никто не гарантирует нам, что то, что было, не повторится…

- Если б меня не замыкало на сыне!…

- Замолчи, - голос Палпатина прозвучал негромко. - Отрицательный опыт - тоже опыт. Главное, чтобы выводы, сделанные из него, помогли тебе в дальнейшем. И главное, - он поднял голову и усмехнулся своему ученику, - чтобы опыт этот не закончился фатально.

Тёмный лорд медленно кивнул.

- Проблему ты обозначил, - сказал Палпатин, ещё плотней закутываясь в балахон и почти подбирая под себя ноги. - Хотелось бы верить, что она имеет решение… - он встрепенулся, прислушался, улыбнулся. - О, - сказал он, - моя девочка сюда едет. Далеко, конечно, но уже рвёт сюда лапки… Переволновалась… - он внезапно хихикнул. - Ты знаешь, Вейдер, откуда она едет и куда я её посылал?

- Куда, повелитель?

- На Татуин. Убивать твоего сына.

Промежуток тупого молчания.

- Да, да, - кивнул император. - Это когда они все вместе пошли освобождать своего драгоценного Соло. Я приказал ей подсуетиться и убрать сопляка… Но у неё не вышло.

Промежуток тупого молчания закончился. Вейдер расхохотался.

- Какие же мы с вами два идиота, мой повелитель…

- Это есть… - император ещё глубже закутался в хламиду. - Холодно тут, Вейдер, - пожаловался он. - Кто строит такие большие и такие холодные тронные залы?

Вейдер повернулся к учителю, а потом немного неловко, ибо действовал одной рукой, отстегнул от своей амуниции плащ и одной рукой же накрыл им императора.

- Так лучше, учитель?

Палпатин усмехнулся, закутываясь в тяжёлое полотно:

- Намного…

Они снова подлили тишину. Император согревался. Вейдер его не торопил.

- Меня всегда интересовали выходы из безвыходных положений, - задумчиво произнёс император, в то время как его поза медленно расслаблялась от приливающего тепла. - В моей юности для меня это были чрезвычайно интересные логические задачки. Но никогда ещё от их решения не зависела моя жизнь. И жизнь моего ученика… Нет-нет, Вейдер. Я тебе скажу точно: пять лет мы с тобой ещё протянем. Катастрофа случится не завтра… Хотя… как знать… Вылез же из своей татуинской щели наш старый друг Кеноби… Постой-постой, - император привстал в кресле, - ты говоришь: ментальный контакт? У него с твоим сыном - ментальный контакт?

- Да, повелитель, - немного озадаченно ответил Повелитель ситхов. - Я в этом почти уверен. Его ощущения и мысли… Мальчишка видит это именно так. Но я могу проверить.

- Проверь, - кивнул Палпатин. - И как можно быстрее. Нам надо это точно выяснить. Если есть вход оттуда, то будет и вход туда.

- Но, насколько я понял, сам Люк не может контролировать этот канал. Он не может вызвать Кеноби. Старый хрыч является ему сам, когда пожелает.

- Старый хрыч, - эхом ответил император. - Или ещё кто-то… Ну, Вейдер, - хмыкнул Палпатин, - не мне тебе говорить, что твой сын и себя контролировать не может. Не то что - канал с миром Силы… Между прочим, это тоже часть комбинации. Люка до девятнадцати лет не учили ещё и для того, чтобы в сознательном возрасте манипулировать им, как придётся. Парень в этом деле совсем новичок, он и то, что лазерный меч к себе может подвинуть, уже принимает как чудо. А призрак Кеноби вообще… Но в нём есть, есть твой скепсис. И желание жить своими мозгами. И своими чувствами. На этом надо сыграть.

- А Лея?

Император засмеялся.

- Они с Марой прекрасную пару составят. Надо поручить моей девочке эту ненормальную. Они, конечно, сцепятся, но твоя дочка на Мару весь свой пыл истратит, нам будет легче… А она-то тебе как?

- Кошмар, - только и ответил Вейдер. - Я почти не жалею, что мы взорвали Альдераан.

Палпатин ему улыбнулся:

- Хорошие были времена, верно? И я был в своём уме, и сын твой рядом не маячил… Простая комбинация: с одной стороны Таркин с единомышленниками, с другой - мы с тобой. И принесло же туда Кеноби…

- Угу, - ответил ужас галактики лаконично. - Так что вы говорили о ментальном контакте?

- Нам надо воспользоваться этим каналом, - пояснил император. - Зацепить оттуда Кеноби. Или того, кто себя за него выдаёт.

- Смысл?

- Сначала зацепим, а потом смысл в этом искать будем, - проворчал император. Он стал совершенно домашним, что означало, что окончательно согрелся. - Энергетика из того мира велика, найти применение всегда можно… И, - он лукаво улыбнулся, - просто по-человечески, Вейдер. Если это всё же Кеноби. Ну, разве ты не хочешь просто посмотреть в бледную физиономию этого мерзавца и сказать: не вышло! Не улыбаться вам больше вашей мерзкой улыбочкой, мой дорогой учитель! Ни мне, ни сыну. Спорю, на его лице будет только одно: бежать, бежать… Ну, а если это не совсем он… Что же. Мы встретимся ещё с кем-то. И, возможно, это будет гораздо полезней… - император стал очень собран и деловит. - А знаешь ли, пока мы с тобой тут лясы точим… Шёл бы ты, Вейдер, к сыну прямо сейчас. Пока наш джедай или кто там ещё не успел испариться в мире Силы. Такие каналы, конечно, не рвут за пять минут, но что-то подсказывает мне, что наш старый знакомый сейчас усиленно пилит мостик между мирами. Останови его в его труде. Сейчас.

- Я… - Темный лорд дёрнулся, потом с досадой посмотрел на свои плечи. - Без плаща я чувствую себя…

- Так я тоже пойду, - император поднялся и легко сбросил с себя чёрный плащ ученика. Протянул ему обеими руками. - Я же не в тронном зале собираюсь жить. Апартаменты поуютней мне тоже, как-никак, построили. А гвардейцы меня проводят… Ты его всё равно одной рукой не пристегнёшь, - сказал он, глядя на попытки Вейдера восстановить свой плащ на плечах. - Пригнись. Нет, повернись спиной и встань на ступеньку ниже. Вот так, - он ловко щёлкнул застёжками. - Теперь можешь отправляться и пугать окружающих дальше. И, пожалуйста, в конце дня не забудь починиться.

- А также выпить перед сном стакан молока, - проворчал Вейдер. - Вы ещё посоветуйте мне есть по утрам манную кашу.

- Овсяную, - хмыкнул Палпатин. - Она полезней.

Они посмотрели друг на друга.

- Большую проблему надо решать по частям, - наставительно сказал император. - Иначе она придавит себя своей величиной и ты не сможешь сделать не шага. Иди к Люку и попытайся вытащить джедайскую морду на этот свет. Расскажешь о результатах. А пока, - он сделал шаг с возвышения вниз, - можешь проводить меня до двери.


Медицинский отсек.

Тёмный лорд вошёл в медицинский отсек широким шагом. Бледное вскинутое на него лицо сына. Не менее бледное лицо единственного человека-медика, у которого ампула для инъекций чуть не раздавилась в ладонях. Единственно нормально реагирующие на него медицинские дроиды.

Конечно. Это же не армия, где к нему привыкли.

Перед дверями лаборатории стояли два гвардейца. Они пропустили его. Он остановился рядом с ними на минуту, чтобы сказать:

- Император требует, чтобы пока Скайуокера охраняли только люди из Алой гвардии. У парня есть особые способности. Штурмовики потому не надёжны. Для подтверждения приказа свяжитесь с императором.

Теперь он был здесь. Взгляда на сына было достаточно, чтобы понять, что мальчишка скорей психологически раздавлен, чем серьёзно пострадал.

Превосходно.

- Свободны, - сказал он медику. - Идите к себе, вы здесь долго не понадобитесь. Кыш, - приказал он дроидам.

Когда они остались одни, глаза Люка приобрели величину каждый с погибший “Сокол”.

- Папа…

- Мама, - резко ответил лорд. - Говорю сразу: с твоей сестрой и её дружком всё в порядке. Они сейчас по камерам сидят.

- По камерам?!…

- А где ещё? Или мне им свою квартиру предоставить? Хорошая мысль, - хмыкнул Вейдер, садясь и разматывая плащ. - Запрём их в моей медицинской камере и пустим туда кислород. Через девять месяцев у тебя появится очаровательный племянник. Которого я, - жёстко, - заберу от счастливых родителей и буду воспитывать сам. Как тебе такой сценарий сюжета?

- Папа… ты не можешь…

- Даже не представляешь, насколько могу! И не такое. Но об этом потом. Я был прав, когда предположил, что ты общался с Кеноби после его смерти?

Люк испуганно кивнул. Тёмный лорд улыбнулся под маской. Великая сила, какой же он иногда растерянный и смешной. Или это на него молнии императора подействовали? А что, может быть. В умеренной дозировке это полезно. Теперь он хоть цитатами не шпарит.

- Ты похож на мою мать, - сказал он. - У меня была мать, знаешь? Твоя бабка. Её убили. Я её очень любил.

- Любил?… - на выдохе.

- Это было давно. Потом поговорим. Сейчас Кеноби. Как ты с ним общался?

- Я… - Люк затеребил край одежды. - Сначала он явился мне на Хоте и послал на Дагоба…

Вейдер не без юмора выслушал про явление Бена Кеноби во время снежного бурана.

- А если б ты замёрз, дурень? - спросил он. - Какое б было Дагоба? Этот старый идиот об этом подумал?

- Я не знаю, - сказал Люк упрямо. - Он сказал, чтоб я летел на Дагоба… И вообще-то он мне и раньше являлся. В виде голоса в наушниках. У первой Звезды.

- Не в наушниках, а в ушах, - наставительно произнёс Вейдер. - Если б он тебе в наушниках явился, то комлинк нас и с миром Великой Силы связать умеет… И что он тебе сказал?

- Доверься своим чувствам, Люк, - хмуро ответил парень. - А что? - вскинул голову упрямо: - Ты считаешь, я не должен был этого делать?

- Что?

- Взрывать станцию?

- А сам ты как думаешь?

Люк вздрогнул.

- Ну? - заинтересованным тоном спросил Тёмный лорд.

- Когда она бабахнула, - почти с ужасом ответил его отпрыск, - она бабахнула у меня как будто прямо в голове. Бен не предупреждал, что если я взорву станцию, то буду слышать, как они все умирают… Хотя, - лицо мальчика стало ожесточённым, - должен был. Он же слышал, как Альдераан взорвался, прямо из гиперпространства. А я… я же был прямо там!

- Бен Кеноби, - жёстко ответил Вейдер, - всегда забывает сказать именно самые важные вещи. Что я твой отец. Что именно он пытался сделать тебя сиротой. И сделал - если б у меня в последний момент не проснулся здравый смысл. Так. Следующее явление Кеноби миру?

- Что?

- Где в следующий раз ты его видел?

- На Дагоба… Когда он просил Йоду взять меня своим учеником…

- Йода жив?!…

От такой реакции Тёмного Лорда мальчик отшатнулся.

- Нет, - пробормотал он. - Он умер. Как раз перед тем, как я прилетел сюда.

Вейдер определённое время мрачно молчал.

- А учитель учителей, - процедил он сквозь зубы, - тоже не захотел оповещать тебя, кто твой отец?

Люк печально покачал башкой.

- Я его потом специально спросил, - ответил он всё так же печально. - Но он стал говорить, что очень устал - и умер… А потом пришёл Бен…

- Угу.

- Что?…

- Угу, я сказал. Давай дальше.

- Пришёл Бен и сказал, что я должен тебя убить. И что ты в определённом смысле уже умер. Но я не согласился! Я решил тебя спасти! А ты…

- Не спасся? - насмешливо спросил Повелитель ситхов.

- Почему ты не… почему ты императора не…

- Что? - подбадривающе спросил Вейдер.

- Почему ты не захотел… - Люк замолчал.

- Потому что этот человек спас мне жизнь, которую хотел отобрать у меня твой благочестивый Бен Кеноби, - сухо ответил Тёмный лорд. - А теперь давай к делу. Прочухался после молний?

- А?…

- Бэ. Я спрашиваю: голова не кружится? Не тошнит?

- Я, что, головой ударился?!

- Похоже… Вижу, что не кружится. А теперь вот что. Расслабься. И не рыпайся! Мне надо через тебя добраться до старого подонка.

- До какого подонка?!

- До Кеноби, - уже почти нетерпеливо пояснил Вейдер.

- Как добраться?…

- Ты можешь мне объяснить, в кого ты такой нервный? - раздражённо спросил его Вейдер. - На Беспине в шахту прыгнул, как ненормальный, хотя - с чего бы?

- А кто мне руку отрезал?!!!

Ага, ухмыльнулся про себя Тёмный лорд. Пошли нормальные человеческие чувства.

- Я, - ответил он. - А там ещё кто-то был рядом?

В ответ тупой взгляд Люка.

- Но… зачем? - спросил он потрясённо.

- В бою такое бывает, - ответил Тёмный лорд. - Ты хоть можешь себе представить, сколько я здесь, на Звезде, изворачивался, чтобы ненароком тебя не задеть? Хуже нет неопытного противника, которого ты не хочешь убить. А там ты меня ещё и ранил, - закончил он спокойно. - У меня координация движений после этого стала на порядок ниже. Вот и всё. Теперь, когда мы закончили с этим вопросом, может, ты мне всё-таки поможешь?

- А если не помогу? - вскинулся Люк.

- А ты не хочешь? - спросил его Вейдер вполне мирно.

- Наверное, хочу, - сказал после паузы Люк. Голос у него стал мрачным. - Он мне столько не договорил… Может, тебе скажет?

Тёмный лорд улыбнулся под маской. Ну всё, держись, учитель…

- А что я должен делать? - забеспокоился Люк.

- Ничего страшного. Откинься в кресле. Закрой глаза. Открой мне восприятие…

- Это как?

- Это значит, - терпеливо ответил Вейдер, - не рыпайся, когда почувствуешь контакт со мной. Ничего я тебе не сделаю.

- А Бену? - забеспокоился Люк по новой.

- И ему тоже, - хмыкнул Вейдер. - Что я ему могу сделать? Он в мире Великой Силы, а я здесь.

Только мы оба одарённые.

- Ладно, - ответил Люк, усаживаясь и нервно закрывая глаза. - Попробуй… А почему сейчас?

- А потому что сейчас, - отрезал Вейдер. - Не шебуршись.

- А что потом будет?…

- Ты будешь работать или нет?

Люк обиделся:

- Да пожалуйста! - и теперь крепко закрыл глаза.

Выйдя на тонкую ниточку их с сыном контакта, Вейдер осторожно потянул дальше…


Центр Империи (Корускант).

Вылезающее из-за шпилей и толстых цилиндров домов солнце медленно начинало освещать город. Окно кабинета директора разведуправления - одно из немногих, в которое видно небо.

Йсанне Исард поднялась из своего кресла и подошла к окну, хрустнув спиною. Всё. Теперь всё закончено. Хмыкнув, оглядела вид за окном. Ни одной машины. Ввиду чрезвычайного положения, объявленного после событий сегодняшней ночи, на всём Корусканте введён комендантский час. А в Империал-сити не допускается ни одна машина, если только допуск её не подтверждён тремя людьми в Империи. Императором. Лордом Вейдером. Или ею, директором разведуправления Йсанне Исард.

Вчера поздним вечером группа оголтелых фанатиков (конечно, поверила она в их оголтелый фанатизм) устроили бесчинства на Площади монументов и попытались раскачать и сбросить вниз статую императора. Ровно через пять минут туда прибыла рота штурмовиков и арестовала бесчинцев. У тех оказалось оружие. Завязалась перестрелка. Погибло трое мирных граждан, после чего штурмовики открыли огонь из парализаторов. Трупы Исард были не нужны. Ей было нужно живое подтверждение руки Альянса.

Сегодня ночью она говорила по дальней связи с императором. Превосходно. Вейдеру всё-таки удалось. Ну да. Она хмыкнула снова. Теперь и ей не надо будет изображать из себя эдакую психопатку. Директор разведуправления подмигнула себе в зеркало одним глазом. Зелёным. Задумчиво провела по волосам рукой и выложила на место две обесцвеченные пряди. Алый мундир обычно завершал впечатление. Во время безумцев надо быть безумной.

Что было делать. В Империи, где Император медленно съезжает с катушек, а главнокомандующий ему и себе в этом усиленно помогает, приходится прибегать к крайним мерам. Она было рада, что сдала папочку ещё в то время, когда Император был вполне адекватен. Её родной придурок снюхался с изменниками, которые имели сношения с таркиновской камарильей. Тогда операция прошла вполне чисто, а вот потом в высших эшелонах власти пошли крупные подвижки. Едва разговорчики даже во дворце о том, что Император медленно впадает в маразм, а Тёмный лорд гоняется за каким-то сопливым повстанцем, стали вестись почти вслух, заработала её агентура. После того, как к паре шишек из административного аппарата пришли ночью и предложили проследовать за ними, а потом их несколько суток мурыжили в подвальных кабинетах разведки на предмет изменнических разговоров и возможной связи с Альянсом - тут же всё как рукой сняло. Внезапная лояльность поразила всех по самое горло. Это не мешало этим мерзавцами пытаться плести интриги за её спиной и даже - о, наглость! - предлагать ей полунамёком войти с ними в сговор. На предмет будущего управления Империей.

Вся эта сволочь тут же столкнулась с грубым настоящим. Чистка была капитальная. А уж сколько раз роты штурмовиков и команды спецназа прочёсывали за один только месяц нижние ярусы Корусканта, и не сосчитаешь. А уж сколько таких чисток прошло по Империи в целом…

К сожалению, Альянс был под запретом. У императора и лорда Вейдера там были личные интересы. Ну что же. Она их не трогала. Но запрета на внедрение агентов ей же не поступало. Так что всё она о них всегда знала. И кто такой этот парень Люк Скайуокер, вычислила очень быстро. После чего у неё были, признаться, несколько дней серьёзного раздумья: а не попытаться ли устранить лорда Вейдера? У него задвиг на сыне-повстанце, и он близок к измене.

Потом решила, что не её дело решать за Императора. И в принципе вмешиваться в дело двух ситхов. Их ситховская Империя уникальна. Во главе её стоят два таких человека, которые обеспечивают её мощь иногда одним своим существованием. Чтобы разрушить эту центральную колонну, надо сто раз подумать. Не ровён час, весь купол рухнет…

Она испытала прямо-таки физиологическое облегчение, когда месяц назад лорд Вейдер внезапно прилетел на Корускант, после встречи с императором направился к ней и затребовал все разведанные по Альянсу. Она нутром почуяла: вот оно. Она выложила перед ним всю наработанную её агентами информацию и, когда он её просматривал, сказала:

- Я убеждена, милорд, Мон Мотма знает, что Люк Скайуокер - ваш сын.

Она шла ва-банк, но она выиграла. Ей было необходимо проверить реакцию Повелителя ситхов. Тот только слегка застыл над декой, потом повернул маску к ней и спросил:

- Да?

- Документ шестьдесят четвёртый, милорд, пожалуйста.

На самом деле это был не документ, а собрание донесений по теме. Вейдер весьма внимательно прочёл.

- Да, - сказал он. - Фамилия “Скайуокер” - слишком сильное совпадение. Плюс меч и способности. Плюс Татуин и Ларсы. Это только знамя восстания Лея Органа не видит дальше своего носа. А Мотмочка та ещё стерва.

- Я полагала, что вам следует знать это, милорд.

- Да, директор, - ответил Вейдер. - Мне нужно это знать.

- Позвольте продолжить?

- А есть ещё что-то?

- Да, милорд.

Вейдер удобней устроился в кресле:

- Я вас слушаю.

- Как вам известно, они готовят военное нападение на вторую Звезду смерти. Готовят по информации, переданной нашим агентом.

- Так.

- Однако взгляните вот ещё на что, - она вывела на деку ещё одно собрание донесений. - Практически на каждую достаточно важную планету Альянс переправляет сейчас или уже переправил группы, которые, по донесениям моих агентов, должны выступить в аккурат во время “Х”. А именно в то время, когда по их расчётам, будет взорвана станция. На многих планетах это движение задушат в зародыше. А кое-где оно может наделать бед. Но, самое важное. Вместе со своими действиями они должны будут распространять информацию об уничтожении станции и… Милорд, это прямые слова инструкции: гибели на ней императора и главнокомандующего.

Тёмный лорд, не выказав никаких внешних признаков эмоций, внимательно перечитал донесения агентов.

- Забавно, - сказал он. - Очень забавно…

- Могу я продолжить свою мысль?

- Я продолжу за вас, директор: наша рыжая дрянь собирается использовать сопляка в этом деле.

- Простите? Да, она знает, что он ваш сын. Но каким образом…

- Она считает, что я не смогу его убить, - жёстко ответил Повелитель ситхов. - За четыре года моих метаний за Альянсом я выдал себя всем и с головой… Ну что ж, - сказал он после паузы. - Я не мог притвориться лучше, чем тогда, когда был искренен.

- Следует ли понимать ваши слова, милорд, - сказала после паузы же Йсанне осторожно, - что вы пересмотрели своё отношение к сыну?

- Я пересмотрел отношение к себе, - резко ответил Вейдер.

- Прошу прощения…

- Не стоит, директор.

Он перечёл документы ещё несколько раз.

- Интересно, - произнёс он мрачно, - откуда эта рыжая кошка решила и с какого потолка она взяла, как именно будет развиваться сценарий действий?

- Я бы тоже хотела знать это, милорд. А ещё больше я бы хотела знать сам сценарий.

- Я тоже, - Вейдер перелистнул документы и выключил деку. - Я его не знаю. Но вы мне подали интересную мысль, директор Исард. Все силовые линии сходятся в…

Он замолчал надолго. То ли крепко задумался, то ли каким-то образом применял свои способности. Исард могла только догадываться об этом. Мысли читать она не умела и Силу воспринимать тоже не могла. Её успокоило в своё время то, что она поняла: Вейдер, как и Император, относились к своим способностям весьма прагматично.

- Что ж, - сказал в конце концов Тёмный лорд. - Вы дали мне весьма полезную информацию. Мы будем держать с вами связь, директор. Вы знаете, что император лично прибудет на Звезду смерти?

Исард кивнула. Только она, пожалуй, одна пока и знала об этом. И это беспокоило её больше всего.

Вейдер пристально посмотрел на неё через линзы.

- Не беспокойтесь, - сказал он и сквозь ритм дыхания прорвалась его усмешка. - Я буду с моим повелителем. С ним, а не с сыном. Посмотрим, что получится. Хотя я, - кажется, он поморщился, - до конца буду подозревать какую-нибудь неучтённую пакость.

- Я тоже, - призналась Исард.

Тёмный лорд стал даже слишком серьёзен. И это при том, что он и раньше не радовался, как ребёнок.

- Учтите, - сказал он сурово. - На этого сопляка воздействуют слишком сразу и со многих сторон. Сообщаю вам, что со стороны его джедайской природы на него тоже оказывают колоссальное давление.

Исард кивнула. Она любую информацию такого рода от Вейдера воспринимала, как донесение с недоступного ей сектора или региона.

- Я не верю в совпадения, директор. И если одновременно в аналоге ума уже умершего джедая… стоп, когда-то он был джедаем не умершим. В мозгах старого джедая, который косвенно, но совершенно однозначно воспитал моего сына, и в уме рыжего бывшего сенатора, с которым этот старый джедай в своё время был хорошо знаком, возникла одна и та же схема…

- То можно предположить, что они подготовили её раньше и совместно, - закончила за него Исард. - В таком случае, Мотме не надо было копать вообще. Она уже знала, кто такой этот новый молодой повстанец. Ей Кеноби донёс. Это только ваш, простите, сын, считает, что его учитель не выезжал двадцать лет с Татуина. У Альянса связи есть. И деньги. Он, конечно, был осторожен, засветка ему не была нужна, но по определённому коду и выделенному каналу они сноситься всегда могли бы.

Тёмный лорд насмешливо фыркнул:

- Вот тебе и мир великой Силы. Старый вшивый заговорщик…

- Мотма опасна, милорд, и, если мы продолжим не обращать на неё внимания.

- Обратим, - ответил Вейдер с настолько той, прежней интонацией, что Исард с трудом не улыбнулась.

Кажется, главнокомандующий имперских вооружённых сил, Повелитель ситхов и Владыка тёмных лорд Дарт Вейдер пережил свой кризис отцовства.

От милорда не имело смысла скрываться. Он всегда чувствовал эмоцию того, с кем говорит. Исард могла бы поклясться, что Тёмный лорд, пусть и мрачно, но скривил губы в ответной улыбке.


Место под названием нигде.

- Итак, - сказал высокий, жилистый, с чёрной, как эбонит, кожей мужчина. - Мы прошляпили партию. Теперь кто-нибудь может мне сказать - как?

Повадки его и его движения обозначали его самого как тип смертельно опасного бойца, который может одним прикосновением к энергетически важной точке лишить жизни и рассудка или подавить волю.

- Всё было сделано правильно, - ответил его собеседник.

- Правильно, - наставительно сказал первый, - это когда всё получается. Мы же налицо имеем блистательный провал. А вы говорили мне, что Кеноби всё рассчитал.

- Кеноби сам был нашим орудием, но также и идеалистом…

- Вот именно.

- И он действовал в соответствии со своими представлениями о мире.

- Вы никогда не пытались учитывать психологические особенности тех, с кем работаете?

- Я не могу учитывать всё! Тем более…

- Обязаны.

- Тем более, что я учитывал. Но психика живого существа - это вам не математическая формула, мессир. Я, в конце концов, не обязан ни у кого копаться в подсознании…

- Обязаны.

- Спасибо.

- Пожалуйста. За что мы вам деньги платим?

- Давайте предположу. За то, чтобы я молчал, когда меня ругают?

Чернокожий воин-убийца промолчал на этот ответ. Лицо его стало жёстким.

- Вообще-то, эмиссар, я с полным основанием могу вас дисквалифицировать.

-Не можете. Я веду это направление уже несколько десятков лет. Если вы найдёте второго такого профессионала - я сам себя повешу на ближайшем суку.

- Дюралюминиевой штанге.

- Если вам угодно.

- Хорошо. Ваша взяла. Но учтите…

- Да неужели?

Чернокожий воин нахмурился:

- Что вы этим хотите сказать?

- Всего лишь то, мессир, что я пока не собираюсь ничего учитывать, кроме того, что произошло. Давайте разберём нашу ошибку. Кеноби предполагал, что хорошо знает мальчишку, а также своего ученика. Но он не предположил, что привязанность лорда Вейдера к императору основана не на подчинении и вынужденной привязке, а на преданности и практически на аналоге любви. Теперь, мессир, я бы хотел, чтобы вы мне честно ответили на один маленький вопрос. Вы это предполагали?

Воин помедлил. Нехотя ответил:

- Нет.

- Прекрасно, мессир. Продолжим наши логические изыски. Мы считали, что Вейдер с императором связаны напрямую. Что Вейдера такая связь и зависимость от безумного человека должна тяготить. Сами знаете: дедушку, конечно, все любят, а когда того разобьёт паралич и из-под него судно выносить надо, всем как-то некогда становится, и мысли приходят по поводу: скорей бы ты умер, старый болван… Человек существо эгоистическое, альтруизм наносной грунт. А уж с Вейдером-то, который у нас сверхэгоист, такого и вовсе не предполагалось?

- Да, - столь же нехотя ответил воин.

- Так вот, вынужден вас разочаровать, мессир. Вейдер воин, и это его основополагающее качество. Я хочу сказать, что это у него в крови, а кровь у него особая. Джедаи додумались только до того, чтобы в этой крови количество мидихлориан измерить, и тут же обозначили его как избранного. Кем избранного, они не уточняли, ну да не будем об этом, с религиозным человеком что разговаривать, у него то боги избирают, то Сила, и уж обязательно для чего-то капитального. Например, восстановить баланс…

- Короче.

- А короче не получится, мессир. У нас с вами ведь разбор полётов. Так сказать, почему Звезда смерти не взорвалась…

- Перестаньте хохмить.

- Как странно вы меня понимаете, мой коммандер. Я ведь только хочу сказать, что у Вейдера кровь и впрямь древняя, такой концентрации мы ещё не встречали, он одним своим появлением этот самый баланс нарушил, только не Силы, а космической закономерности… мы уж и так и так старались, чтобы он по-крупному психанул и помутил себе мозги. Набег тускенов на матушку, опять-таки, жёнушка его, зацикленная на политике, которая дальше политики своей ничего не видела, но которую он почти беззаветно любил, как только такие любить могут… Жаль, у неё просветление после того, что Кеноби сделал с её мужем, наступило, пришлось убрать, хотя тогда нам это было даже на руку. Сначала она его заложила, а потом он её придушил, всё шито-крыто, идеально. Я не говорю уж о том, самом первом, джедае, которого пришлось убить сразу, они вместе с мальчишкой были слишком опасны… Чистенько всё было очень потом, идеологически подкованный магистр Винду, Оби-Ван, который тут же забыл, что у его учителя с Мейсом всегда были контры, теперь он только что в рот магистру не смотрел и его высказывания гениальные не записывал… Кеноби влиянию вообще очень легко поддаётся, мы это выяснили, причём почти любому, главное, чтобы это находило отклик в его душе. А уж если ты внушишь, что это его долг перед Галактикой, он и вовсе вдруг очень изобретательным делается, и даже подлым, всё ведь ради высокой цели. Ну кто, кроме него, смог добежать до Мустафара и с мечом на ученика пойти, а потом, коль скоро умений не хватало, ноги ему подрезать и бросить в ямку с лавой? Там Вейдера-Скайуокера как раз и сгубила его древняя кровь, у него в мозгах не помещалось, как можно убить учителя, и как учитель всерьёз может захотеть убить своего падавана… Ему же, болвану благородному, в жизни не понять, что Кеноби перед собой уже не ученика видел, а исчадие Тьмы, ну, сами знаете: Тьма его душу захватила, и это уже не ученик твой, а кто-то чужой, который занял знакомую телесную оболочку. Этот трюк всегда проходит. Только скажи им, что твой друг - не твой друг, а наглый узурпатор, занявший его тело, все они, хоть тыщу лет уже не верят, сразу вселяющегося дьявола вспоминают: стреляй, это уже не Уилл!

- Ваше красноречие, эмиссар, меня просто завораживает.

- А это не красноречие, это разбор полётов, как я уже говорил… В чём джедаи прокололись и, увы, признать должен, мы прокололись тоже, так это в том, что старый ситх-то почти душу свою отдал, чтобы вытащить из смерти своего будущего ученика… Оставим пока за скобками, зачем он это сделал, я-то лично полагаю, что он просто взвыл, как представил себе своё будущее одиночество… И не поскупился после этого такую цену заплатить, которая чревата многими неприятными вещами. Вейдер этого не забыл. А ещё хуже то, что мы не учли, что эти двое за двадцать-то лет, успели привязаться друг к другу, и эта умная змея сумела его успокоить и утешить, и теперь уже не важно, из-за чего Палпатин тогда Анакину помог, теперь-то император Вейдера любит, почти как сына, а тот его почти как отца… И вся эта хрень, уж вы меня простите за выражение, с Люком, на фоне привязки их двоих ничего не стоила. Ну, пометался Вейдер, кровь-то у него, как я вам уже говорил, древняя, такие своих детей не бросают. А как увидел, что его метания, при их-то сильной связи с императором, действуют на его учителя просто убойно, тот за четыре последних года так сдал, как не сдавал за первые почти двадцать, так и опомнился. Мы это проглядели, а Вейдер ведь сам себя проанализировал, обозвал дураком и выработал план действий. И ведь всё учёл. В данном случае снимаю перед ним шляпу. Он просто молодец. Только вот у нас с вами, мессир, теперь одна небольшая, но катастрофически нерешаемая проблемка: император-то опять в себе. Их, разрешите заметить, снова двое. А уж против ума Палпатина…

- Ты думаешь, он знает про нас?

- А если и нет, он же теперь все события сложит и догадается. Вот уж действительно ситх подери, и я вам, мессир, должен заметить, что не так его силы боюсь, как его ума. Вот его настоящая сила. И в этом раскладе мы с вами, мессир, оказываемся перед лицом пренеприятнейшего факта: против нас выступает теперь один из самых сильных противников, каких я только знаю. Возможно, самый сильный. С Палпатином я бы за одну шахматную доску не сел: разденет, догола разденет! Самый неприятный факт заключается в том, что мы именно что вынуждены сесть сейчас с ним за одну доску. У нас с вами пока есть только одно преимущество: мы можем сделать первый ход. И он должен быть снова направлен против Вейдера.

- Не Палпатина? Он ведь уже сдвигался.

- Ах, мессир, вы даже не представляете, с каким бы удовольствием я передавил его стариковскую обвислую шейку. Не выйдет. Этот монстр себя контролировать ещё очень долго будет. Именно потому что уже сдвигался…

-И в таком случае - что за ход?

Насмешливая улыбка:

- Самое уязвимое сейчас место, мессир. Связка…


Промежуток между картинами.
Миллиарды лет вперёд.
Размышления об астрономии.


Пылая мириадой звёзд
(их свет сглотнула мгла)
Сквозь чёрных бездн глухой нарост
Галактика плыла.

И свет её своим теплом
Рождённых там дарил.
И это был огромный дом
Всех, кто дышал и жил.

И свет её дошёл до нас,
И то, что видим мы сейчас,
Давно сглотнула мгла.

Их смех погас, их плач затих,
И темнота накрыла их,
И смерть их унесла.

Галактики той больше нет.
Но нас её коснулся свет.

Дальше...

Назад...


  Карта сайта | Медиа  Статьи | Арт | Фикшен | Ссылки | Клуб | Форум | Наши миры

DeadMorozz © was here ™